дополнительная площадь очередность

Превью статьи:

 Основания признания нуждающимися в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства.…Комментарий ГАРАНТаРешением ВК Верховного Суда РФ от 4 марта 2003 г. N ВКПИ 03-5, оставленным без изменения Определением Кассационной коллегии от 29 мая 2003 г. N КАС 03-183 решение оставлено без изменения, пункт 11 настоящих Правил признан не противоречащим действующему законодательству.11. Право военнослужащих и граждан, уволенных со службы, на дополнительную жилую площадь, предусмотренную Федеральным законом «О статусе военнослужащих», не является основанием для постановки на очередь на получение жилых помещений или улучшение жилищных условий. Порядок предоставления жилищной субсидии военнослужащим, гражданам, уволенным с военной службы, признанным нуждающимися в жилых помещениях, и членам их семей Начальник управления кадров Главной военной прокуратуры генерал-майор юстиции Игорь Триполев Порядок предоставления жилищной субсидии военнослужащим, гражданам, уволенным с военной службы, признанным нуждающимися в жилых помещениях, и членам их семей Основные права, гарантии и преимущества военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей в части обеспечения жилыми помещениями определены в Федеральном законе от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих». Анализ правовых норм позволяет объединить все существующие формы реализации жилищных прав военнослужащих по контракту в три группы, каждая из которых предусматривает различные способы их реализации, путем предоставления: 1) жилых помещений в натуральном виде (размещение в казармах, предоставление жилых помещений в общежитиях, служебных жилых помещений, жилых помещений маневренного фонда, предоставление для проживания арендуемых воинскими частями жилых помещений, предоставление жилых помещений по договору социального найма и в собственность бесплатно); 2) специальных прав и преимуществ (по желанию военнослужащего право на вступление в жилищно-строительные…

 Основания признания нуждающимися в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства.

Комментарий ГАРАНТа
Решением ВК Верховного Суда РФ от 4 марта 2003 г. N ВКПИ 03-5, оставленным без изменения Определением Кассационной коллегии от 29 мая 2003 г. N КАС 03-183 решение оставлено без изменения, пункт 11 настоящих Правил признан не противоречащим действующему законодательству.

11. Право военнослужащих и граждан, уволенных со службы, на дополнительную жилую площадь, предусмотренную Федеральным законом «О статусе военнослужащих», не является основанием для постановки на очередь на получение жилых помещений или улучшение жилищных условий.

Порядок предоставления жилищной субсидии военнослужащим, гражданам, уволенным с военной службы, признанным нуждающимися в жилых помещениях, и членам их семей

Начальник управления кадров Главной военной прокуратуры генерал-майор юстиции Игорь Триполев

Порядок предоставления жилищной субсидии военнослужащим, гражданам, уволенным с военной службы, признанным нуждающимися в жилых помещениях, и членам их семей Основные права, гарантии и преимущества военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей в части обеспечения жилыми помещениями определены в Федеральном законе от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих». Анализ правовых норм позволяет объединить все существующие формы реализации жилищных прав военнослужащих по контракту в три группы, каждая из которых предусматривает различные способы их реализации, путем предоставления: 1) жилых помещений в натуральном виде (размещение в казармах, предоставление жилых помещений в общежитиях, служебных жилых помещений, жилых помещений маневренного фонда, предоставление для проживания арендуемых воинскими частями жилых помещений, предоставление жилых помещений по договору социального найма и в собственность бесплатно); 2) специальных прав и преимуществ (по желанию военнослужащего право на вступление в жилищно-строительные (жилищные) кооперативы, на получение земельных участков для строительства индивидуальных жилых домов); 3) денежных выплат (жилищная субсидии для приобретения или строительства жилых помещений, получение денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений, обеспечение государственными жилищными сертификатами для приобретения жилых помещений, участие в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих). Форма жилищного обеспечения военнослужащих – субсидия для приобретения или строительства жилого помещения (далее – жилищная субсидия) законодательно выделена с 1 января 2014 года и предоставляется: военнослужащим – гражданам, заключившим контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 года (за исключением курсантов военных профессиональных образовательных организаций и военных образовательных организаций высшего образования), и совместно проживающим с ними членам их семей, признанным нуждающимися в жилых помещениях; военнослужащим – гражданам, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, признанным нуждающимися в жилых помещениях, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более; гражданам, уволенным с военной службы, общая продолжительность военной службы которых составляет 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более, не обеспеченным на дату увольнения с военной службы жилищной субсидией или жилыми помещениями и находящимся на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях по последнему перед увольнением месту военной службы; членам семей военнослужащих (за исключением военнослужащих, участвовавших в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих), погибших (умерших) в период прохождения военной службы, и членам семей граждан, проходивших военную службу по контракту и погибших (умерших) после увольнения с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более, а при общей продолжительности военной службы 20 лет и более – вне зависимости от основания увольнений, признанным нуждающимися в жилых помещениях или имевших основания быть признанными нуждающимися в жилых помещениях до гибели (смерти) военнослужащего или гражданина, уволенного с военной службы. Порядок предоставления жилищной субсидии устанавливается федеральным органом исполнительной власти или федеральным государственным органом, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба. Рассмотрим данный порядок в отношении военнослужащего, проходящего военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации (приказ Министра обороны Российской Федерации от 21 июля 2014 г. № 510). Военнослужащий, признанный в установленном порядке нуждающимся в жилом помещении и изъявивший желание получить жилищную субсидию, представляет в уполномоченный орган Министерства обороны Российской Федерации в сфере жилищного обеспечения военнослужащих (далее –Регионжилье) договор об открытии банковского счета и заявление о перечислении жилищной субсидии с указанием реквизитов банковского счета, подписанное им и всеми членами его семей. Регионжилье не позднее чем через десять рабочих дней со дня получения сведений из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним о правах военнослужащего на жилые помещения на всей территории Российской Федерации принимает решение о предоставлении ему жилищной субсидии (далее – решение). Затем Регионжилье в течение трех рабочих дней упомянутое решение с необходимыми документами направляет в соответствующее управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации в субъекте Российской Федерации (далее – финансовый орган), а его копию – военнослужащему. Жилищная субсидия предоставляется военнослужащему путем ее перечисления на указанный в заявлении банковский счет. Финансовый орган в течение трех рабочих дней с даты поступления информации о перечислении жилищной субсидии на банковский счет военнослужащего уведомляет об этом Регионжилье, которым принимается решение о снятии этого военнослужащего с соответствующего учета. Предоставленная жилищная субсидия может быть использована исключительно в целях приобретения или строительства жилого помещения (жилых помещений) на условиях, при которых они утратят основания для признания их нуждающимися в жилых помещениях. Размер жилищной субсидии устанавливается в соответствии с Правилами расчета субсидии для приобретения или строительства жилого помещения (жилых помещений), предоставляемой военнослужащим – гражданам Российской Федерации и иным лицам в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих», утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 3 февраля 2014 года № 76 (далее – Правила), по формуле: P = H × С × Кс , где: Н – норматив общей площади положенного военнослужащему жилого помещения; С – норматив стоимости одного квадратного метра общей площади жилого помещения по Российской Федерации, определяемый Министерством строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации; Кс – поправочный коэффициент с учетом общей продолжительности военной службы. Норматив общей площади жилого помещения устанавливается в следующих размерах: 33 кв. м – на одиноко проживающего военнослужащего; 42 кв. м – на семью из двух человек; 18 кв. м – на каждого члена семьи из трех и более человек. Уменьшается указанный норматив на общую площадь жилых помещений: принадлежащих военнослужащему или членам его семьи на праве собственности; занимаемых военнослужащим или членами его семьи по договору социального найма, в случае если в отношении этой площади указанными лицами не взято на себя письменное обязательство о расторжении договора социального найма, ее освобождении и передаче органу, предоставившему жилые помещения; если в результате совершенных военнослужащим или членами его семьи действий и гражданско-правовых сделок уменьшился размер занимаемых (имеющихся) жилых помещений или в отношении них произведено отчуждение. Норматив увеличивается на 15 кв. м при наличии у военнослужащего права на дополнительную жилую площадь. К таким военнослужащим относятся: имеющие воинское звание полковника, ему равное и выше, проходящие военную службу либо уволенные с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, командиры воинской части, военнослужащие, имеющие почетное звание Российской Федерации, военнослужащие – преподаватели военной профессиональной образовательной организации или военной образовательной организации высшего образования, военной кафедры при государственной образовательной организации высшего образования, военнослужащие – научные работники, имеющие ученую степень и (или) ученое звание. При наличии права на дополнительную площадь жилого помещения по нескольким основаниям учитывается право по одному из них. Таким образом, военнослужащим, которым гарантировано право на дополнительную общую площадь при предоставлении жилья в натуральном виде в пределах от 15 до 25 кв. м, Правилами установлен фиксированный размер дополнительной площади для расчета размера жилищной субсидии – 15 кв. м. Рассмотрим порядок расчета на следующем примере. Военнослужащему, имеющему воинское звание полковника, выслугу 20 лет, с составом семьи четыре человека, положено жилье общей площадью 72 кв. м и дополнительно от 15 до 25 кв. м (т.е. минимальная общая площадь квартиры составит 87 кв. м, максимальная – 97 кв. м). Размер жилищной субсидии рассчитывается исключительно из минимального размера 87 кв. м и с применением поправочного коэффициента 2,375 составит 7 688 103 рублей. Расчет размера жилищной субсидии осуществляется без учета проживания в конкретном регионе, за основу берется норматив стоимости одного квадратного метра общей площади жилого помещения по Российской Федерации, который на первое полугодие 2017 года утвержден в размере 37 208 руб. (пункт 1 приказа Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации от 22 декабря 2016 года № 1003/пр). Поправочный коэффициент устанавливается в интервале от 1,85 до 2,75 в зависимости от выслуги лет военнослужащего в календарном исчислении: от 10 до 16 лет военной службы – 1,85; от 16 до 20 лет военной службы – 2,25; от 20 до 21 года военной службы – 2,375; с 21 года поправочный коэффициент увеличивается на 0,075 за каждый год военной службы более 21 года – до 2,75 включительно. После возникновения права на получение жилищной субсидии военнослужащий может продолжать военную службу и не использовать положенные денежные средства, поскольку чем больше выслуга лет к моменту увольнения, тем выше сумма жилищной субсидии для реализации жилищных прав. В случае несогласия военнослужащего с расчетом размера жилищной субсидии он вправе обратиться с исковым заявлением в суд. Например, полковник С., подлежащий увольнению с военной службы по состоянию здоровья, имеющий выслугу более 13 лет, обратился в суд с заявлением, в котором просил признать незаконным произведенный ему расчет жилищной субсидии с использованием поправочного коэффициента 1,85 вместо 2,375, поскольку он проходит военную службу по контракту в распоряжении командира воинской части, состоит на жилищном учете и подал рапорт на увольнение с военной службы по состоянию здоровья в связи с признанием его ограниченно годным к военной службе. Представитель жилищного органа свое решение о расчете жилищной субсидии с применением поправочного коэффициента 1,85 мотивировал тем, что полковник С. подпадает под действие пункта 7 Правил, так как имеет выслугу лет от 10 до 16 лет. Суд признал незаконным применение жилищным органом меньшего поправочного коэффициента 1,85 при расчете С. жилищной субсидии, обязал жилищный орган повторно рассмотреть вопрос о размере положенной заявителю жилищной субсидии.

В силу п. 2 Правил, расчет субсидии осуществляется федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным закономпредусмотрена военная служба. Анализ приведенных выше норм свидетельствует о том, что право военнослужащих и совместно проживающих с ними членов их семей на обеспечение жилыми помещениями, в том числе в форме предоставления жилищной субсидии, должно реализовываться в порядке и на условиях, установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Федеральный закон «О статусе военнослужащих» определяет основы государственной политики в области правовой и социальной защиты военнослужащих, граждан Российской Федерации, уволенных с военной службы, и членов их семей. Пункт 8 статьи 15 названногоЗакона устанавливает , что офицеры в воинских званиях полковник , ему равном и выше, проходящие военную службу либо уволенные с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, а также командиры воинских частей, военнослужащие, имеющие почетные званияРоссийской Федерации, военнослужащие — преподаватели военных образовательных учреждений профессионального образования,военных кафедр при государственных образовательных учреждениях высшего профессионального образования, военнослужащие — научные работники, имеющие ученые степени или ученые звания , имеют право на дополнительную общую площадь жилого помещения размером не менее 15 квадратных метров и не более 25 квадратных метров.

Право на получение дополнительной общей площади жилого помещения (либо дополнительной жилой площади) по своему характеру является льготой, предоставляемой, в частности, военнослужащим с учетом их особого правового статуса, обусловленного характеромвоенной службы, предусматривающей выполнение ими специфических задач обороны страны, сопряженных с опасностью для их жизни и здоровья, а также с иными специфическими условиями прохождения военной службы.

Также пунктом 28 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 г. № 8 «О практике применения судами законодательства овоинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» разъяснено, что во избежание нарушения прав военнослужащих на дополнительную общую площадь жилого помещения в соответствии с пунктом 2 статьи 15 .1 Федерального закона «О статусе военнослужащих» судам следует исходить из того, что такое право сохраняется

за офицерами в воинском звании полковника , емуравном и выше, не только проходящими военную службу, но и уволенными с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями. ( Поскольку ФИО1, имеющий воинское звание полковник , был уволен с военной службы по истечении срока контракта, то право на обеспечение жилым помещением с учетом права на дополнительную жилую площадь не имеет, то есть суд первой инстанции пришел к верному выводу,)

Иные категории военнослужащих (например, командиры воинских частей в воинском звании до подполковника, капитана 2 ранга включительно) имеют право на дополнительную общую площадь жилого помещения только в период прохождения военной службы. 

Содержание названных правовых норм указывает на то, что преподаватели военных образовательных организаций высшего образования при обеспечении жилым помещением имеют право на дополнительную общую площадь жилого помещения только в период прохождения военной службы в должности преподавателя.

Поскольку заявитель был зачислен в распоряжение в связи с невозможностью увольнения с военной службы до обеспечения жильем, а не для решения вопроса о дальнейшем прохождении военной службы, его нахождение в распоряжении не может служить основанием для сохранения за ним права на обеспечение жилым помещением с учетом права на дополнительную жилую площадь .

ИСКЛЮЧЕНИЕ ИЗ ПРАВИЛ ( нахождение в распоре с дальнейшем сл предназначением) 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-21/2015 (АГ-897/2015)

15 января 2015 года Санкт-Петербург

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОКРУЖНОЙ ВОЕННЫЙ СУД

в составе:

председательствующего

Басова А.И.,

судей:

Позднякова С.И.,

Яковлева А.Г.,

при секретаре

Сидорчук Е.А.,

рассмотрел в судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе заявителя на решение 224 гарнизонного военного суда от 7 октября 2014 года по заявлению Горбова С.Л. об оспаривании решения Федерального государственного казенного учреждения «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации (далее – ЗРУЖО), связанного с отказом в предоставлении по договору социального найма распределенного жилого помещения.


Заслушав доклад судьи Яковлева А.Г., объяснения заявителя Горбова С.Л. и его представителя Галивец В.Н., поддержавших жалобу, окружной военный суд 
 

УСТАНОВИЛ:



Горбов обратился в военный суд с заявлением, в котором просил признать незаконным и отменить решение ЗРУЖО от 21 мая 2014 года №03-31/88 об отказе в предоставлении по договору социального найма распределенного жилья, а также обязать в последующем при распределении жилья учитывать его право на дополнительную общую площадь жилого помещения.

224 гарнизонный военный суд решением от 7 октября 2014 года отказал Горбову в удовлетворении заявления.

Суд пришел к выводу, что Горбов, освобожденный от занимаемой должности и зачисленный в распоряжение, по смыслу пункта 2 статьи  Глава II. Права и свободы военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15.1. Норма предоставления площади жилого помещения. Общая площадь жилого помещения»>15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих» не имеет права на дополнительную общую площадь жилого помещения, в связи с чем распределенная квартира превышает установленную законом норму предоставления на 21,6 кв.м. общей площади.

В апелляционной жалобе заявитель Горбов, ссылаясь на неправильное истолкование закона и отсутствие всестороннего исследования доказательств, просит обжалуемое решение отменить и принять по делу новое решение о полном удовлетворении его требований.

Автор жалобы считает, что не утратил право на дополнительную общую площадь жилого помещения, которое имел как преподаватель военно-учебного заведения до освобождения от должности и зачисления в распоряжение. Это полностью соответствует законодательству, разъяснениям директора Департамента жилищного обеспечения Минобороны России, директора правового департамента Минобороны России, а также сложившейся судебной практике.

Суд не учел длительность бездействия должностных лиц Минобороны России, которые с 31 августа 2011 года не предпринимали действенных мер по жилищному обеспечению заявителя.

Рассмотрение же дела в отсутствие не являвшегося в судебные заседания ЗРУЖО, как будто бы знавшего об исходе судебного процесса, по мнению автора жалобы, свидетельствует о нарушении судом принципа состязательности, а также о вынесении обжалуемого решения не на основе имеющихся доказательств.

Рассмотрев материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, окружной военный суд полагает необходимым отменить решение суда первой инстанции по следующим основаниям.

Поскольку Горбов непрерывно проходит военную службу с 1987 года, то в силу пункта 1 статьи  Глава II. Права и свободы военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15. Право на жилище»>15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» он относится к военнослужащим, которые при наличии установленных законом оснований вправе претендовать на получение по месту прохождения военной службы при ее продолжительности свыше пяти лет постоянного жилья на общих основаниях.

Вступившим в силу решением 224 гарнизонного военного суда от 14 ноября 2013 года о восстановлении Горбова на учете нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма в Санкт-Петербурге, установлено, что он поставлен на данный жилищный учет 9 декабря 2009 года (т.1 л.д.48-53).

Приказом Главнокомандующего ВМФ от 1 декабря 2010 года №291 Горбов назначен на должность начальника цикла академии (т.1 л.д.6), которая отнесена к преподавательским должностям (т.1 л.д.87).

Начальник академии приказом от 31 августа 2011 года №129 освободил заявителя от занимаемой должности и зачислил в свое распоряжение в связи с организационно-штатными мероприятиями (т.1 л.д.8).

В соответствии с действовавшим тогда пунктом 8 статьи  Глава II. Права и свободы военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15. Право на жилище»>15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащие — преподаватели военных профессиональных образовательных организаций или военных образовательных организаций высшего образования имеют право на дополнительную общую площадь жилого помещения размером не менее 15 кв.м. и не более 25 кв.м.

Следовательно, поставленный на жилищный учет Горбов во время исполнения обязанностей по воинской должности преподавателя военно-учебного заведения, как отвечающий вышеперечисленным требованиям, до зачисления в распоряжение был вправе претендовать на получение от государства постоянного жилья с учетом указанного права на дополнительную общую площадь жилого помещения.

Анализ положений статьи  Раздел VI. Военная служба > Статья 42. Воинские должности»>42 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» и статьи 13 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного указом Президента РФ от 16 сентября 1999 года №1237, в их взаимосвязи позволяет сделать вывод о том, что прохождение военной службы в распоряжении (не на воинской должности) обуславливается обстоятельствами, не зависящими от военнослужащего. 

Такое изменение служебно-должностного положения носит исключительный характер, предопределяется необходимостью разрешения вопросов дальнейшего прохождения военнослужащим военной службы и ограничивается конкретными сроками.

Как следует из материалов дела, во время прохождения военной службы по контракту на воинской должности преподавателя военно-учебного заведения государством в лице Минобороны России в отношении Горбова не был исполнен Закон в части обеспечения жилым помещением по договору социального найма по месту прохождения военной службы в Санкт-Петербурге с учетом дополнительной общей площади жилого помещения.

Освобождение заявителя от указанной должности в августе 2011 года было обусловлено объективным фактором – проведением организационно-штатных мероприятий, и не зависело от воли заявителя, чье служебное предназначение в срок, установленный Положением о порядке прохождения военной службы, так и не было определено. В приказе о зачислении Горбова в распоряжении имеется ссылка на его не обеспечение жилым помещением, пригодным для постоянного проживания.

Федеральный закон от 28 декабря 2013 года №405-ФЗ, с 1 января 2014 года признав пункт 8 статьи  Глава II. Права и свободы военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15. Право на жилище»>15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» утратившим силу и изложив его пункт 2 статьи 15.1 в новой редакции, фактически оставил без изменения вышеприведенную норму о праве военнослужащих – преподавателей на дополнительную общую площадь жилого помещения.

При таких обстоятельствах, вопреки выводам гарнизонного военного суда, за Горбовым, имеющим статус военнослужащего, сохраняется указанное право на дополнительную общую площадь жилого помещения, не реализованное до зачисления в распоряжение. Это полностью согласуется со сложившейся судебной практикой (см. случай военнослужащего П., изложенный в Обзорной справке Военной коллегии Верховного Суда РФ «О рассмотрении военными судами гражданских дел, связанных с жилищным обеспечением военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей» за 2011 год).

ЗРУЖО извещением от 17 декабря 2013 года №247710 распределило Горбову по договору социального найма двухкомнатную квартиру общей площадью 57,60 кв.м. по ул. Полоцкая в Санкт-Петербурге, а решением от 21 мая 2014 года №03-31/88 — отказало в её предоставлении по мотиву превышения нормы предоставления (т.1 л.д.109, 111).

В силу статьи  Глава II. Права и свободы военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15.1. Норма предоставления площади жилого помещения. Общая площадь жилого помещения»>15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих» размер жилья, предоставляемого по договору социального найма, не может превышать 61 кв.м. (=18 кв.м. норма предоставления + 25 кв.м. дополнительной площади + 18 кв.м. превышения из-за конструктивных и технических параметров дома для одиноко проживающего военнослужащего).

При таких обстоятельствах решение ЗРУЖО от 21 мая 2014 года №03-31/88 об отказе в предоставлении распределенной квартиры общей площадью 57,6 кв.м. по причине её превышения установленной нормы предоставления в связи с отсутствием у заявителя права на дополнительную общую площадь жилого помещения является несостоятельным и подлежащим отмене.

Так как суд первой инстанции неправильно применил нормы материального права, а его выводы не соответствуют обстоятельствам дела, судебная коллегия считает необходимым обжалуемое решение суда от 7 октября 2014 года отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении требований Горбова.

Горбов, ссылаясь на содержание просительной части заявления, сообщил суду апелляционной инстанции, что не претендует на получение распределенного жилья, в связи с чем просит лишь учитывать в последующем при распределении жилья его право на дополнительную общую площадь жилого помещения.

При таких обстоятельствах в соответствии с частью 1 статьи 258 ГПК РФ судебная коллегия в целях полного восстановления нарушенных прав считает необходимым и достаточным обязать ЗРУЖО внести в Единый реестр учета военнослужащих, состоящих на жилищном учете, сведения о праве Горбова на дополнительную общую площадь жилого помещения в установленном законом порядке.

Руководствуясь статьями 328329330 ГПК РФ, окружной военный суд 
 

ОПРЕДЕЛИЛ:



Решение 224 гарнизонного военного суда от 7 октября 2014 года по заявлению Горбова С.Л. отменить, и принять по делу новое решение.

Заявление Горбова С.Л. признать обоснованным и удовлетворить полностью.

Признать незаконным решение ЗРУЖО от 21 мая 2014 года №03-31/88 об отказе в предоставлении Горбову С.Л. по договору социального найма распределенного жилья, а также обязать данный жилищный орган отменить это решение и внести в Единый реестр учета военнослужащих, состоящих на жилищном учете, сведения о праве заявителя на дополнительную общую площадь жилого помещения в установленном законом порядке.

По смыслу ст .  Глава IV. Руководство гражданской обороной > Статья 11. Руководство гражданской обороной»>11 Федерального закона «Об обороне», в которой определен общий состав Вооруженных Сил Российской Федерации, воинские части и организации являются отдельными составными частями.

В п . 1 Инструкции о порядке определения, организации и ведения учета действительных и условных наименований органов военного управления, объединений, соединений, воинских частей и организаций Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденной приказом Министра обороны Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ, отдельно раскрыты
 понятия воинской части и организации Вооруженных Сил Российской Федерации, которые тождественными не являются. 

При этом в примечании к данному пункту указано, что к воинским частям относятся: все полки, независимо от их подчиненности (им равные и выше); корабли 1, 2 и 3 ранга; отдельные батальоны (дивизионы, эскадрильи и им равные), не входящие в состав полков (им равных и выше); отдельные роты, не входящие в состав батальонов (дивизионов, эскадрилий и им равных) и полков (им равных и выше).

В соответствии с пунктами 2 и 4 Положения о военных комиссариатах, утверждённого Указом Президента Российской Федерации № от ДД.ММ.ГГГГ, военные комиссариаты являются территориальными органами Минобороны России в субъектах Российской Федерации и муниципальных образованиях, выполняют функции по обеспечению обороны страны и входят в состав военных округов. 

Анализ вышеприведенных правовых норм позволяет прийти к выводу о том, что военный комиссар не относится к категории лиц, указанных в п . 8 ст .  военнослужащих 
» > Глава II. Права и свободы военнослужащих , граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15. Право на жилище «>15 Федерального закона «О статусе военнослужащих », имеющих право на получение жилого помещения с учетом дополнительной общей площади размером не менее 15 кв. м. и не более 25 кв. м., поскольку военные комиссары в числе лиц, указанных в вышеназванной норме закона, не перечислены. Кроме того, военные комиссариаты по своему статусу к воинским частям не приравнены. 

был уволен с военной службы в запас <данные изъяты> в воинском звании <данные изъяты>, после увольнения с военной службы и зачисления в распоряжение он перестал быть командиром войсковой части, а право на дополнительную общую площадь жилья может быть реализовано военнослужащим только в том случае, если такое право имеется у негона момент предоставления жилого помещения, то суд приходит к выводу об отсутствии у заявителя права на дополнительную общую площадь жилого помещения, предусмотренного п. 2 ст .  Глава II. Права и свободы военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15 .1. Норма предоставления площади жилого помещения. Общая площадь жилого помещения»>15 .1 Федерального закона «О статусе военнослужащих». ( сборка решений судов

Следует также отметить, что Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что право на получение дополнительной жилой площади по своему характеру является льготой, предоставляемой тем или иным категориям граждан с учетом их особого правового статуса (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19.06.2007 г. № 446-О-О, от 21.02.2008 г. № 100-О-О, от 24.06.2008 г. № 559-О-О и от 14.07.2011 г. № 1021-О-О). Следовательно, прекращение необходимого правового статуса предполагает и утрату права на данную льготу, что само по себе не нарушает конституционные права соответствующей категории лиц. ( Исходя из изложенного, право на получение дополнительной жилой площади учитывается и реализовывается не при признании граждан нуждающимися в жилом помещении , не в момент нахождения их на соответствующем учете, а только при предоставлении имжилого помещения .)

ПРЕПОДАВАТЕЛЯМ : 

Решение № 2А-10/2018 А-10/18 от 14 февраля 2018 г. по делу № 2А-10/2018

Рязанский гарнизонный военный суд (Рязанская область) — Гражданские и административные


Дело №А-10/18 

 

РЕШЕНИЕ



ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

14 февраля 2018 года город Рязань

Рязанский гарнизонный военный суд в составе: председательствующего – судьи военного суда Буторина Е.И., при секретаре Кулешовой А.Ю., с участием представителя административного истца Чигаркина В.В., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении военного суда гарнизона административное дело по административному исковому заявлению военнослужащего , проходящего военную службу по контракту в учебном военном центре при федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего образования РГРТУ <в/звание> Фокина М.В. об оспаривании действий заместителя начальника ФГКУ ЗРУЖО связанных с предоставлением административному истцу субсидии без учета дополнительной общей площади жилого помещения ,
 

установил:



Фокин обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором указал, что проходит военную службу по контракту в учебном военном центре при РГРТУ в должности старшего преподавателя. Общая продолжительность военной службы составляет более 20 лет.

Уведомлением заместителя начальника ФГКУ ЗРУЖО МО РФ от 2 ноября 2016 года № <данные изъяты>, Фокин был проинформирован о том, что он не относится ни к одной из категорий военнослужащих , поименованных в пункте 2 статьи  военнослужащих » > Глава II. Права и свободы военнослужащих , граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15.1. Норма предоставления площади жилого помещения . Общая площадь жилого помещения «>15.1 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих », а поэтому не имеет права на дополнительную общую площадь жилого помещения . 

5 декабря 2016 года заместителем начальника ФГКУ ЗРУЖО МО РФ было принято решения № № о предоставлении Фокину на состав семьи пять человек жилищной субсидии для приобретения (строительства) жилого помещения . При этом жилищная субсидия Фокину была предоставлена без учета права на дополнительную площадь .

Полагая свои права нарушенными, Фокин обратился в военный суд с административным исковым заявлением, в котором просил: 

— признать решение заместителя начальника ФГКУ ЗРУЖО МО РФ № № от 5 декабря 2016 года в части выплаты Фокину при обеспечении его жилым помещением субсидии для приобретения или строительства жилого помещения без учета права на дополнительнуюплощадь — незаконным;

— обязать заместителя начальника ФГКУ ЗРУЖО МО РФ внести изменения в решение № № от 5 декабря 2016 года, в части касающейся учета за Фокиным дополнительной общей площади жилого помещения ;

— обязать заместителя начальника ФГКУ ЗРУЖО МО РФ произвести перерасчет субсидии, предоставленной Фокину, с учетом права надополнительную общую площадь жилого помещения в размере <данные изъяты>

Административный истец Фокин, административный ответчик – заместитель начальника ФГКУ ЗРУЖО МО РФ, руководитель ФКУ УФО, надлежащим образом извещенные о времени и месте проведения судебного заседания в суд не прибыли.

Представитель административного истца Чигаркин не возражал против рассмотрения административного иска в отсутствие неявившихся лиц, заявленные требования поддержал в полном объеме и просил их удовлетворить. 

Выслушав представителя административного истца, изучив представленные материалы, суд считает, что административное исковое заявление Фокина подлежит удовлетворению по следующим основаниям .

Так, в соответствии с пунктом 1 статьи  военнослужащих » > Глава II. Права и свободы военнослужащих , граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15. Право на жилище «>15 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76 ФЗ «О статусе военнослужащих » государство гарантирует военнослужащим обеспечение их жилыми помещениями в форме предоставления им денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений либо предоставления им жилых помещений в порядке и на условиях, установленных настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счет средств федерального бюджета.

Пунктом 2 статьи  военнослужащих » > Глава II. Права и свободы военнослужащих , граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15.1. Норма предоставления площади жилого помещения . Общая площадь жилого помещения «>15.1 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76 ФЗ «О статусе военнослужащих » предусмотрено, чтовоеннослужащий , имеющий воинское звание полковник, ему равное и выше, проходящий военную службу либо уволенный с военной службы по достижении им предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, командир воинской части, военнослужащий , имеющий почетное звание Российской Федерации,военнослужащий – преподаватель военной профессиональной образовательной организации или военной образовательной организации высшего образования, военной кафедры при государственной образовательной организации высшего образования, военнослужащий – научный работник, имеющий ученую степень и (или) ученое звание, при предоставлении им жилого помещения , в том числе служебногожилого помещения , имеют право на дополнительную общую площадь жилого помещения в пределах от 15 до 25 квадратных метров.

Содержание названной нормы закона указывает, что правом на дополнительную общую площадь жилого помещения в период военной службы обладают лишь военнослужащие – преподаватели военной профессиональной образовательной организации или военной образовательной организации высшего образования, военной кафедры при государственной образовательной организации высшего образования.

Между тем постановлением Конституционного Суда РФ от 16.11.2017 N 29- П «По делу о проверке конституционности абзаца первого пункта 2 статьи 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих » в связи с жалобой гражданина М.В. Фокина» абзац первый пункта 2 статьи 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих » признан не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 2 ) и 40 (часть 1), в той мере, в какой содержащаяся в нем норма, связывая право военнослужащих — преподавателей, направляемых в установленном порядке без приостановления им военной службы в государственные образовательные организации высшего образования для обеспечения реализации программ военной подготовки граждан Российской Федерации, обучающихся в указанных образовательных организациях по очной форме обучения, на дополнительную общую площадь жилого помещения с замещением должности преподавательского состава исключительно на военной кафедре, лишает данного прававоеннослужащих — преподавателей учебных военных центров и ставит их тем самым в неравное положение с относящимися к той же категории военнослужащими — преподавателями военных кафедр.

Согласно пункту 1 Положения об учебных военных центрах при федеральных государственных образовательных организациях высшего образования, утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации от 6 марта 2008 года № 152, учебный военный центр создается при федеральной государственной образовательной организации высшего образования в целях обучения по программе военной подготовки граждан Российской Федерации, обучающихся в этой образовательной организации по очной форме обучения, для прохождения ими после завершения обучения в данной образовательной организации военной службы по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах на воинских должностях, подлежащих замещению офицерами.

В соответствии с распоряжением Правительства РФ от 06.03.2008 года № 275-р «Об учебных военных центрах, факультетах военного обучения и военных кафедрах при федеральных государственных образовательных учреждениях высшего профессионального образования» приведен перечень подлежащих созданию учебных военных центров при федеральных государственных образовательных учреждениях высшего профессионального образования. В данном перечне указан и учебный военный центр при Рязанском государственном радиотехническом университете (сейчас РГРТУ).

Согласно выписке из приказа Министра обороны РФ № 653 от 9 июня 2011 года Фокин направлен без приостановления военной службы в РГРТУ.

В соответствии с выпиской из приказа ректора РГРТУ Фокин назначен преподавателем учебного военного центра и с 6 июля 2011 года зачислен в списки личного состава учебного военного центра.

Как усматривается из справок № 1 выданной 11 января 2017 года РГРТУ, № 580/76 от 14 декабря 2016 года, Фокин является старшим преподавателем учебного военного центра при РГРТУ.

Согласно уведомлению № 184/3/22576 от 2 ноября 2016 года ФГКУ ЗРУЖО МО РФ сообщило административному истцу, что в ходе проверки обоснованности выплаты жилищной субсидии, был выявлен факт отсутствия у него права на дополнительную площадь в соответствии с пунктом 2 статьи  военнослужащих » > Глава II. Права и свободы военнослужащих , граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15.1. Норма предоставления площади жилого помещения . Общая площадь жилого помещения «>15.1 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76 ФЗ «О статусе военнослужащих ». В уведомлении указано, что Фокин ни к одной из перечисленных в указанном пункте категорий военнослужащих не относится.

Из решения заместителя начальника ФГКУ ЗРУЖО МО РФ от 5 декабря 2016 года № 03-28/1611 о предоставлении Фокину на состав семьи пять человек жилищной субсидии для приобретения (строительства) жилого помещения усматривается, что расчет указанной субсидии произведен без учета его права на дополнительную площадь .

Таким образом, в судебном заседании из пояснений представителя административного истца, исследованных доказательств достоверно установлено, что Фокин является военнослужащим , проходящим военную службу в учебном военном центре при РГРТУ в должности <должность>. При этом, исходя из сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации правовой позиции, согласно которой военнослужащие – преподаватели учебных военных центров, как и военнослужащие – преподаватели военных кафедр при государственных образовательных организациях высшего образования, имеют право на социальные гарантии в области жилищного обеспечения, в том числе право на дополнительную общую площадь жилого помещения , предусмотренное абзацем первым п . 2 ст .  военнослужащих » > Глава II. Права и свободы военнослужащих , граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15.1. Норма предоставления площади жилого помещения . Общая площадь жилого помещения «>15.1 федерального закона от 27 мая 1998 года № 76 – ФЗ «О статусе военнослужащих », Фокин имеет право на дополнительнуюобщую площадь жилого помещения . 

На основании изложенного, суд считает необходимым удовлетворить административное исковое заявление Фокина об оспаривании действий заместителя начальника ФГКУ ЗРУЖО МО РФ, связанных с предоставлением ему жилищной субсидии без учетадополнительной общей площади жилого помещения , как необоснованном и считает, что его права в данном случае будут восстановлены путем возложения обязанности на ответчика внести изменение в решение № 03-28/1611 от 5 декабря 2016 года о предоставлении Фокину М.В. субсидии для приобретения жилого помещения , с учетом его права на дополнительную площадь жилого помещения . 

Что же касается просьбы Фокина, чтобы суд обязал в решении административного ответчика произвести перерасчет субсидии с учетомправа на дополнительную площадь в конкретном размере 15 кв.м., то, по мнению суда, данное требование является преждевременным, поскольку действующее законодательство предусматривает предоставление дополнительной жилой площади данной категориивоеннослужащих в пределах от 15 до 25 кв.м. 

Согласно ст .  Общие положения > Глава 10. Судебные расходы > Статья 111. Распределение судебных расходов между сторонами»>111 КАС РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы. Поскольку ФГКУ ЗРУЖО МО РФ находится на финансовом обеспечении в ФКУ УФО, то суд считает необходимым взыскать с ФГКУ ЗРУЖО МО РФ через лицевые счета ФКУ УФО в пользу Фокина М.В. государственную пошлину в размере 300 (триста) рублей.

Руководствуясь ст . ст .  Общие правила производства в суде первой инстанции > Глава 15. Решение суда > Статья 175. Принятие решения суда»>175 Общие правила производства в суде первой инстанции > Глава 15. Решение суда > Статья 177. Составление мотивированного решения суда»>177 Статья 227. Решение суда по административному делу об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями»>227 КАС РФ, военный суд
 

решил:



административное исковое заявление военнослужащего учебного военного центра при федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего образования РГРТУ <в/звание> Фокина М.В. об оспаривании действий заместителя начальника ФГКУ ЗРУЖО, связанных с предоставлением административному истцу субсидии без учета дополнительной общей площади жилого помещения – удовлетворить.

Признать решение заместителя начальника ФГКУ ЗРУЖО № <данные изъяты> от 5 декабря 2016 года о предоставлении Фокину М.В. субсидии для приобретения жилого помещения в части, касающейся расчета субсидии без учета его права на дополнительнуюплощадь жилого помещения , необоснованным. 

Обязать заместителя начальника ФГКУ ЗРУЖО внести изменение в решение № <данные изъяты> от 5 декабря 2016 года о предоставлении Фокину М.В. субсидии для приобретения жилого помещения , с учетом его права на дополнительную площадь жилого помещения . 

Об исполнении данного решения сообщить в суд и административному истцу Фокину М.В. в течение одного месяца со дня вступления решения в законную силу. 

Взыскать с ФГКУ ЗРУЖО через лицевые счета ФКУ УФО в пользу Фокина М.В. государственную пошлину в размере <сумма>

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский окружной военный суд через Рязанский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.

ПРЕПОДАВАТЕЛЬ ЕЩЕ НЕ ПОЛУЧИЛ ЖС , а нарушение в предоставлении ДОП ПЛОЩАДИ рассматриваются именно на момент предоставления : 

РЕШЕНИЕ



именем Российской Федерации

27 ноября 2017 года гор. Хабаровск

Хабаровский гарнизонный военный суд в составе председательствующего – судьи Аджяна С.В., 

при секретаре судебного заседания Ковалевой Е.В.,

с участием административного истца Криворучко А.А., его представителя Сазонова Д.М.

в открытом судебном заседании, в помещении военного суда, рассмотрев административное дело по административному исковому заявлению военнослужащего войсковой части № <данные изъяты> Криворучко Алексея Александровича об оспаривании действий Департамента жилищного обеспечения Минобороны РФ, связанных с отказом в реализации права на получения дополнительнойплощади жилого помещения ,
 

установил:



Криворучко обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором просит признать незаконным действия Департамента жилищного обеспечения Минобороны РФ, связанные с отказом в реализации права на получения дополнительной площади жилого помещения как военнослужащему – преподавателю военной профессиональной образовательной организации. Обязав Департамент жилищного обеспечения Минобороны РФ при выделении ему жилого помещения или жилищной субсидии учитывать его право надополнительную площадь жилого помещения . 

В обосновании исковых требований представитель административного истца Сазонов объяснил, что административный истец проходит военную службу на воинской должности преподавателя в войсковой части №, которая оказывает образовательные услуги по реализациидополнительных профессиональных программ в соответствии с лицензией на осуществление образовательной деятельности от ДД.ММ.ГГГГ №, выданной Министерством образования <адрес>. В связи с этим административный истец в силу ч. 2 ст . 15.1 Федерального закона о статусе военнослужащих » имеет право на дополнительную общую площадь жилого помещения в пределах от 15 до 25 квадратных метров. 

Административный истец поддержал позицию своего представителя и дополнительно объяснил, что выбрал для себя способ обеспечения жильем от Минобороны РФ путем предоставления жилищной субсидии, которая до настоящего времени ему не предоставлена. Он осуществляет преподавательскую деятельность в войсковой части № в соответствии с Положением по организации образовательной деятельности 84 межвидового центра переподготовки и повышения квалификации специалистов, ввиду этого указанные положения ч. 2 ст .  военнослужащих » > Глава II. Права и свободы военнослужащих , граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15.1. Норма предоставления площади жилого помещения . Общая площадь жилого помещения «>15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих » на него тоже распространяются.

Представитель Департамента жилищного обеспечения Минобороны РФ Тутова Ю.А., извещенная надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, в судебное заседание не явилась, в своих возражениях просила отказать в удовлетворении требований административного истца, поскольку войсковая часть № не относится к военной профессиональной образовательной организации, перечень которых утвержден распоряжением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ №-р. 

Представитель ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации Нарышкина О.А., извещенная надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, в судебное заседание не явилась, в своих возражениях просила отказать в удовлетворении требований административного истца, поскольку войсковая часть № не относится к военной профессиональной образовательной организации.

Выслушав вышеуказанные объяснения, исследовав материалы дела, военный суд приходит к выводу, что заявление Гордеева удовлетворению не подлежит по следующим основаниям .

В соответствии с ч. 2 ст .  2 . Права и свободы человека и гражданина > Статья 46″>46 Конституции России решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

Указанная норма, гарантируя каждому судебную защиту его прав и свобод, непосредственно не устанавливает какой-либо определенный порядок реализации данного права , который согласно ст .  Статья 71″>71 Конституции России предусмотрен соответствующими федеральными законами, в том числе Кодексом административного судопроизводства РФ (КАС РФ).

Защита нарушенных прав осуществляется перечисленными в статье  Статья 222. Рассмотрение судом вопроса о принятии к производству суда административного искового заявления о признании незаконными решений, действий (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями»>222 КАС РФ способами, а также иными способами, предусмотренными законом. При этом избранный истцом способ защиты права должен соответствовать характеру и последствиям его нарушения и в случае удовлетворения иска непосредственно привести к восстановлению нарушенного права . Если истец избрал способ защиты права , не соответствующий нарушению и не обеспечивающий восстановление прав , его требования не могут быть удовлетворены.

В силу взаимосвязанных положений ч. 1 ст .  Статья 218. Предъявление административного искового заявления об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностного лица, государственного или муниципального служащего и рассмотрение административного дела по предъявленному административному исковому заявлению»>218 и ч. 2 ст .  Статья 227. Решение суда по административному делу об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями»>227 КАС РФ для признания решения, действия (бездействия) должностного лица незаконным необходимо одновременное наличие двух условий: несоответствие их закону или иному нормативному правовому акту и нарушение прав и законных интересов административного истца. При недоказанности второго из названных условий иск не может быть удовлетворен, поскольку институт оспаривания решений и действий (бездействия) должностных лиц, государственных органов направлен в первую очередь не на сам факт признания таких решений, действий незаконными, а имеет своей целью восстановление реально нарушенных прав и законных интересов обратившегося в суд лица.

Таким образом, заявление об оспаривании незаконных решений и действий (бездействия) может быть удовлетворено лишь с целью восстановления нарушенных прав и свобод административного истца и с указанием на способ восстановления такого права .

Согласно справкам войсковой части № административный истец с 11 октября 2016 проходит военную службу по контракту в Региональном учебном центре указанной воинской части в должности начальника учебного отделения (технических средств охраны) – старшего преподавателя офицерских курсов. 

Как установлено в судебном заседании административный истец и члены его семьи с 28 февраля 2012 года признаны нуждающимися вжилых помещениях .

Административный истец и члены его семьи изъявили свое желание реализовать свое право на жилье от Министерства обороны РФ путем получения жилищной субсидии на приобретение или строительство жилого помещения ( жилых помещений ).

Согласно абзацу третьему ч. 1 ст .  военнослужащих » > Глава II. Права и свободы военнослужащих , граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15. Право на жилище «>15 Федерального закона «О статусе военнослужащих » военнослужащим — гражданам, заключившим контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 года (за исключением курсантов военных профессиональных образовательных организаций и военных образовательных организаций высшего образования), и совместно проживающим с ними членам их семей, признанным нуждающимися в жилых помещениях , федеральным органом исполнительной власти или федеральным государственным органом, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, предоставляются субсидия для приобретения или строительства жилого помещения (далее — жилищная субсидия) либо жилые помещения , находящиеся в федеральной собственности, по выбору указанных граждан в собственность бесплатно или по договору социального найма с указанным федеральным органом исполнительной власти или федеральным государственным органом по месту военной службы, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более — по избранному месту жительства в соответствии с нормами предоставления площади жилого помещения , предусмотренными статьей 15.1 настоящего Федерального закона.

В соответствии с п . 2 ст .  военнослужащих » > Глава II. Права и свободы военнослужащих , граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15.1. Норма предоставления площади жилого помещения . Общая площадь жилого помещения «>15.1 ФЗ «О статусе военнослужащих » военнослужащий , имеющий воинское звание полковник, ему равное и выше, проходящий военную службу либо уволенный с военной службы по достижении им предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, командир воинской части, военнослужащий ,имеющий почетное звание Российской Федерации, военнослужащий — преподаватель военной профессиональной образовательной организации или военной образовательной организации высшего образования, военной кафедры при государственной образовательной организации высшего образования, военнослужащий — научный работник, имеющий ученую степень и (или) ученое звание, при предоставлении им жилого помещения , в том числе служебного жилого помещения , имеют право на дополнительную общуюплощадь жилого помещения в пределах от 15 до 25 квадратных метров.

Как видно из данной нормы, право на дополнительную жилую площадь вне зависимости от занимаемой воинской должности имеюттолько военнослужащие в воинском звании полковник, ему равном и выше, а также военнослужащие , имеющие почетные звания Российской Федерации. Иные категории военнослужащих также могут реализовать право на дополнительную жилую площадь только в период прохождения ими военной службы на соответствующих должностях.

Изложенное в полной мере согласуется с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в его определениях от 19 июня 2007 года N 446-О-О, 21 февраля 2008 года N 100-О-О, от 14 июля 2011 года №102-О-О и других, в соответствии с которой право на получение дополнительной жилой площади по своему характеру является льготой, предоставляемой тем или иным категориям граждан с учетом их особого правового статуса. 

Порядок предоставления жилищной субсидии военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, и гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы, утвержден Приказом Министра обороны РФ от ДД.ММ.ГГГГ №.

По смыслу п . 5-8 данного Порядка, основанием для перечисления жилищной субсидии на банковский счет военнослужащего , гражданина, уволенного с военной службы, и членов их семей является принятое уполномоченным органом решение, которое оформляется по рекомендуемому образцу согласно приложению к настоящему Порядку.

Анализируя данные нормы, суд приходит к убеждению, что именно данное решение уполномоченного органа влечет длявоеннослужащего , гражданина, уволенного с военной службы, и членов их семей правовые последствия, связанные с предоставлением жилищной субсидии.

Поскольку до настоящего времени решение о предоставлении административному истцу жилищной субсидии должностным лицом еще не принято, то у суда нет оснований для оценки действий Департамента жилищного обеспечения Минобороны РФ, связанные с предоставлением административному истцу жилищной субсидии с точки зрения законности и обоснованности, а поэтому в удовлетворении требований административного истца надлежит отказать.

На основании изложенного, руководствуясь ст . ст .  Общие правила производства в суде первой инстанции > Глава 15. Решение суда > Статья 175. Принятие решения суда»>175 Общие правила производства в суде первой инстанции > Глава 15. Решение суда > Статья 180. Содержание решения суда»>180 и  Статья 227. Решение суда по административному делу об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями»>227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, военный суд
 

решил:



административный иск военнослужащего войсковой части № <данные изъяты> Криворучко Алексея Александровича об оспаривании действий Департамента жилищного обеспечения Минобороны РФ, связанных с отказом в реализации права на получениядополнительной площади жилого помещения , оставить без удовлетворения. 

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Дальневосточный окружной военный суд через Хабаровский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме – 2 декабря 2017 г.

Председательствующий – судья С.В. Аджян

главное нарушение :  вынесенные судебные решения нарушают, предоставленное мне право на обеспечение жилым помещением в порядке очередности.

——Дифференциация, приводящая к различиям в правах граждан в той или иной сфере правового регулирования, должна отвечать требованиям Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ неоднократно в своих постановлениях обращал внимание на то, что любая дифференциация, приводящая к различиям в правах граждан в той или иной сфере правового регулирования, должна отвечать требованиям Конституции РФ, в том числе вытекающим из закрепленного ею принципа равенства (статья 19), в соответствии с которыми такие различия допустимы, если они объективно оправданны, обоснованы и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им. В свою очередь, соблюдение конституционного принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод, означает, помимо прочего, запрет вводить такие ограничения в правах лиц, принадлежащих к одной категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях) (Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 24 октября 2000 года № 13-П, от 24 мая 2001 года № 8-П, от 3 июня 2004 года № 11-П и от 15 июня 2006 года № 6-П, определения Конституционного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2003 года № 415-О, от 27 июня 2005 года № 231-О и от 1 декабря 2005 года № 428-О).

———. В соответствии с ч. 2, ст. 14 и п. 2, ч. 2, ст. 62 КАС РФ суд должен создавать условия и принимать меры для всестороннего и полного установления всех фактических обстоятельств по административному делу, в том числе для выявления и истребования по собственной инициативе доказательств, а также для правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении и разрешении административного дела. не истребованы оригиналы рапортов военнослужащих получивших жилье в г. Балашиха, о постановке их на жилищный учет и оригиналы протоколов заседания жилищной комиссии, все мои ходатайства были отклонены,  нарушением Конвенции может быть признано пренебрежение судами значимых, весомых и подтвержденных доказательствами доводов.» мотивированность решений и определений судов прямо противоречит ст. 46 Конвенции  о защите прав человека и основных свобод»

——- нарушены 

 ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих»,

п. 26, постановления Пленума от 29 мая 2014 года № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих»,

ст. 57 ЖК РФ,

положений Инструкции «об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России», утвержденной приказом МВД РФ от 12 февраля 2010 года № 75

——КАС РФ Статья 13. Непосредственность судебного разбирательства :Суд при рассмотрении административного дела обязан непосредственно исследовать все доказательства по административному делу.

—-КАС РФ Статья 15. Нормативные правовые акты, применяемые при разрешении административных дел : п.4. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные нормативным правовым актом, имеющим равную или меньшую юридическую силу по сравнению с нормативным правовым актом, которым выражено согласие на обязательность данного международного договора, при разрешении административного дела применяются правила международного договора. ( телеграммой воспользовались как НПА) В соответствии с постановлением Правительства РФ от 13.08.97 N 1009 «Об утверждении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации» нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти издаются только «в виде постановлений, приказов, распоряжений, правил, инструкций и положений. Издание нормативных правовых актов в виде писем и телеграмм не допускается».

——Постановление Европейского суда по делу «Хансен против Норвегии» (Hansen v. Norvey) от 2 октября 2014 г., жалоба N 15319/09. см. в настоящем номере на с. 92 — 116. Постановление Большой Палаты Европейского суда по делу «Гору против Греции (N 2)» (Gorou v. Greece) (N 2) от 20 марта 2009 г., жалоба N 12686/03.-право на получение такого решения суда, которое содержит четкую мотивировку и надлежащий анализ обстоятельств дела.-суды не исполнили своей обязанности изложить основания для своих решений. ( ПРИМЕЧАНИЕ : 

Права и свободы, закрепленные Конвенцией и их закрепление в КРФ:

— Право на жизнь – ст. 20

— Запрещение пыток – ст. 21

— Запрещение рабства и принудительного труда – ст. 37

— Право на свободу и лич. неприкосновенность – ст. 22

— Право на справедливое суд. разбирательство – ст. 46, 47( также Статья 13. Право на эффективное средство правовой защиты

Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве., Статья 17. Запрещение злоупотреблений правами —-Ничто в настоящей Конвенции не может толковаться как означающее, что какое-либо государство, какая-либо группа лиц или какое-либо лицо имеет право заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на упразднение прав и свобод, признанных в настоящей Конвенции, или на их ограничение в большей мере, чем это предусматривается в Конвенции.—Статья 6 Европейской Конвенции по правам человека, закрепляющая право на справедливое судебное разбирательство – норма, нарушение которой чаще всего фигурирует в жалобах, направляемых в ЕСПЧ. Это неудивительно, поскольку положения данной статьи считаются центральными в системе Конвенции, а невозможность добиться справедливого правосудия на родине – первопричина практически всех обращений в Европейский Суд.

— Наказание исключительно на основании закона – ст. 49, 50

— Право на уважение частной и сем. жизни, жилища и корреспонденции – ст. 23, 25

— Свобода мысли, совести и религии – ст. 29, 28

— Свобода выражения мнения – ст. 29

— Свобода собраний и объединений – ст. 31, 30

— Право на вступление в брак – ст. 38 (гос. защита материнства, детства, семьи)

— Право на эффективное средство пр. защиты – ст. 46, 48

— Запрещение дискриминации – ст. 19

Дополнительные права, установленные протоколами:

Протокол №1

— Защита собственности – ст. 35

— Право на образование – ст. 43

— Право на свободные выборы – ст. 32

Протокол №4

— Запрещение лишения свободы за долги

— Свобода передвижения – ст. 27

— Запрещение высылки граждан – ст. 61

— Запрещение коллект. высылки иностранцев

Протокол №6 (Россия сделала оговорку о поэтапном присоединении к Протоколу N 6 в РФ)

— Отмена смертной казни

Протокол №7

— Проц. гарантии в случае высылки иностранцев

— Право на апелляцию по уг. делам

— Компенсация в случае суд. ошибки – ст. 55

— Право не привлекаться к суде или повторному наказанию – ст. 50

— Равноправие супругов – ст. 19

В Судебную коллегию по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

121260 г. Москва, ул. Поварская, д. 15

Административный истец:

Ленев Сергей Васильевич

Место жительства: 410056, г. Саратов,

ул. Чапаева, д. 0, кв. 0 01.00.1979 года рождения

место рождения Ярославская область г. Рыбинсктел. 8-9000000000,0000000@rambler.ru

Административный ответчик:

Жилищная комиссия Саратовского военного ордена Жукова Краснознаменного института войск национальной гвардии Российской Федерации

Начальник Саратовского военного ордена Жукова Краснознаменного института войск национальной гвардии Российской Федерации

410023, г. Саратов, ул. Московская, д. 158

8(8452) 67-05-90 – факс

8(8452) 67-05-51 – дежурный по военному институту info@svivv.ru

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на решение Саратовского гарнизонного военного суда от 20 марта 2018 года, апелляционное определение Приволжского окружного военного суда от 5 июня 2018 года, определение об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции Приволжского окружного военного суда от 18 октября 2018 года, по административному иску Ленева С.В. о признании незаконными бездействий жилищной комиссии и начальника Саратовского военного ордена Жукова Краснознаменного института войск национальной гвардии Российской Федерации, выразившихся в непредоставлении жилого помещения

( дата , суд , номер ) 

Решением Саратовского гарнизонного военного суда (далее по тексту гарнизонного суда) от 20 марта 2018 года в удовлетворении моего иска о признании незаконными бездействий жилищной комиссии и начальника Саратовского военного ордена Жукова Краснознаменного института войск национальной гвардии Российской Федерации (далее по тексту военного института), выразившихся в непредоставлении жилого помещения— отказано,а также указано, что должностными лицами военного института предпринимаются все необходимые меры по обеспечению военнослужащих, в том числе и меня жилыми помещениями.

Апелляционным определением Приволжского окружного военного суда (далее по тексту суд апелляционной инстанции) от 5 июня 2018 года данное решение суда оставлено без изменения, а апелляционная жалоба без удовлетворения.

Определением от 18 октября 2018 года отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции Приволжского окружного военного суда (далее по тексту суд кассационной инстанции).

С решениями и определениями вышеуказанных судов я не согласен так как в соответствии с законодательством, суд обязан разрешать дела на основании Конституции РФ, международных договоров РФ, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов (далее по тексту НПА) Президента РФ, НПА Правительства Российской Федерации, НПА федеральных органов государственной власти. Считаю, что решения и определения судов не соответствуют действующему законодательству и сложившейся судебной практике, подлежат отмене по следующим основаниям:

С решениями и определениями вышеуказанных судов я не согласен так как в соответствии с гражданским законодательством, суд обязан разрешать гражданские дела на основании Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, нормативных правовых актов федеральных органов государственной власти.Считаю, что решения судов не соответствует действующему законодательству и сложившейся судебной практике, подлежит отмене по следующим основаниям. 

   Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Федеральным законом от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (п. 1 статьи 15) определено, что государство гарантирует военнослужащим и совместно проживающим с ними членам их семей предоставление жилых помещений или выделение денежных средств на их приобретение в порядке и на условиях, которые устанавливаются федеральным законами и иными НПА РФ.

В пункте 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 г. № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» (далее по тексту Пленум от 29.05.2014 г. № 8) указано, что при рассмотрении исков (заявлений) военнослужащих, связанных с осуществлением ими права на жилище, необходимо иметь ввиду, что основания и порядок обеспечения военнослужащих жильем регулируются как нормами Федерального законодательства, нормами Жилищного кодекса Российской Федерации (далее ЖК РФ), принятыми в соответствии с ЖК РФ другими федеральными законами, а также указами Президента РФ, постановлениями Правительства РФ, НПА федеральных органов исполнительной власти.

Таким образом, нормативные акты применяются в системном единстве.

Статьей 57 ЖК РФ определено, что жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет, за исключением внеочередного предоставления жилых помещений.

В настоящее время рассмотрение вопросов по улучшению жилищных условий военнослужащих, распределение жилья и использование жилой площади в войсках Росгвардии производится в соответствии с действующим законодательством – Инструкцией об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России (далее инструкция), утв. приказом МВД РФ от 12 февраля 2010 г. № 75 «Об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России».

Вопросы, связанные с обеспечением военнослужащих Росгвардии жилыми помещениями, решаются по месту прохождения ими военной службы в соответствии с Конституцией РФ, Жилищным кодексом РФ, федеральными законами, постановлениями Правительства РФ, жилищным законодательством субъектов РФ и организуются в порядке, предусмотренном настоящей Инструкцией (п. 3).

Инструкцией определено, что в целях соблюдения законности при распределении жилья и использовании жилой площади, всестороннего и объективного рассмотрения вопросов по улучшению жилищных условий военнослужащих, обеспечения социальных гарантий в области прав на жилище в органе военного управления приказом соответствующего командира (начальника) создается жилищная комиссия и разрабатывается Положение о жилищной комиссии (п. 18), а распределение и предоставление жилых помещений производится жилищной комиссией воинской части в порядке очередности с учетом льгот и норм, установленных жилищным законодательством РФ (п. 43).

В случаях возникновения разногласий между командиром воинской части и жилищной комиссией воинской части по вопросу распределения жилых помещений решение о распределении жилых помещений между военнослужащими указанной воинской части принимает вышестоящая жилищная комиссия по предоставлению жилищной комиссии воинской части документов по данному вопросу (п. 44).

Пунктами 19, 22, 27 и 35 Инструкции определено, что для принятия на учет нуждающихся в жилых помещениях военнослужащими подается в порядке подчиненности рапорт, с приложением необходимых документов. Военнослужащие включаются в списки очередников, нуждающихся в жилых помещениях, на основании решений жилищных комиссий, оформляемых протоколами и утверждаемых командирами воинских частей. Учет лиц, нуждающихся в жилых помещениях, ведется исходя из времени принятия их на учет по единому списку, из которого одновременно в отдельный список включаются военнослужащие, имеющие, в соответствии с действующим законодательством, право на предоставление жилых помещений вне очереди.

В судебном заседании было установлено следующее:

Я прохожу военную службу по контракту в военном институте в должности преподавателя кафедры гражданского права в воинском звании подполковник, выслуга лет в календарном исчислении составляет более 20 лет (22 года). С 24 ноября 2016 года, согласно статье 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», я составом семьи 4 человека (я, жена, сын, дочь) признан нуждающимся в жилом помещении для постоянного проживания с предоставлением жилого помещения по избранному постоянному месту жительства в г. Москва в соответствии с нормами предоставления площади жилого помещения» и до настоящего времени жилым помещением не обеспечен. При этом, согласно статье 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих», исходя из состава семьи 4 человека, с учетом права на дополнительную общую площадь жилого помещения в пределах от 15 до 25 кв. м (как преподаватель военной образовательной организации высшего образования), а также с учетом конструктивных и технических параметров, возможного превышения общей площади жилого помещения не более 9 кв. м., имел право на предоставление жилого помещения для постоянного проживания общей площадью в пределах от 87 кв. м (18*4+15=87) до 106 кв. м (18*4+25+9=106).

С 1 по 15 января 2018 года я находился в отпуске в г. Санкт — Петербурге. 10 января 2018 года мне позвонил помощник начальника квартирно — эксплуатационной службы (далее КЭС) военного института по жилищным вопросам капитан Пов М.О. и довел информацию о распределении в военный институт пяти 4 — комнатных квартир в г. Балашиха, мкр. Кучино, ул. Брагина, д. 1 общей площадью 102-103 кв. м. каждая, и учитывая тот факт, что общая площадь указанных квартир соответствовала норме предоставления мне жилого помещения, со слов должностного лица, было необходимо только мое согласие на получение 4 — х комнатной квартиры в г. Балашиха, которое можно направить копией рапорта по месенджеру. Ввиду того, что для меня не имело принципиального значения, где быть обеспеченным жильем для постоянного проживания в г. Москве или в г. Балашиха, и в целях скорейшего обеспечения меня жильем, я оформил свое согласие на предложенное мне жилое помещение – 4 — х комнатную квартиру в г. Балашиха, в виде рапорта на имя председателя жилищной комиссии военного института и отправил копию посредством месенджера помощнику начальника КЭС военного института по жилищному обеспечению капитану Пову М.О., который подтвердил получение копии моего рапорта и сказал по телефону, что этого достаточно (это было подтверждено в ходе судебного заседания свидетелем капитаном Поповым М.О.).

По выходу на службу из отпуска 16 января 2018 года я обратился в КЭС военного института с оригиналом рапорта о согласии на получение 4 — х комнатной квартиры в г. Балашиха, однако в КЭС капитан Пов М.О. оригинал моего рапорта не взял ( не принял ) и сказал что им председателю жилищной комиссии и начальнику военного института были составлены и поданы предложения по распределению квартир в г. Балашиха, в том числе и с моей фамилией, однако, в данных предложениях неустановленное должностное лицо мою фамилию не утвердило и вычеркнуло ( чем это было доказано?) (представитель ответчиков этот факт – кто и на каком основании вычеркнул мою фамилию, пояснить не смог) и вместо меня по распоряжению неустановленного должностного лица был включен в новые предложения и утвержден другой военнослужащий, который состоял на жилищном учете после меня и данные жилые помещения в г. Балашиха уже распределены.

Также было установлено ( кем и когда), что никто из военнослужащих военного института, состоящих на жилищном учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в том числе, и получивших жилые помещения в г. Балашиха, данный конкретный населенный пункт в качестве избранного места жительства не избирал, вследствие чего данные квартиры в г. Балашиха предлагались согласно очередности всем военнослужащим, состоящим на жилищном учете, согласно очередности, начиная с первого, при этом другие военнослужащие, обеспеченные жилыми помещениями в г. Балашиха, также, как и я, в этот же день (10 января 2018 года), рапорта о согласии на обеспечение жилым помещением в г. Балашиха направляли аналогичным способом – с использованием месенджера, при этом жилые помещения получили трое военнослужащих, состоящих на жилищном учете после меня (это было подтверждено в ходе судебного заседания свидетелями капитаном Повым М.О. и подполковником Кининым С.И. (протокол заседания гарнизонного суда от 13.03.2018 г.)).( когда кем и почему нарушены НПА , и где установлено , конкретные цитаты судов) 

Гарнизонным судом, судами апелляционной и кассационной инстанций указано, что я прохожу военную службу по контракту в военном институте с июня 2017 года в должности преподавателя, имею выслугу более 20 лет. В связи с предстоящим увольнением с военной службы в связи с организационно — штатными мероприятиями я нахожусь в распоряжении начальника военного института, что противоречит обстоятельствам дела. На момент возникновения спорных отношений и обращения в суд за защитой своих прав, я находился на должности преподавателя военного института, соответственно имел право на дополнительную площадь жилого помещения как преподаватель военного образовательного учреждения, и выведен в распоряжение начальника военного института приказом начальника военного института от 29 мая 2018 года, (реализован приказ Директора ФС ВНГ РФ от 22 февраля 2018 года) после возвращения из длительной командировки в г. Самара, где в течении 3-х месяцев находился на переквалификации по одной из гражданских специальностей, о чем я заявлял в суде апелляционной инстанции 5 июня 2018 года.( про угрозу нарушений прав на допплощадь)

Таким образом, изначально гарнизонным судом, а в последующем и вышестоящими судами, в связи с нерассмотрением надлежащим образом представленных в суде доказательств и неправильной их оценкой, а также не принятием во внимание моих заявлений в суде, неверно указан мой правовой статус и дата вывода в распоряжение начальника военного института. Это имеет для меня существенное значение. В соответствии с ч. 2, ст. 14 и п. 2, ч. 2, ст. 62 КАС РФ суд должен создавать условия и принимать меры для всестороннего и полного установления всех фактических обстоятельств по административному делу, в том числе для выявления и истребования по собственной инициативе доказательств, а также для правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении и разрешении административного дела. Считаю, что неверно указанный в судебных актах мой правовой статус нарушает материальные права и создает реальную угрозу нарушения моего права и нарушает принцип справедливости при рассмотрении и разрешении административных дел.

Согласно решениям судов вопрос обеспечения военнослужащего жилым помещением в населенном пункте, отличном от населенного пункта, указанного в рапорте при постановке на жилищный учет и признании его нуждающимся ставится в прямую зависимость от решения конкретного неустановленного должностного лица воинской части по принципу «Этому можно, а другому нет…», что противоречит действующему законодательству.

По выводам суда кассационной инстанции, исходя из анализа приведенного мной, как автором кассационной жалобы в котором приводится анализ ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих», п. 26, постановления Пленума от 29 мая 2014 года № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», ст. 57 ЖК РФ, положений Инструкции «об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России», утвержденной приказом МВД РФ от 12 февраля 2010 года № 75, и материалов дела, который свидетельствует о том, что вынесенные судебные решения нарушают, предоставленное мне право на обеспечение жилым помещением в порядке очередности. ( тоже самое но по пунктам и подробно) 

Суды апелляционной и кассационной инстанций в нарушение ст. 9 КАС РФ игнорируют точное и соответствующее обстоятельствам административного дела правильное( ????) толкование и применение законов и иных НПА, в том числе регулирующих отношения, связанные с осуществлением государственных и иных публичных полномочий, а также получение судебной защиты путем восстановления нарушенных прав и свобод, не соблюдая справедливость при рассмотрении и разрешении дела.

Судами неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела и не истребованы оригиналы рапортов военнослужащих получивших жилье в г. Балашиха, о постановке их на жилищный учет и оригиналы протоколов заседания жилищной комиссии по признанию их нуждающимися в получении жилья и постановке на жилищный учет, то есть в ходе судебного разбирательства по настоящему делу в отношении произвола органов государственной власти все мои ходатайства были отклонены а представленные ответчиком рапорта военнослужащих были оформлены отдельно (не были вшиты в жилищные дела военнослужащих), что могло свидетельствовать о том что они исполнены позже (задним числом).

Статья 13. Непосредственность судебного разбирательства


Суд при рассмотрении административного дела обязан непосредственно исследовать все доказательства по административному делу.

Статья 15. Нормативные правовые акты, применяемые при разрешении административных дел

1. Суды разрешают административные дела на основании Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти, конституций (уставов), законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления, должностных лиц, а также нормативных правовых актов организаций, которые в установленном порядке наделены полномочиями на принятие таких актов.

2. Если при разрешении административного дела суд установит несоответствие подлежащего применению нормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, он принимает решение в соответствии с законом или иным нормативным правовым актом, имеющим большую юридическую силу.

3. Если при разрешении административного дела суд придет к выводу о несоответствии закона, примененного или подлежащего применению в рассматриваемом административном деле, Конституции Российской Федерации, он обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности этого закона. В этом случае производство по административному делу приостанавливается на основании пункта 5 части 1 статьи 190 настоящего Кодекса.

4. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные нормативным правовым актом, имеющим равную или меньшую юридическую силу по сравнению с нормативным правовым актом, которым выражено согласие на обязательность данного международного договора, при разрешении административного дела применяются правила международного договора.

право на получение такого решения суда, которое содержит четкую мотивировку и надлежащий анализ обстоятельств дела.

суды не исполнили своей обязанности изложить основания для своих решений и не доказали

 нарушением Конвенции может быть признано пренебрежение судами значимых, весомых и подтвержденных доказательствами доводов. 

В мотивированности судебных актов, важным представляется Постановление Европейского суда по делу «Хелле против Финляндии». Рассмотрев обстоятельства данного дела, Европейский суд указал, что концепция справедливого судебного процесса требует, чтобы внутригосударственный судебный орган, приведший в обоснование своего решения скупую мотивировку, все же должен ответить на основные вопросы, представленные на его рассмотрение, а не ограничиваться ссылкой на выводы нижестоящего суда, как в случае по настоящему делу «…, о чем к правильному выводу пришли суды первой и апелляционной инстанций».

Постановление Европейского суда по делу «Хансен против Норвегии» (Hansen v. Norvey) от 2 октября 2014 г., жалоба N 15319/09. см. в настоящем номере на с. 92 — 116. Постановление Большой Палаты Европейского суда по делу «Гору против Греции (N 2)» (Gorou v. Greece) (N 2) от 20 марта 2009 г., жалоба N 12686/03.

Одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, о необходимости соблюдения которого неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека в своих постановлениях, который, в частности, требует, чтобы принятое судом окончательное решение не могло быть бы оспорено. Правовая определенность подразумевает, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления. Полномочие вышестоящего суда по пересмотру дела должно осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не пересмотра по существу.

Считаю, что в данном случае вышестоящим судом, судебная ошибка допущенная нижестоящим судом, приводящая к неправильному правосудию не исправляется, а напротив утверждаются, идущие в разрез с законом, положения со ссылкой на судебные акты нижестоящих судов ( ….. суд указал: ) («избрание военнослужащим в качестве постоянного места жительства определенного субъекта Российской Федерации, без указания конкретного населенного пункта, закону не противоречит»), что прямо нарушает ФЗ от 27.05.1998 N76-ФЗ «О статусе военнослужащих», Постановление Правительства РФ от 29 июня 2011 г. N 512 «О порядке признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих — граждан РФ и предоставления им жилых помещений в собственность бесплатно» и постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2014 года № 8, а так же влечет за собой явное нарушение моих прав по обеспечению жильем, то есть нарушение вышеперечисленных НПА нижестоящим судом вышестоящий суд не считает ошибкой, не исправляет и признает законным.

«… понятие справедливого судебного разбирательства требует, чтобы национальный суд, который лишь кратко мотивировал свое решение, приняв мотивы, изложенные нижестоящими судами, или другим образом, реально рассмотрел вопросы существа дела, представленного на его рассмотрение, и чтобы он не довольствовался просто-напросто подтверждением выводов, к которым пришел нижестоящий суд (…) (§ 30 Постановления от 15.02.07 г. по делу «Болдя против Румынии»)

Пересмотр дела не может считаться скрытой формой обжалования, в то время как лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра. Отступления от этого принципа оправданы, только когда являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера, которых в данном случае не установлено. Я имею право на получение такого решения суда, которое содержит четкую мотивировку и надлежащий анализ обстоятельств дела.

мотивированность решений и определений судов прямо противоречит ст. 46 Конвенции  о защите прав человека и основных свобод, статьи 1 ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»: мотивированность решения означает наличие в нем ссылки на доказательства, оценку доказательств, толкование применяемой судом правовой нормы при квалификации спорного правоотношения, Европейский суд по правам человека неоднократно указывал на то, что недостаточность мотивировки судебных актов свидетельствует об отсутствии справедливого судебного разбирательства (постановление ЕСПЧ от 16 декабря 1992 г. «Хаджианастасиу против Греции» (Hadjianastassiou v. Greeсе), постановление ЕСПЧ от 11 января 2007 г. по делу «Кузнецов и другие против Российской Федерации» (Kuznetsov and Others v. Russia) и др.). Из положений ст. 46 Конвенции, статьи 1 ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» следует, что правовые позиции Европейского Суда по правам человека , которые содержаться в его окончательных постановлениях, являются обязательными для судов . Одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности,о необходимости соблюдения которого неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека в своих постановлениях, который, в частности, требует, чтобы принятое судом окончательное решение не могло быть бы оспорено.  В другом финском деле, «Суоминен против Финляндии» , Европейский суд уточнил, что «власть должна обосновывать свои действия» , что является ценной гарантией, защищающей от произвола органов государственной власти.     Однако рождается вопрос , а при вынесении решения , были учтены показания свидетелей, а также доводы приведенные в заявлениях и жалобах.  

Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения РФ положений этих договорных актов , когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении РФ. Требование мотивирования судебных решений было сформулировано Европейским судом, и суды не могли не знать, что   внутригосударственные судебные органы обязаны указывать мотивы, которые привели их к тому или иному решению. Что касается мотивированности решений судов апелляционной инстанции, важным представляется Постановление Европейского суда по делу «Хелле против Финляндии» . Рассмотрев обстоятельства данного дела, Европейский суд указал, что концепция справедливого судебного процесса требует, чтобы внутригосударственный судебный орган, приведший в обоснование своего решения скупую мотивировку, все же должен ответить на основные вопросы, представленные на его рассмотрение, а не ограничиваться ссылкой на выводы нижестоящего суда. Однако Я  считаю что нарушено право на получение такого решения суда, которое содержит четкую мотивировку и надлежащий анализ обстоятельств дела и суды не исполнили своей обязанности изложить основания для своих решений и не доказали почему отказ в компенсации времени отдыха военнослужащего, является законным.  Что прямо противоречит  п. 1 ст. 6 Конвенции, поскольку суд «обязан … рассмотреть все документы, представленные в ходе рассмотрения дела, по крайней мере постольку, поскольку они были «предметом спора»

  Как разъяснено в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от  № 5  «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ», применение судами Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции. 

Из положений ст. 46 Конвенции, статьи 1 ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» следует, что правовые позиции Европейского Суда по правам человека , которые содержаться в его окончательных постановлениях, являются обязательными для судов . 

Однако судами было рассмотрено все , кроме моих доводов свидетельствующих о неправомерности действий

Фактический анализ судов кассационной и апелляционной инстанций сводится к ссылке на решение и выводы нижестоящего суда, нарушающие Конституцию РФ, законы и постановления, что недопустимо, а если и приводится скупая мотивировка, то без ссылок на конкретные НПА, то есть суды не исполнили своей обязанности изложить основания для своих решений и не доказали мне законность отказа в обеспечении жильем в порядке очередности.

Суд кассационной инстанции указывает, что согласно ст. 328 КАС РФ основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов и что таких нарушений по настоящему делу допущено не было, с чем я категорически не согласен и что противоречит материалам дела, а именно:

Исходя из буквального и системного толкования пунктов 18 и 19 статьи 15 ФЗ «О статусе военнослужащих» выбор населенного пункта в качестве избранного места жительства в целях предоставления военнослужащему жилого помещения представляет собой выбор конкретного населенного пункта.

Об этом так же указано и в п. 3 «Правил признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих — граждан РФ» (утв. постановлением Правительства РФ от 29 июня 2011 г. N 512), а именно «Для признания военнослужащего нуждающимся в жилом помещении военнослужащий подает в уполномоченный орган в порядке, устанавливаемом федеральными органами исполнительной власти и федеральными государственными органами, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, заявление (в нашем случае рапорт) по форме с указанием места прохождения военной службы, а при наличии в соответствии с абзацами третьим и двенадцатым пункта 1 статьи 15 ФЗ «О статусе военнослужащих» у военнослужащего права на получение жилого помещения по избранному месту жительства — избранного постоянного места жительства (наименования субъекта РФ и административно — территориального образования субъекта Российской Федерации (для городов федерального значения наименование административно — территориального образования субъекта РФ не указывается)), к которому прилагаются следующие документы…»

На то, что предоставляемое военнослужащему жилое помещение по избранному постоянному месту жительства, должно находиться в границах соответствующего населенного пункта прямо указано и в пункте 26 Пленума от 29.05.2014 г. № 8.

Суд апелляционной инстанции указывает, что «избрание военнослужащим в качестве постоянного места жительства определенного субъекта РФ, без указания конкретного населенного пункта, закону не противоречит».

Такая позиция суда противоречит действующему законодательству и нарушает мое право на обеспечение жилым помещением, так как в рапортах о признании нуждающимися в обеспечении жилыми помещениями по избранному месту жительства и постановке их на жилищный учет военнослужащими (которые в нарушение очередности получили квартиры в г. Балашиха) был указан субъект РФ (Московская область) или сразу несколько субъектов РФ (Москва и Московская область).

Законодательно определено, что избранным местом жительства военнослужащего является конкретный населенный пункт, а не несколько населенных пунктов и, и тем более не субъект Российской Федерации, иначе норма закона, изложенная в п. 19 ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих» о том, что военнослужащим, отказавшимся от предложенного жилого помещения, расположенного по месту военной службы или по избранному месту жительства, а также изъявившим желание изменить ранее избранное место жительства, предоставляется жилищная субсидия, теряла бы всякий смысл и являлась бы «мертвой нормой».

Судами не установлены, а соответственно не приняты во внимание истинные причины (хотя в первом же судебном заседании я изложил свои доводы, по которым мою фамилию по решению неустановленного должностного лица удалили из предложений по распределению жилых помещений), а также причины отказа должностного лица принять мой рапорт (что доказано в ходе судебного заседания) о согласии на получение 4 –х комнатной квартиры в г. Балашиха и нерассмотрения жилищной комиссией моей кандидатуры на предоставление жилого помещения.

Судами не принят во внимание тот факт, что избранное место жительства (тем более с указанием сразу нескольких населенных пунктов) не является обстоятельством, дающим право на внеочередное обеспечение жильем, и то, что распределенные органом военного управления в военный институт пять 4-х комнатных квартир не предназначались конкретным военнослужащим.

Гарнизонный суд указывает на то, что при решении вопроса распределения и обеспечения военнослужащих жильем учитывались документы (все рапорты — незаконно) в жилищных делах военнослужащих, из чего можно сделать вывод о том, что при поступлении в воинскую часть жилья из любого населенного пункта военнослужащему достаточно написать рапорт (в том числе и задним числом), указав этот населенный пункт, вложить его в жилищное дело и это автоматически даст такому военнослужащему право на внеочередное получение жилья в данном населенном пункте, что противоречит действующему законодательству и создает предпосылки для коррупции в вопросах обеспечения жильем военнослужащих.

С данным выводом суда не согласен по причине неисследования представленных в суд документов (доказательств), так как в последнем рапорте от 9 января 2017 года п/п-к Калинин просит обеспечить его по избранному месту жительства г. Москва, а обеспечен (с аналогичного согласия как у меня от 10 января 2018 года) в январе 2018 года квартирой в г. Балашиха несмотря на то, что стоит в списке очередников после меня (стр. 7, абз. 9 решения гарнизонного суда).

Суд кассационной инстанции, ссылаясь, в том числе и на утративший силу более четырех лет назад с 1 января 2014 года п. 2 ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих». – (ФЗ от 28.12.2013 N 405-ФЗ) указывает, что доводы моей кассационной жалобы ранее уже являлись предметом рассмотрения судов первой и апелляционной инстанций. Все они получили надлежащую оценку и обоснованно отвергнуты как несостоятельные с приведением убедительных мотивов, и выводы судов первой и апелляционной инстанций, по данному делу основаны на правильной оценке исследованных фактических данных, верном толковании и применении норм законодательства. С данным выводом

суда не согласен так как убедительные мотивы нарушают законодательство РФ.

По мнению суда «надлежащая оценка» фактических данных сводится к следующему:

Гарнизонным судом установлено:

«Так как Ленев С.В. изначально был признан нуждающимся в жилом помещении в г. Москва и не изменял своего желания, а у других военнослужащих были написаны рапорты на Московскую область (то есть все города Московской области) в том числе и на г. Балашиха Московской области, то при распределении квартир учитывались их рапорты именно на указанный город». (абз. 2 стр. 3 решения гарнизонного суда)

Исходя из данного утверждения суда я избранное место в отличие от других военнослужащих, обеспеченных жильем в г. Балашиха Московской области не изменял, то в соответствии с п. 19, ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих» имел полное право претендовать на одну из распределенных квартир.

С данным выводом суда в части оформления рапортов военнослужащих (обеспеченных жильем) не согласен, так как эти рапорты были оформлены после принятия их на жилищный учет, то есть после того, как военнослужащие уже определили для себя избранное постоянное место жительства. Это противоречит действующему законодательству п. 18, ст.15 ФЗ «О статусе военнослужащих», в части права выбора места жительства один раз, судебной практике и ставит таких военнослужащих в более выгодное положение по обеспечению жильем в отношении к другим очередникам (в нарушение ст. 19 Конституции РФ) и более того, создает должностным лицам почву для нарушений и злоупотреблений, то есть «право усмотрения», что по сути является коррупционным фактором.

Вывод гарнизонного суда о том что «у других военнослужащих были написаны рапорты на Московскую область, в том числе и на г. Балашиха Московской области» противоречит обстоятельствам дела (абз. 2 стр. 3 решения гарнизонного суда), так как при постановке на жилищный учет и признании военнослужащих нуждающимися в обеспечении жилыми помещениями по избранному месту жительства в рапортах военнослужащие указали в качестве избранного места жительства г. Москва (п/п-к Пропьев, п/п-к Кинин, п/п-к Кнецов стр. 7 решения гарнизонного суда), либо у других военнослужащих г. Москва и Московская область (п/п-к Косников, п/п-к Асаев (стр. 7 решения гарнизонного суда), то есть одновременно несколько населенных пунктов – все населенные пункты Московской области. При постановке на жилищный учет и признании нуждающимися ни у одного из обеспеченных жильем военнослужащих в рапортах не был указан конкретный населенный пункт г. Балашиха.

Гарнизонный суд указывает, что из текста телеграммы от 17 сентября 2016 года М 11894, поступившей из ГК ВВ МВД России в адрес военного института следует, что заканчивается строительство квартир в г. Балашиха Московской области. Для подготовки планов распределения квартир председателям жилищных комиссий необходимо провести беседы с очередниками, нуждающимися в получении жилых помещений, а также с очередниками, у которых такие основания возникнут в 2016 -2017 годах (в том числе с очередниками, изъявившими получить жилищную субсидию). Результаты беседы необходимо оформить рапортами военнослужащих с указанием согласия (несогласия) на получение квартиры в г. Балашиха Московской области. Рапорты приобщить к жилищным делам очередников и в срок до 20 октября 2016 года в адрес Главного командования направить обобщенные сведения.

Во исполнение указанной телеграммы была подготовлена справка, в которой отражены военнослужащие, которые состоят на учете нуждающихся в жилых помещениях, а также их согласие (несогласие) на получение жилого помещения в указанном выше городе. ( каким образом это деалется по закону? ) 

Кроме этого, данная справка содержит список военнослужащих, которые собирают документы для постановки на учет нуждающихся в жилых помещениях для постоянного проживания и согласившиеся (не согласившиеся) на жилое помещение в г. Балашиха Московской области. В данном списке указана фамилия Ленев С.В., который отказался от получения жилого помещения в г. Балашиха Московской области. ???????? 

Суд кассационной инстанции указывает, что в сентябре 2016 года во исполнение указаний ГК ВВ МВД России № 11894 (телеграмма) в военном институте проводился опрос военнослужащих, нуждающихся в жилых помещениях, а также военнослужащих, у которых основания для обеспечения жильем наступят в 2016-2017 годах, на предмет обеспечения их жилыми помещениями в г. Балашихе Московской области, согласно которому я от предоставления жилого помещения в указанном населённом пункте отказался.

С данным указанием суда я не согласен по следующим основаниям: что это за опрос и легитимность данного мероприятия с нуждающимися в жилых помещениях, то есть военнослужащими, уже избравшими постоянное место жительства, а также наступление последствий в ходе такого опроса, которые могут наступить для военнослужащего в соответствии с п. 18, ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих» (изменение ИПМЖ). А представителем ответчика и судами информация, содержащаяся в телеграмме представляется как нормативно правовой акт, на основании которого военнослужащие могут получить жилье без соблюдения очередности. В соответствии с постановлением Правительства РФ от 13.08.97 N 1009 «Об утверждении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации» нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти издаются только «в виде постановлений, приказов, распоряжений, правил, инструкций и положений. Издание нормативных правовых актов в виде писем и телеграмм не допускается».

Данная телеграмма не может носить характер нормативно – правового акта и таковым не является. Несмотря на это, суд указывает, что я в ходе вышеуказанного опроса отказался.

В соответствии с п. 3, Постановления Правительства РФ от 29 июня 2011 г. N 512 военнослужащий признается нуждающимся в жилом помещении путем подачи заявления (рапорта) в котором он указывает избранное постоянное место жительства, а не путем вышеуказанного опроса на что мне указывают суды. При таких обстоятельствах опрос по обеспечению жилыми помещениями в г. Балашиха среди нуждающихся в жилых помещениях (избравших постоянное место жительства г. Москва) а также изъявившие желание изменить ранее избранное место жительства и написавшие рапорт на обеспечение жильем в г. Балашиха в соответствии с п. 19 ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих» безальтернативно обеспечиваются жилищной субсидией.

В суде мной также было заявлено, что результаты данного опроса никак не могут повлиять на распределение мне жилья в г. Балашиха еще и потому, что этот опрос проводился в военном институте в июне 2016 года, до принятия меня на жилищный учет (24 ноября 2016 года) и осуществлении строительства жилья по планируемому избранному месту жительства в г. Москва, а с момента постановки меня на жилищный учет отказа от получения жилья в г. Балашиха с моей стороны не было ( уточнить норму которую нарушают) . Напротив, я дал на это согласие 10 января 2018 года в целях скорейшего обеспечения меня жильем, при поступлении в военный институт жилых помещений из г. Балашиха в декабре 2017 года, так как в связи с последующим увольнением в связи с организационно – штатными мероприятиями и выводом меня в распоряжение начальника военного института я мог «потерять не по своей воле» дополнительную площадь как преподаватель.

По мнению судов военнослужащий, стоящий с даты постановки на жилищный учет раньше других и избравший местом жительства конкретный населенный пункт, в котором по объективным причинам строительство жилья не осуществляется и в воинскую часть поступает жилье из другого населенного пункта не будет обеспечен (ему не будет предлагаться жилье даже в порядке очередности) до тех пор, пока в воинскую  часть не поступит жилье непосредственно в том населенном пункте, который избран военнослужащим, что в свою очередь будет ущемлять его права по отношению к другим военнослужащим, стоящим в очереди после него.

Как следует из сведений, представленных представителем административных ответчиков, квартиры по адресу: Московская область, г. Балашиха, мкр. Кучино, ул. Брагина, д.  были распределены: (стр. 7 решения гарнизонного суда)

Колкову, Прокеву, Кецову, Канину и Атаеву

1.Колков — (в списке очередников под №2) 20 января 2011 года был признан нуждающимся в получении жилого помещения (по представленным ответчиком в суд доказательствам изначально желающий быть обеспеченным в форме получения жилищной субсидии) 15 декабря 2016 года данным военнослужащим был написан рапорт о предоставлении ему жилого помещения для постоянного проживания в г. Москва или Московской области – (согласие на получение квартиры в г. Балашиха от 10 января 2018 года), в январе 2018 года обеспечен жилым помещением в г. Балашиха Московской области.

Жилищной комиссией нарушены положения ст. 19 Конституции РФ, п. 18, 19 ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих», п. 3 Постановления правительства №512, п. 26 Постановления Пленума ВС №8 (выбор ИПМЖ в населенном пункте);

2.Попьев — (в списке очередников под №6) 31 августа 2016 года был признан нуждающимся в получении жилого помещения в г. Москва – в январе 2018 года обеспечен жилым помещением в г. Балашиха Московской области.

Кроме этого, у данного военнослужащего имеется рапорт от 26 сентября 2016 года, из которого следует, что он согласен с обеспечением жилым помещением г. Балашиха Московской области.

Жилищной комиссией нарушены положения п. 18, п. 19 ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих» (смена ИПМЖ, денежная субсидия);

Ленев — (в списке очередников под №11) 20 октября 2016 года был признан нуждающимся в получении жилого помещения в г. Москва – (согласие на получение квартиры в г. Балашиха от 10 января 2018 года), жилым помещением не обеспечен;

Кунев — (в списке очередников под №12) 20 октября 2016 года был признан нуждающимся в получении жилого помещения в г. Москва – в январе 2018 года обеспечен жилым помещением в г. Балашиха Московской области.

07 декабря 2017 года данный военнослужащий в своем рапорте выразил согласие на обеспечение жилым помещением в г. Балашиха Московской области.

Допрошенный в судебном заседании Кунев также подтвердил сведения о его желании быть обеспеченным жилым помещением в г. Балашиха Московской области. Кроме этого, показал, что им был исполнен рапорт о согласии на получение квартиры в Московской области, г. Балашиха, мкр. Кучино, ул. Брагина, д. .

Жилищной комиссией нарушены положения ст. 19 Конституции РФ, ст. 57 ЖК, п. 18, п. 19 ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих», п. 43 инструкции (Приказ МВД № 75) (смена ИПМЖ, субсидия, очередность);

Кинин (в списке очередников под №17) 09 января 2017 года признан нуждающимся в получении жилого помещения в г. Москва – (согласие на получение квартиры в г. Балашиха от 10 января 2018 года), в январе 2018 года обеспечен жилым помещением в г. Балашиха Московской области.

Ранее в своем рапорте от 26 сентября 2016 года он выразил согласие на обеспечение жилым помещением в г. Балашиха Московской области на основании распоряжения от 17 сентября 2016 года № 11894, поступившего из ГК ВВ МВД России.

Допрошенный в судебном заседании Кинин не отрицал факт того, что Попов связывался с ним по телефону и довел сведения о поступлении квартир в г. Балашиха Московской области. Свое согласие на получение квартиры по адресу: Московская область, г. Балашиха, мкр. Кучино, ул. Брагина, д. 1 он написал в форме рапорта отправил по «Ватсап» Попову. В дальнейшем принес оригинал рапорта в военный институт.

Кроме этого, Кинин указал, что при написании рапорта на получение жилого помещения в г. Москва, он никогда не отказывался от получения жилого Помещения в г. Балашиха Московской области. Данное согласие им было выражено еще в 2016 году.

Жилищной комиссией нарушены положения ст. 19 Конституции РФ, ст. 57 ЖК, п. 18, п. 19 ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих», п. 43 инструкции (Приказ МВД № 75) (смена ИПМЖ, субсидия, очередность);

Атаев (в списке очередников под №27) 06 июля 2017 года признан нуждающимся в получении жилого помещения в г. Москва или Московской области – в январе 2018 года обеспечен жилым помещением в г. Балашиха Московской области.

Жилищной комиссией нарушены положения ст. 19 Конституции РФ, ст. 57 ЖК, п. 18, 19 ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих», п. 3 Постановления правительства №512, п. 26 Постановления Пленума ВС №8, п. 43 инструкции (Приказ МВД № 75) (выбор ИПМЖ в населенном пункте, смена ИПМЖ, субсидия, очередность).

Военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, признанным нуждающимися в жилых помещениях, гражданам, уволенным с военной службы, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, отказавшимся от предложенного жилого помещения, по месту службы или по избранному месту жительства, которое соответствует требованиям, установленным законодательством Российской Федерации, а также изъявившим желание изменить ранее избранное место жительства, предоставляется жилищная субсидия.

О чем я в судах заявлял, сводя эти заявления к тому, что данные документы (рапорты военнослужащих о согласии на обеспечение жильем в Московской области) не исследованы судом и им не дана правовая оценка на предмет соответствия требованиям закона.

Указание гарнизонного суда на то, что помощник начальника КЭС военного института по жилищным вопросам Пов М.О. производил подготовку предложений по своей инициативе противоречит материалам дела, так как согласно занимаемой им воинской должности, именно он отвечает за данное направление деятельности и обязан своевременно доводить до военнослужащих военного института, состоящих на жилищном учете в качестве нуждающихся в обеспечении жилыми помещениями информацию о поступлении и распределении в военный институт жилых помещений, что и было им сделано, при этом его действия были необходимыми и последовательными (подготовка предложений для жилищной комиссии с фамилиями по обеспечению жилыми помещениями в г. Балашиха), однако неустановленным должностным лицом (в нарушении п.п. 43, 44 Инструкции) было принято единоличное решение об исключении моей фамилии из данных предложений.

Судами не принят во внимание тот факт, что решение по распределению и обеспечению военнослужащих жильем находится в компетенции жилищной комиссии, а не должностного лица и мой рапорт (копия рапорта) с согласием на получение жилья в г. Балашиха (как и копии рапортов других военнослужащих, отправленные аналогичным способом при нахождении таких военнослужащих в отпуске, этот факт доказан в судебном заседании и не отрицался ответчиком) и при наличии фамилии в предложениях по обеспечению жильем, в соответствии с Инструкцией должен был быть рассмотрен на заседании жилищной комиссии с принятием по нему соответствующего решения, оформленного протоколом, с выдачей мне выписки из протокола.

В нарушение Инструкции и на основании решения неустановленного должностного лица, на заседании жилищной комиссии военного института по распределению пяти 4 — х комнатных квартир в г. Балашиха ул. Брагина, д.  мой рапорт и моя кандидатура по неустановленным причинам не рассматривались и соответственно, при всех равных условиях и действиях с моей стороны по обеспечению жилым

помещением, жилье мне было не распределено, лица, стоящие в очереди на обеспечение жилыми помещениями после меня, в нарушение очередности, незаконно обеспечены жильем, я не обеспечен.

Гарнизонным судом не было установлено должностное лицо военного института и не дана надлежащая оценка законности действий (нарушение инструкции) должностного лица военного института единолично принявшего решение об удалении моей кандидатуры из предложений по распределению жилья и включения вместо меня кандидатуры другого военнослужащего.

Свидетельские показания прямо указывающие на нарушение закона и инструкции должностными лицами военного института (протокол заседания от 13 марта 2018 года) по распределению жилья также гарнизонным судом не изучены, им не дана надлежащая правовая оценка.

Гарнизонным судом в нарушение п. 19 ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих» указывается, что в судебном заседании установлено, что при поступлении плана по распределению квартир в Московской области, г. Балашиха, мкр. Кучино, ул. Брагина, д. , военнослужащие действительно писали согласие на получение жилого помещения в данном городе по указанному адресу. Однако наряду с последним рапортом в первую очередь учитывалось их ранее выраженное согласие (на смену ИПМЖ) на получение жилого помещения именно в г. Балашиха Московской области (абз. 5 стр. 8 решения гарнизонного суда).

Вывод суда кассационной инстанции о том, что доводы моей кассационной жалобы по существу сводятся к иному, в отличие от суда, субъективному толкованию законодательства, неправильному пониманию норм материального права и направлены на переоценку фактических обстоятельств дела. При этом доводов, которые могли бы поставить под сомнение обоснованность судебных актов, в кассационной жалобе не приведено, я не согласен, исходя их приведенных выше фактов, а также данное утверждение опровергается свидетельскими показаниями и материалами протоколов судебных заседаний.

Суд апелляционной инстанции в определении указывает, что по моему утверждению, информацию, каким конкретно должностным лицом было принято решение о включении вместо меня в предложения по распределению жилых помещений другого военнослужащего, мне не довели. Указанные квартиры были распределены военнослужащим с нарушением очередности, при этом никто из них в качестве постоянного места жительства город Балашиху Московской области не избирал, в связи с чем данные жилые помещения предлагались в порядке очередности. Однако суд не учел тот факт, что данное жилье предлагалось всем начиная с первого, принцип соблюдения очередности с даты постановки на жилищный учет на моей кандидатуре прекратил свое действие, а после меня вновь продолжился.

Судами не изучены и не приняты во внимание показания свидетелей в части того, что рапорта о согласии на предоставление квартир военнослужащие направляли аналогичным образом, однако мой рапорт и моя кандидатура на предоставление жилого помещения, при всех равных условиях и действиях с моей стороны, компетентным органом по неустановленным причинам не рассматривались, решение в отношении меня принято единолично.

С указаниями суда кассационной инстанции на то, что (стр. 4 определения суда кассационной инстанции) из анализа представленных в суд документов следует, что жилищная комиссия, рассматривая вопрос распределения военнослужащим выделенного на военный институт жилья, располагала сведениями как об очередности военнослужащих, так и об избранных ими местах постоянного жительства, (трое военнослужащих г. Москва, двое военнослужащих г. Москва и Московская область стр. 7 решения гарнизонного суда). При этом комиссией обсуждались в порядке очередности кандидаты, либо изъявившие желание (изменение ИПМЖ) быть обеспеченными жилым  помещением в Московской области, либо изъявившие такое желание в ходе указанного выше опроса не согласен так как, данное указание суда нарушает законодательство РФ п. 18, п. 19 ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих» в части касающейся изменения избранного места жительства и выплаты таким военнослужащим денежной субсидии.

«(стр. 4 определения суда кассационной инстанции) Ленев, изъявивший желание быть обеспеченным жильем исключительно в г. Москве и ранее отказавшийся от строящегося жилья в г. Балашихе Московской области (не изменял ИПМЖ), к таковым не относился, в связи с чем и не рассматривался на заседании жилищной комиссии военного института при распределении указанных жилых помещений, однако судом не учтен тот факт, что моя кандидатура на заседании жилищной комиссии по распределению жилья отсутствовала в результате нарушения Инструкции. А отсутствие в жилищной комиссии оригинала моего рапорта на согласие получения жилья в г. Балашиха от 10 января 2018 года явилось следствием отказа должностного лица 16 января 2018 года в приеме данного рапорта и доведения до меня информации о том, что данное жилье уже распределено, моя фамилия (незаконно) не утверждена и необходимости в данном рапорте уже нет, что и послужило основанием для обращения в суд для защиты своих прав.

Вывод суда о невозможности обеспечения меня жильем в г. Балашиха является ошибочным, так как согласие военнослужащего на получение предлагаемого ему органом военного управления жилого помещения в Московской области г. Балашиха, при избранном им месте жительства г. Москва, возможен и не противоречит действующему законодательству, что подтверждается и судебной практикой Верховного Суда РФ (например, Определение СК по делам военнослужащих Верховного Суда РФ от 21 февраля 2017 г. № 201-КГ17-1 (страницы 3-4), в котором прямо указано на законность этого.

Указание гарнизонного суда (стр. 7 решения гарнизонного суда) на то, что квартиры были распределены троим военнослужащим, имеющим более позднюю дату принятия на учет нуждающихся в жилых помещениях, причем один из них еще в 2016 году изъявил желание быть обеспеченным жильем в городе Балашихе Московской области, а другой — при постановке на учет указал в качестве постоянного места жительства Московскую область также нарушает действующее законодательство а именно ст. 19 Конституции РФ, ст. 57 ЖК РФ, п. 18, п. 19, ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих», п. 3 Постановления Правительства РФ №512, п. 43 инструкции.

Суд кассационной инстанции указывает, что в январе 2018 года я обращался с рапортом к должностному лицу КЭС о своем согласии на распределение мне жилья в г. Балашихе, и этот рапорт не мог быть учтен, так как был подан после выделения на военный институт указанных выше квартир и не мог быть принят во внимание жилищной комиссией. С данным выводом суда не согласен потому что данный рапорт мной был исполнен 10 января 2018 года, непосредственно при поступлении жилья в военный институт (незаконно распределено данное жилье на заседании жилищной комиссии 29 января 2018 года) уже после того как со мной связалось должностное лицо и предложило мне квартиру, на получение которой я дал согласие.

Данное нарушение моих прав имеет для меня существенное значение, так как в настоящее время подлежу увольнению с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями и соответственно потеряю право на дополнительную общую площадь жилого помещения, как преподаватель военной образовательной организации высшего образования.

С выводом судов о том что при таких обстоятельствах, оснований для признания бездействия начальника и жилищной комиссии военного института, выразившегося в непредоставлении мне жилого помещения нет категорически не согласен в связи с изложенными выше бесчисленными фактами нарушения закона должностными лицами военного института и жилищной комиссией.

С выводом суда, о том что мои доводы об ограничении моего права на дополнительную жилплощадь как преподавателя, являются беспредметными, поскольку, как об этом указано в обжалуемых судебных постановлениях, какого-либо жилья мне не распределялось и решений об этом не принимаюсь не согласен, по причине того что жилье мне не распределялось незаконно, а которое и было распределено, то тоже с нарушением закона а спорные взаимоотношения по поводу обеспечения меня жильем с учетом дополнительной площади жилого помещения возникли до вывода меня в распоряжение начальника военного института.

Судами неправильно определены обстоятельства, имеющее значение для дела, выводы судов, изложенные в их решениях, не соответствуют обстоятельствам дела и основаны на неправильном истолковании закона, в том числе без учета правовой позиции, содержащейся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации (то есть суд неправильно применил нормы материального права), считаю, что анализ нормативных правовых актов о порядке обеспечения военнослужащих жилыми помещениями, изложенный в решениях судов, противоречит действующему законодательству.

Дифференциация, приводящая к различиям в правах граждан в той или иной сфере правового регулирования, должна отвечать требованиям Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ неоднократно в своих постановлениях обращал внимание на то, что любая дифференциация, приводящая к различиям в правах граждан в той или иной сфере правового регулирования, должна отвечать требованиям Конституции РФ, в том числе вытекающим из закрепленного ею принципа равенства (статья 19), в соответствии с которыми такие различия допустимы, если они объективно оправданны, обоснованы и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им. В свою очередь, соблюдение конституционного принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод, означает, помимо прочего, запрет вводить такие ограничения в правах лиц, принадлежащих к одной категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях) (Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 24 октября 2000 года № 13-П, от 24 мая 2001 года № 8-П, от 3 июня 2004 года № 11-П и от 15 июня 2006 года № 6-П, определения Конституционного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2003 года № 415-О, от 27 июня 2005 года № 231-О и от 1 декабря 2005 года № 428-О).

Однако судом в своем решении не учтены положения ст. 19 Конституции РФ и ст. 6 КАС РФ о равенстве всех перед законом и судом, и что государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоят

На основании вышеизложенного, считаю, что:

прошу суд:

1. Рассмотреть кассационную жалобу ………………………………………………… и отменить решение Саратовского гарнизонного военного суда от 20 марта 2018 года и апелляционное определение Приволжского окружного военного суда от 5 июня 2018 года по иску Ленева С.В., определение об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции Приволжского окружного военного суда от 18 октября 2018 года, связанное с отказом в удовлетворении исковых требований по признанию незаконными бездействия начальника военного института и жилищной комиссии, выразившиеся в непредоставлении ему жилого помещения, признанию незаконными действий жилищной комиссии военного института в части соблюдения очередности в обеспечении жилыми помещениями для постоянного проживания и обязательстве начальника военного института и жилищной комиссии обеспечить его и членов его семьи жилым помещением с учетом права на дополнительную площадь жилого помещения в пределах от 87 до 97 кв. м., полностью и принять по административному делу новое решение.

5. ДОКАЗЫВАНИЕ

Во-первых, злоупотребляя правом, судья, в нарушение ст. 17 Конвенции, с противоправной целью нарушения права на справедливое разбирательство дела, защищаемое п. 1 ст. 6 Конвенции, нарушил наше право на информацию, гарантированное ст. 10 Конвенции, поскольку в нарушение ст. 45 Конвенции, п. 2 «с» ст. 41 Хартии об основных правах не сообщил нам никаких причин, по которым наша жалоба им расценена как неприемлемая. То есть он скрыл, утаил, предоставил неполную, следовательно, вводящую в заблуждение информацию, что и является злоупотребление правом, что неоднократно было установлено ЕСПЧ: «неполная и, следовательно, вводящая в заблуждение информация представляет собой злоупотребление правом, особенно если эта информация затрагивает ее основное содержание, и не представлено удовлетворительного объяснения нераскрытию этой информации, а отказ в приведении мотивов ограничения или лишения права «без конкретного указания оснований является актом произвола»

Также «Предоставление … неполной информации может означать «злоупотребление правом …» по смыслу пункта 3 а) статьи 35 Конвенции, особенно если информация касается основного дела или существенных доказательств и неспособность разъяснения этого недостаточно объяснена. Неспособность заявителя обратить внимание … на важные события, происходящие в ходе разбирательства, может также представлять собой такое злоупотребление (…) (§ 63 Постановления от 07.12.17 г. по делу «S.F. и другие против Болгарии»)… Термин «злоупотребление правом [и]», как он используется в пункте 3 (а) статьи 35 Конвенции, должен пониматься в его обычном значении, а именно: вредное осуществление права его обладателя способом, несовместимым с целью, для которой он предназначен (…)…» (§ 65 там же).

чтобы обеспечить надлежащее отправление правосудия и соблюдение принципа правовой определенности, и что заинтересованные лица вправе ожидать, что данные нормы будут соблюдаться (…). Этот принцип применяется в обоих направлениях: не только по отношению к участникам судебного разбирательства, но также по отношению к национальным судам» (§ 99 там же). 1.2 Во-вторых, говоря о мотивированности судебного решения, следует указать, что судья не привел причины, по которым он отверг те нормы права и доказательства, на которые мы ссылались в обоснование своих доводов. Для этой противоправной цели он сфальсифицировал в своем решении наши доводы, не отразив их.

решение судьи …….. имеет коррупционный характер и в нарушение ст. 19 Конвенции ООН против коррупции вынесено в интересах нарушителей прав человека. Это незаконное, необоснованное и немотивированное решение нарушает и статьи 10, 11, п. 1 ст. 13 Конвенции ООН против коррупции.

по основаниям объективного теста, предусмотренного п. 1 ст. 6 Конвенции, п. 3 «с» Принципа V Рекомендации № R(94)12 Комитета министров СЕ о независимости, эффективности и роли судов, принятой 13.10.94 г. 1.3.1 «»Беспристрастность» суда предполагает, что судьи не должны относиться к рассматриваемой ими проблеме предвзято или действовать в интересах одной из сторон.

Исходя из вышеизложенного и руководствуясь ст. 318 КАС РФ,

С решениями и определениями вышеуказанных судов я не согласен так как в соответствии с гражданским законодательством, суд обязан разрешать гражданские дела на основании Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, нормативных правовых актов федеральных органов государственной власти.Считаю, что решения судов не соответствует действующему законодательству и сложившейся судебной практике, подлежит отмене по следующим основаниям: 

1.ПОРЯДОК УВЕДОМЛЕНИЯ 

обеспечиваются жилыми помещениями по избранному местужительства в порядке, предусмотренном пунктом 14 статьи 15 настоящего Федерального закона.

Абзацем 3 указанной Пункта установлено, что в случаях, если военнослужащие — граждане, указанные в абзаце втором настоящего пункта, отказались от предложенного жилого помещения, расположенного по месту военной службы или по избранному местужительства , которое соответствует требованиям, установленным законодательством Российской Федерации, либо отказались от жилищной субсидии или не представили документы, необходимые для предоставления жилого помещения или жилищной субсидии, в течение 30 дней с даты уведомления их федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, о готовности предоставить жилое помещение или жилищную субсидию, не считая периода временной нетрудоспособности военнослужащих — граждан, пребывания их в отпуске, в служебной командировке и иных обстоятельств, объективно исключающих возможность представления указанных документов 

МО РФ Приказ Министра обороны РФ от 17 июня 2015 г. № 333 “О мерах по реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации абзаца третьего пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (не вступил в силу)Обзор документа


Военные, отслужившие 10 и более лет, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, без их согласия не могут быть уволены с военной службы по возрасту, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилья или субсидии на его приобретение.

Однако, если указанные лица не предъявили по неуважительной причине в течение 30 дней с даты уведомления их о готовности выделить им жилье или субсидию необходимые для этого документы, они подлежат увольнению с военной службы без их согласия. Установлен порядок доведения до военнослужащих Минобороны России таких уведомлений.

О готовности предоставить жилье военнослужащего уведомляют путем доведения до него извещения о распределении жилых помещений под расписку или иным способом, свидетельствующим о факте и дате его получения.

Уведомление о готовности выделить субсидию вручается военнослужащему в присутствии 2 должностных лиц органа военного управления под расписку с указанием даты вручения. При отказе военнослужащего получить уведомление составляется акт. Приведены рекомендуемые образцы уведомления и акта.

РЕШЕНИЕ СУДА В соответствии с приказом Министра обороны РФ от 17.06.2015 года № 333 «О мерах по реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации абзаца третьего пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих » установлен «Порядок уведомления военнослужащих — граждан Российской Федерации, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, подлежащих увольнению с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, и состоящих на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, о готовности предоставить им жилое помещение или жилищную субсидию для приобретения или строительства жилого помещения (жилых помещений)».

В пункте 1 указанного Порядка указано, что данный Порядок устанавливает действия уполномоченного органа Министерства обороны Российской Федерации по вопросам жилищного обеспечения в Вооруженных Силах Российской Федерации (далее — уполномоченный орган), специализированных организаций (структурных подразделений специализированных организаций) (далее — структурное подразделение уполномоченного органа) и органов военного управления по доведению до военнослужащих — граждан Российской Федерации, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, подлежащих увольнению с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, и состоящих на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях в Министерстве обороны Российской Федерации (далее — военнослужащие ), уведомлений о готовности предоставить жилое помещение или субсидию для приобретения или строительства жилого помещения (жилых помещений) с целью реализации права на жилищное обеспечение.

Пункт 3 данного Порядка предусматривает, что уполномоченный орган (структурное подразделение уполномоченного органа) оформляет Уведомление о готовности предоставить субсидию для приобретения или строительства жилого помещения (жилых помещений) (далее — жилищная субсидия) военнослужащему по рекомендуемому образцу согласно приложению N 1 к настоящему Порядку.

Из анализа указанных нормативных актов следует, что действующим законодательством РФ установлен порядок уведомлениявоеннослужащих , общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, подлежащих увольнению с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, и состоящих на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, о готовности предоставить им жилое помещение или жилищную субсидию для приобретения или строительства жилого помещения (жилых помещений).

При этом само уведомление о готовности предоставить жилищную субсидию для приобретения или строительства жилого помещения (жилых помещений) имеет своей целью ускорить реализацию своих жилищных прав при увольнении указанной выше категориивоеннослужащих .

ВНГ ( МВД) Порядок постановки на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, выделения жилых помещений военнослужащим внутренних войск и членам их семей установлен Инструкцией об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России, утвержденной Приказом МВД РФ от 12 февраля 2010 г. № 75 «Об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России».

Пунктом 3 Инструкции предусмотрено, что вопросы, связанные с обеспечением военнослужащих внутренних войск МВД России жилыми помещениями, решаются по месту прохождения ими военной службы в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Жилищным кодексом Российской Федерации, федеральными законами, постановлениями Правительства Российской Федерации, жилищным законодательством субъектов Российской Федерации и организуются в порядке, предусмотренном Инструкцией.

2. Избранное постоянное место жительства ( город? регион? )

Пленума от 29.05.2014 г. № 8. ( 26. Обратить внимание судов на то, что согласно части 2 статьи 15, части 5 статьи 57 ЖК РФ, пунктам 1 и 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» предоставляемое военнослужащему жилое помещение по договору социального найма или в собственность, в том числе по избранному постоянному месту жительства, должно отвечать установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства и должно находиться в границах соответствующего населенного пункта.

В соответствии с п.п. 1 и 2 Правил признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих -граждан Российской Федерации, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 июня 2011 года № 512, признание нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих — граждан Российской Федерации, осуществляется по основаниям, предусмотренным ст. 51 ЖК РФ, уполномоченными органами федеральных органов исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба. В целях признания военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях применяется учетная норма площади жилого помещения, установленная в соответствии с законодательством Российской Федерации по месту прохождения военной службы, а при наличии у военнослужащего права на получение жилого помещения по избранному месту жительства — по избранному постоянномуместу жительства .——- т.е. Выбирать ИПМЖ Субьект никак нельзя т.к. разные учетные нормы : Прежде всего, это связано с отсутствием единой учетной нормы площади жилого помещения для оценки нуждаемости военнослужащих и членов их семей в жилых помещениях на территории Российской Федерации. В соответствии с ч. 5 ст. 50 Жилищного кодекса Российской Федерации учетная норма устанавливается органом местного самоуправления. Размер такой нормы не может превышать размер нормы предоставления, установленной данным органом.
Несмотря на то что ч. 6 ст. 50 Жилищного кодекса Российской Федерации допускает возможность установления для такой категории граждан, как военнослужащие, иных учетных норм, до настоящего момента это не сделано.
В настоящий момент при оценке нуждаемости в получении жилых помещений (улучшении жилищных условий) в отношении военнослужащих и членов их семей по избранному ими постоянному месту жительства применяются учетные нормы площади жилого помещения, установленные органами местного самоуправления по избранному постоянному месту жительства. Эти нормы в муниципальных образованиях на территории Российской Федерации существенно разнятся.

Также 76-ФЗ:если в ходе подготовки к увольнению с военной службы военнослужащий уже заявлял об избрании в качестве постоянного места жительства определенного населенного пункта, то последующее изменение избранного им постоянного места жительства в соответствии с п. 19 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» исключит возможность получения им, при желании, жилого помещения, а повлечет безальтернативное предоставление ему жилищной субсидии.
«19. Военнослужащим — гражданам, проходящим военную службу по контракту, признанным нуждающимися в жилых помещениях, гражданам, уволенным с военной службы, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях в федеральном органе исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, отказавшимся от предложенного жилого помещения, расположенного по месту военной службы или по избранному месту жительства, которое соответствует требованиям, установленным законодательством Российской Федерации, а также изъявившим желание изменить ранее избранное место жительства, предоставляется жилищная субсидия.»
Так что если Вы хотите изменить место жительства, квартира Вам не положена, а должны выдать субсидию. РУЖО изменения внесет, но и в форму обеспечения тоже. Конечно, если у них есть нераспределенные квартиры в Подмосковье, могут и предложить, но по закону обязаны перекинуть в очередь на субсидию.

ст 15 ОСВС 

18… Граждане, уволенные с военной службы и состоящие на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях в федеральном органе исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, обеспечиваются жилыми помещениями в населенных пунктах, выбранных ими в качестве избранного места жительства до увольнения с военной службы. (18. Право выбора населенного пункта в качестве избранного места жительства в целях предоставления военнослужащему-гражданину жилого помещения предоставляется ему один раз.) 
19… гражданам, уволенным с военной службы, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях в федеральном органе исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, отказавшимся от предложенного жилого помещения, расположенного по месту военной службы или по избранному месту жительства, которое соответствует требованиям, установленным законодательством Российской Федерации, а также изъявившим желание изменить ранее избранное место жительства, предоставляется жилищная субсидия.

Определение Верховного Суда РФ от 21.02.2017 N 201-КГ17-1

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕот 21 февраля 2017 г. N 201-КГ17-1
Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Крупнова И.В.,судей Дербилова О.А., Замашнюка А.Н.при секретаре Жиленковой Т.С. рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по кассационной жалобе представителя командира войсковой части <…> Кокурина Д.В. на апелляционное определение Московского окружного военного суда от 16 июня 2016 г., которым отменено решение Одинцовского гарнизонного военного суда от 14 марта 2016 г. по административному исковому заявлению (далее — заявление) военнослужащего войсковой части <…> капитана 2 ранга Журавлева М.Б. об оспаривании действий командира и решений жилищной комиссии войсковой части <…> связанных с изменением избранного административным истцом (далее — истец) места жительства при увольнении с военной службы и об изменении формы обеспечения его жилым помещением.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Крупнова И.В., изложившего обстоятельства дела, содержание судебных актов, принятых по делу, доводы кассационной жалобы, выступление представителей командира войсковой части <…> Кокурина Д.В. и Одинцова А.Н., поддержавших доводы кассационной жалобы, возражения Журавлева М.Б. и его представителя Стрелковой Н.В. против доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по делам военнослужащих

установила:

апелляционным определением Московского окружного военного суда от 16 июня 2016 г. отменено решение Одинцовского гарнизонного военного суда от 14 марта 2016 г. об отказе в удовлетворении заявления Журавлева М.Б., в котором он просил признать незаконными утвержденные командиром воинской части решения жилищной комиссии войсковой части <…> (далее — жилищная комиссия) от 30 ноября 2015 г. N 12 и от 8 декабря 2015 г. N 13 о признании истца в качестве нуждающегося в жилом помещении по избранному постоянному месту жительства в г. Москве с 18 ноября 2015 г. и учете его как подлежащего обеспечению жилым помещением в форме субсидии для приобретения или строительства жилого помещения (далее — жилищная субсидия) соответственно.

Суд апелляционной инстанции заявление удовлетворил, признал незаконными решение жилищной комиссии от 8 декабря 2015 г. полностью, а решение от 30 ноября 2015 г. — в части даты признания Журавлева М.Б. нуждающимся в жилом помещении по избранному месту жительства в г. Москве, возложив на жилищную комиссию обязанность указать такой датой 11 августа 2005 г., а также взыскал в пользу истца с воинской части судебные расходы, связанные с уплатой государственной пошлины.

Определением судьи Московского окружного военного суда от 24 августа 2016 г. и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 23 ноября 2016 г. в передаче кассационной жалобы представителя командира воинской части для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано.

В кассационной жалобе и дополнении к ней представитель командира войсковой части <…> Кокурин Д.В., утверждая о существенном нарушении судом апелляционной инстанции норм материального права, просит апелляционное определение отменить, оставить в силе решение гарнизонного военного суда.

В обоснование жалобы он указывает, что вывод окружного военного суда о том, что Журавлев М.Б. фактически был учтен в качестве нуждающегося в жилом помещении в г. Москве с 2005 года опровергается исследованными в судебном заседании документами, согласно которым тот все это время числился на жилищном учете в Московской области, где ему в декабре 2014 года было предоставлено жилое помещение в г. Люберцах. Согласие Журавлева М.Б. с получением этого жилого помещения и последующий необоснованный отказ от него правильно были расценены гарнизонным военным судом как основание для выдачи истцу жилищной субсидии.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации — председателя Судебной коллегии по делам военнослужащих от 25 января 2016 г. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 23 ноября 2016 г. по данному делу отменено, кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по делам военнослужащих.

Рассмотрев материалы административного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по делам военнослужащих находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно ст. 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом апелляционной инстанции при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм материального права, что выразилось в следующем.

Из материалов дела следует, что Журавлеву М.Б., признанному решением жилищной комиссии от 31 января 2005 г. нуждающимся в жилом помещении на основании его рапорта от 27 января 2005 г. и зачисленному с сентября 2005 года в распоряжение командира в связи с проведением организационно-штатных мероприятий, решением жилищной комиссии от 17 декабря 2014 г., в связи с увольнением в запас, предложена для получения квартира в г. Люберцы Московской области, находившаяся с 25 июля 2014 г. в оперативном управлении федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба.

После письменного согласия Журавлева М.Б. с получением указанной квартиры решением жилищной комиссии от 25 марта 2015 г. она была распределена ему в собственность. Площадь жилого помещения, превышающая норму предоставления, истец оплатил за счет собственных средств.

Однако впоследствии Журавлев М.Б. от получения квартиры отказался, сославшись на недостатки произведенных в жилом помещении отделочных и монтажных работ, и 18 ноября 2015 г. обратился с рапортом, в котором указал, что в соответствии с ранее поданным им по команде 11 августа 2005 г. рапортом просит считать избранным постоянным местом жительства после окончания военной службы г. Москву. ( т.е. изменил ИПМЖ) 

Решением жилищной комиссии от 30 ноября 2015 г. N 12 Журавлев М.Б. признан в качестве нуждающегося в жилом помещении по избранному постоянному месту жительства в г. Москве с 18 ноября 2015 г. и решением жилищной комиссии от 5 декабря 2015 г. N 13 он учтен как подлежащий обеспечению жилым помещением в форме жилищной субсидии.

Отменяя решение гарнизонного военного суда о признании законными названных решений жилищной комиссии, суд апелляционной инстанции в обоснование указал, что при решении вопроса о жилищном обеспечении Журавлева М.Б. подлежал разрешению его рапорт не от 27 января 2005 г. о признании нуждающимся в жилом помещении по месту военной службы, а рапорт от 11 августа 2005 г. о признании нуждающимся в жилом помещении в г. Москве или в г. Голицыно Московской области, тогда как предоставленное ему жилое помещение в г. Люберцах Московской области находилось ни по месту его службы, ни по избранному месту жительства, а также превышало норму предоставления. С учетом изложенного факт отказа истца от указанного жилого помещения учету не подлежал.

 Между тем окружным военным судом оставлено без внимания, что согласие Журавлева М.Б. с получением квартиры в г. Люберцы Московской области и последующие его действия, связанные с оплатой площади жилого помещения, превышающей норму предоставления, с достаточной очевидностью свидетельствуют об окончательном избрании им местом постоянного жительства после увольнения с военной службы названного населенного пункта. Тем более что в судебном заседании Журавлев М.Б. пояснил, что для него не имело принципиального значения место обеспечения жильем именно в г. Москве или в г. Голицыно Московской области, поэтому в зависимости от месторасположения населенного пункта он не возражал против обеспечения его жилым помещением в г. Люберцы Московской области.

В связи с изложенным ссылка суда апелляционной инстанции на рапорт истца от 11 августа 2005 г. о признании его нуждающимся в жилом помещении в г. Москве или в г. Голицыно Московской области является беспредметной. Необходимость учета такого рапорта командованием отпала с момента согласия истца с предоставленной ему квартирой в г. Люберцы Московской области.

Данное обстоятельство указывает на законность принятого жилищной комиссией решения от 30 ноября 2015 г. N 12 о признании истца в качестве нуждающегося в жилом помещении по избранному постоянному месту жительства в г. Москве именно с 18 ноября 2015 г., то есть с момента повторного обращения в жилищную комиссию.

Основано на законе и решение жилищной комиссии от 5 декабря 2015 г. N 13 об учете Журавлева М.Б. как подлежащего обеспечению жилым помещением в форме жилищной субсидии, поскольку согласно п. 19 ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, признанным нуждающимися в жилых помещениях, отказавшимся от предложенного жилого помещения, расположенного по месту военной службы или по избранному месту жительства, которое соответствует требованиям, установленным законодательством Российской Федерации, а также изъявившим желание изменить ранее избранное место жительства, предоставляется жилищная субсидия.

Что касается мотивов отказа от получения предоставленной Журавлеву М.Б. квартиры, то вступившим в законную силу решением Одинцовского гарнизонного военного суда от 5 февраля 2016 г. такой отказ был признан необоснованным ввиду соответствия жилого помещения предъявляемым к нему требованиям и отсутствия заключения межведомственной комиссии о признании его непригодным для проживания.

Следовательно, факт отказа истца от предоставленного жилого помещения, вопреки выводу окружного суда, подлежал учету при решении вопроса о предоставлении ему жилищной субсидии.

На основании изложенного Судебная коллегия находит, что решение гарнизонного военного суда о необоснованности требований Журавлева М.Б. является законным, а вывод суда апелляционной инстанции об обратном основан на неправильном применении норм материального права.

Допущенные окружным военным судом нарушения повлияли на исход дела и без их устранения невозможна защита охраняемых законом публичных интересов, что является основанием для отмены в кассационном порядке апелляционного определения, в том числе на основании ст. 103111 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в части взыскания в пользу истца судебных расходов, и оставления в силе решения гарнизонного военного суда.

Руководствуясь ст. ст. 327328п. 4 ч. 1 ст. 329ст. 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия по делам военнослужащих

определила:
апелляционное определение Московского окружного военного суда от 16 июня 2016 г. по административному исковому заявлению Журавлева Михаила Борисовича в связи с существенным нарушением норм материального права отменить, оставить в силе решение Одинцовского гарнизонного военного суда от 14 марта 2016 г. по административному исковому заявлению Журавлева М.Б.
ПредседательствующийИ.В.КРУПНОВ
Судьи

О.А.ДЕРБИЛОВ

3.дифференциация, приводящая к различиям в правах граждан в той или иной сфере правового регулирования, должна отвечать требованиям Конституции Российской Федерации

Конституционный Суд РФ неоднократно в своих постановлениях обращал внимание на то, что любая дифференциация, приводящая к различиям в правах граждан в той или иной сфере правового регулирования, должна отвечать требованиям Конституции Российской Федерации, в том числе вытекающим из закрепленного ею принципа равенства (статья 19), в соответствии с которыми такие различия допустимы, если они объективно оправданны, обоснованы и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им. В свою очередь, соблюдение конституционного принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод, означает, помимо прочего, запрет вводить такие ограничения в правах лиц, принадлежащих к одной категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях) (Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 24 октября 2000 года № 13-П, от 24 мая 2001 года № 8-П, от 3 июня 2004 года № 11-П и от 15 июня 2006 года № 6-П, определения Конституционного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2003 года № 415-О, от 27 июня 2005 года № 231-О и от 1 декабря 2005 года № 428-О).

4. Мотивированность 

определения «пределов лаконичности» мотивировки решения. 

Что касается мотивированности решений судов апелляционной инстанции, важным представляется Постановление Европейского суда по делу «Хелле против Финляндии» <1>. Рассмотрев обстоятельства данного дела, Европейский суд указал, что концепция справедливого судебного процесса требует, чтобы внутригосударственный судебный орган, приведший в обоснование своего решения скупую мотивировку, все же должен ответить на основные вопросы, представленные на его рассмотрение, а не ограничиваться ссылкой на выводы нижестоящего суда

Постановление Европейского суда по делу «Хансен против Норвегии» (Hansen v. Norvey) от 2 октября 2014 г., жалоба N 15319/09. См. в настоящем номере на с. 92 — 116 (примеч. редактора). 
<2> Постановление Большой Палаты Европейского суда по делу «Гору против Греции (N 2)» (Gorou v. Greece) (N 2) от 20 марта 2009 г., жалоба N 12686/03.

Одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, о необходимости соблюдения которого неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека в своих постановлениях, который, в частности, требует, чтобы принятое судом окончательное решение не могло быть бы оспорено. Правовая определенность подразумевает, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления. Полномочие вышестоящего суда по пересмотру дела должно осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не пересмотра по существу. Пересмотр не может считаться скрытой формой обжалования, в то время как лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра. Отступления от этого принципа оправданы, только когда являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера, которых в данном случае не установлено.

право на получение такого решения суда, которое содержит четкую мотивировку и надлежащий анализ обстоятельств дела.

суды не исполнили своей обязанности изложить основания для своих решений и не доказали

В деле «Хирвисаари против Финляндии» <1> Европейский суд вернулся к вопросу о важном значении мотивировки судебных актов. Он дополнил концепцию следующими положениями: надлежащая мотивированность решения позволяет продемонстрировать то, что аргументы сторон были услышаны, обеспечивает реализацию права на обжалование, а также возможность контроля со стороны общества <2>. В другом финском деле, «Суоминен против Финляндии» <3>, Европейский суд уточнил, что «власть должна обосновывать свои действия» <4>, что является ценной гарантией, защищающей от произвола органов государственной власти.

  1. «… понятие справедливого судебного разбирательства требует, чтобы национальный суд, который лишь кратко мотивировал свое решение, приняв мотивы, изложенные нижестоящими судами, или другим образом, реально рассмотрел вопросы существа дела, представленного на его рассмотрение, и чтобы он не довольствовался просто-напросто подтверждением выводов, к которым пришел нижестоящий суд (…) (§ 30 Постановления от 15.02.07 г. по делу «Болдя против Румынии»)… суд первой инстанции не дал оценки всем элементам, образующим состав преступления, и что он не рассмотрел доказательства, представленные заявителем, что, при необходимости, дало бы ему возможность мотивированно отклонить те из них, которые он счел бы существенными (§ 32 там же). Кроме того, суд, который высказывался в отношении жалобы заявителя, не рассмотрел мотивы этой жалобы, основанные, в частности, на отсутствии мотивации Решения, вынесенного судом первой инстанции… можно констатировать, что в настоящем деле окружной суд Тимиша лишь сослался на мотивы Решения суда первой инстанции. Даже если это может являться мотивацией путем принятия обоснования нижестоящего суда по смыслу дела «Хелле против Финляндии» (…), необходимо, чтобы решение суда первой инстанции было подробно и полно мотивировано, чтобы квалифицировать судебное разбирательство в отношении заявителя как справедливое… это обстоятельство отсутствовало в настоящем деле (§ 33 там же). Этих элементов достаточно для того, чтобы … заявитель имел основания утверждать, что решения суда первой инстанции г. Тимишоары и окружного суда Тимиша не были достаточно мотивированы, и его дело,.. не было рассмотрено справедливо (§ 34 там же). Следовательно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции» (§ 35 там же). 1.2.5 Однако в любом случае «… решения суда должны в достаточной мере определять причины, по которым они вынесены (…)» (§ 55 Постановления от 01.04.10 г. по делу «Георгий Николаевич Михайлов против РФ»). «… национальные суды должны указывать с достаточной ясностью те обстоятельства, на которых они основывают свое решение. Именно это, помимо прочего, делает возможным для обвиняемых полезное использование права на
  2. 10. 10 обжалование, доступного им (…)» (§ 25 Постановления Европейского суда от 28.05.09 г. по делу «Карягин, Матвеев и Королев против РФ»). 1.2.6 «Задачей обоснованного решения является продемонстрировать сторонам, что их выслушали. Более того, мотивированное решение предоставляет сторонам возможность обжаловать его, так же как и возможность кассационному органу пересмотреть решение. Только через вынесение обоснованного решения может осуществляться общественный контроль за отправлением правосудия» (§ 30 Постановления от 27.09.01 г. по делу «Хирвисаари против Финляндии»). 1.2.7 «… в разбирательстве, проходящем с участием профессиональных судей, понимание обвиняемым своего осуждения следует в основном из мотивированных судебных решений. В таких делах внутригосударственные суды должны указывать с достаточной ясностью те мотивы, на которых они основывают свои решения (…). Мотивированные решения также служат цели демонстрации сторонам того, что их слышат, тем самым способствуя большей готовности принятия решения с их стороны. Кроме того, они обязывают судей основывать свою мотивировку на объективных доводах, а также поддерживают права защиты. Однако пределы обязанности мотивировать изменяются в зависимости от характера решения и должны устанавливаться в свете обстоятельств дела (…). В то время как суды не обязаны давать подробный ответ на каждый выдвинутый довод (…), из решения должно быть ясно, что существенные вопросы дела были рассмотрены (…)» (§ 91 Постановления от 16.11.10 г. по делу «Таске против Бельгии») 1.2.8 «… согласно … правоприменительной практике, отражающей принцип, связанный с должным отправлением правосудия, в решениях судов должны надлежащим образом содержаться доводы, на которых они основаны. Пункт 1 Статьи 6 Конвенции обязывает суды приводить обоснования своих решений, но его нельзя понимать как требование подробного ответа на каждый довод. Степень, в которой применяет эта обязанность приводить обоснования, может различаться в зависимости от характера решения (…). Даже если национальный суд имеет определенную степень свободы усмотрения при
  3. 11. 11 выборе доводов в определенном деле и принятии доказательств в поддержку доводов сторон, орган государственной власти ОБЯЗАН оправдать свои действия, приведя ОСНОВАНИЯ для своего решения (…)…»

При этом всегда необходимо помнить о том, что судебная независимость – это право граждан (п. 1 ст. 14 Пакта, п. 1 ст. 6 Конвенции), поскольку «является прерогативой или привилегией действовать не в своих собственных интересах, а в интересах торжества закона и лиц, обращающихся к правосудию» (п. 4 Заключения № 11) и правосудие признается таковым, когда оно отвечает требованиям справедливости (п. 1 ст. 14 Пакта, п. 1 ст. 6 Конвенции) и обеспечивает эффективное восстановление в правах (ст. 8 Всеобщей декларации). 1.3.2 Так как «неотъемлемым свойством надлежащего осуществления судебных полномочий является то, что они должны осуществляться органом, проявляющим независимое, объективное и непредвзятое отношение к рассматриваемым вопросам» (п. 10.3 Соображения КПЧ от 28.03.06 г. по делу «Бандажевский против Беларуси»), поэтому вновь повторяю, что «крайне важно, чтобы правосудие не только вершилось, но также чтобы это было явно и несомненно заметно» (слова лорда Хьюарта (Lord Hewart) в деле «Государство против судей Сассекса», от имени Маккарти (Rex v. Sussex Justices, Ex parte McCarthy), [1924] K.B. 256, на с. 259).

5. ДОКАЗЫВАНИЕ 

Во-первых, злоупотребляя правом, судья, в нарушение ст. 17 Конвенции, с противоправной целью нарушения права на справедливое разбирательство дела, защищаемое п. 1 ст. 6 Конвенции, нарушил наше право на информацию, гарантированное ст. 10 Конвенции, поскольку в нарушение ст. 45 Конвенции, п. 2 «с» ст. 41 Хартии об основных правах не сообщил нам никаких причин, по которым наша жалоба им расценена как неприемлемая. То есть он скрыл, утаил, предоставил неполную, следовательно, вводящую в заблуждение информацию, что и является злоупотребление правом, что неоднократно было установлено ЕСПЧ: «неполная и, следовательно, вводящая в заблуждение информация представляет собой злоупотребление правом, особенно если эта информация затрагивает ее основное содержание, и не представлено удовлетворительного объяснения нераскрытию этой информации, а отказ в приведении мотивов ограничения или лишения права «без конкретного указания оснований является актом произвола» 

Также «Предоставление … неполной информации может означать «злоупотребление правом …» по смыслу пункта 3 а) статьи 35 Конвенции, особенно если информация касается основного дела или существенных доказательств и неспособность разъяснения этого недостаточно объяснена. Неспособность заявителя обратить внимание … на важные события, происходящие в ходе разбирательства, может также представлять собой такое злоупотребление (…) (§ 63 Постановления от 07.12.17 г. по делу «S.F. и другие против Болгарии»)… Термин «злоупотребление правом [и]», как он используется в пункте 3 (а) статьи 35 Конвенции, должен пониматься в его обычном значении, а именно: вредное осуществление права его обладателя способом, несовместимым с целью, для которой он предназначен (…)…» (§ 65 там же).

чтобы обеспечить надлежащее отправление правосудия и соблюдение принципа правовой определенности, и что заинтересованные лица вправе ожидать, что данные нормы будут соблюдаться (…). Этот принцип применяется в обоих направлениях: не только по отношению к участникам судебного разбирательства, но также по отношению к национальным судам» (§ 99 там же). 1.2 Во-вторых, говоря о мотивированности судебного решения, следует указать, что судья не привел причины, по которым он отверг те нормы права и доказательства, на которые мы ссылались в обоснование своих доводов. Для этой противоправной цели он сфальсифицировал в своем решении наши доводы, не отразив их. 

 При этом «… гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции право на справедливое судебное разбирательство включает право сторон, участвующих в деле, представлять любые замечания, которые они считают относящимися к их делу. Поскольку целью Конвенции является обеспечение не теоретических или иллюзорных прав, а прав фактических и эффективных (…), это право можно считать эффективным только в том случае, если замечания были действительно «заслушаны», то есть должным образом учтены судом, рассматривающим дело. Следовательно, действие статьи 6 Конвенции заключается в том, чтобы, среди прочего, обязать «суд» провести надлежащее рассмотрение замечаний, доводов и доказательств, представленных сторонами по делу, беспристрастно решая вопрос об их относимости к делу 

по делу «Кек против Турции»)… Стороны в споре должны иметь возможность указать, считают ли они, что документ требует комментария с их стороны. В частности, от этого зависит доверие граждан к отправлению правосудия: кроме прочего, оно основывается на уверенности в том, что можно выразить свое мнение по поводу любого документа материалов дела 

Постановления от 04.03.14 г. по делу «Дилипак и Каракайя против Турции»). Также следует иметь ввиду, что требования эффективности и процессуальной экономии не оправдывают «пренебрежения основополагающим принципом состязательного разбирательства. Фактически, статья 6 § 1 предназначена прежде всего для защиты интересов сторон и надлежащего отправления правосудия (…). Даже если … возможность представления юридических и фактических аргументов может быть ограничена, стороны должны сказать, требует ли документ их комментариев. На карту поставлено доверие сторон к правосудию, основанному, в частности, на знании того, что у них была возможность выразить свои мнения по каждому документу в деле

права заявителя на справедливое разбирательство по п. 1 ст. 6 Конвенции, поскольку суд «обязан … рассмотреть все документы, представленные в ходе рассмотрения дела, по крайней мере постольку, поскольку они были «предметом спора» и даже если они конкретно не повторяются в апелляционной жалобе по вопросам права» (§ 28 Постановления от 09.12.94 г. по делу «Хиро Балани против Испании»). Также «пункт 1 статьи 6 подразумевает, в частности, обязанность «суда» проводить эффективное исследование доводов, аргументов и доказательств сторон, за исключением оценки их относимости к решению, которое нужно вынести» 

 «… следует рассмотреть вопрос, имел ли заявитель возможность оспорить подлинность доказательств и возражать против их использования. Качество доказательств также принимается во внимание, в том числе то, не вызывают ли обстоятельства получения этих доказательств сомнений в их надежности и точности (…) (§ 274 Постановления от 21.04.11 г. по делу «Ничепорук и Йонкало против Украины»)… проигнорировав конкретные, актуальные и важные аргументы заявителя, национальные суды не выполнили свои обязательства по статье 6 § 1 Конвенции 

 Постановления от 13.04.17 г. по делу Подеши (Podeschi) против Сан Марино»). Таким образом, отказ давать оценку основным доводам заявителя по вопросам факта и права без указания мотивов принимаемого решения является неисполнением обязанности по отправлению Правосудия, Произволом и злоупотреблением правом, поскольку это связано с неисполнением своих прямых должностных обязанностей. 1.2.3 «… даже если суды не обязаны изложить мотивы отказа по каждому доводу сторон (…), тем не менее, они не освобождены от обязанности рассматривать их надлежащим образом и давать оценку основным выдвинутым доводам (…). Кроме того, если эти доводы относятся к «правам и свободам», гарантированным Конвенцией и Протоколами к ней, национальные суды ДОЛЖНЫ рассматривать их В ОБЯЗАТЕЛЬНОМ ПОРЯДКЕ и С ОСОБОЙ ТЩАТЕЛЬНОСТЬЮ» (§ 96 Постановления от 28.06.07 г. по делу «Вагнер против Люксембурга»).

6. Коррупционная направленность 

решение судьи …….. имеет коррупционный характер и в нарушение ст. 19 Конвенции ООН против коррупции вынесено в интересах нарушителей прав человека. Это незаконное, необоснованное и немотивированное решение нарушает и статьи 10, 11, п. 1 ст. 13 Конвенции ООН против коррупции.

 по основаниям объективного теста, предусмотренного п. 1 ст. 6 Конвенции, п. 3 «с» Принципа V Рекомендации № R(94)12 Комитета министров СЕ о независимости, эффективности и роли судов, принятой 13.10.94 г. 1.3.1 «»Беспристрастность» суда предполагает, что судьи не должны относиться к рассматриваемой ими проблеме предвзято или действовать в интересах одной из сторон.

Федеральный закон от 27.05.1998 N 76-ФЗ (ред. от 01.07.2017, с изм. от 16.11.2017) «О статусе военнослужащих»

Статья 15.1. Норма предоставления площади жилого помещения. Общая площадь жилого помещения

(в ред. Федерального закона от 08.12.2010 N 342-ФЗ)

2. Военнослужащий, имеющий воинское звание полковник, ему равное и выше, проходящий военную службу либо уволенный с военной службы по достижении им предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, командир воинской части, военнослужащий, имеющий почетное звание Российской Федерации, военнослужащий — преподаватель военной профессиональной образовательной организации или военной образовательной организации высшего образования, военной кафедры при государственной образовательной организации высшего образования, военнослужащий — научный работник, имеющий ученую степень и (или) ученое звание, при предоставлении им жилого помещения, в том числе служебного жилого помещения, имеют право на дополнительную общую площадь жилого помещения в пределах от 15 до 25 квадратных метров.

При наличии права на дополнительную общую площадь жилого помещения в соответствии с законодательством Российской Федерации по нескольким основаниям увеличение размера общей площади жилого помещения производится по одному из них.

(п. 2 в ред. Федерального закона от 28.12.2013 N 405-ФЗ)

3. С учетом конструктивных и технических параметров многоквартирного дома или жилого дома жилое помещение, предоставляемое в соответствии с настоящим Федеральным законом в собственность бесплатно или по договору социального найма, может быть предоставлено общей площадью, превышающей размер общей площади жилого помещения, определенный исходя из нормы предоставления площади жилого помещения, указанной в пункте 1 настоящей статьи, и предусмотренного пунктом 2 настоящей статьи увеличения размера общей площади жилого помещения. Такое превышение может составлять не более девяти квадратных метров общей площади жилого помещения в общей сложности, для одиноко проживающего военнослужащего, гражданина, уволенного с военной службы, члена семьи погибшего (умершего) военнослужащего, члена семьи погибшего (умершего) гражданина, уволенного с военной службы, — не более 18 квадратных метров общей площади жилого помещения.

Военнослужащий в распоряжении ДОЛЖНОСТИ не занимает и НАУЧНЫМ РАБОТНИКОМ не является.

В отличии от полковников (в том числе — запаса), которым допплощадь предоставляется за воинское звание. При освобождении должности преподавателем или научным работником эта льгота — утрачивается.

Вот так это трактуется в судах!!!

Определение N 210-КП6-11

3. Право военнослужащих и совместно проживающих с ними членов их семей на обеспечение жилыми помещениями, в том числе в форме предоставления жилищной субсидии, подлежит реализации в порядке очередности.

Решением Североморского гарнизонного военного суда от 6 августа 2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением Северного флотского военного суда от 6 ноября 2015 г., удовлетворено заявление Ш., в котором просил признать незаконным бездействие жилищного органа, связанное с непринятием своевременного решения о предоставлении ему жилищной субсидии.

В кассационной жалобе представитель жилищного органа выражает несогласие с принятыми по делу судебными постановлениями, просит их отменить и принять по делу новое решение об отказе Ш. в удовлетворении заявления ввиду необходимости соблюдения принципа очередности при осуществлении жилищного обеспечения военнослужащих.

Рассмотрев материалы административного дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по делам военнослужащих пришла к следующим выводам.

Как усматривается из материалов дела, Ш., имеющий общую продолжительность военной службы более 17 лет, 20 марта 2014 г. уволен с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями и с 16 мая того же года исключен из списков личного состава части с оставлением на учете нуждающихся в жилых помещениях.

15 декабря 2014 г. жилищным органом принято предварительное решение о предоставлении Ш. жилищной субсидии, которое с комплектом необходимых документов и учетным жилищным делом истца было направлено для принятия окончательного решения в федеральное государственное казенное учреждение «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Минобороны России (далее — ФГКУ «Западрегионжилье») и поступило туда 26 декабря 2014 г.

Уведомлением руководителя ФКУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по г. Санкт-Петербургу, Ленинградской области и Республике Карелия» от 14 января 2015 г. до сведения начальника ФГКУ «Западрегионжилье» доведены лимиты бюджетных обязательств по статье «Единовременная денежная выплата на приобретение жилого помещения военнослужащим — гражданам Российской Федерации и гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы».

Признавая незаконным оспоренное истцом бездействие начальника ФГКУ «Западрегионжилье», суды исходили из того, что согласно п. 5Порядка предоставления субсидии для приобретения или строительства жилого помещения военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, и гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы, утвержденного приказом Министра обороны Российской Федерации от 21 июля 2014 г. N 510 (далее — Порядок), решение о предоставлении жилищной субсидии военнослужащим, гражданам, уволенным с военной службы, и членам их семей должно быть принято уполномоченным органом не позднее чем через десять дней со дня получения сведений, указанных в абзаце первомназванного пункта, при отсутствии оснований для снятия этих лиц с учета нуждающихся в жилых помещениях. При наличии информации о доведении лимитов бюджетных обязательств должностным лицом не были направлены необходимые запросы и не принято решение о предоставлении Ш. и членам его семьи жилищной субсидии в установленные законом сроки, чем, по мнению судов, были нарушены права истца на своевременное получение субсидии.

Однако данный вывод судов основан на неправильном толковании норм материального права и противоречит материалам дела.

В соответствии с п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» государство гарантирует военнослужащим обеспечение их жилыми помещениями в форме предоставления им денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений либо предоставления им жилых помещений в порядке и на условиях, установленных названным федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счет средств федерального бюджета.

Таким образом, предоставление жилищной субсидии является одной из форм обеспечения жильем военнослужащих.

Основания и порядок обеспечения военнослужащих жильем регулируются как нормами названного выше федерального закона, так и нормами Жилищного кодекса Российской Федерации (далее — ЖК РФ) и принятыми в соответствии с ЖК РФ другими федеральными законами, указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.

Порядок обеспечения жилыми помещениями, установленный законодательством Российской Федерации, в качестве одного из важнейших условий для предоставления жилья содержит положение о том, что жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет (ч. 1 ст. 57 ЖК РФ).

Аналогичный подход сформулирован и в п. 11 Инструкции о предоставлении военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, жилых помещений по договору социального найма, утвержденной приказом Министра обороны Российской Федерации N 1280 от 30 сентября 2010 г. При этом очередность определяется исходя из даты принятия военнослужащих на учет нуждающихся в жилых помещениях.

Утвержденный приказом Министра обороны Российской Федерации от 21 июля 2014 г. N 510 Порядок предоставления жилищной субсидии также разработан в целях реализации прав военнослужащих, гарантированных им ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

Анализ приведенных выше норм свидетельствует о том, что право военнослужащих и совместно проживающих с ними членов их семей на обеспечение жилыми помещениями, в том числе в форме предоставления жилищной субсидии, должно реализовываться в порядке и на условиях, установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, то есть в порядке очередности.

Из материалов дела следует, что на момент обращения Ш. в суд в едином реестре военнослужащих, признанных нуждающимися в получении постоянных жилых помещений, состояло 687 человек, изъявивших желание быть обеспеченными жилищной субсидией с датой постановки на учет ранее 7 октября 2013 г.

Таким образом, перед административным истцом значилось 687 человек, претендующих на получение жилищной субсидии, по отношению к которым он каких-либо льгот или преимуществ на получение такой субсидии вне имеющейся очереди не имел, хотя право на получение такой субсидии у них возникло ранее, чем у Ш., а в силу ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Указанное обстоятельство суды обеих инстанций оставили без внимания, хотя, как это следует из п. 5 Порядка, одним из условий для принятия в установленный срок решения о предоставлении жилищной субсидии военнослужащим, гражданам, уволенным с военной службы, и членам их семей является наличие достаточных бюджетных ассигнований на реализацию выплаты жилищной субсидии, позволяющих обеспечить такой субсидией всех нуждающихся в получении постоянных жилых помещений граждан, изъявивших желание реализовать свое право на жилище в форме получения такой субсидии.

Поэтому в случае, если поступивших на эти цели денежных средств не хватает для обеспечения в порядке очередности всех желающих получить названную субсидию, принятых на учет ранее Ш., следует исходить из того, что непосредственно для него денежные средства не выделялись и не поступали, в связи с чем решение о выплате этих средств принято быть не могло.

Однако суд должным образом не проверил, достаточно ли поступило денежных средств для обеспечения жилищной субсидией всех очередников, изъявивших желание реализовать свое право на жилище в форме получения такой субсидии ранее Ш., и его в том числе, а возлагать на начальника ФГКУ «Западрегионжилье» обязанность по принятию решения о предоставлении истцу и членам его семьи этой субсидии вопреки правам и законным интересам других 687 человек, претендующих на получение жилищной субсидии ранее Ш., недопустимо.

На основании изложенного Судебная коллегия отменила обжалуемые судебные акты по заявлению Ш. и направила дело на новое рассмотрение в гарнизонный военный суд в ином составе судей.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 
Дело № 210-КГ16-11 
ОПРЕДЕЛЕНИЕ 
г. Москва 7 июля 2016 г. 
Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе 
председательствующего Воронова А.В., судей Дербилова О.А. и Замашнюка А.Н. при секретаре Жиленковой Т.С. рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по кассационной жалобе представителя начальника ФГКУ «Западрегионжильё» Ивановой М.А. на решение Североморского гарнизонного военного суда от 6 августа 2015 г. и апелляционное определение Северного флотского военного суда от 6 ноября 2015 г. по заявлению бывшего военнослужащего войсковой главного корабельного старшины запаса Шепелева Е 
об оспаривании бездействия начальника ФГКУ 
«Западрегионжильё», связанного с непринятием решения о предоставлении ему субсидии для приобретения или строительства жилого помещения (далее - жилищной субсидии). 
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Замашнюка А.Н., изложившего обстоятельства административного дела, содержание принятых по делу судебных постановлений, доводы кассационной жалобы и вынесения определения о возбуждении кассационного производства, объяснения представителя начальника ФГКУ «Западрегионжильё» Ивановой Н.О. в обоснование доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации  
установила: 
Шепелев Е.А. обратился в суд с заявлением, в котором просил признать незаконным бездействие начальника ФГКУ «Западрегионжильё», связанное с непринятием своевременного решения о предоставлении ему жилищной субсидии, и обязать указанное должностное лицо принять решение о предоставлении ему и членам его семьи этой субсидии. 
Решением Североморского гарнизонного военного суда от 6 августа 
2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением Северного флотского военного суда от 6 ноября 2015 г., заявление Шепелева Е.А. удовлетворено. Суд обязал начальника ФГКУ «Западрегионжильё» принять решение о предоставлении Шепелеву Е.А. и членам его семьи жилищной субсидии. 
Определением заместителя председателя Северного флотского военного суда от 28 января 2016 г. в передаче кассационной жалобы представителя административного ответчика для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано. 
В кассационной жалобе в Судебную коллегию по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации представитель начальника ФГКУ «Западрегионжильё» Иванова М.А. выражает несогласие с принятыми по делу судебными постановлениями, просит их отменить и принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявления Шепелева Е.А. 
В обоснование своей позиции представитель административного ответчика утверждает, что суд ошибочно применил к оспариваемым правоотношениям положения Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», хотя вопрос предоставления Шепелеву Е.А. жилищной субсидии регулируется нормами Федерального закона «О статусе военнослужащих», Жилищного кодекса Российской Федерации и приказа Министра обороны Российской Федерации от 21 июля 
2014 г. № 510. В нарушение ч. 4 ст. 198 ГПК РФ, применявшегося во время вынесения решения, судами не дано оценки доводу ответчика о необходимости соблюдения принципа очередности при осуществлении жилищного обеспечения, поскольку в едином реестре военнослужащих, признанных нуждающимися в жилых помещениях и избравших форму обеспечения путём получения жилищной субсидии, состоит 687 человек, поставленных на учёт ранее Шепелева Е.А., а выделенных средств для обеспечения всех нуждающихся не хватает. Однако суды данное обстоятельство во внимание не приняли и в нарушение принципа очередности и законных прав других военнослужащих на получение жилищной субсидии ранее Шепелева Е.А. фактически обязали ответчика предоставить истцу жилищную субсидию, что свидетельствует о существенных нарушениях норм права, которые повлияли на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита охраняемых законом публичных интересов. 
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 14 июня 
2016 г. кассационная жалоба представителя начальника ФГКУ «Западрегионжильё» Ивановой М.А. вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации. 
Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы в кассационном порядке извещены надлежащим образом. 
Рассмотрев материалы административного дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по делам военнослужащих приходит к следующим выводам. 
В соответствии со ст. 328 К АС РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются такие существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. 
Как усматривается из материалов дела, Шепелев Е.А., имеющий общую продолжительность военной службы более 17 лет, 20 марта 2014 г. уволен с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями и с 16 мая того же года исключён из списков личного состава части. 
15 декабря 2014 г. начальником отдела № 4 ФГКУ «Западрегионжильё» принято предварительное решение о предоставлении Шепелеву Е.А., находящемуся на учёте нуждающихся в жилых помещениях с 7 октября 2013 г., жилищной субсидии в размере 6 141 465 рублей. Данное решение с комплектом необходимых документов и учётным жилищным делом истца 18 декабря того же года направлено для принятия окончательного решения в ФГКУ «Западрегионжильё» и поступило туда 26 декабря 2014 г. 
Уведомлением руководителя ФКУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по г. Санкт-Петербургу, Ленинградской области и Республике Карелия» от 14 января 2015 г. до начальника ФГКУ «Западрегионжильё» доведены лимиты бюджетных обязательств по статье «Единовременная денежная выплата на приобретение жилого помещения военнослужащим - гражданам Российской Федерации и гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы» в сумме 
7 600 000 000 рублей. 
Признавая незаконным оспоренное административным истцом бездействие начальника ФГКУ «Западрегионжилье», суды исходили из того, что согласно п. 5 Порядка предоставления субсидии для приобретения или строительства жилого помещения военнослужащим - гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооружённых Силах Российской Федерации, и гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы, утверждённого приказом Министра обороны Российской Федерации от 21 июля 2014 г. № 510 (далее - Порядок), решение о предоставление жилищной субсидии военнослужащим, гражданам, уволенным с военной службы, и членам их семей должно быть принято уполномоченным органом не позднее чем через десять дней со дня получения сведений, указанных в абзаце первом названного пункта, при отсутствии оснований для снятия этих лиц с учёта нуждающихся в жилых помещениях. При наличии информации о доведении лимитов бюджетных обязательств должностным лицом не были направлены необходимые запросы и не принято решение о предоставлении Шепелеву Е.А. и членам его семьи жилищной субсидии в установленные законом сроки, чем, по мнению судов, были нарушены права Шепелева Е.А. на своевременное получение этой субсидии. 
Однако данный вывод судов основан на неправильном толковании норм материального права и противоречит материалам дела. 
В соответствии с п. 1 ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» государство гарантирует военнослужащим обеспечение их жилыми помещениями в форме предоставления им денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений либо предоставления им жилых помещений в порядке и на условиях, установленных настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счёт средств федерального бюджета. 
Таким образом, предоставление жилищной субсидии является одной из форм обеспечения жильём военнослужащих. 
Основания и порядок обеспечения военнослужащих жильём регулируются как нормами названного выше федерального закона, так и нормами Жилищного кодекса Российской Федерации (далее - ЖК РФ) и принятыми в соответствии с ЖК РФ другими федеральными законами, указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления. 
Порядок обеспечения жилыми помещениями, установленный законодательством Российской Федерации, в качестве одного из важнейших условий для предоставления жилья содержит положение о том, что жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учёте в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, в порядке очерёдности исходя из времени принятия таких граждан на учёт (ч. 1 ст. 57 ЖК РФ). 
Аналогичный подход сформулирован и в п. 11 Инструкции о предоставлении военнослужащим - гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооружённых Силах Российской Федерации, жилых помещений по договору социального найма, утверждённой приказом Министра обороны Российской Федерации № 1280 от 30 сентября 2010 г. При этом очерёдность определяется исходя из даты принятия военнослужащих на учёт нуждающихся в жилых помещениях. 
Утверждённый приказом Министра обороны Российской Федерации от 21 июля 2014 г. № 510 Порядок предоставления жилищной субсидии также разработан в целях реализации прав военнослужащих, гарантированных им ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих». 
Анализ приведённых выше норм свидетельствует о том, что право военнослужащих и совместно проживающих с ними членов их семей на обеспечение жилыми помещениями, в том числе в форме предоставления жилищной субсидии, должно реализовываться в порядке и на условиях, установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, то есть в порядке очерёдности. 
Из материалов дела следует, что на момент обращения Шепелева Е.А. в суд в едином реестре военнослужащих, признанных нуждающимися в получении постоянных жилых помещений, состояло 687 человек, изъявивших желание быть обеспеченными жилищной субсидией с датой постановки на учёт ранее 7 октября 2013 г. 
Таким образом, перед административным истцом значилось 687 человек, претендующих на получение жилищной субсидии, по отношению к которым он каких-либо льгот или преимуществ на получение такой субсидии вне имеющейся очереди не имел, хотя право на получение такой субсидии у них возникло ранее, чем у Шепелева Е.А., а в силу ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. 
Указанное обстоятельство суды обеих инстанций оставили без внимания, хотя, как это следует из п. 5 Порядка, одним из условий для принятия в установленный срок решения о предоставлении жилищной субсидии военнослужащим, гражданам, уволенным с военной службы, и членам их семей является наличие достаточных бюджетных ассигнований на реализацию выплаты жилищной субсидии, позволяющих обеспечить такой субсидией всех нуждающихся в получении постоянных жилых помещений граждан, изъявивших желание реализовать своё право на жилище в форме получения такой субсидии. 
Поэтому в случае, если поступивших на эти цели денежных средств не хватает для обеспечения в порядке очередности всех желающих получить названную субсидию, принятых на учёт ранее Шепелева Е.А., следует исходить из того, что непосредственно для него денежные средства не выделялись и не поступали, в связи с чем решение о выплате этих средств принято быть не могло. 
Однако суд должным образом не проверил, достаточно ли поступило денежных средств для обеспечения жилищной субсидией всех очередников, изъявивших желание реализовать своё право на жилище в форме получения такой субсидии ранее Шепелева Е.А., и его в том числе, а возлагать на начальника ФГКУ «Западрегионжильё» обязанность по принятию решения о предоставлении истцу и членам его семьи этой субсидии вопреки правам и законным интересам других 687 человек, претендующих на получение жилищной субсидии ранее Шепелева Е.А., недопустимо. 
Ошибочными являются ссылки судов обеих инстанций на Федеральный закон от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», поскольку Шепелевым Е.А. оспаривалось бездействие 
должностного лица по непринятию своевременного решения о предоставлении ему жилищной субсидии, а не порядок рассмотрения его обращения. 
С учётом изложенного обжалуемые судебные акты нельзя признать законными, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, а без их устранения невозможны восстановление и защита охраняемых законом публичных интересов в сфере правовых отношений, регулирующих порядок обеспечения военнослужащих жилыми помещениями, что в силу ст. 328 КАС РФ является основанием для отмены в кассационном порядке судебных постановлений по заявлению Шепелева Е.А. и направления дела на новое рассмотрение в гарнизонный военный суд в ином составе судей. 
Руководствуясь ст. 327, 328, п. 2 ч. 1 ст. 329, 330 КАС РФ, Судебная коллегия по делам военнослужащих 
определила: 
решение Североморского гарнизонного военного суда от 6 августа 2015 г. и апелляционное определение Северного флотского военного суда от 6 ноября 
2015 г. по заявлению Шепелева Е А 1 об оспаривании 
бездействия начальника ФГКУ «Западрегионжильё», связанного с непринятием решения о предоставлении ему жилищной субсидии, в связи с существенными нарушениями норм материального права отменить, направить дело на новое рассмотрение в Североморский гарнизонный военный суд в ином составе судей. 
Председательствующий
 

ПРОТОКОЛ

Судебного заседания

20 марта 2018 года город Саратов

Саратовский гарнизонный военный суд в составе:

председательствующего — Гоцевой О.В., при секретаре — Мордвиновой Н.И., с участием административного истца — Лежнева С .В.,

представителя административных ответчиков: начальника Федерального государственного казенного военного образовательного учреждения высшего образования «Саратовский военный ордена Жукова Краснознаменный институт войск национальной гвардии Российской Федерации» и председателя жилищной комиссии указанного военного института — Карпенко К.В.,

рассматривает в открытом судебном заседании административное дело № 2а-34/2018 по административному исковому заявлению военнослужащего Федерального государственного казенного военного образовательного учреждения высшего образования «Саратовский военный ордена Жукова Краснознаменный институт войск национальной гвардии Российской Федерации» (далее Саратовский военный институт, военный институт) подполковника Лежнева Сергея Васильевича об оспаривании действий начальника и председателя жилищной комиссии указанного военного института, связанных с непредоставлением жилого помещения.

В 14 часов 00 минут председательствующий открывает судебное заседание и объявляет, какое дело подлежит рассмотрению.

Секретарь судебного заседания докладывает, что из вызванных лиц в судебное заседание явились; административный истец — Лежнев С.В., представитель административных ответчиков; начальника и председателя жилищной комиссии Саратовского военного института — Карпенко К.В.

Председательствующий устанавливает личность административного истца Лежнева С.В., который о себе показывает;

Я, Лежнев Сергей Васильевич, родился 1 марта 1979 года в г. Рыбинске Ярославской области, гражданин Российской Федерации, русским языком владею, в услугах переводчика не нуждаюсь, образование высшее.

Прохожу военную службу по контракту в Саратовском военном институте, в настоящее время освобожден от занимаемой должности и зачислен в распоряжение начальника указанного института, подполковник.

Зарегистрирован по адресу: г. Санкт-Петербург, Красносельский район, ул. Летчика Пилютова, д. 1.

Проживаю по адресу: г. Саратов, ул. Чапаева, д. 8/12, кв. 33. Телефон:89869885710.

Председательствующий проверяет полномочия представителя административных ответчиков: начальника и жилищной комиссии Саратовского военного института — Карпенко К.В., при этом оглашает светокопию доверенности от 1 ноября 2017 года № 4, выданную начальником военного института, (л.д. 162), светокопию доверенности от 1 ноября 2017 года № 5, выданную председателем жилищной комиссии военного института (л.д. 163), светокопию диплома № 105405 0003186 о высшем образовании по специальности «Юриспруденция» (л.д. 165), и устанавливает его личность, Карпенко К.В. о себе показывает:

Я, Карпенко Кирилл Вячеславович, родился 12 июля 1992 года в р.п. Новые Бурасы Саратовской области, гражданин Российской Федерации, русским языком владею, в услугах переводчика не нуждаюсь, имею высшее юридическое образование.

Прохожу военную службу по контракту в должности помощника начальника юридической службы Саратовского военного института, старший лейтенант.

Зарегистрирован по адресу: г. Саратов, ул. Московская, 158.

Проживаю по адресу: г. Саратов, ул. 2й Московский проезд, д. 11 А, кв. 78.

Телефон: 89271359776.

На вопрос председательствующего административный истец — Лежнев С.В. отвечает, что не возражает против допуска Карпенко К.В. к участию в деле в качестве представителя административных ответчиков: начальника и председателя жилищной комиссии Саратовского военного института.

Суд определил:

Допустить Карпенко К.В. к участию в деле в качестве представителя административных ответчиков: начальника и председателя жилищной комиссии Саратовского военного института.

Председательствующий объявляет состав суда и сообщает, что дело рассматривается судьей Саратовского гарнизонного военного суда Гоцевой О.В., являющейся председательствующим, при секретаре судебного заседания Мордвиновой Н.И., с участием административного истца — Лежнева С.В., представителя административных ответчиков: начальника и председателя жилищной комиссии Саратовского военного института — Карпенко К.В. и сообщает, что запись судебного заседания осуществляется при помощи системы технической фиксации судебного процесса «SRS Femida».

Председательствующий разъясняет лицам, участвующим в деле право и основания отводов и самоотводов согласно ст. ст. 31 — 36 КАС Российской Федерации.

Самоотводов и отводов не заявлено.

Председательствующий разъясняет лицам, участвующим в деле их процессуальные права и обязанности, предусмотренные ст. 45, 46 КАС Российской Федерации.

На вопрос председательствующего лица, участвующие в деле, каждый в отдельности, отвечают, что разъясненные права и обязанности им понятны.

Председательствующий опрашивает лиц, участвующих в деле, имеются ли у них ходатайства в соответствии со ст. 154 КАС Российской Федерации.

Ходатайств не поступило.

Суд переходит к рассмотрению административного дела по существу при этом председательствующий оглашает:

— административное исковое заявление Лежнева C.В. л. д. 1-3;

— административное исковое заявление Лежнева С.В. (с изменениями) от 6 марта 2018 года, л. д. 76.

На вопрос председательствующего административный истец Лежнев С.В.

отвечает:

— Административное исковое заявление с учетом его изменений поддерживаю. Прошу суд:

1. Признать незаконным бездействие начальника военного института и жилищной комиссии, выразившееся в непредоставлении мне жилого помещения

2. Признать незаконными действия жилищной комиссии военного института в части соблюдения очередности в обеспечении военнослужащих жилыми помещениями для постоянного проживания.

3. Обязать начальника военного института и жилищную комиссию обеспечить меня и членов семьи жилым помещением с учетом права на дополнительную площадь

жилого помещения как преподавателя военной образовательной организации высшего образования в пределах от 87 до 97 кв. м.

На вопрос председательствующего представитель административных ответчиков: начальника и председателя жилищной комиссии Саратовского военного института — Карпенко К.В. отвечает:

— Административные исковые требования Лежнева C.В. не признаю. Не возражаю против рассмотрения оглашенных требований в настоящем судебном заседании, поскольку по существу его требования не изменились.

Председательствующий разъясняет лицам, участвующим в деле, что они могут воспользоваться правом примирения сторон, предусмотренным ст. 157 КАС Российской Федерации.

На вопрос председательствующего лица, участвующие в деле, каждый в отдельности, отвечают, что разъясненное право им понятно, примиряться они не желают.

Суд устанавливает очередность исследования доказательств с учетом мнения лиц, участвующих в деле.

На вопрос председательствующего лица, участвующие в деле, каждый в отдельности, ответили, что не возражают против продолжения судебного разбирательства без повторения объяснений всех участников процесса, которые даны в судебных заседаниях 12 и 13 марта 2018 года.

На вопрос председательствующего лица, участвующие в деле, каждый в отдельности, отвечают, что считают возможным установить следующий порядок исследования доказательств: выслушать объяснения лиц, участвующих в деле, без повторения объяснений всех участников судебного разбирательства, данных ранее, после чего исследовать письменные доказательства, находящиеся в материалах административного дела.

Суд определил:

— Установить следующую очередность исследования доказательств: выслушать объяснения лиц, участвующих в деле, без повторения объяснений всех участников судебного разбирательства, данных ранее, после чего исследовать письменные доказательства, находящиеся в материалах административного дела.

Для дачи объяснений слово предоставляется административному истцу Лежневу С.В., который сказал:

Уважаемый суд! Изложенное в моем административном исковом заявлении, в письменных пояснениях по иску, а также мои объяснения в судебных заседаниях от 12 и 13 марта 2018 года поддерживаю. Исходя из моих требований и представленных доказательств обеими сторонами, в дополнение желаю сказать следующее. Пункт 25 раздела «Право на жилище» постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 года № 8 (ред. от 28.06.2016) «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» говорит о том, что рассмотрение вопросов обеспечения жилым помещением военнослужащих регулируется нормами Федерального закона «О статусе военнослужащих», нормами Жилищного кодекса Российской Федерации (далее ЖК Российской Федерации), принятыми в соответствии с ЖК Российской Федерации другими федеральными законами, а также изданными в соответствии с ними указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти, принятыми законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления. То есть вопрос жилищного обеспечения решается в комплексе, исходя из нормативно-правовой

базы и перечисленных нормативных правовых актов, посредством которых регулируются правоотношения в данной области. Статья 57 ЖК Российской Федерации гласит о предоставлении жилого помещения по договору социального найма гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях. В соответствии с пунктом 1 указанной статьи жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет за исключением, установленных в п. 2 данной статьи случаев. В пункте 2 ст. 57 ЖК Российской Федерации дается исчерпывающий перечень лиц и граждан, которые имеют право на внеочередное обеспечение жильем, таковыми являются граждане, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат; граждане, страдающие тяжелыми формами хронических заболеваний. Кроме того, в Федеральном законе «О статусе военнослужащих» указано, что на внеочередное обеспечение жильем имеют право те военнослужащие, в состав семьи которых входит трое детей и более. Из материалов настоящего административного дела усматривается, что военнослужащие Саратовского военного института, которым в январе 2018 года были распределены квартиры по адресу: Московская область, г. Балашиха, мкр. Кучино, ул. Брагина, д. 1, не имеют право на внеочередное обеспечение жильем. Согласно ст. 6 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, при увольнении с военной службы имеют право на выбор постоянного места жительства в любом населенном пункте Российской Федерации или в другом государстве в соответствии с федеральными, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации. Выбор места жительства военнослужащего — это его право. Право выбора военнослужащим места жительства не дает ему право на внеочередное обеспечение. В соответствии с пунктом 18 ст. 15 указанного закона право выбора населенного пункта в качестве избранного места жительства в целях предоставления военнослужащему — гражданину жилого помещения предоставляется ему один раз. Законодатель четко прописал, что военнослужащий выбирает населенный пункт, а не субъект Российской Федерации, также закрепляет право военнослужащего на выбор населенного пункта для того, чтобы в дальнейшем идентифицировать его отказ от предоставления жилого помещения, соответствующего всем требованиям. Если военнослужащему в избранном населенном пункте будет предложено соответствующее всем нормам жилье, и он от него откажется, то такому военнослужащему выплачивается денежная субсидия. Из материалов настоящего дела усматривается, что у военнослужащих, обеспеченных жильем по вышеуказанному адресу, исполнены рапорты с избранным местом жительства г. Москва и Московская область. То есть в их рапортах не идет речь о конкретном населенном пункте г. Балашиха, что является существенным нарушением. Речь о г. Балашиха идет только в рапортах военнослужащих о согласии с предоставленной им квартирой по адресу: Московская область, г. Балашиха, мкр. Кучино, ул. Брагина, д. 1. Я аналогичный рапорт исполнял.

В настоящее время внутренние войска МВД России переформированы в войска национальной гвардии. Мне не известно, существует ли Инструкция об организации работы по обеспечению жилыми помещениями в войсках национальной гвардии. Однако, Приказ МВД Российской Федерации от 12 февраля 2010 года № 75 «Об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России» является действующим, и, возможно, данным приказом руководствуется жилищная комиссия Саратовского военного института в своей деятельности. Указанный приказ утверждает Инструкцию об организации работы по обеспечению жилыми помещениями

во внутренних войсках МВД России. Так, в пункте 3 данной Инструкции указано, что вопросы, связанные с обеспечением военнослужащих внутренних войск МВД России жилыми помещениями, решаются по месту прохождения ими военной службы в соответствии с федеральными законами Российской Федерации, ЖК Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации, жилищным законодательством субъектов Российской Федерации и организуются в порядке, предусмотренном указанной Инструкцией.

С разрешения председательствующего на вопрос административного истца Лежнева С.В. представитель административных ответчиков: начальника и председателя жилищной комиссии Саратовского военного института — Карпенко К.В. отвечает:

Вопрос: Для продолжения моего выступления прошу ответить на следующий вопрос. В предыдущих судебных заседаниях было установлено, что помощник начальника КЭС Попов М.О. подготовил предложения по распределению пяти поступивших четырехкомнатных квартир, в которых была указана моя кандидатура. После чего ему было указано исключить мою кандидатуру из данных предложений и включить другую. Прошу пояснить суду, кто сказал Попову М.О. исключить меня из предложений по распределению квартир по адресу: Московская область, г. Балашиха, мкр. Кучино, ул. Брагина, д.1?

Ответ: Решение по распределению поступивших на военный институт квартир по адресу: Московская область, г. Балашиха, мкр. Кучино, ул. Брагина, д. 1, принимала жилищная комиссия на основании документов, имеющихся в жилищных делах военнослужащих. В первых предложениях, которые были поданы Поповым М.О., возможно, было большее количество военнослужащих, изъявивших желание быть обеспеченным по указанному адресу, но утверждены были те кандидатуры военнослужащих, у которых были основания получения данных квартир. Я считаю, что оснований предлагать Лежневу С.В. жилое помещение по названному адресу не было.

Административный истец Лежнев С.В. продолжает свои объяснения:

В пункте 18 Инструкции об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России указано, что в целях соблюдения законности при распределении жилья и использовании жилой площади, всестороннего и объективного рассмотрения вопросов по улучшению жилищных условий военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, обеспечения социальных гарантий в области прав на жилище в каждом соединении (воинской части) и учреждении внутренних войск МВД России приказом соответствующего командира (начальника) создается жилищная комиссия и разрабатывается Положение о жилищной комиссии. В соответствии с п. 43 указанной Инструкции распределение и предоставление жилых помещений производится жилищной комиссией воинской части в порядке очередности с учетом льгот и норм, установленных жилищным законодательством Российской Федерации. Помощник начальника КЭС Попов М.О. после распределения на военный институт пяти квартир проделал определенную работу, в ходе которой собрал информацию, получил подтверждение от тех военнослужащих, которые были согласны с предоставленными квартирами, в порядке очередности. После этого им были составлены предложения по распределению квартир, в которых была включена моя кандидатура, их он отдал должностному лицу, который решил внести в данные предложения изменения. Однако, вопрос по распределению и предоставлению жилого помещения входит в компетенцию жилищной комиссии. А в настоящем случае получилось наоборот, сначала предложения были предоставлены должностному лицу, который определил, что нет оснований рассматривать мою кандидатуру на жилищной комиссии, и было указано Попову М.О. подготовить другие предложения, в которых я был исключен из числа

кандидатур. Только после этого данные предложения были рассмотрены на заседании жилищной комиссии. Исходя из п. 18 указанной Инструкции эти предложения не должны быть предоставлены должностному лицу, а должны быть переданы в жилищную комиссию, которая принимает соответствующее решение, оформленное протоколом. Данное решение подписывается председателем жилищной комиссии и утверждается начальником военного института. Выписка из протокола вручается тем военнослужащим, которые рассматривались на данном заседании жилищной комиссии, несмотря на то какое решение было принято: положительное либо отрицательное. То есть, если моя кандидатура по предоставлению распределенного на военный институт жилого помещения не была утверждена на заседании жилищной комиссии, то мне тоже необходимо было вручить выписку из протокола указанного заседания. Согласно п. 44 названной Инструкции в случаях возникновения разногласий между командиром воинской части и жилищной комиссией воинской части по вопросу распределения жилых помещений решение о распределении жилых помещений между военнослужащими указанной воинской части принимает вышестоящая жилищная комиссия по предоставлению жилищной комиссии воинской части документов по данному вопросу. В связи с изложенным, я считаю, что нарушен порядок распределения и обеспечения жилым помещением по адресу: Московская область, г. Балашиха, мкр. Кучино, ул. Брагина, д. 1.

Проводя анализ вышеназванных норм и положений, прихожу к выводу, что право военнослужащего и членов его семьи на обеспечение жилым помещением должно быть реализовано в порядке и на условиях, установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, то есть в порядке очередности с даты принятия их на жилищный учет. Избранное место жительства военнослужащего никаким образом не отражается на очередность обеспечения жилым помещением.

Изучив судебную практику по рассматриваемым нами вопросам, прихожу к следующему. В судебном порядке были выявлены три основных нарушения, повлиявших на отмену решений жилищных комиссий, первое из которых является то, что гражданами были предоставлены несоответствующие действительности сведения, послужившие основанием для принятия их на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях. Второе нарушение — это нарушены права Других граждан на указанное жилое помещение, например, если нарушена очередность предоставления жилого помещения. Как гласит действующее законодательство, очередность определяется датой постановки на жилищный учет.

Третье нарушение — это совершение неправомерных действий должностными лицами при решении вопроса о предоставлении жилого помещения. То есть решение данного вопроса не должно исходить от какого-либо должностного лица, а должно приниматься на заседании жилищной комиссии.

Из материалов дела усматривается, что уволенному с военной службы Колесникову К.Ю., который избрал способ обеспечения жилым помещением путем получения жилищной субсидии, была предложена квартира в г. Балашиха Московской области, потому что он стоит на учете нуждающихся практически первым, на что он согласился, в связи с чем в настоящее время обеспечен жилым помещением. Я считаю, что данные действия административных ответчиков являются правомерными, поскольку вопрос о распределении жилых помещений должен решаться в порядке очереди исходя из даты постановки на учет. Однако, указанная очередность в отношении меня была нарушена. Считаю, данные действия административных ответчиков незаконными. В связи с изложенным прошу суд мои требования удовлетворить в полном объеме.

На вопрос председательствующего представитель административных ответчиков: начальника и председателя жилищной комиссии Саратовского военного института — Карпенко К.В. отвечает, что вопросов к административному истцу Лежневу С.В. не имеет.

Для дачи объяснений слово предоставляется представителю административных ответчиков: начальника и председателя жилищной комиссии Саратовского военного института — Карпенко К.В., который сказал:

Уважаемый суд! В предыдущем судебном заседании судом были истребованы из Саратовского военного института докладные записки (предложения) помощника начальника КЭС (по жилищному обеспечению) тыла Попова М.О. в первоначальной и окончательной редакциях, однако данные документы не сохранились, поскольку действующими нормативными правовыми актами их оставление и хранение не предусмотрено. Попов М.О. в своих объяснениях от 16 марта 2018 года указал, что работа в период распределения на военный институт пяти квартир по адресу: Московская область, г. Балашиха, мкр. Кучино, ул. Брагина, д. 1 проводилась им по собственной инициативе. Указанные квартиры предлагались многим военнослужащим, в том числе и административному истцу. В основу решения по распределению военнослужащим поступивших на военный институт квартир легли те документы, которые находились в их жилищных делах. Жилищное законодательство является объемным, и законодатель не все вопросы затронул. В Федеральном законе «О статусе военнослужащих» указано, что одной из обязанностей начальников (командиров) является работа по соблюдению тех прав, свобод и гарантий, которые предоставляются указанным Законом. Военнослужащий имеет определенный статус, в отношении него в определенных случаях не распространяется жилищное законодательство. Что касается порядка очередности предоставления жилого помещения и не урегулирования подачи предложений по распределению жилья, поясняю следующее. В соответствии с распоряжением командующего от 17 сентября 2016 года № 11894 в военном институте проводилась работа с военнослужащими — очередниками, а также с теми военнослужащими, у .которых такие основания наступят в 2016-2017 гг. (в том числе с очередниками, изъявившими желание получить жилищную субсидию) на предмет получения жилых помещений в г. Балашиха Московской области. В данной телеграмме было указано, что собранные рапорты необходимо приобщить к жилищным делам военнослужащих. Это говорит о том, что их мнение в дальнейшем при обеспечении жилья будет учитываться. В соответствии с действующим законодательством компетенция по распределению жилых помещений, предоставление квартир в собственность бесплатно и т.д. возложена на федеральные органы исполнительной власти, в котором Законом предусмотрена военная служба.

Работа проводится не только с того момента, когда военнослужащий принимается на учет нуждающихся в жилых помещениях, но и до этого момента. Этому подтверждение также является справка помощника начальника КЭС Попова М.О. о проведенной работе на момент 20 июля 2016 года, согласно которой Лежнев С.В., который в данный период времени собирал документы для постановки на учет нуждающихся в жилых помещениях для постоянного проживания, не согласился на обеспечение жилым помещением в г. Балашиха Московской области. В связи с изложенным я считаю, что должностными лицами военного института в пределах своей компетенции предпринимались все меры по обеспечению Лежнева С.В., а также других военнослужащих военного института, которые избрали постоянным местом жительства данный город, жилыми помещениями. Из анализа доказательств можно сделать вывод, что законодатель не запретил обеспечивать военнослужащих исходя из их волеизъявления жилым помещением по месту жительства, которое ему будет предлагаться.

В декабре 2017 года поступила выписка из плана распределения на военный институт пяти четырехкомнатных квартир по адресу: Московская область, г. Балашиха, мкр. Кучино, ул. Брагина, д. 1. Административный истец был признан нуждающимся в жилом помещении для постоянного проживания в г. Москва. Помощником начальника КЭС военного института Поповым М.О. по своей инициативе была проведена работа по доведению до военнослужащих информации о поступивших квартирах. После этого были подготовлены предложения по военнослужащим, которым возможно распределение поступивших квартир. В основу принятия окончательного решения, учитывались, прежде всего, документы, которые были в жилищном деле каждого военнослужащего, а не только их рапорты о согласии на получение квартир по адресу: Московская область, г. Балашиха, мкр. Кучино, ул. Брагина, д. 1. Рассмотрим каждого военнослужащего, которому было распределено жилое помещение по указанному адресу, в отдельности. Так, у Прокопьева С.В. дата постановки на учет нуждающихся в получении жилых помещений ранее, чем у административного истца, а именно 27 июня 2016 года. Рапорт о согласии с обеспечением жилым помещением в г. Балашиха Московской области им написан 26 сентября 2016 года. Астаев М.С. имеет льготное основание на внеочередное обеспечение жилым помещением, поскольку его семья является многодетной. Кроме того, он изначально избрал место жительство в г. Москве или Московской области. Кузнецов Н.И. на основании рапорта от 16 сентября 2016 года принят на учет нуждающихся в жилых помещениях, при этом 7 декабря 2017 года он исполнил рапорт о согласии с предоставление жилого помещения в г. Балашиха Московской области. Калинин С.И. 9 января 2017 года признан нуждающимся в жилом помещении и принят на вышеуказанный учет с предоставление жилья в г. Москва. Однако, в ходе проведенной роботы согласно телеграмме командующего от 17 сентября 2016 года № 11894 данным военнослужащим исполнен рапорт о согласии с обеспечением жилым помещением в г. Балашиха Московской области. Колесников К.Ю. был признан нуждающимся в обеспечении жилым помещением на основании его рапорта от 20 января 2011 года. 15 декабря 2016 года им исполнен рапорт о предоставлении ему жилого помещения по избранному месту жительства в г. Москва или в Московской области.

Поскольку Лежнев С.В. изначально был признан нуждающимся в жилом помещении в г. Москва и не изменял своего желания, а у других военнослужащих были написаны рапорты на Московскую область, в том числе и на г. Балашиха Московской области, то при распределении квартир по адресу: Московская область, г. Балашиха, мкр. Кучино, ул. Брагина, д. 1, учитывались их рапорты именно на указанный город. В связи с чем не было необходимости предлагать Лежневу С.В. жилое помещение, расположенное в г. Балашиха Московской области. Таким образом, очередность обеспечения военнослужащих жилым помещением не нарушена, квартиры по вышеуказанному адресу распределены на основании протокола заседания жилищной комиссии от 30 января 2018 года № 2/18 в порядке очередности с учетом волеизъявления военнослужащих.

В связи с изложенным, считаю, что начальником военного института и жилищной комиссией права, свободы и законные интересы административного истца Лежнева С.В. и членов его семьи не нарушены. Прошу в удовлетворении требований указанному военнослужащему отказать в полном объеме.

В подтверждение сказанного мной прошу приобщить к материалам дела следующие документы:

* объяснения Попова М.О. от 16 марта 2018 года;

* светокопию телеграммы командующего от 17 сентября 2016 года № 11894;

* светокопию справки помощника начальника КЭС по жилищному обеспечению Попова М.О., адресованную заместителю начальника военного института по тылу;

* светокопию рапорта Прокопьева С.В. от 27 июня 2016 года;

* светокопию рапорта Прокопьева С.В. от 26 сентября 2016 года;

* светокопию выписки из протокола заседания жилищной комиссии от 30 января 2018 года № 2/18 в отношении Прокопьева С.В.;

* светокопию рапорта Астаева М.С. от 6 июля 2017 года;

* светокопию выписки из протокола заседания жилищной комиссии от 30 января 2018года № 2/18 в отношении Астаева М.С.;

* светокопию рапорта Кузнецова Н.И. от 16 сентября 2016 года;

светокопию рапорта Кузнецова Н.И. от 7 декабря 2017 года;

* светокопию выписки из протокола заседания жилищной комиссии от 30 января 2018 года № 2/18 в отношении Кузнецова Н.И.;

* светокопию рапорта Калинина С.И. от 9 января 2017 года;

* светокопию рапорта Калинина С.И. от 26 сентября 2016 года;

* светокопию выписки из протокола заседания жилищной комиссии от 30 января 2018 года № 2/18 в отношении Калинина С.И.;

* светокопию рапорта Колесникова К.Ю. от 20 января 2011 года;

* светокопию рапорта Колесникова К.Ю. от 15 декабря 2016 года;

светокопию выписки из протокола заседания жилищной комиссии от 30 января 2018года № 2/18 в отношении Колесникова К.Ю.;

* светокопию сопроводительного письма начальника управления жилищной политики и имущественных отношений Департамента строительства Росгвардии от 22 декабря 2017 года № 22/4442;

* светокопию выписки из плана распределения квартир для проживания по адресу: Московская область, г.о. Балашиха, мкр. Кучино, ул. Брагина, д. 1.

Перечисленные мной документы военнослужащих Колесникова К.Ю., Кузнецова Н.И., Астаева М.С., Калинина С.И., Прокопьева С.В. были учтены при принятии решения по распределению квартир и приобщены к их жилищным делам. Подлинник рапорта Лежнева С.В. о его согласии на получение квартиры по адресу: Московская область, г. Балашиха, мкр. Кучино, ул. Брагина, д. 1 в военном институте отсутствует.

Председательствующий оглашает:

* объяснения Попова М.О. от 16 марта 2018 года;

* светокопию телеграммы командующего от 17 сентября 2016 года № 11894;

* светокопию справки помощника начальника КЭС по жилищному обеспечению Попову М.О., адресованную заместителю начальника военного института по тылу;

* светокопию рапорта Прокопьева С.В. от 27 июня 2016 года;

* светокопию рапорта Прокопьева С.В. от 26 сентября 2016 года;

* светокопию выписки из протокола заседания жилищной комиссии от 30 января 2018 года № 2/18 в отношении Прокопьева С.В.;

* светокопию рапорта Астаева М.С. от 6 июля 2017 года;

* светокопию выписки из протокола заседания жилищной комиссии от 30 января 2018 года № 2/18 в отношении Астаева М.С.;

* светокопию рапорта Кузнецова Н.И. от 16 сентября 2016 года;

* светокопию рапорта Кузнецова Н.И. от 7 декабря 2017 года;

* светокопию выписки из протокола заседания жилищной комиссии от 30 января 2018 года № 2/18 в отношении Кузнецова Н.И.;

* светокопию рапорта Калинина С.И. от 9 января 2017 года;

* светокопию рапорта Калинина С.И. от 26 сентября 2016 года;

* светокопию выписки из протокола заседания жилищной комиссии от 30 января 2018 года № 2/18 в отношении Калинина С.И.;

* светокопию рапорта Колесникова К.Ю. от 20 января 2011 года;

* светокопию рапорта Колесникова К.Ю. от 15 декабря 2016 года;

* светокопию выписки из протокола заседания жилищной комиссии от 30 января 2018 года № 2/18 в отношении Колесникова К.Ю.;

* светокопию сопроводительного письма начальника управления жилищной политики и имущественных отношений Департамента строительства Росгвардии от 22 декабря 2017 года Ка 22/4442;

* светокопию выписки из плана распределения квартир для проживания по адресу: Московская область, г.о. Балашиха, мкр. Кучино, ул. Брагина, д. 1.

На вопрос председательствующего административный истец Лежнев С.В. отвечает, что не возражает против приобщения оглашенных документов к материалам дела.

Суд определил:

* Ходатайство представителя административных ответчиков: начальника и Председателя жилищной комиссии Саратовского военного института — Карпенко К.В. удовлетворить. Оглашенные документы приобщить к материалам дела.

Вопросов к представителю административных ответчиков: начальника и председателя жилищной комиссии Саратовского военного института — Карпенко К.В. не поступило.

Председательствующий оглашает возражения неявившегося в судебное заседание представителя административных ответчиков: начальника и председателя жилищной комиссии Саратовского военного института — Трушенкова И.С., л.д. 25-26.

На вопрос председательствующего лица, участвующие в деле, каждый в отдельности, отвечают, что вопросов и пояснений по оглашенным возражениям не имеют.

С разрешения председательствующего административный истец Лежнев С.В. поясняет:

Уважаемый суд! Я не оспариваю, что должностными лицами военного института ведется работа по обеспечению военнослужащих жилым помещением, собирается необходимая информация. До меня доводилась телеграмма о том, что заканчивается строительство дома в г. Балашиха Московской области, и со мной проводилась беседа, в результате которой я отказался от обеспечения жилым помещением в указанном регионе, поскольку я тогда еще не определился с избранным местом жительства, кроме того, на данный период времени еще велось строительство непосредственно в г. Москве. Однако, данный отказ никак не может влиять на получение мной жилья в г. Балашиха Московской области, поскольку я принят на учет нуждающихся в жилых помещениях значительно позже, чем была со мной проведена беседа. Данная работа является лишь показателем работы должностных лиц по обеспечению жилыми помещениями военнослужащих. Вот, если бы я отказался от данного региона после принятия меня на учет нуждающихся в жилых помещениях, то тогда вопросов у меня не возникало. Избранное место жительства не дает военнослужащим право на внеочередное получение жилого помещения. Законодатель строго определил, что жилое помещение военнослужащим распределяется в порядке очередности исходя из даты постановки его на учет нуждающихся в жилых помещениях. Обеспечить военнослужащего в порядке очередности в другом регионе, отличающимся избранным местом жительства, жилым помещением без его согласия не могут, а если военнослужащий согласен, то он может быть обеспечен в другом регионе. Я согласился быть обеспеченным в г. Балашиха Московской области и имел на общих 

основаниях в порядке очередности получить данное жилье. Что касается нарушений действий жилищной комиссии военного института, то желаю сказать следующее. Действующим законодательством определен порядок действий данного органа и должностных лиц, о чем я говорил в своих объяснениях. Представитель административных ответчиков в своих объяснениях сказал, должны ли они были предлагать мне жилое помещение в г. Балашиха Московской области, если у меня рапорт исполнен на обеспечение жилым помещением в г. Москва. Я могу бесспорно ответить, что-в порядке очередности мне должны были предложить распределенное на военный институт жилое помещение. Согласие с предложенной квартирой по адресу: Московская область, г. Балашиха, мкр. Кучино, ул. Брагина, д. 1, я предоставил. Кроме того, я считаю верными изначальные действия должностного лица Попова М.О., который действовал в соответствии с действующим законодательством. Он готовил предложения на основании имеющихся у него документов на заседание жилищной комиссии, но почему-то неизвестное нам должностное лицо, не имея на то никаких прав, принял в отношении меня отрицательное решение. В целях соблюдения законности решает вопрос о распределении жилых помещений военнослужащим жилищная комиссия, а не должностное лицо. По неизвестной мне причине принцип очередности с даты постановки на жилищный учет до меня соблюдался, а в отношении моей кандидатуры был нарушен, и после меня снова принцип очередности возобновился.

С разрешения председательствующего представитель административных ответчиков: начальника и председателя жилищной комиссии Саратовского военного института-Карпенко К.В. поясняет:

* Уважаемый суд! Лежнев С.В. изъявил желание быть обеспеченным в г. Балашиха Московской области лишь в январе 2018 года, у военнослужащих, которым распределены пять квартир, были рапорты о согласии быть обеспеченными в указанном регионе, и лишь в январе 2018 года они подтвердили данное согласие.

С разрешения председательствующего административный истец Лежнев С.В. поясняет:

* Уважаемый суд! Обеспечиваться жилыми помещениями должны все военнослужащие в порядке очередности исходя из даты постановки их на жилищный учет, с их согласия на тот или иной регион, а не только те военнослужащие, которые изъявили желание быть обеспеченными в Московской области. Тем более, Московская область не является населенным пунктом, поэтому данный регион избранным местом жительства не может являться.

На вопрос председательствующего лица, участвующие в деле, каждый в отдельности, отвечают, что других пояснений не имеют.

Суд переходит к исследованию письменных доказательств, находящихся в материалах административного дела.

Председательствующий оглашает:

чек-ордер об уплате госпошлины, т. 1 л.д. 4;

светокопию выписки из протокола № 20/16 заседания жилищной комиссии от 24 ноября 2016 года, л.д. 5;

светокопию контракта о прохождении военной службы Лежнева С.В. от 1 октября 2012 года, л.д. 6;

фотокопию рапорта Лежнева С.В. от 10 января 2018 года о согласии с предложенной квартирой, л.д. 20;

* выписку из приказа начальника Саратовского военного института от 22 февраля 2018 года № 37 с/ч, л.д. 27.

На вопрос председательствующего лица, участвующие в деле, каждый в отдельности, отвечают, что вопросов и пояснений по оглашенным документам не имеют.

Председательствующий оглашает светокопии документов из личного дела , Лежнева С.В.:

* светокопию послужного списка Лежнева С.В., л.д. 29-44;

* светокопию представления Лежнева С.В. к освобождению от занимаемой должности и назначению на высшую воинскую должность преподавателя кафедры гражданского права военного института, л.д. 45-46;

* светокопию выписки из приказа начальника Санкт-Петербургского военного института внутренних войск МВД России от 1 октября 2012 года № 57 л/с, л. д. 47;

* светокопию справки в отношении Лежнева С.В., л.д. 48;

* светокопию рапорта Лежнева С.В. от 3 мая 2017 года о согласии с предложенной должностью, л.д. 49;

4. светокопию выписки из протокола заседания аттестационной комиссии от 11 мая 2017 года № 11, л.д. 50;

* светокопию контракта о прохождении военной службы от 1 октября 2012 года, л.д. 51.

На вопрос председательствующего лица, участвующие в деле, каждый в отдельности, отвечают, что вопросов и пояснений по оглашенным документам не имеют.

Председательствующий обозревает светокопию учетного дела Лежнева С.В., при этом оглашает:

— светокопию рапорта Лежнева С.В. о признании нуждающимся в жилом помещении и принятии на учет для обеспечения жилым помещением в г. Москве, л .д. 53-54;

* светокопию справки о регистрации от 2 августа 2016 года, л.д. 55;

* светокопию справки о регистрации от 20 октября 2015 года, л.д. 55;

* светокопию справки от 9 августа 2016 года № 359, л.д. 56;

* светокопию справки от 3 августа 2016 года, л.д. 56;

* светокопию справки о неучастии в приватизации жилья от 4 августа 2016 года № 1000, л.д. 57;

* светокопию свидетельства о заключении брака от 2 августа 2003 года 1-ГР №540182, л.д.58;

* светокопию справки от 8 октября 2015 года № 258, л.д. 59;

* светокопию справки от 15 августа 2011 года № 2756/ж, л.д. 59.

На вопрос председательствующего лица, участвующие в деле, каждый в отдельности, отвечают, что вопросов и пояснений по оглашенным документам не имеют.

Председательствующий обозревает светокопию учетного дела Лежнева С.В.,

при этом оглашает:

* светокопию справки от 25 августа 2009 года № 91, л.д. 60;

* светокопию справки от 18 августа 2016 года № 468, л.д. 60;

* светокопию справки от 18 августа 2016 года № 469, л.д. 61;

~ светокопию контракта о прохождении военной службы Лежнева С.В. от 1 октября 2012 года, л.д. 62;

* светокопию свидетельства о рождении Лежневой О.С., л.д. 63;

* светокопию свидетельства о рождении Лежнева А.С., л.д. 64;

* светокопию паспорта Лежнева С.В., л.д. 65-67.

На вопрос председательствующего лица, участвующие в деле, каждый в отдельности, отвечают, что вопросов и пояснений по оглашенным документам не имеют.

Председательствующий обозревает светокопию учетного дела Лежнева С.В., при этом оглашает:

* светокопии паспорта Лежневой И.А., л.д. 68-69;

* светокопию свидетельства о регистрации по месту жительства Лежневой О.С. от 16 октября 2015 года № 1203, л.д. 70;

* светокопию свидетельства о регистрации по месту жительства Лежнева С.В. от 18 октября 2011 года № 645, л.д. 70;

* светокопию уведомления об отсутствии в ЕГРП на недвижимое имущество |и сделок с ним запрашиваемых сведений от 8 сентября 2016 года № 64-00- 4001/5001/2016-5008, л.д. 71-73;

* светокопию выписки из протокола заседания жилищной комиссии от 24 ноября 2016 года № 20/16, л.д. 74;

* фотокопию рапорта Лежнева С.В. от 10 января 2018 года о согласии с предложенной квартирой л.д. 112.

На вопрос председательствующего представитель административных ответчиков: начальника и председателя жилищной комиссии Саратовского военного института — Карпенко К.В. отвечает:

Вопрос: Вы подтверждаете, что оглашенная фотокопия рапорта Лежнева С.В. о согласии с предложенной квартирой поступала в Саратовский военный институт?

Ответ: Я не отрицаю, что помощнику начальника КЭС Попову М.О. поступала по «Ватсап» фотокопия рапорта Лежнева С.В. о его согласии с предложенной квартирой. Об этом также подтвердил в ходе судебного заседания Попов М.О. Однако, данная фотокопия не может являться основанием для принятия жилищной комиссией решения.

С разрешения председательствующего административный истец Лежнев С.В. поясняет:

* Уважаемый суд! Я считаю, что для моего согласия с предложенной квартирой достаточно было телефонного разговора. Получив мое согласие по телефону, должностные лица военного института должны были дождаться моего прибытия из отпуска и далее решать со мной поставленные вопросы.

Других пояснений и вопросов не поступило.

На вопрос председательствующего лица, участвующие в деле, каждый в отдельности, отвечают, что вопросов и пояснений по оглашенным документам не имеют.

Председательствующий оглашает:

* скриншот переписки Лежнева С.В. с Поповым М.О. при помощи «Ватсап» Л.Д. 113-118;

* детализацию вызовов с номера Билайн, л.д. 119;

* светокопию характеристики на Лежнева С.В. от 9 февраля 2018 года, л.д. 120;

* выписку из приказа начальника Саратовского военного института от 3 июля 2017 года № 224 с/ч, л.д. 121;

* выписку из приказа Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации от 16 июня 2017 года № 305 л/с, л.д. 122;

* справку от 6 марта 2018 года № 118, л.д. 123;

* светокопию рапорта Лежнева С.В. об увольнении с военной службы от 22 января 2018 года, л.д. 124.

С разрешения председательствующего административный истец Лежнев С.В. поясняет:

* Уважаемый суд! В настоящее время оглашенный рапорт об увольнении с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями рассмотрен и по нему принято положительное решение.

На вопрос председательствующего лица, участвующие в деле, каждый в отдельности, отвечают, что вопросов и других пояснений по оглашенным документам не имеют.

Председательствующий оглашает:

* выписку из приказа Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации от 22 февраля 2018 года № 99 л/с, л.д. 125;

— светокопию справки начальника секретно — картографического отделения от 12 марта 2018 года, л.д. 126;

* сведения о количестве военнослужащих, нуждающихся в жилых помещениях для постоянного проживания, л.д. 127-129;

* светокопию сопроводительного письма от 22 декабря 2017 года № 22/4442 о направлении плана распределения квартир, л.д. 130;

* светокопию выписки из плана распределения 107 квартир для постоянного проживания по адресу: Московская область, г.о. Балашиха, мкр. Кучино, Ул. Брагина, д. 1, л.д. 130;

* пояснения Лежнева С.В. по иску от 12 марта 2018 года, л.д. 131-133;

* фотокопию рапорта Колесникова К.Ю. от 10 января 2018 года, л.д. 134;

фотокопию рапорта Калинина С.И. от 10 января 2018 года, л.д. 135.

На вопрос председательствующего лица, участвующие в деле, каждый в сдельности, отвечают, что вопросов и пояснений по оглашенным документам не имеют.

Председательствующий оглашает:

* светокопию рапорта Калинина С.И. № 21/7 о признании его нуждающимся в жилом помещении и принятии на учет для обеспечения жилым помещением в г, Москве, л.д. 139;

* светокопию рапорта Калинина С.И. от 26 сентября 2016 года об ознакомлении с распоряжением от 17 сентября 2016 года и согласии с обеспечением жилым помещением в г. Балашиха, л.д. 140;

* сведения о количестве военнослужащих, нуждающихся в жилых помещениях для постоянного проживания, л.д. 171-172;

* светокопию сопроводительного письма начальника управления жилищной политики и имущественных отношений Департамента строительства Росгвардии от 22 декабря 2017 года № 22/4442, л.д. 173;

* светокопию выписки из плана распределения 107 квартир для постоянного проживания по адресу: Московская область, г.о. Балашиха, мкр. Кучино, ул. Брагина, д. 1, л.д. 174.

На вопрос председательствующего лица, участвующие в деле, каждый в отдельности, отвечают, что вопросов и пояснений по оглашенным документам не имеют.

Председательствующий оглашает:

* светокопию телеграммы из Главного командования внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации № 11894, л.д. 175;

* светокопию справки о согласии (несогласии) с жилым помещением в г.о. Балашиха Московской области, л.д. 176;

* светокопию телеграммы от 5 октября 2016 года № 1526, л.д. 177;

* светокопию телеграммы от 20 января 2017 года № 69, л.д. 178;

* светокопию телеграммы № 348 в адрес руководителя департамента строительства войск национальной гвардии Российской Федерации, л.д. 179;

* светокопию телеграммы от 11 апреля 2017 года № 1129, л.д. 180;

* светокопию рапорта Лежнева С.В. от 17 апреля 2017 года, л.д. 181;

* светокопию телеграммы от 17 апреля 2017 года № 518, л.д. 182.

На вопрос председательствующего лица, участвующие в деле, каждый в отдельности, отвечают, что вопросов и пояснений по оглашенным документам не имеют.

Председательствующий оглашает:

— светокопию сопроводительного письма от 28 апреля 2017 года № 22/1151, л.д. 183;

* светокопии плана распределения 63 квартир по адресу: г. Тула, Советская, д. 53, к. 3, л.д. 184;

* светокопию рапорта Астаева М.С. № 14/17, л.д. 185;

— светокопию рапорта Дмитриева Д.В. № 21/16, л.д. 186;

* светокопию рапорта Кравченко А.С. № 22/16, л.д. 187;

* светокопию рапорта Калинина С.В. № 21/7, л.д. 188;

* светокопию рапорта Калинина С.В. от 26 сентября 2016 года, л.д. 189;

* объяснения Попова М.О. от 16 марта 2018 года;

* светокопию телеграммы командующего от 17 сентября 2016 года № 11894;

* светокопию справки помощника начальника КЭС по жилищного обеспечению Попову М.О., адресованную заместителю начальника военного института по тылу.

На вопрос председательствующего лица, участвующие в деле, каждый в отдельности, отвечают, что вопросов и пояснений по оглашенным документам не имеют.

Председательствующий оглашает:

* светокопию рапорта Прокопьева С.В. от 27 июня 2016 года;

* светокопию рапорта Прокопьева С.В. от 26 сентября 2016 года;

* светокопию выписки из протокола заседания жилищной комиссии от 30 января 2018 года № 2/18 в отношении Прокопьева С.В.;

* светокопию рапорта Астаева М.С. от 6 июля 2017 года;

* светокопию выписки из протокола заседания жилищной комиссии от 30 января 2018 года № 2/18 в отношении Астаева М.С.;

* светокопию рапорта Кузнецова Н.И. от 16 сентября 2016 года;

* светокопию рапорта Кузнецова Н.И. от 7 декабря 2017 года;

* светокопию выписки из протокола заседания жилищной комиссии от 30 января 2018 года № 2/18 в отношении Кузнецова Н.И.

На вопрос председательствующего лица, участвующие в деле, каждый в отдельности, отвечают, что вопросов и пояснений по оглашенным документам не имеют.

Председательствующий оглашает:

* светокопию рапорта Калинина С.И. от 9 января 2017 года;

* светокопию рапорта Калинина С.И. от 26 сентября 2016 года;

* светокопию выписки из протокола заседания жилищной комиссии от 30 января 2018 года № 2/18 в отношении Калинина С.И.;

* светокопию рапорта Колесникова К.Ю. от 20 января 2011 года;

* светокопию рапорта Колесникова К.Ю. от 15 декабря 2016 года;

* светокопию выписки из протокола заседания жилищной комиссии от 30 января 2018 года № 2/18 в отношении Колесникова К.Ю.;

* светокопию сопроводительного письма начальника управления жилищной J политики и имущественных отношений Департамента строительства Росгвардии от 22 декабря 2017 года № 22/4442;

— светокопию выписки из плана распределения квартир для проживания по адресу; Московская область, г.о. Балашиха, мкр. Кучино, ул. Брагина, д. 1.

На вопрос председательствующего лица, участвующие в деле, каждый в ^Дельности, отвечают, что вопросов и пояснений по оглашенным документам не

имеют.

На вопрос председательствующего лица, участвующие в деле, каждый в отдельности, отвечают, что с дополнительными объяснениями они выступить не желают, ходатайств не имеют.

Председательствующий объявляет рассмотрение административного дела по существу законченным и суд переходит к судебным прениям.

Слово предоставляется административному истцу Лежневу С.В., который в своей речи сказал:

* Уважаемый суд! Административные ответчики при принятии каких-либо решений должны руководствоваться принципом верховенства закона. Однако, мои права и законные интересы при распределении жилого помещения в порядке очередности были нарушены. Прошу суд мои административные исковые требования удовлетворить в полном объеме.

Слово предоставляется представителю административных ответчиков: начальника и председателя жилищной комиссии Саратовского военного института Карпенко К.В., который в своей речи сказал:

* Уважаемый суд! Законодательство Российской Федерации является несовершенным, при этом в основу любого решения должностного лица должны лечь доказательства, которые являются законными и обоснованными и соответствуют принципам относимости и допустимости. Считаю, что действия административных ответчиков по отношению к Лежневу С.В. не противоречат действующему законодательству, не нарушают его прав и законных интересов.

В связи с изложенным прошу суд в удовлетворении требований административному истцу отказать.

Административный истец Лежнев С.В., воспользовался правом реплик:

* Все будет хорошо.

Других реплик не поступило.

Председательствующий объявляет судебные прения оконченными.

В 15 часов 50 минут 20 марта 2018 года суд удаляется в совещательную комнату для принятия решения, о чем председательствующий объявляет присутствующим в зале судебного заседания.

В 16 часов 20 минут 20 марта 2018 года суд возвращается в зал судебного заседания.

Председательствующий оглашает резолютивную часть решения, разъясняет лицам, участвующим в деле, сущность решения, порядок и срок его обжалования, а также право и порядок ознакомления с протоколом судебного заседания и принесения на него своих замечаний и сообщает, что решение в окончательной Форме будет изготовлено 23 марта 2018 года.

На вопрос председательствующего лица, участвующие в деле, каждый в отдельности, отвечают, что сущность решения, порядок и срок его обжалования, право и порядок ознакомления с протоколом судебного заседания и принесения на него своих замечаний, а также дата изготовления решения в окончательной форме марта 2018 года им понятны.

В 16 часов 25 минут 20 марта 2018 года председательствующий объявляет судебное заседание закрытым.

Протокол изготовлен: 22.03.2018.

Протокол подписан: 22.03.2018.

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

20 марта 2018 года г. Саратов

Саратовский гарнизонный военный суд в составе:

председательствующего – Гоцевой О.В.,

при секретаре – Мордвиновой Н.И.,

с участием административного истца – Лежнева С.В.,

представителя административных ответчиков: начальника Федерального государственного казенного военного образовательного учреждения высшего образования «Саратовский военный ордена Жукова Краснознаменный институт войск национальной гвардии Российской Федерации» и председателя жилищной комиссии указанного военного института – Карпенко К.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело № 2а-34/2018 по административному исковому заявлению военнослужащего Федерального государственного казенного военного образовательного учреждения высшего образования «Саратовский военный ордена Жукова Краснознаменный институт войск национальной гвардии Российской Федерации» <данные изъяты> Лежнева <данные изъяты> об оспаривании действий начальника и председателя жилищной комиссии указанного военного института, связанных с непредоставлением жилого помещения,

УСТАНОВИЛ:

Лежнев С.В. обратился в военный суд с административным исковым заявлением, в котором указал, что проходит военную службу по контракту в Федеральном государственном казенном военном образовательном учреждении высшего образования «Саратовский военный ордена Жукова Краснознаменный институт войск национальной гвардии Российской Федерации» (далее Саратовский военный институт, военный институт), с июня 2017 года в должности преподавателя кафедры гражданского права.

С ноября 2016 года он и члены его семьи признаны нуждающимися в жилом помещении. В настоящее время другим военнослужащим, которые были поставлены в очередь позже даты его постановки на жилищный учет, уже были распределены жилые помещения.

Не соглашаясь с указанным решением, административный истец Лежнев С.В., с учетом последующего уточнения заявленных требований, просит суд:

1. Признать незаконным бездействие начальника военного института и жилищной комиссии, выразившиеся в непредоставлении ему жилого помещения.

2. Признать незаконными действия жилищной комиссии военного института в части соблюдения очередности в обеспечении военнослужащих жилыми помещениями для постоянного проживания.

3. Обязать начальника военного института и жилищную комиссию обеспечить его и членов семьи жилым помещением с учетом права на дополнительную площадь жилого помещения как преподавателя военной образовательной организации высшего образования в пределах от 87 до 97 кв.м.

В обоснование заявленных требований административный истец Лежнев С.В. в своем административном исковом заявлении указал, а в судебном заседании дополнительно пояснил, что 24 ноября 2016 года он и члены его семьи (супруга и двое детей) признаны нуждающимися в жилом помещении для постоянного проживания в г. Москва. В период с 01 по 15 января 2018 года он находился в отпуске с выездом в г. Санкт-Петербург. 10 января 2018 года с ним по телефону связался помощник начальника квартирно-эксплуатационной службы военного института ФИО1 и сообщил, что на институт распределили пять четырехкомнатных квартир в Московской области, г. Балашиха, <данные изъяты> Со слов данного должностного лица площадь данных квартир ему подходила и нужно было только согласие на получение одной из квартир. Согласие на получение квартиры по указанному адресу им было оформлено в форме рапорта и отправлено на телефон ФИО1 при помощи «Ватсап». По выходу из отпуска 16 января 2018 года, он с оригиналом рапорта прибыл в квартирно-эксплуатационную службу военного института, где ФИО1 было сказано, что председателю жилищной комиссии военного института были поданы предложения по обеспечению жильем военнослужащих, в том числе и с его фамилией. Однако, его кандидатура не была утверждена, после этого Попов М.О. его оригинал рапорта не взял и пояснил, что в нем нет необходимости. В дальнейшем ему стало известно, что другие военнослужащие, у которых дата постановки в очередь на получение жилого помещения являлась более поздней, чем его, были утверждены и им были распределены поступившие квартиры. Далее Лежнев С.В. пояснил, что военнослужащий ФИО2 аналогичным способом отправил свой рапорт о согласии на получении квартиры, расположенной по адресу: Московская область, г. Балашиха, <данные изъяты> при помощи «Ватсап», а потом принес его оригинал. Данный военнослужащий был поставлен в очередь на получение жилого помещения позже него, однако ему была распределена одна из четырехкомнатных квартир.

В нарушение действующего законодательства и его прав, не была соблюдена очередность обеспечения жилым помещением, поскольку он имел право претендовать на одну из квартир в Московской области, г. Балашиха, <данные изъяты>

Кроме этого, когда в военный институт поступили сведения об указанных выше квартирах, он в распоряжение еще не был выведен, в связи с чем в соответствии со ст. 15.1, п.п. 1, п.п. 2 и п.п. 3 Федерального закона «О статусе военнослужащих», как преподаватель имел право на дополнительную площадь жилого помещения.

Таким образом, должностными лицами военного института в вопросе обеспечения его жилым помещением было допущено бездействие, выразившееся в том, что вышеуказанные жилые помещения, одно из которых могло быть им получено, распределено ему не было, а были распределены другим военнослужащим, принятым на учет нуждающихся в получении жилых помещений позже него, то есть с нарушением порядка очередности, в связи с чем он до настоящего времени жилым помещением так и не обеспечен.

Представитель административных ответчиков: начальника Саратовского военного института и председателя жилищной комиссии указанного военного института – Карпенко К.В. требования административного истца не признал и просил суд в их удовлетворении отказать в полном объеме. В обоснование своей позиции указал, что административный истец был признан нуждающимся в жилом помещении для постоянного проживания в г. Москва. Должностными лицами военного института в пределах своей компетенции предпринимались все меры по обеспечению Лежнева С.В., а также других военнослужащих военного института, которые избрали постоянным местом жительства данный город, жилыми помещениями.  

В декабре 2017 года поступила выписка из плана распределения на военный институт пяти четырехкомнатных квартир по адресу: Московская область, г. Балашиха, <данные изъяты> Помощником начальника квартирно-эксплуатационной службы военного института ФИО1 по своей инициативе была проведена работа по доведению до военнослужащих данной информации. После этого были подготовлены предложения по военнослужащим, которым возможно распределение поступивших квартир. В основу принятия окончательного решения, учитывались, прежде всего, документы, которые были в жилищном деле каждого военнослужащего, а не только их рапорты на согласие на получение квартир по адресу: Московская область, г. Балашиха, <данные изъяты>. Так как Лежнев С.В. изначально был признан нуждающимся в жилом помещении в г. Москва и не изменял своего желания, а у других военнослужащих были написаны рапорты на Московскую область, в том числе и на г. Балашиха Московской области, то при распределении квартир учитывались их рапорты именно на указанный город. Таким образом, начальником военного института и жилищной комиссией права, свободы и законные интересы административного истца и членов его семьи не нарушены.

Выслушав доводы сторон и исследовав представленные доказательства, суд приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов дела Лежнев С.В. с 2015 года проходит военную службу в Саратовском военном институте.

Согласно копии жилищного дела, им в сентябре 2016 года был исполнен рапорт о признании его и членов его семьи (супруга, сын <данные изъяты> г.р. и дочь <данные изъяты> г.р.) нуждающимся в жилом помещении и принятии на учет для обеспечения жилым помещением в г. Москва.

В соответствии с выпиской из протокола заседания жилищной комиссии военного института от 24 ноября 2016 года № <данные изъяты> Лежнев С.В. признан нуждающимся в жилом помещении для постоянного проживания в г. Москва с предоставлением жилой площади в собственность бесплатно.

Согласно приказу директора Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации – главнокомандующего войсками национальной гвардии Российской Федерации от 16 июня 2017 года № <данные изъяты> Лежнев С.В. назначен на должность преподавателя кафедры гражданского права Саратовского военного института.

В связи с проведением в военном институте организационно-штатных мероприятий и сокращением воинской должности «преподаватель кафедры гражданского права» Лежнев С.В. приказом указанного выше должностного лица от 22 февраля 2018 года № <данные изъяты> был освобожден от занимаемой воинской должности и зачислен в распоряжение начальника военного института.

Из рапорта от 22 января 2018 года следует, что административный истец ходатайствует о его досрочном увольнении с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями, то есть по основанию, предусмотренному подп. «а» п. 2 ст. 51 Федерального закона Российской Федерации «О воинской обязанности и военной службе». В данном рапорте указано, что жилым помещением он не обеспечен. Кроме этого, административный истец ходатайствует об увольнении с военной службы после обеспечения жилым помещением в г. Москва.

Как следует из пояснений административного истца, в настоящее время его рапорт на увольнение с военной службы по данному основанию был рассмотрен и по нему принято положительное решение.

Оценивая действия административных ответчиков по реализации Лежневым С.В. права на получение жилого помещения, суд учитывает следующие обстоятельства.

В соответствии с п. 1 ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», государство гарантирует военнослужащим обеспечение их жилыми помещениями в форме предоставления им денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений либо предоставления им жилых помещений в порядке и на условиях, установленных настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счет средств федерального бюджета.

Также данным пунктом предусмотрено, что жилые помещения, находящиеся в федеральной собственности, по выбору военнослужащего в собственность бесплатно или по договору социального найма по избранному постоянному месту жительства и в соответствии с нормами предоставления площади жилого помещения, предусмотренными ст. 15.1 указанного Федерального закона.

Согласно Указу Президента Российской Федерации от 05 апреля 2016 года № 157 внутренние войска Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее МВД России) преобразованы в войска национальной гвардии Российской Федерации.

В войсках национальной гвардии Российской Федерации по вопросам жилищного обеспечения военнослужащих в настоящее время действуют, в том числе нормативные правовые акты МВД России.

Приказом МВД России от 12 февраля 2010 года № 75 «Об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России», зарегистрированным в Минюсте России 30 марта 2010 года № 17766, утверждена Инструкция об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России (далее Инструкция).

Согласно п. 3 Инструкции вопросы, связанные с обеспечением военнослужащих внутренних войск МВД России жилыми помещениями, решаются по месту прохождения ими военной службы в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Жилищным кодексом Российской Федерации (далее ЖК Российской Федерации), федеральными законами, постановлениями Правительства Российской Федерации, жилищным законодательством субъектов Российской Федерации и организуются в порядке, предусмотренном настоящей Инструкцией.

В п. 18 Инструкции указано, что в целях соблюдения законности при распределении жилья и использовании жилой площади, всестороннего и объективного рассмотрения вопросов по улучшению жилищных условий военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, обеспечения социальных гарантий в области прав на жилище в каждом соединении (воинской части) и учреждении внутренних войск МВД России приказом соответствующего командира (начальника) создается жилищная комиссия.

Пунктами 19, 22, 27 и 35 Инструкции определено, что для принятия на учет нуждающихся в жилых помещениях военнослужащими подается в порядке подчиненности рапорт с приложением необходимых документов. Военнослужащие включаются в списки очередников, нуждающихся в жилых помещениях, на основании решений жилищных комиссий, оформляемых протоколами и утверждаемых командирами воинских частей. При рассмотрении жилищных вопросов в протоколах жилищных комиссий подробно указываются жилищные условия военнослужащих, состав семьи (персонально) со ссылкой на конкретные положения законодательства Российской Федерации, на основании которых военнослужащий признается нуждающимся в жилых помещениях (улучшении жилищных условий). Учет лиц, нуждающихся в жилых помещениях, ведется исходя из времени принятия их на учет по единому списку, из которого одновременно в отдельный список включаются военнослужащие, имеющие, в соответствии с действующим законодательством, право на предоставление жилых помещений вне очереди.

В соответствии с ч. 1 ст. 57 ЖК Российской Федерации жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет.

Аналогичный подход сформулирован и в п. 43 вышеуказанной Инструкции об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России. При этом распределение и предоставление жилых помещений производится жилищной комиссией воинской части в порядке очередности с учетом льгот и норм, установленных жилищным законодательством Российской Федерации.

Из текста телеграммы от 17 сентября 2016 года № <данные изъяты> поступившей из Главного командования внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации в адрес военного института следует, что заканчивается строительство квартир в г. Балашиха Московской области. Для подготовки планов распределения квартир председателям жилищных комиссий необходимо провести беседы с очередниками, нуждающимися в получении жилых помещений, а также с очередниками, у которых такие основания возникнут в 2016 -2017 годах (в том числе с очередниками, изъявившими получить жилищную субсидию). Результаты беседы необходимо оформить рапортами военнослужащих с указанием согласия (несогласия) на получение квартиры в г. Балашиха Московской области. Рапорты приобщить к жилищным делам очередников и в срок до 20 октября 2016 года в адрес Главного командования направить обобщенные сведения.

Во исполнение указанной телеграммы была подготовлена справка, в которой отражены военнослужащие, которые состоят на учете нуждающихся в жилых помещениях, а также их согласие (несогласие) на получение жилого помещения в указанном выше городе.

Кроме этого, данная справка содержит список военнослужащих, которые собирают документы для постановки на учет нуждающихся в жилых помещениях для постоянного проживания и согласившиеся (не согласившиеся) на жилое помещение в г. Балашиха Московской области. В данном списке указана фамилия Лежнев С.В., который отказался от получения жилого помещения в г. Балашиха Московской области.

В судебном заседании Лежнев С.В. указал, что действительно до него доводилась данная телеграмма, на тот момент он не был еще принят на учет нуждающихся в жилых помещениях, не определился с избранным местом жительства, строительство квартир велось непосредственно в г. Москва, поэтому он и отказался от жилого помещения в г. Балашиха Московской области. В настоящее время данный отказ никак не может повлиять на получение им жилья в г. Балашиха Московской области.

В соответствии с телеграммой от 05 октября 2016 года № <данные изъяты> в адрес Главного командования внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации, из военного института в ответ на телеграмму № <данные изъяты>, были направлены сведения о необходимом количестве квартир в г. Балашиха Московской области, а также сведения в потребности квартир, которые возникнут у очередников в 2016 -2017 годах. Кроме этого, в данной телеграмме указано, что 20 человек отказались от получения квартир в г. Балашиха Московской области.

Согласно плану распределения квартир в многоквартирном доме по адресу: Московская область, г. Балашиха, <данные изъяты>, поступившего в адрес военного института из Департамента строительства Федеральной службы войск национальной гвардии 29 декабря 2017 года, для военнослужащих Саратовского военного института выделено пять четырехкомнатных квартир.

Как следует из показаний помощника начальника квартирно-эксплуатационной службы военного института Попова О.М., а также его письменных объяснений, в военном институте на основании телеграммы от 17 сентября 2016 года № <данные изъяты> проводилась работа с военнослужащими, состоящими на жилищном учете и с теми у которых это право возникнет в будущем, об их согласии (несогласии) на получение жилого помещения в Московской области г. Балашиха. Согласие оформлялось в форме рапорта.

После поступления в конце декабря 2017 года в военный институт плана распределения пяти четырехкомнатных квартир по указанному выше адресу, им по своей собственной инициативе (никаким руководящим документом это не предусмотрено) была организована работа по опросу военнослужащих на предмет согласия с получением квартир в Московской области, г. Балашиха, <данные изъяты> в том числе и с военнослужащими, избравшими местом жительства г. Москва. Данные сведения были также доведены и до Лежнева С.В., который на момент беседы с ним по телефону отсутствовал в г. Саратове. Рапорт от Лежнева С.В. он получил по телефону при помощи «Ватсап». После проведения опроса военнослужащих им были поданы предложения председателю жилищной комиссии, в том числе и на военнослужащего Лежнева С.В.

Окончательное решение по распределению военнослужащим пяти квартир в Московской области, г. Балашиха, <данные изъяты>, принималось в том числе на основании проведенной с ними работы при принятии их на жилищный учет в военном институте, а также их общее согласие на получение квартир в г. Балашиха Московской области. На момент принятия решения кроме рапорта Лежнева С.В. в виде фото, никаких других документов на г. Балашиху Московской области не было. У военнослужащих, которым были распределены квартиры в г. Балашиха Московской области такие рапорты в их жилищных делах имелись. ( несоответствие рапорта ????)

Как следует из сведений, представленных представителем административных ответчиков, квартиры по адресу: Московская область, г. Балашиха, <данные изъяты> были распределены: ФИО3., ФИО4., ФИО5., ФИО6. и ФИО7.

ФИО3 20 января 2011 года был принят на учет нуждающихся в получении жилых помещений.

15 декабря 2016 года данным военнослужащим был написан рапорт о предоставлении ему жилого помещения для постоянного проживания в г. Москва или Московской области.

Рапортом от 27 июня 2017 года ФИО4 поставлен на учет нуждающихся в жилом помещении в г. Москва.

Кроме этого, у данного военнослужащего имеется рапорт от 26 сентября 2016 года, из которого следует, что он согласен с обеспечением жилым помещением г. Балашиха Московской области.

ФИО5 на основании рапорта от 16 сентября 2016 года признан нуждающимся в жилом помещении и принят на учет для обеспечения жилым помещением в г. Москва.

07 декабря 2017 года данный военнослужащий в своем рапорте выразил согласие на обеспечение жилым помещением в г. Балашиха Московской области.

Допрошенный в судебном заседании ФИО5 также подтвердил сведения о его желании быть обеспеченным жилым помещением в г. Балашиха Московской области. Кроме этого, показал, что им был исполнен рапорт о согласии на получение квартиры в Московской области, г. Балашиха, <данные изъяты>

ФИО6 09 января 2017 года признан нуждающимся в жилом помещении и принят на учет для обеспечения жилым помещением в г. Москва.

Ранее в своем рапорте от 26 сентября 2016 года он выразил согласие на обеспечение жилым помещением в г. Балашиха Московской области на основании распоряжения от 17 сентября 2016 года № 11894, поступившего из Главного командования внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Допрошенный в судебном заседании ФИО6 не отрицал факт того, что ФИО1 связывался с ним по телефону и довел сведения о поступлении квартир в г. Балашиха Московской области. Свое согласие на получение квартиры по адресу: Московская область, г. Балашиха, мкр. Кучино, <данные изъяты> он написал в форме рапорта и отправил по «Ватсап» Попову М.О. В дальнейшем принес оригинал рапорта в военный институт.

Кроме этого, ФИО6 указал, что при написании рапорта на получение жилого помещения в г. Москва, он никогда не отказывался от получения жилого помещения в г. Балашиха Московской области. Данное согласие им было выражено еще в 2016 году.

ФИО7 06 июля 2017 года был признан нуждающимся для обеспечения жилым помещением в г. Москва или Московской области. Как следует из его рапорта, он принят на учет нуждающимся в жилом помещении составом семьи 5 человек: он, супруга, дочь <данные изъяты> г.р., двое сыновей <данные изъяты> г.р.

В судебном заседании ФИО7 пояснил, что его семья является многодетной. Желал быть обеспеченным жилым помещением либо в Московской области, либо непосредственно в г. Москва. Рапорт о согласии на получение квартир в Московской области, г. Балашиха, <данные изъяты> писал и представил в военный институт.

Как следует из представленных документов, а также пояснений представителя председателя жилищной комиссии военного института, перечисленные выше документы военнослужащих были учтены и приобщены к их жилищным делам. Подлинник рапорта Лежнева С.В. о его согласии на получение квартиры в Московской области, г. Балашиха, <данные изъяты> отсутствует, что было подтверждено справкой от 12 марта 2018 года, поступившей из Саратовского военного института.

После устного отказа ФИО1 по мнению административного истца, принимать оригинал рапорта, Лежневым С.В. никаких попыток другим способом представить его в жилищную комиссию предпринято не было, что было и подтверждено самим административным истцом.???? 

Из выписок из протокола заседания жилищной комиссии от 30 января 2018 года № <данные изъяты> усматривается, что квартиры по указанному выше адресу в Московской области г. Балашиха были распределены следующим военнослужащим военного института: ФИО3., ФИО4 ФИО5., ФИО6. и ФИО7

Таким образом, в судебном заседании установлено, что при поступлении плана по распределению квартир в Московской области, г. Балашиха, <данные изъяты>, военнослужащие действительно писали согласие на получение жилого помещения в данном городе по указанному адресу. Однако, наряду с последним рапортом в первую очередь учитывалось их ранее выраженное согласие на получение жилого помещения именно в г. Балашиха Московской области.

В связи с этим, мнение Лежнева С.В. о том, что согласие (несогласие) на получение жилого помещения в г. Балашиха Московской области на основании телеграммы от 2016 года № <данные изъяты> никак не могут быть учтены, опровергается исследованными документами, согласно которым данные сведения имеются в жилищных делах военнослужащих.

Административный истец первоначально изъявлял желание быть обеспеченным именно в г. Москва, подтвердил это желание и при написании рапорта на увольнение с военной службы. В судебном заседании им также было подтверждено, что никаких других рапортов, кроме как на обеспечение его жилым помещением в г. Москва, он не писал.

В связи с этим только написанный им рапорт о согласии на получение квартиры в Московской области, г. Балашиха, <данные изъяты> не дает каких-либо льгот или преимуществ перед военнослужащими, которые ранее выражали свое согласие и желание быть обеспеченными жилым помещением непосредственно в г. Балашиха Московской области, а не только по конкретному адресу в данном городе. ( ранее указано что писали согласие в г. Москва и Московской области

Кроме этого, суд учитывает, что в настоящее время квартиры, распределенные военнослужащим по адресу: Московская область, г. Балашиха, <данные изъяты>, проходят стадию принятия и оформления, а в силу ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Как установлено в судебном заседании, следует из пояснений представителя административных ответчиков и указанных сведений, в военном институте предпринимаются необходимые меры и отправляются документы в адрес уполномоченных должностных лиц с ходатайствами о потребности военнослужащих Саратовского военного института в жилых помещениях, в том числе и в г. Москва, избранного Лежневым С.В. в качестве места жительства.

20 января 2017 года в адрес руководителя департамента строительства войск национальной гвардии Российской Федерации была направлена телеграмма № 69, в которой была указана потребность в обеспечении военнослужащих жилыми помещениями в г. Москве, г. Балашиха, в г. Саратове, а также список военнослужащих, желающих быть обеспеченными жилищной субсидией.

08 марта 2017 года также в адрес данного должностного лица направлялась телеграмма № <данные изъяты>, в которой также указывались сведения о потребности военнослужащих Саратовского военного института в жилых помещениях в г. Москве, г. Балашиха, г. Саратове.

В соответствии с телеграммой от 11 апреля 2017 года № <данные изъяты>, поступившей в военный институт из Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации, закончено строительство квартир в г. Тула. При наличии потребности военному институту необходимо представить сведения о количестве требующихся квартир в данном городе. Из резолюции на указанной телеграмме усматривается, что эту информацию необходимо довести до личного состава института и подготовить ответ.

17 апреля 2017 года Лежневым С.В. был исполнен рапорт, в котором указано, что он согласен с обеспечением его жилым помещением — двумя однокомнатными квартирами в г. Тула.

В этот же день в адрес руководителя департамента строительства войск национальной гвардии Российской Федерации была направлена телеграмма, из которой следует, что двое военнослужащих, один из которых Лежнев С.В., желают быть обеспеченными в жилом помещении в г. Тула.

28 апреля 2017 года в военный институт поступил план распределения квартир в данном городе, из которого следует, что на военный институт была выделена только одна однокомнатная квартира в г. Тула.

Данная информация была доведена до административного истца, что им и не оспаривалось в судебном заседании.

На основании изложенного суд приходит к выводу, что воинскими должностными лицами Саратовского военного института предпринимаются все необходимые меры по обеспечению военнослужащих данного института жилыми помещениями, в том числе и Лежнева С.В.

Таким образом, иная оценка административным истцом обстоятельств дела не может быть признана обоснованной и повлечь удовлетворение заявленных им требований.

Руководствуясь ст. ст. 175 – 180 и 227 КАС Российской Федерации, военный суд —

РЕШИЛ:

В удовлетворении административного искового заявления военнослужащего Федерального государственного казенного военного образовательного учреждения высшего образования «Саратовский военный ордена Жукова Краснознаменный институт войск национальной гвардии Российской Федерации» подполковника Лежнева <данные изъяты> об оспаривании действий начальника и председателя жилищной комиссии указанного военного института, связанных с непредоставлением жилого помещения, — отказать.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Приволжский окружной военный суд через Саратовский гарнизонный военный суд в течение одного месяца со дня его принятия в окончательной форме 23 марта 2018 года.

Согласовано судья                                 О.В. Гоцева

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ   Информация по делу №33а-122/2018

5 июня 2018 года город Самара

Приволжский окружной военный суд в составе:

председательствующего – Яицкого Р.А.,

судей: Филиппова В.Н.,

Баландина А.Г.,

при секретаре Самодуровой Е.И.,

с участием административного истца Лежнева С.В.

рассмотрел в открытом судебном заседании административное дело по апелляционной жалобе административного истца Лежнева С.В. на решение Саратовского гарнизонного военного суда от 20 марта 2018 года, которым отказано в удовлетворении административного искового заявления военнослужащего федерального государственного казенного военного образовательного учреждения высшего образования «Саратовский военный ордена Жукова Краснознаменный институт войск национальной гвардии Российской Федерации» Лежнева Сергея Васильевича об оспаривании действий (бездействия) начальника и жилищной комиссии федерального государственного казенного военного образовательного учреждения высшего образования «Саратовский военный ордена Жукова Краснознаменный институт войск национальной гвардии Российской Федерации», связанных с непредоставлением жилого помещения.

Заслушав доклад судьи Баландина А.Г., изложившего обстоятельства административного дела, содержание решения суда первой инстанции, доводы апелляционной жалобы и поступивших относительно нее возражений, объяснения административного истца Лежнева С.В., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, окружной военный суд

у с т а н о в и л:

Лежнев, получивший первое офицерское звание в ДД.ММ.ГГГГ после окончания Санкт-Петербургского военного института внутренних войск МВД Российской Федерации, проходящий военную службу по контракту в том числе с июня 2017 года в должности преподавателя кафедры гражданского права, , выведенный в соответствии с приказом директора Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ № л/с в связи с предстоящим увольнением с военной службы по организационно-штатным мероприятиям в распоряжение начальника военного института и состоящий с ноября 2016 года с составом семьи из 4 человек на учете нуждающихся в жилых помещениях по избранному им постоянному месту жительства в <адрес>, будучи несогласным с распределением выделенных на институт в январе 2018 года квартир в <адрес>, полагая, что при распределении нарушены его права, обратился в Саратовский гарнизонный военный суд с административным исковым заявлением, в котором с учётом уточнённых требований просил признать незаконными бездействие начальника и жилищной комиссии указанного военного института, выразившееся в не предоставлении ему жилого помещения, а также действия жилищной комиссии военного института, связанные с распределением жилых помещений без соблюдения очередности. Кроме того, Лежнев просил возложить на начальника и жилищную комиссию военного института обязанность предоставить ему на состав семьи жилое помещение по нормам, установленным действующим законодательством с учетом его права на дополнительную жилую площадь.

Рассмотрев данное административное исковое заявление, Саратовский гарнизонный военный суд решением от 20 марта 2018 года отказал в его удовлетворении.

В апелляционной жалобе административный истец Лежнев выражает свое несогласие с данным решением, просит его отменить и принять по делу новое решение.

В обоснование Лежнев со ссылкой на п. 1, 18, 19 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», п. 26, 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 года № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», ст. 57 Жилищного кодекса Российской Федерации указывает на то, что избранным местом жительства военнослужащего является конкретный населенный пункт, а не несколько населенных пунктов и не весь субъект Российской Федерации. При этом в соответствии с Инструкцией об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России, утвержденной приказом МВД Российской Федерации от 12 февраля 2010 года № 75, распределение жилых помещений производится жилищной комиссией в порядке очередности.

Далее в апелляционной жалобе Лежнев, приведя обстоятельства дела и дав им собственную оценку, обращает внимание на то, что он дал согласие на обеспечение жилым помещением в <адрес>, направив соответствующий рапорт посредством программы «WhatsApp», поскольку в это время находился в отпуске. При этом по выходу на службу оригинал его рапорта принять отказались, сообщив, что выделенные на военный институт квартиры уже распределены другим военнослужащим.

По утверждению административного истца, информацию, каким конкретно должностным лицом было принято решение о включении вместо него в предложения по распределению жилых помещений другого военнослужащего, ему не довели. Указанные квартиры были распределены военнослужащим с нарушением очередности, при этом никто из них в качестве постоянного места жительства <адрес> не избирал, в связи с чем данные жилые помещения предлагались в порядке очередности. Рапорта о согласии на предоставление квартир указанные военнослужащие направляли аналогичным образом, однако его рапорт и его кандидатура на предоставление жилого помещения, при всех равных условиях и действиях с его стороны, компетентным органом по неустановленным причинам не рассматривались, решение в отношении него принято единолично.

Также, по утверждению Лежнева, указание в решении суда о его отказе от получения жилья в городе <адрес> не соответствует обстоятельствам дела, поскольку сбор сведений по данному вопросу производился еще до включения его в списки нуждающихся в жилых помещениях. После постановки его на жилищный учет он от жилых помещений в указанном населенном пункте не отказывался. В рапорте от ДД.ММ.ГГГГ о его досрочном увольнении с военной службы в качестве избранного места жительства указан <адрес>, вместе с тем данный рапорт написан после отказа в предоставлении ему жилого помещения в <адрес>, а данный населенный пункт указан в рапорте исключительно в целях, чтобы не было оснований считать, что им изменено избранное место жительства.

По мнению Лежнева, суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, не истребовал необходимые доказательства, в том числе оригиналы рапортов военнослужащих, получивших жилье в <адрес>, а также протоколы заседаний жилищной комиссии о постановке их на жилищный учет.

В заключение апелляционной жалобы Лежнев обращает внимание на то, что решение о распределении жилых помещений принято с нарушением очередности и норм действующего законодательства.

На апелляционную жалобу представителем административного ответчика – жилищной комиссии Саратовского военного института войск национальной гвардии Российской Федерации Карпенко К.В. поданы возражения, в которых он, не соглашаясь с доводами апелляционной жалобы, просит оставить её без удовлетворения, а решение суда первой инстанции – без изменения.

Рассмотрев материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе и поданных на неё возражениях, заслушав объяснения явившегося в судебное заседание административного истца, суд апелляционной инстанции находит решение Саратовского гарнизонного военного суда от 20 марта 2018 года по настоящему административному делу законным и обоснованным, а апелляционную жалобу административного истца – не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, судебное разбирательство по данному делу проведено всесторонне и объективно с выяснением всех обстоятельств, имеющих значение для дела, которым судом в решении дана надлежащая правовая оценка. Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения, судом первой инстанции не допущено.

Согласно ст. 40 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на жилище. Малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами.

В силу положений ч. 3 ст. 49 Жилищного кодекса Российской Федерации, помимо указанных в Жилищном кодексе Российской Федерации категории граждан, жилые помещения предоставляются иным определенным федеральным законом, указом Президента Российской Федерации или законом субъекта Российской Федерации категориям граждан, признанных нуждающимися в жилых помещениях.

В соответствии с п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» государство гарантирует военнослужащим обеспечение их жилыми помещениями в форме предоставления им денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений либо предоставления им жилых помещений в порядке и на условиях, установленных настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счет средств федерального бюджета.

В силу абз. 3 указанного пункта военнослужащие, назначенные на воинские должности после получения профессионального образования в военной профессиональной образовательной организации или военной образовательной организации высшего образования и получения в связи с этим офицерского воинского звания (начиная с 1998 года), и совместно проживающие с ними члены их семей, обеспечиваются служебными жилыми помещениями на весь срок военной службы.

Согласно абз. 12 данного пункта военнослужащим — гражданам, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями и признанным нуждающимися в жилых помещениях, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более федеральным органом исполнительной власти или федеральным государственным органом, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, предоставляются жилищная субсидия или жилые помещения, находящиеся в федеральной собственности, по выбору указанных граждан в собственность бесплатно или по договору социального найма с указанным федеральным органом исполнительной власти или федеральным государственным органом по избранному постоянному месту жительства и в соответствии с нормами предоставления площади жилого помещения, предусмотренными статьей 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

В соответствии с ч. 1 ст. 57 ЖК Российской Федерации, жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет.

Как видно из материалов административного дела Лежнев вместе с супругой и двумя детьми состоит на учете нуждающихся в жилых помещениях по избранному им постоянному месту жительства в <адрес> (протокол заседания жилищной комиссии от ДД.ММ.ГГГГ №).

При этом еще в сентябре 2016 года во исполнение указаний ГК ВВ МВД Российской Федерации № в военном институте проводился опрос военнослужащих, нуждающихся в жилых помещениях, а также военнослужащих, у которых основания для обеспечения жильем наступят в 2016-2017 годах, на предмет обеспечения их жилыми помещениями в <адрес>. Согласно результатам опроса Лежнев от предоставления ему жилого помещения в <адрес>отказался, что подтверждается соответствующей справкой и административным истцом не оспаривается.

В декабре 2017 года, после завершения строительства, на Саратовский военный институт войск национальной гвардии Российской Федерации было выделено пять 4-х комнатных квартир, расположенных по адресу: <адрес>

Вопреки доводам апелляционной жалобы, решение о распределении указанных квартир военнослужащим принималось жилищной комиссией военного института в соответствии с законом, в том числе с соблюдением положений ч. 1 ст. 57 ЖК Российской Федерации. Как видно из протоколов и плана распределения, жилищная комиссия, рассматривая вопрос распределения военнослужащим выделенного жилья, безусловно, располагала сведениями как об очередности военнослужащих, так и об избранных ими местах постоянного жительства, при этом комиссией обсуждались в порядке очередности кандидаты, либо изъявившие желание быть обеспеченными жилым помещением в <адрес>, либо изъявившие такое желание в ходе указанного выше опроса. ( это как ?) 

Лежнев, изъявивший желание быть обеспеченным жильем исключительно в <адрес> и ранее отказавшийся от строящегося жилья в <адрес>, к таковым не относился. То обстоятельство, что отказ от жилья в указанном выше населенном пункте имел место со стороны административного истца до принятия его на жилищный учет, на правильность выводов суда не влияет.

При этом судом первой инстанции установлено, что вышеназванные квартиры были распределены двоим военнослужащим, имеющим более позднюю дату принятия на учет нуждающихся в жилых помещениях. Вместе с тем один из них еще в 2016 году изъявил желание быть обеспеченным жильем в <адрес>, а другой — при постановке на учет указал в качестве постоянного места жительства <адрес>. ( уточнить кто из них и были ли в суд представлены их рапорты ) 

При таких обстоятельствах оснований для признания решения жилищной комиссии о распределении квартир незаконным, в том числе по причине несоблюдения требований ч. 1 ст. 57 ЖК Российской Федерации, не имеется, о чем к правильному выводу пришел суд первой инстанции.

Ссылка в апелляционной жалобе на то, что Лежнев в январе 2018 года направлял посредством программы «WhatsApp» рапорт должностному лицу КЭС о своем согласии на распределение ему жилья в <адрес>, на правильность выводов суда не влияет, поскольку данный рапорт был подан без соблюдения установленных к документообороту требований и уже после выделения на военный институт указанных выше квартир, в связи с чем не мог быть принят во внимание жилищной комиссией, распределявшей жилые помещения военнослужащим, ранее изъявившим желание быть обеспеченным жильем в <адрес> и непосредственно в городе Балашихе. ????? 

Вопреки доводам апелляционной жалобы, избрание военнослужащим в качестве постоянного места жительства определенного субъекта Российской Федерации, без указания конкретного населенного пункта, закону не противоречит. ( ????) 

При этом командование и жилищная комиссия Саратовского военного института войск национальной гвардии Российской Федерации после принятия административного истца на жилищный учет ходатайствовала перед уполномоченным органом о выделении ему жилого помещения по нормам, установленным действующим законодательством, предпринимала иные меры по обеспечению его жильем. Так, в апреле 2017 года Лежнев с его согласия был включен в план распределения жилых помещений — двух однокомнатных квартир в городе Туле, которые не были ему распределены по независящим от начальника и жилищной комиссии военного института обстоятельствам.

С учетом изложенного, оснований для признания бездействия начальника и жилищной комиссии Саратовского военного института войск национальной гвардии Российской Федерации, выразившегося в непредоставлении Лежневу жилого помещения, не имеется.

Доводы административного истца об ограничении его права на дополнительную жилплощадь как преподавателя, являются беспредметными, поскольку какого-либо жилья ему не распределялось и решений об этом не принималось.

Какой-либо неполноты судебного следствия, вопреки доводам апелляционной жалобы, судом первой инстанции допущено не было.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 177, 307, 308, п. 1 ст. 309 и ст. 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Приволжский окружной военный суд

определил:

решение Саратовского гарнизонного военного суда от 20 марта 2018 года по административному делу по административному исковому заявлению военнослужащего Лежнева Сергея Васильевича об оспаривании действий (бездействия) начальника и жилищной комиссии связанных с непредоставлением жилого помещения, оставить без изменения, а апелляционную жалобу административного истца Лежнева С.В. – без удовлетворения.

«Согласовано»

Заместитель председателя Приволжского окружного военного суда Н.А. Ляпин

В президиум Приволжского окружного военного суда

443068, г. Самара, проспект Масленникова, д. 12

Административный истец: Лежнев Иван Иванович 

Место жительства: 410056, г. Саратов, ул. Чапаева,

д. 0000, кв. 0000    01.03.19000 года рождения

место рождения …………………………

тел. 8-0000000000, 0000000@rambler.ru

Административный ответчик:

Жилищная комиссия Саратовского военного ордена Жукова Краснознаменного института войск национальной гвардии Российской Федерации

Начальник Саратовского военного ордена Жукова Краснознаменного института войск национальной гвардии Российской Федерации

410023, г. Саратов, ул. Московская, д. 158

8(8452) 67-05-90 – факс

8(8452) 67-05-51 – дежурный по военному институту

info@svivv.ru

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на решение Саратовского гарнизонного военного суда от 20 марта 2018 года и апелляционное определение Приволжского окружного военного суда от 5 июня 2018 года по административному иску Лежнева С.В. о признании незаконными бездействий жилищной комиссии и начальника Саратовского военного ордена Жукова Краснознаменного института войск национальной гвардии Российской Федерации, выразившихся в непредоставлении жилого помещения

Решением Саратовского гарнизонного военного суда от 20 марта 2018 года в удовлетворении моего иска о признании незаконными бездействий жилищной комиссии и начальника Саратовского военного ордена Жукова Краснознаменного института войск национальной гвардии Российской Федерации (далее военного института), выразившихся в непредоставлении жилого помещения отказано, должностными лицами военного института предпринимаются все необходимые меры по обеспечению военнослужащих, в том числе и меня жилыми помещениями.

Апелляционным определением Приволжского окружного суда от 5 июня 2018 года данное решение суда оставлено без изменения.

С указанными судебными постановлениями не согласен по следующим основаниям:

1. Федеральным законом от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (п. 1 статьи 15) определено, что государство гарантирует военнослужащим и совместно проживающим с ними членам их семей предоставление жилых помещений или выделение денежных средств на их приобретение в порядке и на условиях, которые устанавливаются федеральным законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В пункте 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 г. № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности,

военной службе и статусе военнослужащих» (далее Пленум от 29.05.2014 г. № 8) указано, что при рассмотрении исков (заявлений) военнослужащих, связанных с осуществлением ими права на жилище, необходимо иметь ввиду, что основания и порядок обеспечения военнослужащих жильем регулируются как нормами Федерального законодательства, нормами Жилищного кодекса Российской Федерации (далее ЖК РФ), принятыми в соответствии с ЖК РФ другими федеральными законами, а также указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти.

Таким образом, нормативные акты применяются в системном единстве.

Статьей 57 ЖК РФ определено, что жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет, за исключением внеочередного предоставления жилых помещений. ( 1. Жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет, за исключением установленных частью 2 настоящей статьи случаев.

2. Вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются:

1) гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат;2) утратил силу с 1 января 2013 года. —

О выявлении конституционно-правового смысла п. 3 ч. 2 ст. 57 см. Постановление КС РФ от 22.01.2018 N 4-П.

3) гражданам, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний, указанных в предусмотренном пунктом 4 части 1 статьи 51настоящего Кодекса перечне.

3. Гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, жилые помещения по договорам социального найма предоставляются на основании решений органа местного самоуправления. Решения о предоставлении жилых помещений по договорам социального найма выдаются или направляются гражданам, в отношении которых данные решения приняты, не позднее чем через три рабочих дня со дня принятия данных решений.

4. Решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, принятое с соблюдением требований настоящего Кодекса, является основанием заключения соответствующего договора социального найма в срок, установленный данным решением.

5. По договору социального найма жилое помещение должно предоставляться гражданам по месту их жительства (в границах соответствующего населенного пункта) общей площадью на одного человека не менее нормы предоставления.

(в ред. Федерального закона от 17.12.2009 N 316-ФЗ)

6. Комнаты по договорам социального найма могут предоставляться только в случае, предусмотренном частью 4 статьи 59 настоящего Кодекса.

7. При определении общей площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма гражданину, имеющему в собственности жилое помещение, учитывается площадь жилого помещения, находящегося у него в собственности.

8. При предоставлении гражданину жилого помещения по договору социального найма учитываются действия и гражданско-правовые сделки с жилыми помещениями, совершение которых привело к уменьшению размера занимаемых жилых помещений или к их отчуждению. Указанные сделки и действия учитываются за установленный законом субъекта Российской Федерации период, предшествующий предоставлению гражданину жилого помещения по договору социального найма, но не менее чем за пять лет.

9. Порядок определения общей площади предоставляемого жилого помещения в случаях, указанных в части 8 настоящей статьи, устанавливается законодательством субъектов Российской Федерации.) 

Исходя из буквального и системного толкования пунктов 18 и 19 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» выбор населенного пункта в качестве избранного места жительства в целях предоставления военнослужащему жилого помещения представляет собой выбор конкретного населенного пункта. На то, что предоставляемое военнослужащему жилое помещение по избранному постоянному месту жительства, должно находиться в границах соответствующего населенного пункта прямо указано и в пункте 26 Пленума от 29.05.2014 г. № 8. ( 26. Обратить внимание судов на то, что согласно части 2 статьи 15, части 5 статьи 57 ЖК РФ, пунктам 1 и 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» предоставляемое военнослужащему жилое помещение по договору социального найма или в собственность, в том числе по избранному постоянному месту жительства, должно отвечать установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства и должно находиться в границах соответствующего населенного пункта.

Судам также следует учитывать, что в силу пункта 19 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в случае, если военнослужащий, проходящий военную службу по истечении срока контракта в добровольном порядке до получения жилого помещения, отказывается от предложенного жилого помещения, которое расположено по избранному месту жительства, а также изъявляет желание изменить ранее избранное место жительства, такому военнослужащему предоставляется жилищная субсидия.

Разрешая споры, связанные с предоставлением военнослужащим жилого помещения либо жилищной субсидии вместо ранее предложенного жилого помещения, судам необходимо учитывать конкретные обстоятельства дела, интересы военнослужащих и членов их семей и другие заслуживающие внимания обстоятельства.)))

Таким образом, законодательно определено, что избранным местом жительства военнослужащего является конкретный населенный пункт, а не несколько населенных пунктов и, и тем более не субъект Российской Федерации (как это утверждает ответчик), иначе норма закона, изложенная в п. 19 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» о том, что военнослужащим, отказавшимся от предложенного жилого помещения, расположенного по месту военной службы или по избранному месту жительства, а также изъявившим желание изменить ранее избранное место жительства, предоставляется жилищная субсидия, теряла бы всякий смысл и являлась бы «мертвой нормой». (19. Военнослужащим — гражданам, проходящим военную службу по контракту, признанным нуждающимися в жилых помещениях, гражданам, уволенным с военной службы, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях в федеральном органе исполнительной власти или федеральном государственном органе, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, отказавшимся от предложенного жилого помещения, расположенного по месту военной службы или по избранному месту жительства, которое соответствует требованиям, установленным законодательством Российской Федерации, а также изъявившим желание изменить ранее избранное место жительства, предоставляется жилищная субсидия.)

В настоящее время рассмотрение вопросов по улучшению жилищных условий военнослужащих, распределение жилья и использование жилой площади в войсках Росгвардии производится в соответствии с действующим законодательством – Инструкцией об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России, утв. приказом МВД РФ от 12 февраля 2010 г. № 75 «Об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России» (далее Инструкция). Инструкцией определено, что в целях соблюдения законности при распределении жилья и использовании жилой площади, всестороннего и объективного рассмотрения вопросов по улучшению жилищных условий военнослужащих, обеспечения социальных гарантий в области прав на жилище в органе военного управления приказом соответствующего командира (начальника) создается жилищная комиссия и разрабатывается Положение о жилищной комиссии (п. 18), а распределение и предоставление жилых помещений производится жилищной комиссией воинской

части в порядке очередности с учетом льгот и норм, установленных жилищным законодательством РФ (п. 43).

В случаях возникновения разногласий между командиром воинской части и жилищной комиссией воинской части по вопросу распределения жилых помещений решение о распределении жилых помещений между военнослужащими указанной воинской части принимает вышестоящая жилищная комиссия по предоставлению жилищной комиссии воинской части документов по данному вопросу (п. 44).

2. В судебном заседании было установлено следующее:

Я прохожу военную службу по контракту в военном институте в должности преподавателя кафедры гражданского права в воинском звании подполковник, выслуга лет в календарном исчислении составляет более 21 года. С 24 ноября 2016 года, согласно статье 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», я составом семьи 4 человека (я, жена, сын, дочь) признан нуждающимся в жилом помещении для постоянного проживания с предоставлением жилого помещения по избранному постоянному месту жительства в г. Москва в соответствии с нормами предоставления площади жилого помещения» и до настоящего времени жилым помещением не обеспечен. При этом, согласно статье 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих», исходя из состава семьи 4 человека, с учетом права на дополнительную общую площадь жилого помещения в пределах от 15 до 25 кв.м (как преподаватель военной образовательной организации высшего образования), а также с учетом конструктивных и технических параметров, возможного превышения общей площади жилого помещения не более 9 кв.м., имел право на предоставление жилого помещения для постоянного проживания общей площадью в пределах от 87 кв.м (18*4+15=87) до 106 кв.м (18*4+25+9=106).

С 1 по 15 января 2018 года я находился в отпуске в г. Санкт-Петербурге. 10 января 2018 года мне позвонил помощник начальника квартирно-эксплуатационной службы (далее КЭС) военного института по жилищным вопросам капитан Иванов М.О. и довел информацию о распределении в военный институт пяти 4-комнатных квартир в г. Балашиха, мкр. Кучино, ул. Ба, д. 1 общей площадью 102-103 кв.м. каждая, и учитывая тот факт, что общая площадь указанных квартир соответствовала норме предоставления мне жилого помещения, со слов должностного лица, было необходимо только мое согласие на получение 4-х комнатной квартиры в г. Балашиха, которое можно направить копией рапорта по месенджеру. Ввиду того, что для меня не имело принципиального значения, где быть обеспеченным жильем для постоянного проживания в г. Москве или в г. Балашиха ??? , и в целях скорейшего обеспечения меня жильем, я оформил свое согласие на предложенное мне жилое помещение — 4-х комнатную квартиру в г. Балашиха, в виде рапорта на имя председателя жилищной комиссии военного института и отправил копию посредством месенджера помощнику начальника КЭС военного института по жилищному обеспечению капитану Иванову М.О., который подтвердил получение копии моего рапорта и сказал по телефону что этого достаточно (это было подтверждено в ходе судебного заседания свидетелем капитаном Ивановым М.О.).

По выходу на службу из отпуска 16 января 2018 года я обратился в КЭС военного института с оригиналом рапорта о согласии на получение 4-х комнатной квартиры в г. Балашиха, однако в КЭС капитан Иванов М.О. оригинал моего рапорта не взял и сказал мне, что им председателю жилищной комиссии и начальнику военного института были составлены и поданы предложения по распределению квартир в г. Балашиха, в том числе и с моей фамилией, однако, в данных предложениях неустановленное должностное лицо мою фамилию не утвердило и вычеркнуло (представитель ответчиков этот факт – кто и на каком основании вычеркнул мою фамилию, пояснить не смог) и вместо меня по распоряжению неустановленного должностного лица был включен в новые предложения и утвержден другой военнослужащий, который состоял на жилищном учете после меня и данные жилые помещения в г. Балашиха уже распределены. ( остался вопрос — где выбрал ИПМЖ) 

Также было установлено, что никто из военнослужащих военного института, состоящих на жилищном учете, в том числе, и получивших жилые помещения в г. Балашиха, данный конкретный населенный пункт в качестве избранного места жительства не избирал, вследствие чего данные квартиры в г. Балашиха предлагались согласно очередности всем военнослужащим, состоящим на жилищном учете, согласно очередности, начиная с первого, при этом другие военнослужащие, обеспеченные жилыми помещениями в г. Балашиха, также, как и я, в этот же день (10 января 2018 года), рапорта о согласии на обеспечение жилым помещением в г. Балашиха направляли аналогичным способом – с использованием месенджера, при этом жилые помещения получили двое военнослужащих, состоящих на жилищном учете после меня (это было подтверждено в ходе судебного заседания свидетелями капитаном Ивановым М.О. и подполковником Калиным С.И.). ( т.е. находились в равном правовом положении , и только вермя принятия на учет играет роль) 

Вывод суда о том что «у других военнослужащих были написаны рапорты на Московскую область, в том числе и на г. Балашиха Московской области» противоречит обстоятельствам дела, так как при постановке на жилищный учет в рапортах военнослужащие указали в качестве избранного места жительства г. Москва (п/п-к Калинин), либо у других военнослужащих г. Москва и Московская область (то есть одновременно несколько населенных пунктов – все населенные пункты Московской области, без указания конкретного населенного пункта г. Балашиха), а утверждение суда о возможности выбора в качестве избранного места жительства сразу нескольких населенных пунктов противоречит закону и судебной практике, а также ставит таких военнослужащих в более выгодное положение в вопросе обеспечения жильем и более того, создает должностным лицам почву для нарушений и злоупотреблений, то есть «право усмотрения», что по сути является коррупционным фактором.

Указание в решении суда о моем отказе от получения жилья в г. Балашиха также противоречит обстоятельствам дела так как сбор сведений по данному вопросу в военном институте происходил в июне 2016 года, до принятия меня на жилищный учет (24 ноября 2016 года) и осуществлении строительства жилья по планируемому избранному месту жительства в г. Москва, а с момента постановки меня на жилищный учет отказа от получения жилья в г. Балашиха с моей стороны не было. Напротив, я дал на это согласие, при этом в решении суда не учтен тот факт, что отсутствие оригинала моего рапорта на согласие получения жилья в г. Балашиха явилось следствием отказа должностного лица 16 января 2018 года в приеме данного ( причем изменили ИПМЖ все ) 

рапорта и доведения до меня информации о том что данное жилье уже распределено, моя фамилия не утверждена и необходимости в данном рапорте уже нет, что и послужило основанием для обращения в суд для защиты своих прав.

Указание судом в решении, что помощник начальника КЭС военного института по жилищным вопросам капитан Иванов М.О. производил подготовку предложений по своей инициативе противоречит материалам дела, так как согласно занимаемой им воинской должности, именно он отвечает за данное направление деятельности и обязан своевременно доводить до военнослужащих военного института, состоящих на жилищном учете в качестве нуждающихся в обеспечении жилыми помещениями информацию о поступлении и распределении в военный институт жилых помещений, что и было им сделано, при этом его действия были необходимыми и последовательными (подготовка предложений для жилищной комиссии с фамилиями по обеспечению жилыми помещениями в г. Балашиха), однако неустановленным должностным лицом (в нарушении Инструкции) было принято единоличное решение об исключении моей фамилии из данных предложений.

Таким образом, в нарушение Инструкции об организации работы по обеспечению жилыми помещениями и на основании решения неустановленного должностного лица, на заседании жилищной комиссии военного института по распределению пяти 4-х комнатных квартир в г. Балашиха ул. Брагина, д. 1 мой рапорт и моя кандидатура по неустановленным причинам не рассматривались и соответственно, при всех равных условиях и действиях с моей стороны по обеспечению жилым помещением, жилье мне было не распределено, лица, стоящие в очереди на обеспечение жилыми помещениями после меня, в нарушение очередности, незаконно обеспечены жильем, я не обеспечен.

По мнению суда одним из оснований отказа в удовлетворении исковых требований, является мой рапорт о досрочном увольнении с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями, в котором я ходатайствую об обеспечении жильем в г. Москва, однако суд не учел, что данный рапорт написан 22 января 2018 года, то есть после того, как мне 16 января 2018 года было сообщено об отказе в предоставлении жилья в г. Балашиха и были нарушены мои права по обеспечению жильем в г. Балашиха, а г. Москва указывался с той целью, чтобы не менялось избранное место жительства и в соответствии с п. 19 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» не предоставлялась жилищная субсидия.

Данное нарушение моих прав имеет для меня существенное значение, так как в настоящее время подлежу увольнению с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями и соответственно потеряю право на дополнительную общую площадь жилого помещения, как преподаватель военной образовательной организации высшего образования.

На основании вышеизложенного, считаю, что:

суд неправильно определил обстоятельства, имеющее значение для административного дела и не истребовал оригиналы рапортов военнослужащих получивших жилье в г. Балашиха, о постановке их на жилищный учет и оригиналы протоколов заседания жилищной комиссии по признанию их нуждающимися в получении жилья и постановке на жилищный учет (о чем я ходатайствовал), а представленные ответчиком рапорта военнослужащих были оформлены отдельно (не были вшиты в жилищные дела военнослужащих), что могло свидетельствовать о том что они исполнены позже (задним числом); ( разными номерами, датами, причем книга входящих отсутствует) 

вывод суда о невозможности обеспечения меня жильем в г. Балашиха является ошибочным, так как согласие военнослужащего на получение предлагаемого ему органом военного управления жилого помещения в Московской области г. Балашиха, при избранном им месте жительства г. Москва, возможен и не противоречит действующему законодательству, что подтверждается и судебной практикой Верховного Суда РФ (например, Определение СК по делам военнослужащих Верховного Суда РФ от 21 февраля 2017 г. № 201-КГ17-1 (страницы 3-4), в котором прямо указано на законность этого;?????

согласно решению суда вопрос обеспечения военнослужащего жилым помещением в населенном пункте отличном от населенного пункта указанного в рапорте при постановке на жилищный учет ставится в прямую зависимость от решения конкретного должностного лица воинской части по принципу «Этому можно, а другому нет…», что противоречит действующему законодательству;

судом не был принят во внимание тот факт, что в данном конкретном случае ранее в документах военнослужащих (которые в нарушение очередности получили квартиры в г. Балашиха), о признании их в качестве нуждающихся в обеспечении жилыми помещениями по избранному месту жительства и постановки их на жилищный учет в нарушение действующего законодательства указывался не конкретный населенный пункт, а несколько, включая целый субъект Российской Федерации (г. Москва и Московская область) и данное нарушение повлекло нарушение моих прав на обеспечение жилым помещением;

судом не принят во внимание тот факт, что избранное место жительства (с указанием сразу нескольких населенных пунктов) не является обстоятельством, дающим право на внеочередное обеспечение жильем, и то что распределенные органом военного управления в военный институт пять 4-х комнатных квартир не предназначались конкретным военнослужащим;

в своем решении суд указывает на то, что при решении вопроса распределения и обеспечения военнослужащих жильем учитывались документы (все рапорты) в жилищных делах военнослужащих, из чего можно сделать вывод о том, что при поступлении в воинскую часть жилья из любого населенного пункта военнослужащему достаточно написать рапорт (в том числе и задним числом), указав этот населенный пункт, вложить его в жилищное дело и это автоматически даст такому военнослужащему право на внеочередное получение жилья в данном населенном пункте, что противоречит действующему законодательству и создает предпосылки для коррупции в вопросах обеспечения жильем военнослужащих;

судом не принят во внимание тот факт, что решение по распределению и обеспечению военнослужащих жильем находится в компетенции жилищной комиссии, а не должностного лица и мой рапорт (копия рапорта) с согласием на получение жилья в г. Балашиха (как и копии рапортов других военнослужащих, отправленные аналогичным способом при нахождении таких военнослужащих в отпуске, этот факт не отрицался ответчиком) и при наличии фамилии в предложениях по обеспечению жильем, в соответствии с Инструкцией должен был быть рассмотрен на заседании жилищной комиссии с принятием по нему соответствующего решения, оформленного протоколом, с выдачей мне выписки из протокола;

судом не учтены обстоятельства, при которых военнослужащий, стоящий с даты постановки на жилищный учет раньше других и избравший местом жительства конкретный населенный пункт, в котором по объективным причинам строительство жилья не осуществляется и в воинскую часть поступает жилье из другого населенного пункта не будет обеспечен (ему не будет предлагаться жилье) до тех пор, пока в воинскую часть не поступит жилье непосредственно в том населенном пункте, который избран военнослужащим, что в свою очередь будет ущемлять его права по отношению к другим военнослужащим, стоящим в очереди после него.

Таким образом, судами неправильно определены обстоятельства, имеющее значение для административного дела, выводы судов, изложенные в их решениях, не соответствуют обстоятельствам административного дела и основаны на неправильном истолковании закона, в том числе без учета правовой позиции, содержащейся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации (то есть суд неправильно применил нормы материального права), при этом считаю, что анализ нормативных правовых актов о порядке обеспечения военнослужащих жилыми помещениями, изложенный в решениях судов, противоречит действующему законодательству.

Исходя из вышеизложенного и руководствуясь ст. 318 КАС РФ, —

прошу суд:

1. Истребовать дело, передать кассационную жалобу для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции и отменить решение Саратовского гарнизонного военного суда от 20 марта 2018 года и апелляционное определение Приволжского окружного военного суда от 5 июня 2018 года по иску Лежнева С.В., связанное с отказом в удовлетворении исковых требований по признанию незаконными бездействия начальника военного института и жилищной комиссии, выразившиеся в непредоставлении ему жилого помещения, признанию незаконными действий жилищной комиссии военного института в части соблюдения очередности в обеспечении жилыми помещениями для постоянного проживания и обязательстве начальника военного института и жилищной комиссии обеспечить его и членов его семьи жилым помещением с учетом права на дополнительную площадь жилого помещения в пределах от 87 до 97 кв. м., полностью и принять по административному делу новое решение.

2. Уведомить меня о дате судебного заседания по телефону 89053213441 и по адресу: 410056, г. , ул. Чапаева, д. 8/12, кв. 33.

Приложение: 1. Копия кассационной жалобы – 3 экз.

2. Документ, подтверждающий уплату государственной пошлины.

3. Копия решения Саратовского гарнизонного военного суда.

4. Копия апелляционного определения Приволжского окружного военного суда.

Административный истец:

______________________С.В. Лежнев

«____» сентября 2018 года

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции

18 октября 2018 года город Самара

Судья Приволжского окружного военного суда Леднёв А.А., изучив кассационную жалобу административного истца Лежнева С.В. на решение Саратовского гарнизонного военного суда от 20 марта 2018 года и апелляционное определение Приволжского окружного военного суда от 5 июня 2018 года по административному делу по административному исковому заявлению подполковника Лежнева Сергея Васильевича об оспаривании действий (бездействия) начальника и жилищной комиссии федерального государственного казенного военного образовательного учреждения высшего образования «Саратовский военный ордена Жукова Краснознаменный институт войск национальной гвардии Российской Федерации» (далее по тексту — военный институт), связанных с непредоставлением жилого помещения,

установил:

Лежнев, проходит военную службу по контракту в названном военном институте с июня 2017 года в должности преподавателя, имеет выслугу более 20 лет. В связи с предстоящим увольнением с военной службы по организационно-штатным мероприятиям он находится в распоряжении начальника военного института ( хотя признавался еще на должности НА МОМЕНТ СПОРНЫХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ БЫЛ НА ДОЛЖНОСТИ ) . С ноября 2016 года Лежнев с составом семьи из 4 человек состоит на учете нуждающихся в жилых помещениях по избранному им постоянному месту жительства в городе Москве.

Считая распределение, выделенных на институт в январе 2018 года квартир в г. Балашихе Московской области другим военнослужащим несправедливым, Лежнев обратился в Саратовский гарнизонный военный суд с административным исковым заявлением, в котором просил признать незаконными бездействие начальника и жилищной комиссии указанного военного института, выразившееся в непредоставлении ему жилого помещения, а также действия жилищной комиссии военного института, связанные с распределением жилых помещений без соблюдения очередности. Кроме того, Лежнев просил возложить на начальника и жилищную комиссию военного института обязанность предоставить ему жилое помещение с учетом его права на дополнительную жилую площадь.

Рассмотрев административное исковое заявление, Саратовский гарнизонный военный суд решением от 20 марта 2018 года, оставленным без изменения апелляционным определением Приволжского окружного военного суда от 5 июня 2018 года, отказал в его удовлетворении.

Не согласившись с этими решениями, Лежнев подал кассационную жалобу, поступившую в Приволжский окружной военный суд 18 сентября 2018 года, в которой просит названные судебные постановления отменить и принять новое решение об удовлетворении его требований.

В обоснование жалобы её автор, приводя собственный анализ ( ТОГДА ДАЙТЕ НАМ СВОЙ — ПРАВИЛЬНЫЙ АНАЛИЗ)  ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», п. 26, 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 года № 8 «Опрактике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», ст. 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, положений Инструкции об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России, утвержденной приказом МВД Российской Федерации от 12 февраля 2010 года № 75, и материалов дела утверждает, что вынесенные судебные решения нарушают, предоставленное ему право на обеспечение жилым помещением в порядке очередности.

Далее в кассационной жалобе Лежнев, обращает внимание на то, что суд не учёл его согласие на обеспечение жилым помещением в г. Балашихе, которое он, находясь в отпуске, направил помощнику начальника КЭС посредством телефонной связи.( а как же отказ должностного лица принять рапорт) 

Кроме того судом не дана оценка тому, что выделенные военному институту квартиры были распределены военнослужащим с нарушением очередности, при этом его рапорт и его кандидатура на предоставление жилого помещения жилищной комиссией не рассматривались, он от квартиры в г. Балашихе не отказывался, решение в отношении него принято единолично одним из должностных лиц института.

Также суд, по мнению Лежнева, неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, не истребовал необходимые доказательства, в том числе оригиналы рапортов военнослужащих, которым было распределено жилье в г. Балашихе и протоколы заседаний жилищной комиссии о постановке их на жилищный учет.

В заключение жалобы Лежнев приходит к выводу о том, что анализ правовых актов, изложенный в решениях судов, противоречит действующему законодательству.

Изучив состоявшиеся по делу судебные постановления и доводы кассационной жалобы, не нахожу оснований для её передачи в суд кассационной инстанции.

Согласно ст. 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

1.Таких нарушений по настоящему делу допущено не было.

2.Доводы кассационной жалобы административного истца ранее уже являлись предметом рассмотрения судов первой и апелляционной инстанций. Все они получили надлежащую оценку и обоснованно отвергнуты как несостоятельные с приведением убедительных мотивов.

3. Вопреки доводам кассационной жалобы выводы судов первой и апелляционной инстанций по данному делу основаны на правильной оценке исследованных фактических данных, верном толковании и применении норм законодательства, регулирующих спорные правоотношения сторон в рамках заявленных требований.

В соответствии с п. 2 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» обеспечение жилыми помещениями военнослужащих-граждан, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилых помещений, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов.

Общим условием реализации права военнослужащего на получение жилья (в том числе, и по избранному месту жительства) является процедура принятия военнослужащего на учет нуждающихся в получении жилых помещений.

Органом, правомочным разрешать соответствующие рапорты военнослужащих, является жилищная комиссия военного института, действующая в соответствии с приказом МВД России от 12 февраля 2010 г. № 75 «Об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России».

Исходя из предоставленных этим приказом полномочий жилищной комиссии военного института, последняя вправе принять военнослужащего на соответствующий учёт, отказать ему в приеме на этот учёт, перенести решение этого вопроса на более поздний срок, предоставив военнослужащему время для сбора недостающих документов.( А на основании чего???? )

Как видно из материалов административного дела Лежнев вместе с супругой и двумя детьми состоит на учете нуждающихся в жилых помещениях по избранному им постоянному месту жительства в городе Москве (протокол заседания жилищной комиссии от 24 ноября 2016 года № 20/16).

При этом в сентябре 2016 года во исполнение указаний ГК ВВ МВД Российской Федерации № 11894 в военном институте проводился опрос военнослужащих, нуждающихся в жилых помещениях, а также военнослужащих, у которых основания для обеспечения жильем наступят в 2016-2017 годах, на предмет обеспечения их жилыми помещениями в г. Балашихе Московской области, согласно которому Лежнев от предоставления ему жилого помещения в указанном населённом пункте отказался.(???? как когда )

В декабре 2017 года на военный институт войск было выделено пять 4-х комнатных квартир, расположенных по адресу: Московская область, г.о. Балашиха, мкр. Кучино, ул. Брагина, дом 1.

Решение о распределении указанных квартир военнослужащим, как установлено в суде, принималось жилищной комиссией военного института в соответствии с требованиями положений приказа МВД России от 12 февраля 2010 г. № 75 «Об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России» и ч. I ст. 57 ЖК Российской Федерации. Из анализа представленных в суд документов следует, что жилищная комиссия, рассматривая вопрос распределения военнослужащим выделенного на военный институт жилья, располагала сведениями как об очередности военнослужащих, так и об избранных ими местах постоянного жительства. При этом комиссией обсуждались в порядке очередности кандидаты, либо изъявившие желание быть обеспеченными жилым помещением в Московской области, либо изъявившие такое желание в ходе указанного выше опроса. Лежнев, изъявивший желание быть обеспеченным жильем исключительно в г. Москве и ранее отказавшийся от строящегося жилья в г. Балашихе Московской области, к таковым не относился, в связи с чем и не рассматривался на заседании жилищной комиссии военного института при распределении указанных жилых помещений.

При таких обстоятельствах установленных в судебном заседании, оснований для признания решения жилищной комиссии военного института о распределении квартир незаконным не имеется, о чем к правильному выводу пришли суды первой и апелляционной инстанций.

Ссылка Лежнева в кассационной жалобе на то, что в январе 2018 года он обращался с рапортом к должностному лицу КЭС о своем согласии на распределение ему жилья в г. Балашихе, несостоятельна, так как этот рапорт был подан после выделения на военный институт указанных выше квартир, и с учётом вышеизложенных обстоятельств не мог быть принят во внимание жилищной комиссией.

Кроме того, как установлено в судебном заседании и отражено в решении суда, командование военного института после принятия административного истца на жилищный учет ходатайствовало перед уполномоченным органом о выделении ему жилого помещения по нормам, установленным действующим законодательством, предпринимало иные меры по обеспечению его жильем, о чём свидетельствует то обстоятельство, что в апреле 2017 года Лежнев с его согласия был включен в план распределения жилых помещений в г. Туле.

При таких обстоятельствах, оснований и для признания бездействия начальника и жилищной комиссии военного института, выразившегося в непредоставлении Лежневу жилого помещения, не имеется.

Доводы административного истца об ограничении его права на дополнительную жилплощадь как преподавателя, являются беспредметными, поскольку, как правильно об этом указано в обжалуемых судебных постановлениях, какого-либо жилья Лежневу не распределялось и решений об этом не принимаюсь.

Таким образом, доводы кассационной жалобы административного истца по существу сводятся к иному, в отличие от суда, субъективному толкованию законодательства и направлены на переоценку фактических обстоятельств дела, правильно установленных судами первой и апелляционной инстанций. При этом Доводов, которые могли бы поставить под сомнение обоснованность состоявшихся по делу судебных актов, в кассационной жалобе не приведено. ( ВЕРНЕЙ СУДАМИ НЕ РАССМОТРЕНО) 

На основании изложенного, руководствуясь п. 1 ч. 3 ст. 323 ст 324 КАС российской Федерации,

определил:

в передаче кассационной жалобы административного истца Лежнева на решение Саратовского гарнизонного военного суда от 20 марта 2018 года и апелляционное определение Приволжского окружного военного суда от 5 июня 2018 года по административному делу по административному исковому заявлению Лежнева Сергея Васильевича об оспаривании действий (бездействия) начальника и жилищной комиссии федерального государственного казенного военного образовательного учреждения высшего образования «Саратовский военный ордена Жукова Краснознаменный институт войск национальной гвардии Российской Федерации», связанных с непредоставлением жилого помещения, для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказать.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ПЛОЩАДЬ 

конституционный суд 

Именем Российской Федерации

10 января 2017 г. 

г. Белогорск


Белогорский гарнизонный военный суд в составе:

председательствующего Золотавина А.В.,

при секретаре судебного заседания Гладкой О.М.,

с участием административного истца — Бакалова Л.Л., представителя начальника ФГКУ «Восточное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны РФ и начальника 2 отдела ФГКУ «Восточное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны РФ Хиловой Е.А., в открытом судебном заседании, в помещении военного суда, рассмотрев административное дело по административному исковому заявлению военнослужащего <иные данные> Бакалова <иные данные> об оспаривании решения начальника ФГКУ «Восточное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны РФ и действий руководителя ФКУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны РФ по <адрес>» о предоставлении субсидии для приобретения или строительства жилого помещения в меньшем размере, а также решения начальника 2 отдела ФГКУ «Восточное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны РФ о снятии с учета нуждающихся в жилых помещениях,
 

УСТАНОВИЛ:



Бакалов обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором просит признать незаконными решение начальника ФГКУ «Восточное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны РФ (далее — «Востокрегионжилье») от <дата> № о предоставлении субсидии для приобретения или строительства жилого помещения (далее – субсидия) без учета дополнительной общей площади жилого помещения в размере 20 кв. м и без применения поправочного коэффициента 2,375 , а также решение начальника 2 отдела «Востокрегионжилье» от <дата> № о снятии его с учета нуждающихся в жилых помещениях, обязать начальника «Востокрегионжилье» внести в оспариваемое решение изменения о предоставлении субсидии в размере <иные данные> кв. м с учетом увеличения норматива общей площади жилого помещения на дополнительные 20 кв. м, как сотруднику <иные данные>, и с применением поправочного коэффициента 2,375 из норматива 74 кв. м, кроме того, обязать руководителя ФКУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны РФ по <адрес>» перечислить недостающую сумму жилищной субсидии, исходя из указанного выше размера субсидии, за вычетом ранее полученных денежных средств.

В обоснование административного иска Бакалов указал, что он проходил военную службу <иные данные> Приказом <иные данные> от <дата> № он освобожден от занимаемой должности в связи с организационно-штатными мероприятиями и по данному основанию с <дата> зачислен в распоряжение <иные данные>. Решением начальника 2 отдела «Востокрегионжилье» от <дата> № он принят на учет нуждающихся в жилых помещениях, представляемых по договору социального найма, составом 3 члена семьи, с указанием права на дополнительную площадь в избранном после увольнении месте жительства — <адрес>. После изменения способа жилищного обеспечения путем получения жилищной субсидии на основании оспариваемого решения начальника «Востокрегионжилье» ему <дата> была предоставлена субсидия в размере <иные данные>. из норматива <иные данные> кв. м на семью из 3 человек и с применением поправочного коэффициента 1,85, исходя из общей продолжительности военной службы, то есть без учета его права на дополнительные 20 кв. м жилой площади, положенные как сотруднику <иные данные> на основании ч. 23 ст.  Глава 3. Служба в Следственном комитете. Правовое положение сотрудников Следственного комитета > Статья 35. Материальное и социальное обеспечение сотрудников Следственного комитета»>35 Федерального закона «О Следственном комитете Российской Федерации», а также без применения ко всей сумме субсидии поправочного коэффициента 2,375 , который предусмотрен п. 9 постановлением Правительства Российской Федерации от 3 февраля 2014 года № 76. После этого решением начальника 2 отдела «Востокрегионжилье» от <дата> № он был необоснованно снят с учета нуждающихся в жилых помещениях, как обеспеченный жилищной субсидией, однако жилищная субсидия ему выплачена в меньшем размере и недостающая часть подлежит доплате.

Представитель начальника «Востокрегионжилье» и начальника 2 отдела «Востокрегионжилье» Хилова, возражая против административного иска, указала, что на основании ст.  (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.08.2018) > Глава II. Права и свободы военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15. Право на жилище»>15 и  (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.08.2018) > Глава II. Права и свободы военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15.1. Норма предоставления площади жилого помещения. Общая площадь жилого помещения»>15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и п. 5 постановления Правительства РФ от 3 февраля 2014 года № 76 Бакалову верно определен размер субсидии на семью из 3 человек, исходя из норматива общей площади жилого помещения 54 кв. м, с учетом поправочного коэффициента 1,85 при общей продолжительности военной службы от 10 до 16 лет. Бакалов не имеет право на увеличение размера субсидии с поправочным коэффициентом 2,375 , поскольку на момент получения субсидии он являлся военнослужащим. Также Бакалов при выплате жилищной субсидии за счет Министерства обороны РФ не имеет права на дополнительные 20 кв. м общей площади при расчете субсидии в качестве сотрудника <иные данные> По указанным основаниям снятие Бакалова с учета нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых для постоянного проживания, после выплаты ему жилищной субсидии является обоснованным.

Руководитель ФКУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны РФ по <адрес>», извещенный о времени и месте судебного заседания, не прибыл, а его представитель ФИО4, возражая против административного иска, также указал о необоснованности требований Бакалова о выплате ему жилищной субсидии с учетом дополнительных 20 кв. м и с применением поправочногокоэффициента 2,375 .

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, военный суд считает, что административный иск не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

По делу установлено, что Бакалов, бывший <иные данные>, освобожден от занимаемой должности и с <дата> зачислен в распоряжение <иные данные> в связи с организационно-штатными мероприятиями. <дата> Бакалову предоставлена жилищная субсидия в сумме <иные данные> исходя из норматива общей площади жилого помещения на семью из 3 человек в размере <иные данные> кв. м и поправочногокоэффициента 1,85 при общей продолжительности военной службы менее 16 лет, после чего был снят с учета нуждающихся в обеспечении жильем для постоянного проживания в связи с получением жилищной субсидии.

Данные обстоятельства подтверждаются следующими доказательствами.

Согласно выписки из приказа <иные данные> от <дата> на основании приказа <иные данные> от <дата> № Бакалов освобожден от занимаемой должности в связи с организационно-штатными мероприятиями и по данному основанию с <дата> зачислен в распоряжение <иные данные>.

Данные обстоятельства подтверждаются справками отдела кадров <иные данные> от <дата> №, №, №, выпиской из послужного списка Бакалова.

Согласно сообщения <иные данные> от <дата> № Бакалов состоит в распоряжении и проходит военную службу по настоящее время.

Как видно из копии решения начальника 2 отдела «Востокрегионжилье» от <дата> № Бакалов принят на учет нуждающихся в жилых помещениях, представляемых по договору социального найма, составом 3 члена семьи, с указанием права на дополнительную площадь в избранном после увольнении месте жительства — <адрес>.

Как следует из пояснений сторон, копии решения начальника «Востокрегионжилье» от <дата> № и платежного поручения от <дата>, <дата> Бакалову предоставлена жилищная субсидия в размере <иные данные>. из норматива <иные данные> кв. м на семью из 3 человек и с применением поправочного коэффициента 1,85, исходя из общей продолжительности военной службы от 10 до 16 лет.

Решением начальника 2 отдела «Востокрегионжилье» от <дата> № Бакалов снят с учета нуждающихся в жилых помещениях, в связи с предоставлением жилищной субсидии.

При указанных обстоятельствах военный суд не усматривает нарушения права административного истца на обеспечение жильем посредством получения жилищной субсидии, исходя из норматива общей площади жилого помещения в размере <иные данные>норматив общей площади жилого помещения в размере <иные данные>. м на семью из 3 человек). При этом Бакалов снят с учета нуждающихся в обеспечении жильем в связи с получением жилищной субсидии.

При этом военный суд исходит из следующего.

В соответствии с абзацами 1 и 12 пункта 1 статьи  (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.08.2018) > Глава II. Права и свободы военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15. Право на жилище»>15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» государство гарантирует военнослужащим обеспечение их жилыми помещениями в форме предоставления им денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений либо предоставления им жилых помещений в порядке и на условиях, установленных настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счет средств федерального бюджета.

Военнослужащим – гражданам, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями и признанным нуждающимися в жилых помещениях, при увольнении с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, предоставляются, в том числе, жилищная субсидия.

Согласно пункту 16 статьи  (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.08.2018) > Глава II. Права и свободы военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15. Право на жилище»>15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» при предоставлении гражданам, указанным в абзацах третьем и двенадцатом пункта 1 настоящей статьи, жилищной субсидии ее размер определяется исходя из норматива общей площади жилого помещения, определенного в соответствии с пунктом 4 статьи 15.1 настоящего Федерального закона, норматива стоимости одного квадратного метра общей площади жилого помещения по Российской Федерации, определяемого уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, и поправочных коэффициентов с учетом общей продолжительности военной службы, устанавливаемых Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 3 февраля 2014 года № 76 утверждены Правила расчета субсидии для приобретения или строительства жилого помещения (жилых помещений), предоставляемой военнослужащим – гражданам Российской Федерации и иным лицам в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих» (далее – Правила), в п. 2 которых указано, что при расчёте субсидии применяется, помимо прочего, поправочный коэффициент с учётом общей продолжительности военной службы. Размер данного коэффициента устанавливается в соответствии с пунктами 7-9 Правил.

В соответствии с пунктами 7-9 названных Правил поправочный коэффициент устанавливается в следующих размерах: от 10 лет до 16 лет военной службы – 1,85; от 16 лет до 20 лет военной службы – 2,25; от 20 лет до 21 года военной службы – 2,375 ; при этом военнослужащим — гражданам, общая продолжительность военной службы которых составляет от 10 до 20 лет, которые указаны в пункте 13 статьи  (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.08.2018) > Глава II. Права и свободы военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15. Право на жилище»>15 ФЗ «О статусе военнослужащих», — 2,375 .

На основании пункта 13 статьи  (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.08.2018) > Глава II. Права и свободы военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15. Право на жилище»>15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» граждане, уволенные с военной службы, общая продолжительность военной службы которых составляет 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более, не обеспеченные на момент увольнения с военной службы жилищной субсидией или жилыми помещениями, не могут быть без их согласия сняты с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях по последнему перед увольнением месту военной службы и обеспечиваются жилищной субсидией или жилыми помещениями в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом для военнослужащих.

Анализ вышеуказанных правовых норм, в их взаимосвязи, свидетельствует о том, что расчет размера жилищной субсидии с учетом увеличения поправочного коэффициента до 2,375 при общей продолжительности военной службы от 10 до 20 лет производится гражданам, уволенным с военной службы и не обеспеченным субсидией на момент окончания военно-служебных отношений.

Доводы Бакалова о том, что при выслуге свыше 10 и менее 16 лет он имеет право на получение в период прохождения военной службы жилищной субсидии с поправочным коэффициентом 2,375 военный суд считает ошибочными, поскольку в соответствии с п. 11 ст.  Раздел VI. Военная служба > Статья 38. Срок военной службы для военнослужащих, проходящих военную службу по призыву или по контракту»>38Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части.

Поскольку на момент принятия решения по выплате субсидии и на момент производства выплаты Бакалов проходил военную службу, не был уволен и исключен из списков личного состава, статус военнослужащего не утратил – оснований для принятия решения о выплате административному истцу при выслуге свыше 10 и менее 16 лет жилищной субсидии с поправочным коэффициентом 2,375 , который предусмотрен пунктом 9 Правил, не имелось.

Что касается права на дополнительную жилую площадь при расчете субсидии, военный суд полагает необходимым отметить следующее.

Согласно части 23 статьи  Глава 3. Служба в Следственном комитете. Правовое положение сотрудников Следственного комитета > Статья 35. Материальное и социальное обеспечение сотрудников Следственного комитета»>35 Федерального закона «О Следственном комитете Российской Федерации» сотрудники Следственного комитета имеют право на дополнительную общую площадь жилого помещения размером не менее 20 квадратных метров или в виде отдельной комнаты.

Пунктом 4 статьи  (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.08.2018) > Глава II. Права и свободы военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15.1. Норма предоставления площади жилого помещения. Общая площадь жилого помещения»>15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих» предусмотрено, что норматив общей площади жилого помещения при предоставлении в соответствии с настоящим Федеральным законом жилищной субсидии на приобретение или строительство жилого помещения и норматив общей площади жилого помещения при выдаче государственных жилищных сертификатов определяются Правительством Российской Федерации с учетом права на дополнительную общую площадь жилого помещения, предусмотренного пунктом 2 настоящей статьи.

Согласно пункту 2 статьи  (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.08.2018) > Глава II. Права и свободы военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15.1. Норма предоставления площади жилого помещения. Общая площадь жилого помещения»>15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащий, имеющий воинское звание полковник, ему равное и выше, проходящий военную службу либо уволенный с военной службы по достижении им предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями,командир воинской части, военнослужащий, имеющий почетное звание Российской Федерации, военнослужащий — преподаватель военной профессиональной образовательной организации или военной образовательной организации высшего образования, военной кафедры при государственной образовательной организации высшего образования, военнослужащий — научный работник, имеющий ученую степень и (или) ученое звание, при предоставлении им жилого помещения, в том числе служебного жилого помещения, имеют право на дополнительную общую площадь жилого помещения в пределах от 15 до 25 квадратных метров.

При наличии у военнослужащего права на дополнительную общую площадь жилого помещения в соответствии с законодательством Российской Федерации по нескольким основаниям увеличение размера общей площади жилого помещения производится по одному из них.

В соответствии с пунктом 2.1 статьи 15 данного Федерального закона при предоставлении в соответствии с настоящим Федеральным законом единовременной денежной выплаты на приобретение или строительство жилого помещения размер этой денежной выплаты определяется исходя из норматива общей площади жилого помещения, определенного в соответствии с пунктом 4 статьи 15.1 настоящего Федерального закона, и средней рыночной стоимости одного квадратного метра общей площади жилого помещения, определяемой уполномоченным федеральным органом исполнительной власти для каждого субъекта Российской Федерации.

Правила расчета субсидии для приобретения или строительства жилого помещения (жилых помещений), предоставляемой военнослужащим — гражданам РФ и иным лицам в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих», утверждены постановлением Правительства РФ от 3 февраля 2014 года № 76, согласно пункту 3 которых норматив общей площади жилого помещения на семью из 3 человек установлен в размере 54 кв. метра общей площади жилого помещения.

Согласно пункту 5 этих Правил норматив общей площади жилого помещения увеличивается на 15 кв. метров при наличии у военнослужащего права на дополнительную площадь жилого помещения, предусмотренного пунктом 2 статьи  (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.08.2018) > Глава II. Права и свободы военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 15.1. Норма предоставления площади жилого помещения. Общая площадь жилого помещения»>15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих». При наличии права на дополнительную площадь жилого помещения по нескольким основаниям учитывается право по одному из них.

Таким образом, административный истец после <дата> утратил право на дополнительную общую площадь жилого помещения как военнослужащий — <иные данные>, поскольку от должности <иные данные> Бакалов освобожден и с <дата> зачислен в распоряжение.

Доводы Бакалова, что после освобождения от должности <иные данные> и зачисления в распоряжение он продолжает иметь право на дополнительные 20 кв. м при расчете размера жилищной субсидии являются ошибочными и не основаны на законе.

Иные доводы Бакалова о необходимости дополнительного увеличения размера субсидии на 20 кв. метров за счет средств федерального бюджета являются несостоятельными, поскольку ч. 8 ст.  Глава 4. Особенности организации и обеспечения деятельности военных Следственных органов следственного комитета > Статья 40. Материальное и социальное обеспечение военнослужащих военных следственных органов Следственного комитета»>40 Федерального закона «О Следственном комитете РФ» в соответствии с частью 2 статьи 37 Федерального закона от <дата> № 145-ФЗ вступила в силу с <дата>, то есть после получения административным истцом жилищной субсидии за счет средств Министерства обороны РФ, при этом нормы Федерального закона «О Следственном комитете РФ» порядок и размер выплаты жилищной субсидии не регулируют.

На основании изложенного доводы Бакалова о том, что ранее решением начальника 2 отдела «Востокрегионжилье» от <дата> № он был принят на учет нуждающихся с правом на дополнительную площадь, а поэтому продолжает иметь право на дополнительную площадь, являются несостоятельными, на существо принимаемого судом решения это не влияет. Принятие начальником 2 отдела — структурного подразделения «Востокрегионжилье» данного решения не свидетельствует о наличии права Бакалова на дополнительную площадь при расчете субсидии, тем более, что оспариваемое решение от <дата> № о выплате субсидии принято вышестоящим уполномоченным лицом — начальником «Востокрегионжилье».

Поскольку Бакалов избрал способ обеспечения жильем посредством получения жилищной субсидии от Министерства обороны РФ, где состоял в качестве нуждающегося в обеспечении жильем для постоянного проживания, в период прохождения военной службы он обеспечен жилищной субсидией в установленном постановлением Правительства РФ размере, при расчете субсидии верно применен норматив общей площади жилого помещения и поправочный коэффициент , после чего Бакалов был снят с учета нуждающихся в обеспечении жильем в связи с получением жилищной субсидии, поэтому каких-либо нарушений прав административного истца военный суд не усматривает, оснований для доплаты субсидии не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 175 – 180 и 227 КАС РФ,
 

РЕШИЛ:



В удовлетворении административного искового заявления Бакалова <иные данные> об оспаривании решения начальника ФГКУ «Восточное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны РФ и действий руководителя ФКУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны РФ по <адрес>» о предоставлении субсидии для приобретения или строительства жилого помещения в меньшем размере, а также решения начальника 2 отдела ФГКУ «Восточное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны РФ о снятии с учета нуждающихся в жилых помещениях, – отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Дальневосточный окружной военный суд через Белогорский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме 16 января 2017 года.

Председательствующий по делу А.В. Золотавин

Актуальные вопросы, связанные с новыми нормативами предоставления жилых помещений военнослужащим: о противоположных точках зрения на коррупциогенность новых норм военного законодательства

Изменения в федеральном законодательстве, касающиеся введения специальных норм предоставления жилых помещений военнослужащим (ст. 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих» — далее Закон о статусе), вызвали позитивные отклики в юридических публикациях. Например, в одном из номеров журнала «Право в Вооруженных Силах» А.В. Кудашкин охарактеризовал данные нововведения не иначе, как носящие «антикоррупционный характер»*(1). Между тем точка зрения, предлагаемая читателю в настоящей статье, является прямо противоположной. И дело отнюдь не в подходе, вытекающем из известного изречения о том, что там, где есть два юриста, существует три мнения. Мнение, излагаемое далее, как раз во многом совпадает с аргументами А.В. Кудашкина. Однако общие выводы из анализа новых норм нами делаются совсем иные, что детально описано в одной из наших публикаций*(2).
Напомним читателю, что согласно Федеральному закону «О внесении изменений в Федеральный закон «О фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 1 декабря 2008 г. N 225-ФЗ рядом со ст. 15 Закона о статусе, именуемой «Право на жилище», помещена новая статья — ст. 15-1, именуемая «Норма предоставления площади жилого помещения». По этому нововведению:
— норма предоставления жилого помещения по договору социального найма или в собственность военнослужащего бесплатно составляет 18 квадратных метров общей площади жилого помещения на одного человека;
 с учетом конструктивных и технических параметров квартиры размер общей площади предоставляемых жилых помещений может быть превышен, но не более чем на 9 квадратных метров в общей сложности;
— на одинокого гражданина норма предоставления жилого помещения может быть превышена, но не более чем в два раза.

На первый взгляд, надо бы только приветствовать данную конкретику. Напомним, что согласно положениям Жилищного кодекса Российской Федерации (далее — ЖК РФ) предусмотрено принятие собственных норм предоставления жилых помещений каждым из публичных субъектов — Российской Федерацией, субъектами Российской Федерации, муниципальными образованиями. Поэтому, несмотря на четырехлетнюю задержку (исчисляемую с момента вступления в силу ЖК РФ), появление указанных выше федеральных норм для военнослужащих следует полагать позитивным событием, своего рода значительным шагом вперед.
В данной части полностью согласимся с позитивными выводами А.В. Кудашкина о том, что наконец-то устанавливается единый федеральный стандарт предоставления жилья военнослужащим, что нормы предоставления учитывают различия в составе семьи и создают дополнительные возможности соответствующего дифференцирования при нормировании жилищного обеспечения. Именно эти моменты оценены как способствующие противодействию коррупции в сфере жилищного обеспечения военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы. В качестве примеров злоупотреблений, допускаемых ранее, т. е. до принятия анализируемых норм, автором приводятся имевшие место случаи предоставления жилья из расчета явно завышенных норм (двухкомнатных квартир площадью 70 квадратных метров и более вместо стандартных от 47 до 57 квадратных метров; предоставление двух квартир (однокомнатной и двухкомнатной) вместо одной трехкомнатной, что в сумме также дает существенное превышение общей площади предоставляемого жилья)*(3). Очевидно, что подобная «вольница», встречавшаяся на практике в условиях отсутствия конкретных норм предоставления, действительно могла способствовать коррупции в деятельности органов и должностных лиц, уполномоченных решать жилищные вопросы военнослужащих и ветеранов военной службы. Следовательно, сам факт правовой конкретизации норм предоставления жилых помещений служит основанием для утверждения об их «антикоррупционном характере».
Однако предлагаем читателю вновь задаться вопросом о том, насколько принятые нормы действительно конкретны, насколько они недвусмысленны и способствуют единообразному подходу к жилищному обеспечению военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы?
Поиск ответа путем более широкого правового моделирования и более детального проникновения в суть вопроса приводит нас к выводам о том, что этим шагом законодатель так и не смог до конца преодолеть правовой неопределенности в регулировании анализируемых вопросов жилищного обеспечения данной категории государственных служащих. И вот почему.
Приводя примеры возможного применения новых норм жилищного обеспечения, автор публикации исходит преимущественно из вариантов максимально возможных расчетов: 36 квадратных метров на одиноко проживающего военнослужащего, 45 квадратных метров на семью из двух человек. Иные варианты не рассматриваются. Получаемые при этом размеры жилья приближаются к тем, которые давно применяются на практике и получили закрепление на подзаконном уровне. Например, в правовых актах Правительства Российской Федерации, регулирующих вопросы расчета жилищного обеспечения посредством государственных жилищных сертификатов, нормы предоставления конкретны и учитывают различия в составе семьи. В частности, для одиноких граждан размер начисления денежных средств эквивалентен норме 33 квадратных метров общей площади жилья, для двух лиц — 42 квадратных метров общей площади жилья, для трех и более — по 18 квадратных метров общей площади жилья на каждого человека. Аналогичный подход содержится в нормировании субсидий для жилья, предусмотренных подпрограммой «Обеспечение жильем молодых семей» федеральной целевой программы «Жилище». В рамках этой же целевой программы размер субсидии каждому молодому ученому исчисляется из общей площади жилого помещения в 33 квадратных метра*(4).
В чем же, спросит читатель, состоит несовпадение норм предоставления, установленных Законом о статусе для военнослужащих, с нормами, установленными для иных граждан, обеспечиваемых жильем или компенсацией его стоимости за счет федерального бюджета?
Установление Законом о статусе норм предоставления жилья одиноким военнослужащим — гражданам Российской Федерации первоначально наводит на мысль о том, что военнослужащий еще и в «выигрыше», так как вправе рассчитывать на жилплощадь размером даже выше 33 квадратных метров (вплоть до 36 квадратных метров, как это верно указывает А.В. Кудашкин). Но если в Законе о статусе указано, что 18-метровая «норма предоставления жилого помещения может быть превышена, но не более чем в два раза», то это не то же самое, что норма о конкретных 33 или 36 квадратных метрах. Очевидно, что в формулу «18 + (0-18)» укладывается любая норма: точно 18 квадратных метров, выше 18, но не более 36 квадратных метров общей площади. Это может быть площадь и в 18, и в 20, и в 25, и в 30, и в 36 квадратных. метров (приведено нами выборочно). Таким образом, Закон о статусе вносит очевидную правовую неопределенность нормирования предоставления жилья одиноким военнослужащим и военным пенсионерам.
Для граждан, чья семья состоит из двух человек, дело обстоит еще хуже. По буквальному толкованию нормы ст. 15.1 Закона о статусе им полагается жилье размером всего в 36 квадратных метров (сравним с «гарантированными» 42 квадратными метрами на подзаконном уровне). Но эта норма может быть превышена, хотя и не более чем на 9 квадратных метров. Лишь при условии такого увеличения общая площадь предоставляемого жилья на двух человек сравнивается с конкретной нормой в 42 квадратных метра, установленной на подзаконном уровне.
Для семьи из трех и более человек Законом о статусе установлена норма по 18 квадратных метров на человека, которая совпадает с общим подходом расчета на подзаконном уровне. На трех человек это 54, на четырех — 72, на пятерых — 90 квадратных метров. Правда, эти размеры могут быть скорректированы в интересах семьи военнослужащих, ибо Закон о статусе позволяет (законодателем применена формулировка «может быть») увеличить суммарную площадь жилья еще до 9 квадратных метров дополнительно (0 — 9). Следовательно, если семье подполковника И. из трех человек предоставят квартиру площадью 54 квадратных метра, а такой же семье майора В. — площадью 63 квадратных метра, нарушений не будет_
Подведем краткие итоги предложенного выше анализа. Нормы предоставления жилых помещений военнослужащим, установленные ст. 15.1 Закона о статусе, отличаются от подзаконных норм своей вариативностью, которая, однако, «поставлена под условие» — усмотрение довольствующего органа жилищного обеспечения: размер общей площади «может быть превышен». Сравним установленные Законом о статусе и подзаконными актами гарантированные нормы с зависящими от усмотрения минимумами предоставляемого жилья: для одного человека это 18/33 квадратных метра, для двух — 36/42 квадратных метра, для трех — 54/54 квадратных метра и т. д. Очевидно, что при применении норм в существующей редакции Закона о статусе вариативность в пользу граждан не обязательна. Следовательно, в любом случае закон ослабляет правовые гарантии нормирования при предоставлении жилья для военнослужащих.
Наши высказывания по поводу «усмотрения», вероятно, уже навели читателя на мысль о том, что автор постоянно намекает на «нехороших» командиров воинских частей и членов жилищных комиссий, которые могут как применить, так и не применить дозволения в пользу военнослужащих. Но это не намеки, это — прямое утверждение о том, что на практике возникнут проблемы неравенства в подходах к распределению жилья. И дело не только в коррупции. Достаточно припомнить, что государственная политика жилищного обеспечения военнослужащих всегда определялась извечным дефицитом бюджетных средств. Причин, конечно, много, но неоспоримо одно: там, где есть место государственному усмотрению, всегда возникает примат пресловутого казенного интереса. Государство его не скрывает: за меньшие средства нужно решить больше задач. Поэтому, и пусть читатель не усомнится в этом, если будет возможность за 3 млн руб. приобрести две однокомнатные квартиры площадями по 36 квадратных метров или три однокомнатные квартиры площадями по 24 квадратных метра каждая — государственный выбор падет на жилищное обеспечение трех одиноких военнослужащих или ветеранов вместо двух. И все это будет по закону.
Немаловажно и то, что любое чиновничье усмотрение при применении ст. 15.1 Закона о статусе (а оно, как мы убедились, прямо в нем заложено) порождает именно то зло, с которым государство обещает строго расправиться, т. е. возможную коррупцию. «Хорошему» майору П. — квартиру в 36 квадратных метров ( 18 + 18 ), а «плохому» М. — квартиру в 19 квадратных метров (18 + 1). «Своему» полковнику К. с учетом права на дополнительную жилую площадь от 15 до 25 квадратных метров (согласно п. 8 ст. 15 Закона о статусе) — квартиру размером 61 квадратный метр (36 + 25), а «чужому» Д. — размером 34 квадратных метров (19 + 15). И то же все по закону_ Как говорится, почувствуйте разницу.
Приведенные правовые модели значительного различия в вопросах о размерах предоставляемого жилья не следует воспринимать буквально. Но они — прототипы вполне реальных решений жилищных комиссий, имевших место на практике. Подходы к распределению жилья по принципу «кому меньше, кому больше — решать нам» практиковались и ранее, еще до введения анализируемых единых федеральных норм. Основой таких вариативных решений служило региональное законодательство с так называемыми «нормами-вилками» (например, от 9 до 12 квадратных метров жилой площади, как это было установлено в Московской области). Как результат жилье для одних военнослужащих рассчитывали из нормы более низкой, в то время как для иных — из более высокой. И опять-таки все очевидные различия «выводились» по закону_
В данном месте мы вплотную подошли к возможному перенесению наших рассуждений о последствиях столь очевидной вариативности нормирования жилищного обеспечения на проблему коррупциогенности освещенных правовых норм как допускающих различные подходы по произвольному выбору должностных лиц и органов жилищного довольствия.
Исследователи проблем коррупции рассматривают подобное состояние правового регулирования не иначе как объективные предпосылки к возможным коррупционным проявлениям. Например, В.М. Корякин указывает, что нормы, содержащие слова-сигналы «может», «вправе», «имеет право», несут в себе признаки коррупциогенности таких правовых норм. Им же сделан общий вывод о том, что само по себе усмотрение командиров (начальников), вытекающее из неконкретности правовых предписаний с широким спектром дозволения в выборе возможного поведения должностного лица по отношению к правам подчиненных, является объективной предпосылкой возможной коррупции*(5). Недаром исследователь указывает на жилищную сферу как на одну из наиболее коррумпированных в системе бытовых военно-служебных отношений*(6). В прямой постановке проблема возможных различий в нормировании выделяемого жилья военнослужащим указана В.М. Корякиным как предмет возможных коррупционных сделок в отношении качественных характеристик квартиры, в частности ее размера (площади, количества комнат)*(7).
Другой исследователь освещаемого порока нашего общества, К.И. Головщинский, изучающий вопросы коррупциогенности правовых норм, в качестве признака несовершенства норм права, повышающих вероятность коррупции, также выделяет нормы права, которые дают должностному лицу возможность выбирать между различными вариантами поведения по своему усмотрению (так называемые дискреционные полномочия или административное усмотрение)*(8). В качестве вывода автор указывает на то, что «уровень коррупции, и то, как будут использованы дискреционные полномочия (имеется в виду две возможности: опора на административное усмотрение для всестороннего учета обстоятельств дела, либо — для извлечения ренты), тесно связаны друг с другом. Высокий уровень коррупции, обусловленный огромным спектром причин (начиная с низкой оплаты труда чиновников и заканчивая традицией) делает невозможным нормативное использование дискреционных полномочий, что, в свою очередь, приводит лишь к увеличению уровня коррупции. Законодатель, прежде чем принимать решение о наделении должностных лиц дискреционными полномочиями, должен ответить на вопрос: «а можно ли при существующем размахе коррупции увеличивать число соблазнов?»*(9).
В свете указанного не менее парадоксально и то, что анализируемые нами новые нормы в Законе о статусе появились в начале декабря 2008 г., т.е. одновременно с пакетом законов, специально направленных на борьбу с коррупцией: Федеральным законом «О противодействии коррупции» от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ, Федеральным законом «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О противодействии коррупции» от 25 декабря 2008 г. N 274-ФЗ, Федеральным законом «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции организации объединенных наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона «О противодействии коррупции» от 25 декабря 2008 г. N 280-ФЗ. Получается, что когда левая рука законодателя голосовала за очевидно коррупциогенные нормы предоставления жилых помещений военнослужащим в собственность или по договору социального найма, установленные в ст. 15.1 Закона о статусе, его же правая рука старательно дописывала главные правила противодействия коррупции согласно Национальному плану, разработанному Президентом Российской Федерации.
Но чему, собственно, удивляться? О проблеме некачественной работы отечественного законодателя говорят давно и на всех уровнях. И ситуация, при которой принимается правовая норма с явными признаками коррупциогенности как раз в период разгара кампании борьбы с коррупцией, могла бы быть представлена как смешной конфуз законодателя, если бы на самом деле не было так грустно. Очевидно, что вносимые изменения не проходили надлежащей проверки на коррупциогенность*(10), о необходимости которой так много говорилось в это же время.
Таким образом, читатель, вывод об антикоррупционном характере проанализированных нововведений в военном законодательстве, устанавливающих нормы предоставления жилых помещений военнослужащим и гражданам, увольняемым с военной службы, не столь очевиден. Хорошо, что наконец-то появились хоть какие-то жилищные нормы для военнослужащих. Плохо, что они оказались не столь конкретными, как этого требует реальное состояние дел в жилищной сфере, а потому сомнительными по своему качеству.
Каким же видится возможный выход из сложившейся правовой неопределенности предложенного Законом о статусе нового жилищного нормирования?
Проблема достижения конкретики любой правовой нормы приводит законодателя к известному конфликту с необходимостью одновременного абстрагирования от этой самой конкретики: правовая норма не должна быть казуистичной, а должна иметь характер достаточно универсальный, достаточно всеобщий для того, чтобы охватывать собой все наиболее типичные случаи, требующие регулирования этой нормой. С этой общеправовой точки зрения предложенные законодателем достаточно гибкие правила жилищного нормирования весьма полезны, так как позволяют правоприменителю «вписаться» во многие нестандартные ситуации. В то же время эти гибкие правила недоработаны, а потому вредны как не до конца юридически определенные, как позволяющие по-разному подходить к жилищному обеспечению военнослужащих в однотипных ситуациях. Получается, что норма закона требует доработки, введения в нее дополнительных условий применения «повышения» или «понижения» жилищных нормативов. Такая доработка возможна как на уровне самого Закона о статусе, так и на подзаконном уровне, конкретизирующем порядок применения федерального закона. Будучи нормативно закрепленными, правила суммирования жилищных норм станут известными и правоприменителю, и военнослужащим, реализующим свои субъективные жилищные права. Тем самым будет искоренена главная причина возможных административных злоупотреблений.

Е.Г. Воробьев,
кандидат юридических наук, доцент

«Право в Вооруженных Силах», N 8, август 2009 г.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *