Судебная история Яцун

Превью статьи:

Р Е Ш Е Н И Е ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 30 марта 2018 года                                                                             Санкт–Петербург Санкт–Петербургский гарнизонный военный суд в составе председательствующего судьи Дибанова В.М., при секретаре Медведевой Е.С., с участием ответчика – Яцуна А.Ю., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску, поданному в интересах Федерального казённого учреждения «Единый расчётный центр Министерства обороны Российской Федерации» (далее – ФКУ «ЕРЦ МО РФ») к военнослужащему по контракту Федерального государственного казенного военного образовательного учреждения высшего образования «Военный учебно–научный центр Военно–Морского Флота «Военно–морская академия имени адмирала флота Советского Союза Н.Г.Кузнецова»» Министерства обороны Российской Федерации (далее – ВУНЦ ВМФ «Военно–морская академия») <данные изъяты> Яцуну Артему Юрьевичу о взыскании неосновательно выплаченных денежных средств, УСТАНОВИЛ: Представитель ФКУ «ЕРЦ МО РФ» обратился в суд с иском, в котором просит взыскать с Яцуна А.Ю. денежные средства, полученные им в качестве неосновательного обогащения, в общей сумме 67 356 рублей 98 копеек. Руководитель ФКУ «ЕРЦ МО РФ», надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного заседания, в суд не прибыл. В обоснование заявленных требований представитель ФКУ «ЕРЦ МО РФ» в иске указал, что в результате несвоевременного внесения кадровыми органами информации о служебном положении ответчика в СПО «Алушта», произошло необоснованное начисление Яцуну А.Ю. денежного довольствия. Так, при прохождении им военной службы в в/ч № <данные изъяты> и в в/ч № <данные изъяты> (г. Владивосток) – с февраля 2012 года по июль 2013 года, а также в ноябре и декабре 2014 года, ответчику выплачивалось денежное довольствие с учетом процентной надбавки за выслугу лет в размере 25% (вместо 20%) оклада денежного содержания, что одновременно повлекло начисление в повышенном размере процентной надбавки к денежному довольствию военнослужащих за…

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

30 марта 2018 года                                                                             Санкт–Петербург

Санкт–Петербургский гарнизонный военный суд в составе председательствующего судьи Дибанова В.М., при секретаре Медведевой Е.С., с участием ответчика – Яцуна А.Ю., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску, поданному в интересах Федерального казённого учреждения «Единый расчётный центр Министерства обороны Российской Федерации» (далее – ФКУ «ЕРЦ МО РФ») к военнослужащему по контракту Федерального государственного казенного военного образовательного учреждения высшего образования «Военный учебно–научный центр Военно–Морского Флота «Военно–морская академия имени адмирала флота Советского Союза Н.Г.Кузнецова»» Министерства обороны Российской Федерации (далее – ВУНЦ ВМФ «Военно–морская академия») <данные изъяты> Яцуну Артему Юрьевичу о взыскании неосновательно выплаченных денежных средств,

УСТАНОВИЛ:

Представитель ФКУ «ЕРЦ МО РФ» обратился в суд с иском, в котором просит взыскать с Яцуна А.Ю. денежные средства, полученные им в качестве неосновательного обогащения, в общей сумме 67 356 рублей 98 копеек.

Руководитель ФКУ «ЕРЦ МО РФ», надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного заседания, в суд не прибыл. В обоснование заявленных требований представитель ФКУ «ЕРЦ МО РФ» в иске указал, что в результате несвоевременного внесения кадровыми органами информации о служебном положении ответчика в СПО «Алушта», произошло необоснованное начисление Яцуну А.Ю. денежного довольствия. Так, при прохождении им военной службы в в/ч № <данные изъяты> и в в/ч № <данные изъяты> (г. Владивосток) – с февраля 2012 года по июль 2013 года, а также в ноябре и декабре 2014 года, ответчику выплачивалось денежное довольствие с учетом процентной надбавки за выслугу лет в размере 25% (вместо 20%) оклада денежного содержания, что одновременно повлекло начисление в повышенном размере процентной надбавки к денежному довольствию военнослужащих за военную службу в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также коэффициента (районный, за военную службу в высокогорных районах, за военную службу в пустынных и безводных местностях). Кроме того, с февраля по сентябрь 2013 года ответчику была произведена выплата ежемесячной надбавки за стаж по защите государственной тайны и ежемесячной надбавки за классную квалификацию. После перевода в в/ч № <данные изъяты> (г. Фокино) в ноябре 2015 года и в феврале 2017 года, Яцуну А.Ю. также было произведено излишнее начисление денежного довольствия. В результате, в связи с ошибочным и несвоевременным внесением в СПО «Алушта» ответственными лицами соответствующей информации о должностном положении Яцуна А.Ю., ФКУ «ЕРЦ МО РФ» произвело следующие излишние начисления в общей сумме 77 421 рубль 98 копеек:

– процентная надбавка за выслугу лет (далее – ПНВЛ) за период с февраля 2012 года по июль 2013 года, ноябрь и декабрь 2014 года в общей сумме – 32 908 рублей 27 копеек;

– процентная надбавка к денежному довольствию военнослужащих за военную службу в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях (далее – ПНКС) за период с февраля 2012 года по июль 2013 года, ноябрь и декабрь 2014 года, ноябрь 2015 года в общей сумме – 10 556 рублей 22 копейки;

– коэффициент (районный, за военную службу в высокогорных районах, за военную службу в пустынных и безводных местностях) к денежному довольствию военнослужащих (далее – РК) за период с февраля 2012 года по июль 2013 года, ноябрь и декабрь 2014 года, ноябрь 2015 года в общей сумме – 6 741 рубль 66 копеек;

– ежемесячная надбавка за стаж работы в структурных подразделениях по защите государственной тайны (далее – НСРСПГТ) за период с февраля по сентябрь 2013 года в общей сумме – 16 200 рублей;

– ежемесячная надбавка за классную квалификацию (квалификационную категорию) (далее – НКК) за период с февраля по сентябрь 2013 года, и ноябрь 2015 года в общей сумме – 7 980 рублей;

– ежемесячная надбавка за работу со сведениями, составляющими государственную тайну (далее – НРССГТ) за ноябрь 2015 года в сумме – 160 рублей;

– ежемесячная надбавка за особые условия службы (далее – ПНОУС) за ноябрь 2015 года в сумме – 560 рублей;

– единовременная надбавка за особые условия службы (далее – ЕНОУС) за ноябрь 2015 года в сумме – 120 рублей;

– премия за добросовестное и эффективное исполнение должностных обязанностей (далее – ПДЭИДО) за ноябрь 2015 года и февраль 2017 года в общей сумме – 2 195 рублей 83 копейки.

После производства вычета налога на доходы физических лиц (далее – НДФЛ) общая сумма излишне перечисленных ФКУ «ЕРЦ МО РФ» ответчику Яцуну А.Ю. денежных средств составила 67 356 рублей 98 копеек, которые подлежат взысканию как неосновательное обогащение в связи с наличием счётной ошибки.

Ответчик – Яцун А.Ю. требования иска не признал и пояснил, что в период прохождения военной службы на кораблях Тихоокеанского флота денежные средства были получены им на законных основаниях в составе денежного довольствия, при отсутствии каких–либо недобросовестных действий с его стороны, а также счетной ошибки что, в силу положений ч. 3 ст. 1109 ГК РФ, исключает возможность взыскания с него всех выплаченных сумм в качестве неосновательного обогащения. Кроме того, информация о его штатно–должностном положении, в том числе переводе в в/ч № <данные изъяты>, была известна ФКУ «ЕРЦ МО РФ» и истцом пропущен установленный ст. 196 ГК РФ срок исковой давности.

Заслушав стороны и исследовав письменные доказательства по делу, суд приходит к следующим выводам.

Из материалов дела следует, что с 1 октября 2011 года Яцун А.Ю. приходил военную службу по контракту в в/ч № <данные изъяты> и, в соответствии с приказом командира в/ч № <данные изъяты> от 1 октября 2011 года № 245, полагается принявшим дела и должность.

Приказом Министра обороны Российской Федерации (далее – МО РФ) от 7 февраля 2013 года № 97 Яцун А.Ю., назначенный на высшую воинскую должность в в/ч № <данные изъяты>, с 21 февраля 2013 года полагается сдавшим дела по ранее занимаемой должности, и принявшим дела и должность и вступившим в исполнение служебных обязанностей с установлением ему размера составляющих денежного довольствия, в том числе ПНВЛ – в размере 20% оклада денежного содержания, НСРСПГТ – в размере 10%, НКК – в размере 5%, НРССГТ – в размере 20%.

Приказом командира в/ч № <данные изъяты> от 27 сентября 2013 года № 737 Яцун А.Ю. зачислен в списки личного состава в/ч № <данные изъяты> и с 21 сентября 2013 года полагается принявшим дела и должность, с установлением ему размера составляющих денежного довольствия: ПНВЛ – в размере 25% оклада денежного содержания, НСРСПГТ – в размере 15%, НКК – в размере 10%, НРССГТ – в размере 20%.

Приказом командира в/ч № <данные изъяты> от 25 ноября 2015 года № 1153 Яцун А.Ю. полагается принявшим дела и должность в в/ч № <данные изъяты> с 30 ноября 2015 года, и приказом от 4 декабря 2015 года № 1199 зачислен в списки личного состава в/ч № <данные изъяты> с 30 ноября 2015 года, и полагается принявшим дела и должность с 1 декабря 2015 года.

Приказом командира в/ч № <данные изъяты> от 23 августа 2017 года № 457 Яцун А.Ю. с 27 августа 2017 года полагается сдавшим дела и должность, исключен из списков личного состава и направлен для дальнейшего прохождения военной службы в ВУНЦ ВМФ «Военно–морская академия».

В соответствии со ст. 196, 199, 200 и 204 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права, прерывается предъявлением иска в суд и применяется по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В силу ст. 56 ГПК РФ бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности, несет ответчик, заявивший о применении исковой давности.

В судебное заседание Яцуном А.Ю. представлены возражения на исковое заявление, содержащее доводы о том, что денежное довольствие ему в указанный период выплачивалось на законных основаниях, копии приказов, а также заявление о пропуске срока исковой давности, копии которых заблаговременно были направлены в адрес ФКУ «ЕРЦ МО РФ».

На этом основании, на истце в силу ст. 56 ГПК РФ лежала обязанность представить возражения на это заявление и доказательства в его подтверждение.

Однако ФКУ «ЕРЦ МО РФ» эта процессуальная обязанность не исполнена, и в судебное заседание какие–либо возражения относительно доводов Яцуна А.Ю. по существу предъявленных требований и пропуске указанного срока, приведенных стороной ответчика в названном заявлении, не представлено.

В ходе судебного заседания установлено, что по состоянию на 1 января 2012 года Яцун А.Ю. приходил военную службу по контракту в в/ч № <данные изъяты> и его выслуга для назначения ПНВЛ составляла свыше 12 лет что, в соответствии с п. 40 Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации» утвержденного приказом МО РФ от 30 декабря 2011 года № 2700 (далее – Порядок), давало ему право на получение указанной надбавки в размере 20 % оклада денежного содержания.

В апреле 2014 года ФКУ «ЕРЦ МО РФ» произвело перерасчет Яцуну А.Ю. ПНВЛ из расчета 25 % оклада денежного содержания, что также повлияло на размер выплачиваемых ему ПНКС и РК (п. 96 – 106 Порядка).

Кроме того, с февраля по сентябрь 2013 года Яцуну А.Ю. была произведена выплата НСРСПГТ и НКК в спорном размере.

Таким образом, по состоянию на апрель 2014 года, т.е. на момент производства перерасчета Яцуну А.Ю., ФКУ «ЕРЦ МО РФ» безусловно обладало информацией о занимаемой им воинской должности, тарифном разряде и выслуге лет, что подтверждается соответствующими расчётными листками, заявками на кассовый расход и реестрами на зачисление денежных средств на карточный счёт.

Приведенные доказательства и установленные на их основании обстоятельства согласуются между собой и свидетельствуют о том, что сотрудники ФКУ «ЕРЦ МО РФ» должны были знать данные должностного положения Яцуна А.Ю. и составляющих его денежного довольствия, не позднее апреля 2014 года, и по состоянию на декабрь 2014 года условия его службы не изменились.

Согласно п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 года № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» военная служба предполагает осуществление полномочий государства по обеспечению своего суверенитета и иных важнейших государственных интересов, а военнослужащие являются носителями публичной власти.

Возможность применения неблагоприятных последствий в отношении лица в его взаимоотношениях с государством должна обусловливаться наличием конкретных сроков, в течение которых такие последствия могут наступить; целью установления соответствующих сроков давности является как обеспечение эффективности реализации публичных функций, стабильности правопорядка и рациональной организации деятельности правоприменителя, так и сохранение необходимой устойчивости правовых отношений и гарантирование конституционных прав лица, в отношении которого могут наступить соответствующие правовые последствия, поскольку никто не может быть поставлен под угрозу возможного обременения на неопределенный или слишком длительный срок.

Установление временных пределов осуществления мер государственного принуждения, как неоднократно отмечал Конституционный Суд РФ, направлено на защиту таких конституционных ценностей, как стабильность и определенность публичных правоотношений, обеспечение стабильности условий хозяйствования, поддержание баланса публичных интересов государства и частных интересов субъектов гражданско–правовых отношений (Постановления от 27 апреля 2001 года № 7–П, от 10 апреля 2003 года № 5–П, от 14 июля 2005 года № 9–П, от 24 марта 2017 года № 9–П; определение от 21 апреля 2005 года № 191–О).

Наличие соответствующих сроков, которые не должны быть чрезмерно продолжительными, приобретает тем более принципиальное значение в случаях, когда предполагается обращение взыскания на средства, полученные из бюджетной системы, при отсутствии признаков противоправности в действиях военнослужащего – вследствие совершения воинскими должностными лицами неправомерных, в том числе ошибочных, действий в СПО «Алушта» о полагающихся выплатах, поскольку презумпция, в силу которой любой официально–властный акт (действие) уполномоченного публично–правового субъекта отвечает требованиям законности, не может не создавать у военнослужащего разумной уверенности относительно оснований получения и возможностей беспрепятственного использования соответствующих денежных средств. Следовательно, период, в течение которого в целях исправления допущенной воинскими должностными лицами ошибки денежные средства, неправомерно (ошибочно) предоставленные военнослужащему, могут быть с него взысканы, должен быть, по возможности, оптимально ограниченным.

При применении общих правил исчисления срока исковой давности к заявленному в порядке гл. 60 ГК РФ требованию ФКУ «ЕРЦ МО РФ» о взыскании с военнослужащего денежных средств, полученных им при отсутствии законных оснований для их выплаты, следует учитывать специфику соответствующих правоотношений, имеющих – несмотря на использование гражданско–правовых средств защиты имущественных прав публичного субъекта – публично–правовую природу. Иное приводило бы к недопустимому игнорированию лежащего в основе организации этих правоотношений принципа баланса частных и публичных интересов, поскольку позволяло бы возлагать на военнослужащего, добросовестное поведение которого не подвергается сомнению, чрезмерное бремя негативных последствий спустя значительное время с момента ошибочной выплаты денежного довольствия без тех же самых гарантий, которые ему обеспечивает военно–административное законодательство, и ставило бы его в ситуацию правовой неопределенности.

Порядок обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, утверждённый приказом МО РФ от 30 декабря 2011 года № 2700, предусматривает сроки, в течение которых военнослужащий может реализовать свои права и которые носят, по сути, пресекательный характер.

Так, в соответствии с п. 7 Порядка денежное довольствие, причитающееся военнослужащему и своевременно не выплаченное или выплаченное в меньшем, чем следовало, размере, выплачивается за весь период, в течение которого военнослужащий имел право на него, но не более чем за три года, предшествовавшие обращению за получением денежного довольствия, что ограничивает право военнослужащих на доплату денежного довольствия тремя годами с момента, когда военнослужащий по каким–либо обстоятельствам его недополучил, а публичный субъект, соответственно, получил в свое распоряжение денежные средства без установленных законом оснований ввиду невозможности выплаты денежного довольствия за срок более чем три года.

Принимая во внимание, что заявленное в порядке гл. 60 ГК РФ требование ФКУ «ЕРЦ МО РФ» о взыскании с Яцуна А.Ю.неосновательного обогащения, полученного в результате выплаты денежного довольствия, основано на публично–правовой обязанности, исчисление срока исковой давности, предусмотренного ст. 196 ГК РФ, должно осуществляться в соответствии с конституционными принципами равенства и справедливости и в системной связи с общими принципами и иными нормами военно–административного законодательства, т.е. не с учетом правил ст. 200 ГК РФ, а на основании Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, утверждённого приказом МО РФ от 30 декабря 2011 года № 2700, предписания которого о сроках реализации имущественных интересов сторон являются адекватным отражением баланса публичных и частных начал в этих правоотношениях и, соответственно, в условиях действующего правового регулирования должны рассматриваться как имеющие ориентирующее значение применительно к решению вопроса о взыскании с военнослужащего сумм неправомерно, в том числе ошибочно, полученного денежного довольствия.

Соответственно, в случае, если выплата денежного довольствия была обусловлена ошибкой органа военного управления и (или) воинских должностных лиц, такое требование может быть заявлено в течение трех лет с момента принятия (совершения) ошибочного решения (действия). Если же выплата была обусловлена противоправными действиями военнослужащего (представление подложных документов и т.п.), то орган военного управления и (или) воинские должностные лица вправе обратиться в суд с соответствующим требованием в течение трех лет с момента, когда они узнали или должны были узнать об отсутствии оснований для её выплаты.

Это полностью согласуется с правовой позицией Конституционного Суда РФ, сформулированной в постановлении от 24 марта 2017 года № 9–П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Налогового кодекса Российской Федерации и Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Е.Н. Беспутина, А.В. Кульбацкого и В.А. Чапланова».

Согласно этой правовой позиции требование о взыскании неосновательного обогащения может быть заявлено – в случае, если предоставление имущественного налогового вычета было обусловлено ошибкой самого налогового органа, – в течение трех лет с момента принятия ошибочного решения о предоставлении имущественного налогового вычета. Если же предоставление имущественного налогового вычета было обусловлено противоправными действиями налогоплательщика, то налоговый орган вправе обратиться в суд с соответствующим требованием в течение трех лет с момента, когда он узнал или должен был узнать об отсутствии оснований для предоставления налогоплательщику имущественного налогового вычета.

В условиях отсутствия каких–либо возражений на этот счет со стороны истца и доказательств в их подтверждение суд приходит к выводу, что истец должен был узнать о ненадлежащем начислении ответчику денежного довольствия и иных дополнительных выплат и премий за период с февраля 2012 года по ноябрь 2014 года – не позднее 10 декабря 2014 года (даты перечисления денежных средств за ноябрь 2014 года), и с этого момента начинается течение срока исковой давности по настоящему иску в указанной части требований.

Из отметок на конверте усматривается, что исковое заявление о взыскании с Яцуна А.Ю. неосновательного обогащения предъявлено в суд лишь 18 декабря 2017 года, то есть по истечению трехлетнего срока.

Таким образом, поскольку в качестве основания иска о взыскании с Яцуна А.Ю. неосновательного обогащения указано на наличие счётной ошибки, которая была исправлена кадровым органом путем внесения исходных данных в СПО «Алушта» не позднее апреля 2014 года, однако истец обратился в суд с пропуском установленного ст. 196 ГК РФ срока исковой давности, в удовлетворении требований иска ФКУ «ЕРЦ МО РФ» о взыскании с Яцуна А.Ю. неосновательно выплаченных ему в период с февраля 2012 года по ноябрь 2014 года денежных средств в общей сумме 302 297 рублей 18 копеек, надлежит отказать.

Что–же касается производства Яцуну А.Ю. 22 декабря 2014 года выплаты денежного довольствия и иных дополнительных выплат и премий за декабрь 2014 года, а также спорных выплат за ноябрь 2015 года и февраль 2017 года, то в данном случает установленный ст. 196 ГК РФ срок исковой давности истцом не пропущен.

В силу гл. 60 ГК РФ поводом для возникновения таких обязательств является юридически значимый факт (событие), в результате которого приобретатель неосновательно (без установленных законом, другими нормативными правовыми актами либо договором оснований) приобрел имущество за счет потерпевшего, характеризующийся временем, способом и другими обстоятельствами получения имущества.

Так, в соответствии со ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ. Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

При этом п. 3 ст. 1109 ГК РФ обязательными условиями возврата в качестве неосновательного обогащения заработной платы и приравненных к ней платежей, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию (к числу которых, безусловно, относится денежное довольствие военнослужащих, включая все входящие в его состав денежные выплаты), определены недобросовестность с его стороны и (или) счетная ошибка.

Исходя из принципов диспозитивности гражданского процесса, равноправия и состязательности сторон, закрепленных в ст. 3 (ч. 1), 12, 56 (ч. 1), 131, 196 (ч. 3) ГПК РФ, соответствующие сведения должны быть приведены истцом в исковом заявлении, а затем доказаны относимыми, допустимыми, достоверными и в своей совокупности достаточными средствами доказывания. Частью 2 ст. 12, ч. 2 ст. 56 ГПК РФ обязанность по созданию сторонам необходимых условий для установления юридически значимых обстоятельств возложена на суд, рассматривающий дело.

Как следует из содержания искового заявления ФКУ «ЕРЦ МО РФ», оно основано лишь на том, что в декабре 2014 года, в ноябре 2015 года и в феврале 2017 года, Яцуну А.Ю. одновременно с денежным довольствием были произведены начисления ПНВЛ, ПНКС, РК, НКК, НРССГТ, ПНОУС, ЕНОУС и ПДЭИДО в общей сумме 6 622 рубля 08 копеек (до вычета НДФЛ) которые, по мнению истца, к выплате ему не полагались и приказами не назначались, в обоснование чего представлены исключительно документы первичного бухгалтерского учета за указанный период (расчетные листки, реестры на зачисление денежных средств, заявки на кассовый расход).

Иных доказательств, подтверждающих тот факт, что ответчику эти выплаты произведены неправомерно, материалы дела не содержат.

Напротив, в ходе судебного заседания установлено, что в декабре 2014 года Яцуну А.Ю. на законных основаниях произведено начисление ПНВЛ, ПНКС и РК.

На основании приказа командира в/ч 20885 от 25 ноября 2015 года № 1153 Яцун А.Ю. с 30 ноября 2015 года полагается сдавшим дела и должность, полагается убывшим к новому месту службы и исключен из списков личного состава в/ч № <данные изъяты> (г. Владивосток). Вместе с тем, приказом этого–же должностного лица с 1 декабря 2015 года Яцун А.Ю. зачислен в списки личного состава в/ч № <данные изъяты> (г. Фокино) и полагается принявшим дела и должность. Таким образом, после перевода Яцуна А.Ю. к новому месту службы, регион и условия прохождения ответчиком военной службы фактически не изменились.

Следовательно, основанием предъявления иска послужило не отсутствие у Яцуна А.Ю. нормативно установленного права на получение дополнительных надбавок и выплат, а механические действия должностных лиц по изменению исходных данных в СПО «Алушта», поводы и основания которых истцом не приведены.

Причем, из содержания иска не ясен характер взыскиваемой дополнительной выплаты к денежному довольствию, которая поименована только в качестве ПНОУС, и не приведены положения нормативных правовых актов, которые нарушены (не соблюдены) при её выплате.

Между тем данные обстоятельства являются юридически значимыми для решения вопроса о возникновении у Яцуна А.Ю. обязательств вследствие неосновательного обогащения, поскольку в соответствии с ч. 18 ст. 2 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» ПНОУС устанавливается в размере до 100% оклада по воинской должности, и п. 3 Правил выплаты ежемесячной надбавки за особые условия военной службы военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 21 декабря 2011 года № 1073 и п. 53 Порядка, установлены различные основания выплаты и размеры надбавки в зависимости от условий прохождения военной службы соответствующими категориями военнослужащих.

В силу ст. 56 ГПК РФ каждая сторона обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Вместе с тем, совокупность приведенных данных позволяет сделать вывод о том, что в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ истцом не доказано отсутствие правовых оснований для производства выплаты Яцуну А.Ю. денежных средств в декабре 2014 года, в ноябре 2015 года и феврале 2017 года, которые подлежат взысканию и, как следствие, о возникновении у последнего обязательств вследствие неосновательного обогащения.

Поскольку истцом пропущен установленный ст. 196 ГК РФ срок исковой давности в части требований о взыскании с ответчика денежного довольствия и иных дополнительных выплат и премий за период с февраля 2012 года по ноябрь 2014 года, а в отношении выплат за декабрь 2014 года, ноябрь 2015 года и февраль 2017 года не представлено достоверных доказательств в обоснование иска, в связи с изложенным в удовлетворении иска ФКУ «ЕРЦ МО РФ» о взыскании с Яцуна А.Ю. неосновательно выплаченных денежных средств в сумме 67 356 рублей 98 копеек, надлежит отказать.

Руководствуясь ст. 194–199 ГПК РФ суд,

РЕШИЛ:

В удовлетворении иска ФКУ «ЕРЦ МО РФ» о взыскании с Яцуна А.Ю. неосновательно выплаченных денежных средств в сумме 67 356 рублей 98 копеек, отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Ленинградский окружной военный суд через Санкт–Петербургский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня принятия его в окончательной форме.

Председательствующий                                                               Дибанов В.М.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 33-601/2018

22 ноября 2018 года                      г. Санкт-Петербург

Ленинградский окружной военный суд в составе:

председательствующего –                     Лазарева Е.В.,

судей:                                 Яковлева А.Г.,

                                    Царькова В.Н.,

        при секретаре Шаломановой Т.В., с участием ответчика рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе истца на решение Санкт – Петербургского гарнизонного военного суда от 30 марта 2018 года по иску Федерального казенного учреждения «Единый расчетный центр Министерства обороны Российской Федерации» (далее — ЕРЦ) к военнослужащему ВУНЦ ВМА<данные изъяты> Яцуну Артему Юрьевичу о взыскании неосновательного обогащения.

    Заслушав доклад судьи Царькова В.Н., объяснения ответчика, возражавшего против доводов жалобы, окружной военный суд

    У С Т А Н О В И Л:

Представитель ЕРЦ обратился в суд с иском, в котором просит взыскать с Яцуна А.Ю. денежные средства, полученные им в качестве неосновательного обогащения, в общей сумме 67 356 рублей 98 копеек.

Гарнизонный военный суд в удовлетворении заявленных требований ЕРЦ отказал.

К данному выводу суд пришел по тем основаниям, что ЕРЦ пропустил срок исковой давности по требованиям о взыскании с ответчика неосновательно выплаченных ему в качестве ряда ежемесячных надбавок к денежному довольствию денежных средств за период с февраля 2012 года по ноябрь 2014 года, а в отношении выплат за декабрь 2014 года, ноябрь 2015 года и февраль 2017 года – в связи с недоказанностью заявленных требований.

В апелляционной жалобе представитель ЕРЦ Бирюкова О.В. просит отменить решение суда первой инстанции в связи с нарушением и неправильным применением норм материального и процессуального права.

В обоснование жалобы она указывает, что согласно сведениям из единой базы, по состоянию на 1 февраля 2012 года выслуга ответчика на военной службе составляла 12 лет и 10 месяцев, а потому ему к выплате полагалась надбавка за выслугу лет в размере 20 процентов. Право на получение надбавки за выслугу лет в размере 25 процентов возникло у Яцуна лишь в июле 2013 года.

В ноябре 2014 года выслуга ответчика составляла 16 лет и 11 месяцев, а потому ему полагалась к выплате надбавка в размере 25 процентов. В размере 30 процентов Яцун должен был получать эту надбавку только с ноября 2016 года.

Однако в эти периоды ответчик ошибочно получал денежное довольствие с учетом надбавки за выслугу лет в увеличенном до указанных пределов размере.

Поскольку на эту набавку к денежному довольствию начислялись районный коэффициент и северная надбавка, то в период с 1 февраля 2012 года по 11 июля 2013 года и с 1 ноября 2014 года по 31 декабря 2014 года эти выплаты также были необоснованно увеличены ответчику.

Кроме того, обращает внимание, что 30 ноября 2015 года Яцун сдал дела и должность в войсковой части № <…> и с 1 декабря 2015 года был зачислен в списки личного состава войсковой части № <…>, а потому 30 ноября 2015 года не исполнял должностные обязанности и не вправе был получать дополнительные выплаты к денежному довольствию.

Представитель истца полагает, что Яцун необоснованно получил премию за добросовестное и эффективное исполнение должностных обязанностей за февраль 2017 года в размере 25 процентов, в то время, как она была установлена ему в размере 20 процентов.

В заключении автор жалобы, ссылаясь на ряд судебных постановлений, указывает на ошибочность вывода суда первой инстанции об отсутствии счетной ошибки, поскольку начисление Яцуну денежного довольствия в завышенном размере произошло вследствие сбоя в программном обеспечении СПО «Алушта».

Рассмотрев материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе, окружной военный суд приходит к следующим выводам.

Статьей 195 ГПК РФ установлено, что решение суда должно быть законным и обоснованным.

В пунктах 2 и 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года № 23 «О судебном решении» разъяснено, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В статье 56 ГПК РФ указано, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

По результатам апелляционного рассмотрения гражданского дела установлено, что данные требования процессуального закона выполнены судом первой инстанции при разрешении не всех заявленных истцом требований.

Так, согласно пункту 1 статьи 1102 ГК РФ, подлежащему применению к спорным правоотношениям, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 ГК РФ.

При этом в соответствии с пунктом 2 данной статьи указанные правила применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Статья 1109 ГК РФ содержит перечень обстоятельств, а также условия, при которых неосновательное обогащение возврату не подлежит. К ним, в частности, относится заработная плата и приравненные к ней платежи, предоставленные гражданину в качестве средств к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки.

Порядок и условия выплаты военнослужащим денежного довольствия с учетом занимаемых воинских должностей, присвоенных воинских званий, общей продолжительности военной службы, выполняемых задач, а также условий и порядка прохождения ими военной службы, установлены Федеральным законом от 07 ноября 2011 года № 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» (далее — Закон) и «Порядком обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации», утвержденным приказом Министра обороны РФ от 30 декабря 2011 года № 2700.

Вопреки мнению автора жалобы, решение суда в части отказа в удовлетворении требований ЕРЦ о взыскании с Яцуна неосновательного обогащения, якобы полученного им в виде дополнительных выплат к денежному довольствию за 30 ноября 2015 года, а именно: <данные изъяты>- на общую сумму 1 791 рубль 83 копейки за вычетом налога на доходы физических лиц (далее – НДФЛ), является по существу правильным.

Как следует из исследованных судом выписок из приказов командира войсковой части № <…> от 25 ноября 2015 года № <…> и от 4 декабря 2015 года № <…>, <данные изъяты> Яцун 30 ноября 2015 года, в связи с переводом к новому месту военной службы, сдал дела и должность <данные изъяты> и исключен из списков личного состава войсковой части № <…>, а уже на следующий день — 1 декабря 2015 года зачислен в списки личного состава войсковой части № <…> и вступил в исполнение новой воинской должности <данные изъяты> (т.2 л.д. 21 и 22).

Таким образом, исполнение обязанностей на указанных воинских должностях при перемещении по военной службе в соответствии с требованиями пункта 1 статьи 42 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», пунктов 1, 7 статьи 15 Положения о порядке прохождения военной службы в этот период имело место у ответчика непрерывно.

Согласно пункту 38 Порядка, военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, ежемесячные дополнительные выплаты (далее — надбавки) выплачиваются со дня вступления в исполнение (временное исполнение) обязанностей по воинской должности и по день освобождения от исполнения обязанностей по занимаемой (временно исполняемой) воинской должности (сдачи дел и должности).

По смыслу данного нормативного положения, выплата надбавок к денежному довольствию прекращается не в день сдачи военнослужащим дел и должности, а со следующего за этим мероприятиям дня. Поэтому правовых оснований, предусмотренных пунктом 1 статьи 1102 ГК РФ, для взыскания с ответчика надбавок к денежному довольствию за 30 ноября 2015 года не имеется. Приведенные выплаты неосновательным обогащением не являются. Как следствие, обязательства по их возврату у ответчика отсутствуют.

Не подлежит отмене также решение суда об отказе в удовлетворении искового заявления о взыскании с ответчика неосновательного обогащения за период с февраля 2013 года по сентябрь 2013 года включительно, полученного в результате выплаты ему процентной надбавки к окладу по воинской должности за <данные изъяты> в размере 14 094 рубля (за вычетом НДФЛ), а также надбавки за <данные изъяты> в размере 6 873 рублей (за вычетом НДФЛ).

По общему правилу, изложенному в части 1 статьи 327.1 ГПК РФ, суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Поскольку относительно этой части решения, принятого в связи с пропуском истцом срока исковой давности, доводы в апелляционной жалобе отсутствуют, окружной военный суд не находит оснований для его проверки по собственной инициативе.

Таким образом, с учетом размера надбавок к денежному довольствию за 30 ноября 2015 года, окружной военный суд оставляет без изменения решение суда в части отказа в удовлетворении требований истца на общую сумму 22 758 рублей 83 копейки (1 791 рубль 83 копейки + 20 967 рублей).

Вместе с тем доводы апелляционной жалобы о незаконности решения суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требований о взыскании с Яцуна разницы в размере премии за <данные изъяты> за февраль 2017 года в размере 1 653 рубля (за вычетом НДФЛ), выплаченной ему в размере 25 процентов должностного оклада, при этом установленной приказом командира войсковой части № <…> от 3 марта 2017 года № <…> в меньшем размере — 20 процентов, являются обоснованными.

Согласно части 21 статьи 2 Закона, за добросовестное и эффективное исполнение должностных обязанностей военнослужащим устанавливается премия в размере до трех окладов денежного содержания (в расчете на год). Правила выплаты указанной премии определяются Правительством Российской Федерации.

Порядок выплаты указанной премии регулируется Правилами, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 5 декабря 2011 г. N 993 (далее — Правила), согласно которым она исчисляется исходя из месячного оклада военнослужащего в соответствии с присвоенным воинским званием и месячного оклада в соответствии с занимаемой воинской должностью, установленных на первое число месяца, в котором выплачивается премия, а в декабре — на 1 декабря текущего года.

Пунктами 2, 4, 5 Правил регламентировано, что размеры премии и порядок ее выплаты устанавливаются Министром обороны Российской Федерации. Премия выплачивается ежемесячно либо ежеквартально одновременно с денежным довольствием.

Согласно пунктам 78 — 80 Порядка, военнослужащим премия выплачивается ежемесячно одновременно с выплатой денежного довольствия на основании приказа командира в размере до 25 процентов оклада денежного содержания. Конкретный размер премии зависит от качества и эффективности исполнения военнослужащими должностных обязанностей в месяце, за который производится выплата премии, с учетом дисциплинарных взысканий, результатов по профессионально-должностной и физической подготовке.

Таким образом, Яцуну подлежала выплата премии в установленном решением командира (начальника) размере – 20 процентов должностного оклада, а разница между установленной и фактически выплаченной суммой, составляющая 1 653 рубля, является неосновательным обогащением, подлежащим возврату.

Как следует из материалов дела, в том числе объяснений представителя истца и расчетных листков за февраль и март 2017 года, премия была выплачена ответчику в большем размере вследствие ошибки, связанной с несвоевременным внесением исходных данных (приказа командира войсковой части № <…> от 3 марта 2017 года № <…>) в СПО «Алушта», а перерасчет данной премии произошел в автоматическом режиме только при начислении Яцуну денежного довольствия за март 2017 года.

Суд первой инстанции должным образом не оценил содержание приведенных доказательств и не соотнес их с расчетом цены иска, приложенным к исковому заявлению, в связи с чем пришел к выводу о недоказанности данного требования, не соответствующему обстоятельствам дела.

С учетом приведенных обстоятельств, решение суда в этой части подлежит отмене с принятием нового решения, в соответствии с которым требование ЕРЦ о взыскании с Яцуна неосновательного обогащения по причине выплаты ему за февраль 2017 года премии за добросовестное и эффективное исполнение должностных обязанностей в повышенном размере, подлежит удовлетворению.

Также необоснованными и не соответствующими обстоятельствам дела также являются выводы суда первой инстанции, на основании которых суд отказал ЕРЦ в удовлетворении требования о взыскании с Яцуна ежемесячной надбавки за выслугу лет к окладу денежного содержания, а также исчисленных от этой дополнительной выплаты Северной надбавки и районного коэффициента за декабрь 2014 года в размере 2 316 рублей 38 копеек (за вычетом НДФЛ).

Согласно положениям подпункта 4 пункта 13 статьи 2 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» ежемесячная надбавка за выслугу лет к окладу денежного содержания установлена в размере 25 процентов при выслуге от 15 до 20 лет.

Как указано в пункте 14 статьи 2 Закона, правила исчисления выслуги лет для назначения ежемесячной надбавки, указанной в части 13 данной статьи, определяются Правительством Российской Федерации и содержатся в «Правилах исчисления выслуги лет для назначения военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, ежемесячной надбавки за выслугу лет», установленных постановлением Правительства Российской Федерации от 21 декабря 2011 года № 1074 «О порядке исчисления выслуги лет для назначения военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, ежемесячной надбавки за выслугу лет».

В соответствии с пунктом 40 Порядка, надбавка за выслугу лет выплачивается со дня достижения военнослужащими выслуги лет, дающей право на ее получение, и по день исключения военнослужащих из списков личного состава воинской части в связи с увольнением с военной службы на основании приказов соответствующих командиров (начальников) с указанием выслуги лет и размера надбавки.

Военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, ежемесячная надбавка за выслугу лет к окладу денежного содержания при выслуге от 15 до 20 лет выплачивается в размере 25 процентов оклада денежного содержания, а указанная надбавка в размере 30 процентов выплачивается при общей продолжительности военной службы от 20 и до 25 лет.

Как правильно указано в апелляционной жалобе, в ноябре 2014 года выслуга лет Яцуна составляла 16 лет и 11 месяцев (т. 2 л.д. 74, 106), с чем он не спорит, и что предоставляло ему право на получение соответствующей надбавки в размере 25 процентов.

Между тем из расчетного листка следует, что в декабре 2014 года указанная надбавка ошибочно была выплачена Яцуну в размере 30 процентов (т.2, л.д. 180). Согласно объяснениям представителя истца ошибка произошла вследствие сбоя в программном обеспечении при автоматическом начислении денежного довольствия, то есть счетной ошибки.

Поскольку согласно пунктам п. п. 97, 106 Порядка указанные в иске <данные изъяты> исчислялись от размера надбавки за <данные изъяты>, Яцун необоснованно получил в декабре 2014 года 2 662 рубля 50 копеек (без налога 2 316 рублей 38 копеек), являющихся неосновательным обогащением.

С учетом изложенного, вопреки ошибочным выводам суда первой инстанции, противоречащим материалам дела, требования ЕРЦ о взыскании с ответчика неосновательного обогащения, полученного ответчиком в виде набавки <данные изъяты>, а также исчисленные исходя из нее <данные изъяты> за декабрь 2014 года, в сумме 2 316 рублей 38 копеек подлежат удовлетворению.

В результате, окружной военный суд отменяет в данной части решение суда первой инстанции и принимает новое решение об удовлетворении иска на общую сумму 1 653 рубля + 2 316 рублей 38 копеек = 3 969 рублей 38 копеек.

Окружной военный суд находит не соответствующими обстоятельствам дела и нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения, выводы суда первой инстанции относительно отказа в удовлетворении заявленных требований о взыскании с Яцуна А.Ю. неосновательно выплаченных ему в период с февраля 2012 года по июль 2013 года, а также в ноябре 2014 года набавки за <данные изъяты>, а также исчисленных из нее <данные изъяты> по причине пропуска истцом срока исковой давности, установленного статьей 196 ГК РФ.

Так, не приводя каких-либо расчетов в обоснование своего вывода, суд первой инстанции привел в решении размер денежных средств, во взыскании которых он ЕРЦ отказал по указанному основанию — 302 297 рублей 18 копеек, в то время как цена иска по этим требованиям составляла меньшую сумму — 67 356 рублей 98 копеек.

Помимо явной ошибки, допущенной судом при определении размера денежных средств, относящихся к той части требований, необоснованным является и вывод суда первой инстанции и по существу.

В соответствии с пунктом 1 статьи 196 и пунктом 1 статьи 200 ГК РФ, общий срок исковой давности составляет три года. Если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

В соответствии с разъяснениями, приведенными в пункте 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (далее — постановление Пленума ВС РФ № 43), течение исковой давности по требованиям юридического лица начинается со дня, когда лицо, обладающее правом самостоятельно или совместно с иными лицами действовать от имени юридического лица, узнало или должно было узнать о нарушении права юридического лица и о том, кто является надлежащим ответчиком.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, положение пункта 1 статьи 200 ГК Российской Федерации сформулировано таким образом, что наделяет суд необходимыми полномочиями по определению момента начала течения срока исковой давности исходя из фактических обстоятельств дела (определения от 16 июля 2015 года N 1681-О, от 29 марта 2016 года N 516-О, от 26 мая 2016 года N 1010-О, от 25 октября 2016 года N 2309-О и др.).

Согласно приведенным положениям ГК РФ и разъяснениям высших судебных органов для разрешения вопроса об исчислении срока исковой давности, о применении которого заявлено ответчиком, суду необходимо установить начальный момент течения данного срока, то есть день, когда истец узнал или должен было узнать о нарушении своего права.

В силу статей 67, 196, 198 ГПК РФ суд вправе отказать в удовлетворении иска в связи с пропуском срока исковой давности только в случае установления данного факта на основании достаточной совокупности относимых, допустимых и достоверных доказательств.

Из представленных суду ЕРЦ пояснений в обоснование исковых требований следовало, что неосновательное обогащение, было связано с неправильным вводом в автоматизированную систему «Алушта» данных о выслуге лет ответчика, в связи с чем он с февраля 2012 года по июль 2013 года и за ноябрь 2014 года без установленных законом и иными правовыми актами оснований получал в увеличенном размере ежемесячную надбавку за <данные изъяты> и исчисленные из нее <данные изъяты> (т.1 л.д. 155-157).

Из представленных представителем ЕРЦ объяснений следует, что неосновательное обогащение было связано с неправильным вводом в СПО «Алушта» данных о выслуге лет ответчика (т.1 л.д. 155-157).

Ответчик, в заявлении о применении срока исковой давности и в возражениях на иск каких – либо доказательств и обоснований начала течения срока исковой давности не привел, сославшись лишь на сам по себе факт предъявления ЕРЦ требований о взыскании денежных средств за указанные периоды по истечении трехлетнего срока с момента их начисления и выплаты (т.2, л.д. 40-42, 84).

В результате, время, когда истец узнал или должен был узнать о нарушении своих прав в результате выплаты ответчику за этот период неосновательного обогащения, истец не доказал.

Однако, как указано в пункте 10 постановление Пленума ВС РФ № 43, согласно пункту 2 статьи 199 ГК РФ исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре, которая в силу положений статьи 56 ГПК РФ несет бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности.

То обстоятельство, что заявление о пропуске срока исковой давности, а также возражения ответчика на иск, уточняющее первоначальное заявление, были направлены истцу, от которого каких – либо сведений о моменте обнаружения ошибок в начислении денежного довольствия за указанные месяцы не поступило, в силу приведенных разъяснений не снимало с ответчика и суда обязанности по доказыванию данного обстоятельства и установлению связанных с ним юридически значимых фактов.

Принимая решение об отказе в удовлетворении заявленных требований в части взыскания с ответчика денежных средств в счет неосновательного обогащения за период с февраля 2012 года по июль 2013 года и за ноябрь 2014 года суд первой инстанции исходил лишь из того обстоятельства, что обратившись в суд 18 декабря 2017 года истец о ненадлежащем начислении ответчику спорных выплат должен был узнать не позднее апреля 2014 года, когда ЕРЦ, после якобы имевшего место ввода кадровыми органами правильных исходных данных, произвело перерасчет Яцуну его денежного довольствия. По мнению суда первой инстанции, данное обстоятельство было известно ЕРЦ и при выплате денежного довольствия за ноябрь 2014 года в декабре того же года, поскольку условия службы ответчика не изменились.

Между тем данные о вводе сумм, составляющих денежное довольствие Яцуна, имеющиеся в расчетном листке за апрель 2014 года, не содержат сведений, подтверждающих тот факт, что при начислении денежного довольствия за указанный месяц истец выявил имевшие место ранее ошибки в начислении денежного довольствия ответчику, из чего узнал или должен был узнать о нарушении права.

Напротив, согласно расчетным листкам за период с февраля 2012 года по июль 2013 года ежемесячная надбавка за <данные изъяты>, а также основанные на ней <данные изъяты>, начислялись и выплачивались ответчику правильно – в соответствии с имевшейся у него общей продолжительностью военной службы, предоставлявшей право на получение надбавки за выслугу лет (и исчислении других связанных с нею выплат) в размере 20 процентов.

При начислении и выплате денежного довольствия за апрель 2014 года (т. 2 л.д. 157-167) произошел технический сбой в программном обеспечении СПО «Алушта», который привел к начислению ответчику надбавки и связанных с ней выплат <данные изъяты> в увеличенном на 5 процентов размере путем их начисления, исходя из надбавки в размере 25 процентов, с вычетом ранее полученных выплат, рассчитанных исходя из надбавки в размере 20 процентов.

В результате, при перечислении денежных средств четырьмя платежами с 8 по 27 мая 2014 года, ответчик получил излишние денежные средства, выплаченные ему без установленных законом и иными правовыми актами оснований.

Таким образом, вопреки ошибочным выводам суда первой инстанции, в указанное время у ответчика только возникли обязательства вследствие неосновательного обогащения, что предполагало обязанность суда установить время, когда об этом узнал или должен был узнать истец.

Данная обязанность судом первой инстанции не выполнена. При этом факты, связанные с началом течения срока исковой давности, судом не доказаны, выводы суда относительно этого юридически значимого факта, не соответствуют обстоятельствам дела, нормы материального и процессуального права, регулирующие начало течения и последствия пропуска срока исковой давности, судом применены неверно.

Что касается выводов суда о том, что в апреле 2014 года истец также узнал о получении ответчиком неосновательного обогащения при выплате в увеличенном размере денежного довольствия за ноябрь 2014 года, фактически перечисленного ему 27 ноября и 10 декабря того же года, не основано не только на содержании доказательств (расчетного листка за ноябрь 2014 года — т.1 л.д. 81), но на нормах материального права.

Совокупность правил, установленных статьями 200 и 1102 ГК РФ, предполагает, что истец не может узнать о нарушении своего права по обязательствам вследствие неосновательного обогащения ранее приобретения ответчиком имущества без установленных законом и иными правовыми актами оснований, то есть времени возникновения предусмотренных главой 60 ГК РФ обязательств.

Поскольку суд разрешал данные спорные правоотношения только по результатам исследования фактов пропуска срока исковой давности, решение суда в данной части подлежит отмене с направлением дела в суд первой инстанции для рассмотрения по существу, что предполагает возможность повторной проверки судом заявления ответчика о пропуске истцом срока исковой давности.

При таких обстоятельствах, с учетом вышеприведенных выводов суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции подлежит изменению.

    С учетом изложенного, руководствуясь статьями 328, 329, 330 ГПК РФ, окружной военный суд

О П Р Е Д Е Л И Л:

        Решение Санкт — Петербургского гарнизонного военного суда от 30 марта 2018 года по исковому заявлению Федерального казенного учреждения «Единый расчетный центр Министерства обороны Российской Федерации» к <данные изъяты> Яцуну Артему Юрьевичу – изменить.

        Решение суда в части отказа в удовлетворении искового заявления Федерального казенного учреждения «Единый расчетный центр Министерства обороны Российской Федерации» о взыскании с Яцуна А.Ю. неосновательного обогащения, полученного в виде процентной надбавки за <данные изъяты> за декабрь 2014 года, а также премии за <данные изъяты> за февраль 2017 года, отменить.

        Принять в этой части новое решение.

        Взыскать с Яцуна А.Ю. в федеральный бюджет через лицевой счет Федерального казенного учреждения «Единый расчетный центр Министерства обороны Российской Федерации», открытый в органах Федерального казначейства, неосновательное обогащение в сумме 3 969 (три тысячи девятьсот шестьдесят девять) рублей 38 копеек.

        Решение суда в части отказа в удовлетворении искового заявления Федерального казенного учреждения «Единый расчетный центр Министерства обороны Российской Федерации» о взыскании с Яцуна А.Ю. неосновательного обогащения, полученного в виде процентной надбавки за <данные изъяты> за период с февраля 2012 года по июль 2013 года включительно и за ноябрь 2014 года — отменить.

        Направить в этой части гражданское дело для рассмотрения в Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд.

        В остальной части решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу представителя истца — без удовлетворения

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *