Удержания с ДД ( ерц отбирает ДД обратно — т.к. неверно посчитали)

Превью статьи:

Заработная плата, излишне выплаченная работнику (в том числе, при неправильном применении трудового законодательства или иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права), не может быть с него взыскана, за исключением случаев: счётной ошибки; если органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров признана вина работника в невыполнении норм труда или простое; если заработная плата была излишне выплачена работнику в связи с его неправомерными действиями, установленными судом. Предусмотренные ст. 137 Трудового кодекса Российской Федерации правовые нормы согласуются с положениями Конвенции международной организации труда от 1 июля 1949 г. N 95 «Относительно защиты заработной платы» (статья 8), статье 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, обязательных для применения в силу ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, ст. 10 Трудового кодекса Российской Федерации, и содержат исчерпывающий перечень случаев, когда допускается взыскание с работника излишне выплаченной ему заработной платы, в том числе, если допущенная ошибка явилась результатом неправильного применения трудового законодательства или иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права. К таким случаям, в частности, относятся случаи, когда заработная плата была излишне выплачена работнику в связи с его неправомерными действиями, установленными судом, либо вследствие счётной ошибки. Вместе с тем, предусмотренные Законом основания для взыскания в пользу работодателя заработной платы, выплаченной работнику, судом при разрешении настоящего дела установлены не были. Протокол N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ETS N 009) (рус., англ., фр.)   ПРОТОКОЛ [N 1]*к Конвенции о защите прав человека и основных свобод  РатифицированФедеральным законом РФот 30 марта 1998 года N 54-ФЗ Статья 1. Защита собственности Защита собственности Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества…

Видео: Удержание из ДД незаконно ВВЕДЕНИЕ
Видео: Удержание-средств-из-ДД-просят-подписать-рапорт
Видео: Удержание-с-ДД-незаконно-ч-3
Видео:  Удержание средств с ДД Апелляция.
Видео: Удержания-с-ДД-Итоги-выводы.
Видео: Удержание-с-ДД-Вменяют-статью-159-УК-РФ-Мошенничество
Видео: Удержание-с-ДД-Счетная-ошибка.
Видео: Удержание-из-ДД-кассационное-производство
Видео: Кассация Флотский суд удержание с ДД.
Видео: ЕСПЧ-жалоба-Незаконное-удержание-с-зарплаты-ДД-1

Заработная плата, излишне выплаченная работнику (в том числе, при неправильном применении трудового законодательства или иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права), не может быть с него взыскана, за исключением случаев:

счётной ошибки;

если органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров признана вина работника в невыполнении норм труда или простое;

если заработная плата была излишне выплачена работнику в связи с его неправомерными действиями, установленными судом.

Предусмотренные ст. 137 Трудового кодекса Российской Федерации правовые нормы согласуются с положениями Конвенции международной организации труда от 1 июля 1949 г. N 95 «Относительно защиты заработной платы» (статья 8), статье 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, обязательных для применения в силу ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, ст. 10 Трудового кодекса Российской Федерации, и содержат исчерпывающий перечень случаев, когда допускается взыскание с работника излишне выплаченной ему заработной платы, в том числе, если допущенная ошибка явилась результатом неправильного применения трудового законодательства или иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права. К таким случаям, в частности, относятся случаи, когда заработная плата была излишне выплачена работнику в связи с его неправомерными действиями, установленными судом, либо вследствие счётной ошибки.

Вместе с тем, предусмотренные Законом основания для взыскания в пользу работодателя заработной платы, выплаченной работнику, судом при разрешении настоящего дела установлены не были.

Протокол N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ETS N 009) (рус., англ., фр.)

  ПРОТОКОЛ [N 1]*
к Конвенции о защите прав человека и основных свобод 

Ратифицирован
Федеральным законом РФ
от 30 марта 1998 года N 54-ФЗ

Статья 1. Защита собственности

Защита собственности

Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов.

Конвенция относительно защиты заработной платы

Генеральная Конвенция Международной Организации Труда, созванная в Женеве Административным Советом Международного Бюро Труда и собравшаяся там 8 июня 1949 года на свою тридцать вторую сессию, решив принять различные предложения относительно защиты заработной платы — седьмой пункт повестки дня сессии, решив, что эти предложения примут форму международной конвенции, принимает сего июля первого дня тысяча девятьсот сорок девятого года нижеследующую Конвенцию, которая будет именоваться Конвенцией о защите заработной платы, 1949 года.

КОНВЕНЦИЯ 95
относительно защиты заработной платы*

Ратифицирована
Указом Президиума Верховного Совета СССР
от 31 января 1961 года

Статья 8

1. Удержания с заработной платы разрешается производить в условиях и в пределах, предписанных национальным законодательством или определенных в коллективном договоре или в решении арбитражного органа.

2. Трудящиеся должны быть уведомлены таким способом, который компетентная власть сочтет наиболее подходящим, об условиях и пределах, в которых такие удержания могут производиться.

Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Čakarević против Хорватии» (жалоба № 48921/13) от 26.04.2018 года

Европейский суд посчитал, что Хорватия нарушила статью 1 Протокола № 1 к Конвенции (защита собственности), поскольку наложила на заявительницу обязанность возвратить выплаченные незаконным образом пособия за три года. ЕСПЧ постановил, что власти Хорватии обязаны выплатить заявительнице 2 600 евро (сумма пособий), а также возместить расходы на судебные издержки в размере 2 130 евро.

Обстоятельства дела

Заявительница, Ilinka Čakarević, гражданка Хорватии 1954 года рождения. В декабре 1995 года заявительница потеряла работу. В ноябре 1996 года ей назначили пособие по безработице. Однако, в марте 2001 года Биржа труда объявила о том, что заявительница не имеет право на получение пособия по безработице, причем ей необходимо вернуть всю сумму пособий, которые были ей выплачены с 1998 года (около 2 600 евро). Будучи безработной и страдая от болезней, заявительница отказалась выплачивать данную сумму, даже несмотря на предложенную ей рассрочку. Биржа труда подала иск против заявительницы, посчитав, что та незаконно обогатилась. Национальные суды встали на сторону Биржи труда, поэтому заявительница была обязана выплатить не только сумму полученных пособий, но и возместить расходы на судебные издержки. В марте 2013 года Конституционный Суд Хорватии подтвердил правильность судебных решений и отклонил жалобы заявительницы.

Позиция заявительницы

Заявительница обратилась в Европейский суд по правам человека, посчитав, что требование вернуть сумму выплаченных ранее пособий является нарушением статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции (защита собственности), поскольку лишает заявительницу ее собственности (в понимании статьи 1 Протокола № 1). Также заявительница жаловалась на нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной жизни).

Позиция Правительства Хорватии

Власти утверждали, что требование вернуть незаконно выплаченное пособие по безработице предусмотрено законом (статьей 210 Закона о гражданских обязательствах), который является ясным и общедоступным. Лишение заявительницы суммы, о которой идет речь, было необходимо для защиты государственных финансов и принципа верховенства закона и не налагало на нее чрезмерного индивидуального бремени, поскольку она не имела права на получение этой суммы.

Позиция Европейского суда

Сначала Судьи Европейского суда отметили, что поскольку пособия выплачивались заявительнице после того, как она потеряла работу и выплаты производились в течение нескольких лет, у заявительницы были разумные основания полагать, что данная сумма причиталась ей по праву. Поэтому статья 1 Протокола № 1 к Конвенции применима в данном случае. Затем Европейскому суду предстояло определить, был ли соблюден властями баланс между общественными интересами и интересами заявительницы.

Так, ЕСПЧ отмечает, что существует уже выработанная практика, касающаяся случаев выплаты пособий по ошибке. Однако, в настоящем деле выплата пособий было назначено на основании административного решения, то есть речь не может идти об ошибке, поэтому нельзя применять практику, согласно которой государство может затребовать выплаченные по ошибке суммы денежных средств.

Кроме того, заявительница не лгала властям насчет своей ситуации (отсутствие работы), а также не была проинформирована о том, что выплата пособий может длиться лишь какой-то определенный период времени. Власти самостоятельно продолжали выплачивать заявительнице пособия, считая, что заявительница обладает легальными основаниями их получения.

С другой стороны, Суд считает, что власти не отреагировали в какой-то корректный промежуток времени (об ошибке было заявлено лишь в 2001 году, то есть спустя три года) и не предприняли разумных действий. Биржа труда допустила ошибку, однако, лишь заявительница понесла за нее «наказание». Также национальные суды проигнорировали состояние здоровья заявительницы и ее финансовое положение, выплачиваемые пособия составляли ее единственный доход.

Таким образом, власти Хорватии нарушили статью 1 Протокола № 1 к Конвенции (защита собственности), поскольку наложили на заявительницу чрезмерное бремя. ЕСПЧ решил, что не имеет смысла рассматривать жалобу на возможное нарушение статьи 8 Конвенции.

Компенсация

ЕСПЧ постановил, что власти Хорватии обязаны выплатить заявительнице 2 600 евро, а также возместить расходы на судебные издержки в размере 2 130 евро.

римские юристы выработали прием, с помощью которого можно устранить вещные последствия исполнения недолжного. Этот иск стал известен как кондикция (condictio). Учение о кондикции описывает часть римского обязательственного права, которая регулирует случаи, когда передача материальных ценностей осуществлена без правового основания (без каузы) 

Неосновательное обогащение влечет реституцию посредством кондикции . Сравнительно-правовой анализ показывает, что можно распознать наследие  римских исков в современных правовых системах. Основной, но отнюдь не исключительной, сферой применения кондикции являются последствия недействительности договоров и платежи по ошибке. Предметом иска выступает требование о возврате переданного без основания, а именно вещи или суммы денег. Что касается реституции вещей, то там, где это возможно, должен быть произведен возврат в натуре (in rem),

Сравнительный анализ показал наличие двух основных реституционных структур.

1 Первая именуется кондикционной моделью (неосновательным обогащением в узком смысле слова. — Прим. пер.), она направлена на объект исполнения, совершенного без правового основания, и используется для возврата переданного.

2 Вторая называется версионной моделью (несправедливым обогащением, иском по модели versio. — Прим. пер.), она привносит элемент справедливости и совместимости с основными правовыми принципами, где со строгой, формальной точки зрения не требуется вмешательства (удовлетворения иска судом. — Прим. пер.).

Эти модели имеют разные цели, но могут пересекаться. Кондикционная модель требует наличия неосновательного обогащения, т.е. обогащения, которое вызвано передачей блага без основания (без каузы). В версионной модели обогащение неоправданно и поэтому противоречит принципу справедливости, который наполняет смыслом и оживляет правовую систему.

В настоящий момент наблюдается вариативность между кондикционной и версионной моделями, что делает доступными любые пути развития. Выработка судом условий удовлетворения реституционного иска всегда свидетельствует о выборе более формального подхода, похожего на континентальную кондикционную модель 

Определение Конституционного Суда РФ от 09.11.2017 N 2513-О «По запросу Ленинградского окружного военного суда о проверке конституционности статей 1102 и 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также статей 1 и 2 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 ноября 2017 г. N 2513-О

ПО ЗАПРОСУ ЛЕНИНГРАДСКОГО ОКРУЖНОГО ВОЕННОГО СУДА

О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ СТАТЕЙ 1102 И 1109

ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ,

А ТАКЖЕ СТАТЕЙ 1 И 2 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА

«О ДЕНЕЖНОМ ДОВОЛЬСТВИИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

И ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ИМ ОТДЕЛЬНЫХ ВЫПЛАТ»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи Л.М. Жарковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение запроса Ленинградского окружного военного суда,

установил:

1. Статья 1102 «Обязанность возвратить неосновательное обогащение» ГК Российской Федерации предусматривает, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 данного Кодекса (пункт 1); правила, предусмотренные главой 60 этого Кодекса, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли (пункт 2). Согласно статье 1109 «Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату» указанного Кодекса не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения: 1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное; 2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности; 3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки; 4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Статьей 1 Федерального закона от 7 ноября 2011 года N 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» закреплен предмет регулирования данного Закона, а в его статье 2 определен состав денежного довольствия военнослужащих.

Конституционность названных законоположений оспаривается Ленинградским окружным военным судом, в производстве которого находится апелляционная жалоба гражданки К.С. Щукиной на решение суда первой инстанции, которым с К.С. Щукиной в доход федерального бюджета были взысканы излишне выплаченные ей денежные средства.

Как следует из представленных материалов, К.С. Щукина, проходящая военную службу по контракту, с 21 марта 2013 года на основании приказов командира воинской части находилась в отпусках по беременности и родам, по уходу за ребенком до достижения ребенком возраста полутора лет и по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет, т.е. обязанностей военной службы не исполняла. 16 мая 2016 года К.С. Щукина прибыла из отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет и приступила к исполнению должностных обязанностей.

Федеральное казенное учреждение «Единый расчетный центр Министерства обороны Российской Федерации» в период с 21 марта 2013 года по 31 декабря 2015 года — ввиду внесения в специальное программное обеспечение «Алушта» недостоверных сведений об исполнении К.С. Щукиной должностных обязанностей (а не о ее нахождении в соответствующих отпусках) — производило ей выплату денежного довольствия (всего в сумме 1 084 228 рублей 67 копеек), а в феврале и марте 2016 года — после внесения 28 декабря 2015 года в специальное программное обеспечение «Алушта» данных о нахождении К.С. Щукиной в указанных отпусках — перечислило ей денежные средства в счет причитающихся пособий в размере 493 444 рублей 39 копеек.

В связи с тем что в 2016 году К.С. Щукина отказалась добровольно возвратить федеральному казенному учреждению «Единый расчетный центр Министерства обороны Российской Федерации» неосновательно выплаченное ей денежное довольствие, указанное федеральное казенное учреждение обратилось с соответствующим иском в Воркутинский гарнизонный военный суд, который решением от 3 февраля 2017 года взыскал с К.С. Щукиной в доход федерального бюджета излишне выплаченные денежные средства в сумме 1 084 228 рублей 67 копеек. При этом суд пришел к выводу, что спорные денежные суммы были выплачены ввиду совершения счетной ошибки и в силу подпункта 7 пункта 1 статьи 8пункта 2 статьи 307пункта 1 статьи 1102 и подпункта 3 статьи 1109 ГК Российской Федерации неосновательно полученные денежные средства подлежат возврату.

Доводы К.С. Щукиной об отсутствии счетной и наличии технической ошибки вследствие халатности (бездействия) должностных лиц командования (поскольку она неоднократно обращалась к командиру воинской части и кадровым работникам по вопросу размера выплачиваемого ей пособия), об отсутствии ее вины, а также о необоснованной выплате ей пособия и необходимости взыскания только разницы между выплаченным денежным довольствием и положенными пособиями судом были оценены как не имеющие правового значения.

При рассмотрении апелляционной жалобы К.С. Щукиной на указанное решение Воркутинского гарнизонного военного суда Ленинградский окружной военный суд, усомнившись в конституционности статей 1102 и 1109 ГК Российской Федерации, а также статей 1 и 2 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», подлежащих применению в деле, производство по данному делу приостановил и направил запрос о проверке конституционности указанных норм в Конституционный Суд Российской Федерации.

По мнению заявителя, статьи 1102 и 1109 ГК Российской Федерации, а также статьи 1 и 2 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» не соответствуют статьям 781938 и 55 Конституции Российской Федерации постольку, поскольку при определении размера денежных средств, подлежащих взысканию с военнослужащего в целях возмещения причиненного ущерба, возникшего в результате ошибочной выплаты ему денежного довольствия в период нахождения в отпусках по беременности и родам, по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет (т.е. не при исполнении военнослужащим обязанностей военной службы), они не предусматривают возможности уменьшения размера ущерба, подлежащего возмещению, с учетом степени вины и материального положения такого военнослужащего, чем ставят его в худшее положение по сравнению с военнослужащими, привлекаемыми к материальной ответственности на основании Федерального закона от 12 июля 1999 года N 161-ФЗ «О материальной ответственности военнослужащего» (статья 11 и др.).

2. Согласно статье 1102 ГК Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 данного Кодекса (пункт 1); правила, предусмотренные главой 60 ГК Российской Федерации, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли (пункт 2).

Указанная норма, обязывающая лицо, неосновательно получившее или сберегшее имущество за счет другого лица, возвратить последнему такое имущество и призванная обеспечить защиту имущественных прав участников гражданского оборота, с учетом подпункта 3 статьи 1109 ГК Российской Федерации, устанавливающего, что не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки, сама по себе не может рассматриваться как неопределенная, нарушающая конституционные принципы справедливости и равенства, а также конституционные права военнослужащих.

Наличие либо отсутствие недобросовестности в действиях приобретателя имущества или счетной ошибки в случае возникновения спора подлежит установлению в судебном порядке.

2.1. Федеральный закон «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» устанавливает денежное довольствие военнослужащих и отдельные выплаты военнослужащим с учетом занимаемых воинских должностей, присвоенных воинских званий, общей продолжительности военной службы, выполняемых задач, а также условий и порядка прохождения ими военной службы (статья 1)часть 2 его статьи 2, определяя состав денежного довольствия военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, в системной связи с частью 1 этой статьи устанавливает выплаты, являющиеся основным средством материального обеспечения военнослужащих и стимулирования исполнения ими обязанностей военной службы.

Данные законоположения, имеющие общий характер, направлены на обеспечение справедливой и разумной оплаты воинского труда и сами по себе неопределенности не содержат.

2.2. Нормативные же положения о возврате или перерасчете выплаченного военнослужащему денежного довольствия (пункты 6 и 7), о возможности его получения военнослужащим женского пола в период нахождения в отпуске по беременности и родам и в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет (пункты 158159 и 160) установлены в Порядке обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации (утвержден приказом Министра обороны Российской Федерации от 30 декабря 2011 года N 2700) и применяются во взаимосвязи с соответствующими нормами действующего законодательства.

3. Конституционный Суд Российской Федерации, разрешая с учетом части второй статьи 36 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» вопрос о возможности принятия запроса суда к рассмотрению, устанавливает, имеется ли в действительности неопределенность в вопросе о соответствии Конституции Российской Федерации оспариваемой заявителем нормы.

Поскольку в вопросе о соответствии Конституции Российской Федерации статей 1102 и 1109 ГК Российской Федерации, а также статей 1 и 2 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» неопределенность отсутствует, запрос Ленинградского окружного военного суда не может быть принят Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Оценка же всех имеющихся в деле доказательств, проверка правильности применения и истолкования норм материального права судом первой инстанции, выбор норм, подлежащих применению, осуществляются рассматривающим конкретное дело судом апелляционной инстанции и не относятся к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Ленинградского окружного военного суда, поскольку он не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми такого рода обращения в Конституционный Суд Российской Федерации признаются допустимыми.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 мая 2010 г. N 18-В10-16 Суд отменил ранее принятые по делу судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку оснований для взыскания в пользу работодателя заработной платы, выплаченной работнику, при разрешении настоящего дела установлено не было

30 мая 2016

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 мая 2010 г. N 18-В10-16

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе председательствующего Горохова Б.А., судей Гуляевой Г.А. и Колычевой Г.А.

рассмотрела в судебном заседании в порядке надзора гражданское дело по иску Шелудько Л.В. к ООО «Техно-Спорт» о взыскании недоплаченной части заработной платы, неустойки, компенсации морального вреда, встречному иску ООО «Техно-Спорт» к Шелудько Л.В. о взыскании неосновательного обогащения по надзорной жалобе Шелудько Л.В. на решение Ленинского районного суда г. Краснодара от 27 августа 2009 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 6 октября 2009 г., которыми в удовлетворении исковых требований Шелудько Л.В. отказано, встречный иск ООО «Техно-Спорт» удовлетворён.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, установила:

Шелудько Л.В. обратилась в суд с иском к ООО «Техно-Спорт» о взыскании недоплаченной части заработной платы, неустойки, компенсации морального вреда, мотивируя свои требования тем, что работала в ООО «Техно-Спорт» с 1 сентября 2008 г. размер её заработной платы составлял … руб. 23 января 2009 г. трудовые отношения с ней были прекращены по основанию, предусмотренному ст. 80 Трудового кодекса Российской Федерации (собственное желание работника). В нарушение ст. 140 Трудового кодекса Российской Федерации работодателем не был произведён полный расчёт при увольнении. 5 февраля 2009 г. Шелудько Л.В. было перечислено … руб. в счёт заработной платы, 25 марта 2009 г. — … руб. … коп., оставшаяся невыплаченной сумма задолженности по заработной плате, включая компенсацию за неиспользованный отпуск, составила … руб. … коп.

Ответчик ООО «Техно-Спорт» исковые требования не признал, ссылаясь на то, что при увольнении Шелудько Л.В. с ней был произведён полный расчёт, исходя из установленного оклада по должности главного бухгалтера в размере … руб., предъявив встречный иск о взыскании с неё суммы неосновательного обогащения в размере … руб. … коп., излишне выплаченной Шелудько Л.В. вследствие необоснованного начисления премии.

Решением Ленинского районного суда г. Краснодара от 27 августа 2009 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 6 октября 2009 г., в удовлетворении исковых требований Шелудько Л.В. отказано, встречный иск ООО «Техно-Спорт» удовлетворён. Постановлено взыскать с Шелудько Л.В. в пользу ООО «Техно-Спорт» … руб. … коп.

В надзорной жалобе Шелудько Л.В. ставит вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений как вынесенных с нарушением норм материального права.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2010 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в порядке надзора и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2010 г. передано для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Стороны, надлежащим образом извещённые о времени и месте рассмотрения дела в порядке надзора, в судебное заседание не явились и не сообщили о причине неявки, в связи с чем, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным рассмотрение дела в их отсутствие на основании статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Из материалов дела следует, что судом при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Разрешая дело, суд признал установленным, что должностной оклад по занимаемой Шелудько Л.В. должности главного бухгалтера в спорный период времени составлял … руб., приказы о премировании работников издавались работодателем только 30 мая, 9 июня, 23 июня 2008 г., в связи с чем судом сделан вывод о том, что Шелудько Л.В. была начислена и выплачена заработная плата в размере, превышающем, установленный штатным расписанием и Положением об оплате труда. Излишне выплаченные Шелудько Л.В. денежные суммы признаны судом неосновательным обогащением, подлежащим взысканию в пользу ООО «Техно-Спорт» на основании ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Между тем, согласно ст. 129 Трудового кодекса Российской Федерации заработной платой (оплатой труда работника) признаётся вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты).

Заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.

Системы оплаты труда, включая размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов), доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, системы доплат и надбавок стимулирующего характера и системы премирования, устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Условия оплаты труда, определённые трудовым договором, не могут быть ухудшены по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами.

Статьёй 136 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривается обязанность работодателя при выплате заработной платы в письменной форме извещать каждого работника о составных частях заработной платы, причитающейся ему за соответствующий период, размерах и основаниях произведённых удержаний, а также об общей денежной сумме, подлежащей выплате.

Форма расчётного листка утверждается работодателем с учётом мнения представительного органа работников в порядке, установленном ст. 372 настоящего Кодекса для принятия локальных нормативных актов.

Постановлением Госкомстата России от 5 января 2004 г. N 1 утверждены унифицированные формы первичной учётной документации по учёту труда и его оплаты, среди которых формы расчётно-платёжной ведомости, расчётной ведомости, платёжной ведомости, журнала регистрации платёжных ведомостей.

В период работы Шелудько Л.В. в ООО «Техно-Спорт», её должностной оклад был установлен в соответствии со штатным расписанием, размер должностного оклада изменялся с учётом повышения должностных окладов и ставок всех работников общества, начисление и выплата заработной платы, включая премию, производилась согласно Положению об оплате труда и премировании сотрудников ООО «Техно-Спорт» на основании приказов администрации, расчётных ведомостей и расчётных листов. Размер заработной платы составлял с 1 января 2008 г. руб., а с 1 сентября 2008 г. — … руб. С указанных сумм производились удержания подоходного налога, взносов в пенсионный фонд и иных обязательных платежей.

Признав, что денежная сумма в размере … является неосновательным обогащением, суд оставил без внимания, что данные денежные средства были выплачены Шелудько Л.В. в качестве заработной платы.

При этом, обязанность возвратить неосновательное обогащение может быть возложена только на лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счёт другого лица.

В соответствии со ст. 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причинённого жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средств к существованию.

Судом также не учтены нормы трудового законодательства, устанавливающие основания и порядок удержаний из заработной платы.

Согласно ст. 137 Трудового кодекса Российской Федерации удержания из заработной платы работника производятся только в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, а именно:

для возмещения неотработанного аванса, выданного работнику в счёт заработной платы;

для погашения неизрасходованного и своевременно не возвращённого аванса, выданного в связи со служебной командировкой или переводом на другую работу в другую местность, а также в других случаях;

для возврата сумм, излишне выплаченных работнику, в случае признания органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров вины работника в невыполнении норм труда или простое;

при увольнении работника до окончания того рабочего года, в счёт которого он уже получил ежегодный оплачиваемый отпуск, за неотработанные дни отпуска. Удержания за эти дни не производятся, если работник увольняется по основаниях, предусмотренным п. 8 ч. 1 ст. 77 или п. 1, п. 2 или п. 4 части 1 ст. 81, п. 1, 2, 5, 6 и 7 ст. 83 настоящего Кодекса.

Заработная плата, излишне выплаченная работнику (в том числе, при неправильном применении трудового законодательства или иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права), не может быть с него взыскана, за исключением случаев:

счётной ошибки;

если органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров признана вина работника в невыполнении норм труда или простое;

если заработная плата была излишне выплачена работнику в связи с его неправомерными действиями, установленными судом.

Предусмотренные ст. 137 Трудового кодекса Российской Федерации правовые нормы согласуются с положениями Конвенции международной организации труда от 1 июля 1949 г. N 95 «Относительно защиты заработной платы» (статья 8), статье 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, обязательных для применения в силу ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, ст. 10 Трудового кодекса Российской Федерации, и содержат исчерпывающий перечень случаев, когда допускается взыскание с работника излишне выплаченной ему заработной платы, в том числе, если допущенная ошибка явилась результатом неправильного применения трудового законодательства или иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права. К таким случаям, в частности, относятся случаи, когда заработная плата была излишне выплачена работнику в связи с его неправомерными действиями, установленными судом, либо вследствие счётной ошибки.

Вместе с тем, предусмотренные Законом основания для взыскания в пользу работодателя заработной платы, выплаченной работнику, судом при разрешении настоящего дела установлены не были.

При таких условиях решение суда первой инстанции и определение суда кассационной инстанции о взыскании с Шелудько Л.В. денежных средств, полученных ею в качестве заработной платы, не могут быть признаны законными и подлежат отмене.

Поскольку от результата рассмотрения иска ООО «Техно-Спорт» к Шелудько Л.В. о взыскании неосновательного обогащения зависит и результат рассмотрения иска Шелудько Л.В. к ООО «Техно-Спорт» о взыскании недоплаченной части заработной платы, неустойки, компенсации морального вреда, состоявшиеся по делу судебные постановления подлежат отмене в полном объёме.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и в соответствии с нормами вышеуказанных Законов вынести законное и обоснованное решение.

Руководствуясь ст.ст. 387, 390, 391 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила:

решение Ленинского районного суда г. Краснодара от 27 августа 2009 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 6 октября 2009 г. отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

ПредседательствующийБ.А. Горохов
СудьиГ.А. Гуляева
 Г.А. Колычева

Рекомендации истцу

 Перед обращением в суд истцу необходимо ознакомиться с перечнем имущества и денежных средств, которые не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения (ст. 1109 ГК РФ).

Суды отмечают, что для возникновения обязательств из неосновательного обогащения необходимы приобретение или сбережение имущества за счет другого лица, отсутствие правового основания такого сбережения или приобретения, а также отсутствие обстоятельств, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ (например, Апелляционные определения Московского городского суда от 04.12.2017 по делу N 33-49628/2017, от 22.11.2017 по делу N 33-44293/2017). Если суд установит наличие обстоятельств, предусмотренных указанной статьей, в удовлетворении иска будет отказано.

— Для подтверждения получения ответчиком от истца денежных средств последний может представить суду расписки, выписки по счету (по счету банковской карты), платежные документы (чеки-ордера, платежные поручения, приходные кассовые ордера и пр.), квитанции о внесении платежей, взносов, справки председателя правления СНТ об оплате истцом членских и целевых взносов за ответчика и другие документы, свидетельствующие о приобретении или сбережении ответчиком денежных средств истца.

— Истец может взыскать с ответчика не только сумму неосновательного денежного обогащения, но и проценты за пользование чужими средствами на основании ст. 395 ГК РФ с момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения (сбережения) денежных средств (п. 2 ст. 1107 ГК РФ). Указанный момент в каждом случае устанавливается судом с учетом конкретных обстоятельств дела.

В частности, таким моментом следует считать представление приобретателю банком выписки о проведенных по счету операциях или иной информации о движении средств по счету в порядке, предусмотренном банковскими правилами и договором банковского счета. Само по себе получение информации о поступлении денежных средств в безналичной форме (путем зачисления средств на его банковский счет) без указания плательщика или назначения платежа не означает, что получатель узнал или должен был узнать о неосновательности их получения (абз. 2 п. 58 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» Само по себе получение информации о поступлении денежных средств в безналичной форме (путем зачисления средств на его банковский счет) без указания плательщика или назначения платежа не означает, что получатель узнал или должен был узнать о неосновательности их получения.  ).
 

Рекомендации ответчику

— Если, по мнению ответчика, срок давности по заявленным требованиям о взыскании неосновательного обогащения истек, следует заявить ходатайство о пропуске истцом срока исковой давности (например, Определение Московского городского суда от 13.06.2018 N 4г-6790/2018). Истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске (абз. 2 п. 2 ст. 199 ГК РФ) (например, Определение Московского городского суда от 03.05.2018 N 4Г-3000/2018).

— По делам рассматриваемой категории ответчик должен доказать отсутствие на его стороне неосновательного обогащения за счет истца или наличие обстоятельств, исключающих взыскание неосновательного обогащения, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 12.12.2017 по делу N 33-51045/2017).

— Ответчику следует помнить, что нельзя вернуть в качестве неосновательного обогащения заработную плату и приравненные к ней платежи (например, выходное пособие при увольнении работника), пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и другие денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки (п. 3 ст. 1109 ГК РФ) (например, Апелляционные определения Московского городского суда от 28.09.2017 по делу N 33-38686/2017, от 08.08.2017 N 33-30970/2017).

Так, если денежные средства начислены и перечислены ответчику после увольнения, они не являются заработной платой и приравненными к ней платежами, следовательно, подлежат взысканию с ответчика в пользу истца как неосновательное обогащение (например, Определение Московского городского суда от 24.05.2018 N 4г-5908/2018). Если полученные ответчиком денежные средства не являлись для него пенсией, а предназначались в качестве пенсии другому лицу (умершему), они также могут быть взысканы с ответчика как неосновательное обогащение (Кассационное определение Московского городского суда от 25.01.2018 N 4г-0007/2018).

Обращаем внимание, что доказать недобросовестность гражданина, получившего названные в п. 3 ст. 1109 ГК РФ денежные суммы, должна сторона, требующая возврата таких денежных сумм, то есть истец. Под недобросовестностью понимаются прежде всего противоправные действия или бездействие участников правоотношений. Недобросовестными могут быть признаны лишь граждане, которые, совершая противоправные действия (бездействие), знали или должны были знать о характере этих действий и их последствиях. Применительно к положениям ст. 1109 ГК РФ получателя пособия следует считать недобросовестным лишь в том случае, когда он достоверно знал о неправомерности получения им денежных средств. При этом установление недобросовестности возможно только при наличии умышленной формы вины (Апелляционное определение Московского городского суда от 12.07.2017 по делу N 33-17060/2017).
 

28 Удержания с ДД ( ерц отбирает ДД обратно — т.к. неверно посчитали) 

судебная практика ВС РФ 

при полном отсутствии недобросовестности с моей стороны , также хочу пояснить, что :
1. Определение счетной ошибки установлено решением Верховного Суда РФ от 20.10.2012 №59-В11-17 : » понятие счетной ошибки не ограничивается только неверными арифметическими действиями при исчислении заработной платы». Соответственно Счетной ошибкой являются : 1.Ошибка в арифметических действиях «при сложении составных частей ДД, допвыплаты, оклада, премии, которые по отдельности были исчислены правильно»; 2. Сбой бухгалтерской программы, при нём требуется акт-заключение IT специалиста; При выявлении счетной ошибки обязаны предоставить акт о его выявлении и предъявить военнослужащему, либо в суд
2. из-за неверных первичных параметров, введенных в СПО «Алушта», сотрудниками кадровых органов, что само уже является несчетной ошибкой, при загрузке базы данных, и из-за нарушения алгоритма расчета денежного довольствия, поскольку все данные в СПО «Алушта» вводят кадровые органы, и расчетный центр не обладает сведениями о составе и размере денежного довольствия каждого военнослужащего. В тоже время нарушение алгоритма расчета денежного довольствия является счетной ошибкой, но для её установления истцом не были предоставлены доказательства, а именно акт-заключение специалиста по разработке СПО «Алушта» с указанием допущенных ошибок в алгоритме и в коде программы, либо официальный регламент изменений и исправлений ошибок, допущенных при разработке данного программного обеспечения.

Организация выплаты денежного довольствия, денежного содержания, заработной платы и других выплат личному составу Вооруженных Сил производится в соответствии с Приказом Министра обороны РФ от 9 марта 2017 г. № 150 «Об утверждении Порядка организации деятельности управлений (отделов) финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по субъектам Российской Федерации и федерального казенного учреждения «Единый расчетный центр Министерства обороны Российской Федерации» и их взаимодействия с органами военного управления, воинскими частями и организациями Вооруженных Сил Российской Федерации при осуществлении финансового обеспечения Вооруженных Сил Российской Федерации», раздел VI. Организация выплаты денежного довольствия, денежного содержания, заработной платы и других выплат личному составу Вооруженных Сил : » УФО согласовывают проекты приказов командиров воинских частей в части, касающейся обеспечения военнослужащих денежным довольствием, социальными выплатами, пособиями и компенсациями. Формирование базы данных программного продукта для начисления денежного довольствия, денежного содержания и заработной платы производится отдельно по утвержденным штатам обслуживаемых воинских частей.
Воинской частью направляются в УФО:
копии (выписки из) приказов о назначении (перемещении, увольнении, приеме дел и должности, о поступлении на службу, приеме на работу, установлении выплат) на воинские должности (должности) военнослужащих (работников);
табели учета использования рабочего времени;
листки нетрудоспособности;
документы, связанные с расчетами по денежному довольствию, заработной плате, социальными выплатами, пособиями и компенсациями;
исполнительные документы, послужившие основанием для производства удержаний сумм из денежного довольствия и заработной платы в соответствии с законодательными и (или) нормативными и правовыми актами Российской Федерации, а также правовыми актами Министерства обороны и распорядительными документами воинских частей.
Воинской частью согласовываются с УФО сроки и требования к оформлению указанных документов.
УФО составляются расчетно-платежные (платежные) ведомости раздельно на каждую обслуживаемую воинскую часть.
Указанные ведомости подписываются командиром обслуживаемой воинской части, руководителем кадрового органа (должностным лицом, отвечающим за учет личного состава) воинской части, руководителем подразделения УФО и составителем ведомости.

Решение на выдачу денежных средств по ведомостям подписывается руководителем УФО.» ……… Перечисление денежных средств на лицевые счета (банковские карты) личного состава воинских частей осуществляется в соответствии с условиями договора с обязательным содержанием реквизитов этой кредитной организации, фамилии, имени, отчества, реквизитов счетов получателей, а также сумм, подлежащих зачислению на счета получателей, заключаемого УФО с кредитной организацией, обслуживающей физических лиц — получателей, либо договором банковского счета, заключенным УФО. Перечисление денежных средств на лицевые счета (банковские карты) личного состава воинских частей осуществляется общей суммой платежным поручением с использованием реестра по форме, установленной кредитной организацией. Реестр подписывается руководителем УФО и заверяется печатью установленного образца УФО. По согласованию с кредитной организацией оформление реестра производится в электронном виде с использованием УФО электронной подписи.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *