Повторное наказание . Алкоголь за рулём. Увольнение — прохождение эффективных инстанций

Превью статьи:

Редактируем формуляр жалобы в Европейский суд : ПОСТАНОВЛЕНИЕ о назначении административного наказания 22 апреля 2019 года                   г. Чебаркуль Судья Магнитогорского гарнизонного военного суда Усачев Евгений Владимирович, при секретаре Исупове Д.В., в открытом судебном заседании, в помещении военного суда, расположенного по адресу: Челябинская область, г.Чебаркуль, Военный городок №1, рассмотрев дело об административном правонарушении в отношении военнослужащего, проходящего военную службу по контракту в войсковой части № в должности контролера прапорщика Сосниной Натальи Николаевны, родившейся ДД.ММ.ГГГГ в д. <адрес>, зарегистрированной по адресу: <адрес>, фактически проживающая по адресу: <адрес>, привлекаемой к административной ответственности по ч.1 ст.12.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях, УСТАНОВИЛ: Водитель Соснина Н.Н. управляла автомобилем, находясь в состоянии опьянения, при этом её действия не содержали уголовно наказуемого деяния. Правонарушение совершено при следующих обстоятельствах: 22 марта 2019 года в 23 часов 45 минут у <адрес>, водитель Соснина Н.Н. управляла автомобилем марки «<данные изъяты>» с государственным регистрационным знаком №, где была остановлена и освидетельствована на состояние опьянения сотрудниками полиции. У Сосниной Н.Н. было установлено состояние алкогольного опьянения 0,23 миллиграмма абсолютного этилового спирта на один литр выдыхаемого воздуха, с результатами освидетельствования Соснина Н.Н. согласилась. Соснина Н.Н., извещенная надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, на судебное заседание не прибыла, просила рассмотреть дело без её участия. Кроме того, указала, что с протоколом согласна, вину признает в полном объеме, в содеянном раскаивается, просит назначить минимальное наказание. Учитывая заявление Сосниной Н.Н., прихожу к выводу о возможности рассмотрения настоящего дела без участия лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. Исследовав имеющиеся в деле доказательства, считаю доказанным факт управления Сосниной Н.Н. автомобилем…

Редактируем формуляр жалобы в Европейский суд :

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

о назначении административного наказания

22 апреля 2019 года                   г. Чебаркуль

Судья Магнитогорского гарнизонного военного суда Усачев Евгений Владимирович, при секретаре Исупове Д.В., в открытом судебном заседании, в помещении военного суда, расположенного по адресу: Челябинская область, г.Чебаркуль, Военный городок №1, рассмотрев дело об административном правонарушении в отношении военнослужащего, проходящего военную службу по контракту в войсковой части № в должности контролера прапорщика Сосниной Натальи Николаевны, родившейся ДД.ММ.ГГГГ в д. <адрес>, зарегистрированной по адресу: <адрес>, фактически проживающая по адресу: <адрес>, привлекаемой к административной ответственности по ч.1 ст.12.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

УСТАНОВИЛ:

Водитель Соснина Н.Н. управляла автомобилем, находясь в состоянии опьянения, при этом её действия не содержали уголовно наказуемого деяния. Правонарушение совершено при следующих обстоятельствах:

22 марта 2019 года в 23 часов 45 минут у <адрес>, водитель Соснина Н.Н. управляла автомобилем марки «<данные изъяты>» с государственным регистрационным знаком №, где была остановлена и освидетельствована на состояние опьянения сотрудниками полиции. У Сосниной Н.Н. было установлено состояние алкогольного опьянения 0,23 миллиграмма абсолютного этилового спирта на один литр выдыхаемого воздуха, с результатами освидетельствования Соснина Н.Н. согласилась.

Соснина Н.Н., извещенная надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, на судебное заседание не прибыла, просила рассмотреть дело без её участия. Кроме того, указала, что с протоколом согласна, вину признает в полном объеме, в содеянном раскаивается, просит назначить минимальное наказание. Учитывая заявление Сосниной Н.Н., прихожу к выводу о возможности рассмотрения настоящего дела без участия лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Исследовав имеющиеся в деле доказательства, считаю доказанным факт управления Сосниной Н.Н. автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, что подтверждается совокупностью доказательств исследованных в судебном заседании, в соответствии с которыми у Сосниной Н.Н. зафиксировано состояние алкогольного опьянения.

Из протокола об отстранении от управления транспортным средством видно, что Соснина Н.Н., отстранена от управления автомобилем. Основанием отстранения от управления автомобилем явилось наличие достаточных оснований полагать, что лицо, которое управляет транспортным средством, находится в состоянии опьянения: запах алкоголя из полости рта, нарушение речи. Согласно данному протоколу при проведении указанных действий присутствовали понятые: ФИО4 и ФИО5;

Согласно акту освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, у Сосниной Н.Н. выявлены признаки алкогольного опьянения: запах алкоголя изо рта, нарушение речи. При этом Соснина Н.Н. прошла дальнейшее освидетельствование прибором – анализатор паров этанола «Lion Alcolmetr SD-400». При помощи прибора у Сосниной Н.Н. установлено состояние алкогольного опьянения 0,23 миллиграмма абсолютного этилового спирта на один литр выдыхаемого воздуха. Согласно данному акту при проведении указанных действий присутствовали понятые: ФИО4 и ФИО5;

При этом показание технического средства согласуется с анализом физиологического состояния Сосниной Н.Н. в момент освидетельствования и подтверждается другими исследованными доказательствами. Процедуру освидетельствования, её результаты и законность, Соснина Н.Н. не оспаривала.

Распечаткой памяти тестов анализатора паров этанола «Lion Alcolmetr SD-400» подтверждается, что в момент освидетельствования у Сосниной Н.Н. установлено наличие алкоголя в выдыхаемом им воздухе концентрации 0,23 мг/л.

Согласно протоколу об административном правонарушении, водитель Соснина Н.Н. управляла автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, а также в графе «Объяснение лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении» пояснений не зафиксировано, стоит подпись Сосниной Н.Н.

При составлении протокола нарушений закона не установлено, права и обязанности, предусмотренные ст. 51 Конституции РФ, ст. 25.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях Сосниной Н.Н. разъяснены, его копия вручена.

Справкой заместителя командира войсковой части № № от 07 июня 2018 года подтверждается, что Соснина Н.Н. с 01 июля 2013 года является военнослужащей войсковой части № <адрес>.

Оценивая исследованные в ходе судебного разбирательства и изложенные в постановлении доказательства, признаю их относимыми, допустимыми и достоверными, а также согласующимися между собой как по фактическим обстоятельствам, так и по времени совершения соответствующих процессуальных действий, логичными и не вызывающими сомнений, а в их совокупности, достаточными для установления всех обстоятельств по делу и вины Сосниной Н.Н. в совершении вмененного ей правонарушения.

В силу п. 2.7 Правил дорожного движения РФ, водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

В соответствии с ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, административным правонарушением признается управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния.

Прохождение освидетельствования на состояние алкогольного опьянения осуществлено должностным лицом, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида.

Таким образом, прихожу к выводу, что Соснина Н.Н., при выше изложенных обстоятельствах, нарушив требования п. 2.7 Правил дорожного движения РФ, управляла автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, а её действия не содержат уголовно наказуемого деяния, тем самым совершила административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

При назначении административного наказания, учитываю характер и обстоятельства совершенного административного правонарушения, личность виновного, которая является военнослужащей.

Обстоятельств отягчающих административную ответственность Сосниной Н.Н. не установлено.

В качестве смягчающего обстоятельства административной ответственности Сосниной Н.Н. признаю её раскаяние в содеянном.

Руководствуясь ст.ст. 29.9 — 29.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья

ПОСТАНОВИЛ:

Соснину Наталью Николаевну признать виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и назначить ей административное наказание в виде штрафа в размере 30 000 (тридцать тысяч) рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 (один) год и 06 (шесть) месяцев.

Разъяснить Сосниной Н.Н., что в соответствии со ст. 32.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях по вступлению постановления в законную силу она обязана в течение трёх рабочих дней сдать своё водительское удостоверение на право управления транспортным средством в ГИБДД — орган, исполняющий этот вид административного наказания, а в случае утраты указанных документов заявить об этом в указанный орган в тот же срок.

    В соответствии со ст. 32.2. Кодекса РФ об административных правонарушениях штраф подлежит уплате не позднее 60 дней со дня вступления постановления в законную силу по следующим реквизитам:

Получатель платежа: УФК по Челябинской области (ГУ МВД России по Челябинской области); ИНН 7453040734; КПП 745301001; ОКТМО 75623000;

р/с № 40101810400000010801, Банк получателя: отделение г. Челябинска, БИК 047501001; КБК 188 116 300200 16 000 140, УИН 18810474190110002394.

Назначение платежа: «Административные штрафы за нарушения в области дорожного движения».

Настоящее постановление может быть обжаловано в течение 10 суток со дня вручения или получения копии постановления в Уральский окружной военный суд через Магнитогорский гарнизонный военный суд.

Судья                  Е.В. Усачев

ПЕРВОЕ ИСКОВОЕ:

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

на неправомерное повторное наказание, незаконное увольнение военнослужащего
 

Я, прапорщик Фамилияа Наталья Николаевна, прохожу военную службу по контракту в войсковой части 0000 в должности контролера, и 22 марта 2019 года была задержана сотрудниками полиции при управлении автомобилем, и 22 апреля 2019 г. был привлечен к Административной ответственности по  ч.1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Копию решения Магнитогорского гарнизонного военного суда от 22 апреля 2019 года прилагаю.

07 мая  2019 года состоялась аттестационная комиссия, с выводами которой я не согласен, т.к. был повторно подвергнут наказанию в виде увольнения за Административное правонарушение , за которое я наказание уже понес в установленном законом порядке. Копию решения прилагаю.

За всё время несения службы не имею ни одного дисциплинарного взыскания. За все время несения службы имею неоднократные благодарности.  Копию служебной карточки прилагаю.

С решением аттестационной комиссии и приказом об увольнении я согласится не могу, так как за правонарушение уже понесла наказание в соответствии с законом, повторное наказание считаю незаконным , т.к. в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. N 6-П г. Санкт-Петербург «по делу о проверке конституционности подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе Конституционный Суд признал неконституционным подпункт «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» : » что содержащееся в нем положение, позволяя досрочно прекращать военно-служебные отношения с военнослужащим, ранее привлекавшимся к дисциплинарной или уголовной ответственности, понесшим соответствующее наказание и более не совершившим какого-либо нового правонарушения, допускает тем самым повторное наказание за одно и то же деяние, а вследствие неопределенности относительно причин и порядка увольнения по такому основанию, как невыполнение условий контракта, влечет нарушение конституционного принципа равенства граждан перед законом, неправомерное ограничение права военнослужащих на труд, которое они реализуют посредством прохождения военной службы …… Невыполнением условий контракта как основанием для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы следует считать лишь значительные (существенные) отступления от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе, которые могут выражаться, в частности, в совершении виновных действий (бездействия), свидетельствующих об отсутствии у военнослужащего необходимых качеств для надлежащего выполнения обязанностей военной службы; совершении одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих»; совершении дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий; совершении уголовно наказуемого деяния или административного правонарушения, за которое военнослужащий несет ответственность на общих основаниях; иных юридически значимых обстоятельств, позволяющих в силу специфики служебной деятельности военнослужащего сделать вывод о том, что он перестал удовлетворять требованиям законодательства о воинской обязанности и военной службе, предъявляемым к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту.
» также : » Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 6 июня 1995 года N 7-П и получившей развитие в ряде других его решений применительно к различным видам профессиональной деятельности, связанной с осуществлением публичных функций (определения от 1 июля 1998 года N 84-О, от 1 декабря 1999 года «N 219-О», от 7 декабря 2001 года N 256-О, от 3 октября 2002 года N 233-О, от 20 октября 2005 года N 378-О и от 22 октября 2008 года «N 538-О-О»), граждане, добровольно избирая такого рода деятельность, соглашаются с ограничениями, которые обусловливаются приобретаемым ими правовым статусом, а потому установление особых правил прохождения государственной службы, включая военную службу по контракту, и требований к избравшим ее лицам само по себе не может рассматриваться как нарушение закрепленных статьями 32 (часть 4) и 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации права на равный доступ к государственной службе и права свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Вместе с тем, осуществляя в соответствии со статьей 71 (пункты «м», «т») Конституции Российской Федерации правовое регулирование отношений, связанных с поступлением на военную службу по контракту, ее прохождением и прекращением, в том числе устанавливая требования к военнослужащим, обусловленные возложением на них обязанностей военной службы, и последствия невыполнения этих требований, федеральный законодатель обязан обеспечивать баланс между конституционно защищаемыми ценностями, публичными и частными интересами, соблюдая вытекающие из Конституции Российской Федерации принципы справедливости, равенства и соразмерности, а вводимые им нормы должны отвечать критериям определенности, ясности, недвусмысленности и согласованности с системой действующего правового регулирования (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П, от 27 мая 2003 года N 9-П, от 27 мая 2008 года N 8-П и др.). В частности, последствия невыполнения военнослужащим требований, предъявляемых к лицам, проходящим военную службу по контракту, должны определяться таким образом, чтобы обеспечивалась возможность учета характера нарушения, его опасности для защищаемых законом ценностей, причин и условий совершения, а также личности военнослужащего и степени его вины и тем самым гарантировалась соразмерность неблагоприятных для военнослужащего правовых последствий степени тяжести допущенного им нарушения.» Обязательным условием досрочного увольнения с военной службы в порядке реализации дисциплинарного взыскания по основанию, предусмотренному подпунктом «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», должно являться совершение военнослужащим дисциплинарного проступка, а под невыполнением условий контракта о прохождении военной службы в данном случае — в силу общеправовых требований справедливости и соразмерности ответственности, отступление от которых означало бы чрезмерное ограничение прав и свобод человека и гражданина, не соответствующее целям защиты конституционно значимых ценностей и интересов, и, по сути, умаление конституционных прав и свобод (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июля 2001 года N 130-О), — должны подразумеваться именно существенные нарушения условий контракта, в частности совершение одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих», либо совершение военнослужащим дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий. Согласно статье 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Названная норма, по ее буквальному смыслу, распространяется на случаи привлечения к уголовной ответственности, однако это не означает, что Конституция Российской Федерации допускает неоднократное привлечение к административной или
дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние, — установленный ею запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem, направлен, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 мая 2005 года N 5-П, на обеспечение правовой безопасности и правовой определенности и стабильности.

Исходя из природы юридической ответственности как формы реакции на конкретное правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние было бы — вопреки названному общеправовому принципу — ответственностью без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве.

Решение по вопросу увольнения на основании подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе «, должно приниматься в рамках процедуры аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, которая, согласно Положению о порядке прохождения военной службы (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237), проводится в целях всесторонней и объективной оценки военнослужащих, определения соответствия занимаемой воинской должности и перспектив дальнейшего служебного использования (пункт 1 статьи 26) с соблюдением требований, установленных статьями 26 и 27 данного Положения, Порядком организации и проведения аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации (утвержден приказом Министра обороны Российской Федерации от 29 февраля 2012 года N 444, которым был признан утратившим силу ранее действовавший «приказ» Министра обороны Российской Федерации от 6 апреля 2002 года N 100 «О порядке организации и проведения аттестации офицеров и прапорщиков (мичманов) Вооруженных Сил Российской Федерации»), а также нормативными правовыми актами руководителей иных федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба.

В отношении меня Аттестационная комиссия нарушила по моему мнению запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem.

 Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 апреля 2009 года N 7-П, федеральный законодатель, воплощая в правовом регулировании предписания статьи 59 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, обеспечивает надлежащее выполнение гражданином обязанностей, обусловленных несением военной службы. При этом, поскольку особенности правового статуса военнослужащего, по смыслу статьи 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3), 60 и 71 (пункты «в», «м»), предполагают определенные ограничения конституционных прав и свобод лиц, несущих военную службу, федеральный законодатель при введении таких ограничений должен обеспечивать их соразмерность (пропорциональность) целям и конституционному предназначению военной службы как таковой с учетом характера и объективных условий ее прохождения.

Поскольку положение подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» устанавливает именно возможность, а не обязательность досрочного увольнения военнослужащего с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта, привлечение военнослужащего к уголовной ответственности (за исключением специально указанных в названном Федеральном законе случаев) не может безусловно приводить к увольнению с военной службы (кроме того, если характер назначенного военнослужащему по приговору суда наказания, например, в виде ограничения по военной службе, установленного «статьей 51» УК Российской Федерации, напрямую связан с прохождением военной службы, то его увольнение с военной службы воспрепятствует исполнению такого наказания). Данное мнение Конституционного суда в равной мере может относиться и к административному наказанию.

На основании вышесказанного, считаю свои права нарушенными , в соответствии со ст. 218 КАС РФ,


ПРОШУ :


1. Признать выводы аттестационной комиссии от 07 мая  2019 года года незаконными;

 2. Признать Начальник Пограничного управления

ФСБ России по Челябинской области, генерал-майора ……… от …….. года об увольнении меня по ст . 51 Федерального закона подпункта «В»  пункта 2 незаконным;
3. Обязать Начальника Пограничного управления ФСБ России по Забайкальскому краю, генерал-майора ……… отменить приказ о моем увольнении ;
4. Обязать компенсировать мне оплату государственной пошлины в размере 300р.

Приложения:
1. Квитанция об уплате государственной пошлины — 300 рублей;
2. Копия Магнитогорского гарнизонного военного суда от 22 апреля 2019 года;
3. Копия решения аттестационной комиссии от 07 мая  2019 года.

4. Копия служебной карточки.

Номер делаДата поступленияИнформация по делуСудьяДата решенияРешениеДата вступления
в законную силу
Судебные
акты
5-74/201915.04.2019Соснина Наталья Николаевна — КоАП: ст. 12.8 ч.1Усачев Е.В.22.04.2019Вынесено постановление о назначении административного наказания07.05.2019
2а-98/2019 ~ М-105/201905.08.20193.049 — Гл. 22 КАС РФ -> об оспаривании решений, действий (бездействия)… -> об оспаривании решения, действий (бездействия)… -> решений об увольнении с военной службы
ИСТЕЦ(ЗАЯВИТЕЛЬ): Соснина Наталья Николаевна
ОТВЕТЧИК: начальник Пограничного управления ФСБ России по Челябинской области
Усачев Е.В.03.09.2019ОТКАЗАНО в удовлетворении иска (заявлении, жалобы)

пояснения к ст. 28.5

В Уральский окружной военный суд 620075, г. Екатеринбург, ул. Бажова, д. 85
Тел.: (343)350-01-82
ural.ovs@uovs.ru

через Магнитогорский гарнизонный военный суд 456444, Челябинская обл., г. Чебаркуль, Военный городок №1
456444, г. Чебаркуль,

Административный истец: ………

Административный ответчик: ……..

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

03.09.2019 решением 2а-98/2019 ~ М-105/2019 Магнитогорского гарнизонного военного суда ОТКАЗАНО в удовлетворении административного искового заявления где Я просила : 1. Признать выводы аттестационной комиссии от 07 мая  2019 года года незаконными; 2. Признать Начальник Пограничного управления ФСБ России по Челябинской области, генерал-майора ……… от …….. года об увольнении меня по ст . 51 Федерального закона подпункта «В»  пункта 2 незаконным;
3. Обязать Начальника Пограничного управления ФСБ России по Забайкальскому краю, генерал-майора ……… отменить приказ о моем увольнении ;
4. Обязать компенсировать мне оплату государственной пошлины в размере 300р. Суд в своем решении аргументированно доказал , что увольнение меня по НУК в результате ранее понесенного мной административного наказания представляет собой классический пример ДВОЙНОГО НАКАЗАНИЯ за один и тот же ПРОСТУПОК — причем одним и тем же Судьей и по одной и той же причине Я была наказана ДВАЖДЫ .

С решением суда не согласна по следующим основаниям :

 

Магнитогорский гарнизонный военный суд в своем решении указал на Статью 28.5. «Обстоятельства, учитываемые при назначении дисциплинарного взыскания» , Федерального закона от 27.05.1998 N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих»пункт 2 : » По своему характеру грубыми являются следующие дисциплинарные проступки: …… административное правонарушение, за которое военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях несет дисциплинарную ответственность; »

Однако исходя из того , что кодекс указывает : «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 03.08.2018) Статья 2.5. Административная ответственность военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, и лиц, имеющих специальные звания 1. За административные правонарушения, за исключением административных правонарушений, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, военнослужащие, граждане, призванные на военные сборы, и имеющие специальные звания сотрудники Следственного комитета Российской Федерации, органов внутренних дел, войск национальной гвардии Российской Федерации, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, Государственной противопожарной службы и таможенных органов в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, регламентирующими прохождение военной службы (службы) указанными лицами и их статус, несут дисциплинарную ответственность.

2. За административные правонарушения, предусмотренные статьями 5.1 — 5.265.45 — 5.525.566.37.29 — 7.327.32.1главой 8статьей 11.16 (в части нарушения требований пожарной безопасности вне места военной службы (службы) или прохождения военных сборов), главой 12статьей 14.9частью 7 статьи 14.32главами 15 и 16статьями 17.317.7 — 17.9частями 1 и 3 статьи 17.14статьями 17.1518.1 — 18.4частями 2.12.6 статьи 19.5статьями 19.5.719.7.2частью 5 статьи 19.8статьей 20.4 (в части нарушения требований пожарной безопасности вне места военной службы (службы) или прохождения военных сборов) и частью 1 статьи 20.25 настоящего Кодекса, лица, указанные в части 1 настоящей статьи, несут административную ответственность на общих основаниях. Глава 12  посвящена   Административным правонарушениям в области дорожного движения   т.е. военнослужащие  несут административную ответственность по данным правонарушениям на общих основаниях. Также при вынесении ПОСТАНОВЛЕНИЯ о назначении административного наказания 22 апреля 2019 года   Судья Магнитогорского гарнизонного военного суда Усачев Евгений Владимирович : »   ПОСТАНОВИЛ: Сину Наталью Николаевну признать виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и назначить ей административное наказание в виде штрафа в размере 30 000 (тридцать тысяч) рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 (один) год и 06 (шесть) месяцев.

Разъяснить Синой Н.Н., что в соответствии со ст. 32.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях по вступлению постановления в законную силу она обязана в течение трёх рабочих дней сдать своё водительское удостоверение на право управления транспортным средством в ГИБДД — орган, исполняющий этот вид административного наказания, а в случае утраты указанных документов заявить об этом в указанный орган в тот же срок.» В постановлении нет ни слова о привлечении к дисциплинарной ответственности и необходимости увольнения по НУК и рассмотрения данного вопроса на Аттестационной комиссии.

Также по моему мнению Суд Не учел : статью 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Названная норма, по ее буквальному смыслу, распространяется на случаи привлечения к уголовной ответственности, однако это не означает, что Конституция Российской Федерации допускает неоднократное привлечение к административной или дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние, — установленный ею запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem, направлен, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 мая 2005 года N 5-П, на обеспечение правовой безопасности и правовой определенности и стабильности. Исходя из природы юридической ответственности как формы реакции на конкретное правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние было бы — вопреки названному общеправовому принципу — ответственностью без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве. Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения РФ положений этих договорных актов , когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении РФ.

2. Протокол N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ETS N 117) Статья 4. Право не быть судимым или наказанным дважды: 1. Никто не должен быть повторно судим или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое уже был оправдан или осужден в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами этого государства. Также как указал ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА БОЛЬШАЯ ПАЛАТА по Делу «Сергей Золотухин против России» [Sergey Zolotukhin v. Russia] (жалоба N 14939/03) в ПОСТАНОВЛЕНИИ г.Страсбург 10 февраля 2009 года : » возникает дублирование карательных процедур со стороны различных государственных органов, причём сами эти процедуры по существу иногда имеют сходство до степени совпадения» «Главным признаком повторного привлечения лица к ответственности, в соответствии с практикой Европейского суда по правам человека, принято считать возбуждение по одному и тому же факту нескольких процессуальных производств.»

По смыслу практики Европейского Суда по правам человека, этот принцип действует независимо от того, в каком государстве лицо было осуждено и наказано в уголовном порядке (то же в ч. 1 ст. 12 УК), и запрещает повторное наказание и тогда, когда оно было наложено иным органом, но по обвинению, тождественному уголовному (например, за административное правонарушение правил дорожного движения).

Также Как разъяснено в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 №5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ», применение судами Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции. Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»). Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод А также из положений ст. 46 Конвенции, статьи 1 ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» следует, что правовые позиции Европейского Суда по правам человека , которые содержаться в его окончательных постановлениях, являются обязательными для судов .

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 мая 2005 года N 5-П, на обеспечение правовой безопасности и правовой определенности и стабильности. Исходя из природы юридической ответственности как формы реакции на конкретное правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние было бы — вопреки названному обще правовому принципу — ответственностью без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве. В отношении меня Аттестационная комиссия нарушила по моему мнению запрет, в котором нашел отражение обще правовой принцип non bis in idem.

Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3), 60 и 71 (пункты «в», «м»), предполагают определенные ограничения конституционных прав и свобод лиц, несущих военную службу, федеральный законодатель при введении таких ограничений должен обеспечивать их соразмерность (пропорциональность) целям и конституционному предназначению военной службы как таковой с учетом характера и объективных условий ее прохождения. Поскольку положение подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» устанавливает именно возможность, а не обязательность досрочного увольнения военнослужащего с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта.

Обязательным условием досрочного увольнения с военной службы в порядке реализации дисциплинарного взыскания по основанию, предусмотренному подпунктом «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», должно являться совершение военнослужащим дисциплинарного проступка, а под невыполнением условий контракта о прохождении военной службы в данном случае — в силу обще правовых требований справедливости и соразмерности ответственности, отступление от которых означало бы чрезмерное ограничение прав и свобод человека и гражданина, не соответствующее целям защиты конституционно значимых ценностей и интересов, и, по сути, умаление конституционных прав и свобод (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июля 2001 года N 130-О), — должны подразумеваться именно существенные нарушения условий контракта, в частности совершение одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих», либо совершение военнослужащим дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий. Согласно статье 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Названная норма, по ее буквальному смыслу, распространяется на случаи привлечения к уголовной ответственности, однако это не означает, что Конституция Российской Федерации допускает неоднократное привлечение к административной или дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние.

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 мая 2005 года N 5-П, на обеспечение правовой безопасности и правовой определенности и стабильности. Исходя из природы юридической ответственности как формы реакции на конкретное правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние было бы — вопреки названному обще правовому принципу — ответственностью без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве.

Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3), 60 и 71 (пункты «в», «м»), предполагают определенные ограничения конституционных прав и свобод лиц, несущих военную службу, федеральный законодатель при введении таких ограничений должен обеспечивать их соразмерность (пропорциональность) целям и конституционному предназначению военной службы как таковой с учетом характера и объективных условий ее прохождения. Поскольку положение подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» устанавливает именно возможность, а не обязательность досрочного увольнения военнослужащего с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта, привлечение военнослужащего к уголовной ответственности (за исключением специально указанных в названном Федеральном законе случаев) не может безусловно приводить к увольнению с военной службы (кроме того, если характер назначенного военнослужащему по приговору суда наказания, например, в виде ограничения по военной службе, установленного «статьей 51» УК Российской Федерации, напрямую связан с прохождением военной службы, то его увольнение с военной службы воспрепятствует исполнению такого наказания). Данное мнение Конституционного суда в равной мере может относиться и к административному наказанию. На основании вышесказанного, считаю свои права нарушенными.

На основании изложенного и ст. ст. 295-299 КАС РФ,

ПРОШУ:

1. Отменить решение …….ского гарнизонного военного суда № …….. от …….. года;

2. Принять по данному делу новое решение.

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА в Кассайионный военный суд как подается кассационная жалоба

В КАССАЦИОННЫЙ ВОЕННЫЙ СУД 630091, г. Новосибирск, ул. Гоголя, д. 8
Тел.: (383) 201-16-90, 218-51-97 через ………… гарнизонный военный суд

Административный истец: ФИО, проживающий по адресу: 300000, ……… область, г. Гово, ул. Доская, д.11;

тел. +7 (988) 92-4-7 e-mail: ca@yandex.ru

Административный ответчик: …………

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

3 сентября 2019 года  решением № 000000 ……… гарнизонного военного суда, на исковое заявление ФИО, об оспаривании действий начальника пограничного Управления ФСБ России по ………, начальника службы и аттестационной комиссии службы …….. пограничного Управления ФСБ России по ……….., связанных с досрочным увольнением административного истца с военной службы в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта , было отказано.

Уральский окружной военный суд в апелляционном опрелении № 0000000 от 26 ноября 2019 года  решение ……… гарнизонного военного суда оставил без изменений. Причем прямо указав : «..ПОСКОЛЬКУ УВОЛЬНЕНИЕ С ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ ЯВЛЯЕТСЯ НЕ НАКАЗАНИЕМ ЗА СОВЕРШЕННОЕ ЕЮ АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВОНАРУШЕНИЕ, А ЛИШЬ СЛЕДСТВИЕМ ЭТОГО ДЕЯНИЯ , ТО ЕЕ ДОВОД О ПОВТОРНОМ ПРИВЛЕЧЕНИИ К ОТЕТСТВЕННОСТИ ЗА ОДНО ДЕЯНИЕ СУД АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ПРИЗНАЕТ НЕ СОСТОЯТЕЛЬНЫМ, ОСНОВАННЫМ НА ОШИБОЧНОМ ПОНИМАНИИ ТРЕБОВАНИЙ ДЕЙСТВУЮЩЕГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА.»

пример :

Решением Новочеркасского гарнизонного военного суда от 16 апреля 2019 года по административному делу № 2а-83/2019 по исковому заявлению Иненко Анатолия Юрьевича об оспаривании бездействия начальника отдела (пограничной комендатуры) г. Гуково Пограничного Управления ФСБ России по Ростовской области подполковника Нельцева В.С., связанного с порядком разрешения обращения от 29 ноября 2018 года, было отказано.

Апелляционным определением Северо-Кавказского окружного военного суда от 10 июля 2019 года № 33а-858/2019 было отказано в удовлетворении заявленных требований об оспаривании майором Иненко Анатолием Юрьевичем действий начальника отдела (пограничной комендатуры) в г. Гуково Пограничного Управления ФСБ России по Ростовской области, связанного с порядком разрешения обращения от 29 ноября 2018 года.

С решениями и определениями вышеуказанных судов я не согласна так как в соответствии с гражданским законодательством, суд обязан разрешать гражданские дела на основании Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, нормативных правовых актов федеральных органов государственной власти.Считаю, что решение суда не соответствует действующему законодательству и сложившейся судебной практике, подлежит отмене по следующим основаниям.

Судами нарушено:

1. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. N 6-П г. Санкт-Петербург «по делу о проверке конституционности подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе Конституционный Суд признал неконституционным подпункт «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» : » что содержащееся в нем положение, позволяя досрочно прекращать военно-служебные отношения с военнослужащим, ранее привлекавшимся к дисциплинарной или уголовной ответственности, понесшим соответствующее наказание и более не совершившим какого-либо нового правонарушения, допускает тем самым повторное наказание за одно и то же деяние, а вследствие неопределенности относительно причин и порядка увольнения по такому основанию, как невыполнение условий контракта, влечет нарушение конституционного принципа равенства граждан перед законом, неправомерное ограничение права военнослужащих на труд, которое они реализуют посредством прохождения военной службы …… Невыполнением условий контракта как основанием для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы следует считать лишь значительные (существенные) отступления от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе, которые могут выражаться, в частности, в совершении виновных действий (бездействия), свидетельствующих об отсутствии у военнослужащего необходимых качеств для надлежащего выполнения обязанностей военной службы; совершении одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих» » В частности, последствия невыполнения военнослужащим требований, предъявляемых к лицам, проходящим военную службу по контракту, должны определяться таким образом, чтобы обеспечивалась возможность учета характера нарушения, его опасности для защищаемых законом ценностей, причин и условий совершения, а также личности военнослужащего и степени его вины и тем самым гарантировалась соразмерность неблагоприятных для военнослужащего правовых последствий степени тяжести допущенного им нарушения.»

2. Также статью 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Названная норма, по ее буквальному смыслу, распространяется на случаи привлечения к уголовной ответственности, однако это не означает, что Конституция Российской Федерации допускает неоднократное привлечение к административной или дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние, — установленный ею запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem, направлен, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 мая 2005 года N 5-П, на обеспечение правовой безопасности и правовой определенности и стабильности. Исходя из природы юридической ответственности как формы реакции на конкретное правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние было бы — вопреки названному общеправовому принципу — ответственностью без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве. Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения РФ положений этих договорных актов , когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении РФ.

3. Протокол N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ETS N 117) Статья 4. Право не быть судимым или наказанным дважды: 1. Никто не должен быть повторно судим или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое уже был оправдан или осужден в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами этого государства.

4. Также как указал ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА БОЛЬШАЯ ПАЛАТА по Делу «Сергей Золотухин против России» [Sergey Zolotukhin v. Russia] (жалоба N 14939/03) в ПОСТАНОВЛЕНИИ г.Страсбург 10 февраля 2009 года : » возникает дублирование карательных процедур со стороны различных государственных органов, причём сами эти процедуры по существу иногда имеют сходство до степени совпадения» «Главным признаком повторного привлечения лица к ответственности, в соответствии с практикой Европейского суда по правам человека, принято считать возбуждение по одному и тому же факту нескольких процессуальных производств.»

5. По смыслу практики Европейского Суда по правам человека, этот принцип действует независимо от того, в каком государстве лицо было осуждено и наказано в уголовном порядке (то же в ч. 1 ст. 12 УК), и запрещает повторное наказание и тогда, когда оно было наложено иным органом, но по обвинению, тождественному уголовному (например, за административное правонарушение правил дорожного движения). 6. Как разъяснено в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 №5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ», применение судами Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции. Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»). Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод А также из положений ст. 46 Конвенции, статьи 1 ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» следует, что правовые позиции Европейского Суда по правам человека , которые содержаться в его окончательных постановлениях, являются обязательными для судов .

Также «административное правонарушение, за которое военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях несет дисциплинарную ответственность;» В свою очередь кодекс указывает : «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 03.08.2018) Статья 2.5. Административная ответственность военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, и лиц, имеющих специальные звания 1. За административные правонарушения, за исключением административных правонарушений, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, военнослужащие, граждане, призванные на военные сборы, и имеющие специальные звания сотрудники Следственного комитета Российской Федерации, органов внутренних дел, войск национальной гвардии Российской Федерации, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, Государственной противопожарной службы и таможенных органов в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, регламентирующими прохождение военной службы (службы) указанными лицами и их статус, несут дисциплинарную ответственность.

2. За административные правонарушения, предусмотренные статьями 5.1 — 5.265.45 — 5.525.566.37.29 — 7.327.32.1главой 8статьей 11.16 (в части нарушения требований пожарной безопасности вне места военной службы (службы) или прохождения военных сборов), главой 12статьей 14.9частью 7 статьи 14.32главами 15 и 16статьями 17.317.7 — 17.9частями 1 и 3 статьи 17.14статьями 17.1518.1 — 18.4частями 2.12.6 статьи 19.5статьями 19.5.719.7.2частью 5 статьи 19.8статьей 20.4 (в части нарушения требований пожарной безопасности вне места военной службы (службы) или прохождения военных сборов) и частью 1 статьи 20.25 настоящего Кодекса, лица, указанные в части 1 настоящей статьи, несут административную ответственность на общих основаниях. Глава 12  посвящена   Административным правонарушениям в области дорожного движения   т.е. военнослужащие  несут административную ответственность по данным правонарушениям на общих основаниях.

Исходя из вышесказанного судами признано законным решение аттестационной комиссии по досрочному увольнению по …. ( НУК) на основании вышесказанного 

ПРОШУ:

1) Отменить решение  № 00000000 гарнизонного военного суда от …… года 

2) Отменить апелляционное определение 000000000000 окружного военного суда  № ………… 0000000 года 

3. Квитанция об оплате госпошлины 150 руб.

«__» августа 2018г. ______________ /………../

необходимо —- справки о составе семьи , дети несовершеннолетние , также рекомендации медиков на дальнейшее лечение если они есть . 

ПЕРВОЕ ИСКОВОЕ:

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

на неправомерное повторное наказание, незаконное увольнение военнослужащего
 

Я, прапорщик Фамилияа Наталья Николаевна, прохожу военную службу по контракту в войсковой части 0000 в должности контролера, и 22 марта 2019 года была задержана сотрудниками полиции при управлении автомобилем, и 22 апреля 2019 г. был привлечен к Административной ответственности по  ч.1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Копию решения Магнитогорского гарнизонного военного суда от 22 апреля 2019 года прилагаю.

07 мая  2019 года состоялась аттестационная комиссия, с выводами которой я не согласен, т.к. был повторно подвергнут наказанию в виде увольнения за Административное правонарушение , за которое я наказание уже понес в установленном законом порядке. Копию решения прилагаю.

За всё время несения службы не имею ни одного дисциплинарного взыскания. За все время несения службы имею неоднократные благодарности.  Копию служебной карточки прилагаю.

С решением аттестационной комиссии и приказом об увольнении я согласится не могу, так как за правонарушение уже понесла наказание в соответствии с законом, повторное наказание считаю незаконным , т.к. в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. N 6-П г. Санкт-Петербург «по делу о проверке конституционности подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе Конституционный Суд признал неконституционным подпункт «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» : » что содержащееся в нем положение, позволяя досрочно прекращать военно-служебные отношения с военнослужащим, ранее привлекавшимся к дисциплинарной или уголовной ответственности, понесшим соответствующее наказание и более не совершившим какого-либо нового правонарушения, допускает тем самым повторное наказание за одно и то же деяние, а вследствие неопределенности относительно причин и порядка увольнения по такому основанию, как невыполнение условий контракта, влечет нарушение конституционного принципа равенства граждан перед законом, неправомерное ограничение права военнослужащих на труд, которое они реализуют посредством прохождения военной службы …… Невыполнением условий контракта как основанием для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы следует считать лишь значительные (существенные) отступления от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе, которые могут выражаться, в частности, в совершении виновных действий (бездействия), свидетельствующих об отсутствии у военнослужащего необходимых качеств для надлежащего выполнения обязанностей военной службы; совершении одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих»; совершении дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий; совершении уголовно наказуемого деяния или административного правонарушения, за которое военнослужащий несет ответственность на общих основаниях; иных юридически значимых обстоятельств, позволяющих в силу специфики служебной деятельности военнослужащего сделать вывод о том, что он перестал удовлетворять требованиям законодательства о воинской обязанности и военной службе, предъявляемым к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту.
» также : » Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 6 июня 1995 года N 7-П и получившей развитие в ряде других его решений применительно к различным видам профессиональной деятельности, связанной с осуществлением публичных функций (определения от 1 июля 1998 года N 84-О, от 1 декабря 1999 года «N 219-О», от 7 декабря 2001 года N 256-О, от 3 октября 2002 года N 233-О, от 20 октября 2005 года N 378-О и от 22 октября 2008 года «N 538-О-О»), граждане, добровольно избирая такого рода деятельность, соглашаются с ограничениями, которые обусловливаются приобретаемым ими правовым статусом, а потому установление особых правил прохождения государственной службы, включая военную службу по контракту, и требований к избравшим ее лицам само по себе не может рассматриваться как нарушение закрепленных статьями 32 (часть 4) и 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации права на равный доступ к государственной службе и права свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Вместе с тем, осуществляя в соответствии со статьей 71 (пункты «м», «т») Конституции Российской Федерации правовое регулирование отношений, связанных с поступлением на военную службу по контракту, ее прохождением и прекращением, в том числе устанавливая требования к военнослужащим, обусловленные возложением на них обязанностей военной службы, и последствия невыполнения этих требований, федеральный законодатель обязан обеспечивать баланс между конституционно защищаемыми ценностями, публичными и частными интересами, соблюдая вытекающие из Конституции Российской Федерации принципы справедливости, равенства и соразмерности, а вводимые им нормы должны отвечать критериям определенности, ясности, недвусмысленности и согласованности с системой действующего правового регулирования (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П, от 27 мая 2003 года N 9-П, от 27 мая 2008 года N 8-П и др.). В частности, последствия невыполнения военнослужащим требований, предъявляемых к лицам, проходящим военную службу по контракту, должны определяться таким образом, чтобы обеспечивалась возможность учета характера нарушения, его опасности для защищаемых законом ценностей, причин и условий совершения, а также личности военнослужащего и степени его вины и тем самым гарантировалась соразмерность неблагоприятных для военнослужащего правовых последствий степени тяжести допущенного им нарушения.» Обязательным условием досрочного увольнения с военной службы в порядке реализации дисциплинарного взыскания по основанию, предусмотренному подпунктом «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», должно являться совершение военнослужащим дисциплинарного проступка, а под невыполнением условий контракта о прохождении военной службы в данном случае — в силу общеправовых требований справедливости и соразмерности ответственности, отступление от которых означало бы чрезмерное ограничение прав и свобод человека и гражданина, не соответствующее целям защиты конституционно значимых ценностей и интересов, и, по сути, умаление конституционных прав и свобод (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июля 2001 года N 130-О), — должны подразумеваться именно существенные нарушения условий контракта, в частности совершение одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих», либо совершение военнослужащим дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий. Согласно статье 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Названная норма, по ее буквальному смыслу, распространяется на случаи привлечения к уголовной ответственности, однако это не означает, что Конституция Российской Федерации допускает неоднократное привлечение к административной или
дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние, — установленный ею запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem, направлен, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 мая 2005 года N 5-П, на обеспечение правовой безопасности и правовой определенности и стабильности.

Исходя из природы юридической ответственности как формы реакции на конкретное правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние было бы — вопреки названному общеправовому принципу — ответственностью без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве.

Решение по вопросу увольнения на основании подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе «, должно приниматься в рамках процедуры аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, которая, согласно Положению о порядке прохождения военной службы (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237), проводится в целях всесторонней и объективной оценки военнослужащих, определения соответствия занимаемой воинской должности и перспектив дальнейшего служебного использования (пункт 1 статьи 26) с соблюдением требований, установленных статьями 26 и 27 данного Положения, Порядком организации и проведения аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации (утвержден приказом Министра обороны Российской Федерации от 29 февраля 2012 года N 444, которым был признан утратившим силу ранее действовавший «приказ» Министра обороны Российской Федерации от 6 апреля 2002 года N 100 «О порядке организации и проведения аттестации офицеров и прапорщиков (мичманов) Вооруженных Сил Российской Федерации»), а также нормативными правовыми актами руководителей иных федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба.

В отношении меня Аттестационная комиссия нарушила по моему мнению запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem.

 Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 апреля 2009 года N 7-П, федеральный законодатель, воплощая в правовом регулировании предписания статьи 59 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, обеспечивает надлежащее выполнение гражданином обязанностей, обусловленных несением военной службы. При этом, поскольку особенности правового статуса военнослужащего, по смыслу статьи 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3), 60 и 71 (пункты «в», «м»), предполагают определенные ограничения конституционных прав и свобод лиц, несущих военную службу, федеральный законодатель при введении таких ограничений должен обеспечивать их соразмерность (пропорциональность) целям и конституционному предназначению военной службы как таковой с учетом характера и объективных условий ее прохождения.

Поскольку положение подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» устанавливает именно возможность, а не обязательность досрочного увольнения военнослужащего с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта, привлечение военнослужащего к уголовной ответственности (за исключением специально указанных в названном Федеральном законе случаев) не может безусловно приводить к увольнению с военной службы (кроме того, если характер назначенного военнослужащему по приговору суда наказания, например, в виде ограничения по военной службе, установленного «статьей 51» УК Российской Федерации, напрямую связан с прохождением военной службы, то его увольнение с военной службы воспрепятствует исполнению такого наказания). Данное мнение Конституционного суда в равной мере может относиться и к административному наказанию.

На основании вышесказанного, считаю свои права нарушенными , в соответствии со ст. 218 КАС РФ,


ПРОШУ :


1. Признать выводы аттестационной комиссии от 07 мая  2019 года года незаконными;

 2. Признать Начальник Пограничного управления

ФСБ России по Челябинской области, генерал-майора ……… от …….. года об увольнении меня по ст . 51 Федерального закона подпункта «В»  пункта 2 незаконным;
3. Обязать Начальника Пограничного управления ФСБ России по Забайкальскому краю, генерал-майора ……… отменить приказ о моем увольнении ;
4. Обязать компенсировать мне оплату государственной пошлины в размере 300р.

Приложения:
1. Квитанция об уплате государственной пошлины — 300 рублей;
2. Копия Магнитогорского гарнизонного военного суда от 22 апреля 2019 года;
3. Копия решения аттестационной комиссии от 07 мая  2019 года.

4. Копия служебной карточки.


«__»_______ 2019 г                                                 _______________ /Фамилияа Н. Н./

https://youtu.be/0vcgav2Wujk

В Северный флотский военный суд

Через Гаджиевский гарнизонный военный суд

Адрес: 184670, г. Гаджиево, ул. Ленина, д. 100 А

Заявитель: Азнабаев Руслан Ульфатович

адрес: город Гаджиево Мурманской Области,

ул. Ленина, д.53, кв. 60

Жалоба на постановление по делу об административном правонарушении

25 декабря 2018 г. судья Гаджиевскоо гарнизонного военного суда Попов Алексей Юрьевич вынес постановление о привлечении Азнабаева Руслана Ульфатовича к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст.12.8 КоАП РФ и назначил наказание в виде административного штрафа в размере 30 000 (тридцати тысяч) рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на один год и восемь месяцев.

С постановлением Гаджиевского гарнизонного военного суда я не согласен, получил административный штраф и лишен водительских прав незаконно. Свое несогласие подтверждаю нижеприведенными доводами и фактами.

При рассмотрении административного дела не были соблюдены требования, установленные ст.24.1 КоАП РФ, где указано, что задачами производства по делу об административных правонарушениях является всестороннее, полное, объективное выяснение обстоятельств дела.

Не приняты судом во внимание и не отражены в постановлении об изначальной незаконности действий инспекторов ДПС. Они остановили мое транспортное средство вне стационарного поста ДПС для проверки документов, чем нарушили п.63 Административного регламента МВД РФ от 02 марта 2009г. №185. Считаю, что все последующие действия инспекторов ДПС в связи с этим являются незаконными.

Так же освидетельствование на состояние опьянения, проведенное в отношении меня 10 декабря 2018 г. по результатам которого был составлен Акт освидетельствования 51 АА №030628, проводилось с существенными нарушениями.

Для вынесения постановления о назначении административного наказания по части 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях послужил тот факт, что я 10 декабря 2018 г. в четвертом часу в районе дома№ 39 на ул. Колышкина в г. Гаджиева Мурманской области в нарушение пункта 2.7 Правил дорожного движения управлял транспортным средством марки «Toyota Camry», государственный регистрационный знак Т 477 МС 51rus, находясь в состоянии опьянения. С таким решением согласиться нельзя по следующим основаниям. Исходя из положений части 1 статьи 1.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного наказания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.

По делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, надлежит учитывать, что доказательствами состояния опьянения водителя являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения (пункт 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 г. № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»). В силу части 1.1 статьи 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные

основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения в соответствии с частью 6 настоящей статьи.

При отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии указанного лица с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Как усматривается из материалов дела об административном правонарушении, основанием полагать, что водитель Азнабаев Руслан Ульфатович находился в состоянии опьянения, послужили выявленные у него сотрудниками ДПС ГИБДД признаки опьянения. После чего Азнабаевым Русланом Ульфатовичем было предложено пройти медицинское освидетельствование в специальном медицинском учреждении. По результатам проведенного медицинским работником освидетельствования Азнабаева Руслана Ульфатовича на состояние опьянения было вынесено заключение о нахождении его в состоянии опьянения, что зафиксировано в соответствующем акте от 10 декабря 2018 г. 51 АА № 030628. Вместе с тем при вынесении заключения о состоянии опьянения и составлении акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, от 10 декабря 2018 г. 51 АА № 030628 медицинским работником не соблюдены требования Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы 307/У-05 «Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством» (приложение № 3 к Приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 14 июля 2003 г. № 308 «О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения») (далее — Инструкция). Согласно пунктам 11, 12 Инструкции при освидетельствовании во всех случаях осуществляется исследование выдыхаемого воздуха на алкоголь. Результаты исследования выдыхаемого воздуха на наличие алкоголя заносятся в Акт.

При наличии клинических признаков опьянения и отрицательном результате определения алкоголя в выдыхаемом воздухе отбирается проба биологического объекта для направления на химико-токсикологическое исследование с целью определения средств (веществ) или их метаболитов (за исключением алкоголя), вызвавших опьянение. В пункте 16 указывается, какой биологический объект взят для проведения химико-токсикологического исследования. В соответствии с пунктом 16 Инструкции заключение о состоянии опьянения в результате употребления алкоголя выносится при положительных результатах определения алкоголя в выдыхаемом воздухе при помощи одного из технических средств измерения, проведенного с интервалом 20 минут, или при применении не менее двух разных технических средств индикации на наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе с использованием их обоих при каждом исследовании, проведенном с интервалом 20 минут.

Пунктом 17 Инструкции предусмотрено, что заключение о состоянии опьянения в результате употребления наркотических средств, психотропных или иных, вызывающих опьянение, веществ выносится при наличии клинических признаков опьянения и обнаружении при химико- токсикологическом исследовании биологического объекта одного или нескольких наркотических средств, психотропных или иных, вызывающих опьянение, веществ или их метаболитов, вне зависимости от их концентрации (количества). В силу пунктов 20 и 21 Инструкции результаты химико- токсикологического исследования на наркотические средства, психотропные и иные вызывающие опьянение вещества заносятся в Акт после их получения с вынесением окончательного заключения. Подлинник результатов химико- токсикологического исследования, заверенный подписью специалиста, проводившего исследование, приобщается ко второму экземпляру Акта.

Положительный результат химико-токсикологического исследования является основанием для вынесения заключения о наличии опьянения в соответствии с пунктом 17 Инструкции. Из содержания акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица от 10 декабря 2018 г. 51 АА № 030628 следует, что исследование выдыхаемого воздуха на наличие алкоголя не проводилось. В акте не указано, что произведен забор биологических сред. Сведения о проведении химико-токсикологического исследования биологических сред с целью определения

средств (веществ) или их метаболитов в акте отсутствуют. В нарушение приведенных выше требований Инструкции заключение о нахождении Азнабаева Руслана Ульфатовича в состоянии опьянения сделано медицинским работником исключительно на основании клинических признаков опьянения. Это следует из содержания акта медицинского освидетельствования от 10 декабря 2018 г. № 030628 В нарушение требований статей 24.1 и 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях несоблюдение порядка проведения медицинского освидетельствования Азнабаева Руслана Ульфатовича на состояние опьянения судебными инстанциями принято во внимание не было.

Пункт 7 Постановления Правительства Российской Федерации «Об утверждении Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения» от 26.06.2008 г. № 475 требует: «При проведении освидетельствования на состояние алкогольного опьянения должностное лицо, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида, или должностное лицо военной автомобильной инспекции проводит отбор пробы выдыхаемого воздуха в соответствии с инструкцией по эксплуатации используемого технического средства измерения.

В п. 8 Постановления Правительства Российской Федерации «Об утверждении Правил» от 26.06.2008 г. № 475 отмечено, что «Наличие или отсутствие состояния алкогольного опьянения определяется на основании показаний используемого технического средства измерения с учетом допустимой погрешности технического средства измерения».

В силу ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ не допускается использование доказательств по делу об административном правонарушении, в том числе результатов проверки, проведенной в ходе осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля, если указанные доказательства получены с нарушением закона.

Согласно ст. 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

В соответствии с частью 1 статьи 1.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом.

Положения названной статьи Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагают не только наличие законных оснований для применения административного взыскания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.

Доказательствами по делу об административном правонарушении в силу статьи 26.2 названного Кодекса являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства,’ имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными данным Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.

В соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ и ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ использование доказательств, полученных с нарушением закона, не допускается.

Из чего следует, что вышеуказанным обстоятельствам оценка судом не дана.

На основании вышеизложенного, прошу:

— отменить постановление судьи Гаджиевскоо гарнизонного военного суда Попова Алексея Юрьевиа от 25 декабря 2018 г. о назначении наказания в виде административного штрафа в размере 30 000 (тридцати тысяч) рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на один год и восемь месяцев по ч.1 ст.12.8 КоАП РФ.

В Восточно — Сибирский окружной военный суд 672002, г. Чита, ул. Ленинградская, д. 100

Административный истец: Каханов Ильдрым Грейханович, 7 декабря 1985 г. р. ; Адрес места жительства: 600000, Забайкальский край, Сретенский район, пгт. Кокуй, пер. Школьный д. 00 кв. 00 Тел: 800000000 эл. почта: 000000@yandex.ru

Административный ответчик: Начальник ПУ ФСБ России по Забайкальскому краю генерал-майор Меурьев В.А. Начальник Службы пгт. .Кокуй Председатель аттестационной комиссии заместитель начальника службы пгт. Кокуй начальник тыла полковник Июша А.В. Заместитель Начальника АООМТО Службы пгт. Кокуй майор Зобин К.П. Адрес: Забайкальский край, Сретенский район, пгт. .Кокуй, ул.Зеленая,000

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

20 июня 2018 года решением № 2а-193/2018 Читинского гарнизонного военного суда, на исковое заявление Караханова Ильдрыма Грейхановича, об оспаривании действий начальника пограничного Управления ФСБ России по Забайкальскому краю, начальника службы и аттестационной комиссии службы пгт. Кокуй пограничного Управления ФСБ России по Забайкальскому краю, связанных с досрочным увольнением административного истца с военной службы в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта, незаконным привлечением к дисциплинарной ответственности, и в не прохождении ВВК перед увольнением ,а также не предоставлением дополнительных суток отдыха, было отказано.

С решением аттестационной комиссии и приказом об увольнении я согласится не могу, так как за правонарушение уже понес наказание в соответствии с законом, повторное наказание считаю незаконным , т.к. в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. N 6-П г. Санкт-Петербург «по делу о проверке конституционности подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе Конституционный Суд признал неконституционным подпункт «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» : » что содержащееся в нем положение, позволяя досрочно прекращать военно-служебные отношения с военнослужащим, ранее привлекавшимся к дисциплинарной или уголовной ответственности, понесшим соответствующее наказание и более не совершившим какого-либо нового правонарушения, допускает тем самым повторное наказание за одно и то же деяние, а вследствие неопределенности относительно причин и порядка увольнения по такому основанию, как невыполнение условий контракта, влечет нарушение конституционного принципа равенства граждан перед законом, неправомерное ограничение права военнослужащих на труд, которое они реализуют посредством прохождения военной службы …… Невыполнением условий контракта как основанием для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы следует считать лишь значительные (существенные) отступления от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе, которые могут выражаться, в частности, в совершении виновных действий (бездействия), свидетельствующих об отсутствии у военнослужащего необходимых качеств для надлежащего выполнения обязанностей военной службы; совершении одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих»; совершении дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий; совершении уголовно наказуемого деяния или административного правонарушения, за которое военнослужащий несет ответственность на общих основаниях; иных юридически значимых обстоятельств, позволяющих в силу специфики служебной деятельности военнослужащего сделать вывод о том, что он перестал удовлетворять требованиям законодательства о воинской обязанности и военной службе, предъявляемым к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту. » также : » Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 6 июня 1995 года N 7-П и получившей развитие в ряде других его решений применительно к различным видам профессиональной деятельности, связанной с осуществлением публичных функций (определения от 1 июля 1998 года N 84-О, от 1 декабря 1999 года «N 219-О», от 7 декабря 2001 года N 256-О, от 3 октября 2002 года N 233-О, от 20 октября 2005 года N 378-О и от 22 октября 2008 года «N 538-О-О»), граждане, добровольно избирая такого рода деятельность, соглашаются с ограничениями, которые обусловливаются приобретаемым ими правовым статусом, а потому установление особых правил прохождения государственной службы, включая военную службу по контракту, и требований к избравшим ее лицам само по себе не может рассматриваться как нарушение закрепленных статьями 32 (часть 4) и 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации права на равный доступ к государственной службе и права свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Вместе с тем, осуществляя в соответствии со статьей 71 (пункты «м», «т») Конституции Российской Федерации правовое регулирование отношений, связанных с поступлением на военную службу по контракту, ее прохождением и прекращением, в том числе устанавливая требования к военнослужащим, обусловленные возложением на них обязанностей военной службы, и последствия невыполнения этих требований, федеральный законодатель обязан обеспечивать баланс между конституционно защищаемыми ценностями, публичными и частными интересами, соблюдая вытекающие из Конституции Российской Федерации принципы справедливости, равенства и соразмерности, а вводимые им нормы должны отвечать критериям определенности, ясности, недвусмысленности и согласованности с системой действующего правового регулирования (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П, от 27 мая 2003 года N 9-П, от 27 мая 2008 года N 8-П и др.). В частности, последствия невыполнения военнослужащим требований, предъявляемых к лицам, проходящим военную службу по контракту, должны определяться таким образом, чтобы обеспечивалась возможность учета характера нарушения, его опасности для защищаемых законом ценностей, причин и условий совершения, а также личности военнослужащего и степени его вины и тем самым гарантировалась соразмерность неблагоприятных для военнослужащего правовых последствий степени тяжести допущенного им нарушения.» Обязательным условием

досрочного увольнения с военной службы в порядке реализации дисциплинарного взыскания по основанию, предусмотренному подпунктом «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», должно являться совершение военнослужащим дисциплинарного проступка, а под невыполнением условий контракта о прохождении военной службы в данном случае — в силу общеправовых требований справедливости и соразмерности ответственности, отступление от которых означало бы чрезмерное ограничение прав и свобод человека и гражданина, не соответствующее целям защиты конституционно значимых ценностей и интересов, и, по сути, умаление конституционных прав и свобод (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июля 2001 года N 130-О), — должны подразумеваться именно существенные нарушения условий контракта, в частности совершение одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих», либо совершение военнослужащим дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий. Согласно статье 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Названная норма, по ее буквальному смыслу, распространяется на случаи привлечения к уголовной ответственности, однако это не означает, что Конституция Российской Федерации допускает неоднократное привлечение к административной или дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние,

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 мая 2005 года N 5-П, на обеспечение правовой безопасности и правовой определенности и стабильности. Исходя из природы юридической ответственности как формы реакции на конкретное правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние было бы — вопреки названному общеправовому принципу — ответственностью без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве. Решение по вопросу увольнения на основании подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе «, должно приниматься в рамках процедуры аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, которая, согласно Положению о порядке прохождения военной службы (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237), проводится в целях всесторонней и объективной оценки военнослужащих, определения соответствия занимаемой воинской должности и перспектив дальнейшего служебного использования (пункт 1 статьи 26) с соблюдением требований, установленных статьями 26 и 27 данного Положения, Порядком организации и проведения аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации (утвержден приказом Министра обороны Российской Федерации от 29 февраля 2012 года N 444, которым был признан утратившим силу ранее действовавший «приказ» Министра обороны Российской Федерации от 6 апреля 2002 года N 100 «О порядке организации и проведения аттестации офицеров и прапорщиков (мичманов) Вооруженных Сил Российской Федерации»), а также нормативными правовыми актами руководителей иных федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба. В отношении меня Аттестационная комиссия нарушила по моему мнению запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 апреля 2009 года N 7-П, федеральный законодатель, воплощая в правовом регулировании предписания статьи 59 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, обеспечивает надлежащее выполнение гражданином обязанностей, обусловленных несением военной службы. При этом, поскольку особенности правового статуса военнослужащего, по смыслу статьи 59

Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3), 60 и 71 (пункты «в», «м»), предполагают определенные ограничения конституционных прав и свобод лиц, несущих военную службу, федеральный законодатель при введении таких ограничений должен обеспечивать их соразмерность (пропорциональность) целям и конституционному предназначению военной службы как таковой с учетом характера и объективных условий ее прохождения. Поскольку положение подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» устанавливает именно возможность, а не обязательность досрочного увольнения военнослужащего с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта, привлечение военнослужащего к уголовной ответственности (за исключением специально указанных в названном Федеральном законе случаев) не может безусловно приводить к увольнению с военной службы (кроме того, если характер назначенного военнослужащему по приговору суда наказания, например, в виде ограничения по военной службе, установленного «статьей 51» УК Российской Федерации, напрямую связан с прохождением военной службы, то его увольнение с военной службы воспрепятствует исполнению такого наказания). Данное мнение Конституционного суда в равной мере может относиться и к административному наказанию. На основании вышесказанного, считаю свои права нарушенными.

Также Порядок организации и проведения аттестации военнослужащих ФСБ РФ установлен приказом ФСБ России от 9 января 2008 года. № <.3.> «Об утверждении Инструкции о порядке организации и проведения аттестации военнослужащих органов федеральной службы безопасности».

Подпунктом «б» пункта 8 ст. 26 Положения и п.п. «б» пункта 11 Приказа предусмотрена обязанность командира (начальника) в ходе изучения и оценки профессиональных и личностных качеств аттестуемого военнослужащего, его профессиональной служебной деятельности, проведение с аттестуемым индивидуальной беседы по вопросам исполнения им общих, должностных и специальных обязанностей, повышения профессионального уровня, стиля и методов его работы. Таким образом, составление письменного листа беседы с военнослужащим фактически является уведомлением военнослужащего о его аттестации.

Абзацем 3 пункта 6 ст. 26 Положения определено право военнослужащего на ознакомление с содержанием аттестации, путем подписи в утвержденном аттестационном листе. При абзацем 5 пункта 11 Приказа определена обязанность непосредственного (прямого) начальника по доведению до сведения аттестуемого военнослужащего основных положений отзыва об исполнении им служебных обязанностей за аттестационный период, что также подразумевает письменное, а не устное закрепление (отражение) данного действия.

Пунктом 13 Приказа определено, что составленный на военнослужащего аттестационный лист представляется в аттестационную комиссию не позднее чем за две недели до начала аттестации.

Пунктом 16. Военнослужащие аттестационные листы на которых содержат вывод о несоответствии с занимаемой воинской должности, приглашаются на заседании аттестационной комиссии в обязательном порядке.

Кроме того, пунктом 17 Приказа предусмотрен и перенос аттестации военнослужащего более не совершившим какого-либо нового правонарушения, допускает тем самым повторное наказание за одно и то же деяние, а вследствие неопределенности относительно причин и порядка увольнения по такому основанию, как невыполнение условий контракта, влечет нарушение конституционного принципа равенства граждан перед законом, неправомерное ограничение права военнослужащих на труд, которое они реализуют посредством прохождения военной службы …… Невыполнением условий контракта как основанием для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы следует считать лишь значительные (существенные) отступления от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе, которые могут выражаться, в частности, в совершении виновных действий (бездействия), свидетельствующих об отсутствии у военнослужащего необходимых качеств для надлежащего выполнения обязанностей военной службы; совершении одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих»; совершении дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий; совершении уголовно наказуемого деяния или административного правонарушения, за которое военнослужащий несет ответственность на общих основаниях; иных юридически значимых обстоятельств, позволяющих в силу специфики служебной деятельности военнослужащего сделать вывод о том, что он перестал удовлетворять требованиям законодательства о воинской обязанности и военной службе, предъявляемым к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту. » также : » Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 6 июня 1995 года N 7-П и получившей развитие в ряде других его решений применительно к различным видам профессиональной деятельности, связанной с осуществлением публичных функций (определения от 1 июля 1998 года N 84-О, от 1 декабря 1999 года «N 219-О», от 7 декабря 2001 года N 256-О, от 3 октября 2002 года N 233-О, от 20 октября 2005 года N 378-О и от 22 октября 2008 года «N 538-О-О»), граждане, добровольно избирая такого рода деятельность, соглашаются с ограничениями, которые обусловливаются приобретаемым ими правовым статусом, а потому установление особых правил прохождения государственной службы, включая военную службу по контракту, и требований к избравшим ее лицам само по себе не может рассматриваться как нарушение закрепленных статьями 32 (часть 4) и 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации права на равный доступ к государственной службе и права свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Вместе с тем, осуществляя в соответствии со статьей 71 (пункты «м», «т») Конституции Российской Федерации правовое регулирование отношений, связанных с поступлением на военную службу по контракту, ее прохождением и прекращением, в том числе устанавливая требования к военнослужащим, обусловленные возложением на них обязанностей военной службы, и последствия невыполнения этих требований, федеральный законодатель обязан обеспечивать баланс между конституционно защищаемыми ценностями, публичными и частными интересами, соблюдая вытекающие из Конституции Российской Федерации принципы справедливости, равенства и соразмерности, а вводимые им нормы должны отвечать критериям определенности, ясности, недвусмысленности и согласованности с системой действующего правового регулирования (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П, от 27 мая 2003 года N 9-П, от 27 мая 2008 года N 8-П и др.). В частности, последствия невыполнения военнослужащим требований, предъявляемых к лицам, проходящим военную службу по контракту, должны определяться таким образом, чтобы обеспечивалась возможность учета характера нарушения, его опасности для защищаемых законом ценностей, причин и условий совершения, а также личности военнослужащего и степени его вины и тем самым гарантировалась соразмерность неблагоприятных для военнослужащего правовых последствий степени тяжести допущенного им нарушения.» Обязательным условием

досрочного увольнения с военной службы в порядке реализации дисциплинарного взыскания по основанию, предусмотренному подпунктом «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», должно являться совершение военнослужащим дисциплинарного проступка, а под невыполнением условий контракта о прохождении военной службы в данном случае — в силу общеправовых требований справедливости и соразмерности ответственности, отступление от которых означало бы чрезмерное ограничение прав и свобод человека и гражданина, не соответствующее целям защиты конституционно значимых ценностей и интересов, и, по сути, умаление конституционных прав и свобод (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июля 2001 года N 130-О), — должны подразумеваться именно существенные нарушения условий контракта, в частности совершение одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих», либо совершение военнослужащим дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий. Согласно статье 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Названная норма, по ее буквальному смыслу, распространяется на случаи привлечения к уголовной ответственности, однако это не означает, что Конституция Российской Федерации допускает неоднократное привлечение к административной или дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние,

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 мая 2005 года N 5-П, на обеспечение правовой безопасности и правовой определенности и стабильности. Исходя из природы юридической ответственности как формы реакции на конкретное правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние было бы — вопреки названному общеправовому принципу — ответственностью без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве. Решение по вопросу увольнения на основании подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе «, должно приниматься в рамках процедуры аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, которая, согласно Положению о порядке прохождения военной службы (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237), проводится в целях всесторонней и объективной оценки военнослужащих, определения соответствия занимаемой воинской должности и перспектив дальнейшего служебного использования (пункт 1 статьи 26) с соблюдением требований, установленных статьями 26 и 27 данного Положения, Порядком организации и проведения аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации (утвержден приказом Министра обороны Российской Федерации от 29 февраля 2012 года N 444, которым был признан утратившим силу ранее действовавший «приказ» Министра обороны Российской Федерации от 6 апреля 2002 года N 100 «О порядке организации и проведения аттестации офицеров и прапорщиков (мичманов) Вооруженных Сил Российской Федерации»), а также нормативными правовыми актами руководителей иных федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба. В отношении меня Аттестационная комиссия нарушила по моему мнению запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 апреля 2009 года N 7-П, федеральный законодатель, воплощая в правовом регулировании предписания статьи 59 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, обеспечивает надлежащее выполнение гражданином обязанностей, обусловленных несением военной службы. При этом, поскольку особенности правового статуса военнослужащего, по смыслу статьи 59

Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3), 60 и 71 (пункты «в», «м»), предполагают определенные ограничения конституционных прав и свобод лиц, несущих военную службу, федеральный законодатель при введении таких ограничений должен обеспечивать их соразмерность (пропорциональность) целям и конституционному предназначению военной службы как таковой с учетом характера и объективных условий ее прохождения. Поскольку положение подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» устанавливает именно возможность, а не обязательность досрочного увольнения военнослужащего с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта, привлечение военнослужащего к уголовной ответственности (за исключением специально указанных в названном Федеральном законе случаев) не может безусловно приводить к увольнению с военной службы (кроме того, если характер назначенного военнослужащему по приговору суда наказания, например, в виде ограничения по военной службе, установленного «статьей 51» УК Российской Федерации, напрямую связан с прохождением военной службы, то его увольнение с военной службы воспрепятствует исполнению такого наказания). Данное мнение Конституционного суда в равной мере может относиться и к административному наказанию. На основании вышесказанного, считаю свои права нарушенными.

Также Порядок организации и проведения аттестации военнослужащих ФСБ РФ установлен приказом ФСБ России от 9 января 2008 года. № <.3.> «Об утверждении Инструкции о порядке организации и проведения аттестации военнослужащих органов федеральной службы безопасности».

Подпунктом «б» пункта 8 ст. 26 Положения и п.п. «б» пункта 11 Приказа предусмотрена обязанность командира (начальника) в ходе изучения и оценки профессиональных и личностных качеств аттестуемого военнослужащего, его профессиональной служебной деятельности, проведение с аттестуемым индивидуальной беседы по вопросам исполнения им общих, должностных и специальных обязанностей, повышения профессионального уровня, стиля и методов его работы. Таким образом, составление письменного листа беседы с военнослужащим фактически является уведомлением военнослужащего о его аттестации.

Абзацем 3 пункта 6 ст. 26 Положения определено право военнослужащего на ознакомление с содержанием аттестации, путем подписи в утвержденном аттестационном листе. При абзацем 5 пункта 11 Приказа определена обязанность непосредственного (прямого) начальника по доведению до сведения аттестуемого военнослужащего основных положений отзыва об исполнении им служебных обязанностей за аттестационный период, что также подразумевает письменное, а не устное закрепление (отражение) данного действия.

Пунктом 13 Приказа определено, что составленный на военнослужащего аттестационный лист представляется в аттестационную комиссию не позднее чем за две недели до начала аттестации.

Пунктом 16. Военнослужащие аттестационные листы на которых содержат вывод о несоответствии с занимаемой воинской должности, приглашаются на заседании аттестационной комиссии в обязательном порядке.

Кроме того, пунктом 17 Приказа предусмотрен и перенос аттестации военнослужащего

на срок один месяц, при несогласии аттестуемого с аттестационным выводом и необходимостью представления в связи с этим дополнительных характеризующих данных. То есть, данная норма также подразумевает письменное выражение несогласия

аттестуемого с отзывом, что является основанием для переноса аттестации военнослужащего на срок не более одного месяца.

Пунктом 24 Приказа установлена обязанность доведения военнослужащему результатов аттестации под расписку в аттестационном листе в 14-дневный срок после ее утверждения. Абзацем 2 пункта 1 ст. 27 Положения и абзацем 3 п. 6 Приказа установлена подотчетность аттестационной комиссии начальнику Пограничного управления ФСБ России по Забайкальскому краю. Из изложенного следует, что исчисление указанного 14-дневного срока производится с момента утверждения результатов аттестационной комиссии начальником Пограничного управления ФСБ России по Забайкальскому краю, т.е. протокола заседания аттестационной комиссии, а также вывода, отраженного в соответствующем разделе аттестационного листа военнослужащего.

Пунктом 10 ст. 26 Положения и пунктом 25 Приказа установлено право военнослужащего на обжалование аттестационного вывода и порядка проведения аттестации вышестоящему командиру (начальнику) в течение месяца со дня объявления ему результатов аттестации, а также в суд. Начало исчисления данного срока также подразумевает письменное доведение аттестационного вывода военнослужащему.

При несогласии с составленным отзывом не произвели перенос на срок не более месяца аттестацию заявителя для реализации им права на защиту и представление дополнительных характеризующих его документов.

Из анализа вышеприведенного нормативного акта следует, что аттестационный лист должен поступить в аттестационную комиссию воинской части не позднее двух недель до проведения самой аттестации, для того, чтобы аттестуемый военнослужащий имел реальную возможность ознакомиться с аттестационным листом и содержащимся в нем отзывом на него до представления его прямому командиру (начальнику) или в аттестационную комиссию, и в случае его несогласия с текстом отзыва он мог бы заблаговременно представить в аттестационную комиссию дополнительные сведения о своей служебной деятельности за предшествующий период.

Следовательно при проведении аттестационной комиссии без личного участия самого аттестуемого военнослужащего;

проведение аттестации военнослужащего формально;

не доведение до военнослужащего утвержденного аттестационного листа под роспись в подлинном экземпляре с указанием даты ознакомления;

проведение аттестации аттестационной комиссией в ненадлежащем составе является формальным основанием для суда для признания проведения аттестации с грубыми нарушениями действующего законодательства, что в свою очередь приведет в дальнейшем и к отмене приказа об увольнении и восстановлении военнослужащего на военной службе. На основании изложенного и ст. ст. 295-299 КАС РФ, хочу дополнить что, 29.11.2017 года мне был наложен Строгий Выговор, о котором я узнал только на заседании суда 08.06.2018 года. Строгий Выговор как я узнал на суде наложен за нарушение ст.19 УВС ВС РФ — а конкретно за несвоевременный доклад командованию и составленном на

меня протоколе сотрудниками ГИБДД. С законностью данного выговора я не согласен так как: Федеральным законом «О статусе военнослужащих» установлено : Статья 28.2. Основания привлечения военнослужащего к дисциплинарной ответственности 6. Вина военнослужащего…….., при привлечении его к дисциплинарной ответственности должна быть доказана в порядке, установленном настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами, и установлена решением командира или вступившим в законную силу постановлением судьи военного суда. 7. Военнослужащий ….., привлекаемый к дисциплинарной ответственности, не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности военнослужащего ……., привлекаемого к дисциплинарной ответственности, толкуются в его пользу. Нарушена Статья 28.6. Обстоятельства, подлежащие выяснению при привлечении военнослужащего к дисциплинарной ответственности. Доказательства и их оценка. Строгий Выговор мне ни кто не объявлял, со служебной карточкой меня так же не ознакомили.

К тому же мне наложено взыскание в виде строго выговора при следующих обстоятельствах : взыскание наложено за нарушение ст 19 УВС ВС РФ Военнослужащий обязан уважать честь и достоинство других военнослужащих, выручать их из опасности, помогать им словом и делом, удерживать от недостойных поступков, не допускать в отношении себя и других военнослужащих грубости и издевательства, содействовать командирам (начальникам) и старшим в поддержании порядка и дисциплины. Он должен соблюдать правила воинской вежливости, поведения, выполнения воинского приветствия, ношения военной формы одежды и знаков различия. Обо всех случаях, которые могут повлиять на исполнение военнослужащим его обязанностей, а также о сделанных ему замечаниях он обязан докладывать своему непосредственному начальнику. За нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, связанное с унижением чести и достоинства, издевательством или сопряженное с насилием, а также за оскорбление одним военнослужащим другого виновные привлекаются к дисциплинарной ответственности, а при установлении в их действиях состава преступления — к уголовной ответственности. О чем свидетельствует копия моей служебной карточки. Также нарушена Статья 28.8. Разбирательство: 2. Разбирательство не начинается, а начатое разбирательство прекращается в случае, если установлено хотя бы одно из обстоятельств, исключающих дисциплинарную ответственность военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы. Т.к. о привлечении меня к административной ответственности я сообщил 9.11.2017 года, спустя два дня после составления протокола о нарушении правил, сотрудниками ГИБДД,

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 21.03.2013 N 6-П указано что наложение взыскания :» требует при решении вопроса о его применении строгого соблюдения положений Федерального закона «О статусе военнослужащих» и Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, касающихся проведения разбирательства по факту совершения дисциплинарного проступка, обстоятельств, подлежащих установлению в ходе такого разбирательства, порядка и

сроков применения и исполнения дисциплинарных взысканий и других элементов дисциплинарной процедуры, что гарантирует военнослужащему защиту…» Также в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 N 8 «38. Военные суды должны оценивать не только обоснованность привлечения к дисциплинарной ответственности военнослужащего, но и соразмерность примененного дисциплинарного взыскания тяжести совершенного проступка и степени его вины. Под несоразмерностью примененного к военнослужащему дисциплинарного взыскания следует понимать очевидное несоответствие примененного дисциплинарного взыскания тяжести совершенного проступка, например, если будет установлено, что командир (начальник) не учел все обстоятельства, которые надлежит учитывать в силу закона.» А также :» При разрешении споров, связанных с прохождением военной службы, судам необходимо учитывать разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данные в постановлениях от 31 октября 1995 года N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 6 февраля 2007 года N 5 и от 16 апреля 2013 года N 9), от 10 октября 2003 года N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»

(с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 5 марта 2013 года N 4), от 27 июня 2013 года N 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней», а также от 10 февраля 2009 года N 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих» (с изменением, внесенным постановлением Пленума от 9 февраля 2012 года N 3).»

ПРОШУ:

1. Отменить № 2А-193/2018 Читинского гарнизонного военного суда от 20 июня 2018 года;

2. Принять по данному делу новое решение.

3. Принять уточнение исковых требований.

4. Признать действия Начальника Службы в пгт.Кокуй по наложению на меня строгого выговора незаконными.

5. Обязать Начальника Службы В пгт. Кокуй отменить взыскание в виде строгого выговора наложенное на меня 29.11.2017 года

Приложения:

1. Копия решения Читинского гарнизонного военного суда № 2А-193/2018 от 20 июня 2018 года;

2. Копия квитанции оплаты государственной пошлины – 150 руб.

«__»_______2018 г _______________ /Караханов И. Г./

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 33а-199/2018

20 сентября 2018 года город Чита

Восточно-Сибирский окружной военный суд в составе: судьи-председательствующего Гордиенко Ю.А., судей Гребенкина И.П. и Бояркина Д.В., при секретаре Мункуевой Д.А. рассмотрел в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению бывшего военнослужащего Службы <адрес> войсковой части 1111 (далее – Служба) мичмана запаса Караханова И.Г. об оспаривании действий: начальника Пограничного управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Забайкальскому краю (далее – ПУ ФСБ РФ по Забайкальскому краю, войсковая часть 1111) – по досрочному увольнению с военной службы; начальника Службы – по привлечению к дисциплинарной ответственности, утверждению выводов, предложений и рекомендаций аттестационной комиссии Службы, исключению из списков личного состава Службы; аттестационной комиссии Службы – по даче предложений и рекомендаций при проведении аттестации, а также действий непосредственного начальника административного истца, связанных с составлением аттестационного листа, по апелляционной жалобе административного истца Караханова И.Г. на решение Читинского гарнизонного военного суда от 20 июля 2018 года.

Заслушав доклад судьи Гордиенко Ю.А., изложившего содержание решения суда первой инстанции, обстоятельства дела, доводы апелляционной жалобы и поступивших на неё возражений, объяснения Караханова И.Г. в поддержание доводов жалобы, выступления представителей начальника ПУ ФСБ РФ по Забайкальскому краю Куренкова А.Л. и начальника Службы Кетова С.Н., а также мнение военного прокурора отдела военной прокуратуры Восточного военного округа подполковника юстиции Дуркача Ю.П., полагавших необходимым решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения, окружной военный суд

установил:

Караханов проходил военную службу по контракту с 17 ноября 2005 года на различных воинских должностях, в том числе с 19 июля 2017 года в должности водителя (точные наименования воинских должностей и воинские звания должностных лиц Службы далее по тексту не указываются) в Службе (л.д. 42, 75, 77, т. 1).

6 ноября 2017 года в отношении Караханова сотрудниками полиции возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ (л.д. 5, т. 1).

По факту несвоевременного, по мнению командования, доклада Карахановым о совершении административного правонарушения должностными лицами проведено разбирательство, с результатами которого с рекомендацией применить к нему дисциплинарное взыскание в виде строгого выговора он был ознакомлен 16 ноября 2017 года (л.д. 4-7, т. 2).

27 ноября 2017 года постановлением судьи Читинского гарнизонного военного суда, вступившим в законную силу 8 декабря 2017 года, Караханов привлечён к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ (л.д. 5-8, т. 1, 129-132, т. 2).

29 ноября 2017 года приказом начальника Службы № 129-ЛС за нарушение требований ст. 19 Устава внутренней службы ВС РФ, требований Порядка деятельности органов управления и должностных лиц по профилактике дорожно-транспортных происшествий при использовании сотрудниками личного транспорта (утверждён приказом командира войсковой части 2539 от 4 апреля 2013 года № 92) Караханову объявлен строгий выговор. О применении данного дисциплинарного взыскания ему было сообщено должностным лицом отдела кадров Службы Г. (л.д. 104, т. 2, 192, т. 1).

10 февраля 2018 года непосредственным начальником административного истца Злобиным К.П. в отношении Караханова составлен аттестационный лист с текстом отзыва. При этом Злобин указал в отзыве, что Караханов недостаточно работоспособен, недостаточно инициативен, что подготовленные им документы требуют значительной доработки, что воспринимает критику, но выводов не делает, а также исходя из того, что административный истец несвоевременно доложил о привлечении к административной ответственности, указал в характеристике, что Караханов требует за собой контроля со стороны командования (л.д. 80-81, 194, т. 1, 27, т. 2).

12 февраля 2018 года в отношении Караханова проведено заседание аттестационной комиссии Службы, которая в связи с наличием неснятого дисциплинарного взыскания и привлечением к административной ответственности рекомендовала уволить его с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта. На заседании аттестационной комиссии Караханов не присутствовал. 15 февраля 2018 года результаты аттестации доведены до административного истца под роспись (л.д. 28, 45-51, т. 1).

О времени, месте и вопросе проведения заседания аттестационной комиссии – в 15 часов 12 февраля 2018 года в классе командирской подготовки Службы по вопросу досрочного увольнения административного истца с военной службы, Караханов 12 февраля 2018 года в первой половине дня был извещён должностными лицами Службы (л.д. 187-192, т. 1).

15 февраля 2018 года в связи с предстоящим увольнением с военной службы врио начальника Службы с Карахановым проведена беседа, в ходе которой последний просил не увольнять его с военной службы (л.д. 52-53, т. 1).

По приказу командира войсковой части 1111 от 22 февраля 2018 года № 28-ЛС Караханов уволен с военной службы в запас в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта (л.д. 41, т. 1).

В соответствии с приказом начальника Службы от 5 марта 2018 года № 22-ЛС Караханову в связи с увольнением с военной службы пропорционально прослуженному времени с 2 марта 2018 года предоставлен основной отпуск в количестве 19 суток (с увеличением на 5 суток за прохождение военной службы в местностях с неблагоприятными климатическими условиями, и на 1 сутки в связи с выездом в <адрес>), с последующим исключением из списков личного состава Службы с 21 марта 2018 года (л.д. 43, 78, т. 1).

Приказом начальника Службы от 3 апреля 2018 года № 33-ЛС в связи с заболеванием в период основного отпуска (с 8 по 27 марта 2018 года) данный отпуск продлён Караханову на 20 суток, в приказ начальника Службы от 5 марта 2018 года № 22-ЛС внесены соответствующие изменения об исключении Караханова из списков личного состава Службы с 10 апреля 2018 года (л.д. 44, 79, 206-209, 236-237, т. 1).

При исключении из списков личного состава Службы 10 апреля 2018 года Караханов обеспечен положенным денежным довольствием, ему выплачена компенсация взамен положенного к выдаче обмундирования (л.д. 60, т. 1).

Считая свои права нарушенными тем, что 29 ноября 2017 года он привлечён к дисциплинарной ответственности за несвоевременный доклад о привлечении к административной ответственности и приказ об этом не был до него доведён, что непосредственный его начальник Злобин необоснованно указал в аттестационном листе в отзыве не соответствующие действительности сведения о нём (что Караханов недостаточно работоспособен и инициативен, воспринимает критику не делая выводов, готовит требующие значительной доработки документы и нуждается в контроле со стороны командования), что он не был своевременно ознакомлен с аттестационным листом и не был извещён о проведении в отношении него 12 февраля 2018 года заседания аттестационной комиссии, выражая несогласие с заключением этой комиссии о его досрочном увольнении с военной службы, с приказами должностных лиц о его увольнении с военной службы и исключении из списков личного состава Службы (что отпуск в связи с заболеванием ему фактически продлили на 13 суток, и не продлили ещё на 7 суток), Караханов обратился в суд с соответствующими административным иском и заявлениями об уточнении требований, в которых оспорил указанные действия должностных лиц.

При этом 29 июня 2018 года в ходе рассмотрения административного дела по его административному иску Караханов обратился в суд с заявлением (ходатайством) об уточнении (дополнении) исковых требований, в котором оспорил также приказ начальника Службы от 29 ноября 2017 года о привлечении к дисциплинарной ответственности (л.д. 238-240, т. 1).

Решением Читинского гарнизонного военного суда от 20 июля 2018 года в удовлетворении административного иска отказано.

В апелляционной жалобе Караханов, не соглашаясь с решением суда первой инстанции, просит его отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении административного иска, приводя в обоснование доводы, которые сводятся к следующему.

Суд не учёл, что он понёс наказание за одно и то же деяние, поскольку решение аттестационной комиссии Службы и приказ о его увольнении с военной службы в связи с невыполнением условий контракта связаны с привлечением его к административной ответственности за совершение административного правонарушения.

Суд не принял во внимание, что он не был ознакомлен с аттестационным листом за две недели до аттестации и в этот же срок после аттестации с её результатами, а также то, что он не присутствовал на заседании аттестационной комиссии.

Судом не учтено, что о наложении на него дисциплинарного взыскания приказом от 29 ноября 2017 года за нарушение ст. 19 Устава внутренней службы Вооружённых Сил РФ, выразившемся в несвоевременном докладе командованию о составлении в отношении него сотрудниками ГИБДД протокола об административном правонарушении, он узнал в судебном заседании 8 июня 2018 года.

В поданных возражениях на апелляционную жалобу участвовавший в рассмотрении данного дела в суде первой инстанции прокурор – помощник военного прокурора Читинского гарнизона майор юстиции Даньшов А.С. просит решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения.

Рассмотрев материалы дела и изучив доводы апелляционной жалобы, окружной военный суд приходит к следующему.

Отказывая в удовлетворении требования Караханова, связанного с наложением на него дисциплинарного взыскания, суд первой инстанции правильно руководствовался положениями ст. 219 КАС РФ о том, что административное исковое заявление может быть подано в суд в течение трёх месяцев со дня, когда гражданину стало известно о нарушении его прав, свобод и законных интересов (ч. 1), и о том, что пропуск срока обращения в суд без уважительной причины, а также невозможность восстановления пропущенного (в том числе по уважительной причине) срока обращения в суд является основанием для отказа в удовлетворении административного иска (ч. 8). При этом пропуск указанного срока подтверждается материалами дела.

Как следует из материалов дела, Караханов, проходящий военную службу по контракту, 6 ноября 2017 года совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, о чём доложил непосредственному начальнику и представил письменное объяснение 9 ноября того же года (л.д. 8, 9, т. 2). За нарушение требований ст. 19 Устава внутренней службы ВС РФ, выразившееся, по мнению командования, в несвоевременном докладе о совершении административного правонарушения, 29 ноября 2017 года приказом начальника Службы он привлечён к дисциплинарной ответственности. 12 февраля 2018 года в отношении Караханова проведено заседание аттестационной комиссии, рекомендовавшей уволить его с военной службы в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта, с заключением которой и аттестационным листом со сведениями о его привлечении 29 ноября 2017 года к дисциплинарной ответственности, он ознакомился, то есть узнал об этом, 15 февраля 2018 года (л.д. 80-81, т. 1), а не 8 июня 2018 года, как об этом утверждается в жалобе.

Факт ознакомления Караханова 15 февраля 2018 года с аттестационным листом подтверждается исследованной судом выпиской из аттестационного листа (оригинал также исследован в судебном заседании, л.д. 227, т. 1), в котором в п. 24 отзыва прямо указано на наличие у Караханова дисциплинарного взыскания – строгого выговора, объявленного приказом начальника Службы от 29 ноября 2017 года (л.д. 45-48, 80-81, т. 1). Осведомлённость Караханова об отсутствии у него иных дисциплинарных взыскании подтверждается его подписью в листе ознакомления со служебной карточкой с датой последнего ознакомления 19 июня 2016 года (л.д. 212, т. 1). Кроме того, свидетель Г. – должностное лицо отдела кадров Службы, в суде показал, что о применении данного дисциплинарного взыскания он лично сообщил Караханову (л.д. 192, т. 1). В суд же с административным иском об оспаривании приказа начальника Службы от 29 ноября 2017 года о наложении на административного истца дисциплинарного взыскания Караханов обратился 29 июня 2018 года в ходе рассмотрения административного дела, то есть с пропуском установленного законом срока, при этом уважительных причин пропуска этого срока суду не представил. Утверждение административного истца о том, что он ознакомился с аттестационным листом 17 или 18 февраля 2018 года (л.д. 180, т. 1) не влияет на вывод суда первой инстанции о пропуске процессуального срока обращения в суд по данному требованию.

Поскольку в удовлетворении данного требования судом отказано за пропуском процессуального срока, содержащиеся в жалобе доводы, касающиеся обоснованности и законности наложения на Караханова дисциплинарного взыскания, оценке не подлежат.

По требованию об оспаривании действий непосредственного начальника Караханова – майора Злобина, связанных с указанием в отзыве аттестационного листа перечисленных выше сведений, на которые имеется ссылка в жалобе, в решении суда дана надлежащая оценка, с которой соглашается суд апелляционной инстанции. Суд первой инстанции правильно указал в решении, что в данном случае отзыв представляет собой специальный бланк, заполняя который, Злобин выразил своё субъективное мнение исходя из предлагаемых вариантов ответов на имеющиеся в бланке вопросы, и того, что Караханов фактически не исполнял свои прямые обязанности по занимаемой воинской должности, что он сам подтвердил в суде, пояснив, что занимался музыкой, проводил концерты с ансамблем (л.д. 180, т. 1). При этом в материалах дела на Караханова имеется положительная характеристика по результатам его работы в составе внештатного ансамбля Службы (л.д. 164, т. 1).

При изложенных обстоятельствах составленный непосредственным начальником отзыв в отношении Караханова прав последнего не нарушает.

При рассмотрении требований административного истца, касающихся порядка проведения аттестации и увольнения с военной службы, окружной военный суд исходит из следующего.

В соответствии с подп. «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (далее – Федеральный закон) военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть досрочно уволен с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта.

При этом п. 2.2 ст. 51 Федерального закона определено, что военнослужащий может быть уволен с военной службы по указанному основанию только по заключению аттестационной комиссии, вынесенному по результатам аттестации военнослужащего, за исключением случаев, когда увольнение по указанному основанию осуществляется в порядке исполнения дисциплинарного взыскания.

Согласно ч. 3 ст. 32 Федерального закона условия контракта о прохождении военной службы включают в себя обязанность гражданина проходить военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях или органах в течение установленного контрактом срока, добросовестно исполнять все общие, должностные и специальные обязанности военнослужащих, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Федеральным законом от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (ст. 26), утверждёнными Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 года № 1495 Уставом внутренней службы Вооружённых Сил Российской Федерации (далее – Устав ВС ВС РФ, абз. 4 ст. 16), Дисциплинарным уставом Вооружённых Сил Российской Федерации (далее – ДУ ВС РФ, ст. 3) к числу общих обязанностей военнослужащих отнесены строгое соблюдение Конституции Российской Федерации и законов Российской Федерации, требований общевоинских уставов, беспрекословное выполнение приказов командиров (начальников).

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях является одним из законов Российской Федерации (Федеральный закон от 30 декабря 2001 года № 195-ФЗ, с последующими изменениями).

Как следует из абз. 3 п. 6, пп. «б» п. 8, п. 10 ст. 26 Положения о порядке прохождения военной службы, утверждённого Указом Президента Российской Федерации 16 сентября 1999 года № 1237 (далее – Положение), и абз. 5 пп. «б» п. 11, пп. 13, 17, 25 Инструкции о порядке организации и проведения аттестации военнослужащих органов Федеральной службы безопасности, утверждённой Приказом ФСБ России от 9 января 2008 года № 3/ДСП, с аттестуемым военнослужащим проводится беседа по вопросам его служебной деятельности, до него доводятся основные положения отзыва об исполнении им служебных обязанностей за аттестуемый период, аттестационный лист представляется в аттестационную комиссию не позднее чем за две недели до начала аттестации, при несогласии аттестуемого с аттестационным выводом и необходимостью представления дополнительных характеризующих данных предусмотрен перенос аттестации на один месяц, результаты аттестации доводятся военнослужащему под расписку в 14-дневный срок после её утверждения и они могут быть обжалованы вышестоящему командиру (начальнику) и в суд.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 21 марта 2013 года № 6-П, заключая контракт о прохождении военной службы и приобретая особый правовой статус военнослужащего, гражданин добровольно принимает на себя обязательства соответствовать требованиям по занимаемой воинской должности и поддерживать необходимый уровень квалификации в течение срока действия контракта, добросовестно исполнять все общие, должностные и специальные обязанности, соблюдать общепринятые правила поведения и этики. Совершение военнослужащим преступления или административного правонарушения, за которое военнослужащий несёт ответственность на общих основаниях, представляет собой нарушение относящегося к числу общих обязанностей военнослужащего требования о строгом соблюдении Конституции Российской Федерации и законов Российской Федерации, невыполнение условий контракта о прохождении военной службы может выражаться в том числе в совершении военнослужащим дисциплинарного проступка, уголовно наказуемого деяния или административного правонарушения. Прекращение в таких случаях военно-служебных отношений с военнослужащим является закономерной реакцией государства на совершение данным военнослужащим деяния, свидетельствующего о нарушении им обязанностей военной службы. Решение по данному вопросу должно приниматься в рамках процедуры аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту. Объективность выводов аттестационной комиссии, равно как и соблюдение прав и законных интересов военнослужащего, подлежащего аттестации, обеспечиваются помимо прочего предоставлением ему возможности ознакомиться с аттестационным листом, заявить в письменной форме о своем несогласии с отзывом о своей служебной деятельности, сообщить дополнительные сведения, лично участвовать в заседании аттестационной комиссии (в установленных случаях), обжаловать её заключение и порядок проведения аттестации как вышестоящему командиру, так и в суд. Подп. «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» допускает возможность досрочного увольнения военнослужащего с военной службы по данному основанию при подтверждении аттестационной комиссией, что данный военнослужащий – учитывая характер ранее совершённых им дисциплинарных проступков, за которые он уже привлекался к дисциплинарной ответственности, наличие неснятых дисциплинарных взысканий и иные юридически значимые обстоятельства, а также специфику служебной деятельности этого военнослужащего – перестал удовлетворять требованиям законодательства о воинской обязанности и военной службе, предъявляемым к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту.

Перечисленные в указанном постановлении требования закона, изложенные выше, при проведении аттестации Караханова и его увольнении с военной службы в целом были соблюдены.

Как следует из материалов дела, 12 февраля 2018 года аттестационной комиссией Службы рассмотрен вопрос дальнейшего прохождения Карахановым военной службы в связи с совершением им 6 ноября 2017 года административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, за которое военнослужащие несут ответственность на общих основаниях (ч. 2 ст. 2.5 КоАП РФ). Учитывая данное обстоятельство, наличие у него неснятого дисциплинарного взыскания, а также того, что, будучи лишённым права управления транспортными средствами на один год шесть месяцев, Караханов не сможет выполнять обязанности по занимаемой воинской должности водителя, комиссия пришла к выводу о том, что он перестал удовлетворять требованиям законодательства о воинской обязанности и военной службе, предъявляемым к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, и рекомендовала уволить его с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта о прохождении военной службы (л.д. 49-51, т. 1).

Указанные обстоятельства, учтённые аттестационной комиссией, и её вывод согласуются с изложенной выше позицией Конституционного Суда Российской Федерации.

Отсутствие Караханова на заседании аттестационной комиссии не может поставить под сомнение законность её проведения, поскольку командованием приняты надлежащие меры по его извещению о времени и месте проведения заседания комиссии.

Суд первой инстанции на основе исследованных доказательств установил, что в первой половине дня 12 февраля 2018 года Караханов был извещён непосредственным начальником административного истца Злобиным и должностным лицом отдела кадров Службы Г. о времени и месте проведения заседания аттестационной комиссии – в 15 часов 12 февраля 2018 года в классе командирской подготовки Службы по вопросу досрочного увольнения административного истца с военной службы (л.д. 187-192, т. 1).

15 февраля 2018 года Караханов ознакомлен с аттестационным листом и заключением аттестационной комиссии. В этот же день врио начальника Службы провёл с Карахановым беседу в связи с предстоящим увольнением с военной службы, при этом последний просил не увольнять его с военной службы (л.д. 52-53, 80-81, т. 1).

Ознакомление административного истца с аттестационным листом после проведения аттестации, а не за две недели до её проведения, как это определено Инструкцией, свидетельствует лишь о нарушении данной Инструкции, которое с учётом изложенных выше обстоятельств дела не является существенным и не влечёт за собой признание незаконным проведения аттестации.

При этом суд апелляционной инстанции учитывает, что административный истец после ознакомления с аттестационным листом и результатами аттестации воспользовался правом их обжалования в суд. В свою очередь, Положение о порядке прохождения военной службы не содержит указаний о временных рамках ознакомления военнослужащего с аттестационным листом (абз. 3 п. 6 ст. 26).

Приказ об увольнении Караханова с военной службы в запас на основании подп. «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона издан 22 февраля 2018 года издан надлежащим должностным лицом – начальником Пограничного управления ФСБ РФ по Забайкальскому краю при наличии к этому достаточных оснований, изложенных выше и учтённых аттестационной комиссией и командованием, которому также было известно о желании Караханова продолжить военную службу.

Таким образом, при проведении аттестации, ознакомлении Караханова с её результатами, беседе и других мероприятиях при увольнении административного истца с военной службы, нарушений его прав, которые повлекли бы за собой признание незаконным его увольнение с военной службы, должностными лицами допущено не было.

При исключении Караханова из списков личного состава Службы требования Положения об обеспечении положенными видами довольствия (п. 16 ст. 34), предоставлении основного отпуска с учётом его выслуги лет в льготном исчислении (более 20 лет – 45 суток за полный год, подп. «г» п. 2 ст. 29), с увеличением продолжительности этого отпуска на 5 суток за прохождение военной службы в местностях с неблагоприятными климатическими условиями, в том числе отдаленных (подп. «б» п. 4 ст. 29), пропорционально прослуженному времени за три месяца (п. 3 ст. 29), были соблюдены (л.д. 60, т. 1).

При этом по смыслу ст. 29 Положения основной отпуск военнослужащему предоставляется в сутках, то есть вне зависимости от нерабочих, выходных и праздничных дней, в том числе, когда начало или окончание этого отпуска выпадает на такие дни.

С учётом обстоятельств дела и приведённых выше требований закона данный отпуск ему был положен, как правильно указал в решении суд первой инстанции, в количестве 13 суток (45+5 суток/12 х 3 = 12,5 суток, округление в сторону увеличения.)

Вместе с тем указанный отпуск ему был предоставлен с 2 марта 2018 года в количестве 19 суток, с последующим исключением из списков личного состава Службы с 21 марта 2018 года (л.д. 43, 78, т. 1).

Предоставление Караханову основного отпуска в большем, чем положено, количестве суток, его прав не нарушает, а факт подписания должностным лицом 5 марта 2018 года приказа о предоставлении Караханову названного отпуска не влечёт за собой правовых последствий об исчислении данного отпуска, как ошибочно посчитал суд первой инстанции, с даты издания этого приказа.

При этом суд апелляционной инстанции исходит из того, что датой начала основного отпуска административного истца следует считать 3 марта 2018 года, поскольку, как признал сам административный истец в суде первой инстанции, по окончании рабочего дня 2 марта 2018 года должностное лицо отдела кадров Службы Б. довёл до него лично информацию о предоставлении ему отпуска со 2 марта 2018 года, после чего, начиная с 3 марта 2018 года, он на службу не выходил и должностные обязанности не исполнял (л.д. 27, 28, т. 2), то есть фактически начал использовать положенный ему при увольнении с военной службы основной отпуск.

С учётом установленной судом даты фактического начала использования Карахановым основного отпуска (3 марта 2018 года) и положенного ему количества суток этого отпуска (13), последний день которого приходился бы на 15 марта 2018 года, он подлежал исключению из списков личного состава службы по окончании этого отпуска (п. 16 ст. 29 Положения), то есть с 16 марта 2018 года.

Вместе с тем в связи с нахождением на излечении во время основного отпуска, согласно приказу должностного лица этот отпуск Караханову увеличен на 20 суток, а не на 13, как об этом ошибочно утверждается в жалобе, поскольку дата его исключения из списков личного состава Службы изменена с 21 марта на 10 апреля 2018 года (л.д.44, 79, 206-209, 236-237, т. 1).

Согласно требованию п. 18 ст. 29 Положения военнослужащим, заболевшим во время основного или дополнительного отпуска, кроме отпуска по личным обстоятельствам, основной или дополнительный отпуск продлевается командиром воинской части на основании справки из лечебного учреждения на соответствующее количество дней болезни.

С учётом данной нормы Караханову, который в связи с нахождением с 8 по 27 марта 2018 года на излечении в госпитале не использовал часть из положенных ему 13 суток основного отпуска, то есть с 8 по 15 марта 2018 года в количестве 8 суток, указанный отпуск подлежал продлению именно на это количество суток со дня, следующего за днём выписки из госпиталя, то есть с 28 марта 2018 года по 4 апреля 2018 года, а с учётом возникшего у него в этом месяце права на основной отпуск за 4 месяца в количестве 17 суток (45+5/12х4=16,7), этот отпуск подлежал продлению ещё на 4 суток, то есть по 8 апреля 2018 года с последующим исключением из списков личного состава Службы с 9 апреля 2018 года.

При этом суд апелляционной инстанции учитывает положения абз.3 п. 11 ст. 38 Федерального закона о том, что военнослужащий не может быть исключён из списков личного состава части во время нахождения на стационарном лечении, и требования п. 16 ст. 29 Положения о том, что исключение военнослужащего из списков личного состава воинской части производится по окончании последнего из отпусков.

То обстоятельство, что Караханов был исключён из списков личного состава Службы 10 апреля 2018 года, прав административного истца не нарушает.

Изложенный судом первой инстанции иной расчёт положенного административному истцу основного отпуска на правильность принятого по делу решения не влияет.

Вопреки утверждению Караханова в жалобе, он не понёс наказание за одно и то же деяние, поскольку с учётом приведённой выше позиции Конституционного Суда Российской Федерации, совершение военнослужащим административного правонарушения является невыполнением им условий контракта о прохождении военной службы, а его увольнение с военной службы по данному основанию произведено в соответствии с действующим законодательством.

По изложенным выше основаниям остальные, приведённые в апелляционной жалобе доводы, не влияют на выводы суда, а принятое по делу решение является правильным.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые могут повлечь отмену или изменение решения суда, не установлено.

Следовательно, оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного решения, в том числе по доводам апелляционной жалобы, не имеется.

Руководствуясь ст. 309, 311 КАС РФ, окружной военный суд

определил:

решение Читинского гарнизонного военного суда от 20 июля 2018 года по административному делу по административному исковому заявлению Караханова И.Г. оставить без изменения, а его апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Судья-председательствующий Ю.А. Гордиенко

Судьи: И.П. Гребенкин

Д.В. Бояркин

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА в окружной суд 

В Восточно — Сибирский окружной военный суд 672002, г. Чита, ул. Ленинградская, д. 100

Административный истец:……………….

Административный ответчик:…………….

Кассационная жалоба

20 июня 2018 года решением № 2а-193/2018 Читинского гарнизонного военного суда, на исковое заявление Караханова Ильдрыма Грейхановича, об оспаривании действий начальника пограничного Управления ФСБ России по Забайкальскому краю, начальника службы и аттестационной комиссии службы пгт. Кокуй пограничного Управления ФСБ России по Забайкальскому краю, связанных с досрочным увольнением административного истца с военной службы в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта, незаконным привлечением к дисциплинарной ответственности, и в не прохождении ВВК перед увольнением ,а также не предоставлением дополнительных суток отдыха, было отказано.

Восточно — Сибирский окружной военный суд в апелляционном опрелении № 33а-199/2018 от 20 сентября 2018 года  решение Читинского гарнизонного военного суда оставил без изменений.

С решениями и определениями вышеуказанных судов я не согласен так в соответствии с гражданским законодательством, суд обязан разрешать гражданские дела на основании Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, нормативных правовых актов федеральных органов государственной власти.Считаю, что решение суда не соответствует действующему законодательству и сложившейся судебной практике, подлежит отмене по следующим основаниям.

Судами нарушено:

1. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. N 6-П г. Санкт-Петербург «по делу о проверке конституционности подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе Конституционный Суд признал неконституционным подпункт «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» : » что содержащееся в нем положение, позволяя досрочно прекращать военно-служебные отношения с военнослужащим, ранее привлекавшимся к дисциплинарной или уголовной ответственности, понесшим соответствующее наказание и более не совершившим какого-либо нового правонарушения, допускает тем самым повторное наказание за одно и то же деяние, а вследствие неопределенности относительно причин и порядка увольнения по такому основанию, как невыполнение условий контракта, влечет нарушение конституционного принципа равенства граждан перед законом, неправомерное ограничение права военнослужащих на труд, которое они реализуют посредством прохождения военной службы …… Невыполнением условий контракта как основанием для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы следует считать лишь значительные (существенные) отступления от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе, которые могут выражаться, в частности, в совершении виновных действий (бездействия), свидетельствующих об отсутствии у военнослужащего необходимых качеств для надлежащего выполнения обязанностей военной службы; совершении одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих» » В частности, последствия невыполнения военнослужащим требований, предъявляемых к лицам, проходящим военную службу по контракту, должны определяться таким образом, чтобы обеспечивалась возможность учета характера нарушения, его опасности для защищаемых законом ценностей, причин и условий совершения, а также личности военнослужащего и степени его вины и тем самым гарантировалась соразмерность неблагоприятных для военнослужащего правовых последствий степени тяжести допущенного им нарушения.»

2. Также статью 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Названная норма, по ее буквальному смыслу, распространяется на случаи привлечения к уголовной ответственности, однако это не означает, что Конституция Российской Федерации допускает неоднократное привлечение к административной или дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние, — установленный ею запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem, направлен, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 мая 2005 года N 5-П, на обеспечение правовой безопасности и правовой определенности и стабильности. Исходя из природы юридической ответственности как формы реакции на конкретное правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние было бы — вопреки названному общеправовому принципу — ответственностью без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве. Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения РФ положений этих договорных актов , когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении РФ.

3. Протокол N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ETS N 117) Статья 4. Право не быть судимым или наказанным дважды: 1. Никто не должен быть повторно судим или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое уже был оправдан или осужден в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами этого государства.

4. Также как указал ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА БОЛЬШАЯ ПАЛАТА по Делу «Сергей Золотухин против России» [Sergey Zolotukhin v. Russia] (жалоба N 14939/03) в ПОСТАНОВЛЕНИИ г.Страсбург 10 февраля 2009 года : » возникает дублирование карательных процедур со стороны различных государственных органов, причём сами эти процедуры по существу иногда имеют сходство до степени совпадения» «Главным признаком повторного привлечения лица к ответственности, в соответствии с практикой Европейского суда по правам человека, принято считать возбуждение по одному и тому же факту нескольких процессуальных производств.»

5. По смыслу практики Европейского Суда по правам человека, этот принцип действует независимо от того, в каком государстве лицо было осуждено и наказано в уголовном порядке (то же в ч. 1 ст. 12 УК), и запрещает повторное наказание и тогда, когда оно было наложено иным органом, но по обвинению, тождественному уголовному (например, за административное правонарушение правил дорожного движения). 6. Как разъяснено в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 №5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ», применение судами Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции. Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»). Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод А также из положений ст. 46 Конвенции, статьи 1 ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» следует, что правовые позиции Европейского Суда по правам человека , которые содержаться в его окончательных постановлениях, являются обязательными для судов .

Также Восточно — Сибирский окружной военный суд в апелляционном опрелении № 33а-199/2018 от 20 сентября 2018 года указал : «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях является одним из законов Российской Федерации (Федеральный закон от 30 декабря 2001 года № 195-ФЗ, с последующими изменениями).» , однако без учета требований —   Статьи 28.5. Обстоятельства, учитываемые при назначении дисциплинарного взыскания

«административное правонарушение, за которое военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях несет дисциплинарную ответственность;» В свою очередь кодекс указывает : «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 03.08.2018) Статья 2.5. Административная ответственность военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, и лиц, имеющих специальные звания 1. За административные правонарушения, за исключением административных правонарушений, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, военнослужащие, граждане, призванные на военные сборы, и имеющие специальные звания сотрудники Следственного комитета Российской Федерации, органов внутренних дел, войск национальной гвардии Российской Федерации, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, Государственной противопожарной службы и таможенных органов в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, регламентирующими прохождение военной службы (службы) указанными лицами и их статус, несут дисциплинарную ответственность.

2. За административные правонарушения, предусмотренные статьями 5.1 — 5.265.45 — 5.525.566.37.29 — 7.327.32.1главой 8статьей 11.16 (в части нарушения требований пожарной безопасности вне места военной службы (службы) или прохождения военных сборов), главой 12статьей 14.9частью 7 статьи 14.32главами 15 и 16статьями 17.317.7 — 17.9частями 1 и 3 статьи 17.14статьями 17.1518.1 — 18.4частями 2.12.6 статьи 19.5статьями 19.5.719.7.2частью 5 статьи 19.8статьей 20.4 (в части нарушения требований пожарной безопасности вне места военной службы (службы) или прохождения военных сборов) и частью 1 статьи 20.25 настоящего Кодекса, лица, указанные в части 1 настоящей статьи, несут административную ответственность на общих основаниях. Глава 12  посвящена   Административным правонарушениям в области дорожного движения   т.е. военнослужащие  несут административную ответственность по данным правонарушениям на общих основаниях. Однако Восточно — Сибирский окружной военный суд в апелляционном опрелении № 33а-199/2018 от 20 сентября 2018 года  прямо не признал незаконность повторного наказания по одному и тому же поводу. 

К тому же не было учтено что Я исполнял обязанности ….. ( директора клуба) и никогда не исполнял обязанностей военной службы связанной с вождением автомобильного транспорта. 

Исходя из вышесказанного судами признано законным решение аттестационной комиссии по досрочному увольнению по …. ( НУК) за несвоевременный доклад об административном правонарушении, также несвоевременное обращение в суд на незаконное взыскание, не принята во внимание соразмерность наказания в виде досрочного увольнения ,  с чем Я согласится не могу , на основании вышесказанного В соответствии со ст.ст. 318-320 КАС РФ

ПРОШУ:

1) Отменить решение  № 2а-193/2018 Читинского гарнизонного военного суда от 20 июня 2018 года 

2) Отменить апелляционное определение Восточно — Сибирского окружной военного суда  № 33а-199/2018 от 20 сентября 2018 года 

3. Квитанция об оплате госпошлины 150 руб.

«__» августа 2018г. ______________ /………../

Для начала ищем кодекс ЭТИКИ : 

Кодекс этики и служебного поведения военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации

Опубликовано: 22 марта 2011 года

На сайте Министерства обороны Российской Федерации появился проект Кодекса этики и служебного поведения военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и федеральных государственных гражданских служащих Министерства обороны Российской Федерации.

В документе сообщается, что гражданин Российской Федерации, поступающий на военную службу в Вооруженные Силы или на федеральную государственную гражданскую службу в Министерство обороны, обязан ознакомиться с положениями Кодекса этики и служебного поведения и соблюдать их в процессе своей служебной деятельности.

Целью Кодекса этики и служебного поведения является установление этических норм и правил служебного поведения государственных служащих для достойного выполнения ими своей профессиональной деятельности, а также содействие укреплению авторитета государственных служащих, доверия граждан к Вооруженным Силам и Министерству обороны и обеспечение единых норм поведения государственных служащих.

Кодекс этики и служебного поведения призван повысить эффективность выполнения государственными служащими своих должностных обязанностей.

Статья 28.5. Обстоятельства, учитываемые при назначении дисциплинарного взыскания

«административное правонарушение, за которое военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях несет дисциплинарную ответственность;» 

А КОДЕКС ГОВОРИТ : 

«Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 03.08.2018)

Статья 2.5. Административная ответственность военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, и лиц, имеющих специальные звания

1. За административные правонарушения, за исключением административных правонарушений, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, военнослужащие, граждане, призванные на военные сборы, и имеющие специальные звания сотрудники Следственного комитета Российской Федерации, органов внутренних дел, войск национальной гвардии Российской Федерации, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, Государственной противопожарной службы и таможенных органов в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, регламентирующими прохождение военной службы (службы) указанными лицами и их статус, несут дисциплинарную ответственность.

2. За административные правонарушения, предусмотренные статьями 5.1 — 5.265.45 — 5.525.566.37.29 — 7.327.32.1главой 8статьей 11.16 (в части нарушения требований пожарной безопасности вне места военной службы (службы) или прохождения военных сборов), главой 12статьей 14.9частью 7 статьи 14.32главами 15 и 16статьями 17.317.7 — 17.9частями 1 и 3 статьи 17.14статьями 17.1518.1 — 18.4частями 2.12.6 статьи 19.5статьями 19.5.719.7.2частью 5 статьи 19.8статьей 20.4 (в части нарушения требований пожарной безопасности вне места военной службы (службы) или прохождения военных сборов) и частью 1 статьи 20.25 настоящего Кодекса, лица, указанные в части 1 настоящей статьи, несут административную ответственность на общих основаниях.

Глава 12    Административные правонарушения в области дорожного движения   т.е. несут административную ответственность на общих основаниях !!! и на основании КОДЕКСА дисциплинарной не несут !!!! 

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
на неправомерное повторное наказание незаконное увольнение


Я старший лейтенант ФИО Дмитрий Олегович Инженер группы обслуживания РТО 2 АЭ прохожу службу в ВЧ № 0000 22 июня 2017 года и 24 июня 2017 года был задержан сотрудниками полиции при управлении автомобилем отказался от медицинского освидетельствования статья 12.26 ч . 1. 11.08.17 г. и 18.10.17 г. был привлечен к Административной ответственности по ст.12.26 ч. 1 КоАП РФ , копию решения №5-30/2017 от 11.08.17г. и №5-36/2017 от 18.10.17г. суда прилагаю. 19 декабря 2017 года состоялась аттестационная комиссия, с выводами которой я не согласен, копию прилагаю.
19.01.2018 писал рапорт на имя командира ВЧ № 0000 с просьбой отменить наложенное на меня взыскание, копию прилагаю. На данный рапорт ответа я не получил. 20.12.2017 писал рапорт на имя командира ВЧ № 000000,в котором выразил несогласие с решением аттестационной комиссии и просьбой выдать копию аттестационного листа, копию прилагаю.
16 февраля 2018 года меня ознакомили с выпиской из приказа ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО ВОЗДУШНО-КОСМИЧЕСКИМИ СИЛАМИ по личному составу от 18 января 2018 года №0000 г. Москва об увольнении меня по ст. 51 Федерального закона подпункт в пункта 2.
С решением аттестационной комиссии я согласится не могу, так как за правонарушение уже понес наказание в соответствии с законом, повторное наказание считаю незаконным , т.к. в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. N 6-П г. Санкт-Петербург «по делу о проверке конституционности подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе Конституционный Суд признал неконституционным подпункт «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» : » что содержащееся в нем положение, позволяя досрочно прекращать военно-служебные отношения с военнослужащим, ранее привлекавшимся к дисциплинарной или уголовной ответственности, понесшим соответствующее наказание и более не совершившим какого-либо нового правонарушения, допускает тем самым повторное наказание за одно и то же деяние, а вследствие неопределенности относительно причин и порядка увольнения по такому основанию, как невыполнение условий контракта, влечет нарушение конституционного принципа равенства граждан перед законом, неправомерное ограничение права военнослужащих на труд, которое они реализуют посредством прохождения военной службы …… Невыполнением условий контракта как основанием для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы следует считать лишь значительные (существенные) отступления от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе, которые могут выражаться, в частности, в совершении
виновных действий (бездействия), свидетельствующих об отсутствии у военнослужащего необходимых качеств для надлежащего выполнения обязанностей военной службы; совершении одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих»; совершении дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий; совершении уголовно наказуемого деяния или административного правонарушения, за которое военнослужащий несет ответственность на общих основаниях; иных юридически значимых обстоятельств, позволяющих в силу специфики служебной деятельности военнослужащего сделать вывод о том, что он перестал удовлетворять требованиям законодательства о воинской обязанности и военной службе, предъявляемым к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту. » также : » Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 6 июня 1995 года N 7-П и получившей развитие в ряде других его решений применительно к различным видам профессиональной деятельности, связанной с осуществлением публичных функций (определения от 1 июля 1998 года N 84-О, от 1 декабря 1999 года «N 219-О», от 7 декабря 2001 года N 256-О, от 3 октября 2002 года N 233-О, от 20 октября 2005 года N 378-О и от 22 октября 2008 года «N 538-О-О»), граждане, добровольно избирая такого рода деятельность, соглашаются с ограничениями, которые обусловливаются приобретаемым ими правовым статусом, а потому установление особых правил прохождения государственной службы, включая военную службу по контракту, и требований к избравшим ее лицам само по себе не может рассматриваться как нарушение закрепленных статьями 32 (часть 4) и 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации права на равный доступ к государственной службе и права свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Вместе с тем, осуществляя в соответствии со статьей 71 (пункты «м», «т») Конституции Российской Федерации правовое регулирование отношений, связанных с поступлением на военную службу по контракту, ее прохождением и прекращением, в том числе устанавливая требования к военнослужащим, обусловленные возложением на них обязанностей военной службы, и последствия невыполнения этих требований, федеральный законодатель обязан обеспечивать баланс между конституционно защищаемыми ценностями, публичными и частными интересами, соблюдая вытекающие из Конституции Российской Федерации принципы справедливости, равенства и соразмерности, а вводимые им нормы должны отвечать критериям определенности, ясности, недвусмысленности и согласованности с системой действующего правового регулирования (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П, от 27 мая 2003 года N 9-П, от 27 мая 2008 года N 8-П и др.). В частности, последствия невыполнения военнослужащим требований, предъявляемых к лицам, проходящим военную службу по контракту, должны определяться таким образом, чтобы обеспечивалась возможность учета характера нарушения, его опасности для защищаемых законом ценностей, причин и условий совершения, а также личности военнослужащего и степени его вины и тем самым гарантировалась соразмерность неблагоприятных для военнослужащего правовых последствий степени тяжести допущенного им нарушения.» Обязательным условием досрочного увольнения с военной службы в порядке реализации дисциплинарного взыскания по основанию, предусмотренному подпунктом «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», должно являться совершение военнослужащим дисциплинарного проступка, а под невыполнением условий контракта о прохождении военной службы в данном случае — в силу общеправовых требований справедливости и соразмерности ответственности, отступление от которых означало бы чрезмерное ограничение прав и свобод человека и гражданина, не соответствующее целям защиты конституционно значимых ценностей и интересов, и, по сути, умаление конституционных прав и свобод (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П,
Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июля 2001 года N 130-О), — должны подразумеваться именно существенные нарушения условий контракта, в частности совершение одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих», либо совершение военнослужащим дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий. Согласно статье 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Названная норма, по ее буквальному смыслу, распространяется на случаи привлечения к уголовной ответственности, однако это не означает, что Конституция Российской Федерации допускает неоднократное привлечение к административной или дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние, — установленный ею запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem, направлен, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 мая 2005 года N 5-П, на обеспечение правовой безопасности и правовой определенности и стабильности. Исходя из природы юридической ответственности как формы реакции на конкретное правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние было бы — вопреки названному общеправовому принципу — ответственностью без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве. Решение по вопросу увольнения на основании подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе «, должно приниматься в рамках процедуры аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, которая, согласно Положению о порядке прохождения военной службы (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237), проводится в целях всесторонней и объективной оценки военнослужащих, определения соответствия занимаемой воинской должности и перспектив дальнейшего служебного использования (пункт 1 статьи 26) с соблюдением требований, установленных статьями 26 и 27 данного Положения, Порядком организации и проведения аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации (утвержден приказом Министра обороны Российской Федерации от 29 февраля 2012 года N 444, которым был признан утратившим силу ранее действовавший «приказ» Министра обороны Российской Федерации от 6 апреля 2002 года N 100 «О порядке организации и проведения аттестации офицеров и прапорщиков (мичманов) Вооруженных Сил Российской Федерации»), а также нормативными правовыми актами руководителей иных федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба. В отношении меня Аттестационная комиссия нарушила по моему мнению запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 апреля 2009 года N 7-П, федеральный законодатель, воплощая в правовом регулировании предписания статьи 59 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, обеспечивает надлежащее выполнение гражданином обязанностей, обусловленных несением военной службы. При этом, поскольку особенности правового статуса военнослужащего, по смыслу статьи 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3), 60 и 71 (пункты «в», «м»), предполагают определенные ограничения конституционных прав и свобод лиц, несущих военную службу, федеральный законодатель при введении таких ограничений должен обеспечивать их соразмерность (пропорциональность) целям и конституционному предназначению военной службы как таковой с учетом характера и объективных условий ее прохождения.
Поскольку положение подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» устанавливает именно возможность, а не обязательность досрочного увольнения военнослужащего с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта, привлечение военнослужащего к уголовной ответственности (за исключением специально указанных в названном Федеральном законе случаев) не может безусловно приводить к увольнению с военной службы (кроме того, если характер назначенного военнослужащему по приговору суда наказания, например, в виде ограничения по военной службе, установленного «статьей 51» УК Российской Федерации, напрямую связан с прохождением военной службы, то его увольнение с военной службы воспрепятствует исполнению такого наказания). Данное мнение Конституционного суда в равной мере может относиться и к административному наказанию. На основании вышесказанного, считаю свои права нарушенными , в соответствии со ст. 218 КАС РФ

ПРОШУ :

1. Признать выводы аттестационной комиссии от 19 декабря 2017 года незаконными;
2. Признать приказ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО ВОЗДУШНО-КОСМИЧЕСКИМИ СИЛАМИ по личному составу от 18 января 2018 года №4 г. Москва об увольнении меня по ст . 51 Федерального закона подпункта в пункта 2 незаконным;
3. Обязать ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО ВОЗДУШНО-КОСМИЧЕСКИМИ СИЛАМИ отменить приказ о моем увольнении по ст . 51 Федерального закона подпункта в пункта 2 от 18 января 2018 года №4; 4. Обязать компенсировать мне оплату государственной пошлины в размере 300р.
Приложения:
1. Квитанция об уплате государственной пошлины;
2. Копия выписки из приказа главнокомандующего воздушно-космическими силами по личному составу от 18 января 2018 года №4 г. Москва;
3. Копия выписки из протокола №44 заседания аттестационной комиссии войсковой части 00000 от 19 декабря 2017 года;
4. Копия рапорта от 19.01.2018;
5. Копия рапорта от 20.12.2017;
«__»_______.2018 г _______________ / Д. О./

РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№2а-53/2018

19 «прела 2018 г.                                                     г. Тверь

Тверской гарнизонный военный суд в составе: председательствующего Колуба А.А.; с участием прокурора — помощника военного прокурора Тверского гарнизона капитана юстиции Крянги Д.А., свидетелей капитана ФИО 1 и старшего лейтенанта ФИО2., при секретаре судебною заседания Удачи ной Е.А., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении военного суда административное дело по административному исковому заявлению старшего лейтенанта Фамилияа Дмитрия Олеговича об оспаривании выводов аттестационной комиссии войсковой части 00000 (далее — комиссия), действий командира войсковой части 00000. связанных с представлением к увольнению с военной службы, и бездействия, выразившегося в нсрассмотрении рапорта, действий главнокомандующего Воздушно-космическими силами (далее

—                      главнокомандующий), связанных с увольнением с военной службы,

установил:

Фамилия обратился в суд с названным заявлением, а котором с учетом уточнений указал, что проходил военную службу п должности инженера группы обслуживания (радиотехнического оборудования) инженерно-авиационной службы 2 авиационной эскадрильи (далее — группа обслуживания) войсковой части (далее — в/ч) 00000.

18                  октября 2017 г. он привлечен к административной ответственности за правонарушение, предусмотренное ч. I ст. 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП).

19                  декабря 2017 г. в отношении его проведено заседание комиссии, которая пришла к выводам о его несоответствии занимаемой воинской должности и целесообразности увольнения с военной службы в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта.

С выводами комиссии Фамилия не согласен, полагая, что за совершенное правонарушение он уже понес наказание, тогда как в силу ч. I ст. 50 Конституции Российской Федерации (далее — Конституция) и правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных, в частности, в постановлениях от 21 марта 2013 г. № 6-П, от 6 июня 199S г. № 7-11, от IS июля 1999 г. Ка ll-П, от II мая 2005 г. J& 5-П, от 20 апреля 2009 г. St 7*П, неоднократное привлечение к административной или дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние не допускается. Применительно же к нему этот запрет комиссия нарушила.

Приказом главнокомандующего от 18 января 2018 г. X* 4 он уволен с военной службы в связи с невыполнением условий контракта. Однако норма подп. «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 5Э-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (далее — Закон о военной службе) устанавливает возможность, а не обязательность досрочного увольнения с военной службы по этому основанию.

19 января 2018 г. он подал командиру в/ч 00000 рапорт, в котором просил отменить наложенное взыскание. Ответ на рапорт он не получил.

На основании изложенного Фамилия просит суд:

признать выводы комиссии, сделанные 19 декабря 2017 г. в отношении его, незаконными;

признать действия командира в/ч 00000, связанные с его представлением к увольнению с военной службы, незаконными;

признать действия главнокомандующего, связанные с изданием приказа от

18                  января 2018 г. № 4 в части его увольнения с военной службы, незаконными;

обязать главнокомандующего отменить названный приказ в указанной части;

признать бездействие командира в/ч 00000, выразившееся в нерассмотрении его рапорта от 19 января 2018 г., незаконным.

взыскать в его пользу государственную пошлину в размере 300 руб.

Определением суда от 5 апреля 2018 г. к участию в деле в качестве административных ответчиков привлечены командир в/ч 00000, в/ч 00000, Главное командование Воздушно-космических сил, а в качестве заинтересованных лиц — федеральные казенные учреждения «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Тверской области» (далее — УФО) и «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по г. Москве и Московской области».

Административные истец и ответчики, заинтересованные лица, будучи извещенными надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, в суд не прибыли, своих представителей не направили.

При этом Фамилия и Шишкин Е.В., действующий в интересах главнокомандующего, просили рассмотреть дело в их отсутствие, а командир в/ч 00000 и временно исполняющий обязанности начальника УФО — в отсутствие их и комиссии представителей.

В письменных возражениях Шишкин иск не признал и в его удовлетворении просил отказать, отметив, что основанием к увольнению Фамилияа явилось совершение им последовательно 22. 23 и 24 июня 2017 г. административных правонарушений, предусмотренных ч. I ст. 12.26 и ч. 1 ст. 12.25 КоАП. Условиями контракта о прохождении военной службы являются, в частности, обязанности по добросовестному исполнению общих, должностных и специальных обязанностей военнослужащих, установленных законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Согласно ст. 67 и 72 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации (далее — Устав), утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. № 1495, военнослужащие должны постоянно служить примером высокой культуры, скромности и выдержанности, свято блюсти воинскую честь, защищать свое достоинство и уважать достоинство других. Они должны помнить, что но их поведению судят не только о них, но и о Вооруженных Силах Российской Федерации (далее — Вооруженные Силы) в целом. Трезвый образ жизни должен быть повседневной нормой поведения всех военнослужащих.

Факт управления военнослужащим источником повышенной опасности в состоянии алкогольного опьянения подрывает доверие граждан к Вооруженным Силам в целом. Законодатель не видит разницы в характере и степени общественной опасности между фактами нахождения водителя в состоянии опьянения и его отказом от медицинского освидетельствования на состояние опьянения, в связи с чем уравнивает их статус (примечание 2 к ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Свидетель ФИО1, начальник группы обслуживания в/ч 00000, показал, что является непосредственным начальником Фамилияа, которого может харакгеризировать с отрицательной стороны. На Фамилияа он готовил аттестационный лист, с которым тот ознакомился и его подписал.

Свидетель ФИО2, инженер авиационно-инженерного комплекса 2 авиационной эскадрильи в/ч 00000, показал, что является членом комиссии. На заседании комиссии Фамилия присутствовал, выражал несогласие с аттестационным листом, утверждая, что знает положения Устава. При этом на заданные ему вопросы, касающиеся общих обязанностей военнослужащих, ответить не смог. Комиссия рассматривала не только совершенные Фамилияым правонарушения, но и его служебную деятельность в целом; Фамилия неоднократно нарушал воинскую дисциплину.

Изучив материалы дела, выслушав свидетелей, мнение прокуроре, полагавшего необходимым в требованиях отказать, военный суд приходит к следующим выводам.

На основании чч. 1, 5 и 8 ст. 219 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее — КАС) административное исковое заявление может быть подано в суд в течение 3 месяцев со дня, когда гражданину стало известно о нарушении его прав. Пропуск установленного срока обращения в суд не является основанием для отказа в принятии административного искового заявления к производству суда, однако его пропуск без уважительной причины, а также невозможность восстановления пропущенного (в т.ч. по уважительной причине) срока обращения в суд является основанием для отказа в удовлетворении административного иска.

С заявлением в суд, как видно из дела. Фамилия обратился 12 марта 2018 г.

Таким образом, требования об оспаривании выводов комиссии, сделанных

19                  декабря 2017 г. в отношении его, и действий главнокомандующего по изданию приказа от 18 января 2018 г. №4 в части его увольнения с военной службы заявлены истцом в пределах упомянутого выше срока, в связи с чем таковой пропущенным не является, а значит, заявление в этой части подлежит рассмотрению по существу.

На основании ч. 2 ст. 59 Конституции гражданин России несет военную службу в соответствии с федеральным законом.

Согласно н. 1 ст. 36 Закона о военной службе порядок прохождения военной службы определяется этим законом, другими федеральными законами. Положением и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Исходя из абз. I п. 1, п. 2 и поди, «ж» п. 3 Положения для проведения аттестации в воинских частях создаются аттестационные комиссии. Состав аттестационной комиссии объявляется приказом командира воинской части.

В состав аттестационной комиссии входят: председатель атг комиссии — первый заместитель (заместитель) командира или начальник воинской части; члены аттестационной комиссии — заместитель (замой командира воинской часта, командиры (начальники) подразделений воинскс* части, представители кадрового и юридического органов, органе* комплектования и воспитательной работы воинской части; секретарь аттестационной комиссии — один из офицеров воинской часта.

На заседании аттестационной комиссии рассматриваются представления к досрочному увольнению с военной службы военнослужащих, увольняемых по решению командования.

Как усматривается из выписки из приказа командира в/ч 00000 от 30 ноября

2016            г. № 2176, таковым создана комиссия в составе; председателя — заместителя командира части. 16 членов комиссии (из числа должностных лиц подразделений воинской части) и секретаря комиссии (старшего помощника начальника штаба) (л.д. 202-204).

Из выписки из протокола заседания комиссии от 19 декабря 2017 г. № 44 видно, что в заседании при рассмотрении вопроса о соответствии Фамилияа предъявляемым к военнослужащим требованиям участвовали 10 членов комиссии, в т.ч. председатель. 8 членов комиссии и секретарь, должности которых поименованы в приказе командира в/ч 00000 № 2176.

На основании изложенного суд заключает, что 19 декабря 2017 г. решение комиссии в отношении Фамилияа принято полномочным органом и в пределах его компетенции.

В соответствии с л. I ст. 14, п. 21 ст. 11 и подп. «в» п. 4 ст. 34 Положения военнослужащий освобождается от занимаемой воинской должности в случае увольнения с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта. Форма и содержание документов, касающихся освобождения военнослужащего от воинской должности, а также порядок их оформления и представления устанавливаются руководителем федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба.

Согласно абз. I и 10 п. 98 Наставления по учету личного состава Вооруженных Сил. утвержденного приказом Министра обороны Российской Федерации (далее — Министр) от 19 декабря 2005 г. № 08S, приказы по лйчному составу издаются в связи с увольнением с военной службы.

Приложением № 8 к этому Наставлению определена форма приказа по личному составу, каковой выписка из приказа главнокомандующего от 18 января 2018 г. №4 соответствует.

В силу п. 2, абз. 2 п. 9 и п. 10 Порядка реализации правовых актов по вопросам назначения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, на воинские должности, освобождению их от воинских должностей, увольнению с военной службы и присвоению им воинских званий, утвержденного приказом Министра от 17 декабря 2012 г. № 3733, приказы имеют право издавать должностные лица Вооруженных Сил, имеющие в непосредственном подчинении кадровые органы. Приказы об освобождении военнослужащих по контракту от воинских должностей, увольнении их с военной службы подписываются должностными лицами Вооруженных Сил в соответствии с предоставленными полномочиями по назначению на воинские должности.

Главнокомандующим видами Вооруженных Сил предоставлено прево по назначению на воинские должности военнослужащих, для которых штатом предусмотрены воинские звания до подполковника включительно.

Содержанием копии справки начальника отделения калроп в/ч 00000 (вышестоящая воинская часть по отношению к в’ч 00000) от 19 апреля 2018 г.

Ss 295/к установлено, что в непосредственном подчинении главнокомандующего находится кадровый орган.

Из справки начальника штаба в/ч 00000 от 29 марта 2018 г. № 212к и послужного списка Фамилияа видно, что штатно-должностная категория инженера группы обслуживания в/ч 00000 старший лейтенант (л д. 43,107).

Таким образом, суд приходит к выводу о том. что приказ по личному составу от 18 января 2018 г. Аз 4 в часги увольнения Фамилияа с военной службы издан полномочным должностным лицом и в установленной форме.

Давая оценку существу оспоренных выводов и действий, суд находит установленным, что Фамилия с 1 августа 2006 г. проходил военную службу на различных должностях, при этом с 25 июня 2013 г. в воинском звании старшего лейтенанта и с 25 января 2014 г. в должности инженера группы обслуживания

в/ч 00000.

23 июня 2017 г. Фамилия признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.25 КоАИ, поскольку не выполнил законное требование сотрудника полиции об остановке транспортного средства.

25 июня 2017 г. Фамилия заключил новый контракт о прохождении военной службы с Минобороны России в лице командира в/ч 00000 на 5 лет. по 24 июня 2022 г.. в котором дал обязательство добросовестно исполнять вес общие, должностные и специальные обязанности военнослужащих, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

11                  августа 2017 г. Фамилия вступившим в законную силу постановлением судьи Тверского гарнизонного военного суда признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 1226 КоАП. за то, что, будучи водителем, 22 июня 2017 г. отказался выполнить законное требование сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

9 октября Фамилияу за отсутствие без уважительных причин на контрольном занятии по строевой подготовке за 2017 г. командиром 2 авиационной эскадрильи в/ч 00000 объявлен выговор.

18                  октября 2017 г. постановлением судьи Тверского гарнизонного военного суда Фамилия признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП, за то, что, управляя транспортным средством, 24 июня 2017 г. отказался выполнить законное требование уполномоченного должностного лица пройти медицинское освидстельствоваиие на состояние опьянения.

3 ноября это постановление судьи вступило в законную сазу.

27                  ноября 2017 г. Фамилия уведомлен о необходимости ознакомления с текстом отзыва составленного на него аттестационного листа и прибыли на заседание комиссии.

30 ноября начальник группы обслуживания в/ч 00000 ФИО1 составил и подписал аттестационный лист на Фамилияа, в котором указал, что тот ■«рекомендовал себя как с положительной, так и с отрицательной стороны. Требует постоянного контроля со стороны командиров. 22 и 24 нюня 2017 1 совершил административные правонарушения, за что наказан. Своими действиями Фамилия не выполнил предусмотренную ст. 16 Устава обязанность по строгому соблюдению законодательства Российской Федерации, что выразилось в совершении правонарушений, чем перестал удовлетворять требованиям, предъявляемым к военнослужащим по контракту. Выводы — занимаемой должности не соответствует, целесообразно у волить с военной службы в запас в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта.

Командир авиационной х кадр иль и (на Ил-76) в/ч 00000 в тот же лень согласился с предложенными выводами.

30 ноября Фамилия ознакомился с аттестационным листом.

19                  декабря 2017 г. состоялось заседание комиссии, на котором также принял участие Фамилия. По результатам комиссия пришла к выводам о том, что Фамилия занимаемой должности не соответствует, целесообразно уволить его с военной службы в запас в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта.

В тот же день с Фамилияым командиром в/ч 00000 проведена беседа по поводу его предстоящего увольнения с военной службы, в ходе которой Фамилия возражал против этого п просил направить его на медицинское освидетельствование.

С выводами комиссии 19 декабря командир в>’ч 00000 согласился и 20 декабря 2017 г. подписал представление к увольнению Фамилияа с военной службы ввиду невыполнения им условий контракта. В представлении среди прочего указано, что после совершения крайнего административного правонарушения Фамилия своего отношения к службе не изменил. В общении с командирами допускает пререкания и нетактичное поведение. Приказания исполняет несвоевременно.

25 декабря 2017 г. командир в/ч 00000 утвердил решение о целесообразности увольнения Фамилияа с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта.

28                  декабря Фамилияу предоставлена оставшаяся часть основного отпуска — с 29 декабря 2017 г. по 12 января 2018 г.. по возращении из которого он 22 января 2018 г. направлен на медицинское освидетельствование.

12                  января представление к увольнению Фамилияа подписал командующий Военно-транспортной авиацией (далее — ВТА).

18 января 2018 приказом главнокомандующего № 4 Фамилия досрочно уволен с военной службы в запас в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта.

22 января в вУч 00000 зарегистрирован рапорт Фамилияа, датированный им

19                  января, в котором он просил дать ответ по наложенному на него 9 октября 2017 г. дисциплинарному взысканию, о котором он узнал только в ходе заседания комиссии 19 декабря. Взыскание он просил отменить по причине нарушения порядка его наложения.

С 28 марта 2018 г. Фамилияу предоставлено 35 суток основного отпуска за 2017 г.. по 1 мая 2018 г.

18 апреля Фамилияу на его рапорт от 19 января 2018 г. командиром шч направлен письменный ответ с разъяснением о том, за что и когда ему объявлено дисциплинарное взыскание, и в чьем присутствии ему об этом было доведено.

Сделанные судом выводы об изложенных выше установленных обстоятельствах, помимо показаний свидетелей и письменных возражений,

основываются на следующих доказательствах:

послужном списке Фамилияа н выписке из приказа командующего ВТА от 22 января 2014 г. № б-с (л.д. 103-114,138);

данных о привлечении Фамилияа к административной ответственности но состоянию на 17 апреля 2018 г. (лд. 199);

контракте о прохождении военной службы Фамилияым от 25 июня 2017 г. (яд. II);

постановлении судьи Тверского гарнизонного военного суда от 11 августа 2017 г. и копии сообщении судьи от 3 октября 2017 г. (лд. 94-100,101-102); служебной карточке Фамилияа (лд. 149-164);

постановлении судьи Тверского гарнизонного военного суда от 18 октября 2017 г. и копии сообщении судьи от 3 ноября 2017 г. (лл. 80*91,92-93); уведомлении Фамилияа от 27 ноября 2017 г. (ад. 148);

аттестационном листе на Фамилияа от 30 ноября 2017 г., выписке из протокола заседания комиссии от 19 декабря 2017 г. N* 44 (лд. 127-130,8-12);

листе беседы с Фамилияым от 19 декабря 2017 г.. представлении командира в/ч 00000 от 20 декабря 2017 г. к увольнению Фамилияа с военной службы (лд. 147,131-133,66-70);

выписках из приказа командира в/ч 00000 от 28 декабря 2017 г., 15 н 22 января, 20 февраля, 27 марта 2018 г. XWfc 246.5,10,31, 53 (лд. 44-47);

выписке из приказа главнокомандующего от 18 января 2018 г. К» 4 и копии рапорта Фамилияа от 19 января 2018 г. (лд. 6,22);

выписке из приказа командира в/ч 00000 от 27 марта 2018 г. № S3 (лд. 47); копиях сообщения командира в/ч 00000 от 18 апреля 2018 г. Кг 831 и ответа от 18 апреля 2018 г. Хг 831 (лд. 208.209).

В силу абз. I и 2 п. 2 ст. 2 Закона о военной службе прохождение таковой гражданами осуществляется, в частности, в добровольном порядке (по

контракту).

Положениями пп. 1 и 3 ст. 32 этого закона регламентировано, что контракт о прохождении военной службы заключается между гражданином и от имени Российской Федерации — Минобороны России, письменно по типовой форме в порядке, определяемом Положением.

Условия контракта о прохождении военной службы включают в себя обязанность гражданина проходить военную службу в Вооруженных Силах в течение установленного контрактом срока, добросовестно исполнять все общие, должностные и специальные обязанности военнослужащих, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также право гражданина ка соблюдение его прав, включая получение социальных гарантий и компенсаций, установленных законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, определяющими статус военнослужащих и порядок прохождения воинской службы.

пособия в пни с увольнением, пенсию за выслугу лет, обеспечение жили* помещением в порядке, установленном для лип. проходивших военную службу, невыполнением условий контракта как основанием для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы следует считать лишь значительные отступления от трсбонаний законодательства о воинской обязанности и военной службе.

Соответственно, принятию решения о досрочном увольнении

военнослужащего с военной службы но названному основанию должен предшествовать анализ служебной деятельности военнослужащего с выяснением вопроса о том, насколько существенными (систематическими) были с его стороны нарушения заключенного контракта.

При этом значительным отступлением от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе и. как следствие, существенным нарушением условий заключенного контракта может быть признано совершение военнослужащим административного правонарушения, за которое он несет ответственность на общих основаниях

Решение о возможном увольнении военнослужащего в связи с невыполнением им условий контракта в таком случае должно приниматься в рамках процедуры аттестации, в ходе которой предполагается беспристрастное и всестороннее рассмотрение соответствующих материалов членами аттестационной комиссии и принятие ими решения на основе коллегиальности с учетом в равной мерс всех обстоятельств, имеющих значение для всесторонней характеристики военнослужащего, включая причины отступлений от требований, предъявляемых к военнослужащим, наличие несняшх дисциплинарных взысканий.

Как установлено судом, основанием для рассмотрения Фамилияа 19 декабря 2017 г. на заседании комиссии явилось совершение им. в частности, 22 и 24 июня 2017 г. двух административных правонарушений, предусмотренных ч 1 ст. 12.26 КоАП.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в абз. 4 п. 21 постановления от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» разъяснил, что такие правонарушения ни при каких обстоятельствах не могут быть признаны малозначительными, поскольку существенно нарушают охраняемые общественные отношения.До заседания комиссии Фамилия заблаговременно, 27 ноября 2017 г., был извещен о необходимости ознакомления с текстом аттестационного листа, с которым фактически ознакомился 30 ноября. Непосредственно на заседании комиссии он участвовал, имел возможность изложить свою позицию по обсуждаемому вопросу и давал соответствующие пояснения. По результатам комиссия приняла одно из возможных и предусмотренных захоном решений. При этом сделанные комиссией выводы основывались на фактических обстоятельствах совершения Фамилияым названных административных правонарушений. Протокол комиссии составлен и подписан председателем, членами и секретарем комиссии. Заключение комиссии внесено в аттестационный лист на Фамилияа.

Таким образом, суд находит, что правовых оснований для признания выводов комиссии, сделанных 19 декабря 2017 г. и отношении Фамилия,

незаконными не имеется.

Соответственно, в удовлетворении административного искового заявления в этой части суд истцу отказывает.

То обстоятельство, что в заседании комиссии принимал участие неполный ее состав, обусловлено исключительно служебной занятостью отсутствующих членов комиссии, что следует из справки командира в/ч 00000 от 18 апреля 2018 г. № 256/к (лл. 201).

К тому же в этой части суд подчеркивает, что законодательство не устанавливает требования о том, какое количество фактически присутствующих членов аттестационной комиссии делает ее состав правомочным.

Довод истца о том, что выводы комиссии указывают на повторное его привлечение к ответственности за одно и то же, ошибочен. За совершенные 22 и 24 июня 2017 г. административные правонарушения Фамилия подвергнут административным наказаниям, которые исполняются в установленном КоАП порядке, независимо от его статуса военнослужащего. Рассмотрение же Фамилияа на заседании комиссии на предмет его соответствия занимаемой воинской должности не означает повторное привлечение его к какой-либо ответственности за эти правонарушения, а свидетельствует исключительно о принятии командованием решения о необходимости всесторонней оценки коллегиальным органом готовности конкретного военнослужащего к исполнению воинского долга и обязанности по защите Отечества, выражающуюся в т.ч. в его отношении к исполнению обязанностей, предусмотренных заключенным контрактом о прохождении военной службы, которым среди прочего закреплена обязанность добросовестно исполнять все общие обязанности военнослужащих, каковыми и являются строгое соблюдение законов Российской Федерации и требований общевоинских уставов.

Данное 19 декабря 2017 г. комиссией заключение в отношении Фамилияа фактически представляет собой следствие совершенных им административных правонарушений, в которых он признан виновным.

Соответственно, его ссылки в административном исковом заявлении на постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 6 нюня 199S г. Jfe 7-11. от 15 июля 1999 г. № 11-11. от 11 мая 2005 г. № 5-П. от 20 апреля 2009 г.№7«Пиот21 марта 2013 г. № 6-П беспредметны.

В силу п. 14 ст. 34 Положения перед представлением военнослужащего по контракту к увольнению с военной службы:

уточняются данные о прохождении им военной службы, при необходимости документально подтверждаются периоды его службы, подлежащие зачету в выслугу лет в календарном исчислении и отдельно на льготных условиях, и в соответствии с законодательством Российской Федерации исчисляется выслуга лет. Об исчисленной выслуге лет объявляется военнослужащему. Возражения военнослужащего по исчислению выслуга лет Рассматриваются командиром (начальником), и до представления военнослужащего к увольнению с военной службы по ним принимаются решения;

с ним проводится индивидуальная беседа, как правило, командиром воинской части. Содержание проведенной беседы отражается в листе беседы.Лист беседы подписывается военнослужащим. увольняемым с военной службы, а должностным лицом, проводившим беседу, и приобщается к личному

делу военнослужащего.                         __ ____  _____

На основании п. 29 Порядка деятельности должностных лиц и органов военного управление по организации прохождения военной службы по контракту в Вооруженных Силах, утвержденною приказом Министра от 30 октября 2015 г. № 660, на военнослужащего, подлежащего увольнению с военной службы, подготавливается представление, которое с прилагаемыми к нему документами направляются в порядке подчиненности в кадровый орган, подчиненный должностному лицу Вооруженных Сил, имеющему право увольнения военнослужащего с военной службы.

Судебным следствием установлено, что после дачи комиссией 19 декабря

2017            г. заключения о целесообразности увольнения Хмелен с военной службы с ним в тот же день командиром ъ1ч 00000 проведена беседа, где ему объявлена его выслуга лет. Возражения относительно выслуги лет от Хмелем не поступили, при этом он с увольнением не согласился и просил направить его на медицинское освидетельствование. Содержание беседы отражено в соответствующем листе, который Фамилияым подписан и приобщен к его личному делу.

20                  декабря 2017 г. подготовлено и командиром в/ч 00000 подписано представление к увольнению Фамилияа с военной службы ввиду невыполнения им условий контракта. Это представление с необходимыми документами направлено в порядке подчиненности в кадровый орган главнокомандующего.

22 января 2018 г. по возвращении из отпуска Фамилия направлен для прохождения медицинского освидетельствования.

Изложенное, по мнению суда, свидетельствует о том, «гго командиром в/ч 00000 при представлении Фамилияа к увольнению с военной службы выполнены все предусмотренные законодательством действия, а поэтому оснований для признания оспоренных действий по представлению к увольнению незаконными суд не находит, в чем истцу отказывает.

Как отмечено выше, в соответствии с поди. <ш» п. 2 ст. 51 Закона о военной службе военнослужащий по контракту может быть досрочно уволен с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта.

Исходя из п. 11 и абз. I п. 12 ст. 34 Положения при наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному нм основанию (за исключением случаев, когда увольнение производится по основанию, предусмотренному, в частности, поди, «в» п. 2 ст. 51 Закона о военной службе).

Увольнение военнослужащего с военной службы по основаниям, когда его согласие на увольнение не предусматривается, производится командованием без рапорта военнослужащего.

С учетом изложенного, поскольку по делу установлено, что после заседания комиссии командир в/ч 00000 подписал представление к досрочному увольнению Фамилияа с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта, которое 12 января 2018 г. согласовано с вышестоящим должностным лицом — командующим ВТА. — а 18 января 2018 г. главнокомандующий издал приказ Sa 4 о досрочном увольнении Фамилияа с военной службы в запас в связи с невыполнением военнослужащим условий контраста, суд приходит к выводу о том, что предусмотренная законом процедура досрочного увольнения военнослужащего с военной службы соблюдена.

Возражения Фамилияа против его досрочного увольнения с военной службы

—                  с учетом основания его увольнения — какого-либо правового значения не имели.

Как следствие, эти оспорснныс действия главнокомандующего суд признает законными, в силу чего в требовании об отмене изданного им приказа от 18 января 2018 г. № 4 в части Фамилияа суд истцу отказывает.

Относительно того, что увольнение военнослужащего по подл, «в» п. 2 ст. S1 Закона о военной службе является правом командования, а не обязанностью, на что обращает внимание Фамилия в заявлении, то в данном случае совокупность изложенных выше обстоятельств, свидетельствующих о его поведении и побудивших командира в/ч 00000 рассмотреть Фамилияа на заседании комиссии, а главнокомандующему в последующем принять решение о его досрочном увольнении, и явилась той основой, которая позволила командованию реализовать предоставленное ему законом право на принудительное и преждевременное прекращение военной службы с конкретным военнослужащим.

Что касается требования истца о признании бездействия командира й 00000. выразившегося в нерассмотрении его рапорта от 19 января 2018 г.. незаконным, то в этой части суд отмечаег следующее.

В соответствии со ст. 19 Всеобщей декларации прав человека, п. I ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, п. 2 ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, ч. 4 ст. 29 и ст. 3 Конституции граждане Российской Федерации вправе лично обращаться в государственные органы и получать информацию.

Частью I ст. 12 Федерального закона от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ кО порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», абз. I ст. 115 и абз. 1 ст. 116 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. Лз 1495, и абз. I п. 5, абз. 1-3 п. 18 Инструкции по работе с обращениями граждан в Вооруженных Силах, утвержденной приказом Министра от 18 августа 2014 г. № 555, закреплено, что письменное обращение, поступившее в государственный орган в соответствии с его компетенцией, рассматривается в течение 30 л ней со дня регистрации письменного обращения.

Обращение считается рассмотренным и снимается с контроля, если: рассмотрены все поставленные заявителем вопросы, приняты необходимые меры и заявителю дан исчерпывающий ответ в соответствии с действующим законодательством; документ подписан командиром воинской части либо по его поручению другим должностным лицом.

Как установлено судом, на рапорт Фамилияа, «регистрированный 22 января

2018            г. в в/ч 00000. командиром этой воинской части 18 апреля 2018 г. дан ответ по существу всех поставленных им вопросов.

Следовательно, сто до рассмотрения дела по существу оспариваемое истцом бездействие прекращаю.

В силу п. 2 ч. 2 ст. I и ч. I ст. 221 КАС предметом рассмотрения

административного даю является, в частности, оспоренное бездействие должностного лица.

В случае, сслн бездействие устранено, правовых оснований для его оценки, рассмотрения по существу н возложения какой-либо обязанности на должностное лицо не имеется.

В этой связи, принимая во внимание, что оспоренное Фамилияым бездействие командира в/ч 00000 по рассмотрению его рапорта названным должностным лицом устранено без судебного вмешательства, суд считает, что данное требование удовлетворению не подлежит.

С учетом изложенного в удовлетворении административного искового заявления суд Фамилияу отказывает.

Принятое по делу решение в соответствии с ч. 1 ст. 111 КАС исключает возможность возмещения истцу судебных расходов по делу.

Руководствуясь чч. 1-3 ст. 175, ст. 176, ст. 177. чч. 1 и 2 ст. 178, чч. 1, 2 ст. 179, чч. 1-4.6 ст. 180. ч. 1, п. 2 ч. 2 и п. 2 ч. 3 и ч. 4 ст. 227 КАС, военный суд

решил:

в удовлетворении административного искового заявления Фамилияа Дмитрия Олеговича об оспаривании выводов аттестационной комиссии войсковой части 00000. действий командира войсковой части 00000. связанных с представлением к увольнению с военной службы, и бездействия, выразившегося в нерассмотрении рапорта, действий главнокомандующего Воздушно- космическими силами, связанных с увольнением с военной службы, отказать. Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский

окружной военный суд через Тверской гарнизонный военный суд в течение одного месяца со дня его принятия в окончательной форме.

А.А. Колуб

Апелляционная жалоба

В Московский окружной военный суд

119002, г. Москва, Арбат, д. 37 Тел.: (499) 241-07-21

Административный истец: Хмелев Дмитрий Олегович, 26 апреля 1988 г. р. в г. Горький Адрес места жительства: 170040, Тверская область, г. Тверь , ул. Мигаловская набережная д. корпус , кв 0. Тел: 80000007 эл.почта : hm0000000096@gmail.com Административный ответчик: Командир войсковой части № 41486, полковник Русин Леонид Игоревич, 170009, Тверская область, г. Тверь, ул. Громова д.54, Войсковая часть 41486

19 апреля 2018 года решением № 2А-53/2018 Тверского гарнизонного военного суда, на исковое заявление Хмелева Дмитрия Олеговича, об оспаривании выводов аттестационной комиссии войсковой части № 41486, действий командира войсковой части 41486, связанных с представлением к увольнению с военной службы, и бездействия, выразившегося в нерассмотрении рапорта, действий главнокомандующего Воздушно-космическими силами, связанных с увольнением с военной службы, было отказано в полном объёме.

С решением суда я не могу согласиться по следующим основаниям:

Суд указал :»процедура досрочного увольнения военнослужащего с военной службы соблюдена.» К тому же в решении подробно описана процедура увольнения , однако суть вопросов изложенных в Административном исковом заявлении судом не рассматривалась. однако в решении сказано : «совокупность изложенных выше обстоятельств, свидетельствующих о его поведении и побудивших командира в/ч № 41486 рассмотреть Хмелева на заседании комиссии, а главнокомандующему в последующем принять решение о его досрочном увольнении, и явилась той основой, которая позволила командованию реализовать предоставленное ему законом право на принудительное и преждевременное прекращение военной службы с конкретным военнослужащим.» Данная совокупность выражена в следующем : 1. Выговор за отсутствие без уважительных причин на контрольном занятии по строевой подготовке за 2017 г. командиром 2 авиационной эскадрильи в/ч № 41486 объявлен выговор. 2. Повторное наказание за одно и тоже правонарушение. Однако Аттестационная комиссия нарушила по моему мнению запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 апреля 2009 года N 7-П, федеральный законодатель, воплощая в правовом регулировании предписания статьи 59 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, обеспечивает надлежащее выполнение гражданином обязанностей, обусловленных несением военной службы. При этом, поскольку особенности правового статуса военнослужащего, по смыслу статьи 59 Конституции

Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3), 60 и 71 (пункты «в», «м»), предполагают определенные ограничения конституционных прав и свобод лиц, несущих военную службу, федеральный законодатель при введении таких ограничений должен обеспечивать их соразмерность (пропорциональность) целям и конституционному предназначению военной службы как таковой с учетом характера и объективных условий ее прохождения. Однако суд указал : » ссылки в административном исковом заявлении на постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июня 1995 года N 7-П. от 15 июля 1999 года N 11-П . от 11 мая 2005 года N 5-П. от 20 апреля 2009 года N 7-П от 21 марта 2013 г. № 6-П беспредметны.» с чем я согласится не могу , и из решения не ясно каким образом суд признает законным наказание за один и тот же проступок второй раз , после того как Я уже понес наказание в соответствии с законом т.к. : суд указал : «При этом значительным отступлением от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе и. как следствие, существенным нарушением условий заключенного контракта может быть признано совершение военнослужащим административного правонарушения, за которое он несет ответственность на общих основаниях» В свою очередь в Указе Президента РФ от 10.11.2007 N 1495 «Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации» (вместе с «Уставом внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации», «Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил Российской Федерации» указано: «Глава 3. ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ 47. Военнослужащие привлекаются к дисциплинарной ответственности за дисциплинарный проступок, то есть противоправное, виновное действие (бездействие), выражающееся в нарушении воинской дисциплины, который в соответствии с законодательством Российской Федерации НЕ ВЛЕЧЕТ за собой уголовной или административной ответственности. За административные правонарушения военнослужащие несут дисциплинарную ответственность в соответствии с настоящим Уставом, за исключением административных правонарушений, за которые они несут ответственность на общих основаниях.» Их решения суда становится не ясным вопрос законности наказания в виде увольнения , за то правнонарушение по которому Я один раз уже наказан , что незаконно по мнению Конституционного суда Российской Федерации , ссылки на которое , Тверской гарнизонный военный суд назвал несостоятельными , с чем я согласиться не могу т.к. : » Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 6 июня 1995 года N 7-П и получившей развитие в ряде других его решений применительно к различным видам профессиональной деятельности, связанной с осуществлением публичных функций (определения от 1 июля 1998 года N 84-О, от 1 декабря 1999 года «N 219-О», от 7 декабря 2001 года N 256-О, от 3 октября 2002 года N 233-О, от 20 октября 2005 года N 378-О и от 22 октября 2008 года «N 538-О-О»), граждане, добровольно избирая такого рода деятельность, соглашаются с ограничениями, которые обусловливаются приобретаемым ими правовым статусом, а потому установление особых правил прохождения государственной службы, включая военную службу по контракту, и требований к избравшим ее лицам само по себе не может рассматриваться как нарушение закрепленных статьями 32 (часть 4) и 37 (часть 1)

Конституции Российской Федерации права на равный доступ к государственной службе и права свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Вместе с тем, осуществляя в соответствии со статьей 71 (пункты «м», «т») Конституции Российской Федерации правовое регулирование отношений, связанных с поступлением на военную службу по контракту, ее прохождением и прекращением, в том числе устанавливая требования к военнослужащим, обусловленные возложением на них обязанностей военной службы, и последствия невыполнения этих требований, федеральный законодатель обязан обеспечивать баланс между конституционно защищаемыми ценностями, публичными и частными интересами, соблюдая вытекающие из Конституции Российской Федерации принципы справедливости, равенства и соразмерности, а вводимые им нормы должны отвечать критериям определенности, ясности, недвусмысленности и согласованности с системой действующего правового регулирования (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П, от 27 мая 2003 года N 9-П, от 27 мая 2008 года N 8-П и др.). В частности, последствия невыполнения военнослужащим требований, предъявляемых к лицам, проходящим военную службу по контракту, должны определяться таким образом, чтобы обеспечивалась возможность учета характера нарушения, его опасности для защищаемых законом ценностей, причин и условий совершения, а также личности военнослужащего и степени его вины и тем самым гарантировалась соразмерность неблагоприятных для военнослужащего правовых последствий степени тяжести допущенного им нарушения.» Обязательным условием досрочного увольнения с военной службы в порядке реализации дисциплинарного взыскания по основанию, предусмотренному подпунктом «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», должно являться совершение военнослужащим дисциплинарного проступка, а под невыполнением условий контракта о прохождении военной службы в данном случае — в силу общеправовых требований справедливости и соразмерности ответственности, отступление от которых означало бы чрезмерное ограничение прав и свобод человека и гражданина, не соответствующее целям защиты конституционно значимых ценностей и интересов, и, по сути, умаление конституционных прав и свобод (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июля 2001 года N 130-О), — должны подразумеваться именно существенные нарушения условий контракта, в частности совершение одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих», либо совершение военнослужащим дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий. Согласно статье 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Названная норма, по ее буквальному смыслу, распространяется на случаи привлечения к уголовной ответственности, однако это не означает, что Конституция Российской Федерации допускает неоднократное привлечение к административной или дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние, — установленный ею запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem, направлен, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 мая 2005 года N 5-П, на обеспечение правовой безопасности и правовой определенности и стабильности. Исходя из природы юридической ответственности как формы реакции на конкретное

правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние было бы — вопреки названному общеправовому принципу — ответственностью без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве. Решение по вопросу увольнения на основании подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе «, должно приниматься в рамках процедуры аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, которая, согласно Положению о порядке прохождения военной службы (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237), проводится в целях всесторонней и объективной оценки военнослужащих, определения соответствия занимаемой воинской должности и перспектив дальнейшего служебного использования (пункт 1 статьи 26) с соблюдением требований, установленных статьями 26 и 27 данного Положения, Порядком организации и проведения аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации (утвержден приказом Министра обороны Российской Федерации от 29 февраля 2012 года N 444, которым был признан утратившим силу ранее действовавший «приказ» Министра обороны Российской Федерации от 6 апреля 2002 года N 100 «О порядке организации и проведения аттестации офицеров и прапорщиков (мичманов) Вооруженных Сил Российской Федерации»), а также нормативными правовыми актами руководителей иных федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба. В отношении меня Аттестационная комиссия нарушила по моему мнению запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 апреля 2009 года N 7-П, федеральный законодатель, воплощая в правовом регулировании предписания статьи 59 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, обеспечивает надлежащее выполнение гражданином обязанностей, обусловленных несением военной службы. При этом, поскольку особенности правового статуса военнослужащего, по смыслу статьи 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3), 60 и 71 (пункты «в», «м»), предполагают определенные ограничения конституционных прав и свобод лиц, несущих военную службу, федеральный законодатель при введении таких ограничений должен обеспечивать их соразмерность (пропорциональность) целям и конституционному предназначению военной службы как таковой с учетом характера и объективных условий ее прохождения.» Считаю свои права нарушенными, и решение ….. неправомерным т.к. единственной законной основой для увольнения является : » Выговор за отсутствие без уважительных причин на контрольном занятии по строевой подготовке за 2017 г.» что явно нарушает принцип соразмерности наказания , а вопрос повторного наказания судом рассмотрен в виде вывода о несостоятельности ссылки на решения вышестоящих судов по данному вопросу.

На основании изложенного и ст. ст. 295-299 КАС РФ,

ПРОШУ:

1. Отменить решение Тверского гарнизонного военного суда № 2А-53/2018 от 19 апреля 2018 года;

2. Принять по данному делу новое решение.

Приложения:

1. Копия квитанции государственной пошлины – 150 рублей;

2. Копия решения решение Тверского гарнизонного военного суда № 2А-53/2018 от 19 апреля 2018 года.

Апелляционное определение 

Судебная коллам» но административным делам Московского окружного военного суда в составе: 
председательствующего 
судей: Иавлснка С.В., Левицкого Ь.Ф., Неустроева B.C., при секретаре Потанине I I.A., 
с участием прокурора — военного прокурора отдела военной прокуратуры Западного военного округа советника юстиции Гаджиметова Т.Д. рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по апелляционной жалобе административного истца на решение Тверского гарнизонного военного суда от 19 апреля 2018 г., которым отказано в удовлетворении административного иска военнослужащего войсковой части 41486 старшего лейтенанта Хмелева Дмитрия Олеговича об оспаривании действий и бездействия главнокомандующего Воздушно- космическими силами (далее — ВКС), аттестационной комиссии и командира этой же воинской части, связанных с увольнением с военной службы и нерассмотренном рапорта. 
Заслушав доклад судьи Неустроева B.C., заключение прокурора, полагавшего необходимым решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения, судебная коллегия 
установила: 
как следует из решения суда и материалов дела, Хелев с 2S января 2014 г. проходил военную службу в должности инженера группы обслуживания (радиотехнического оборудования) инженерно-авиационной службы 2 авиационной эскадрильи (далее — группа обслуживания) войсковой части 400006. 
В соответствии со вступившими в законную силу постановлениями судьи Тверского гарнизонного военного суда от 11 августа и 18 октября 2017 г., административный истец признан виновным в совершении административных правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в соответствии с которой ему назначены административные наказания. 
Приказом командира 2 авиационной эскадрильи войсковой части 400006 от 9 октября 2017 г. Хелеву за отсутствие без уважительных причин на контрольном занятии по строевой подготовке за 2017 год объявлен выговор.  
Решением аттестационной комиссии войсковой части 20008 от 19 
декабря 2017 г., оформленным протоколом Л» 44, было постановлено ходатайствовать перед командонанпем о досрочном увольнении Хмслсно с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта. 
При ка:юм главнокомандующего ИКС от 1К января 201К г. № 4 Хелев досрочно уволен с военной службы с зачислением в тапас по основанию, предусмотренному поди, «в» и. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», то есть в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта. 
Полагая, что таким увольнением нарушены его права, поскольку за совершенное им административное правонарушение он уже был подвергнут наказанию, Хмелев обратился в суд с административным иском, в котором просил признать незаконными выводы аттестационной комиссии в отношении него, действия и бездействие командира войсковой части 40006, связанные, соответственно с представлением его к увольнению с военной службы и нерассмотренном его рапорта от 19 января 2018 г. и действия главнокомандующего ВКС, связанные с изданием приказа от 18 января 2018 г. № 4 в части его увольнения с военной службы, а также обязать главнокомандующего ВКС отменить названный приказ в указанной части. 
Кроме этого Хелев просил взыскать в его пользу судебные расходы в виде уплаченной им государственной пошлины в размере 300 руб. 
Гарнизонный военный суд в удовлетворении административного иска отказал. 
В апелляционной жалобе административный истец, не соглашаясь с судебным решением, считая сто незаконным и необоснован 
его отменить и принять новое. 
В обоснование этого, ссылаясь на постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июня 1995 г. № 7-Г1, от 15 июля 1999 г. № 1I-П, от 11 мая 2005 г. Кй 5-П, от 20 апреля 2009 г. № 7-П и от 21 марта 2013 г. № 6-11, утверждает, что судом был нарушен общеправовой принцип, не допускающий повторного наказания за одно и то же правонарушение. 
В связи с этим считает, что привлечение к административной ответственности не допускало возможности его увольнения с военной службы в связи с невыполнением условий контракта. ( ПОДМЕНА ) 
По мнению автора апелляционной жалобы, единственным основанием для такого увольнения являлся объявленный ему выговор за отсутствие без уважительных причин на контрольном занятии по строевой подготовке, что также является недопустимым ввиду несоразмерности наказания. 
Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходиI к следующему.

В соответствии с подп. «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 5Э-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть досрочно уволен с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта. 
Согласно п. 3 ст. 32 того же Закона, условия контракта о прохождении военной службы включают в себя обязанность гражданина проходить военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях или органах в течение установленного контрактом срока, добросовестно исполнять все общие, должностные и специальные обязанности военнослужащих, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. 
Следовательно, заключив контракт о прохождении военной службы, гражданин, таким образом, добровольно принимает на себя обязательства соответствовать требованиям по занимаемой воинской должности и добросовестно исполнять все общие, должностные и специальные обязанности, а также соблюдать общепринятые правила поведения и этики. 
Строгое соблюдение Конституции Российской Федерации и законов Российской Федерации в силу ст. 26 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» и ст. 16 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации относится к числу общих обязанностей военнослужащего. 
В соответствии со ст. 1 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. № 1495 «Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации» воинская дисциплина есть строгое и точное соблюдение всеми военнослужащими порядка и правил, установленных законами Российской Федерации, общевоинскими уставами Вооруженных Сил Российской Федерации и приказами командиров (начальников). 
Таким образом, основанием для увольнения военнослужащего с военной службы по подп. «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», может являться допущенное им нарушение воинской дисциплины, которое, в соответствии с контрактом о прохождении военной службы, военнослужащий обязался соблюдать. 
В соответствии с п. 13 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. Нг 1237, для увольнения с военной службы по основаниям, предусмотренным подп. «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона, может быть дано заключение аттестационной комиссии. 
4 I 
В интересах военной службы, выражающихся, в частности, в поддержании боевой готовности воинских подразделений, эффективном выполнении стоящих перед ними задач, недобросовестное отношение военнослужащего к своим обязанностям, в том числе подтверждаемое привлечением его к административной ответственности, может служить основанием для постановки вопроса о соответствии его требованиям, предъявляемым к лицам, проходящим военную службу, с точки зрения деловых и личных качеств. 
Решение по данному вопросу должно приниматься в рамках процедуры аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, которая, согласно ст. 26 Положения о порядке прохождения военной службы, проводится в целях всесторонней и объективной оценки военнослужащих, определения соответствия занимаемой воинской должности и перспектив дальнейшего служебного использования. 
Конституционный Суд Российской Федерации в своем постановлении от 21 марта 2013 г. № 6-П указал, что служба в современной российской армии — с учетом принципов ее организации и функционирования, степени ее технологической оснащенности, а также специфики деятельности лиц, несущих военную службу, обязанности которых по подготовке к вооруженной защите и по вооруженной защите Российской Федерации требуют выполнения поставленных задач в любых условиях, в том числе с риском для жизни, — предполагает предъявление повышенных требований как к уровню профессиональной подготовки военнослужащих, так и к их морально-психологическим и иным личностным качествам, а равно их повышенную ответственность за ненадлежащее выполнение обязанностей военной службы. Соответственно, целями сохранения боеспособности воинских подразделений, выполнения задач по обеспечению обороны страны и безопасности государства предопределяется и возможность введения особых, отличных от предусмотренных для иных категорий государственных служащих правил прекращения военно-служебных отношений с военнослужащими, которые более не отвечают установленным требованиям. 
В этой связи невыполнение военнослужащим условий контракта о прохождении военной службы не согласуется и с его особым публично¬правовым статусом как лица, осуществляющего конституционно значимые функции. Прекращение в таких случаях военно-служебных отношений с военнослужащим является закономерной реакцией государства на совершение данным военнослужащим деяния, свидетельствующего о нарушении им обязанностей военной службы. 
Следовательно, нарушение требований строгого соблюдения Конституции Российской Федерации и законов Российской Федерации, невыполнение условий контракта о прохождении военной службы может выражаться, в том числе в совершении военнослужащим дисциплинарного 
«росту и ка, уголовно наказуемого деяния или административного праяонару шения. 
В силу этих разъяснений сам по себе факт совершения такого прапонлрушения может послужить основанием для постановки вопроса о его соответствии требованиям, предъявляемым к лицам, проходящим военную службу, с точки зрения деловых и личных качеств 
Мри этом под невыполнением условий контракта как основанием для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы следует считать значительные отступления от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе, которые могут выражаться, в частности. в совершении виновных действий (бездействия), свидетельствующих об отсутствии у военнослужащего необходимых качеств для надлежащего выполнения обязанностей военной службы.

Будучи нарушением условий контракта, виновное противоправное неисполнение или ненадлежащее исполнение военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, возложенных на него общих, должностных или специальных обязанностей, одновременно является и нарушением воинской дисциплины. 
Таким образом, закон допускает увольнение военнослужащего с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта о прохождении военной службы, которое может выражаться, в том числе, и в совершении им административного правонарушения. ( ??? где аргументация)  При этом увольнению по указанному основанию должна предшествовать обязательная аттестация военнослужащего. 
По делу установлено, что основанием для составления аттестационного листа и представления Хмелева на аттестационную комиссию явилось привлечение его на основании вступивших в законную силу постановлений судьи Тверского гарнизонного военного суда от августа 2017 г. и от 18 октября 2017 г. к административной ответственности за совершение двух совершенных им 22 и 24 июня 2017 г. однородных административных правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 12.26 КоАП. 
Кроме того, из материалов дела усматривается, что 9 октября 2017 г. Хелеву за отсутствие без уважительных причин на контрольном занятии по строевой подготовке командиром эскадрильи войсковой части 40006 объявлен выговор. 
Согласно аттестационному листу от 30 ноября 2017 г., с которым административный истец был ознакомлен в тот же день, Хелев характеризуется как с положительной, так и с отрицательной стороны, при этом требует постоянного контроля со стороны командиров. 
Из протокола заседания аттестационной комиссии, на котором участвовал Хмелев, видно, что был зачитан аттестационный лист, заслушаны непосредственный начальник административного истца и сам Хмелев, после чего было принято решение о несоответствии его 
ШНММЙОМОП воинской должности, а также целесообразности увольнения Хмелева с военной службы и спя III с неиынолнением условий контракта. 
Таким образом, в ходе проведения аттестационных мероприятий мел сиу была предос тавлеиа возможность реализовать свои права, путем дачи объяснений аттестационной комиссии, а тикже при проведении 19 декабря 2017 т. личной беседы, в которых истец обосновал свое несогласие с представлением его к увольнению с военной службы по дискредитирующему основанию и просил направить его на медицинское освидетельствование. Эта просьба Хмелева была выполнена и он направлен на указанное освидетельствование 22 января 2018 г. после выхода из отпуска. 
Как установлено судом, командир войсковой части 41486 согласился с выводами агтестационной комиссии и 20 декабря 2017 г. подписал представление к увольнению Хмелева с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта, а командир вышестоящей воинской части 25 декабря того же года утвердил решение о целесообразности увольнения Хмелева с военной службы по указанному основанию. 
Приказом главнокомандующего ВКС от 18 января 2018 г. № 4 Хелев досрочно уволен с военной службы в запас в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта. 
Из изложенного со всей очевидностью следует, что каких-либо нарушений по сроку проведения аттестации Хелева по вопросу определения соответствия его занимаемой воинской должности, оформления аттестационных документов и представления, а также издания главнокомандующим ВКС приказа об увольнении его с военной службы применительно к моменту принятия судебного решения о привлечении его к административной ответственности и вступления его в законную силу, не допущено. 
При таких объективных данных, несмотря на то, что по военной службе Хмелев характеризовался, в том числе и с положительной стороны, совершение им административных правонарушений, характеризующихся высокой степенью общественной опасности, свидетельствует об отсутствии у него необходимых качеств для надлежащего выполнения обязанностей военной службы, тем более с учетом специфики прохождения ее в ВКС. 
Основываясь на этих подтвержденных доказательствами обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что решение аттестационной комиссии о целесообразности увольнения Хелева с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта, является следствием совершенных военнослужащим административных правонарушений. 
Кроме того, поскольку представление Хелева к увольнению с военной службы состоялось на основании всесторонней оценки аттестационной комиссией и должностным лицом соответствия указанного 
/ военнослужащего требованиям, предъявляемым законом к этой категории граждан, с учетом совершенных им административных правонарушений, за которые он был привлечен к административной ответственности, гарнизонный суд обоснованно признал несостоятельным и довод административного истца о его повторном наказании за одно и то же правонарушение. ( вот и вся аргументация) 
Командование, оценив характер совершенных административным истцом правонарушений и его личность, отношение к выполнению своих обязанностей, не нашло возможным, учитывая специфику его профессионально-служебной деятельности, продолжение военно¬служебных отношений с ним как с лицом, фактически переставшим удовлетворять предъявляемым к нему законодательством о военной службе требованиям, издав приказ о его досрочном увольнении с военной службы. 
С такими действиями суд первой инстанции правильно согласился, отказав в удовлетворении заявленных требований об оспаривании решения аттестационной комиссии и командования, связанных с представлением Хмелева к увольнению с военной службы и увольнению с нее. 
Таким образом, вопреки утверждению в апелляционной жалобе об обратном, аттестационной комиссией, воинскими должностными лицами соблюдены установленные законодательством о статусе военнослужащих, о воинской обязанности и военной службе, сроки и иные элементы процедуры увольнения с военной службы в связи с невыполнением условий контракта, в том числе с учетом разъяснений, содержащихся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 г. № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» и правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, на которые указывается в апелляционной жалобе. 
Установив, что 18 апреля 2018 г. Хмелеву командиром войсковой части 41486 дан ответ на его рапорт от 19 января 2018 г., то есть оспоренное им бездействие устранено без судебного вмешательства, гарнизонный суд пришел к обоснованному, соответствующему ч. 2 ст. 1 и ст. 218 КАС РФ выводу об отсутствии законных оснований для возложения на должностное лицо обязанности по устранению оспоренного нарушения, вследствие чего правильно отказал в удовлетворении административного иска и в этой части. 
С учетом изложенного, суд первой инстанции правильно отказал Хмелеву в удовлетворении административного иска, в связи с чем законных оснований для удовлетворения его апелляционной жалобы не имеется. 
Руководствуясь ст. 308, п.1 ст. 309 и 311 КАС РФ, судебная коллегия 
решение Тверского гарнизонного военного суда от 19 апреля 2018 г. п0 административному иску Хмелева Дмитрия Олеговича оставить без изменения, а его апелляционную жалобу — без удовлетворения.

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА в окружной суд 

В Московский окружной военный суд

119002, г. Москва, Арбат, д. 37

Административный истец: Хмелев Дмитрий Олегович, 26 апреля 1988 г. р. в г. Горький Адрес места жительства: 170040, Тверская область, г. Тверь , ул. Мигаловская набережная д.1 корпус 2, кв 80. Тел: 89520663787 эл.почта : hmelevdmirij96@gmail.com

Административный ответчик: Командир войсковой части № 41486, полковник Русин Леонид Игоревич, 170009, Тверская область, г. Тверь, ул. Громова д.54, Войсковая часть 41486

Кассационная жалоба

19 апреля 2018 г. Тверской гарнизонный военный суд рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело № 2а-53/2018 по заявлению Хмелева Д. О. об оспаривании выводов аттестационной комиссии в/ч 41486, связанных с предоставлением к увольнению с военной службы, и бездействия, выразившегося в нерассмотрении рапорта, действий главнокомандующего Воздушно-космическими силами, связанных с увольнением с военной службы, отказал в удовлетворении требований. 19 июня 2018 г. апелляционным определением № 33а-688 судебная коллегия по административным делам Московского окружного военного суда по апелляционной жалобе административного истца на решение Тверского гарнизонного военного суда от 19 апреля 2018, которым отказано в удовлетворении заявленных требований Хмелева Д. О. об оспаривании выводов аттестационной комиссии в/ч 41486, связанных с предоставлением к увольнению с военной службы, и бездействия, выразившегося в нерассмотрении рапорта, действий главнокомандующего Воздушно-космическими силами, связанных с увольнением с военной службы, решение Тверского гарнизонного военного суда было оставлено без изменений. С решениями и определениями вышеуказанных судов я не согласен так в соответствии с гражданским законодательством, суд обязан разрешать гражданские дела на основании Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, нормативных правовых актов федеральных органов государственной власти.Считаю, что решение суда не соответствует действующему законодательству и сложившейся судебной практике, подлежит отмене по следующим основаниям. Судами нарушено: 1. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. N 6-П г. Санкт-Петербург «по делу о проверке конституционности подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе Конституционный Суд признал неконституционным подпункт «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» : » что содержащееся в нем положение, позволяя досрочно прекращать военно-служебные отношения с военнослужащим, ранее привлекавшимся к дисциплинарной или уголовной ответственности, понесшим соответствующее наказание и более не совершившим какого-либо нового правонарушения, допускает тем самым повторное наказание за одно и то же

деяние, а вследствие неопределенности относительно причин и порядка увольнения по такому основанию, как невыполнение условий контракта, влечет нарушение конституционного принципа равенства граждан перед законом, неправомерное ограничение права военнослужащих на труд, которое они реализуют посредством прохождения военной службы …… Невыполнением условий контракта как основанием для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы следует считать лишь значительные (существенные) отступления от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе, которые могут выражаться, в частности, в совершении виновных действий (бездействия), свидетельствующих об отсутствии у военнослужащего необходимых качеств для надлежащего выполнения обязанностей военной службы; совершении одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих» » В частности, последствия невыполнения военнослужащим требований, предъявляемых к лицам, проходящим военную службу по контракту, должны определяться таким образом, чтобы обеспечивалась возможность учета характера нарушения, его опасности для защищаемых законом ценностей, причин и условий совершения, а также личности военнослужащего и степени его вины и тем самым гарантировалась соразмерность неблагоприятных для военнослужащего правовых последствий степени тяжести допущенного им нарушения.» 2. Также статью 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Названная норма, по ее буквальному смыслу, распространяется на случаи привлечения к уголовной ответственности, однако это не означает, что Конституция Российской Федерации допускает неоднократное привлечение к административной или дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние, — установленный ею запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem, направлен, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 мая 2005 года N 5-П, на обеспечение правовой безопасности и правовой определенности и стабильности. Исходя из природы юридической ответственности как формы реакции на конкретное правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние было бы — вопреки названному общеправовому принципу — ответственностью без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве. Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения РФ положений этих договорных актов , когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении РФ. 3. Протокол N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ETS N 117) Статья 4. Право не быть судимым или наказанным дважды: 1. Никто не должен быть повторно судим или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое уже был оправдан или осужден в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами этого государства. 4. Также как указал ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА БОЛЬШАЯ ПАЛАТА по Делу «Сергей Золотухин против России» [Sergey Zolotukhin v. Russia] (жалоба N 14939/03) в ПОСТАНОВЛЕНИИ г.Страсбург 10 февраля 2009 года : » возникает дублирование карательных процедур со стороны различных государственных

органов, причём сами эти процедуры по существу иногда имеют сходство до степени совпадения» «Главным признаком повторного привлечения лица к ответственности, в соответствии с практикой Европейского суда по правам человека, принято считать возбуждение по одному и тому же факту нескольких процессуальных производств.» 5. По смыслу практики Европейского Суда по правам человека, этот принцип действует независимо от того, в каком государстве лицо было осуждено и наказано в уголовном порядке (то же в ч. 1 ст. 12 УК), и запрещает повторное наказание и тогда, когда оно было наложено иным органом, но по обвинению, тождественному уголовному (например, за административное правонарушение правил дорожного движения). 6. Как разъяснено в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 №5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ», применение судами Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции. Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»). Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод А также из положений ст. 46 Конвенции, статьи 1 ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» следует, что правовые позиции Европейского Суда по правам человека , которые содержаться в его окончательных постановлениях, являются обязательными для судов . В соответствии со ст.ст. 318-320 КАС РФ ПРОШУ: 1) Отменить решение Тверского гарнизонного военного суда по административному делу № 2а-53/2018 от 19 апреля 2018 г. ; 2) Отменить апелляционное определение № 33а-688 от 19 июня 2018 г судебной коллегии по административным делам Московского окружного военного суда; Приложения: 1. Тверского гарнизонного военного суда по административному делу № 2а-53/2018 от 19 апреля 2018 г.; 2. Копия апелляционное определение № 33а-688 от 19 июня 2018 г судебной коллегии по административным делам Московского окружного военного суда; 3. Квитанция об оплате госпошлины 150 руб.

«__» августа 2018г. ______________/Хмелев Д. О./

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ 

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА в Верховный суд 

В Судебную коллегию по делам военнослужащих 
Верховного Суда Российской Федерации 
121260 город Москва, улица Поварская, дом 15. 

Административный истец: Хмелев Дмитрий Олегович, 26 апреля 1988 г. р. в г. Горький Адрес места жительства: 170040, Тверская область, г. Тверь , ул. Мигаловская набережная д.00 корпус 00, кв 00. Тел: 800000007 эл.почта : 0000000@gmail.com

Административный ответчик: Командир войсковой части № 00006, полковник Руин Леонид Игоревич, 170009, Тверская область, г. Тверь, ул. Громова д.54, Войсковая часть 400006

Кассационная жалоба

19 апреля 2018 г. Тверской гарнизонный военный суд рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело № 2а-53/2018 по заявлению Хмелева Д. О. об оспаривании выводов аттестационной комиссии в/ч 41486, связанных с предоставлением к увольнению с военной службы, и бездействия, выразившегося в нерассмотрении рапорта, действий главнокомандующего Воздушно-космическими силами, связанных с увольнением с военной службы, отказал в удовлетворении требований.

19 июня 2018 г. апелляционным определением № 33а-688 судебная коллегия по административным делам Московского окружного военного суда по апелляционной жалобе административного истца на решение Тверского гарнизонного военного суда от 19 апреля 2018, которым отказано в удовлетворении заявленных требований Хмелева Д. О. об оспаривании выводов аттестационной комиссии в/ч 41486, связанных с предоставлением к увольнению с военной службы, и бездействия, выразившегося в нерассмотрении рапорта, действий главнокомандующего Воздушно-космическими силами, связанных с увольнением с военной службы, решение Тверского гарнизонного военного суда было оставлено без изменений.

11 сентября 2018 г. Московский Окружной военный суд в своем определении № 4Г-383/2018  отказал в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседани президиума Московского Окружного суда . 

С решениями и определениями вышеуказанных судов я не согласен так как  в соответствии с гражданским законодательством, суд обязан разрешать гражданские дела на основании Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, нормативных правовых актов федеральных органов государственной власти.Считаю, что решение суда не соответствует действующему законодательству и сложившейся судебной практике, подлежит отмене по следующим основаниям.

Судами первой и апелляционной инстанции  нарушено: 1. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. N 6-П г. Санкт-Петербург «по делу о проверке конституционности подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе Конституционный Суд признал неконституционным подпункт «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» : » что содержащееся в нем положение, позволяя досрочно прекращать военно-служебные отношения с военнослужащим, ранее привлекавшимся к дисциплинарной или уголовной ответственности, понесшим соответствующее наказание и более не совершившим какого-либо нового правонарушения, допускает тем самым повторное наказание за одно и то же деяние, а вследствие неопределенности относительно причин и порядка увольнения по такому основанию, как невыполнение условий контракта, влечет нарушение конституционного принципа равенства граждан перед законом, неправомерное ограничение права военнослужащих на труд, которое они реализуют посредством прохождения военной службы …… Невыполнением условий контракта как основанием для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы следует считать лишь значительные (существенные) отступления от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе, которые могут выражаться, в частности, в совершении виновных действий (бездействия), свидетельствующих об отсутствии у военнослужащего необходимых качеств для надлежащего выполнения обязанностей военной службы; совершении одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих» » В частности, последствия невыполнения военнослужащим требований, предъявляемых к лицам, проходящим военную службу по контракту, должны определяться таким образом, чтобы обеспечивалась возможность учета характера нарушения, его опасности для защищаемых законом ценностей, причин и условий совершения, а также личности военнослужащего и степени его вины и тем самым гарантировалась соразмерность неблагоприятных для военнослужащего правовых последствий степени тяжести допущенного им нарушения.» Московский Окружной военный суд в своем определении Московский Окружной военный суд в своем определении № 4Г-383/2018 признал приведенные в  Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. N 6-П г. о недопустимости повторного наказания за одно и тоже правонарушение , однако привел доводы : 

Требования, «отсутствии у военнослужащего необходимых качеств для надлежащего выполнения обязанностей военной службы; совершении одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых   перечислены в п. 2 ст. 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих»», также суд указал : » совершении уголовно наказуемого деяния или административного правонарушения, за которое военнослужащий несет ответственность на общих основаниях; иных юридически значимых обстоятельств, позволяющих в силу специфики служебной деятельности военнослужащего сделать вывод о том, что он перестал удовлетворять требованиям законодательства о воинской обязанности и военной службе, предъявляемым к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту.»  Данные доводы суда по моему мнению являются ошибочными , т.к. не основаны на буквальном содержании указанной нормы. А конкретно : содержание нормы обусловлено ее названием «2. По своему характеру грубыми являются следующие дисциплинарные проступки:..» , и также в норме содержится требование: «административное правонарушение, за которое военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях несет дисциплинарную ответственность;» В«Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 03.08.2018) по данному вопросу есть конкретные указания , о которых Суд по моему мнению незаконно умолчал : 

Статья 2.5. Административная ответственность военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, и лиц, имеющих специальные звания

1. За административные правонарушения, за исключением административных правонарушений, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, военнослужащие, граждане, призванные на военные сборы, и имеющие специальные звания сотрудники Следственного комитета Российской Федерации, органов внутренних дел, войск национальной гвардии Российской Федерации, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, Государственной противопожарной службы и таможенных органов в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, регламентирующими прохождение военной службы (службы) указанными лицами и их статус, несут дисциплинарную ответственность.

2. За административные правонарушения, предусмотренные статьями 5.1 — 5.265.45 — 5.525.566.37.29 — 7.327.32.1главой 8статьей 11.16 (в части нарушения требований пожарной безопасности вне места военной службы (службы) или прохождения военных сборов), главой 12статьей 14.9частью 7 статьи 14.32главами 15 и 16статьями 17.317.7 — 17.9частями 1 и 3 статьи 17.14статьями 17.1518.1 — 18.4частями 2.12.6 статьи 19.5статьями 19.5.719.7.2частью 5 статьи 19.8статьей 20.4 (в части нарушения требований пожарной безопасности вне места военной службы (службы) или прохождения военных сборов) и частью 1 статьи 20.25 настоящего Кодекса, лица, указанные в части 1 настоящей статьи, несут административную ответственность на общих основаниях. Глава 12  Кодекса »   Административные правонарушения в области дорожного движения »  т.е. военнослужащие за данные правонарушения несут административную ответственность на общих основаниях , и соответственно привлечение к дисциплинарной ответственности по своей сути и есть повторное производство и наказание по одному поводу. 

В последствии   Московский Окружной военный суд в своем определении № 4Г-383/2018 указывает на Кодекс этики и служебного поведения военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации , который  опубликовано: 22 марта 2011 года На сайте Министерства обороны Российской Федерации в виде проекта Кодекса этики и служебного поведения военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и федеральных государственных гражданских служащих Министерства обороны Российской Федерации, что никак не может свидетельствовать, об обьективном мнении суда , основанном на требованиях закона. 

Также Московский Окружной военный суд в своем определении № 4Г-383/2018 указал :  » Так как доводы кассационной жалобы лишь повторяют позицию Хмелева по делу, » «по существу сводятся к несогласию с выводами судебных инстанций, но не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судами» , с чем Я согласится могу только в одном , что факты были исследованы, однако мотивированность законности действий должностных лиц так и не была установлена. В Постановлении Европейского суда по делу «Хансен против Норвегии» (Hansen v. Norvey) от 2 октября 2014 г., жалоба N 15319/09. См. в настоящем номере на с. 92 — 116 (примеч. редактора). 
и в Постановлении Большой Палаты Европейского суда по делу «Гору против Греции (N 2)» (Gorou v. Greece) (N 2) от 20 марта 2009 г., жалоба N 12686/03. указывается : «Что касается мотивированности решений судов апелляционной инстанции, важным представляется Постановление Европейского суда по делу «Хелле против Финляндии» <1>. Рассмотрев обстоятельства данного дела, Европейский суд указал, что концепция справедливого судебного процесса требует, чтобы внутригосударственный судебный орган, приведший в обоснование своего решения скупую мотивировку, все же должен ответить на основные вопросы, представленные на его рассмотрение, а не ограничиваться ссылкой на выводы нижестоящего суда» , а также в деле «Хирвисаари против Финляндии» Европейский суд вернулся к вопросу о важном значении мотивировки судебных актов. Он дополнил концепцию следующими положениями: надлежащая мотивированность решения позволяет продемонстрировать то, что аргументы сторон были услышаны, обеспечивает реализацию права на обжалование, а также возможность контроля со стороны общества . В другом финском деле, «Суоминен против Финляндии» , Европейский суд уточнил, что 
«власть должна обосновывать свои действия» , что является ценной гарантией, защищающей от произвола органов государственной власти.  Однако ответа на главный вопрос, который мной задавался неоднократно , суть которого заключается в том , что почему применено повторное наказание и немотивированно было признано законным , так получен и не был. 

2. Также статью 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Названная норма, по ее буквальному смыслу, распространяется на случаи привлечения к уголовной ответственности, однако это не означает, что Конституция Российской Федерации допускает неоднократное привлечение к административной или дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние, — установленный ею запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem, направлен, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 мая 2005 года N 5-П, на обеспечение правовой безопасности и правовой определенности и стабильности. Исходя из природы юридической ответственности как формы реакции на конкретное правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние было бы — вопреки названному общеправовому принципу — ответственностью без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве. Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения РФ положений этих договорных актов , когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении РФ. 3. Протокол N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ETS N 117) Статья 4. Право не быть судимым или наказанным дважды: 1. Никто не должен быть повторно судим или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое уже был оправдан или осужден в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами этого государства. 4. Также как указал ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА БОЛЬШАЯ ПАЛАТА по Делу «Сергей Золотухин против России» [Sergey Zolotukhin v. Russia] (жалоба N 14939/03) в ПОСТАНОВЛЕНИИ г.Страсбург 10 февраля 2009 года : » возникает дублирование карательных процедур со стороны различных государственных

органов, причём сами эти процедуры по существу иногда имеют сходство до степени совпадения» «Главным признаком повторного привлечения лица к ответственности, в соответствии с практикой Европейского суда по правам человека, принято считать возбуждение по одному и тому же факту нескольких процессуальных производств.» 5. По смыслу практики Европейского Суда по правам человека, этот принцип действует независимо от того, в каком государстве лицо было осуждено и наказано в уголовном порядке (то же в ч. 1 ст. 12 УК), и запрещает повторное наказание и тогда, когда оно было наложено иным органом, но по обвинению, тождественному уголовному (например, за административное правонарушение правил дорожного движения). 6. Как разъяснено в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 №5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ», применение судами Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции. Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»). Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод А также из положений ст. 46 Конвенции, статьи 1 ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» следует, что правовые позиции Европейского Суда по правам человека , которые содержаться в его окончательных постановлениях, являются обязательными для судов .

В соответствии со ст.ст. 318-320 КАС РФ

ПРОШУ:

1) Отменить решение Тверского гарнизонного военного суда по административному делу № 2а-53/2018 от 19 апреля 2018 г. ;

2) Отменить апелляционное определение № 33а-688 от 19 июня 2018 г судебной коллегии по административным делам Московского окружного военного суда;

3) Отменить  определение   Московского Окружного военный суда  № 4Г-383/2018 об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседани президиума Московского Окружного суда . 

Приложения:

1. Тверского гарнизонного военного суда по административному делу № 2а-53/2018 от 19 апреля 2018 г.;

2. Копия апелляционное определение № 33а-688 от 19 июня 2018 г судебной коллегии по административным делам Московского окружного военного суда;

3. копия Московский Окружной военный суд  определение № 4Г-383/2018  отказал в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседани президиума Московского Окружного суда . 

4. Квитанция об оплате госпошлины 150 руб.

«__» августа 2018г. ______________/Хмелев Д. О./

По этим основаниям Европейский Суд единогласно

1. отклонил предварительное возражение государства-ответчика;

2. постановил, что по делу властями государства-ответчика было допущено нарушение требований статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции;

3. постановил

(a) что государству-ответчику надлежит выплатить заявителю в течение трех месяцев следующие суммы, подлежащие переводу в российские рубли по обменному курсу валют на день произведения выплаты:

(i) 1500 (одну тысячу пятьсот) евро в качестве компенсации морального вреда, к чему надлежит прибавить любую сумму налогов, которые могут быть начислены на указанную сумму;

(ii) 9000 (девять тысяч) евро в качестве возмещения судебных расходов и издержек, подлежащих перечислению на банковский счет представителей заявителя в Соединенном Королевстве, к чему надлежит прибавить любую сумму налогов, которые могут быть начислены на указанную сумму;

(b) что с момента истечения указанного трехмесячного срока и до момента фактической выплаты указанной суммы на нее начисляются и подлежат выплате заявителю штрафные санкции, рассчитываемые как простые проценты по предельной годовой процентной ставке Европейского центрального банка, к чему надлежит прибавить три процента.

Совершено на английском языке и французском языке и вынесено в открытом заседании во Дворце прав человека, г.Страсбург, 10 февраля 2009 года.
 

Заместитель
Секретаря-Канцлера
Европейского Суда
Майкл О’Бойл

Решение по существу:

Сначала Суд признал, что первоначальный административный арест заявителя мог быть приравнен к «уголовному» осуждению в целях ст. 4 Протокола 7. Суд не убедили доводы правительства, утверждавшего, что нарушения не было, поскольку во втором круге разбирательства заявитель был оправдан.

Суд отметил, что оправдание заявителя национальным судом не было основано на признании факта повторного разбирательства. В своем решении Суд подтвердил, что ст. 4 Протокола 7 относится не только к праву не подвергаться наказанию дважды, а распространяется и на право не подвергаться дважды преследованию или суду.

Поэтому Суд пришел к выводу, что факт оправдания заявителя «не имеет значения для его жалобы, связанной с тем, что он подвергся преследованию и суду» повторно по тем же основаниям.

7 июля 2007 г. палата Суда вынесла единогласное решение в его пользу, однако по запросу российского правительства дело было передано на пересмотр в Большую Палату. 
При рассмотрении дела Большая Палата отметила, что ранее Судом применялись три различных подхода к делам о «двойной ответственности». Это привело к правовой неопределенности, и потому Суд решил вновь сформулировать, что именно следует понимать под «одним и тем же преступлением». Суд сделал следующий вывод:

«…ст. 4 Протокола 7 следует понимать как запрет на привлечение к ответственности или судебное разбирательство в связи со вторым «правонарушением» постольку, поскольку таковые основываются на идентичных фактах или фактах, которые по существу являются одними и теми же».

Применив этот критерий к делу Золотухина, Большая Палата постановила, что первое уголовное обвинение в хулиганстве, предъявленное заявителю (нецензурная брань и нарушение общественного порядка по прибытии в отделении милиции № 9) относилось к тем же действиям, что и осуждение в административном порядке за «мелкое хулиганство», и основывается на тех же фактах.

Другие два обвинения, несмотря на то, что они были основаны на аналогичном поведении позднее в тот же день, были в пространственном и временном отношении отделены от деяний, ставших предметом административного рассмотрения, и поэтому могли рассматриваться в рамках отдельного производства.

Последующее оправдание заявителя не имеет значения, поскольку ст. 4 Протокола 7 гарантирует не только права не наказываться дважды, но и не привлекаться к ответственности или суду. Кроме того, оправдательный приговор был вынесен по материальным основаниям, а не исходя из признания дублирования разбирательств.

Директор EHRAC проф. Филип Лич заявил: «Суд определенным образом установил противоречие Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод одного из аспектов российской правовой системы, который теперь подлежит внимательному пересмотру. Данное решение также будет иметь значение для национальных правовых систем ряда стран Совета Европы «.

Таким образом, Европейский Суд по Правам Человека вынес решение в пользу гражданина России, дважды привлечённого к ответственности за одно и то же правонарушение. При этом следует обратить внимание, что для указанного судебного органа вовсе не являлся определяющим тот факт, что первое наказание было административным, а второе – уголовным. 
Суд указал на то, что признаком, определяющим ответственность как повторную, послужило наличие нескольких (более чем одного) процессуальных производств по одному и тому же факту.

Протокол N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ETS N 117)

Статья 4. Право не быть судимым или наказанным дважды

Статья 4

Право не быть судимым или наказанным 
дважды

1. Никто не должен быть повторно судим или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое уже был оправдан или осужден в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами этого государства.

2. Положения предыдущего пункта не препятствуют повторному рассмотрению дела в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами соответствующего государства, если имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах или если в ходе предыдущего разбирательства были допущены существенные нарушения, повлиявшие на исход дела.

3. Отступления от выполнения настоящей статьи на основании положений статьи 15 Конвенции не допускаются.

Суд указал на то, что признаком, определяющим ответственность как повторную, послужило наличие нескольких (более чем одного) процессуальных производств по одному и тому же факту.

Дело в том, что на момент внесения в законодательство РФ соответствующих изменений в производстве Европейского суда по правам человека уже находилось дело «Золотухин против России (Zolotukhin v Russia)» , в ходе рассмотрения которого Европейский Суд сформулировал новый принцип рассмотрения дел о «двойной ответственности».

Суть дела заключалась в следующем (цитирую по источнику в сети Интернет): «Заявитель был задержан 4 января 2002 г. за то, что привел свою подругу на территорию воинской части без разрешения. Согласно докладам вышестоящих офицеров, он был пьян, вел себя вызывающе и оскорблял сотрудников милиции с использованием нецензурной лексики. Он не обращал внимания на замечания и предупреждения, и после попытки побега был закован в наручники.

В тот же день начальник отделения милиции составил рапорт о допущенных заявителем административных правонарушениях и направил его в Грибановский районный суд, который признал заявителя виновным в совершении правонарушения в соответствии с Кодексом административных правонарушений. Заявитель был приговорен к 3 суткам административного ареста. Данное решение вступило в силу немедленно и обжалованию не подлежало.

23 января в отношении заявителя было возбуждено уголовное дело по подозрению в учинении им беспорядков 4 января 2002 г. 24 января 2002 г. некий майор отдал приказ о взятии заявителя под стражу за «учинение беспорядков, в том числе оказание сопротивления должностному лицу, которое пыталось пресечь нарушение общественного порядка». 1 февраля 2002 г. против заявителя были возбуждены еще два дела: одно по подозрению в сексуальном насилии в отношении двух несовершеннолетних, а другое — по подозрению в краже магнитофона.

6 февраля 2002 все три дела были объединены в одно производство и переданы следователю Воронежской городской прокуратуры. 5 апреля 2002 г. заявителю были предъявлены официальные обвинения.

2 декабря 2002 г. Грибановский районный суд признал заявителя виновным в изнасиловании несовершеннолетней с отягчающими обстоятельствами на основании показаний двух жертв, их матери, жены и любовницы заявителя и судебно-медицинской экспертизы потерпевших. Заявитель был оправдан в части учинения беспорядков, однако был признан виновным в оскорблении должностного лица и в угрозах применения насилия против него.

Заявитель был приговорен к пяти годам и шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии и к принудительному лечению от алкогольной зависимости. Приговор заявителю был оставлен в силе кассационной инстанцией. Жалоба в порядке надзора была также оставлена без удовлетворения.

В неустановленный день мать жены заявителя обратилась в суд с гражданским иском против него, требуя лишения его родительских прав в отношении его детей. 27 октября 2003 г. Грибановский районный суд лишил его родительских прав и присудил выплату алиментов его теще. Мать заявителя участвовала в рассмотрении дела в качестве его представителя. 23 декабря 2003 г. коллегия по гражданским делам Воронежского областного суда отменила решение от 27 октября 2003 г. и направила дело на новое рассмотрение.

Жалобы:

22 апреля 2003 г. Золотухин обратился в Европейский Суд с жалобой на то, что его судили дважды за одно и то же правонарушение.

Заявитель жаловался по ст. 3 Конвенции на то, что в день его ареста он подвергся словесным оскорблениям и унижениям со стороны сотрудников милиции. Также он жаловался на основании ст. 5, что его содержание под стражей до вынесения приговора было незаконным, поскольку в отношении его не было выдано ордера на арест. Заявитель также жаловался по ст. 6(3) в отношении разбирательства в декабре 2003 г. на то, что суд не вызвал и не заслушал свидетелей, которые могли бы подтвердить его алиби.

Кроме того, заявитель жаловался по ст. 13 Конвенции на то, что ему не разрешили снять копии документов, находящихся в его деле, после вступления приговора в силу.
В отношении обвинений, относящихся к его поведению 4 января, заявитель жаловался по ст. 4 Протокола 7 на то, что он был осужден дважды за одно и то же преступление.
Наконец, заявитель жаловался по ст. 5 Конвенции на то, что ему не разрешили присутствовать на рассмотрении гражданского иска, поданного матерью его жены в связи с лишением его родительских прав в отношении двоих его детей, несмотря на то, что он специально просил об этом.

Решение о приемлемости:

8 сентября 2005 г. Европейский Суд признал жалобы заявителя частично приемлемыми.
Суд объявил приемлемой жалобу заявителя по ст. 4 Протокола 7 на то, что его повторно осудили за совершение преступления, за которое он уже был осужден ранее.

Остальные его жалобы были признаны неприемлемыми. Суд отклонил жалобу заявителя по ст. 3 в отношении предполагаемого жестокого обращения в январе 2002, поскольку эта жалоба была подана не вовремя. Суд также отклонил жалобу заявителя на то, что он незаконно содержался под стражей с 19 октября по 2 декабря 2002 г., поскольку заявитель не поднимал этого вопроса в национальных судебных инстанциях и потому не исчерпал внутренних средств защиты.

Суд постановил, что ст. 6(3) не была нарушена, поскольку заявитель, несмотря на то, что он знал о своем законном праве требовать вызова в суд свидетелей со своей стороны, не запросил вызова дополнительных свидетелей в ходе судебного разбирательства. Поэтому он не исчерпал всех внутренних средств защиты. Жалоба заявителя по ст. 13, касающаяся права на копирование материалов дела, была также отклонена, поскольку данная статья не предусматривает конкретного такого права.

Наконец, Суд также отклонил жалобу заявителя по ст. 5(1) относительно невозможности для него присутствовать на слушании дела о лишении его родительских прав, поскольку данное решение было отменено и дело направлено на новое рассмотрение. Поэтому жалоба была отклонена на том основании, что внутренние средства защиты не были исчерпаны.

В решении по существу, вынесенном 7 июня 2007 г., Суд постановил, что заявитель дважды подвергся преследованию и суду за правонарушение, за которое он уже ранее был осужден и отбыл срок заключения. На основании этого Суд единогласно постановил, что имело место нарушение ст. 4 Протокола 7 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Решение по существу:

Сначала Суд признал, что первоначальный административный арест заявителя мог быть приравнен к «уголовному» осуждению в целях ст. 4 Протокола 7. Суд не убедили доводы правительства, утверждавшего, что нарушения не было, поскольку во втором круге разбирательства заявитель был оправдан.

Суд отметил, что оправдание заявителя национальным судом не было основано на признании факта повторного разбирательства. В своем решении Суд подтвердил, что ст. 4 Протокола 7 относится не только к праву не подвергаться наказанию дважды, а распространяется и на право не подвергаться дважды преследованию или суду.

Поэтому Суд пришел к выводу, что факт оправдания заявителя «не имеет значения для его жалобы, связанной с тем, что он подвергся преследованию и суду» повторно по тем же основаниям.

7 июля 2007 г. палата Суда вынесла единогласное решение в его пользу, однако по запросу российского правительства дело было передано на пересмотр в Большую Палату. 
При рассмотрении дела Большая Палата отметила, что ранее Судом применялись три различных подхода к делам о «двойной ответственности». Это привело к правовой неопределенности, и потому Суд решил вновь сформулировать, что именно следует понимать под «одним и тем же преступлением». Суд сделал следующий вывод:

«…ст. 4 Протокола 7 следует понимать как запрет на привлечение к ответственности или судебное разбирательство в связи со вторым «правонарушением» постольку, поскольку таковые основываются на идентичных фактах или фактах, которые по существу являются одними и теми же».

Применив этот критерий к делу Золотухина, Большая Палата постановила, что первое уголовное обвинение в хулиганстве, предъявленное заявителю (нецензурная брань и нарушение общественного порядка по прибытии в отделении милиции № 9) относилось к тем же действиям, что и осуждение в административном порядке за «мелкое хулиганство», и основывается на тех же фактах.

Другие два обвинения, несмотря на то, что они были основаны на аналогичном поведении позднее в тот же день, были в пространственном и временном отношении отделены от деяний, ставших предметом административного рассмотрения, и поэтому могли рассматриваться в рамках отдельного производства.

Последующее оправдание заявителя не имеет значения, поскольку ст. 4 Протокола 7 гарантирует не только права не наказываться дважды, но и не привлекаться к ответственности или суду. Кроме того, оправдательный приговор был вынесен по материальным основаниям, а не исходя из признания дублирования разбирательств.

Директор EHRAC проф. Филип Лич заявил: «Суд определенным образом установил противоречие Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод одного из аспектов российской правовой системы, который теперь подлежит внимательному пересмотру. Данное решение также будет иметь значение для национальных правовых систем ряда стран Совета Европы «.

Таким образом, Европейский Суд по Правам Человека вынес решение в пользу гражданина России, дважды привлечённого к ответственности за одно и то же правонарушение. При этом следует обратить внимание, что для указанного судебного органа вовсе не являлся определяющим тот факт, что первое наказание было административным, а второе – уголовным. Суд указал на то, что признаком, определяющим ответственность как повторную, послужило наличие нескольких (более чем одного) процессуальных производств по одному и тому же факту.

 возникает дублирование карательных процедур со стороны различных государственных органов, причём сами эти процедуры по существу иногда имеют сходство до степени совпадения 

Главным признаком повторного привлечения лица к ответственности, в соответствии с практикой Европейского суда по правам человека, принято считать возбуждение по одному и тому же факту нескольких процессуальных производств.

ссылка на полную статью      Повторная ответственность. Практика ЕСПЧ   Бубон Константин Владимирович

ВСЕ ПРО НУК от Конституционного суда : Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. N 6-П г. Санкт-Петербург «по делу о проверке конституционности подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе
Конституционный Суд признал неконституционным подпункт «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»
21 марта 2013 года Конституционный Суд РФ в своем Постановлении определил условия, допускающие досрочное увольнение военнослужащего за невыполнение условий контракта в связи с дисциплинарными взысканиями и привлечением его к уголовной ответственности (без лишения свободы).
Существующее законодательное регулирование этого вопроса признано неконституционным как не устанавливающее сроки увольнения. Федеральному законодателю предписано определить срок, в течение которого может осуществляться увольнение военнослужащих в указанных случаях.
Дело о проверке конституционности подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» по жалобам граждан Боскачёва Руслана Владимировича, Овсянникова Ивана Владимировича и Савельева Дмитрия Андреевича было рассмотрено 12 февраля 2013 года.
Заявители проходили военную службу по контракту в разных регионах России. Все они были досрочно уволены со службы на основании оспариваемой нормы, т.е. в связи с невыполнением условий контракта о прохождении военной службы. За год до увольнения у Овсянникова И.В. имелись несколько дисциплинарных взысканий. Незадолго до увольнения Боскачёв Р.В. и Савельев Д.А. были привлечены к уголовной ответственности и приговорены к штрафам. Боскачев Р.В. — за превышение должностных полномочий, Савельев Д.А. — за оскорбление и применение насилия в отношении представителя власти. Военные суды отклонили иски заявителей о восстановлении на службе.
Заявители считают, что оспариваемая норма позволяет увольнять военнослужащих по итогам ранее наложенных дисциплинарных взысканий или за привлечение к уголовной ответственности. При этом они указывают, что Конституция и действующее законодательство устанавливают запрет на привлечение к дисциплинарной ответственности повторно за один и тот же проступок, а увольнение за совершение преступления должно осуществляться лишь в случаях, специально указанных в законе. Факт же осуждения к наказанию только в виде штрафа не может являться основанием для увольнения военнослужащих. Поэтому, как полагают заявители, оспариваемая норма противоречит конституционному принципу равенства, влечет неправомерное ограничение их права на труд (прохождение военной службы), социальных прав, права на жилище.
По мнению суда военная служба представляет собой особый вид профессиональной деятельности по обеспечению обороны и безопасности государства. Она предполагает предъявление повышенных требований, в том числе, к морально-психологическим и иным личностным качествам военнослужащих. Поэтому возможно введение особых правил увольнения военнослужащих, не соответствующих установленным требованиям. Увольнение военнослужащего возможно лишь с соблюдением общих принципов юридической ответственности. Неоднократное совершение военнослужащим дисциплинарных проступков, если за них уже налагались взыскания, само по себе не является основанием для увольнения. Иначе допускалось бы двойное наказание за один и тот же проступок, и нарушались конституционные принципы равенства и справедливости.
Однако недобросовестное отношение к своим обязанностям, о чем свидетельствуют, в частности, неснятые взыскания, либо преступление может служить основанием для постановки вопроса о досрочном увольнении военнослужащего, как не соответствующего требованиям законодательства о военной службе. Решение по данному вопросу должно приниматься в рамках процедуры аттестации на основе объективной и всесторонней оценки деловых и личных качеств военнослужащего. А сама аттестация, в том числе внеочередная, должна быть обязательным элементом порядка досрочного увольнения в указанных случаях. Дополнительной гарантией для военнослужащего является возможность

обжалования выводов аттестационной комиссии вышестоящему командиру и в суд. В законодательстве о военной службе закрепляются специальные основания увольнения военнослужащих за уголовные преступления с осуждением к лишению свободы (в том числе условно), лишению воинского звания или права замещать воинские должности. Они не препятствуют командованию досрочно уволить военнослужащего, которому по приговору суда назначено иное наказание, когда несоответствие предъявленным требованиям подтверждено аттестационной комиссией. Между тем требование полноты и непротиворечивости правового регулирования предполагает определение срока, в рамках которого возможно применение данной меры.
Таким образом, подпункт «в» пункта 2 статьи 51 закона «О воинской обязанности и военной службе» не соответствует Конституции РФ в той мере, в какой допускает увольнение в связи с совершением преступления или систематическими дисциплинарными проступками независимо от срока, прошедшего с момента вступления в силу приговора суда или последнего дисциплинарного взыскания.
КС РФ обязал федерального законодателя определить срок, в течение которого может осуществляться увольнение военнослужащих в указанных случаях. До этого момента досрочное увольнение военнослужащих должно производиться до погашения или снятия судимости (в отношении лиц, осужденных к более мягким видам наказания, чем лишение свободы, судимость погашается по истечении года после отбытия или исполнения наказания), или в пределах срока, по истечении которого последнее из дисциплинарных взысканий считается снятым (один год). При этом оспариваемый пункт как основание для досрочного увольнения с военной службы признан не противоречащим Конституции РФ, так как предполагает увольнение лишь в случае, если совокупность дисциплинарных проступков или совершение военнослужащим преступления несовместимо с дальнейшим прохождением им военной службы, что должно быть подтверждено результатами аттестации. Дела заявителей подлежат пересмотру в установленном порядке.

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

20 июня 2018 года решением № 2а-193/2018 Читинского гарнизонного военного суда, на исковое заявление Караханова Ильдрыма Грейхановича, об оспаривании действий начальника пограничного Управления ФСБ России по Забайкальскому краю, начальника службы и аттестационной комиссии службы пгт. Кокуй пограничного Управления ФСБ России по Забайкальскому краю, связанных с досрочным увольнением административного истца с военной службы в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта, незаконным привлечением к дисциплинарной ответственности, и в не прохождении ВВК перед увольнением ,а также не предоставлением дополнительных суток отдыха, было отказано. С данным решением согласится не могу так как : 

С решением аттестационной комиссии и приказом об увольнении я согласится не могу, так как за правонарушение уже понес наказание в соответствии с законом, повторное наказание считаю незаконным , т.к. в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. N 6-П г. Санкт-Петербург «по делу о проверке конституционности подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе Конституционный Суд признал неконституционным подпункт «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» : » что содержащееся в нем положение, позволяя досрочно прекращать военно-служебные отношения с военнослужащим, ранее привлекавшимся к дисциплинарной или уголовной ответственности, понесшим соответствующее наказание и более не совершившим какого-либо нового правонарушения, допускает тем самым повторное наказание за одно и то же деяние, а вследствие неопределенности относительно причин и порядка увольнения по такому основанию, как невыполнение условий контракта, влечет нарушение конституционного принципа равенства граждан перед законом, неправомерное ограничение права военнослужащих на труд, которое они реализуют посредством прохождения военной службы …… Невыполнением условий контракта как основанием для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы следует считать лишь значительные (существенные) отступления от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе, которые могут выражаться, в частности, в совершении виновных действий (бездействия), свидетельствующих об отсутствии у военнослужащего необходимых качеств для надлежащего выполнения обязанностей военной службы; совершении одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих»; совершении дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий; совершении уголовно наказуемого деяния или административного правонарушения, за которое военнослужащий несет ответственность на общих основаниях; иных юридически значимых обстоятельств, позволяющих в силу специфики служебной деятельности военнослужащего сделать вывод о том, что он перестал удовлетворять требованиям законодательства о воинской обязанности и военной службе, предъявляемым к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту. » также : » Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 6 июня 1995 года N 7-П и получившей развитие в ряде других его решений применительно к различным видам профессиональной деятельности, связанной с осуществлением публичных функций (определения от 1 июля 1998 года N 84-О, от 1 декабря 1999 года «N 219-О», от 7 декабря 2001 года N 256-О, от 3 октября 2002 года N 233-О, от 20 октября 2005 года N 378-О и от 22 октября 2008 года «N 538-О-О»), граждане, добровольно избирая такого рода деятельность, соглашаются с ограничениями, которые обусловливаются приобретаемым ими правовым статусом, а потому установление особых правил прохождения государственной службы, включая военную службу по контракту, и требований к избравшим ее лицам само по себе не может рассматриваться как нарушение закрепленных статьями 32 (часть 4) и 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации права на равный доступ к государственной службе и права свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Вместе с тем, осуществляя в соответствии со статьей 71 (пункты «м», «т») Конституции Российской Федерации правовое регулирование отношений, связанных с поступлением на военную службу по контракту, ее прохождением и прекращением, в том числе устанавливая требования к военнослужащим, обусловленные возложением на них обязанностей военной службы, и последствия невыполнения этих требований, федеральный законодатель обязан обеспечивать баланс между конституционно защищаемыми ценностями, публичными и частными интересами, соблюдая вытекающие из Конституции Российской Федерации принципы справедливости, равенства и соразмерности, а вводимые им нормы должны отвечать критериям определенности, ясности, недвусмысленности и согласованности с системой действующего правового регулирования (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П, от 27 мая 2003 года N 9-П, от 27 мая 2008 года N 8-П и др.). В частности, последствия невыполнения военнослужащим требований, предъявляемых к лицам, проходящим военную службу по контракту, должны определяться таким образом, чтобы обеспечивалась возможность учета характера нарушения, его опасности для защищаемых законом ценностей, причин и условий совершения, а также личности военнослужащего и степени его вины и тем самым гарантировалась соразмерность неблагоприятных для военнослужащего правовых последствий степени тяжести допущенного им нарушения.» Обязательным условием

досрочного увольнения с военной службы в порядке реализации дисциплинарного взыскания по основанию, предусмотренному подпунктом «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», должно являться совершение военнослужащим дисциплинарного проступка, а под невыполнением условий контракта о прохождении военной службы в данном случае — в силу общеправовых требований справедливости и соразмерности ответственности, отступление от которых означало бы чрезмерное ограничение прав и свобод человека и гражданина, не соответствующее целям защиты конституционно значимых ценностей и интересов, и, по сути, умаление конституционных прав и свобод (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июля 2001 года N 130-О), — должны подразумеваться именно существенные нарушения условий контракта, в частности совершение одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих», либо совершение военнослужащим дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий. Согласно статье 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Названная норма, по ее буквальному смыслу, распространяется на случаи привлечения к уголовной ответственности, однако это не означает, что Конституция Российской Федерации допускает неоднократное привлечение к административной или дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние,

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 мая 2005 года N 5-П, на обеспечение правовой безопасности и правовой определенности и стабильности. Исходя из природы юридической ответственности как формы реакции на конкретное правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние было бы — вопреки названному общеправовому принципу — ответственностью без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве. Решение по вопросу увольнения на основании подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе «, должно приниматься в рамках процедуры аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, которая, согласно Положению о порядке прохождения военной службы (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237), проводится в целях всесторонней и объективной оценки военнослужащих, определения соответствия занимаемой воинской должности и перспектив дальнейшего служебного использования (пункт 1 статьи 26) с соблюдением требований, установленных статьями 26 и 27 данного Положения, Порядком организации и проведения аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации (утвержден приказом Министра обороны Российской Федерации от 29 февраля 2012 года N 444, которым был признан утратившим силу ранее действовавший «приказ» Министра обороны Российской Федерации от 6 апреля 2002 года N 100 «О порядке организации и проведения аттестации офицеров и прапорщиков (мичманов) Вооруженных Сил Российской Федерации»), а также нормативными правовыми актами руководителей иных федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба. В отношении меня Аттестационная комиссия нарушила по моему мнению запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 апреля 2009 года N 7-П, федеральный законодатель, воплощая в правовом регулировании предписания статьи 59 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, обеспечивает надлежащее выполнение гражданином обязанностей, обусловленных несением военной службы. При этом, поскольку особенности правового статуса военнослужащего, по смыслу статьи 59

Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3), 60 и 71 (пункты «в», «м»), предполагают определенные ограничения конституционных прав и свобод лиц, несущих военную службу, федеральный законодатель при введении таких ограничений должен обеспечивать их соразмерность (пропорциональность) целям и конституционному предназначению военной службы как таковой с учетом характера и объективных условий ее прохождения. Поскольку положение подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» устанавливает именно возможность, а не обязательность досрочного увольнения военнослужащего с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта, привлечение военнослужащего к уголовной ответственности (за исключением специально указанных в названном Федеральном законе случаев) не может безусловно приводить к увольнению с военной службы (кроме того, если характер назначенного военнослужащему по приговору суда наказания, например, в виде ограничения по военной службе, установленного «статьей 51» УК Российской Федерации, напрямую связан с прохождением военной службы, то его увольнение с военной службы воспрепятствует исполнению такого наказания). Данное мнение Конституционного суда в равной мере может относиться и к административному наказанию. На основании вышесказанного, считаю свои права нарушенными.

Также Порядок организации и проведения аттестации военнослужащих ФСБ РФ установлен приказом ФСБ России от 9 января 2008 года. № <.3.> «Об утверждении Инструкции о порядке организации и проведения аттестации военнослужащих органов федеральной службы безопасности».

Подпунктом «б» пункта 8 ст. 26 Положения и п.п. «б» пункта 11 Приказа предусмотрена обязанность командира (начальника) в ходе изучения и оценки профессиональных и личностных качеств аттестуемого военнослужащего, его профессиональной служебной деятельности, проведение с аттестуемым индивидуальной беседы по вопросам исполнения им общих, должностных и специальных обязанностей, повышения профессионального уровня, стиля и методов его работы. Таким образом, составление письменного листа беседы с военнослужащим фактически является уведомлением военнослужащего о его аттестации.

Абзацем 3 пункта 6 ст. 26 Положения определено право военнослужащего на ознакомление с содержанием аттестации, путем подписи в утвержденном аттестационном листе. При абзацем 5 пункта 11 Приказа определена обязанность непосредственного (прямого) начальника по доведению до сведения аттестуемого военнослужащего основных положений отзыва об исполнении им служебных обязанностей за аттестационный период, что также подразумевает письменное, а не устное закрепление (отражение) данного действия.

Пунктом 13 Приказа определено, что составленный на военнослужащего аттестационный лист представляется в аттестационную комиссию не позднее чем за две недели до начала аттестации.

Пунктом 16. Военнослужащие аттестационные листы на которых содержат вывод о несоответствии с занимаемой воинской должности, приглашаются на заседании аттестационной комиссии в обязательном порядке.

Кроме того, пунктом 17 Приказа предусмотрен и перенос аттестации военнослужащего

на срок один месяц, при несогласии аттестуемого с аттестационным выводом и необходимостью представления в связи с этим дополнительных характеризующих данных. То есть, данная норма также подразумевает письменное выражение несогласия

аттестуемого с отзывом, что является основанием для переноса аттестации военнослужащего на срок не более одного месяца.

Пунктом 24 Приказа установлена обязанность доведения военнослужащему результатов аттестации под расписку в аттестационном листе в 14-дневный срок после ее утверждения. Абзацем 2 пункта 1 ст. 27 Положения и абзацем 3 п. 6 Приказа установлена подотчетность аттестационной комиссии начальнику Пограничного управления ФСБ России по Забайкальскому краю. Из изложенного следует, что исчисление указанного 14-дневного срока производится с момента утверждения результатов аттестационной комиссии начальником Пограничного управления ФСБ России по Забайкальскому краю, т.е. протокола заседания аттестационной комиссии, а также вывода, отраженного в соответствующем разделе аттестационного листа военнослужащего.

Пунктом 10 ст. 26 Положения и пунктом 25 Приказа установлено право военнослужащего на обжалование аттестационного вывода и порядка проведения аттестации вышестоящему командиру (начальнику) в течение месяца со дня объявления ему результатов аттестации, а также в суд. Начало исчисления данного срока также подразумевает письменное доведение аттестационного вывода военнослужащему.

При несогласии с составленным отзывом не произвели перенос на срок не более месяца аттестацию заявителя для реализации им права на защиту и представление дополнительных характеризующих его документов.

Из анализа вышеприведенного нормативного акта следует, что аттестационный лист должен поступить в аттестационную комиссию воинской части не позднее двух недель до проведения самой аттестации, для того, чтобы аттестуемый военнослужащий имел реальную возможность ознакомиться с аттестационным листом и содержащимся в нем отзывом на него до представления его прямому командиру (начальнику) или в аттестационную комиссию, и в случае его несогласия с текстом отзыва он мог бы заблаговременно представить в аттестационную комиссию дополнительные сведения о своей служебной деятельности за предшествующий период.

Следовательно при проведении аттестационной комиссии без личного участия самого аттестуемого военнослужащего;

проведение аттестации военнослужащего формально;

не доведение до военнослужащего утвержденного аттестационного листа под роспись в подлинном экземпляре с указанием даты ознакомления;

проведение аттестации аттестационной комиссией в ненадлежащем составе является формальным основанием для суда для признания проведения аттестации с грубыми нарушениями действующего законодательства, что в свою очередь приведет в дальнейшем и к отмене приказа об увольнении и восстановлении военнослужащего на военной службе. На основании изложенного и ст. ст. 295-299 КАС РФ, хочу дополнить что, 29.11.2017 года мне был наложен Строгий Выговор, о котором я узнал только на заседании суда 08.06.2018 года. Строгий Выговор как я узнал на суде наложен за нарушение ст.19 УВС ВС РФ — а конкретно за несвоевременный доклад командованию и составленном на

меня протоколе сотрудниками ГИБДД. С законностью данного выговора я не согласен так как: Федеральным законом «О статусе военнослужащих» установлено : Статья 28.2. Основания привлечения военнослужащего к дисциплинарной ответственности 6. Вина военнослужащего…….., при привлечении его к дисциплинарной ответственности должна быть доказана в порядке, установленном настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами, и установлена решением командира или вступившим в законную силу постановлением судьи военного суда. 7. Военнослужащий ….., привлекаемый к дисциплинарной ответственности, не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности военнослужащего ……., привлекаемого к дисциплинарной ответственности, толкуются в его пользу. Нарушена Статья 28.6. Обстоятельства, подлежащие выяснению при привлечении военнослужащего к дисциплинарной ответственности. Доказательства и их оценка. Строгий Выговор мне ни кто не объявлял, со служебной карточкой меня так же не ознакомили.

К тому же мне наложено взыскание в виде строго выговора при следующих обстоятельствах : взыскание наложено за нарушение ст 19 УВС ВС РФ Военнослужащий обязан уважать честь и достоинство других военнослужащих, выручать их из опасности, помогать им словом и делом, удерживать от недостойных поступков, не допускать в отношении себя и других военнослужащих грубости и издевательства, содействовать командирам (начальникам) и старшим в поддержании порядка и дисциплины. Он должен соблюдать правила воинской вежливости, поведения, выполнения воинского приветствия, ношения военной формы одежды и знаков различия. Обо всех случаях, которые могут повлиять на исполнение военнослужащим его обязанностей, а также о сделанных ему замечаниях он обязан докладывать своему непосредственному начальнику. За нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, связанное с унижением чести и достоинства, издевательством или сопряженное с насилием, а также за оскорбление одним военнослужащим другого виновные привлекаются к дисциплинарной ответственности, а при установлении в их действиях состава преступления — к уголовной ответственности. О чем свидетельствует копия моей служебной карточки. Также нарушена Статья 28.8. Разбирательство: 2. Разбирательство не начинается, а начатое разбирательство прекращается в случае, если установлено хотя бы одно из обстоятельств, исключающих дисциплинарную ответственность военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы. Т.к. о привлечении меня к административной ответственности я сообщил 9.11.2017 года, спустя два дня после составления протокола о нарушении правил, сотрудниками ГИБДД,

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 21.03.2013 N 6-П указано что наложение взыскания :» требует при решении вопроса о его применении строгого соблюдения положений Федерального закона «О статусе военнослужащих» и Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, касающихся проведения разбирательства по факту совершения дисциплинарного проступка, обстоятельств, подлежащих установлению в ходе такого разбирательства, порядка и

сроков применения и исполнения дисциплинарных взысканий и других элементов дисциплинарной процедуры, что гарантирует военнослужащему защиту…» Также в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 N 8 «38. Военные суды должны оценивать не только обоснованность привлечения к дисциплинарной ответственности военнослужащего, но и соразмерность примененного дисциплинарного взыскания тяжести совершенного проступка и степени его вины. Под несоразмерностью примененного к военнослужащему дисциплинарного взыскания следует понимать очевидное несоответствие примененного дисциплинарного взыскания тяжести совершенного проступка, например, если будет установлено, что командир (начальник) не учел все обстоятельства, которые надлежит учитывать в силу закона.» А также :» При разрешении споров, связанных с прохождением военной службы, судам необходимо учитывать разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данные в постановлениях от 31 октября 1995 года N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 6 февраля 2007 года N 5 и от 16 апреля 2013 года N 9), от 10 октября 2003 года N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»

(с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 5 марта 2013 года N 4), от 27 июня 2013 года N 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней», а также от 10 февраля 2009 года N 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих» (с изменением, внесенным постановлением Пленума от 9 февраля 2012 года N 3).»

ПРОШУ:

1. Отменить № 2А-193/2018 Читинского гарнизонного военного суда от 20 июня 2018 года;

2. Принять по данному делу новое решение.

3. Принять уточнение исковых требований.

4. Признать действия Начальника Службы в пгт.Кокуй по наложению на меня строгого выговора незаконными.

5. Обязать Начальника Службы В пгт. Кокуй отменить взыскание в виде строгого выговора наложенное на меня 29.11.2017 года

Приложения:

1. Копия решения Читинского гарнизонного военного суда № 2А-193/2018 от 20 июня 2018 года;

2. Копия квитанции оплаты государственной пошлины – 150 руб.

«__»_______2018 г

Уважаемый суд 
За время службы в ……. взысканий не имел . Многократно получал благодарности что подтверждено копией служебной карточки. Содержание которой прошу учесть при принятии решения судом. 
Аттестационная комиссия нарушила по моему мнению запрет, в котором нашел отражение общеправовом принципе о недопустимости повторного наказания за одно и тоже правонарушение. 
Я уже понес наказание в соответствии с законом, по ст. ……. 
«Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил Российской Федерации» указано: «Глава 3. ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ 47. Военнослужащие привлекаются к дисциплинарной ответственности за дисциплинарный проступок, то есть противоправное, виновное действие (бездействие), выражающееся в нарушении воинской дисциплины, который в соответствии с законодательством Российской Федерации НЕ ВЛЕЧЕТ за собой уголовной или административной ответственности. 
За административные правонарушения военнослужащие несут дисциплинарную ответственность в соответствии с настоящим Уставом, за исключением административных правонарушений, за которые они несут ответственность на общих основаниях.» 
Для меня остановится не ясным вопрос законности наказания в виде увольнения , за то правнонарушение по которому Я один раз уже наказан 
Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июля 2001 года N 130-О), — должны подразумеваться именно существенные нарушения условий контракта, в частности совершение одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих», либо совершение военнослужащим дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий. Согласно статье 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Названная норма, по ее буквальному смыслу, распространяется на случаи привлечения к уголовной ответственности, однако это не означает, что Конституция Российской Федерации допускает неоднократное привлечение к административной или дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние, 
Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 мая 2005 года N 5-П, на обеспечение правовой безопасности и правовой определенности и стабильности. Исходя из природы юридической ответственности как формы реакции на конкретное 

правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние было бы — вопреки названному общеправовому принципу — ответственностью без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве. 
Считаю свои права нарушенными, и решение об увольнении меня с военной службы неправомерным т.к. единственной законной основой для увольнения является наказание за то правонарушение за которое я у же понес наказание. 

прошу — …………


В Читинский гарнизонный военный суд
672010, г. Чита, ул. Амурская, д. 3 Тел.: (3022) 36-43-25, 23-83-96 (ф.)
gvs.cht@sudrf.ru
Административный истец: К Илья Грейханович, 7 декабря 1985 г. р. Адрес места жительства: 673530, Забайкальский край, Сретинский район , ПГТ Кукуй пер школьный д.0 , кв 0. Тел: 00000000000000 эл.почта :……….
Административный ответчик: Начальник Пограничного управления ФСБ России по Забайкальскому краю, генерал-майор ……… , индекс…….., адрес:……….

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
на неправомерное повторное наказание, незаконное увольнение военнослужащего


Я прапорщик К Илья Грейханович водитель АО МТО прохожу службу в Службе Городского типа Кокуй с 7 декабря 2015 года и 6 ноября 2017 года был задержан сотрудниками полиции при управлении автомобилем, и 27.11.17 г. был привлечен к Административной ответственности по ст.12.8 ч. 1 КоАП РФ , копию решения Читинского Гарнизонного военного суда от 27.11.2017 г. прилагаю. 12 февраля 2018 года состоялась аттестационная комиссия, с выводами которой я не согласен, т.к. был повторно подвергнут наказанию в виде увольнения за Административное правонарушение , за которое я наказание уже понес в установленном законом порядке.
29.03.2018 писал рапорт № 1172 на имя начальника службы ПГТ Кокуй …….. с просьбой отменить приказ об увольнении и отменить решение аттестациолнной комиссии , копию рапорта прилагаю. На данный рапорт я получил ответ в котором мне было отказано , копию прилагаю.
С решением аттестационной комиссии и приказом об увольнении я согласится не могу, так как за правонарушение уже понес наказание в соответствии с законом, повторное наказание считаю незаконным , т.к. в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. N 6-П г. Санкт-Петербург «по делу о проверке конституционности подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе Конституционный Суд признал неконституционным подпункт «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» : » что содержащееся в нем положение, позволяя досрочно прекращать военно-служебные отношения с военнослужащим, ранее привлекавшимся к дисциплинарной или уголовной ответственности, понесшим соответствующее наказание и более не совершившим какого-либо нового правонарушения, допускает тем самым повторное наказание за одно и то же деяние, а вследствие неопределенности относительно причин и порядка увольнения по такому основанию, как невыполнение условий контракта, влечет нарушение конституционного принципа равенства граждан перед законом, неправомерное ограничение права военнослужащих на труд, которое они реализуют посредством прохождения военной службы …… Невыполнением условий контракта как основанием для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы следует считать лишь значительные (существенные) отступления от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе, которые могут выражаться, в частности, в совершении
виновных действий (бездействия), свидетельствующих об отсутствии у военнослужащего необходимых качеств для надлежащего выполнения обязанностей военной службы; совершении одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих»; совершении дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий; совершении уголовно наказуемого деяния или административного правонарушения, за которое военнослужащий несет ответственность на общих основаниях; иных юридически значимых обстоятельств, позволяющих в силу специфики служебной деятельности военнослужащего сделать вывод о том, что он перестал удовлетворять требованиям законодательства о воинской обязанности и военной службе, предъявляемым к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту.
» также : » Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 6 июня 1995 года N 7-П и получившей развитие в ряде других его решений применительно к различным видам профессиональной деятельности, связанной с осуществлением публичных функций (определения от 1 июля 1998 года N 84-О, от 1 декабря 1999 года «N 219-О», от 7 декабря 2001 года N 256-О, от 3 октября 2002 года N 233-О, от 20 октября 2005 года N 378-О и от 22 октября 2008 года «N 538-О-О»), граждане, добровольно избирая такого рода деятельность, соглашаются с ограничениями, которые обусловливаются приобретаемым ими правовым статусом, а потому установление особых правил прохождения государственной службы, включая военную службу по контракту, и требований к избравшим ее лицам само по себе не может рассматриваться как нарушение закрепленных статьями 32 (часть 4) и 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации права на равный доступ к государственной службе и права свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Вместе с тем, осуществляя в соответствии со статьей 71 (пункты «м», «т») Конституции Российской Федерации правовое регулирование отношений, связанных с поступлением на военную службу по контракту, ее прохождением и прекращением, в том числе устанавливая требования к военнослужащим, обусловленные возложением на них обязанностей военной службы, и последствия невыполнения этих требований, федеральный законодатель обязан обеспечивать баланс между конституционно защищаемыми ценностями, публичными и частными интересами, соблюдая вытекающие из Конституции Российской Федерации принципы справедливости, равенства и соразмерности, а вводимые им нормы должны отвечать критериям определенности, ясности, недвусмысленности и согласованности с системой действующего правового регулирования (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П, от 27 мая 2003 года N 9-П, от 27 мая 2008 года N 8-П и др.). В частности, последствия невыполнения военнослужащим требований, предъявляемых к лицам, проходящим военную службу по контракту, должны определяться таким образом, чтобы обеспечивалась возможность учета характера нарушения, его опасности для защищаемых законом ценностей, причин и условий совершения, а также личности военнослужащего и степени его вины и тем самым гарантировалась соразмерность неблагоприятных для военнослужащего правовых последствий степени тяжести допущенного им нарушения.» Обязательным условием досрочного увольнения с военной службы в порядке реализации дисциплинарного взыскания по основанию, предусмотренному подпунктом «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», должно являться совершение военнослужащим дисциплинарного проступка, а под невыполнением условий контракта о прохождении военной службы в данном случае — в силу общеправовых требований справедливости и соразмерности ответственности, отступление от которых означало бы чрезмерное ограничение прав и свобод человека и гражданина, не соответствующее целям защиты конституционно значимых ценностей и интересов, и, по сути, умаление конституционных прав и свобод (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П,
Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июля 2001 года N 130-О), — должны подразумеваться именно существенные нарушения условий контракта, в частности совершение одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих», либо совершение военнослужащим дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий. Согласно статье 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Названная норма, по ее буквальному смыслу, распространяется на случаи привлечения к уголовной ответственности, однако это не означает, что Конституция Российской Федерации допускает неоднократное привлечение к административной или дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние, — установленный ею запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem, направлен, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 мая 2005 года N 5-П, на обеспечение правовой безопасности и правовой определенности и стабильности. Исходя из природы юридической ответственности как формы реакции на конкретное правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние было бы — вопреки названному общеправовому принципу — ответственностью без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве. Решение по вопросу увольнения на основании подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе «, должно приниматься в рамках процедуры аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, которая, согласно Положению о порядке прохождения военной службы (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237), проводится в целях всесторонней и объективной оценки военнослужащих, определения соответствия занимаемой воинской должности и перспектив дальнейшего служебного использования (пункт 1 статьи 26) с соблюдением требований, установленных статьями 26 и 27 данного Положения, Порядком организации и проведения аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации (утвержден приказом Министра обороны Российской Федерации от 29 февраля 2012 года N 444, которым был признан утратившим силу ранее действовавший «приказ» Министра обороны Российской Федерации от 6 апреля 2002 года N 100 «О порядке организации и проведения аттестации офицеров и прапорщиков (мичманов) Вооруженных Сил Российской Федерации»), а также нормативными правовыми актами руководителей иных федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба. В отношении меня Аттестационная комиссия нарушила по моему мнению запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 апреля 2009 года N 7-П, федеральный законодатель, воплощая в правовом регулировании предписания статьи 59 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, обеспечивает надлежащее выполнение гражданином обязанностей, обусловленных несением военной службы. При этом, поскольку особенности правового статуса военнослужащего, по смыслу статьи 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3), 60 и 71 (пункты «в», «м»), предполагают определенные ограничения конституционных прав и свобод лиц, несущих военную службу, федеральный законодатель при введении таких ограничений должен обеспечивать их соразмерность (пропорциональность) целям и конституционному предназначению военной службы как таковой с учетом характера и объективных условий ее прохождения.
Поскольку положение подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» устанавливает именно возможность, а не обязательность досрочного увольнения военнослужащего с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта, привлечение военнослужащего к уголовной ответственности (за исключением специально указанных в названном Федеральном законе случаев) не может безусловно приводить к увольнению с военной службы (кроме того, если характер назначенного военнослужащему по приговору суда наказания, например, в виде ограничения по военной службе, установленного «статьей 51» УК Российской Федерации, напрямую связан с прохождением военной службы, то его увольнение с военной службы воспрепятствует исполнению такого наказания). Данное мнение Конституционного суда в равной мере может относиться и к административному наказанию. На основании вышесказанного, считаю свои права нарушенными , в соответствии со ст. 218 КАС РФ

ПРОШУ

:
1. Признать выводы аттестационной комиссии от ……года незаконными; 2. Признать приказ Начальника Пограничного управления ФСБ России по Забайкальскому краю, генерал-майора ……… от …….. года об увольнении меня по ст . 51 Федерального закона подпункта ….. пункта…….незаконным;
3. Обязать Начальника Пограничного управления ФСБ России по Забайкальскому краю, генерал-майора ……… отменить приказ о моем увольнении ;
4. Обязать компенсировать мне оплату государственной пошлины в размере 300р.
Приложения:
1. Квитанция об уплате государственной пошлины;
2. Копия постановления Читинского Гарнизонного военного суда от ……
3. Копия рапорта от ……..
4. Копия ответа на рапорт от …….. ;
«__»_______.2018 г _______________ /К Илья Грейханович/

В Читинский гарнизонный военный суд 
672010, г. Чита, ул. Амурская, д. 3 
Административный истец: К Илья Грейханович; 
Адрес места жительства: 673530, Забайкальский край, Сретинский район , ПГТ Кукуй пер школьный д.00 , кв 00. Тел: 00000000000000 эл.почта :………. 
Административный ответчик: Начальник Пограничного управления ФСБ России по Забайкальскому краю, генерал-майор ……… , индекс…….., адрес:………. 


Ходатайство 
об уточнении исковых требований 
В производстве Читинского гарнизонного военного суда находится гражданское дело по иску Ка И. Г. к Начальнику Пограничного управления ФСБ России по Забайкальскому краю, генерал-майору ….. о признании выводов аттестационной комиссии от ……года незаконными и о признании приказа Начальника Пограничного управления ФСБ России по Забайкальскому краю, генерал-майора ……… от …….. года об увольнении по ст . 51 Федерального закона подпункта ….. пункта…….незаконным. 
Прошу признать решения и выводы аттестационной комиссии ………незаконными, и обязать председателя комиссии отменить ее результаты. Так как на заседании комиссии я не присутствовал. С аттестационным листом за ранее ознакомлен не был. В нарушении ПРИКАЗА ФСБ России №….. от …… числа. 
порядок проведения аттестации был грубо нарушен , Так как Порядок организации и проведения аттестации военнослужащих ФСБ РФ установлен приказом ФСБ России от 9 января 2008 года. № <.3.> «Об утверждении Инструкции о порядке организации и проведения аттестации военнослужащих органов федеральной службы безопасности». 

Подпунктом «б» пункта 8 ст. 26 Положения о порядке прохождения военной службы и п.п. «б» пункта 11 Приказа предусмотрена обязанность командира (начальника) в ходе изучения и оценки профессиональных и личностных качеств аттестуемого военнослужащего, его профессиональной служебной деятельности, проведение с аттестуемым индивидуальной беседы по вопросам исполнения им общих, должностных и специальных обязанностей, повышения профессионального уровня, стиля и методов его работы. Таким образом, составление письменного листа беседы с военнослужащим фактически является уведомлением военнослужащего о его аттестации. 

Абзацем 3 пункта 6 ст. 26 Положения определено право военнослужащего на ознакомление с содержанием аттестации, путем подписи в утвержденном аттестационном листе. При абзацем 5 пункта 11 Приказа определена обязанность непосредственного (прямого) начальника по доведению до сведения аттестуемого военнослужащего основных положений отзыва об исполнении им служебных обязанностей за аттестационный период, что также подразумевает письменное, а не устное закрепление (отражение) данного действия. 

Пунктом 13 Приказа определено, что составленный на военнослужащего аттестационный лист представляется в аттестационную комиссию не позднее чем за две недели до начала аттестации. 

Кроме того, пунктом 17 Приказа предусмотрен и перенос аттестации военнослужащего на срок один месяц, при несогласии аттестуемого с аттестационным выводом и необходимостью представления в связи с этим дополнительных характеризующих данных. То есть, данная норма также подразумевает письменное выражение несогласия 
аттестуемого с отзывом, что является основанием для переноса аттестации военнослужащего на срок не более одного месяца. 

Пунктом 24 Приказа установлена обязанность доведения военнослужащему результатов аттестации под расписку в аттестационном листе в 14-дневный срок после ее утверждения. Абзацем 2 пункта 1 ст. 27 Положения и абзацем 3 п. 6 Приказа установлена подотчетность аттестационной комиссии начальнику Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области. Из изложенного следует, что исчисление указанного 14-дневного срока производится с момента утверждения результатов аттестационной комиссии начальником Пограничного управления ФСБ России по 
Республике Крым, т.е. протокола заседания аттестационной комиссии, а также вывода, отраженного в соответствующем разделе аттестационного листа военнослужащего. 

Пунктом 10 ст. 26 Положения и пунктом 25 Приказа установлено право военнослужащего 
на обжалование аттестационного вывода и порядка проведения аттестации 
вышестоящему командиру (начальнику) в течение месяца со дня объявления ему результатов аттестации, а также в суд. Начало исчисления данного срока также подразумевает письменное доведение аттестационного вывода военнослужащему. 

При несогласии с составленным отзывом не произвели перенос на срок не более месяца аттестацию заявителя для реализации им права на защиту и представление дополнительных характеризующих его документов. 

Из анализа вышеприведенного нормативного акта следует, что аттестационный лист должен 
поступить в аттестационную комиссию воинской части не позднее двух недель до проведения самой аттестации, для того, чтобы аттестуемый военнослужащий имел реальную 
возможность ознакомиться с аттестационным листом и содержащимся в нем отзывом на него до представления его прямому командиру (начальнику) или в аттестационную комиссию, и в случае его несогласия с текстом отзыва он мог бы заблаговременно представить в аттестационную комиссию дополнительные сведения о своей служебной деятельности за предшествующий период. Данные предписания нормативно правовых актов не были учтены должностными лицами, следовательно проведение аттестационной комиссии без личного участия самого аттестуемого военнослужащего; 
проведение аттестационной комиссии без личного участия самого аттестуемого военнослужащего; проведение аттестации военнослужащего формально; 
не доведение до военнослужащего утвержденного аттестационного листа под роспись в подлинном экземпляре с указанием даты ознакомления; 
проведение аттестации аттестационной комиссией в ненадлежащем составе. 
Любое из вышеназванных нарушений будет являться формальным основанием для суда для признания проведения аттестации с грубыми нарушениями действующего законодательства, что в свою очередь приведет в дальнейшем и к отмене приказа об увольнении и восстановлении военнослужащего на военной службе. 
Руководствуясь ст. ст. 46, 135 КАС РФ, 

Прошу: 
1. Принять уточнение исковых требований. 

Приложение: 

1. Копия заявления об уточнении требований

В Читинский гарнизонный военный суд 
672010, г. Чита, ул. Амурская, д. 3 
Административный истец: Каров Илья Генрихович; 
Адрес места жительства: 673530, Забайкальский край, С……. район , ПГТ …… пер школьный д….. , кв ….. Тел: ……… эл.почта :………. 
Административный ответчик: Начальник Пограничного управления ФСБ России по Забайкальскому краю, генерал-майор ……… , индекс…….., адрес:………. 


Ходатайство 
об уточнении исковых требований 

…. числа мне был наложен строгий выговор , о котором Я узнал только на заседании суда …. числа. С материалами расследования Я ознакомлен не был. Выговор как Я узнал на суде наложен за нарушение ст 19 УВС ВС РФ — а конкретно за несвоевременный доклад командованию и составленном на меня протоколе сотрудниками ГИБДД. С законностью данного выговора я не согласен так как:  

Федеральным законом «О статусе военнослужащих» установлено : 

Статья 28_2. Основания привлечения военнослужащего к дисциплинарной ответственности 
6. Вина военнослужащего…….., при привлечении его к дисциплинарной ответственности должна быть доказана в порядке, установленном настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами, и установлена решением командира или вступившим в законную силу постановлением судьи военного суда. 

7. Военнослужащий ….., привлекаемый к дисциплинарной ответственности, не обязан доказывать свою невиновность. 

Неустранимые сомнения в виновности военнослужащего ……., привлекаемого к дисциплинарной ответственности, толкуются в его пользу. 

Нарушена Статья 28_6. Обстоятельства, подлежащие выяснению при привлечении военнослужащего к дисциплинарной ответственности. Доказательства и их оценка , так как в материалах разбирательства отсутствует дата , когда я сообщил о протоколе ГИБДД составленном за нарушение КоАП РФ . 

Также нарушена Статья 28_8. Разбирательство 

2. Разбирательство не начинается, а начатое разбирательство прекращается в случае, если установлено хотя бы одно из обстоятельств, исключающих дисциплинарную ответственность военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы. Т.к. о привлечении меня к административной ответственности я сообщил …….. числа , спустя два дня после составления протокола о нарушении правил , сотрудниками ГИБДД, 

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 21.03.2013 N 6-П указано что наложение взыскания :» требует при решении вопроса о его применении строгого соблюдения положений Федерального закона «О статусе военнослужащих» и Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, касающихся проведения разбирательства по факту совершения дисциплинарного проступка, обстоятельств, подлежащих установлению в ходе такого разбирательства, порядка и сроков применения и исполнения дисциплинарных взысканий и других элементов дисциплинарной процедуры, что гарантирует военнослужащему защиту…» 

Также в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 N 8 
«38. Военные суды должны оценивать не только обоснованность привлечения к дисциплинарной ответственности военнослужащего, но и соразмерность примененного дисциплинарного взыскания тяжести совершенного проступка и степени его вины. Под несоразмерностью примененного к военнослужащему дисциплинарного взыскания следует понимать очевидное несоответствие примененного дисциплинарного взыскания тяжести совершенного проступка, например, если будет установлено, что командир (начальник) не учел все обстоятельства, которые надлежит учитывать в силу закона.» А также :» При разрешении споров, связанных с прохождением военной службы, судам необходимо учитывать разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данные в постановлениях от 31 октября 1995 года N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 6 февраля 2007 года N 5 и от 16 апреля 2013 года N 9), от 10 октября 2003 года N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» (с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 5 марта 2013 года N 4), от 

27 июня 2013 года N 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней», а также от 10 февраля 2009 года N 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих» (с изменением, внесенным постановлением Пленума от 9 февраля 2012 года N 3).»

Руководствуясь ст. ст. 46, 135 КАС РФ, 

Прошу: 
1. Принять уточнение исковых требований. 

2. Признать действия ……. по наложению  на меня строгого выговора незаконными. 

2. Обязать ….. отменить взыскание в виде строгого выговора наложенное на меня …. числа  

Приложение:

1. протокол ГИБДД ( копия) 

Тверской гарнизонный военный суд 170100, г. Тверь, пер. Студенческий, д. 31
Административный истец: Х Дмитрий Олегович, 26 апреля 1988 г. р. в г. Горький Адрес места жительства: 170040, Тверская область, г. Тверь , ул. Мигаловская набережная д0 корпус 0, кв 00. Тел: 0000000000000000 эл.почта : hmelevdmirij96@gmail.com
Административный ответчик: Командир войсковой части № 0000, полковник 0000 Леонид Игоревич, 170009, Тверская область, г. Тверь, ул. Громова д.54, Войсковая часть 0000

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
на неправомерное повторное наказание незаконное увольнение


Я старший лейтенант ФИО Дмитрий Олегович Инженер группы обслуживания РТО 2 АЭ прохожу службу в ВЧ № 0000 22 июня 2017 года и 24 июня 2017 года был задержан сотрудниками полиции при управлении автомобилем отказался от медицинского освидетельствования статья 12.26 ч . 1. 11.08.17 г. и 18.10.17 г. был привлечен к Административной ответственности по ст.12.26 ч. 1 КоАП РФ , копию решения №5-30/2017 от 11.08.17г. и №5-36/2017 от 18.10.17г. суда прилагаю. 19 декабря 2017 года состоялась аттестационная комиссия, с выводами которой я не согласен, копию прилагаю.
19.01.2018 писал рапорт на имя командира ВЧ № 0000 с просьбой отменить наложенное на меня взыскание, копию прилагаю. На данный рапорт ответа я не получил. 20.12.2017 писал рапорт на имя командира ВЧ № 000000,в котором выразил несогласие с решением аттестационной комиссии и просьбой выдать копию аттестационного листа, копию прилагаю.
16 февраля 2018 года меня ознакомили с выпиской из приказа ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО ВОЗДУШНО-КОСМИЧЕСКИМИ СИЛАМИ по личному составу от 18 января 2018 года №0000 г. Москва об увольнении меня по ст. 51 Федерального закона подпункт в пункта 2.
С решением аттестационной комиссии я согласится не могу, так как за правонарушение уже понес наказание в соответствии с законом, повторное наказание считаю незаконным , т.к. в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. N 6-П г. Санкт-Петербург «по делу о проверке конституционности подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе Конституционный Суд признал неконституционным подпункт «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» : » что содержащееся в нем положение, позволяя досрочно прекращать военно-служебные отношения с военнослужащим, ранее привлекавшимся к дисциплинарной или уголовной ответственности, понесшим соответствующее наказание и более не совершившим какого-либо нового правонарушения, допускает тем самым повторное наказание за одно и то же деяние, а вследствие неопределенности относительно причин и порядка увольнения по такому основанию, как невыполнение условий контракта, влечет нарушение конституционного принципа равенства граждан перед законом, неправомерное ограничение права военнослужащих на труд, которое они реализуют посредством прохождения военной службы …… Невыполнением условий контракта как основанием для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы следует считать лишь значительные (существенные) отступления от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе, которые могут выражаться, в частности, в совершении
виновных действий (бездействия), свидетельствующих об отсутствии у военнослужащего необходимых качеств для надлежащего выполнения обязанностей военной службы; совершении одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих»; совершении дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий; совершении уголовно наказуемого деяния или административного правонарушения, за которое военнослужащий несет ответственность на общих основаниях; иных юридически значимых обстоятельств, позволяющих в силу специфики служебной деятельности военнослужащего сделать вывод о том, что он перестал удовлетворять требованиям законодательства о воинской обязанности и военной службе, предъявляемым к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту. » также : » Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 6 июня 1995 года N 7-П и получившей развитие в ряде других его решений применительно к различным видам профессиональной деятельности, связанной с осуществлением публичных функций (определения от 1 июля 1998 года N 84-О, от 1 декабря 1999 года «N 219-О», от 7 декабря 2001 года N 256-О, от 3 октября 2002 года N 233-О, от 20 октября 2005 года N 378-О и от 22 октября 2008 года «N 538-О-О»), граждане, добровольно избирая такого рода деятельность, соглашаются с ограничениями, которые обусловливаются приобретаемым ими правовым статусом, а потому установление особых правил прохождения государственной службы, включая военную службу по контракту, и требований к избравшим ее лицам само по себе не может рассматриваться как нарушение закрепленных статьями 32 (часть 4) и 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации права на равный доступ к государственной службе и права свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Вместе с тем, осуществляя в соответствии со статьей 71 (пункты «м», «т») Конституции Российской Федерации правовое регулирование отношений, связанных с поступлением на военную службу по контракту, ее прохождением и прекращением, в том числе устанавливая требования к военнослужащим, обусловленные возложением на них обязанностей военной службы, и последствия невыполнения этих требований, федеральный законодатель обязан обеспечивать баланс между конституционно защищаемыми ценностями, публичными и частными интересами, соблюдая вытекающие из Конституции Российской Федерации принципы справедливости, равенства и соразмерности, а вводимые им нормы должны отвечать критериям определенности, ясности, недвусмысленности и согласованности с системой действующего правового регулирования (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П, от 27 мая 2003 года N 9-П, от 27 мая 2008 года N 8-П и др.). В частности, последствия невыполнения военнослужащим требований, предъявляемых к лицам, проходящим военную службу по контракту, должны определяться таким образом, чтобы обеспечивалась возможность учета характера нарушения, его опасности для защищаемых законом ценностей, причин и условий совершения, а также личности военнослужащего и степени его вины и тем самым гарантировалась соразмерность неблагоприятных для военнослужащего правовых последствий степени тяжести допущенного им нарушения.» Обязательным условием досрочного увольнения с военной службы в порядке реализации дисциплинарного взыскания по основанию, предусмотренному подпунктом «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», должно являться совершение военнослужащим дисциплинарного проступка, а под невыполнением условий контракта о прохождении военной службы в данном случае — в силу общеправовых требований справедливости и соразмерности ответственности, отступление от которых означало бы чрезмерное ограничение прав и свобод человека и гражданина, не соответствующее целям защиты конституционно значимых ценностей и интересов, и, по сути, умаление конституционных прав и свобод (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П,
Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июля 2001 года N 130-О), — должны подразумеваться именно существенные нарушения условий контракта, в частности совершение одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих», либо совершение военнослужащим дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий. Согласно статье 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Названная норма, по ее буквальному смыслу, распространяется на случаи привлечения к уголовной ответственности, однако это не означает, что Конституция Российской Федерации допускает неоднократное привлечение к административной или дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние, — установленный ею запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem, направлен, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 мая 2005 года N 5-П, на обеспечение правовой безопасности и правовой определенности и стабильности. Исходя из природы юридической ответственности как формы реакции на конкретное правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние было бы — вопреки названному общеправовому принципу — ответственностью без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве. Решение по вопросу увольнения на основании подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе «, должно приниматься в рамках процедуры аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, которая, согласно Положению о порядке прохождения военной службы (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237), проводится в целях всесторонней и объективной оценки военнослужащих, определения соответствия занимаемой воинской должности и перспектив дальнейшего служебного использования (пункт 1 статьи 26) с соблюдением требований, установленных статьями 26 и 27 данного Положения, Порядком организации и проведения аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации (утвержден приказом Министра обороны Российской Федерации от 29 февраля 2012 года N 444, которым был признан утратившим силу ранее действовавший «приказ» Министра обороны Российской Федерации от 6 апреля 2002 года N 100 «О порядке организации и проведения аттестации офицеров и прапорщиков (мичманов) Вооруженных Сил Российской Федерации»), а также нормативными правовыми актами руководителей иных федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба. В отношении меня Аттестационная комиссия нарушила по моему мнению запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 апреля 2009 года N 7-П, федеральный законодатель, воплощая в правовом регулировании предписания статьи 59 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, обеспечивает надлежащее выполнение гражданином обязанностей, обусловленных несением военной службы. При этом, поскольку особенности правового статуса военнослужащего, по смыслу статьи 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3), 60 и 71 (пункты «в», «м»), предполагают определенные ограничения конституционных прав и свобод лиц, несущих военную службу, федеральный законодатель при введении таких ограничений должен обеспечивать их соразмерность (пропорциональность) целям и конституционному предназначению военной службы как таковой с учетом характера и объективных условий ее прохождения.
Поскольку положение подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» устанавливает именно возможность, а не обязательность досрочного увольнения военнослужащего с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта, привлечение военнослужащего к уголовной ответственности (за исключением специально указанных в названном Федеральном законе случаев) не может безусловно приводить к увольнению с военной службы (кроме того, если характер назначенного военнослужащему по приговору суда наказания, например, в виде ограничения по военной службе, установленного «статьей 51» УК Российской Федерации, напрямую связан с прохождением военной службы, то его увольнение с военной службы воспрепятствует исполнению такого наказания). Данное мнение Конституционного суда в равной мере может относиться и к административному наказанию. На основании вышесказанного, считаю свои права нарушенными , в соответствии со ст. 218 КАС РФ

ПРОШУ :


1. Признать выводы аттестационной комиссии от 19 декабря 2017 года незаконными;
2. Признать приказ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО ВОЗДУШНО-КОСМИЧЕСКИМИ СИЛАМИ по личному составу от 18 января 2018 года №4 г. Москва об увольнении меня по ст . 51 Федерального закона подпункта в пункта 2 незаконным;
3. Обязать ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО ВОЗДУШНО-КОСМИЧЕСКИМИ СИЛАМИ отменить приказ о моем увольнении по ст . 51 Федерального закона подпункта в пункта 2 от 18 января 2018 года №4; 4. Обязать компенсировать мне оплату государственной пошлины в размере 300р.
Приложения:
1. Квитанция об уплате государственной пошлины;
2. Копия выписки из приказа главнокомандующего воздушно-космическими силами по личному составу от 18 января 2018 года №4 г. Москва;
3. Копия выписки из протокола №44 заседания аттестационной комиссии войсковой части 00000 от 19 декабря 2017 года;
4. Копия рапорта от 19.01.2018;
5. Копия рапорта от 20.12.2017;
«__»_______.2018 г _______________ / Д. О./

В соответствии с ч. б ст. 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации направляется копия решения Тверского гарнизонного военного суда от 19 апреля 2018 г. по административному делу № 2&-53/20I8 по административному исковому заявлению старшего лейтенанта Фамилияа Дмитрия Олеговича об оспаривании выводов аттестационной комиссии войсковой части 00000, действий командира войсковой части 00000. связанных с представлением

РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№2а-53/2018

19 «прела 2018 г.                                                     г. Тверь

Тверской гарнизонный военный суд в составе: председательствующего Колуба А.А.; с участием прокурора — помощника военного прокурора Тверского гарнизона капитана юстиции Крянги Д.А., свидетелей капитана ФИО 1 и старшего лейтенанта ФИО2., при секретаре судебною заседания Удачи ной Е.А., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении военного суда административное дело по административному исковому заявлению старшего лейтенанта Фамилияа Дмитрия Олеговича об оспаривании выводов аттестационной комиссии войсковой части 00000 (далее — комиссия), действий командира войсковой части 00000. связанных с представлением к увольнению с военной службы, и бездействия, выразившегося в нсрассмотрении рапорта, действий главнокомандующего Воздушно-космическими силами (далее

—                      главнокомандующий), связанных с увольнением с военной службы,

установил:

Фамилия обратился в суд с названным заявлением, а котором с учетом уточнений указал, что проходил военную службу п должности инженера группы обслуживания (радиотехнического оборудования) инженерно-авиационной службы 2 авиационной эскадрильи (далее — группа обслуживания) войсковой части (далее — в/ч) 00000.

18                  октября 2017 г. он привлечен к административной ответственности за правонарушение, предусмотренное ч. I ст. 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП).

19                  декабря 2017 г. в отношении его проведено заседание комиссии, которая пришла к выводам о его несоответствии занимаемой воинской должности и целесообразности увольнения с военной службы в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта.

С выводами комиссии Фамилия не согласен, полагая, что за совершенное правонарушение он уже понес наказание, тогда как в силу ч. I ст. 50 Конституции Российской Федерации (далее — Конституция) и правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных, в частности, в постановлениях от 21 марта 2013 г. № 6-П, от 6 июня 199S г. № 7-11, от IS июля 1999 г. Ка ll-П, от II мая 2005 г. J& 5-П, от 20 апреля 2009 г. St 7*П, неоднократное привлечение к административной или дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние не допускается. Применительно же к нему этот запрет комиссия нарушила.

Приказом главнокомандующего от 18 января 2018 г. X* 4 он уволен с военной службы в связи с невыполнением условий контракта. Однако норма подп. «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 5Э-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (далее — Закон о военной службе) устанавливает возможность, а не обязательность досрочного увольнения с военной службы по этому основанию.

19 января 2018 г. он подал командиру в/ч 00000 рапорт, в котором просил отменить наложенное взыскание. Ответ на рапорт он не получил.

На основании изложенного Фамилия просит суд:

признать выводы комиссии, сделанные 19 декабря 2017 г. в отношении его, незаконными;

признать действия командира в/ч 00000, связанные с его представлением к увольнению с военной службы, незаконными;

признать действия главнокомандующего, связанные с изданием приказа от

18                  января 2018 г. № 4 в части его увольнения с военной службы, незаконными;

обязать главнокомандующего отменить названный приказ в указанной части;

признать бездействие командира в/ч 00000, выразившееся в нерассмотрении его рапорта от 19 января 2018 г., незаконным.

взыскать в его пользу государственную пошлину в размере 300 руб.

Определением суда от 5 апреля 2018 г. к участию в деле в качестве административных ответчиков привлечены командир в/ч 00000, в/ч 00000, Главное командование Воздушно-космических сил, а в качестве заинтересованных лиц — федеральные казенные учреждения «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Тверской области» (далее — УФО) и «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по г. Москве и Московской области».

Административные истец и ответчики, заинтересованные лица, будучи извещенными надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, в суд не прибыли, своих представителей не направили.

При этом Фамилия и Шишкин Е.В., действующий в интересах главнокомандующего, просили рассмотреть дело в их отсутствие, а командир в/ч 00000 и временно исполняющий обязанности начальника УФО — в отсутствие их и комиссии представителей.

В письменных возражениях Шишкин иск не признал и в его удовлетворении просил отказать, отметив, что основанием к увольнению Фамилияа явилось совершение им последовательно 22. 23 и 24 июня 2017 г. административных правонарушений, предусмотренных ч. I ст. 12.26 и ч. 1 ст. 12.25 КоАП. Условиями контракта о прохождении военной службы являются, в частности, обязанности по добросовестному исполнению общих, должностных и специальных обязанностей военнослужащих, установленных законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Согласно ст. 67 и 72 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации (далее — Устав), утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. № 1495, военнослужащие должны постоянно служить примером высокой культуры, скромности и выдержанности, свято блюсти воинскую честь, защищать свое достоинство и уважать достоинство других. Они должны помнить, что но их поведению судят не только о них, но и о Вооруженных Силах Российской Федерации (далее — Вооруженные Силы) в целом. Трезвый образ жизни должен быть повседневной нормой поведения всех военнослужащих.

Факт управления военнослужащим источником повышенной опасности в состоянии алкогольного опьянения подрывает доверие граждан к Вооруженным Силам в целом. Законодатель не видит разницы в характере и степени общественной опасности между фактами нахождения водителя в состоянии опьянения и его отказом от медицинского освидетельствования на состояние опьянения, в связи с чем уравнивает их статус (примечание 2 к ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Свидетель ФИО1, начальник группы обслуживания в/ч 00000, показал, что является непосредственным начальником Фамилияа, которого может харакгеризировать с отрицательной стороны. На Фамилияа он готовил аттестационный лист, с которым тот ознакомился и его подписал.

Свидетель ФИО2, инженер авиационно-инженерного комплекса 2 авиационной эскадрильи в/ч 00000, показал, что является членом комиссии. На заседании комиссии Фамилия присутствовал, выражал несогласие с аттестационным листом, утверждая, что знает положения Устава. При этом на заданные ему вопросы, касающиеся общих обязанностей военнослужащих, ответить не смог. Комиссия рассматривала не только совершенные Фамилияым правонарушения, но и его служебную деятельность в целом; Фамилия неоднократно нарушал воинскую дисциплину.

Изучив материалы дела, выслушав свидетелей, мнение прокуроре, полагавшего необходимым в требованиях отказать, военный суд приходит к следующим выводам.

На основании чч. 1, 5 и 8 ст. 219 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее — КАС) административное исковое заявление может быть подано в суд в течение 3 месяцев со дня, когда гражданину стало известно о нарушении его прав. Пропуск установленного срока обращения в суд не является основанием для отказа в принятии административного искового заявления к производству суда, однако его пропуск без уважительной причины, а также невозможность восстановления пропущенного (в т.ч. по уважительной причине) срока обращения в суд является основанием для отказа в удовлетворении административного иска.

С заявлением в суд, как видно из дела. Фамилия обратился 12 марта 2018 г.

Таким образом, требования об оспаривании выводов комиссии, сделанных

19                  декабря 2017 г. в отношении его, и действий главнокомандующего по изданию приказа от 18 января 2018 г. №4 в части его увольнения с военной службы заявлены истцом в пределах упомянутого выше срока, в связи с чем таковой пропущенным не является, а значит, заявление в этой части подлежит рассмотрению по существу.

На основании ч. 2 ст. 59 Конституции гражданин России несет военную службу в соответствии с федеральным законом.

Согласно н. 1 ст. 36 Закона о военной службе порядок прохождения военной службы определяется этим законом, другими федеральными законами. Положением и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Исходя из абз. I п. 1, п. 2 и поди, «ж» п. 3 Положения для проведения аттестации в воинских частях создаются аттестационные комиссии. Состав аттестационной комиссии объявляется приказом командира воинской части.

В состав аттестационной комиссии входят: председатель атг комиссии — первый заместитель (заместитель) командира или начальник воинской части; члены аттестационной комиссии — заместитель (замой командира воинской часта, командиры (начальники) подразделений воинскс* части, представители кадрового и юридического органов, органе* комплектования и воспитательной работы воинской части; секретарь аттестационной комиссии — один из офицеров воинской часта.

На заседании аттестационной комиссии рассматриваются представления к досрочному увольнению с военной службы военнослужащих, увольняемых по решению командования.

Как усматривается из выписки из приказа командира в/ч 00000 от 30 ноября

2016            г. № 2176, таковым создана комиссия в составе; председателя — заместителя командира части. 16 членов комиссии (из числа должностных лиц подразделений воинской части) и секретаря комиссии (старшего помощника начальника штаба) (л.д. 202-204).

Из выписки из протокола заседания комиссии от 19 декабря 2017 г. № 44 видно, что в заседании при рассмотрении вопроса о соответствии Фамилияа предъявляемым к военнослужащим требованиям участвовали 10 членов комиссии, в т.ч. председатель. 8 членов комиссии и секретарь, должности которых поименованы в приказе командира в/ч 00000 № 2176.

На основании изложенного суд заключает, что 19 декабря 2017 г. решение комиссии в отношении Фамилияа принято полномочным органом и в пределах его компетенции.

В соответствии с л. I ст. 14, п. 21 ст. 11 и подп. «в» п. 4 ст. 34 Положения военнослужащий освобождается от занимаемой воинской должности в случае увольнения с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта. Форма и содержание документов, касающихся освобождения военнослужащего от воинской должности, а также порядок их оформления и представления устанавливаются руководителем федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба.

Согласно абз. I и 10 п. 98 Наставления по учету личного состава Вооруженных Сил. утвержденного приказом Министра обороны Российской Федерации (далее — Министр) от 19 декабря 2005 г. № 08S, приказы по лйчному составу издаются в связи с увольнением с военной службы.

Приложением № 8 к этому Наставлению определена форма приказа по личному составу, каковой выписка из приказа главнокомандующего от 18 января 2018 г. №4 соответствует.

В силу п. 2, абз. 2 п. 9 и п. 10 Порядка реализации правовых актов по вопросам назначения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, на воинские должности, освобождению их от воинских должностей, увольнению с военной службы и присвоению им воинских званий, утвержденного приказом Министра от 17 декабря 2012 г. № 3733, приказы имеют право издавать должностные лица Вооруженных Сил, имеющие в непосредственном подчинении кадровые органы. Приказы об освобождении военнослужащих по контракту от воинских должностей, увольнении их с военной службы подписываются должностными лицами Вооруженных Сил в соответствии с предоставленными полномочиями по назначению на воинские должности.

Главнокомандующим видами Вооруженных Сил предоставлено прево по назначению на воинские должности военнослужащих, для которых штатом предусмотрены воинские звания до подполковника включительно.

Содержанием копии справки начальника отделения калроп в/ч 00000 (вышестоящая воинская часть по отношению к в’ч 00000) от 19 апреля 2018 г.

Ss 295/к установлено, что в непосредственном подчинении главнокомандующего находится кадровый орган.

Из справки начальника штаба в/ч 00000 от 29 марта 2018 г. № 212к и послужного списка Фамилияа видно, что штатно-должностная категория инженера группы обслуживания в/ч 00000 старший лейтенант (л д. 43,107).

Таким образом, суд приходит к выводу о том. что приказ по личному составу от 18 января 2018 г. Аз 4 в часги увольнения Фамилияа с военной службы издан полномочным должностным лицом и в установленной форме.

Давая оценку существу оспоренных выводов и действий, суд находит установленным, что Фамилия с 1 августа 2006 г. проходил военную службу на различных должностях, при этом с 25 июня 2013 г. в воинском звании старшего лейтенанта и с 25 января 2014 г. в должности инженера группы обслуживания

в/ч 00000.

23 июня 2017 г. Фамилия признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.25 КоАИ, поскольку не выполнил законное требование сотрудника полиции об остановке транспортного средства.

25 июня 2017 г. Фамилия заключил новый контракт о прохождении военной службы с Минобороны России в лице командира в/ч 00000 на 5 лет. по 24 июня 2022 г.. в котором дал обязательство добросовестно исполнять вес общие, должностные и специальные обязанности военнослужащих, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

11                  августа 2017 г. Фамилия вступившим в законную силу постановлением судьи Тверского гарнизонного военного суда признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 1226 КоАП. за то, что, будучи водителем, 22 июня 2017 г. отказался выполнить законное требование сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

9 октября Фамилияу за отсутствие без уважительных причин на контрольном занятии по строевой подготовке за 2017 г. командиром 2 авиационной эскадрильи в/ч 00000 объявлен выговор.

18                  октября 2017 г. постановлением судьи Тверского гарнизонного военного суда Фамилия признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП, за то, что, управляя транспортным средством, 24 июня 2017 г. отказался выполнить законное требование уполномоченного должностного лица пройти медицинское освидстельствоваиие на состояние опьянения.

3 ноября это постановление судьи вступило в законную сазу.

27                  ноября 2017 г. Фамилия уведомлен о необходимости ознакомления с текстом отзыва составленного на него аттестационного листа и прибыли на заседание комиссии.

30 ноября начальник группы обслуживания в/ч 00000 ФИО1 составил и подписал аттестационный лист на Фамилияа, в котором указал, что тот ■«рекомендовал себя как с положительной, так и с отрицательной стороны. Требует постоянного контроля со стороны командиров. 22 и 24 нюня 2017 1 совершил административные правонарушения, за что наказан. Своими действиями Фамилия не выполнил предусмотренную ст. 16 Устава обязанность по строгому соблюдению законодательства Российской Федерации, что выразилось в совершении правонарушений, чем перестал удовлетворять требованиям, предъявляемым к военнослужащим по контракту. Выводы — занимаемой должности не соответствует, целесообразно у волить с военной службы в запас в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта.

Командир авиационной х кадр иль и (на Ил-76) в/ч 00000 в тот же лень согласился с предложенными выводами.

30 ноября Фамилия ознакомился с аттестационным листом.

19                  декабря 2017 г. состоялось заседание комиссии, на котором также принял участие Фамилия. По результатам комиссия пришла к выводам о том, что Фамилия занимаемой должности не соответствует, целесообразно уволить его с военной службы в запас в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта.

В тот же день с Фамилияым командиром в/ч 00000 проведена беседа по поводу его предстоящего увольнения с военной службы, в ходе которой Фамилия возражал против этого п просил направить его на медицинское освидетельствование.

С выводами комиссии 19 декабря командир в>’ч 00000 согласился и 20 декабря 2017 г. подписал представление к увольнению Фамилияа с военной службы ввиду невыполнения им условий контракта. В представлении среди прочего указано, что после совершения крайнего административного правонарушения Фамилия своего отношения к службе не изменил. В общении с командирами допускает пререкания и нетактичное поведение. Приказания исполняет несвоевременно.

25 декабря 2017 г. командир в/ч 00000 утвердил решение о целесообразности увольнения Фамилияа с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта.

28                  декабря Фамилияу предоставлена оставшаяся часть основного отпуска — с 29 декабря 2017 г. по 12 января 2018 г.. по возращении из которого он 22 января 2018 г. направлен на медицинское освидетельствование.

12                  января представление к увольнению Фамилияа подписал командующий Военно-транспортной авиацией (далее — ВТА).

18 января 2018 приказом главнокомандующего № 4 Фамилия досрочно уволен с военной службы в запас в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта.

22 января в вУч 00000 зарегистрирован рапорт Фамилияа, датированный им

19                  января, в котором он просил дать ответ по наложенному на него 9 октября 2017 г. дисциплинарному взысканию, о котором он узнал только в ходе заседания комиссии 19 декабря. Взыскание он просил отменить по причине нарушения порядка его наложения.

С 28 марта 2018 г. Фамилияу предоставлено 35 суток основного отпуска за 2017 г.. по 1 мая 2018 г.

18 апреля Фамилияу на его рапорт от 19 января 2018 г. командиром шч направлен письменный ответ с разъяснением о том, за что и когда ему объявлено дисциплинарное взыскание, и в чьем присутствии ему об этом было доведено.

Сделанные судом выводы об изложенных выше установленных обстоятельствах, помимо показаний свидетелей и письменных возражений,

основываются на следующих доказательствах:

послужном списке Фамилияа н выписке из приказа командующего ВТА от 22 января 2014 г. № б-с (л.д. 103-114,138);

данных о привлечении Фамилияа к административной ответственности но состоянию на 17 апреля 2018 г. (лд. 199);

контракте о прохождении военной службы Фамилияым от 25 июня 2017 г. (яд. II);

постановлении судьи Тверского гарнизонного военного суда от 11 августа 2017 г. и копии сообщении судьи от 3 октября 2017 г. (лд. 94-100,101-102); служебной карточке Фамилияа (лд. 149-164);

постановлении судьи Тверского гарнизонного военного суда от 18 октября 2017 г. и копии сообщении судьи от 3 ноября 2017 г. (лл. 80*91,92-93); уведомлении Фамилияа от 27 ноября 2017 г. (ад. 148);

аттестационном листе на Фамилияа от 30 ноября 2017 г., выписке из протокола заседания комиссии от 19 декабря 2017 г. N* 44 (лд. 127-130,8-12);

листе беседы с Фамилияым от 19 декабря 2017 г.. представлении командира в/ч 00000 от 20 декабря 2017 г. к увольнению Фамилияа с военной службы (лд. 147,131-133,66-70);

выписках из приказа командира в/ч 00000 от 28 декабря 2017 г., 15 н 22 января, 20 февраля, 27 марта 2018 г. XWfc 246.5,10,31, 53 (лд. 44-47);

выписке из приказа главнокомандующего от 18 января 2018 г. К» 4 и копии рапорта Фамилияа от 19 января 2018 г. (лд. 6,22);

выписке из приказа командира в/ч 00000 от 27 марта 2018 г. № S3 (лд. 47); копиях сообщения командира в/ч 00000 от 18 апреля 2018 г. Кг 831 и ответа от 18 апреля 2018 г. Хг 831 (лд. 208.209).

В силу абз. I и 2 п. 2 ст. 2 Закона о военной службе прохождение таковой гражданами осуществляется, в частности, в добровольном порядке (по

контракту).

Положениями пп. 1 и 3 ст. 32 этого закона регламентировано, что контракт о прохождении военной службы заключается между гражданином и от имени Российской Федерации — Минобороны России, письменно по типовой форме в порядке, определяемом Положением.

Условия контракта о прохождении военной службы включают в себя обязанность гражданина проходить военную службу в Вооруженных Силах в течение установленного контрактом срока, добросовестно исполнять все общие, должностные и специальные обязанности военнослужащих, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также право гражданина ка соблюдение его прав, включая получение социальных гарантий и компенсаций, установленных законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, определяющими статус военнослужащих и порядок прохождения воинской службы.

пособия в пни с увольнением, пенсию за выслугу лет, обеспечение жили* помещением в порядке, установленном для лип. проходивших военную службу, невыполнением условий контракта как основанием для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы следует считать лишь значительные отступления от трсбонаний законодательства о воинской обязанности и военной службе.

Соответственно, принятию решения о досрочном увольнении

военнослужащего с военной службы но названному основанию должен предшествовать анализ служебной деятельности военнослужащего с выяснением вопроса о том, насколько существенными (систематическими) были с его стороны нарушения заключенного контракта.

При этом значительным отступлением от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе и. как следствие, существенным нарушением условий заключенного контракта может быть признано совершение военнослужащим административного правонарушения, за которое он несет ответственность на общих основаниях

Решение о возможном увольнении военнослужащего в связи с невыполнением им условий контракта в таком случае должно приниматься в рамках процедуры аттестации, в ходе которой предполагается беспристрастное и всестороннее рассмотрение соответствующих материалов членами аттестационной комиссии и принятие ими решения на основе коллегиальности с учетом в равной мерс всех обстоятельств, имеющих значение для всесторонней характеристики военнослужащего, включая причины отступлений от требований, предъявляемых к военнослужащим, наличие несняшх дисциплинарных взысканий.

Как установлено судом, основанием для рассмотрения Фамилияа 19 декабря 2017 г. на заседании комиссии явилось совершение им. в частности, 22 и 24 июня 2017 г. двух административных правонарушений, предусмотренных ч 1 ст. 12.26 КоАП.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в абз. 4 п. 21 постановления от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» разъяснил, что такие правонарушения ни при каких обстоятельствах не могут быть признаны малозначительными, поскольку существенно нарушают охраняемые общественные отношения.До заседания комиссии Фамилия заблаговременно, 27 ноября 2017 г., был извещен о необходимости ознакомления с текстом аттестационного листа, с которым фактически ознакомился 30 ноября. Непосредственно на заседании комиссии он участвовал, имел возможность изложить свою позицию по обсуждаемому вопросу и давал соответствующие пояснения. По результатам комиссия приняла одно из возможных и предусмотренных захоном решений. При этом сделанные комиссией выводы основывались на фактических обстоятельствах совершения Фамилияым названных административных правонарушений. Протокол комиссии составлен и подписан председателем, членами и секретарем комиссии. Заключение комиссии внесено в аттестационный лист на Фамилияа.

Таким образом, суд находит, что правовых оснований для признания выводов комиссии, сделанных 19 декабря 2017 г. и отношении Фамилия,

незаконными не имеется.

Соответственно, в удовлетворении административного искового заявления в этой части суд истцу отказывает.

То обстоятельство, что в заседании комиссии принимал участие неполный ее состав, обусловлено исключительно служебной занятостью отсутствующих членов комиссии, что следует из справки командира в/ч 00000 от 18 апреля 2018 г. № 256/к (лл. 201).

К тому же в этой части суд подчеркивает, что законодательство не устанавливает требования о том, какое количество фактически присутствующих членов аттестационной комиссии делает ее состав правомочным.

Довод истца о том, что выводы комиссии указывают на повторное его привлечение к ответственности за одно и то же, ошибочен. За совершенные 22 и 24 июня 2017 г. административные правонарушения Фамилия подвергнут административным наказаниям, которые исполняются в установленном КоАП порядке, независимо от его статуса военнослужащего. Рассмотрение же Фамилияа на заседании комиссии на предмет его соответствия занимаемой воинской должности не означает повторное привлечение его к какой-либо ответственности за эти правонарушения, а свидетельствует исключительно о принятии командованием решения о необходимости всесторонней оценки коллегиальным органом готовности конкретного военнослужащего к исполнению воинского долга и обязанности по защите Отечества, выражающуюся в т.ч. в его отношении к исполнению обязанностей, предусмотренных заключенным контрактом о прохождении военной службы, которым среди прочего закреплена обязанность добросовестно исполнять все общие обязанности военнослужащих, каковыми и являются строгое соблюдение законов Российской Федерации и требований общевоинских уставов.

Данное 19 декабря 2017 г. комиссией заключение в отношении Фамилияа фактически представляет собой следствие совершенных им административных правонарушений, в которых он признан виновным.

Соответственно, его ссылки в административном исковом заявлении на постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 6 нюня 199S г. Jfe 7-11. от 15 июля 1999 г. № 11-11. от 11 мая 2005 г. № 5-П. от 20 апреля 2009 г.№7«Пиот21 марта 2013 г. № 6-П беспредметны.

В силу п. 14 ст. 34 Положения перед представлением военнослужащего по контракту к увольнению с военной службы:

уточняются данные о прохождении им военной службы, при необходимости документально подтверждаются периоды его службы, подлежащие зачету в выслугу лет в календарном исчислении и отдельно на льготных условиях, и в соответствии с законодательством Российской Федерации исчисляется выслуга лет. Об исчисленной выслуге лет объявляется военнослужащему. Возражения военнослужащего по исчислению выслуга лет Рассматриваются командиром (начальником), и до представления военнослужащего к увольнению с военной службы по ним принимаются решения;

с ним проводится индивидуальная беседа, как правило, командиром воинской части. Содержание проведенной беседы отражается в листе беседы.Лист беседы подписывается военнослужащим. увольняемым с военной службы, а должностным лицом, проводившим беседу, и приобщается к личному

делу военнослужащего.                         __ ____  _____

На основании п. 29 Порядка деятельности должностных лиц и органов военного управление по организации прохождения военной службы по контракту в Вооруженных Силах, утвержденною приказом Министра от 30 октября 2015 г. № 660, на военнослужащего, подлежащего увольнению с военной службы, подготавливается представление, которое с прилагаемыми к нему документами направляются в порядке подчиненности в кадровый орган, подчиненный должностному лицу Вооруженных Сил, имеющему право увольнения военнослужащего с военной службы.

Судебным следствием установлено, что после дачи комиссией 19 декабря

2017            г. заключения о целесообразности увольнения Хмелен с военной службы с ним в тот же день командиром ъ1ч 00000 проведена беседа, где ему объявлена его выслуга лет. Возражения относительно выслуги лет от Хмелем не поступили, при этом он с увольнением не согласился и просил направить его на медицинское освидетельствование. Содержание беседы отражено в соответствующем листе, который Фамилияым подписан и приобщен к его личному делу.

20                  декабря 2017 г. подготовлено и командиром в/ч 00000 подписано представление к увольнению Фамилияа с военной службы ввиду невыполнения им условий контракта. Это представление с необходимыми документами направлено в порядке подчиненности в кадровый орган главнокомандующего.

22 января 2018 г. по возвращении из отпуска Фамилия направлен для прохождения медицинского освидетельствования.

Изложенное, по мнению суда, свидетельствует о том, «гго командиром в/ч 00000 при представлении Фамилияа к увольнению с военной службы выполнены все предусмотренные законодательством действия, а поэтому оснований для признания оспоренных действий по представлению к увольнению незаконными суд не находит, в чем истцу отказывает.

Как отмечено выше, в соответствии с поди. <ш» п. 2 ст. 51 Закона о военной службе военнослужащий по контракту может быть досрочно уволен с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта.

Исходя из п. 11 и абз. I п. 12 ст. 34 Положения при наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному нм основанию (за исключением случаев, когда увольнение производится по основанию, предусмотренному, в частности, поди, «в» п. 2 ст. 51 Закона о военной службе).

Увольнение военнослужащего с военной службы по основаниям, когда его согласие на увольнение не предусматривается, производится командованием без рапорта военнослужащего.

С учетом изложенного, поскольку по делу установлено, что после заседания комиссии командир в/ч 00000 подписал представление к досрочному увольнению Фамилияа с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта, которое 12 января 2018 г. согласовано с вышестоящим должностным лицом — командующим ВТА. — а 18 января 2018 г. главнокомандующий издал приказ Sa 4 о досрочном увольнении Фамилияа с военной службы в запас в связи с невыполнением военнослужащим условий контраста, суд приходит к выводу о том, что предусмотренная законом процедура досрочного увольнения военнослужащего с военной службы соблюдена.

Возражения Фамилияа против его досрочного увольнения с военной службы

—                  с учетом основания его увольнения — какого-либо правового значения не имели.

Как следствие, эти оспорснныс действия главнокомандующего суд признает законными, в силу чего в требовании об отмене изданного им приказа от 18 января 2018 г. № 4 в части Фамилияа суд истцу отказывает.

Относительно того, что увольнение военнослужащего по подл, «в» п. 2 ст. S1 Закона о военной службе является правом командования, а не обязанностью, на что обращает внимание Фамилия в заявлении, то в данном случае совокупность изложенных выше обстоятельств, свидетельствующих о его поведении и побудивших командира в/ч 00000 рассмотреть Фамилияа на заседании комиссии, а главнокомандующему в последующем принять решение о его досрочном увольнении, и явилась той основой, которая позволила командованию реализовать предоставленное ему законом право на принудительное и преждевременное прекращение военной службы с конкретным военнослужащим.

Что касается требования истца о признании бездействия командира й 00000. выразившегося в нерассмотрении его рапорта от 19 января 2018 г.. незаконным, то в этой части суд отмечаег следующее.

В соответствии со ст. 19 Всеобщей декларации прав человека, п. I ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, п. 2 ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, ч. 4 ст. 29 и ст. 3 Конституции граждане Российской Федерации вправе лично обращаться в государственные органы и получать информацию.

Частью I ст. 12 Федерального закона от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ кО порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», абз. I ст. 115 и абз. 1 ст. 116 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. Лз 1495, и абз. I п. 5, абз. 1-3 п. 18 Инструкции по работе с обращениями граждан в Вооруженных Силах, утвержденной приказом Министра от 18 августа 2014 г. № 555, закреплено, что письменное обращение, поступившее в государственный орган в соответствии с его компетенцией, рассматривается в течение 30 л ней со дня регистрации письменного обращения.

Обращение считается рассмотренным и снимается с контроля, если: рассмотрены все поставленные заявителем вопросы, приняты необходимые меры и заявителю дан исчерпывающий ответ в соответствии с действующим законодательством; документ подписан командиром воинской части либо по его поручению другим должностным лицом.

Как установлено судом, на рапорт Фамилияа, «регистрированный 22 января

2018            г. в в/ч 00000. командиром этой воинской части 18 апреля 2018 г. дан ответ по существу всех поставленных им вопросов.

Следовательно, сто до рассмотрения дела по существу оспариваемое истцом бездействие прекращаю.

В силу п. 2 ч. 2 ст. I и ч. I ст. 221 КАС предметом рассмотрения

административного даю является, в частности, оспоренное бездействие должностного лица.

В случае, сслн бездействие устранено, правовых оснований для его оценки, рассмотрения по существу н возложения какой-либо обязанности на должностное лицо не имеется.

В этой связи, принимая во внимание, что оспоренное Фамилияым бездействие командира в/ч 00000 по рассмотрению его рапорта названным должностным лицом устранено без судебного вмешательства, суд считает, что данное требование удовлетворению не подлежит.

С учетом изложенного в удовлетворении административного искового заявления суд Фамилияу отказывает.

Принятое по делу решение в соответствии с ч. 1 ст. 111 КАС исключает возможность возмещения истцу судебных расходов по делу.

Руководствуясь чч. 1-3 ст. 175, ст. 176, ст. 177. чч. 1 и 2 ст. 178, чч. 1, 2 ст. 179, чч. 1-4.6 ст. 180. ч. 1, п. 2 ч. 2 и п. 2 ч. 3 и ч. 4 ст. 227 КАС, военный суд

решил:

в удовлетворении административного искового заявления Фамилияа Дмитрия Олеговича об оспаривании выводов аттестационной комиссии войсковой части 00000. действий командира войсковой части 00000. связанных с представлением к увольнению с военной службы, и бездействия, выразившегося в нерассмотрении рапорта, действий главнокомандующего Воздушно- космическими силами, связанных с увольнением с военной службы, отказать. Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский

окружной военный суд через Тверской гарнизонный военный суд в течение одного месяца со дня его принятия в окончательной форме.

А.А. Колуб

Апелляционная жалоба

19 апреля 2018 года решением № 2А-53/2018 Тверского гарнизонного военного суда, на исковое заявление Фамилияа Дмитрия Олеговича, об оспаривании выводов аттестационной комиссии войсковой части № 00000, действий командира войсковой части 00000, связанных с представлением к увольнению с военной службы, и бездействия, выразившегося в нерассмотрении рапорта, действий главнокомандующего Воздушно-космическими силами, связанных с увольнением с военной службы, было отказано в полном объёме.

С решением суда я не могу согласиться по следующим основаниям:

Суд указал :»процедура досрочного увольнения военнослужащего с военной службы соблюдена.» К тому же в решении подробно описана процедура увольнения , однако суть вопросов изложенных в Административном исковом заявлении судом не рассматривалась.
однако в решении сказано : «совокупность изложенных выше обстоятельств, свидетельствующих о его поведении и побудивших командира в/ч № 00000 рассмотреть Фамилияа на заседании комиссии, а главнокомандующему в последующем принять решение о его досрочном увольнении, и явилась той основой, которая позволила командованию реализовать предоставленное ему законом право на принудительное и преждевременное прекращение военной службы с конкретным военнослужащим.» Данная совокупность выражена в следующем : 1. Выговор за отсутствие без уважительных причин на контрольном занятии по строевой подготовке за 2017 г. командиром 2 авиационной эскадрильи в/ч № 00000 объявлен выговор. 2. Повторное наказание за одно и тоже правонарушение.

Однако Аттестационная комиссия нарушила по моему мнению запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 апреля 2009 года N 7-П, федеральный законодатель, воплощая в правовом регулировании предписания статьи 59 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, обеспечивает надлежащее выполнение гражданином обязанностей, обусловленных несением военной службы. При этом, поскольку особенности правового статуса военнослужащего, по смыслу статьи 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3), 60 и 71 (пункты «в», «м»), предполагают определенные ограничения конституционных прав и свобод лиц, несущих военную службу, федеральный законодатель при введении таких ограничений должен обеспечивать их соразмерность (пропорциональность) целям и конституционному предназначению военной службы как таковой с учетом характера и объективных условий ее прохождения. Однако суд указал : » ссылки в административном исковом заявлении на постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июня 1995 года N 7-П. от 15 июля 1999 года N 11-П . от 11 мая 2005 года N 5-П. от 20 апреля 2009 года N 7-П от 21 марта 2013 г. № 6-П беспредметны.» с чем я согласится не могу , и из решения не ясно каким образом суд признает законным наказание за один и тот же проступок второй раз , после того как Я уже понес наказание в соответствии с законом т.к. : суд указал : «При этом значительным отступлением от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе и. как следствие, существенным нарушением условий заключенного контракта может быть признано совершение военнослужащим административного правонарушения, за которое он несет ответственность на общих основаниях» 

В свою очередь в Указе Президента РФ от 10.11.2007 N 1495 «Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации» (вместе с «Уставом внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации», «Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил Российской Федерации» указано: «Глава 3. ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ 
47. Военнослужащие привлекаются к дисциплинарной ответственности за дисциплинарный проступок, то есть противоправное, виновное действие (бездействие), выражающееся в нарушении воинской дисциплины, который в соответствии с законодательством Российской Федерации НЕ ВЛЕЧЕТ за собой уголовной или административной ответственности. 
За административные правонарушения военнослужащие несут дисциплинарную ответственность в соответствии с настоящим Уставом, за исключением административных правонарушений, за которые они несут ответственность на общих основаниях.» 
Их решения суда становится не ясным вопрос законности наказания в виде увольнения , за то правнонарушение по которому Я один раз уже наказан , что незаконно по мнению Конституционного суда Российской Федерации , ссылки на которое , Тверской гарнизонный военный суд назвал несостоятельными , с чем я согласиться не могу т.к. : » Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 6 июня 1995 года N 7-П и получившей развитие в ряде других его решений применительно к различным видам профессиональной деятельности, связанной с осуществлением публичных функций (определения от 1 июля 1998 года N 84-О, от 1 декабря 1999 года «N 219-О», от 7 декабря 2001 года N 256-О, от 3 октября 2002 года N 233-О, от 20 октября 2005 года N 378-О и от 22 октября 2008 года «N 538-О-О»), граждане, добровольно избирая такого рода деятельность, соглашаются с ограничениями, которые обусловливаются приобретаемым ими правовым статусом, а потому установление особых правил прохождения государственной службы, включая военную службу по контракту, и требований к избравшим ее лицам само по себе не может рассматриваться как нарушение закрепленных статьями 32 (часть 4) и 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации права на равный доступ к государственной службе и права свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Вместе с тем, осуществляя в соответствии со статьей 71 (пункты «м», «т») Конституции Российской Федерации правовое регулирование отношений, связанных с поступлением на военную службу по контракту, ее прохождением и прекращением, в том числе устанавливая требования к военнослужащим, обусловленные возложением на них обязанностей военной службы, и последствия невыполнения этих требований, федеральный законодатель обязан обеспечивать баланс между конституционно защищаемыми ценностями, публичными и частными интересами, соблюдая вытекающие из Конституции Российской Федерации принципы справедливости, равенства и соразмерности, а вводимые им нормы должны отвечать критериям определенности, ясности, недвусмысленности и согласованности с системой действующего правового регулирования (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П, от 27 мая 2003 года N 9-П, от 27 мая 2008 года N 8-П и др.). В частности, последствия невыполнения военнослужащим требований, предъявляемых к лицам, проходящим военную службу по контракту, должны определяться таким образом, чтобы обеспечивалась возможность учета характера нарушения, его опасности для защищаемых законом ценностей, причин и условий совершения, а также личности военнослужащего и степени его вины и тем самым гарантировалась соразмерность неблагоприятных для военнослужащего правовых последствий степени тяжести допущенного им нарушения.» Обязательным условием досрочного увольнения с военной службы в порядке реализации дисциплинарного взыскания по основанию, предусмотренному подпунктом «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», должно являться совершение военнослужащим дисциплинарного проступка, а под невыполнением условий контракта о прохождении военной службы в данном случае — в силу общеправовых требований справедливости и соразмерности ответственности, отступление от которых означало бы чрезмерное ограничение прав и свобод человека и гражданина, не соответствующее целям защиты конституционно значимых ценностей и интересов, и, по сути, умаление конституционных прав и свобод (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П, 
Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июля 2001 года N 130-О), — должны подразумеваться именно существенные нарушения условий контракта, в частности совершение одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих», либо совершение военнослужащим дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий. Согласно статье 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Названная норма, по ее буквальному смыслу, распространяется на случаи привлечения к уголовной ответственности, однако это не означает, что Конституция Российской Федерации допускает неоднократное привлечение к административной или дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние, — установленный ею запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem, направлен, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 мая 2005 года N 5-П, на обеспечение правовой безопасности и правовой определенности и стабильности. Исходя из природы юридической ответственности как формы реакции на конкретное правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние было бы — вопреки названному общеправовому принципу — ответственностью без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве. Решение по вопросу увольнения на основании подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе «, должно приниматься в рамках процедуры аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, которая, согласно Положению о порядке прохождения военной службы (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237), проводится в целях всесторонней и объективной оценки военнослужащих, определения соответствия занимаемой воинской должности и перспектив дальнейшего служебного использования (пункт 1 статьи 26) с соблюдением требований, установленных статьями 26 и 27 данного Положения, Порядком организации и проведения аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации (утвержден приказом Министра обороны Российской Федерации от 29 февраля 2012 года N 444, которым был признан утратившим силу ранее действовавший «приказ» Министра обороны Российской Федерации от 6 апреля 2002 года N 100 «О порядке организации и проведения аттестации офицеров и прапорщиков (мичманов) Вооруженных Сил Российской Федерации»), а также нормативными правовыми актами руководителей иных федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба. В отношении меня Аттестационная комиссия нарушила по моему мнению запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 апреля 2009 года N 7-П, федеральный законодатель, воплощая в правовом регулировании предписания статьи 59 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, обеспечивает надлежащее выполнение гражданином обязанностей, обусловленных несением военной службы. При этом, поскольку особенности правового статуса военнослужащего, по смыслу статьи 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3), 60 и 71 (пункты «в», «м»), предполагают определенные ограничения конституционных прав и свобод лиц, несущих военную службу, федеральный законодатель при введении таких ограничений должен обеспечивать их соразмерность (пропорциональность) целям и конституционному предназначению военной службы как таковой с учетом характера и объективных условий ее прохождения.» 
Считаю свои права нарушенными, и решение ….. неправомерным т.к. единственной законной основой для увольнения является : » Выговор за отсутствие без уважительных причин на контрольном занятии по строевой подготовке за 2017 г.» что явно нарушает принцип соразмерности наказания , а вопрос повторного наказания судом рассмотрен в виде вывода о несостоятельности ссылки на решения вышестоящих судов по данному вопросу.

На основании изложенного и ст. ст. 295-299 КАС РФ,

ПРОШУ:

  1. Отменить решение  Рязанского гарнизонного военного суда № 2А-53/2018 от  19 апреля 2018 года;

     2. Принять по данному делу новое решение.

Приложения:

  1.  Копия решения решение  Рязанского гарнизонного военного суда  № 2А-53/2018 от  19 апреля 2018 года;

РЕШЕНИЕ



ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

6 августа 2013 г. г. Ростов-на-Дону

Ростовский-на-Дону гарнизонный военный суд в составе: председательствующего — судьи Шаверского А.И., при секретаре — Коробенко Д.Э., с участием заявителя Цуркина Д.Н., представителя заявителя Малыхина А.В., действующего на основании доверенности в интересах заявителя, представителя первого заместителя директора – руководителя Пограничной службы ФСБ России, начальника Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области, председателя аттестационной комиссии Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области подполковника юстиции Тишкина П.Н., а также помощника военного прокурора гарнизона Ростов-на-Дону старшего лейтенанта юстиции Посадского А.С., рассмотрев гражданское дело по заявлению подполковника Цуркина Дмитрия Николаевича об оспаривании действий руководителя Службы организационно-кадровой работы ФСБ России, первого заместителя директора – руководителя Пограничной службы ФСБ России, начальника Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области, решения аттестационной комиссии Пограничного управления ФСБ России, связанных с проведением аттестации и досрочным увольнением с военной службы в связи с несоблюдением условий контракта со стороны военнослужащего,
 

УСТАНОВИЛ:



Цуркин обратился в суд с заявлением, в котором с учетом уточненных требований просил:

— признать незаконным решение аттестационной комиссии Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области от 7 мая 2013 г. (протокол № <…>) и обязать отменить его;

— признать незаконными действия начальника Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области, связанные с утверждением решения аттестационной комиссии Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области от 7 мая 2013 г. (протокол № <…>); 

— признать незаконным приказ руководителя Службы организационно-кадровой работы ФСБ России (далее – СОКР ФСБ РФ) от 19 июня 2013 г. № <…>, в части его досрочного увольнения с военной службы в связи с несоблюдением условий контракта со стороны военнослужащего и обязать отменить его; 

— признать незаконными действия первого заместителя директора – руководителя Пограничной службы ФСБ России, начальника Пограничного управления ФСБ России и руководителя Службы организационно-кадровой работы ФСБ России, связанные с невыявлением нарушений законодательства, регламентирующего порядок аттестования и увольнения с военной службы Цуркина, допущенные должностными лицами Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области;

— признать незаконными действия должностных лиц Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области, связанные с предвзятым отношением к заявителю, фальсификации документов к его увольнению с военной службы;

— признать незаконными действия членов аттестационной комиссии Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области, связанные с подстрекательством Цуркина к разглашению сведений составляющих государственную тайну.

Кроме того, заявитель просил суд вынести в адрес директора ФСБ России и первого заместителя директора – руководителя Пограничной службы ФСБ России частные определения о нарушении закона и по результатам судебного разбирательства направить в военно-следственные органы материалы для проведения проверки в отношении должностных лиц Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области.

Заявитель просил суд удовлетворить заявленные требования, пояснив, что решение аттестационной комиссии не может являться законным, поскольку его аттестация проведена в нарушение требований законодательства, регламентирующего порядок аттестации военнослужащих, а также должностными лицами Пограничного управления ФСБ России нарушен порядок подготовки документов к его увольнению с военной службы, что повлекло существенное нарушение его прав на прохождение военной службы.

Представитель заявителя поддержал заявленные требования.

Руководитель СОКР ФСБ РФ, извещенный надлежащим образом о месте и времени судебного заседания, в суд не прибыл, в своем возражении просил суд отказать в удовлетворении заявленных требований.

Представитель должностных лиц, действия которых обжалуются, заявленные требования не признал и просил отказать в их удовлетворении за несостоятельностью, пояснив, что руководителем Службы организационно-кадровой работы ФСБ России, первым заместителем директора – руководителем Пограничной службы ФСБ России, начальником Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области и аттестационной комиссией Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области требования законодательства, регламентирующего порядок аттестования Цуркина и его досрочного увольнения с военной службы, соблюдены в полном объеме и нарушений прав заявителя не допущено, в связи с чем просил суд отказать в удовлетворении заявленных требований в связи с их необоснованностью, поскольку аттестация Цуркина проведена в соответствии с требованиями Положения о порядке прохождения военной службы (утвержденного Указом Президента РФ от 16.09.1999 г. № 1237 «Вопросы прохождения военной службы»), а также требований приказа ФСБ России от 09 января 2008 г. № <…> «Об утверждении Инструкции о порядке организации и проведения аттестации военнослужащих органов федеральной службы безопасности» (далее — Приказ ФСБ РФ), а заявления Цуркина о допущенных нарушениях порядка его аттестования являются голословным.

Прокурор в своем заключении полагал требования заявителя подлежащими удовлетворению, поскольку в отношении заявителя был нарушен порядок его аттестации и, следовательно, увольнения.

Заслушав объяснения участвовавших в судебном заседании лиц, исследовав материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

Как видно из материалов дела, заявитель на основании контракта, заключенного до 21 июня 2010 г., проходил военную службу в должности заместителя начальника контрольно-пропускного пункта «Гуково-автодорожный» (2 категории) по оперативной деятельности.

Из исследованной в судебном заседании выписки из приказа руководителя СОКР ФСБ РФ от 19 июня 2013 г. № <…>, видно, что заявитель уволен с военной службы по п.п. «в» пункта 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» и п.п. «в» п. 4 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, то есть в связи с невыполнением им условий контракта. 

На дату рассмотрения заявления Цуркин из списков личного состава Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области не исключен.

Согласно представлению от 7 мая 2013 г. заявитель в период военной службы зарекомендовал себя с отрицательной стороны, неоднократно привлекался к дисциплинарной ответственности, имеет 6 неснятых дисциплинарных взысканий, а также привлекался к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного п. 2.3.2 Правил дорожного движения РФ. В основу представления об увольнении с военной службы Цуркина положено содержание и выводы аттестационной комиссии Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области о его несоответствии занимаемой должности и необходимости его досрочного увольнения с военной службы на основании подпункта «в» части 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта (подпункт «в» пункта 4 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы).

Вместе с тем, исследовав представленные документы, подтверждающие порядок и основание проведения аттестации Цуркина, выписки из протокола № <…> заседания аттестационной комиссии Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области от 7 мая 2013 г., выписки из аттестационного листа, суд приходит к выводу о нарушении прав заявителя, выявленных в ходе проведения аттестации.

В частности, пунктом 3 ст. 26 Положения о порядке прохождения военной службу (утверждено Указом Президента РФ 16 сентября 1999 г. № 1237 (далее — Положение) определено, что порядок организации и проведения аттестации определяется руководителем соответствующего федерального органа исполнительной власти, в котором проводится аттестация.

Порядок организации и проведения аттестации военнослужащих ФСБ РФ установлен приказом ФСБ России от 9 января 2008 г. № <…> «Об утверждении Инструкции о порядке организации и проведения аттестации военнослужащих органов федеральной службы безопасности».

Подпунктом «б» пункта 8 ст. 26 Положения и п.п. «б» пункта 11 Приказа предусмотрена обязанность командира (начальника) в ходе изучения и оценки профессиональных и личностных качеств аттестуемого военнослужащего, его профессиональной служебной деятельности, проведение с аттестуемым индивидуальной беседы по вопросам исполнения им общих, должностных и специальных обязанностей, повышения профессионального уровня, стиля и методов его работы. Таким образом, составление письменного листа беседы с военнослужащим фактически является уведомлением военнослужащего о его аттестации.

Абзацем 3 пункта 6 ст. 26 Положения определено право военнослужащего на ознакомление с содержанием аттестации, путем подписи в утвержденном аттестационном листе. При этом абзацем 5 пункта 11 Приказа определена обязанность непосредственного (прямого) начальника по доведению до сведения аттестуемого военнослужащего основных положений отзыва об исполнении им служебных обязанностей за аттестационный период, что также подразумевает письменное, а не устное закрепление (отражение) данного действия.

Пунктом 13 Приказа определено, что составленный на военнослужащего аттестационный лист представляется в аттестационную комиссию не позднее чем за две недели до начала аттестации.

Таким образом, содержание данной нормы подразумевает предоставление военнослужащему минимального срока для подготовки возражений на аттестационный лист в случае несогласия с ним. При этом исчисление данного срока начинается с момента письменного доведения военнослужащему содержания отзыва (аттестационного листа).

Кроме того, пунктом 17 Приказа предусмотрен и перенос аттестации военнослужащего на срок один месяц, при несогласии аттестуемого с аттестационным выводом и необходимостью представления в связи с этим дополнительных характеризующих данных. То есть, данная норма также подразумевает письменное выражение несогласия аттестуемого с отзывом, что является основанием для переноса аттестации военнослужащего на срок не более одного месяца.

Пунктом 24 Приказа установлена обязанность доведения военнослужащему результатов аттестации под расписку в аттестационном листе в 14-дневный срок после ее утверждения. Абзацем 2 пункта 1 ст. 27 Положения и абзацем 3 п. 6 Приказа установлена подотчетность аттестационной комиссии начальнику Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области. Из изложенного следует, что исчисление указанного 14-дневного срока производится с момента утверждения результатов аттестационной комиссии начальником Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области, т.е. протокола заседания аттестационной комиссии, а также вывода, отраженного в соответствующем разделе аттестационного листа военнослужащего.

Пунктом 10 ст. 26 Положения и пунктом 25 Приказа установлено право военнослужащего на обжалование аттестационного вывода и порядка проведения аттестации вышестоящему командиру (начальнику) в течение месяца со дня объявления ему результатов аттестации, а также в суд. Начало исчисления данного срока также подразумевает письменное доведение аттестационного вывода военнослужащему.

Однако, как установлено судом перечисленные выше нормы Положения о порядке прохождения военной службы (Указ Президента РФ от 16.09.1999 г. № 1237 «Вопросы прохождения военной службы») и приказа ФСБ России от 9 января 2008 г. № <…> «Об утверждении Инструкции о порядке организации и проведения аттестации военнослужащих органов федеральной службы безопасности» командованием Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области выполнены не были, так как заинтересованными лицам не представлено суду доказательства проведения беседы с заявителем перед составлением на него аттестационного листа, ознакомления его с аттестационным листом перед направлением его в аттестационную комиссию, выраженное мнение заявителя по вопросу согласия либо несогласия с аттестационным выводом, представления аттестационного листа Цуркина в аттестационную комиссию Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области не позднее 2-х недель до проведения аттестации заявителя, письменно ознакомления заявителя с утвержденными результатами его аттестации.

При этом суд установил, что аттестационный лист Цуркина был утвержден в день проведения его аттестации, т.е. 7 мая 2013 г. В ходе проведения 7 мая аттестации 2013 г. члены аттестационной комиссия, выяснив несогласие Цуркина с составленным отзывом не произвели перенос на срок не более месяца аттестацию заявителя для реализации им права на защиту и представление дополнительных характеризующих его документов, и с содержанием аттестационного листа Цуркин был ознакомлен только после проведения аттестационной комиссии 7 мая 2013 г., что является нарушением законодательства определяющего проведение аттестации военнослужащего.

Данный вывод полностью подтверждается показаниями Цуркина, который пояснил, что с порядком проведения аттестации, определенным приказом ФСБ России от 9 января 2008 г. № <…> «Об утверждении Инструкции о порядке организации и проведения аттестации военнослужащих органов федеральной службы безопасности» он ранее не знаком, с содержанием аттестационного листа, который рассматривался на заседании аттестационной комиссии Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области 7 мая 2013 г. он был ознакомлен только после данного заседания, о чем поставил соответствующую роспись, ранее с ним каких-либо бесед по вопросу его аттестования не проводилось.

Доводы представителя должностных лиц о том, что никаких нарушений при проведении аттестации Цуркина нарушено не было, суд, с учетом требований ст. 249 ГПК РФ считает неубедительными, поскольку в суд не представлено данных, свидетельствующих об обратном.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что аттестационной комиссией Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области нарушен порядок и организация проведения аттестации заявителя, утвержденный Положением о порядке прохождения военной службы (Указ Президента РФ от 16.09.1999 г. № 1237 «Вопросы прохождения военной службы») и приказом ФСБ России от 9 января 2008 г. № <…> «Об утверждении Инструкции о порядке организации и проведения аттестации военнослужащих органов федеральной службы безопасности».

Данный вывод суда не противоречит позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 21.03.2013 N 6-П, согласно которой объективность выводов аттестационной комиссии, равно как и соблюдение прав и законных интересов военнослужащего, подлежащего аттестации, обеспечиваются помимо прочего предоставлением ему возможности ознакомиться с аттестационным листом, заявить в письменной форме о своем несогласии с отзывом о своей служебной деятельности, сообщить дополнительные сведения, лично участвовать в заседании аттестационной комиссии (в установленных случаях), обжаловать ее заключение и порядок проведения аттестации, как вышестоящему командиру, так и в суд, что позволяет избежать принятия произвольного, необоснованного решения о досрочном увольнении военнослужащего с военной службы.

В данной связи суд признает незаконными действия начальника Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области, который в силу обязанностей, возложенных на него Положением о порядке прохождения военной службы (Указ Президента РФ от 16.09.1999 г. № 1237 «Вопросы прохождения военной службы») и приказом ФСБ России от 9 января 2008 г. № <…> «Об утверждении Инструкции о порядке организации и проведения аттестации военнослужащих органов федеральной службы безопасности» утвердил оспариваемое решение аттестационной комиссии.

Что касается требований заявителя о признании незаконными действий первого заместителя директора – руководителя Пограничной службы ФСБ России, начальника Пограничного управления ФСБ России и руководителя Службы организационно-кадровой работы ФСБ России, связанных с невыявлением нарушений законодательства, регламентирующего порядок аттестования и увольнения с военной службы Цуркина, допущенных должностными лицами Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области, а также требований о признании незаконными действий должностных лиц Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области, связанных с предвзятым отношением к Цуркину, фальсификацией документов к его увольнению с военной службы, действий членов аттестационной комиссии Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области, связанные с подстрекательством Цуркина к разглашению сведений составляющих государственную тайну, действий начальника Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области, связанных с исключением заявителя из списков личного состава управления, то суд отказывает в их удовлетворении, поскольку данные доводы заявителя и его представителя не нашли своего подтверждения в судебном заседании.

В данной связи суд отказывает заявителю и в требованиях о вынесении частных определений в адрес должностных лиц ФСБ России, направлении в военно-следственные органы материалов для проведения проверки в отношении должностных лиц Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области.

В соответствии с ч. 1 ст. 258 ГПК РФ суд, признав рассматриваемое в порядке гл. 25 того же Кодекса заявление обоснованным, принимает решение об обязанности соответствующего должностного лица (органа государственной власти) устранить допущенное нарушение прав и свобод гражданина в полном объеме.

Поскольку заявитель уволен с военной службы, но не исключен из списков личного состава воинской части, суд, с учетом требований заявителя, в целях полного восстановления его прав, считает необходимым обязать должностных лиц отменить изданный приказ об увольнении Цуркина с военной службы.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194199, и 258 ГПК РФ, военный суд
 

РЕШИЛ:



Заявление Цуркина Дмитрия Николаевича об оспаривании действий руководителя Службы организационно-кадровой работы ФСБ России, первого заместителя директора – руководителя Пограничной службы ФСБ России, начальника Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области, решения аттестационной комиссии Пограничного управления ФСБ России, связанных с проведением аттестации и досрочным увольнением с военной службы в связи с несоблюдением условий контракта со стороны военнослужащего, – удовлетворить частично.

Признать незаконным решение аттестационной комиссии Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области от 7 мая 2013 г. (протокол № <…>) и обязать начальника Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области отменить его.

Признать незаконными действия начальника Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области, связанные с утверждением решения аттестационной комиссии Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области от 7 мая 2013 г.

Признать незаконным приказ руководителя Службы организационно-кадровой работы ФСБ России от 19 июня 2013 г. № <…>, в части касающейся Цуркина Д.Н., и обязать указанное должностное лицо отменить его.

В части требований заявителя о признании незаконными действий первого заместителя директора – руководителя Пограничной службы ФСБ России, начальника Пограничного управления ФСБ России и руководителя Службы организационно-кадровой работы ФСБ России, связанных с невыявлением нарушений законодательства, регламентирующего порядок проведения аттестации и увольнения с военной службы Цуркина Д.Н., а также требований о признании незаконными действий должностных лиц Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области, связанных с предвзятым отношением к Цуркину Д.Н., фальсификации документов к его увольнению с военной службы, членов аттестационной комиссии Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области, связанных с подстрекательством Цуркина Д.Н. к разглашению сведений составляющих государственную тайну, о вынесении частных определений в адрес должностных лиц ФСБ России и направлении в военно-следственные органы материалов для проведения проверки в отношении должностных лиц Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области – отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в судебную коллегию по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда через Ростовский-на-Дону гарнизонный военный суд в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Председательствующий по делу А.И. Шаверский

В Московский окружной военный суд

119002, г. Москва, Арбат, д. 37 Тел.: (499) 241-07-21

Административный истец: Хмелев Дмитрий Олегович, 26 апреля 1988 г. р. в г. Горький Адрес места жительства: 170040, Тверская область, г. Тверь , ул. Мигаловская набережная д. корпус , кв 0. Тел: 80000007 эл.почта : hm0000000096@gmail.com Административный ответчик: Командир войсковой части № 41486, полковник Русин Леонид Игоревич, 170009, Тверская область, г. Тверь, ул. Громова д.54, Войсковая часть 41486

Апелляционная жалоба

19 апреля 2018 года решением № 2А-53/2018 Тверского гарнизонного военного суда, на исковое заявление Хмелева Дмитрия Олеговича, об оспаривании выводов аттестационной комиссии войсковой части № 41486, действий командира войсковой части 41486, связанных с представлением к увольнению с военной службы, и бездействия, выразившегося в нерассмотрении рапорта, действий главнокомандующего Воздушно-космическими силами, связанных с увольнением с военной службы, было отказано в полном объёме.

С решением суда я не могу согласиться по следующим основаниям:

Суд указал :»процедура досрочного увольнения военнослужащего с военной службы соблюдена.» К тому же в решении подробно описана процедура увольнения , однако суть вопросов изложенных в Административном исковом заявлении судом не рассматривалась. однако в решении сказано : «совокупность изложенных выше обстоятельств, свидетельствующих о его поведении и побудивших командира в/ч № 41486 рассмотреть Хмелева на заседании комиссии, а главнокомандующему в последующем принять решение о его досрочном увольнении, и явилась той основой, которая позволила командованию реализовать предоставленное ему законом право на принудительное и преждевременное прекращение военной службы с конкретным военнослужащим.» Данная совокупность выражена в следующем : 1. Выговор за отсутствие без уважительных причин на контрольном занятии по строевой подготовке за 2017 г. командиром 2 авиационной эскадрильи в/ч № 41486 объявлен выговор. 2. Повторное наказание за одно и тоже правонарушение. Однако Аттестационная комиссия нарушила по моему мнению запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 апреля 2009 года N 7-П, федеральный законодатель, воплощая в правовом регулировании предписания статьи 59 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, обеспечивает надлежащее выполнение гражданином обязанностей, обусловленных несением военной службы. При этом, поскольку особенности правового статуса военнослужащего, по смыслу статьи 59 Конституции

Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3), 60 и 71 (пункты «в», «м»), предполагают определенные ограничения конституционных прав и свобод лиц, несущих военную службу, федеральный законодатель при введении таких ограничений должен обеспечивать их соразмерность (пропорциональность) целям и конституционному предназначению военной службы как таковой с учетом характера и объективных условий ее прохождения. Однако суд указал : » ссылки в административном исковом заявлении на постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июня 1995 года N 7-П. от 15 июля 1999 года N 11-П . от 11 мая 2005 года N 5-П. от 20 апреля 2009 года N 7-П от 21 марта 2013 г. № 6-П беспредметны.» с чем я согласится не могу , и из решения не ясно каким образом суд признает законным наказание за один и тот же проступок второй раз , после того как Я уже понес наказание в соответствии с законом т.к. : суд указал : «При этом значительным отступлением от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе и. как следствие, существенным нарушением условий заключенного контракта может быть признано совершение военнослужащим административного правонарушения, за которое он несет ответственность на общих основаниях» В свою очередь в Указе Президента РФ от 10.11.2007 N 1495 «Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации» (вместе с «Уставом внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации», «Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил Российской Федерации» указано: «Глава 3. ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ 47. Военнослужащие привлекаются к дисциплинарной ответственности за дисциплинарный проступок, то есть противоправное, виновное действие (бездействие), выражающееся в нарушении воинской дисциплины, который в соответствии с законодательством Российской Федерации НЕ ВЛЕЧЕТ за собой уголовной или административной ответственности. За административные правонарушения военнослужащие несут дисциплинарную ответственность в соответствии с настоящим Уставом, за исключением административных правонарушений, за которые они несут ответственность на общих основаниях.» Их решения суда становится не ясным вопрос законности наказания в виде увольнения , за то правнонарушение по которому Я один раз уже наказан , что незаконно по мнению Конституционного суда Российской Федерации , ссылки на которое , Тверской гарнизонный военный суд назвал несостоятельными , с чем я согласиться не могу т.к. : » Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 6 июня 1995 года N 7-П и получившей развитие в ряде других его решений применительно к различным видам профессиональной деятельности, связанной с осуществлением публичных функций (определения от 1 июля 1998 года N 84-О, от 1 декабря 1999 года «N 219-О», от 7 декабря 2001 года N 256-О, от 3 октября 2002 года N 233-О, от 20 октября 2005 года N 378-О и от 22 октября 2008 года «N 538-О-О»), граждане, добровольно избирая такого рода деятельность, соглашаются с ограничениями, которые обусловливаются приобретаемым ими правовым статусом, а потому установление особых правил прохождения государственной службы, включая военную службу по контракту, и требований к избравшим ее лицам само по себе не может рассматриваться как нарушение закрепленных статьями 32 (часть 4) и 37 (часть 1)

Конституции Российской Федерации права на равный доступ к государственной службе и права свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Вместе с тем, осуществляя в соответствии со статьей 71 (пункты «м», «т») Конституции Российской Федерации правовое регулирование отношений, связанных с поступлением на военную службу по контракту, ее прохождением и прекращением, в том числе устанавливая требования к военнослужащим, обусловленные возложением на них обязанностей военной службы, и последствия невыполнения этих требований, федеральный законодатель обязан обеспечивать баланс между конституционно защищаемыми ценностями, публичными и частными интересами, соблюдая вытекающие из Конституции Российской Федерации принципы справедливости, равенства и соразмерности, а вводимые им нормы должны отвечать критериям определенности, ясности, недвусмысленности и согласованности с системой действующего правового регулирования (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П, от 27 мая 2003 года N 9-П, от 27 мая 2008 года N 8-П и др.). В частности, последствия невыполнения военнослужащим требований, предъявляемых к лицам, проходящим военную службу по контракту, должны определяться таким образом, чтобы обеспечивалась возможность учета характера нарушения, его опасности для защищаемых законом ценностей, причин и условий совершения, а также личности военнослужащего и степени его вины и тем самым гарантировалась соразмерность неблагоприятных для военнослужащего правовых последствий степени тяжести допущенного им нарушения.» Обязательным условием досрочного увольнения с военной службы в порядке реализации дисциплинарного взыскания по основанию, предусмотренному подпунктом «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», должно являться совершение военнослужащим дисциплинарного проступка, а под невыполнением условий контракта о прохождении военной службы в данном случае — в силу общеправовых требований справедливости и соразмерности ответственности, отступление от которых означало бы чрезмерное ограничение прав и свобод человека и гражданина, не соответствующее целям защиты конституционно значимых ценностей и интересов, и, по сути, умаление конституционных прав и свобод (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июля 2001 года N 130-О), — должны подразумеваться именно существенные нарушения условий контракта, в частности совершение одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих», либо совершение военнослужащим дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий. Согласно статье 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Названная норма, по ее буквальному смыслу, распространяется на случаи привлечения к уголовной ответственности, однако это не означает, что Конституция Российской Федерации допускает неоднократное привлечение к административной или дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние, — установленный ею запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem, направлен, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 мая 2005 года N 5-П, на обеспечение правовой безопасности и правовой определенности и стабильности. Исходя из природы юридической ответственности как формы реакции на конкретное

правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние было бы — вопреки названному общеправовому принципу — ответственностью без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве. Решение по вопросу увольнения на основании подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе «, должно приниматься в рамках процедуры аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, которая, согласно Положению о порядке прохождения военной службы (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237), проводится в целях всесторонней и объективной оценки военнослужащих, определения соответствия занимаемой воинской должности и перспектив дальнейшего служебного использования (пункт 1 статьи 26) с соблюдением требований, установленных статьями 26 и 27 данного Положения, Порядком организации и проведения аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации (утвержден приказом Министра обороны Российской Федерации от 29 февраля 2012 года N 444, которым был признан утратившим силу ранее действовавший «приказ» Министра обороны Российской Федерации от 6 апреля 2002 года N 100 «О порядке организации и проведения аттестации офицеров и прапорщиков (мичманов) Вооруженных Сил Российской Федерации»), а также нормативными правовыми актами руководителей иных федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба. В отношении меня Аттестационная комиссия нарушила по моему мнению запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 апреля 2009 года N 7-П, федеральный законодатель, воплощая в правовом регулировании предписания статьи 59 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, обеспечивает надлежащее выполнение гражданином обязанностей, обусловленных несением военной службы. При этом, поскольку особенности правового статуса военнослужащего, по смыслу статьи 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3), 60 и 71 (пункты «в», «м»), предполагают определенные ограничения конституционных прав и свобод лиц, несущих военную службу, федеральный законодатель при введении таких ограничений должен обеспечивать их соразмерность (пропорциональность) целям и конституционному предназначению военной службы как таковой с учетом характера и объективных условий ее прохождения.» Считаю свои права нарушенными, и решение ….. неправомерным т.к. единственной законной основой для увольнения является : » Выговор за отсутствие без уважительных причин на контрольном занятии по строевой подготовке за 2017 г.» что явно нарушает принцип соразмерности наказания , а вопрос повторного наказания судом рассмотрен в виде вывода о несостоятельности ссылки на решения вышестоящих судов по данному вопросу.

На основании изложенного и ст. ст. 295-299 КАС РФ,

ПРОШУ:

1. Отменить решение Тверского гарнизонного военного суда № 2А-53/2018 от 19 апреля 2018 года;

2. Принять по данному делу новое решение.

Приложения:

1. Копия квитанции государственной пошлины – 150 рублей;

2. Копия решения решение Тверского гарнизонного военного суда № 2А-53/2018 от 19 апреля 2018 года.

В Московский окружной военный суд 
119002, г. Москва, Арбат, д. 37 

Административный истец: Хмелев Дмитрий Олегович, 26 апреля 1988 г. р. в г. Горький Адрес места жительства: 170040, Тверская область, г. Тверь , ул. Мигаловская набережная д.1 корпус 2, кв 80. 
Тел: 89520663787 
эл.почта : hmelevdmirij96@gmail.com 

Административный ответчик: Командир войсковой части № 41486, полковник Русин Леонид Игоревич, 170009, Тверская область, г. Тверь, ул. Громова д.54, Войсковая часть 41486 

Кассационная жалоба 


19 апреля 2018 г. Тверской гарнизонный военный суд рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело № 2а-53/2018 по заявлению Хмелева Д. О. об оспаривании выводов аттестационной комиссии в/ч 41486, связанных с предоставлением к увольнению с военной службы, и бездействия, выразившегося в нерассмотрении рапорта, действий главнокомандующего Воздушно-космическими силами, связанных с увольнением с военной службы, отказал в удовлетворении требований. 

19 июня 2018 г. апелляционным определением № 33а-688 судебная коллегия по административным делам Московского окружного военного суда по апелляционной жалобе административного истца на решение Тверского гарнизонного военного суда от 19 апреля 2018, которым отказано в удовлетворении заявленных требований Хмелева Д. О. об оспаривании выводов аттестационной комиссии в/ч 41486, связанных с предоставлением к увольнению с военной службы, и бездействия, выразившегося в нерассмотрении рапорта, действий главнокомандующего Воздушно-космическими силами, связанных с увольнением с военной службы, решение Тверского гарнизонного военного суда было оставлено без изменений.

С решениями и определениями вышеуказанных судов я не согласен так в соответствии с гражданским законодательством, суд обязан разрешать гражданские дела на основании Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, нормативных правовых актов федеральных органов государственной власти.Считаю, что решение суда не соответствует действующему законодательству и сложившейся судебной практике, подлежит отмене по следующим основаниям. 

Судами нарушено:
1. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. N 6-П г. Санкт-Петербург «по делу о проверке конституционности подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе 
Конституционный Суд признал неконституционным подпункт «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» : » что содержащееся в нем положение, позволяя досрочно прекращать военно-служебные отношения с военнослужащим, ранее привлекавшимся к дисциплинарной или уголовной ответственности, понесшим соответствующее наказание и более не совершившим какого-либо нового правонарушения, допускает тем самым повторное наказание за одно и то же деяние, а вследствие неопределенности относительно причин и порядка увольнения по такому основанию, как невыполнение условий контракта, влечет нарушение конституционного принципа равенства граждан перед законом, неправомерное ограничение права военнослужащих на труд, которое они реализуют посредством прохождения военной службы …… Невыполнением условий контракта как основанием для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы следует считать лишь значительные (существенные) отступления от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе, которые могут выражаться, в частности, в совершении виновных действий (бездействия), свидетельствующих об отсутствии у военнослужащего необходимых качеств для надлежащего выполнения обязанностей военной службы; совершении одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих» 

» В частности, последствия невыполнения военнослужащим требований, предъявляемых к лицам, проходящим военную службу по контракту, должны определяться таким образом, чтобы обеспечивалась возможность учета характера нарушения, его опасности для защищаемых законом ценностей, причин и условий совершения, а также личности военнослужащего и степени его вины и тем самым гарантировалась соразмерность неблагоприятных для военнослужащего правовых последствий степени тяжести допущенного им нарушения.» 

2. Также статью 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Названная норма, по ее буквальному смыслу, распространяется на случаи привлечения к уголовной ответственности, однако это не означает, что Конституция Российской Федерации допускает неоднократное привлечение к административной или дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние, — установленный ею запрет, в котором нашел отражение общеправовой принцип non bis in idem, направлен, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 мая 2005 года N 5-П, на обеспечение правовой безопасности и правовой определенности и стабильности. Исходя из природы юридической ответственности как формы реакции на конкретное правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние было бы — вопреки названному общеправовому принципу — ответственностью без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве. 

Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения РФ положений этих договорных актов , когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении РФ. 

3. Протокол N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ETS N 117) 
Статья 4. Право не быть судимым или наказанным дважды:
1. Никто не должен быть повторно судим или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое уже был оправдан или осужден в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами этого государства.

4. Также как указал ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА БОЛЬШАЯ ПАЛАТА по Делу «Сергей Золотухин против России» [Sergey Zolotukhin v. Russia] (жалоба N 14939/03) в ПОСТАНОВЛЕНИИ г.Страсбург 10 февраля 2009 года : 

» возникает дублирование карательных процедур со стороны различных государственных органов, причём сами эти процедуры по существу иногда имеют сходство до степени совпадения» 

«Главным признаком повторного привлечения лица к ответственности, в соответствии с практикой Европейского суда по правам человека, принято считать возбуждение по одному и тому же факту нескольких процессуальных производств.» 

5. По смыслу практики Европейского Суда по правам человека, этот принцип действует независимо от того, в каком государстве лицо было осуждено и наказано в уголовном порядке (то же в ч. 1 ст. 12 УК), и запрещает повторное наказание и тогда, когда оно было наложено иным органом, но по обвинению, тождественному уголовному (например, за административное правонарушение правил дорожного движения). 

6. Как разъяснено в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 №5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ», применение судами Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции.

Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»). Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод

А также из положений ст. 46 Конвенции, статьи 1 ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» следует, что правовые позиции Европейского Суда по правам человека , которые содержаться в его окончательных постановлениях, являются обязательными для судов . 

В соответствии со ст.ст. 318-320 КАС РФ 

ПРОШУ: 

1) Отменить решение Тверского гарнизонного военного суда по административному делу № 2а-53/2018 от 19 апреля 2018 г. ; 
2) Отменить апелляционное определение № 33а-688 от 19 июня 2018 г судебной коллегии по административным делам Московского окружного военного суда; 

Приложения: 
1. Тверского гарнизонного военного суда по административному делу № 2а-53/2018 от 19 апреля 2018 г.; 
2. Копия апелляционное определение № 33а-688 от 19 июня 2018 г судебной коллегии по административным делам Московского окружного военного суда; 
3. Квитанция об оплате госпошлины 150 руб.

В Читинский гарнизонный военный суд 
672010, г. Чита, ул. Амурская, д. 3 
Административный истец: К Илья Грейханович; 
Адрес места жительства: 673530, Забайкальский край, Сретинский район , ПГТ Кукуй пер школьный д.0 , кв 0. Тел: 00000000000000 эл.почта :………. 
Административный ответчик: Начальник Пограничного управления ФСБ России по Забайкальскому краю, генерал-майор ……… , индекс…….., адрес:………. 


Ходатайство 
об уточнении исковых требований 
В производстве Читинского гарнизонного военного суда находится гражданское дело по иску Ка И. Г. к Начальнику Пограничного управления ФСБ России по Забайкальскому краю, генерал-майору ….. о признании выводов аттестационной комиссии от ……года незаконными и о признании приказа Начальника Пограничного управления ФСБ России по Забайкальскому краю, генерал-майора ……… от …….. года об увольнении по ст . 51 Федерального закона подпункта ….. пункта…….незаконным. 
Прошу признать решения и выводы аттестационной комиссии ………незаконными, и обязать председателя комиссии отменить ее результаты. Так как на заседании комиссии я не присутствовал. С аттестационным листом за ранее ознакомлен не был. В нарушении ПРИКАЗА ФСБ России №….. от …… числа. 
порядок проведения аттестации был грубо нарушен , Так как Порядок организации и проведения аттестации военнослужащих ФСБ РФ установлен приказом ФСБ России от 9 января 2008 года. № <.3.> «Об утверждении Инструкции о порядке организации и проведения аттестации военнослужащих органов федеральной службы безопасности». 

Подпунктом «б» пункта 8 ст. 26 Положения о порядке прохождения военной службы и п.п. «б» пункта 11 Приказа предусмотрена обязанность командира (начальника) в ходе изучения и оценки профессиональных и личностных качеств аттестуемого военнослужащего, его профессиональной служебной деятельности, проведение с аттестуемым индивидуальной беседы по вопросам исполнения им общих, должностных и специальных обязанностей, повышения профессионального уровня, стиля и методов его работы. Таким образом, составление письменного листа беседы с военнослужащим фактически является уведомлением военнослужащего о его аттестации. 

Абзацем 3 пункта 6 ст. 26 Положения определено право военнослужащего на ознакомление с содержанием аттестации, путем подписи в утвержденном аттестационном листе. При абзацем 5 пункта 11 Приказа определена обязанность непосредственного (прямого) начальника по доведению до сведения аттестуемого военнослужащего основных положений отзыва об исполнении им служебных обязанностей за аттестационный период, что также подразумевает письменное, а не устное закрепление (отражение) данного действия. 

Пунктом 13 Приказа определено, что составленный на военнослужащего аттестационный лист представляется в аттестационную комиссию не позднее чем за две недели до начала аттестации. 

Кроме того, пунктом 17 Приказа предусмотрен и перенос аттестации военнослужащего на срок один месяц, при несогласии аттестуемого с аттестационным выводом и необходимостью представления в связи с этим дополнительных характеризующих данных. То есть, данная норма также подразумевает письменное выражение несогласия 
аттестуемого с отзывом, что является основанием для переноса аттестации военнослужащего на срок не более одного месяца. 

Пунктом 24 Приказа установлена обязанность доведения военнослужащему результатов аттестации под расписку в аттестационном листе в 14-дневный срок после ее утверждения. Абзацем 2 пункта 1 ст. 27 Положения и абзацем 3 п. 6 Приказа установлена подотчетность аттестационной комиссии начальнику Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области. Из изложенного следует, что исчисление указанного 14-дневного срока производится с момента утверждения результатов аттестационной комиссии начальником Пограничного управления ФСБ России по 
Республике Крым, т.е. протокола заседания аттестационной комиссии, а также вывода, отраженного в соответствующем разделе аттестационного листа военнослужащего. 

Пунктом 10 ст. 26 Положения и пунктом 25 Приказа установлено право военнослужащего на обжалование аттестационного вывода и порядка проведения аттестации 
вышестоящему командиру (начальнику) в течение месяца со дня объявления ему результатов аттестации, а также в суд. Начало исчисления данного срока также подразумевает письменное доведение аттестационного вывода военнослужащему. 

При несогласии с составленным отзывом не произвели перенос на срок не более месяца аттестацию заявителя для реализации им права на защиту и представление дополнительных характеризующих его документов. 

Из анализа вышеприведенного нормативного акта следует, что аттестационный лист должен 
поступить в аттестационную комиссию воинской части не позднее двух недель до проведения самой аттестации, для того, чтобы аттестуемый военнослужащий имел реальную 
возможность ознакомиться с аттестационным листом и содержащимся в нем отзывом на него до представления его прямому командиру (начальнику) или в аттестационную комиссию, и в случае его несогласия с текстом отзыва он мог бы заблаговременно представить в аттестационную комиссию дополнительные сведения о своей служебной деятельности за предшествующий период. Данные предписания нормативно правовых актов не были учтены должностными лицами, следовательно проведение аттестационной комиссии без личного участия самого аттестуемого военнослужащего; 
проведение аттестационной комиссии без личного участия самого аттестуемого военнослужащего; проведение аттестации военнослужащего формально; 
не доведение до военнослужащего утвержденного аттестационного листа под роспись в подлинном экземпляре с указанием даты ознакомления; 
проведение аттестации аттестационной комиссией в ненадлежащем составе. 
Любое из вышеназванных нарушений будет являться формальным основанием для суда для признания проведения аттестации с грубыми нарушениями действующего законодательства, что в свою очередь приведет в дальнейшем и к отмене приказа об увольнении и восстановлении военнослужащего на военной службе.
Руководствуясь ст. ст. 46, 135 КАС РФ, 

Прошу: 
1. Принять уточнение исковых требований. 

Приложение: 

1. Копия заявления об уточнении требований

ВЫСТУПЛЕНИЕ НА СУДЕ 

Уважаемый Суд! За время моей Службы в пгт.Кокуй взысканий не имел . Многократно получал благодарности что подтверждено копией служебной карточки. Содержание которой прошу учесть при принятии решения судом. 
Аттестационная комиссия нарушила по моему мнению запрет, в котором нашел отражение общеправовом принципе о недопустимости повторного наказания за одно и тоже правонарушение. 
Я уже понес наказание в соответствии с законом, по ст. 12.8 ч. 1 КоАП РФ. Мне дали штраф тридцать тысяч рублей который я уже заплатил, и лишение права управления транспортными средствами на один год и шесть месяцев. 

«Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил Российской Федерации» указано: «Глава 3. ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ пункт 47. Военнослужащие привлекаются к дисциплинарной ответственности за дисциплинарный проступок, то есть противоправное, виновное действие (бездействие), выражающееся в нарушении воинской дисциплины, который в соответствии с законодательством Российской Федерации НЕ ВЛЕЧЕТ за собой уголовной или административной ответственности. 
Уважаемый Суд! За административные правонарушения военнослужащие несут дисциплинарную ответственность в соответствии с настоящим Уставом, за исключением административных правонарушений, за которые они несут ответственность на общих основаниях.»Для меня становится не ясным вопрос законности наказания в виде увольнения , за то правнонарушение по которому Я один раз уже наказан. 
Определением Конституционного Суда Российской Федерации от (5 июля 2001 года) N 130-О), — должны подразумеваться именно существенные нарушения условий контракта, в частности совершение одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих», либо совершение военнослужащим дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий. Согласно статье 50(части 1-й) Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Названная норма, по ее буквальному смыслу, распространяется на случаи привлечения к уголовной ответственности, однако это не означает, что Конституция Российской Федерации допускает неоднократное привлечение к административной или дисциплинарной ответственности за одно и то же деяние, 
Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении (от 11 мая 2005 года) N 5-П, указал что, на определение правовой безопастности правовой определённости и стабильности исходя из природы юридической ответственности как формы реакции на конкретное правонарушение в целях устранения или смягчения последствий правонарушения либо наказания правонарушителя, а также предотвращения новых правонарушений, повторное привлечение лица к одному и тому же виду ответственности за одно и то же деяние было бы — вопреки названному общеправовому принципу — ответственностью без правонарушения, что недопустимо в правовом государстве. 
Считаю свои права нарушенными, и решение об увольнении меня с военной службы неправомерным т.к. единственной законной основой для увольнения является наказание за то правонарушение за которое я у же понес наказание. 
К тому же мне наложено взыскание в виде строго выговора при следующих обстоятельствах : взыскание наложено за нарушение ст 19 УВС ВС РФ…….. , о чем свидетельствует копия моей карточки взысканий , из пояснений …………. я узнал что взыскание в виде строго выговора наложено за несвоевременный доклад о правонарушении , однако гражданин признается виновным в правонарушении, после решения суда, а взыскание мне сделали за несвоевременный доклад, и начали разбирательство ДО РЕШЕНИЯ СУДА по которому я признан виновным в нарушении статьи ……
К тому же после начала разбирательства за нарушение ст 19 УВС Я был назначен приказом ……..,…. числа на вышестоящую должность, и в последствии приказом …… ….. числа опять водительскую должность. 
ПРОШУ: 
1. Признать выводы аттестационной комиссии от 12-февраля 2018 года незаконными; 
2. Признать приказ Начальника Пограничного управления ФСБ России по Забайкальскому краю, генерал-майора Меркурьева В.А. от 22-февраля 2018 года № 28-ЛС об увольнении меня по ст . 51 Федерального закона подпункта “в” пункта 2 статьи 51 незаконным; 
3. Обязать Начальника Пограничного управления ФСБ России по Забайкальскому краю, генерал-майора Меркурьева В.А. отменить приказ о моем увольнении.

В Восточно-Сибирский окружной военный суд 
672002, г. Чита, ул. Ленинградская, д. 100 

Административный истец:  Максим Михайлович, 00 _____ 19__ г.р.; 
Адрес места жительства:; 
Тел: ; 
эл.почта: ; 

Административный ответчик 1: ПУ ФСБ по Забайкальскому краю 
Адрес ответчика 1: Забайкальский край, г. Чита, ул. Чкалова, 101, 

Административный ответчик 2: ВОЙСКОВАЯ ЧАСТЬ 2539 
Адрес ответчика 2:Забайкальский край, Сретенский район, пгт. Кокуй, ул. Зеленая, 1; 

Апелляционная жалоба 

28 июня 2018 года решением № 2а- 192/2018 Читинского гарнизонного военного суда, на исковое заявление Швецова Максима Михайловича, об оспаривании действий начальника пограничного Управления ФСБ России по Забайкальскому краю, начальника службы и аттестационной комиссии службы пгт.Кокуй пограничного Управления ФСБ России по Забайкальскому краю, связанных с досрочным увольнением административного истца с военной службы в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта, незаконным привлечением к дисциплинарной ответственности и не предоставлением дополнительных суток отдыха, было отказано. 

С решением суда я не могу согласиться по следующим основаниям: 

В соответствии с ст 34 Положения о порядке прохождения военной службы п. 16 статьи, военнослужащий , уволенный с военной службы, на день исключения из списков личного состава воинской части должен быть полностью обеспечен установленным денежным довольствием, продовольственным и вещевым обеспечением. До проведения с военнослужащим всех необходимых расчетов он из списков личного состава воинской части без его согласия не исключается. 
Также На основании разъяснений о применении указанных норма права, приведенных в п. 49 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 года No 8 в силу п. 16 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий , уволенный с военной службы, на день исключения из списков личного состава воинской части должен быть полностью обеспечен установленным денежным довольствием, продовольственным и вещевым обеспечением. До проведения с военнослужащим всех необходимых расчетов он из списков личного состава воинской части без его согласия не исключается. 
В случае если увольнение военнослужащего, проходившего военную службу по контракту, произведено на законных основаниях, однако нарушен установленный порядок увольнения военнослужащего, должно приниматься решение только об изменении приказа об исключении этого лица из списков личного состава воинской части и восстановлении конкретных нарушенных прав. При этом срок, в течении которого восстанавливались нарушенные права, подлежит включению в срок военной службы, путем возложения на соответствующее должностное 
лицо обязанности изменить дату исключения военнослужащего из списка личного состава воинской части. 
Согласно ст. 31 Положения о порядке прохождения военной службы дополнительные отпуска, в год увольнения с военной службы предоставляются военнослужащим в полном объеме. При этом указанное требование Положения о порядке прохождения военной службы в зависимость от написания военнослужащим соответствующего рапорта не поставлено. Положенные мне сутки отдыха, могут быть присоединены к основному отпуску , и должны быть предоставлены перед исключением из списков личного состава. 

Также Порядок организации и проведения аттестации военнослужащих ФСБ РФ установлен приказом ФСБ России от 9 января 2008 года. № <.3.> «Об утверждении Инструкции о порядке организации и проведения аттестации военнослужащих органов федеральной службы безопасности». 

Подпунктом «б» пункта 8 ст. 26 Положения и п.п. «б» пункта 11 Приказа предусмотрена обязанность командира (начальника) в ходе изучения и оценки профессиональных и личностных качеств аттестуемого военнослужащего, его профессиональной служебной деятельности, проведение с аттестуемым индивидуальной беседы по вопросам исполнения им общих, должностных и специальных обязанностей, повышения профессионального уровня, стиля и методов его работы. Таким образом, составление письменного листа беседы с военнослужащим фактически является уведомлением военнослужащего о его аттестации. 

Абзацем 3 пункта 6 ст. 26 Положения определено право военнослужащего на ознакомление с содержанием аттестации, путем подписи в утвержденном аттестационном листе. При абзацем 5 пункта 11 Приказа определена обязанность непосредственного (прямого) начальника по доведению до сведения аттестуемого военнослужащего основных положений отзыва об исполнении им служебных обязанностей за аттестационный период, что также подразумевает письменное, а не устное закрепление (отражение) данного действия. 

Пунктом 13 Приказа определено, что составленный на военнослужащего аттестационный лист представляется в аттестационную комиссию не позднее чем за две недели до начала аттестации. 

Пунктом 16 Приказа указано : » военнослужащие, аттестационные листы на которых содержат вывод о несоответствии занимаемой должности, приглашаются на заседание аттестационной комиссии в обязательном порядке » 

Кроме того, пунктом 17 Приказа предусмотрен и перенос аттестации военнослужащего на срок один месяц, при несогласии аттестуемого с аттестационным выводом и необходимостью представления в связи с этим дополнительных характеризующих данных. То есть, данная норма также подразумевает письменное выражение несогласия 
аттестуемого с отзывом, что является основанием для переноса аттестации военнослужащего на срок не более одного месяца. 

Пунктом 24 Приказа установлена обязанность доведения военнослужащему результатов аттестации под расписку в аттестационном листе в 14-дневный срок после ее утверждения. Абзацем 2 пункта 1 ст. 27 Положения и абзацем 3 п. 6 Приказа установлена подотчетность аттестационной комиссии начальнику Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области. Из изложенного следует, что исчисление указанного 14-дневного срока производится с момента утверждения результатов аттестационной комиссии начальником Пограничного управления ФСБ России по Республике Крым, т.е. протокола заседания аттестационной комиссии, а также вывода, отраженного в соответствующем разделе аттестационного листа военнослужащего. 

Пунктом 10 ст. 26 Положения и пунктом 25 Приказа установлено право военнослужащего на обжалование аттестационного вывода и порядка проведения аттестации 
вышестоящему командиру (начальнику) в течение месяца со дня объявления ему результатов аттестации, а также в суд. Начало исчисления данного срока также подразумевает письменное доведение аттестационного вывода военнослужащему. 

При несогласии с составленным отзывом не произвели перенос на срок не более месяца аттестацию заявителя для реализации им права на защиту и представление дополнительных характеризующих его документов. 

Из анализа вышеприведенного нормативного акта следует, что аттестационный лист должен поступить в аттестационную комиссию воинской части не позднее двух недель до проведения самой аттестации, для того, чтобы аттестуемый военнослужащий имел реальную возможность ознакомиться с аттестационным листом и содержащимся в нем отзывом на него до представления его прямому командиру (начальнику) или в аттестационную комиссию, и в случае его несогласия с текстом отзыва он мог бы заблаговременно представить в аттестационную комиссию дополнительные сведения о своей служебной деятельности за предшествующий период. 

следовательно при  проведении аттестационной комиссии без личного участия самого аттестуемого военнослужащего; 

проведение аттестации военнослужащего формально; 
не доведение до военнослужащего утвержденного аттестационного листа под роспись в подлинном экземпляре с указанием даты ознакомления; 
проведение аттестации аттестационной комиссией в ненадлежащем составе. 
является формальным основанием для суда для признания проведения аттестации с грубыми нарушениями действующего законодательства, что в свою очередь приведет в дальнейшем и к отмене приказа об увольнении и восстановлении военнослужащего на военной службе. 


На основании изложенного и ст. ст. 295-299 КАС РФ, 

ПРОШУ: 

1. Отменить решение № 2а- 192/2018 Читинского гарнизонного военного суда 28 июня 2018 года; 
2. Принять по данному делу новое

  • решение. 

    Приложения: 

    1. Копия решения № 2а- 192/2018 Читинского гарнизонного военного суда 28 июня 2018 года ; 
    2. Копия квитанции оплаты государственной пошлины – 150 руб. 


    «__» ________2018г. ___________________/ М. М./

В Читинский гарнизонный военный суд 

Административный истец

Швецов Максим Михайлович

Ходатайство

В вашем производстве находится административно исковое заявление о восстановлении меня на военной службе свои ранее заявленные исковые требования поддерживаю в полном объеме и дополняю. Я Швецов М.М. считаю свои права нарушенными так как был подвергнут двойному наказанию со стороны командования и аттестационной комиссии. 9 октября 2017 года командованием Пограничного Управления ФСБ РФ по Забайкальскому краю наложено взыскание СТРОГИЙ ВЫГОВОР за Исполнение обязанностей военной службы в состоянии алкогольного опьянения с чем я не согласен по следующим причинам 9 сентября 2017 года в 02 00 ночи я был задержан сотрудниками ГБДД за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения на тот момент я не выполнял обязанности военной службы так как был сменен на посту 8 сентября в 20 00 главным старшиной Нуртдиновым И.М. согласно графику дежурств несения службы по охране объектов Новая от 1 сентября 2017 года 

Также согласно приказа Пограничной Службы РФ от 12 октября 2001 года номер 613 об утверждении инструкции о порядке направления военнослужащих в служебные командировки согласно ст.11 не считаются командировками поездки военнослужащих имеющих по условиям транспортного сообщения возможность ежедневно возвращаться из пункта командирования к месту проживания если выполнение служебного задания не требует их постоянного пребывания в пункте командирования о чем должно быть указано в командировочном удостоверении. Согласно протоколу о грубом дисциплинарном проступке номер 25 от 5 октября 2017г убыл в 23 00 с объекта домой в мкр Октябрьский ул Народная 39 кв 120 г. Чита 

27 октября 2017 года была проведена аттестационная комиссия по поводу моего административного правонарушения на которой мне было предложено увольнение с военной службы либо перевод на отдаленное отделение Службы . с 29 октября 2017г по 22 января 2018г проходил службу на отдаленном отделении Службы с 23 января2018 г.по 13 февраля обучение в п.г.т. Приаргунск взыскании и замечании от командования за этот промежуток времени не имел 

16 февраля 2018г была проведена повторная аттестационная комиссия по результатам которой я был уволен с военной службы 20 апреля2018г.

Также считаю что процедура увольнения была проведена с существенными нарушениями такими как согласно приложению к приказу ФСБ РФ от 9 января 2008 года номер 3 ДСП пункт номер 3

Аттестация военнослужащих не проводится в следующих случаях а военнослужащие находятся в занимаемых воинских должностях менее 1 года. Я на должности вожатый служебных собак находился 3 месяца .

Пункт номер 11. В ходе изучения и оценки профессиональных и личностных качеств аттестуемого военнослужащего его профессионально служебной деятельности начальник обязан а проанализировать и оценить конкретные показатели профессиональной служебной деятельности аттестуемого военнослужащего по занимаемой им воинской должности состоянии дел в подразделении которым он руководит или на участке служебной деятельности за которую он отвечает меры которые принял в

  •  оеннослужащий в соответствии с выводами рекомендациями предыдущей аттестации . При этом непосредственный начальник доводит до сведения аттестуемого военнослужащего основные положения отзыва об исполнении им служебных обязанностей за аттестационный период. В моем случае аттестационный период был взят не от последней аттестации 27 октября 2017г. куда не мог войти строгий выговор от 9 октября 2017г. так как на аттестации военнослужащего рассматривается за аттестационный период. Отзыв и характеристику представлял на аттестацию капитан Идов который не знает меня даже в лицо как и я его на аттестации как мой непосредственный или прямой начальник никто не присутствовал. 

    Пункт номер 17. В случае несогласия аттестуемого с аттестационным выводом и необходимостью предоставления в связи с этим дополнительных характеризующих данных аттестационная комиссия может перенести аттестацию военнослужащего на срок не более одного месяца 

    На аттестационной комиссии я не присутствовал своего несогласия с решением аттестационной комиссии высказать не мог поэтому мной был написан рапорт от 4 апреля 2018 года входящий номер 1231.На данный рапорт ответ получен не был.

    В соответствии со ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы п. 16 статьи военнослужащий уволенный с военной службы должен быть полностью обеспечен установленным денежным довольствием продовольственным и вещевым обеспечением до проведения с военнослужащим всех необходимых расчетов он из списков части не исключаются. 

    Также на основании разъяснений о применении указанных норма права приведенных в п.49 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая2014 года номер 8 в силу п 16 ст 34 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий уволенный с военной службы на день исключения из списков личного состава воинской части должен быть полностью обеспечен установленным денежным довольствием продовольственным и вещевым обеспечением . До проведения с военнослужащим всех необходимых расчетов он из списков части без его согласия не исключается. В случае если увольнение военнослужащего проходившего военную службу по контракту произведено на законных основаниях однако нарушен установленный порядок увольнения военнослужащего должно приниматься решение только об изменении приказа об исключении этого лица из списков личного состава воинской части и восстановлении конкретных нарушенных прав . При этом срок, в течении которого восстанавливались нарушенные права, подлежит включению в срок военной службы, путем возложения на соответствующее должностное лицо обязанности изменить дату исключения военнослужащего из списка личного состава воинской части. Согласно ст. 31 Положения о порядке прохождения военной службы дополнительные отпуска, в год увольнения с военной службы предоставляются военнослужащим в полном объеме. При этом указанное требование Положения о порядке прохождения военной службы в зависимость от написания военнослужащим соответствующего рапорта не поставлено. Положенные мне сутки отдыха, могут быть присоединены к основному отпуску , и должны быть предоставлены перед исключением из списков личного состава. В соответствии с чем мной был написан рапорт на имя Начальника Службы п.г.т. Кокуй полковника Матвеева Д.В. до момента исключения меня из списков личного состава части 20 апреля 2018 года, от 10 апреля 2018 года входящий номер 1311 от 11 апреля 2018 года. 

    ПРОШУ

    Признать действия командования вч2539 связанными с наложением взыскания строгий выговор признать незаконными. 

    Признать незаконным и отменить решение аттестационной комиссии от 16.02.2018г. в отношении Швецова Максима Михайловича.

    Обязать командира вч2539 предоставить отгулы в количестве 42 суток отменить приказ номер 28-
  •  ЛС от 22февраля 2018 года отменить приказ об исключении из списков части от 2 апреля 2018 года

Комментарий к Конституции Российской Федерации (под ред. В.Д. Зорькина, Л.В. Лазарева)

Статья 50

1. Принцип non bis in idem, запрещающий повторное преследование и наказание за одно и то же деяние, известен еще с античных времен. Этот принцип закреплен в международном праве: в п. 7 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. («никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом каждой страны»), в ст. 4 — «право не быть судимым или наказанным дважды» Протокола N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод («никто не должен быть повторно судим или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое уже был оправдан или осужден»).

Принцип non bis in idem, известный уже много лет в мировой практике и в российском дореволюционном законодательстве, не был, однако, официально признан в советском уголовном праве. Он не упоминался ни в нормативных актах, ни в юридической доктрине, ни даже в специальных работах, посвященных принципам советского уголовного права.*(649) Естественно, что этот принцип никак не обязывал законодателя к его соблюдению и вступал в противоречия со многими нормами и институтами уголовного права и с репрессивной правовой традицией. Этот принцип в России впервые был включен, причем в максимально широком виде по отношению ко всем право нарушениям, в Конституцию РСФСР в общем перечне общепризнанных прав и свобод (ч. 3 ст. 35: «никто не должен дважды нести уголовную и иную ответственность за одно и то же правонарушение»).

В ныне действующей Конституции этот принцип закреплен в ч. 1 ст. 50: никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Лишь значительно позже принятия Конституции в УК, введенном в действие с 1 января 1997 г., этот принцип получил отражение в ст. 6 «Принцип справедливости» в ч. 2: «никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление». Очевидно, что данный запрет распространяется не только на осуждение, но и на наказание. Это существенно важно, в частности, для разрешения вопроса о правомерности повторного вменения факта привлечения к уголовной ответственности не только, как признака, отягчающего квалификацию преступления, но и как основания более строгого наказания.

Различие в формулировках этого принципа (запрет «дважды», «повторно», «вторично» нести «уголовную ответственность», «быть осужденным», «судимым», «наказанным») не может сужать содержание и сферу его действия как общеправовой гарантии прав и свобод, тем более что возможность какого-либо его ограничения или отступления от него не предусматривается даже в условиях войны и чрезвычайных обстоятельств (ч. 3 ст. 56 Конституции, ст. 4 Протокола N 7 к Европейской конвенции).

По смыслу практики Европейского Суда по правам человека, этот принцип действует независимо от того, в каком государстве лицо было осуждено и наказано в уголовном порядке (то же в ч. 1 ст. 12 УК), и запрещает повторное наказание и тогда, когда оно было наложено иным органом, но по обвинению, тождественному уголовному (например, за административное правонарушение правил дорожного движения).

В современном правопонимании этот принцип несет двойную материально-правовую и процессуальную природу и распространяется на все стадии уголовного процесса, на которых может обнаружиться, что факт уголовного преследования и назначения наказания в отношении данного лица и по тому же обвинению уже имел место. По сути принцип non bis in idem включает несколько запретов уголовного и уголовно-процессуального характера, каждый из которых поддерживается рядом правовых идей и ценностей, которые могут не совпадать друг с другом.

Очевидный запрет повторного (двойного) наказания опирается на идеи вины, справедливости и соразмерности или пропорциональности деяния и кары, преступления и наказания. Этот принцип, как отмечает Конституционный Суд РФ в Постановлении от 19.03.2003 N 3-П, в силу своей конституционно-правовой природы не подлежит ограничению. Он обращен не только к законодательной власти, но и к правоприменителю, который на основании законодательных актов осуществляет привлечение виновных к уголовной ответственности и определяет для них вид и меру наказания.

Принцип non bis in idem означает, что если судом вынесен окончательный оправдательный или обвинительный приговор по данному делу и в отношении данного лица, а также если в возбуждении уголовного дела было отказано или оно прекращено на любой стадии уголовного преследования, то всякое дальнейшее (повторное) преследование и назначение наказания по тому же обвинению невозможно. Безусловным основанием для прекращения уголовного дела является наличие вступившего в законную силу приговора суда либо решение суда, органа дознания, следствия и прокурора о прекращении уголовного дела либо об отказе возбуждении уголовного дела (п. 4, 5 ч. 1 ст. 27 УПК), в том числе и на основании акта амнистии. По смыслу рассматриваемого принципа невозможно проведение параллельно двух расследований и предъявление двух тождественных обвинений, как и назначение двух и более однородных наказаний за одно и то же деяние.

По мнению Конституционного Суда РФ, принцип non bis in idem, как он установлен Конституцией и регулируется уголовным законодательством РФ, исключает повторное осуждение и наказание лица за одно и то же преступление, квалификацию одного и того же преступного события по нескольким статьям уголовного закона, если содержащиеся в нем нормы соотносятся между собой как общая и специальная или как целое и часть, а также исключает двойной учет одного и того же обстоятельства (судимости, совершения преступления лицом, ранее совершившим преступление) одновременно при квалификации преступления и при определении вида и меры ответственности (Постановление от 19.03.2003 N 3-П*(650)).

Идея правовой защищенности и стабильности правовых отношений, которые в обыденном сознании могут не совпадать с идеей материальной справедливости, лежат в основе запрета повторного уголовного преследования и повторного судопроизводства после оправдания или отказа стороны от уголовного обвинения, в том числе и необоснованного. С этим связан запрет пересмотра вступившего в силу как обвинительного, так и оправдательного приговора суда в сторону ухудшения положения осужденного, добавки или усиления назначенного ему наказания (ст. 405 УПК), поскольку это означало бы повторное осуждение за одно и то же. Характерно, что на введение этой нормы в новом УПК прямо повлияло положение ч. 1 ст. 50 Конституции, хотя в прежнем УПК такой пересмотр допускался. Этот запрет вытекает также из принципов состязательности и равенства сторон в процессе, поскольку иное предоставляло бы обвинительной стороне неограниченное превосходство в доказывании своей позиции.

Исходя из названных принципов, Конституционный Суд в Постановлении от 20.04.1999 N 7-П сформулировал правовую позицию, согласно которой если органы уголовного преследования не смогли доказать виновность обвиняемого в полном объеме, то это должно приводить — в системе действующих уголовно-процессуальных норм при их конституционном истолковании — к постановлению в отношении обвиняемого оправдательного приговора или обвинительного приговора, констатирующего виновность обвиняемого в менее тяжком преступном деянии.

Вместе с тем в соответствии со ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах возможны исключения из запрета повторно осуждать за то же деяние. Окончательные, т.е. вступившие в законную силу и подлежащие исполнению, приговоры суда допустимо пересматривать, но лишь если это необходимо в силу новых или вновь обнаруженных обстоятельств, в том числе указывающих на судебную ошибку, приведшую к незаконному осуждению, и пересмотр необходим для обеспечения судебной защиты прав необоснованно осужденных граждан. В других случаях окончательные приговоры судов пересмотру не подлежат. Сопоставляя указанную норму Международного пакта и ч. 1 ст. 50 Конституции, Конституционный Суд сформулировал позицию, что после окончательного разрешения дела ни один оправданный по обвинению в преступлении не может быть вновь судим за него и ни одному осужденному не может быть за то же деяние назначено еще одно, в том числе дополнительное наказание, либо более суровое наказание, в то время как оправдание или смягчение наказания не исключается и после вынесения окончательных приговоров, так как такое изменение всегда служит защите прав граждан от допущенных судебных ошибок (Определение КС РФ от 03.06.1997 N 87-О)*(651).

Всякая добавка к назначенному наказанию тем более невозможна после его отбытия, даже если последующее поведение лица обнаружит недостаточность его воздействия и ошибочность первоначальной судебной оценки. Преступник уже расплатился с обществом за «прошлое». Принцип non bis in iden предполагает идею искупления вины. Уголовно-правовой упрек со стороны государства не может продолжаться сколь угодно длительное время, он погашается освобождением от наказания или его отбытием и не может быть возобновлен.

Концепция искупления вины имеет, безусловно, как теологическое (искупление греха), так и моральное обоснование: претерпевание страданий, адекватных принесенному злу, исчерпывает моральный упрек и погашает моральный долг. Право как минимум морали не может требовать большего! Презумпция искупления вины как правовая категория, лежащая в основе принципа non bis in idem и более широкого понятия справедливости (справедливой ответственности и наказания), уже давно признана в зарубежной и отчасти в отечественной правовой теории*(652).

Презумпция искупления вины имеет несомненную связь с презумпцией невиновности (добросовестности, добропорядочности), и в этом смысле лицо, претерпевшее определенное ему приговором уголовное наказание, отбывшее полностью назначенный срок и тем самым исчерпавшее уголовно-правовой упрек (противоправность, обязанность, виновность), презюмируется в дальнейшем как лицо невиновное. Оно не может нести какие-либо ограничения прав и свобод на основании прошлого преступления, сам факт которого не является доказательством, поводом или основанием для уголовно-правовой оценки последующего поведения.

Нет никаких признаков того, чтобы убеждения и привычки сотрудников органов военной юстиции существенно изменились с тех пор, однако законодательство претерпело изменения.
Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. №1495 был утвержден Дисциплинарный устав Вооружённых сил Российской Федерации, в соответствии с §47 (глава 3) которого, «военнослужащие привлекаются к дисциплинарной ответственности за дисциплинарный проступок, …который в соответствии с законодательством Российской Федерации не влечет за собой уголовной или административной ответственности».

Аналогичное правило содержит часть 1 статьи 28.2 Федерального закона №76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (сама статья 28.2 введена Федеральным законом от 04.12.2006 №203-ФЗ). Однако среди обстоятельств, исключающих дисциплинарную ответственность военнослужащего, перечень которых содержится в статье 28.3 этого же Федерального Закона (статья введена Федеральным законом от 04.12.2006 №203-ФЗ), отсутствует какое-либо упоминание о наличии в действиях привлекаемого к ответственности военнослужащего состава преступления.

Закон даёт определённо понять, что дисциплинарный проступок – это то, что не является преступлением. Однако чётко сформулированного обратного утверждения, что преступление, в свою очередь, не является административным проступком, там нет. Необходимость такой конкретизации диктуется, с одной стороны, описанной выше, очень распространённой в прошлом практикой привлечения военнослужащих к обоим видам ответственности.

А с другой стороны, если правоприменитель достаточно хорошо понимает, что уголовная ответственность за дисциплинарный проступок невозможна, то это отнюдь не означает, что ему также известно и о том, что лицо, привлекаемое к ответственности за совершение уголовного преступления, не может одновременно (а чаще всего и раньше) привлекаться к дисциплинарной ответственности. По многим причинам, в том числе и потому, что виновность в совершении преступления может определить только суд.

Одной из гарантий от дублирования ответственности военнослужащих является установленный Федеральным Законом №199-ФЗ «О судопроизводстве по материалам о грубых дисциплинарных проступках при применении к военнослужащим дисциплинарного ареста и об исполнении дисциплинарного ареста» судебный порядок применения этого взыскания. Нельзя не признать такую гарантию очень существенной.

Однако с другой стороны её нельзя признать и абсолютно безупречной. Так, в соответствии со статьёй 18 ФЗ №199-ФЗ, судья гарнизонного военного суда принимает решение о прекращении производства по материалам о грубом дисциплинарном проступке в случае «передачи указанных материалов руководителю военного следственного органа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, если в действии (бездействии) военнослужащего содержится достаточно данных, указывающих на признаки преступления, и решение об освобождении военнослужащего от уголовной ответственности в установленном законодательством Российской Федерации порядке не принято».

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *