Оплата вещевого имущества при увольнении по НУК

Превью статьи:

Дело № 2-78/2018    Р Е Ш Е Н И Е Именем Российской Федерации 25 июня 2018 года г. Брянск  Брянский гарнизонный военный суд в составе: председательствующего – судьи Коломойца С.В., при секретаре Калиничевой В.О., с участием представителя ответчика по назначению – адвоката Скрипина Д.Е., в отсутствие истца – командира войсковой части №, представителя третьего лица на стороне истца – начальника филиала № 3 ФКУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по г. Москве и Московской области» и ответчика Суслова С.М., в открытом судебном заседании, в помещении военного суда, рассмотрев гражданское дело по иску командира войсковой части № к бывшему военнослужащемуконтрактной службы названной воинской части <данные изъяты> Суслову С.М, о возмещении материального ущерба, —   у с т а н о в и л: Командир войсковой части № в своем исковом заявлении просит суд взыскать с Суслова С.М. в пользу финансово-довольствующего органа войсковой части № — филиала № 3 ФКУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по г. Москве и Московской области» денежные средства в сумме 47 612 руб. 36 коп. в счет возмещения стоимости предметов вещевого имущества личного пользования, сроки носки которого не истекли, и инвентарного вещевого имущества, в связи с досрочным увольнением ответчика с военной службы .  В нем он также указал, что 25 мая 2017 года Суслов С.М. заключил контракт о прохождении военной службы с Минобороны РФ в лице командира войсковой части № на 3 года, с испытательным сроком 3 месяца. На основании приказа командующего Воздушно-десантными войсками № от 17 октября 2017 года <данные изъяты> Суслов С.М.,проходящий с 13 июня 2017 года военную службу по контракту в войсковой части №…

Дело № 2-78/2018 

 

Р Е Ш Е Н И Е



Именем Российской Федерации

25 июня 2018 года г. Брянск 

Брянский гарнизонный военный суд в составе: председательствующего – судьи Коломойца С.В., при секретаре Калиничевой В.О., с участием представителя ответчика по назначению – адвоката Скрипина Д.Е., в отсутствие истца – командира войсковой части №, представителя третьего лица на стороне истца – начальника филиала № 3 ФКУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по г. Москве и Московской области» и ответчика Суслова С.М., в открытом судебном заседании, в помещении военного суда, рассмотрев гражданское дело по иску командира войсковой части № к бывшему военнослужащемуконтрактной службы названной воинской части <данные изъяты> Суслову С.М, о возмещении материального ущерба, — 
 

у с т а н о в и л:



Командир войсковой части № в своем исковом заявлении просит суд взыскать с Суслова С.М. в пользу финансово-довольствующего органа войсковой части № — филиала № 3 ФКУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по г. Москве и Московской области» денежные средства в сумме 47 612 руб. 36 коп. в счет возмещения стоимости предметов вещевого имущества личного пользования, сроки носки которого не истекли, и инвентарного вещевого имущества, в связи с досрочным увольнением ответчика с военной службы . 

В нем он также указал, что 25 мая 2017 года Суслов С.М. заключил контракт о прохождении военной службы с Минобороны РФ в лице командира войсковой части № на 3 года, с испытательным сроком 3 месяца.

На основании приказа командующего Воздушно-десантными войсками № от 17 октября 2017 года <данные изъяты> Суслов С.М.,проходящий с 13 июня 2017 года военную службу по контракту в войсковой части № ФИО9), досрочно уволен с военной службы в запас по основанию, предусмотренному подпунктом «е» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе », как не выдержавший испытание. А с 20 октября 2017 года на основании приказа командира войсковой части № от 19 октября 2017 года № тот исключен из списков личного состава названной воинской части. Он также указал, что в период прохождения военной службы в войсковой части № <данные изъяты> Суслов С.М. был обеспечен вещевым имуществом по установленным нормам, однако, на день исключения из списков личного состава части 20 октября 2017 года за тем образовалась задолженность по выданному ранее вещевому имуществу личного пользования, сроки носки которого не истекли, и по инвентарному вещевому имуществу, которая, с учетом коэффициента износа на момент досрочного увольнения ответчика с военной службы , составила сумму в размере 47 612 руб. 36 коп., и которая возникла, по его мнению, вследствие досрочного увольнения ответчика с военной службы и его несдачи тем на вещевой склад воинской части, так как сроки носки выданного тому вещевого имущества личного пользования на момент увольнения, не истекли. А его стоимость в установленном порядке ответчик Суслов С.М. не выплатил. Со ссылкой на «Порядок обеспечения вещевым имуществом» (постановление Правительства РФ № 390 от 22 июня 2006 года), Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе » и п. 12 ст. 1 и п. 1 ст. 26 ФЗ-№ 61 от 31 мая 1996 года «Об обороне», на ст.ст. 58 и 9 Федерального закона № 161-ФЗ «О материальной ответственности военнослужащих» он считает, что в данном случае, в связи с досрочным увольнением военнослужащего Суслова С.М.,проходящего военную службу по контракту , инвентарное вещевое имущество подлежит возврату. Он также считает, что у ответчика перед войсковой частью № имеется задолженность в счет возмещения стоимости выданных ему предметов инвентарного вещевого имущества и вещевого имущества личного пользования, сроки носки которых не истекли, — на общую сумму 47 612 руб. 36 коп., которая подлежит удержанию с ответчика в пользу финансового довольствующего органа воинской части — филиала № 3 Федерального казенного учреждения «УФО МО РФ по г. Москве и Московской области».

Командир войсковой части № и представитель третьего лица на стороне истца – финансово-довольствующего органа войсковой части № – начальник филиала № 3 Федерального казенного учреждения «УФО МО РФ по г. Москве и Московской области», надлежащим образом уведомленные о месте и времени судебного разбирательства, в судебное заседание не прибыли. В направленных в адрес суда своих сообщениях они просили суд о рассмотрении дела в их отсутствие.

Ответчик Суслов С.М., будучи извещенный о месте и времени судебного разбирательства, в него не прибыл. Он извещался судом о месте и времени судебного разбирательства надлежащим образом по последнему известному суду месту его жительства, в соответствии с требованиями ст.ст. 113119 ГПК РФ. Однако, ходатайства об отложении судебного заседания и иных ходатайств от него в адрес суда не поступило.

Представитель ответчика — адвокат Скрипин Д.Е., назначенный судом в соответствии со ст. 50 ГПК РФ для представления интересов ответчика, в судебном заседании требования истца не признал и просил суд об отказе в удовлетворении искового заявления войсковой части № к Суслову С.М., находя его необоснованным. В обоснование своей позиции о необоснованности иска, он пояснил, что истцом суду по данному делу не представлены имеющие существенное значение для дела объективные доказательства вины ответчика Суслова С.М. в причинении государству материального ущерба на сумму 47 612 руб. 36 коп. А обстоятельства получения ответчиком при его поступлении на военную службу по контракту во временное пользование предметов вещевого имущества личного пользования, сроки носки которого не истекли, и инвентарного вещевого имущества, на которые ссылается в обоснование своего иска командир войсковой части №, по его мнению, — не могут являться объективными доказательствами вины ответчика Суслова С.М. в непосредственном причинении государству материального ущерба на указанную сумму.

Находя возможным рассмотрение дела в отсутствие истца – командира войсковой части №, представителя третьего лица на стороне истца – начальника филиала № 3 ФКУ «УФО МО РФ по г. Москве и Московской области» и ответчика Суслова С.М., учитывая их надлежащее извещение о месте и времени судебного разбирательства, рассмотрев исковое заявление командира войсковой части № к Суслову С.М., заслушав представителя ответчика Скрипина Д.Е., исследовав доказательства, военный суд находит его необоснованным и не подлежащим удовлетворению, исходя из следующего.

В судебном заседании установлено и это следует из копии послужного списка и из выписок из приказов: командира войсковой части № — № 136 от 14 июня 2017 года и № 251 от 19 октября 2017 года, что Суслов С.М. с 13 июня по 20 октября 2017 года проходил военную службупо контракту в войсковой части № в д. ФИО1 <адрес>.

На основании приказов: командующего Воздушно-десантными войсками — № от ДД.ММ.ГГГГ и командира войсковой части № — № от ДД.ММ.ГГГГ, ответчик Суслов С.М., соответственно, досрочно уволен с военной службы в запас по основанию, предусмотренному подпунктом «е» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе », как не выдержавший испытание. И с 20 октября 2017 года — исключен из списков личного состава названной воинской части и снят со всех видов обеспечения и считается убывшим к месту постановки на воинский учет в отдел военного комиссариата городов Унеча и Мглин, Унечского и Мглинского районов Брянской области.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона «О статусе военнослужащих» правовая защита военнослужащих, граждан, уволенных своенной службы , является функцией государства и предусматривает закрепленные в законах и иных нормативных правовых актах прав, льгот, гарантий и компенсаций указанных лиц и иных мер социальной защиты, а также правовой механизм их реализации. 

Реализация мер правовой и социальной защиты военнослужащих возлагается на органы государственной власти, а также является обязанностью командиров (начальников).

Никто не вправе ограничивать военнослужащих в правах и свободах, гарантированных Конституцией РФ и федеральным законом «О статусе военнослужащих».

В силу ч. 2 ст. 12 ГПК РФ суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

В соответствии с ч. 1 ст. 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

На основании ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Следовательно, в силу положений ст. 5557596067 ГПК РФ, суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

В соответствии со ст. 28 Федерального закона «О статусе военнослужащих» за материальный ущерб, причиненный государству при исполнении обязанностей военной службы , военнослужащие привлекаются к материальной ответственности в соответствии с федеральным законом о материальной ответственности военнослужащих.

В соответствии со ст. ст. 1 и 2, п. 1 ст. 3 Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих» военнослужащие несут материальную ответственность только за причиненный по их вине реальный ущерб, под которым понимается утрата или повреждение имущества воинской части, расходы, которые воинская часть произвела либо должна произвести для восстановления, приобретения утраченного или поврежденного имущества, а также излишние денежные выплаты, произведенные воинской частью. К имуществу воинской части относится, в том числе вещевое имущество.

В соответствии с ч. 2 ст. 14 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащие обеспечиваются вещевым имуществом в зависимости от условий прохождения военной службы по нормам и в сроки, которые устанавливаются Правительством Российской Федерации, в порядке, определяемом Министерством обороны Российской Федерации (иным федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба ). Порядок владения, пользования и распоряжения вещевым имуществом определяется Правительством Российской Федерации.

В соответствии с пунктами 9, 10, 13,19, 25, 26 и 29 Правил владения, пользования и распоряжения вещевым имуществом, а также банно-прачечного обслуживания в мирное время (далее – Правил), утвержденных постановлением Правительства РФ от 22 июля 2006 г. № 390, имущество и технические средства вещевой службы являются федеральной собственностью и находятся в оперативном управлении или хозяйственном ведении воинских частей.

Под вещевым имуществом понимаются предметы военной формы одежды, знаки различия, белье и др.

Вещевое имущество, за исключением расходных материалов, подразделяется на вещевое имущество личного пользования и инвентарное имущество.

Вещевым имуществом личного пользования являются предметы вещевого имущества, выдаваемые военнослужащим во владение и безвозмездное пользование до истечения срока носки.

Нормы снабжения вещевым имуществом военнослужащих в мирное время определяют наименования и количество предметов вещевого имущества, выдаваемых на одного военнослужащего, срок их носки (эксплуатации), а также категории военнослужащих, которые обеспечиваются этим вещевым имуществом.

Сроком носки (эксплуатации) предмета вещевого имущества является установленный нормой снабжения период времени, в течение которого предмет вещевого имущества должен находиться в пользовании военнослужащего.

Срок носки (эксплуатации) предметов инвентарного имущества, используемых военнослужащими в течение летнего или зимнего сезона, засчитывается за 1 год. Истечение установленного срока носки (эксплуатации) предметов инвентарного имущества не является основанием для их списания.

Вещевое имущество личного пользования, срок носки которого не истек, выданное военнослужащим, проходящим военную службу поконтракту , в случае их увольнения с военной службы досрочно по несоблюдению им условий контракта , подлежит возврату.

Военнослужащие по контракту обязаны своевременно получать положенное вещевое имущество на складе воинской части, своевременно прибывать на специализированные предприятия (в ателье) для оформления индивидуальных заказов на пошив, примерки и за получением исполненных заказов.

Военнослужащий, уволенный с военной службы , на день исключения из списков личного состава воинской части должен быть полностью обеспечен положенным вещевым имуществом. В случае отказа от получения положенного по нормам снабжения имущества военнослужащий, увольняемый с военной службы , до исключения из списков воинской части представляет письменное заявление (рапорт). До проведения с военнослужащим всех необходимых расчетов он из списков личного состава воинской части без его согласия не исключается.

Вещевое имущество, за исключением расходных материалов, передается во владение и безвозмездное пользование военнослужащим с момента его получения.

Возврату подлежит:

— вещевое имущество личного пользования, выданное военнослужащим, проходящим военную службу по призыву;

— вещевое имущество личного пользования, срок носки которого не истек, выданное военнослужащим, проходящим военную службу поконтракту , в случае их увольнения с военной службы по основаниям, предусмотренным подпунктами «д» — «з», «л» и «м» пункта 1 и подпунктами «в» — «е(2)» и «з» — «л» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе »;

— инвентарное имущество, за исключением отдельных предметов, предусмотренных нормами снабжения.

Порядок дальнейшего использования сданного вещевого имущества определяется Министерством обороны Российской Федерации и федеральными органами исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба .

Вещевое имущество личного пользования военнослужащих, проходящих военную службу по контракту , срок носки которого не истек, не пригодное к дальнейшему использованию по прямому назначению, возврату не подлежит.

Военнослужащие, которым передано во владение и безвозмездное пользование вещевое имущество, обязаны поддерживать его в исправном состоянии и принимать все меры по предотвращению его повреждения или утраты. Военнослужащие, причинившие по своей вине повреждение имуществу, то есть — изменение его качественного состояния, повлекшее невозможность дальнейшего использования по прямому назначению, привлекаются к материальной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Под повреждением имущества и технических средств вещевой службы понимается изменение их качественного состояния, повлекшее невозможность дальнейшего использования по прямому назначению.

В соответствии с пунктами 6, 23, 29, 30 и 31 приказа Минобороны № 500 от 14 августа 2017 года «О вещевом обеспечении в Вооруженных Силах Российской Федерации на мирное время» вещевое имущество по качественному состоянию подразделяется на три категории: 

— первая категория — новое (не бывшее в употреблении) вещевое имущество;

— вторая категория — вещевое имущество, бывшее в употреблении (находящееся в носке или на складах), срок носки (эксплуатации) которого не истек, или вещевое имущество, выслужившее срок носки (эксплуатации), но годное к использованию без ремонта или после ремонта;

— третья категория — вещевое имущество, не пригодное к дальнейшему использованию, срок носки (эксплуатации) которого истек, подлежащее списанию. 

Предметы инвентарного вещевого имущества (в том числе входящие в ВКПО) в личную собственность военнослужащего не переходят и подлежат сдаче на вещевой склад воинской части. Старшины , сержанты и солдаты ( матросы ), проходящие военную службу поконтракту , по прибытии в воинскую часть обеспечиваются предметами ВКПО второй категории, а при их отсутствии — предметами ВКПО первой категории. На период испытания старшинам , сержантам и солдатам ( матросам ), проходящим военную службу по контракту , выдаются только сезонные предметы ВКПО второй категории, в том числе: фуражка летняя (шапка утепленная), костюм утепленный, костюм летний (костюм демисезонный), белье нательное облегченное короткое (белье нательное облегченное длинное, белье флисовое), ботинки с высокими берцами летние (ботинки с высокими берцами для низких температур). В весенне-летний период выдается костюм ветроводозащитный, а в осенне-зимний период перчатки полушерстяные, рукавицы утепленные и шарф.

Военнослужащие снимаются с вещевого обеспечения на основании приказа командира воинской части об убытии с выдачей им аттестата военнослужащего. Военнослужащим, увольняемым в запас, аттестат военнослужащего не выдается. 

Военнослужащий, увольняемый с военной службы , на день исключения из списков личного состава воинской части возвращает сдаваемое вещевое имущество на вещевой склад воинской части и обеспечивается положенным вещевым имуществом личного пользования. 

До проведения с военнослужащим всех необходимых расчетов он из списков личного состава воинской части без его согласия не исключается. 

Как видно из материалов дела, командир войсковой части № обратился в Брянский гарнизонный военный суд с исковым заявлением от 28 мая 2018 года к Суслову С.М. о возмещении материального ущерба посредством привлечения его к полной материальной ответственности.

Перечень обстоятельств, при которых военнослужащие несут материальную ответственность в полном размере ущерба, предусмотрен ст. 5 этого Закона, в силу которой военнослужащий несет материальную ответственность в полном размере ущерба в случае, когда ущерб причинен, в том числе: военнослужащим, которому имущество было передано под отчет для хранения, перевозки, выдачи, пользования и других целей; в результате хищения, умышленных уничтожения, повреждения, порчи, незаконных расходования или использования имущества либо иных умышленных действий (бездействия) независимо от того, содержат ли они признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации.

Следовательно, невыполнение военнослужащим, уволенным с военной службы по вышеуказанным основаниям, требований о возврате пригодного к использованию вещевого имущества, срок носки которого не истек, либо инвентарного имущества, приводит к причинению ущерба, обязанность по возмещению которого у такого военнослужащего возникает в силу закона.

Согласно п. 1 и 3 ст. 6 Закона размер причиненного ущерба определяется по фактическим потерям, на основании данных учета имущества воинской части и исходя из цен, действующих в данной местности на день обнаружения ущерба, с учетом степени износа имущества по установленным на день обнаружения ущерба нормам.

В соответствии с п. 2 ст. 9 Закона в случае, когда причинивший ущерб военнослужащий уволен с военной службы и не был привлечен к материальной ответственности, взыскание с него ущерба производится судом по иску, предъявленному командиром (начальником) воинской части, в размере, установленном этим Законом.

Под ущербом, в соответствии со ст. 2 Закона, понимается утрата или повреждение имущества воинской части, расходы, которые воинская часть произвела либо должна произвести для восстановления, приобретения утраченного или поврежденного имущества, а также излишние денежные выплаты, произведенные воинской частью.

Согласно ст. 7 Закона командир (начальник) воинской части при обнаружении ущерба обязан назначить административное расследование для установления причин ущерба, его размера и виновных лиц.

Анализ приведенных норм позволяет прийти к выводу о том, что при разрешении вопроса о необходимости возврата военнослужащими,проходящими военную службу по контракту , на вещевой склад воинской части (в кладовую подразделения) вещевого имущества, командованию следует выяснять пригодность его к дальнейшему использованию по прямому назначению, если это имущество личного пользования, поскольку в противном случае оно возврату не подлежит, и в любом случае – при отсутствии этого имущества у военнослужащего – подлежит установлению факт его хищения, умышленных: уничтожения, повреждения, порчи, незаконных расходования или использования имущества, либо иных умышленных действий, а также причинно-следственной связи между его виновными действиями (бездействием) и прямым действительным ущербом, причиненным имуществу, находящемуся в федеральной собственности. При этом, обязанность по доказыванию этих обстоятельств, имеющих существенное значение для привлечения военнослужащего к материальной ответственности, возлагается законом на истца (ст. 56 ГПК РФ).

Между тем, как следует из материалов дела, доказательства, представленные стороной истца в обоснование своих исковых требований, лишь констатируют факт получения Сусловым С.М. предметов вещевого имущества личного пользования и инвентарного вещевого имущества в период прохождения им военной службы по контракту и его не сдачу тем на склад в связи с досрочным увольнением своенной службы , без выяснения причин этого.

Так, из представленных истцом в суд в обоснование иска к Суслову С.М. доказательств: 

— из выписки из приказа командира войсковой части № № от ДД.ММ.ГГГГ, параграф 9, усматривается, что ответчик Суслов С.М. поступил на военную службу по контракту с 13 июня 2017 года, зачислен в списки личного состава войсковой части № и на все виды довольствия и обеспечения, и назначен на воинскую должность;

— из копии выписки из приказа командира войсковой части № № от ДД.ММ.ГГГГ, параграф 9, усматривается, что ответчик Суслов С.М., уволенный приказом командующего Воздушно-десантными войсками (по личному составу) № от ДД.ММ.ГГГГ с военной службы в запас, как не выдержавший испытание (подпункт «е» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О статусе военнослужащих»), и с 20 октября 2017 года он исключен из списков личного состава названной воинской части и со всех видов обеспечения;

— из копии заключения по итогам административного расследования, за вх. № от 10 апреля 2018 года, проведенного начальником инженерной службы войсковой части № <данные изъяты> Долгановым И.А., видно, что им было проведено административное расследование по результатам проведенной проверки начальником вещевой службы <данные изъяты> Демидовым А.Ю. законности увольнения военнослужащих контрактной службы войсковой части №, из которого следует, что <данные изъяты> Демидовым А.Ю. лишь констатируется факт получения <данные изъяты> Сусловым С.М. на вещевом складе и количество предметов вещевого имущества личного пользования и инвентарного вещевого имущества на общую сумму 47 612 руб. 36 коп. и его не сдачи тем на склад в связи с досрочным увольнением, без выяснения причин этого. В нем же сделан вывод о том, что подобные нарушения стали возможными в виду недисциплинированности данного военнослужащего по сдаче на склад выданного ему вещевого имущества, срок носки которого не истек.

Предложено: на основании приказа Минобороны РФ № 345 от 1999 года «О мерах по выполнению в ВС РФ Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих»», ст. 133 Устава Внутренней службы РФ, — привлечь <данные изъяты> Суслова С.М. к полной материальной ответственности на сумму 47 612 руб. 36 коп. А начальнику вещевой службы – взять на контроль возмещение денежных средств и подготовить необходимые документы для рассмотрения данного расследования в суде;

— из копии рапорта от 7 апреля 2018 года начальника вещевой службы войсковой части № <данные изъяты> Демидова А.Ю. видно, что им в ходе проведения проверки законности увольнения с военной службы военнослужащих контрактной службы было выявлено, что <данные изъяты> Суслов С.М. не сдал на вещевой склад войсковой части № инвентарное вещевое имущество (ВКПО), которое подлежит сдаче на склад воинской части, в результате чего образовалась недостача вещевого имущества в количестве 20 наименований. В связи с этим он просит командира войсковой части № по данным обстоятельствам в отношении Суслова С.М. назначить служебное разбирательство (то есть – через 5, 5 месяцев после увольнения ответчика); 

— из справок-расчетов: № и № от 28 февраля 2018 года стоимости вещевого имущества личного пользования и инвентарного в отношении Суслова С.М. усматривается, что стоимость выданных тому в период прохождения военной службы предметов вещевого имущества, с учетом износа, составляет общую сумму 47 612 руб. 36 коп.;

— из копий: карточки учета материальных средств на имя Суслова С.М., требования — накладной от 9 июня 2017 года № и раздаточной ведомости № от 3 августа 2017 года следует, что <данные изъяты> Суслов С.М. на вещевом складе войсковой части № получил 20 наименований предметов инвентарного вещевого имущества и вещевого имущества личного пользования, с указанием его наименований, даты его получения на складе и подписей ответчика и воинского должностного лица о том. 

Затем, в ходе подготовки данного гражданского дела к судебному разбирательству судом были дополнительно истребованы у истца — командира войсковой части № письменные доказательства в обоснование иска: его размера и основания, и на данный запрос суда в качестве таковых от истца в суд поступили: 

— ходатайство ВрИО командира названной воинской части от 14 июня 2018 года, за исх. №, согласно которому им дополнительно сообщено суду о том, что при прохождении военной службы в названной воинской части Суслов С.М. был обеспечен инвентарным вещевым имуществом: одеждой и обувью. На день увольнения Суслова С.М. с военной службы срок носки выданного тому имущества не истек, и тот убыл к месту постоянного проживания вместе с инвентарным имуществом, которое необходимо было вернуть на склад воинской части на основании п. 25 постановления Правительства РФ от 22 июня 2006 года № 390, в количестве 20 наименований. В результате этого государству был причинен материальный ущерб в размере стоимости вышеуказанного имущества – в сумме 47612 руб. 36 коп. Указал, что Суслову С.М. было доведено в устной форме о сдаче вещевого инвентарного имущества при увольнении с военной службы . При увольнении Суслов С.М. обходной лист в строевую часть войсковой части № не сдал и убыл к месту постоянного проживания вместе с инвентарным имуществом. В дополнение к обоснованию своего иска истцом также были представлены суду дополнительно следующие документы: копия служебной характеристику на Суслова С.М. и копия листа беседы с Сусловым С.М.

— справка от 20 июня 2018 года, за исх. №, за подписью командира и начальника вещевой службы войсковой части №, согласно которой до настоящего времени бывший военнослужащий войсковой части № Суслов С.М. в вещевую службу не прибывал и имущество не сдавал. 19 октября 2017 года в вещевой службе тому была оформлена накладная № на сдачу вещевого имущества на склад части в связи с его увольнением из рядов ВС РФ. В конце года – 31 декабря 2017 года все документы были подшиты в дела и данная накладная (№ от 19 октября 2017 года) тоже была подшита, как неисполненный документ (отсутствуют подписи и отметки о сдаче указанного в накладной имущества);

— копия страниц книги регистрации первичных учетных документов по движению нефинансовых активов войсковой части №, согласно которым Суслову С.М., якобы, передан документ в виде накладной № от 19 октября 2017 года, однако, о ее получении тем (Сусловым С.М.) – его подпись о том в данном журнале — отсутствует;

— не подписанная Сусловым С.М. копия накладной № от 19 октября 2017 года — на сдачу тем вещевого имущества на склад части.

Однако, в вышеназванных представленных истцом в обоснование своего иска документах (изначально и в последующем) отсутствуют объективные доказательства, свидетельствующие о том, что Суслов С.М. виновно утратил или отказался возвратить выданное ему в личное пользование в период службы вещевое имущество, сроки носки которого не истекли (берет шерстяной, 3 шт. майки-тельняшки, 3 шт. фуфайки-тельняшки — на сумму 956 руб. 24 коп.) и 17-ти наименований предметов инвентарного вещевого имущества (ВКПО), выданных ему во временное пользование, — на сумму 46656 руб. 12 коп., а всего вещевого имущества – на общую сумму 47612 руб. 36 коп., либо умышленно привел его в состояние, при котором использование данного имущества невозможно.

Однако, вышеназванные представленные истцом в обоснование своего иска документы в качестве доказательств не содержат, в частности, сведений о том, получал ли ответчик Суслов С.М. инвентарное имущество новое или второй категории, что влияет на определение размера причиненного ущерба.

Также истец не представил суду данных и о том, является ли вещевое имущество личного пользования, ранее выданное Суслову С.М., срок носки которого не истек, пригодным к дальнейшему использованию по прямому назначению, поскольку в ином случае оно не подлежит возврату, а, следовательно, его несдача ответчиком Сусловым С.М. не может повлечь причинение ущерба федеральному имуществу.

Кроме того, из материалов дела не усматривается и истцом не представлено объективных доказательств надлежащего проведения соответствующего расследования, которым была бы установлена причина несдачи Сусловым С.М. названного вещевого имущества, а также доказательств, свидетельствующих о том, что ответчик утратил или отказался возвратить выданное ему в период прохождениявоенной службы инвентарное и вещевое имущество личного пользования, либо умышленно привел его в состояние, при котором использование имущества невозможно.

Суд считает необходимым отметить также следующее.

Согласно положению ст. 75 устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. № 1495, за состояние и сохранность военного имущества отвечает командир.

В силу п. 29 приказа Минобороны № 500 от 14 августа 2017 года «О вещевом обеспечении в Вооруженных Силах Российской Федерации на мирное время» военнослужащие снимаются с вещевого обеспечения на основании приказа командира воинской части.

Помимо этого, согласно п. 242 Руководства по войсковому (корабельному) хозяйству в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденного приказом Министра обороны Российской Федерации от 3 июня 2014 г. № 333 (далее – Руководство), должностные лица соединения (воинской части), осуществляющие хозяйственную деятельность, выполняют обязанности в соответствии с Уставом. Они обязаны, в том числе знать и доводить до подчиненных требования нормативных правовых актов по вопросам войскового (корабельного) хозяйства, руководствоваться ими в своей деятельности; организовывать хранение и сбережение материальных ценностей, принимать меры по предотвращению утрат материальных ценностей.

В силу п. 260 Руководства начальник вещевой службы соединения (воинской части), кроме выполнения обязанностей в соответствии с п. 242 Руководства, обязан также организовывать работу вещевого склада воинской части по приему, хранению и выдаче вещевого имущества.

Вместе с тем, имеющиеся в деле доказательства не позволяют однозначно утверждать, что ущерб в виде недостачи вещевого имущества произошел только ввиду недобросовестности ответчика Суслова С.М., а не в связи с отсутствием в воинской части должного контроля за предотвращением утрат материальных ценностей.

В частности, из материалов дела усматривается (из ходатайства ВрИО командира названной воинской части от 14 июня 2018 года, за исх. №), (л.д. 59-60), что при увольнении Суслов С.М. обходной лист в строевую часть войсковой части № не сдал и убыл к месту постоянного проживания вместе с инвентарным имуществом. 

Между тем такой лист является одним из доказательств, и мог бы подтвердить наличие или отсутствие у ответчика Суслова С.М. перед вещевой службой задолженности по полученному в период прохождения военной службы вещевому имуществу.

Вместе с тем материалы дела не содержат данного документа, что в свою очередь также свидетельствует о недоказанности истцом обстоятельств причинения Сусловым С.М. материального ущерба.

Исходя из изложенного, один лишь факт получения Сусловым С.М. вещевого имущества личного пользования и инвентарного и последующая его несдача при увольнении с военной службы — не могут являться достаточным основанием для привлечения ответчика Суслова С.М. к материальной ответственности, и истец должным образом не доказал обоснованность своих требований, поэтому военный суд находит данный иск командира войсковой части № к Суслову С.М. на сумму 47 612 руб. 36 коп. — необоснованным и не подлежащим удовлетворению.

Кроме того, из материалов дела усматривается, что в установленном Федеральным законом № 161-ФЗ от 12 июля 1999 года «О материальной ответственности военнослужащих» порядке обстоятельства и причины возникновения и причинения государству материального ущерба на сумму 47 612 руб. 36 коп., его размер и виновные в его причинении лица, степень вины Суслова С.М. в том и вид материальной ответственности, вопреки требованиям ч.5 ст. 6 и ч.2 ст. 7 Федерального закона, — никем из должностных лиц войсковой части № не устанавливались, в том числе и в ходе проведенного административного расследования начальником инженерной службы войсковой части № <данные изъяты> Долгановым И.А.

Сами же материалы дела, представленные истцом вместе с исковым заявлением в качестве приложения к нему, не содержат объективных данных, а также надлежащих материалов служебного расследования (разбирательства), актов ревизии, в которых бы объективно, достоверно и полно были бы установлены в порядке, регламентированном данным Федеральным законом, обстоятельства, причины возникновения и причинения государству материального ущерба в сумме 47 612 руб. 36 коп., и виновные в его причинении лица, объективные доказательства вины в том ответчика Суслова С.М., степень его вины в том. Не содержатся в них и объективные данные и о виде материальной ответственности для него. 

При этом, таких данных и доказательств этого, несмотря на предоставленную судом такую возможность, сторонами, в частности командиром войсковой части №, в судебное заседание так и не было представлено, в том числе и по неоднократным запросам суда о представлении в качестве письменных доказательств надлежащих и полных материалов служебного разбирательства (расследования) в отношении ответчика Суслова С.М. Таковых не установлено и не добыто и в ходе судебного разбирательства.

На основании изложенного, оценивая исследованные по делу доказательства, в их совокупности, при вышеизложенных обстоятельствах в данном конкретном случае суд находит необоснованными и несостоятельными доводы командира войсковой части № об обратном, содержащиеся в административном иске и в дополнительных письменных объяснениях к нему, поступивших в суд, заявленных им голословно, поскольку каких- либо объективных доказательств этого материалы дела не содержат, и таковых не установлено и не добыто в ходе судебного разбирательства по делу. Поскольку эти его доводы не основаны на материалах дела, то суд их отвергает и находит, что в данном конкретном случае при подаче иска в суд командиром войсковой части № не соблюдены правила подачи иска в суд – в части несоблюдения требований п. 5 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ, поскольку так и не были представлены истцом суду объективные письменные доказательства, подтверждающие непосредственное причинение Сусловым С.М. государству материального ущерба на сумму 47 612 руб. 36 коп. на момент увольнения ответчика в октябре 2017 года, и виновные в его причинении лица, а также степень их вины. Данные обстоятельства по делу являются недоказанными в порядке и по основаниям, установленными законом.

При этом, судом также установлена недоказанность в материалах данного дела наличия или отсутствия прямой причинно-следственной связи между действиями (бездействием) бывшего военнослужащего войсковой части № <данные изъяты> Суслова С.М. при исполнении им своих должностных и общих служебных обязанностей военнослужащего контрактной службы в период с 13 июня по 20 октября 2017 года и наступившими в связи с этим вредными последствиями в виде причинения государству материального ущерба в указанном в иске размере. Из материалов дела не усматривается также, является (являлся) ли Суслов С.М. прямым причинителем вреда.

Таким образом, каких-либо объективных доказательств вины ответчика Суслова С.М. в причинении государству материального ущерба на сумму 47612 руб. 36 коп. командиром войсковой части № в судебное заседание не представлено, их не добыто и не установлено в ходе судебного разбирательства.

При таких обстоятельствах суд не усматривает достаточных оснований для привлечения ответчика Суслова С.М. к материальной ответственности.

Поэтому, в связи с недоказанностью, иск командира войсковой части 54164 к бывшему военнослужащему контрактной службы названной воинской части рядовому запаса Суслову С.М. о возмещении материального ущерба в сумме 47612 руб. 36 коп. — суд находит необоснованным и не подлежащим удовлетворению.

Доводы истца о том, что ответчик Суслов С.М. был уволен с военной службы и исключен из списков личного состава части в октябре 2017 года, и что тот до настоящего времени не прибывает в вещевую службу и вещевое имущество не сдал, — являются несостоятельными, поскольку это не освобождает истца от представления доказательств, подтверждающих заявленные исковые требования.

Ссылка же истца на то, что ответчику доводилась информация о необходимости при увольнении с военной службы сдать выданное тому вещевое имущество, — не может являться объективным, достоверным и достаточным доказательством обоснованности требований о возврате спорного имущества или добровольном возмещении его стоимости в случае невозможности такого возврата, тем более, что по смыслу вышеприведенных нормативных положений закона требование о выплате денежной компенсации допустимо лишь при отсутствии возможности сдачи имущества в натуре.

Вопреки утверждению истца в исковом заявлении и в своих дополнительных письменных объяснениях к нему, представленные им в дело материалы административного расследования в виде заключения служебного разбирательства от 10 апреля 2018 года, рапорта должностных лиц воинской части и представленные справки-расчеты № № и 464 стоимости вещевого имущества, ранее выданного Суслову С.М., — не являются объективными и достаточными доказательствами обоснованности заявленных истцом к Суслову С.М. исковых требований, поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства, объективно свидетельствующие о том, что Суслов С.М. виновно утратил или отказался возвратить выданное ему в личное пользование в период военной службы вещевое имущество, сроки носки которого не истекли (берет шерстяной, 3 шт. майки-тельняшки, 3 шт. фуфайки-тельняшки — на сумму 956 руб. 24 коп.) и 17-ти наименований предметов инвентарного вещевого имущества (ВКПО), выданных ему во временное пользование, — на сумму 46656 руб. 12 коп., а всего вещевого имущества – на общую сумму 47612 руб. 36 коп., либо умышленно привел его в состояние, при котором использование данного имущества невозможно, то есть – не доказана его вина в том и причинно-следственная связь.

Руководствуясь ст. ст. 194198 ГПК РФ, военный суд, — 
 

р е ш и л:



В удовлетворении иска командира войсковой части № к бывшему военнослужащему контрактной службы названной воинской части <данные изъяты> Суслову С.М. о возмещении материального ущерба на сумму 47 612 руб. 36 коп. – отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский окружной военный суд через Брянский гарнизонный военный суд в течение одного месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Председательствующий: С.В. Коломоец

Вопрос: Здравствуйте, подскажите, пожалуйста, если увольняться по НУК, то обязан ли я выплачивать деньги за вещевое имущество?

Ответ:

Основными руководящими документами, определяющими порядок вещевого обеспечения являются:

1. Федеральный закон «О статусе военнослужащего». Статья 14. Продовольственное и вещевое обеспечение, торгово-бытовое обслуживание военнослужащих.

2. Постановление Правительства РФ № 390 от 22 июня 2006 г. «О вещевом обеспечении в федеральных органах исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, в мирное время», в редакции Постановления Правительства РФ 1135 от 04.11.2016 г. «О внесении изменений в нормы снабжения вещевым имуществом военнослужащих в мирное время».

3. Приказ Министра обороны РФ от 14.08.2017 № 500 «О вещевом обеспечении в Вооруженных Силах Российской Федерации на мирное время».

В случае увольнения военнослужащего с военной службы по «НЕГАТИВНЫМ» статьям увольнения — предметы вещевого имущества личного пользования, срок носки (эксплуатации) которых не истёк, в личную собственность военнослужащих не переходят.

Но это не означает, что Вы обязаны оплачивать в финансовый орган, обслуживающий Вашу воинскую часть, денежные средства за остаточную стоимость данных предметов. Обращаю Ваше внимание, на «ОСТАТОЧНУЮ СТОИМОСТЬ», а не «ПОЛНУЮ СТОИМОСТЬ».

Начальнику вещевой службы в/ч 00000

Рапорт

о сдаче предметов вещевого имущества личного пользования

Прошу Вас принять на вещевой склад части выданные мне предметы вещевого имущества личного пользования, срок носки которых не истёк, в связи с моим увольнением с военной службы в запас по статье 51 пункт 2 подпункт «в» Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (невыполнение условий контракта).

Вещевое имущество прошу принять в соответствии со статьей 25 Постановления Правительства Российской Федерации № 390 от 22 июня 2006 г. «О вещевом обеспечении в федеральных органах исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, в мирное время».

пункт 25, вещевое имущество, за исключением расходных материалов, передается во владение и безвозмездное пользование военнослужащим с момента его получения.

Возврату подлежит:

— вещевое имущество личного пользования, срок носки которого не истек, выданное военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, в случае их увольнения с военной службы по основаниям, предусмотренным подпунктами «д» — «з» пункта 1 и подпунктами «в»-«е.2″пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе».

                        Инженер группы РиР ПНК в/ч 00000

«___»_________ 2018 год                                                                                                                                                                                                капитан (подпись) Иванов И.И.

Согласно Постановлению Правительства РФ № 390 от 22.06.2006 г. «О вещевом обеспечении в федеральных органах исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, в мирное время» пункту 25, вещевое имущество, за исключением расходных материалов, передается во владение и безвозмездное пользование военнослужащим с момента его получения.

Возврату подлежит:

— вещевое имущество личного пользования, выданное военнослужащим, проходящим военную службу по призыву;

— вещевое имущество личного пользования, срок носки которого не истек, выданное военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, в случае их увольнения с военной службы по основаниям, предусмотренным подпунктами «д» — «з» пункта 1 и подпунктами «в»-«е.2″пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»;

(Исключение: Пункт 30 Приказа Министра обороны РФ от 14.08.2017 № 500 «О вещевом обеспечении в Вооруженных Силах Российской Федерации на мирное время». Вещевое имущество личного пользования, изготовленное по индивидуальным заказам на специализированных предприятиях (в ателье) на вещевой склад воинской части не принимается).

Порядок дальнейшего использования сданного вещевого имущества определяется Министерством обороны Российской Федерации и федеральными органами исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба.

Вещевое имущество личного пользования военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, срок носки которого не истек, не пригодное к дальнейшему использованию по прямому назначению, возврату не подлежит. Что же подразумевает это требование?

Разъясняю, что в соответствии с пунктом 26 того же Постановления, военнослужащие, которым передано во владение и безвозмездное пользование вещевое имущество, обязаны поддерживать его в исправном состоянии и принимать все меры по предотвращению его повреждения или утраты.

Военнослужащие пользуются вещевым имуществом в соответствии с его функциональным предназначением.

Отсюда следует, что качественное состояние предмета вещевого имущества сдаваемого на вещевой склад части с не истёкшим сроком носки (эксплуатации), должно соответствовать времени нахождения его в пользовании и использованию по прямому назначению.

В соответствии с пунктом 29 Постановления, военнослужащие, причинившие по своей вине повреждение имуществу и техническим средствам вещевой службы, привлекаются к материальной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Под повреждением имущества и технических средств вещевой службы понимается изменение их качественного состояния, повлекшее невозможность дальнейшего использования по прямому назначению.

Соответственно если же Вы сдаёте на вещевой склад части Костюм повседневный (в народе — офисный) (срок носки которого 2 года) в состоянии — рваный, выцветший или куртка и брюки разных размеров (это некомплект, такие случаи бывают, когда военные живут в общежитии или казармах), полученный в феврале 2018 года, право, на получение которого возникло в ноябре 2017 года, то такой костюм начальник склада у Вас обоснованно не примет.

Как Вам всем известно, срок носки предметов вещевого имущества личного пользования исчисляется с даты наступления права на получение данного предмета.

В этом случае начальник вещевой службы предложит Вам добровольно оплатить остаточную стоимость данного предмета через обслуживающий финансовый орган. Оплата производится на основании рапорта военнослужащего, справки-расчёт на оплату остаточной стоимости предметов и приказа командира части (по строевой части) об оплате. Остаточная стоимость рассчитывается пропорционально времени нахождения предмета в пользовании военнослужащего.

Также военнослужащий имеет право по своему желанию оставить в личную собственность такие предметы, изъявив это желание, подав установленным порядком, рапорт командиру воинской части.

Командиру в/ч 00000

Рапорт

на оплату остаточной стоимости предметов вещевого имущества личного пользования

Прошу Вашего разрешения на оплату остаточной стоимости выданных мне предметов вещевого имущества личного пользования, срок носки которых не истёк, в связи с моим увольнением с военной службы в запас по статье 51 пункт 2 подпункт «в» Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (невыполнение условий контракта):

1. Костюм повседневный с длинными рукавами — 1 к-т.

2. Футболка х/б с короткими рукавами — 1 шт.

                              Инженер группы РиР ПНК в/ч 00000

«___»_________ 2018 год                                                                                                                                                                                                  капитан (подпись) Иванов И.И.

Скачать: Образец Приказа командира в/ч на оплату остаточной стоимости вещевого имущества личного пользования

Скачать: Образец справки-расчёт на оплату остаточной стоимости вещевого имущества личного пользования

Также следует знать, что согласно пункту 27 Постановления, вещевое имущество личного пользования, выданное военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, переходит в их собственность по окончании срока его носки.

Положенное по нормам снабжения вещевое имущество личного пользования, не выданное военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, либо не полученное ими в период времени, в течение которого оно должно было находиться во владении и безвозмездном пользовании, переходит в собственность этих военнослужащих с момента получения этого имущества.

Соответственно если же Вы подлежите увольнению с военной службы по НУК в апреле 2018 года, то Костюм повседневный (срок носки которого 2 года), полученный фактически в феврале 2018 года, право, на получение которого возникло в ноябре 2015 года, то такой костюм переходит в Вашу личную собственность с момента получения, не зависимо от статьи увольнения. Ни о какой оплате в этом случае речь идти не может.

==ВАЖНО==

Часто случается, что военнослужащего увольняемого по НУК не обеспечивают положенными ему предметами вещевого имущества личного пользования.

Данных военнослужащих обязаны обеспечить предметами вещевого имущества личного пользования, положенными им по нормам снабжения, не полученными ими ранее в период времени, в течение которого они должны были находиться во владении и безвозмездном пользовании, т.к. они переходят в собственность этих военнослужащих с момента получения этих предметов вещевого имущества. 

ДЕНЕЖНАЯ КОМПЕНСАЦИЯ ЗА НЕПОЛУЧЕННОЕ ВЕЩЕВОЕ ИМУЩЕСТВО — НЕ ВЫПЛАЧИВАЕТСЯ ПРИ УВОЛЬНЕНИИ ПО НУК.

Пример: Военнослужащего увольняют по НУК, исключение из списков личного состава части 01.06.2018 года. Футболки положены 3 штуки на 1 год, с 01.02.2017 года (П/02.17 — запись в карточке ф.45). Ранее футболки не были получены, но если бы военнослужащий их получил, то срок носки вышел бы и предметы перешли бы в личную собственность военнослужащего. Соответственно эти предметы при увольнении по НУК обязаны выдать военнослужащему. А вот со следующими футболками, которые положены с 01.02.2018 года (П/02.18 — запись в карточке ф.45) дело обстоит иначе: если они они уже получены — либо подлежат сдаче на склад, либо оплате остаточной стоимости установленным порядком; если не получал — последствий никаких нет.

УГЛОВОЙ ШТАМП
 

Решения судов: 

Р Е Ш Е Н И Е (командование в/ч, военный прокурор не смогли взыскать сумму ущерба с бывшего военнослужащего)

именем российской федерации

Курский гарнизонный военный суд в составе: председательствующего – судьи Фролова С.П., при секретаре ФИО2, в открытом судебном заседании в помещении суда, рассмотрев гражданское дело по исковому заявлению военного прокурора – войсковая часть 44662, поданному в защиту интересов государства в лице войсковой части 63354, к бывшему военнослужащему этой же войсковой части младшему сержанту запаса ФИО1 о взыскании материального ущерба,

установил:

Военный прокурор – войсковая часть 44662 обратился в военный суд с иском, в защиту интересов государства в лице войсковой части 63354, в котором указывает, что ФИО4 досрочно уволенный с военной службы в запас в связи с невыполнением им условий контракта, не сдал вещевое имущество, срок носки которого не истек, в связи с чем войсковой части причинен материальный ущерб, а потому военный прокурор просит суд взыскать с ФИО1 в пользу войсковой части 21 906 рублей 52 копейки.

Прокурор, истец — войсковая часть 63354 и третье лицо — ФКУ «УФО МО РФ по <адрес> — Алания» и ответчик ФИО4, надлежащим образом уведомленные о дате, времени и месте судебного заседания, в суд не прибыли, а потому дело рассмотрено в их отсутствие.

Исследовав доказательства, суд приходит к следующим выводам.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 161-ФЗ «О материальной ответственности военнослужащих» военнослужащие несут материальную ответственность в полном размере ущерба в случаях, когда ущерб причинен военнослужащим, которому имущество было передано под отчет для хранения, перевозки, выдачи, пользования и других целей, а также случаи причинения ущерба в результате хищения, умышленных уничтожения, повреждения, порчи, незаконных расходования или использования имущества либо иных умышленных действий (бездействия).

Под ущербом в силу статьи 2 указанного Федерального закона понимается утрата или повреждение имущества воинской части, расходы, которые воинская часть произвела либо должна произвести для восстановления, приобретения утраченного или поврежденного имущества, а также излишние денежные выплаты, произведенные воинской частью.

 Согласно п. 1 ст. 3 того же Федерального закона военнослужащие несут материальную ответственность только за причиненный по их вине реальный ущерб.

В силу п. 25 Правил владения, пользования и распоряжения вещевым имуществом, а также банно-прачечного обслуживания в мирное время, утвержденных постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ № (далее — Правила) вещевое имущество, за исключением расходных материалов, передается во владение и безвозмездное пользование военнослужащим с момента его получения.

Этим же пунктом Правил предусмотрено, что вещевое имущество личного пользования, срок носки которого не истек, выданное военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, в случае их увольнения с военной службы в связи с невыполнением условий контракта подлежит возврату.

 Вещевое имущество личного пользования военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, срок носки которого не истек, не пригодное к дальнейшему использованию по прямому назначению, возврату не подлежит.

 Учитывая вышеизложенное, выданное военнослужащему вещевое имущество, срок носки которого не истек, подлежит возврату, причем лишь в том случае, если оно пригодно к дальнейшему использованию по прямому назначению.

В соответствии с приведенными правовыми нормами необходимыми условиями для привлечения военнослужащего к материальной ответственности являются: наличие реального ущерба (в данном случае факт утраты или отказа от возврата вещевого имущества, выданного ответчику, его умышленная порча или уничтожение), вина последнего в причинении данного ущерба, а также причинной связи между его действиями (бездействием) и причиненным ущербом. При этом обязанность по доказыванию этих обстоятельств, имеющих существенное значение для привлечения военнослужащего к материальной ответственности, возлагается законом на истца.

 Из выписки из приказа командира войсковой части 63354 от ДД.ММ.ГГГГ № усматривается, что ФИО4 уволен с военной службы в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта, то есть по основанию, предусмотренному подпунктом «в» пункта 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе».

Согласно выписки из приказа командира войсковой части 63354 от ДД.ММ.ГГГГ ФИО4 с ДД.ММ.ГГГГ, исключен из списков личного состава части с ДД.ММ.ГГГГ.
Из справки-расчета №, выданной начальником вещевой службы, следует, что по ряду предметов вещевого имущества, выданного ФИО1, на момент исключения из списков личного состава не истек установленный срок носки, а также не возвращено инвентарное вещевое имущество.

Вместе с тем, из материалов дела усматривается, что при исключении из списков личного состава части в связи с увольнением с военной службы с ответчиком произведен окончательный расчет, при этом, какие-либо доказательства, подтверждающие, что ФИО4 утратил или отказался возвратить выданное ему в период службы вещевое имущество личного пользования, либо умышленно привел его в состояние, при котором использование имущества невозможно, истцом не представлены.

Проведенным административным расследованием данные обстоятельства также не установлены.

Таким образом, поскольку истцом не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что ФИО4 утратил или отказался возвратить выданное ему в период службы вещевое имущество личного пользования, либо умышленно привел его в состояние, при котором использование имущества невозможно, суд приходит к выводу, что достаточных оснований для привлечения ФИО1 к материальной ответственности не имеется, следовательно, в удовлетворении предъявленного к нему иска о взыскании стоимости выданных ему предметов вещевого имущества, срок носки которых не истек, надлежит отказать.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194 – 199 ГПК РФ, военный суд

решил:

В удовлетворении искового заявления военного прокурора – войсковая часть 44662, поданного в защиту интересов государства в лице войсковой части 63354, о взыскании с ФИО1 материального ущерба, отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский окружной военный суд через Курский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня его принятия судом в окончательной форме.

Председательствующий по делу С.П. Фролов


Заочное


Решение (взыскали сумму ущерба с военнослужащего)


Именем Российской Федерации

19 октября 2017 года город Саратов

Саратовский гарнизонный военный суд в составе:

председательствующего Макарова С.С.,

при секретаре – Игнатьковой В.М.,

с участием представителя истца: командира войсковой части

<данные изъяты> – Моисеевой Н.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в порядке заочного производства гражданское дело по исковому заявлению командира войсковой части

<данные изъяты> к бывшему военнослужащему войсковой части

<данные изъяты> Назаренко Алексею Алексеевичу о взыскании стоимости предметов вещевого имущества личного пользования,

УСТАНОВИЛ:

Командир войсковой части <данные изъяты> обратился в военный суд с исковым заявлением, в котором указал, что Назаренко А.А. проходил военную службу по контракту в войсковой части

<данные изъяты> и был уволен с военной службы по основанию, предусмотренному пп. «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», то есть в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта.

Вместе с тем, в нарушение требований Постановления Правительства Российской Федерации от 22 июня 2006 года № 390 «О вещевом обеспечении в федеральных органах исполнительной власти и федеральных государственных органах, в которых Федеральным законом предусмотрена военная служба, в мирное время» и приказа Министра обороны Российской Федерации от 14 августа 2017 года № 500 «О вещевом обеспечении в Вооруженных Силах Российской Федерации на мирное время» Назаренко А.А. числящееся за ним вещевое имущество воинской части не возвратил, его стоимость на общую сумму в размере 748 рублей 80 копеек не возместил, в результате чего за ним образовалась задолженность на указанную сумму.

На основании изложенного истец просит взыскать с Назаренко А.А. в пользу войсковой части

<данные изъяты> через Федеральное казенное учреждение «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по <адрес>» (далее по тексту – ФКУ «УФО МО РФ по <адрес>») причиненный материальный ущерб в размере 748 рублей 80 копеек.

 В судебном заседании представитель командира войсковой части

<данные изъяты> – Моисеева Н.С. исковые требования поддержала в полном объеме и просила суд взыскать с Назаренко А.А. в пользу войсковой части <данные изъяты> причиненный материальный ущерб в размере 748 рублей 80 копеек путем зачисления данной суммы в ФКУ «УФО МО РФ по <адрес>».

 К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено ФКУ «УФО МО РФ по <адрес>», руководитель которого был надлежащим образом извещен о времени и месте судебного заседания и просил рассмотреть дело без его участия.

Ответчик Назаренко А.А., надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного заседания, в суд не прибыл, о причинах неявки суду не сообщил и о рассмотрении дела в его отсутствие не просил, в связи с чем, в соответствии со ст.ст. 167 и 233 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее ГПК Российской Федерации) дело было рассмотрено в порядке заочного производства.

Выслушав объяснения представителя истца и исследовав имеющиеся в материалах дела доказательства, суд приходит к следующим выводам.

Согласно выписке из приказа командира войсковой части <данные изъяты> Назаренко А.А. досрочно уволен с военной службы в запас в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта (пп. «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»).

На основании приказа командира войсковой части <данные изъяты> Назаренко А.А. с ДД.ММ.ГГГГ исключен из списков личного состава воинской части.

В соответствии со ст.ст. 5 и 9 Федерального закона от 12 июля 1999 года № 161-ФЗ «О материальной ответственности военнослужащих» военнослужащие несут материальную ответственность в полном размере ущерба в случаях, когда ущерб причинен военнослужащим, которому имущество было передано под отчет для хранения, перевозки, выдачи, пользования и других целей. В случае, когда причинивший ущерб военнослужащий уволен с военной службы и не был привлечен к материальной ответственности, взыскание с него производится судом по иску, предъявленному командиром воинской части, в размере, установленном настоящим Федеральным законом.В силу п. 25 Правил владения, пользования и распоряжения вещевым имуществом, а также банно-прачечного обслуживания в мирное время, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 22 июня 2006 года № 390, вещевое имущество, за исключением расходных материалов, передается во владение и безвозмездное пользование военнослужащим с момента его получения. Однако в случае увольнения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, по основаниям, предусмотренным подпунктами «д» — «з» пункта 1 и подпунктами «в» — «е(2)» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» вещевое имущество личного пользования, срок носки которого не истек, выданное военнослужащим, подлежит возврату. Возврату подлежит также инвентарное имущество, за исключением отдельных предметов, предусмотренных нормами снабжения.

 Как установлено в судебном заседании, Назаренко А.А. в период прохождения военной службы было получено вещевое имущество в пользование, и на момент исключения из списков личного состава воинской части им не было сдано 2 наименования предметов вещевого имущества личного пользования на сумму 748 рублей 80 копеек, которое подлежало возврату в связи с его досрочным увольнением по рассматриваемому основанию.

Указанные обстоятельства подтверждаются копией требования-накладной №, а также справкой-расчетом начальника вещевой службы войсковой части <данные изъяты>.

Таким образом, поскольку ответчик был уволен с военной службы по основанию, предусмотренному пп. «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», и не возвратил войсковой части <данные изъяты> выданное вещевое имущество, то требование командира данной воинской части к Назаренко А.А. о привлечении к полной материальной ответственности и взыскании стоимости данного имущества, является обоснованным.

Как следует из представленных в суд доказательств, войсковая часть
<данные изъяты> состоит на финансовом обеспечении в ФКУ «УФО МО РФ по <адрес>».

Учитывая изложенное, суд приходит к выводу, что исковое заявление командира войсковой части <данные изъяты> к Назаренко А.А. подлежит удовлетворению, в связи с чем, считает необходимым взыскать с последнего в пользу названной воинской части стоимость предметов вещевого имущества в размере 748 рублей 80 копеек путем зачисления указанной суммы в ФКУ «УФО МО РФ по <дрес>».

Согласно пп. 19 п. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации (далее НК Российской Федерации) командир войсковой части <данные изъяты> был освобожден от уплаты государственной пошлины при подаче рассматриваемого искового заявления.

В соответствии со ст. 103 ГПК Российской Федерации издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Поскольку суд удовлетворяет исковые требования истца, государственная пошлина, от уплаты которой истец освобожден, подлежит взысканию с ответчика.

Таким образом, в соответствии с п. 19 ч. 1 ст. 333.19 НК Российской Федерации ч. 2, ст. 103 ГПК Российской Федерации и п. 2 ст. 61.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации государственная пошлина по данному делу в размере 400 рублей подлежит взысканию с Назаренко А.А. в доход бюджета муниципального образования «<адрес>».
Руководствуясь ст. ст. 194-198 и 235 ГПК Российской Федерации, военный суд,

РЕШИЛ:
Исковое заявление командира войсковой части <данные изъяты> к бывшему военнослужащему войсковой части <данные изъяты> Назаренко Алексею Алексеевичу о взыскании стоимости предметов вещевого имущества личного пользования – удовлетворить.  

Взыскать с Назаренко Алексея Алексеевича в пользу войсковой части
<данные изъяты> причиненный материальный ущерб в размере 748 (семьсот сорок восемь) рублей 80 копеек через Федеральное казенное учреждение «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по <адрес>».

Взыскать с Назаренко Алексея Алексеевича в доход бюджета муниципального образования «<адрес>» государственную пошлину в размере 400 (четыреста) рублей, от уплаты которой истец был освобожден.

Ответчик вправе подать в Саратовский гарнизонный военный суд заявление об отмене решения суда в течение 7 дней со дня вручения ему копии решения.

Заочное решение суда может быть обжаловано сторонами также в апелляционном порядке в Приволжский окружной военный суд в течение месяца по истечении срока подачи ответчиком заявления об отмене этого решения суда, а в случае, если такое заявление подано, — в течение месяца со дня вынесения определения суда об отказе в удовлетворении этого заявления.

Председательствующий:


Р Е Ш Е Н И Е (командование в/ч не смогло взыскать сумму ущерба с бывшего военнослужащего)


ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
6 октября 2017 года г. Екатеринбург
Екатеринбургский гарнизонный военный суд в составе:

председательствующего – судьи Палеева А.П.,
при секретаре судебного заседания – Спеваке В.А.,

с участием представителя истца – командира войсковой части № – Григорчука Р.В., представителя ответчика Крутикова М.В. – адвоката Путинцевой С.В., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении военного суда гражданское дело, возбужденное по иску командира войсковой части № к бывшему военнослужащему этой воинской части <данные изъяты> Крутикову М.В. о взыскании материального ущерба в сумме 48862 рубля 50 копеек,

установил:
командир войсковой части № через своего представителя обратился в суд с иском к бывшему военнослужащему этой воинской части <данные изъяты> Крутикову М.В. о взыскании материального ущерба в сумме 48862 рубля 50 копеек, в обоснование которого указал, что Крутиков с 1 апреля 2015 года проходил военную службу по контракту в войсковой части № и в период ее прохождения на основании раздаточных ведомостей материальных ценностей №№ №, №, №, №, №, №, № и № обеспечивался положенным вещевым имуществом личного пользования. Приказом командира войсковой части № от 8 июля 2016 года Крутиков уволен с военной службы с зачислением в запас в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта по подпункту «в» пункта 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» и с 31 июля 2016 года исключен из списков личного состава воинской части. После увольнения с военной службы Крутиков полученное им вещевое имущество личного пользования, срок носки которого к моменту исключения его из списков личного состава воинской части не истек, установленным порядком не вернул, его остаточную стоимость, исчисленную пропорционально оставшемуся до истечения установленного срока носки, в размере 48862 рубля 50 копеек не возместил, что повлекло утрату военного имущества войсковой части №.
В этой связи ссылаясь на положения ч. 2 ст. 1, ст. 5 Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих», ч. 1 ст. 28 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и п. 25 Правил владения, пользования и распоряжения вещевым имуществом, а также банно-прачечного обслуживания в мирное время, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 июня 2006 года № 390, командир войсковой части № просил взыскать с Крутикова сумму причиненного материального ущерба в размере 48862 рубля 50 копеек.

Представитель истца – командира войсковой части № – Григорчук в судебном заседании исковые требования поддержал и настаивал на их удовлетворении по доводам, изложенным в исковом заявлении.

Представитель ответчика Крутикова – Путинцева исковые требования командира войсковой части № не признала, возражала против их удовлетворения и в обоснование своих возражений пояснила, что истцом не представлено доказательств предъявления ответчику перед увольнением с военной службы требования о возврате вещевого имущества, срок носки которого не истек, а также доказательств причинения ущерба войсковой части намеренными действиями ответчика.

Выслушав представителей истца и ответчика, исследовав представленные доказательства и оценив их в совокупности, суд приходит к следующим выводам.

Согласно выписки из приказа командира войсковой части № от 13 апреля 2015 года № (по строевой части), рядовой Крутиков с 1 апреля 2015 года зачислен в списки личного состава названной воинской части и поставлен на все виды обеспечения.

Как усматривается из карточки учета материальных ценностей личного пользования №№ и раздаточных ведомостей №№ №, №, №, №, №, №, № и №, Крутиков в период прохождения военной службы в войсковой части № обеспечивался вещевым имуществом личного пользования.

В соответствии с выпиской из приказа командира <данные изъяты> (по личному составу) от 8 июля 2016 года №, Крутиков досрочно уволен с военной службы в запас в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта по подпункту «в» ч. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», а согласно выписки из приказа командира войсковой части № № (по строевой части), Крутиков с 31 июля 2016 года исключен из списков личного состава воинской части и всех видов обеспечения.  

Из заключения по материалам административного расследования от 25 августа 2017 года и приложенных к нему объяснений старшины роты связи и начальника <данные изъяты> от этой же даты следует, что Крутиков был предупрежден о необходимости сдать вещевое имущество, однако после увольнения с военной службы в воинской части не появлялся, на телефонные звонки не отвечал, до настоящего времени за вещевое имущество не отчитался.

Как видно из справки-расчета №, общая остаточная стоимость выданного Крутикову и не сданного в вещевую службу войсковой части № вещевого имущества личного пользования, срок носки которого к моменту его увольнения не истек, составляет 48862 рубля 50 копеек.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 12 июля 1999 года № 161-ФЗ «О материальной ответственности военнослужащих», военнослужащие несут материальную ответственность в полном размере ущерба в случаях, когда ущерб причинен военнослужащим, которому имущество было передано под отчет для хранения, перевозки, выдачи, пользования и других целей, а также в случае причинения ущерба в результате хищения, умышленных уничтожения, повреждения, порчи, незаконных расходования или использования имущества либо иных умышленных действий (бездействия).

Как следует из ст. 2 названного Федерального закона, под ущербом следует понимать утрату или повреждение имущества воинской части, расходы, которые воинская часть произвела либо должна произвести для восстановления, приобретения утраченного или поврежденного имущества, а также излишние денежные выплаты, произведенные воинской частью.

Пункт 1 ст. 3 указанного закона предусматривает материальную ответственность военнослужащих только за реальный ущерб, причиненный по их вине.   

Согласно п. 2 ст. 14 Федерального закона «О статусе военнослужащих» от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ, военнослужащие, граждане, призванные на военные сборы, обеспечиваются вещевым имуществом в зависимости от условий прохождения военной службы, военных сборов по нормам и в сроки, которые устанавливаются Правительством Российской Федерации, в порядке, определяемом Министерством обороны Российской Федерации (иным федеральным органом исполнительной власти или федеральным государственным органом, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба). Порядок владения, пользования и распоряжения вещевым имуществом определяется Правительством Российской Федерации.

Из п. 25 утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 июня 2006 года №390 Правил владения, пользования и распоряжения вещевым имуществом, а также банно-прачечного обслуживания в мирное время (далее Правила), следует, что вещевое имущество, за исключением расходных материалов, передается во владение и безвозмездное пользование военнослужащим с момента его получения.

При этом, выданное военнослужащим, проходящим военную службу по контракту вещевое имущество личного пользования, срок носки которого не истек, подлежит возврату в случае их увольнения с военной службы по основаниям, предусмотренным подпунктами «д» — «з» пункта 1 и подпунктами «в» — «е(2)» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе». Также подлежит возврату инвентарное имущество, за исключением отдельных предметов, предусмотренных нормами снабжения.

Порядок дальнейшего использования сданного вещевого имущества определяется Министерством обороны Российской Федерации и федеральными органами исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба.
Вещевое имущество личного пользования военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, срок носки которого не истек, не пригодное к дальнейшему использованию по прямому назначению, возврату не подлежит.

Исходя из требований, содержащихся в вышеприведенных Правилах, Крутикову, досрочно уволенному с военной службы по подпункту «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона о воинской обязанности и военной службе» от 28 марта 1998 года №53, действительно, надлежало возвратить пригодное для дальнейшего использования по прямому назначению вещевое имущество личного пользования, срок носки которого не истек к моменту его увольнения с военной службы.  

Вместе с тем, необходимыми условиями для привлечения Крутикова к материальной ответственности являются наличие реального ущерба, его вина в причинении данного ущерба и причинная связь между его действиями (бездействием) и причиненным ущербом. Обязанность по доказыванию данных обстоятельств возложена законом на истца.

В то же время, истцом не представлено необходимых и достаточных доказательств предъявления к ответчику перед увольнением с военной службы требования о сдаче вещевого имущества, а также сведений о намеренном незаконном удержании этого имущества, его умышленной порче или уничтожении. Кроме того, как видно из приказа командира войсковой части № от 28 июля 2016 года № (по строевой части), Крутиков сдал дела и должность с 8 июля 2016 года, а исключен из списков личного состава воинской части лишь 31 июля 2016 года, что свидетельствует, исходя из содержания названного приказа, о предоставлении ему перед исключением из списков личного состава части отпуска, пропорционально прослуженному времени и, в свою очередь, об отсутствии к нему претензий, связанных с прекращением военно-служебных отношений. Помимо этого, командованием войсковой части № после увольнения Крутикова с военной службы в июле 2016 года более одного года не предпринималось каких-либо действий по истребованию у ответчика вещевого имущества, а административное расследование по факту не сдачи Крутиковым вещевого имущества проведено лишь в августе 2017 года также по прошествии длительного времени после увольнения и исключения ответчика из списков личного состава воинской части.

В данной связи суд приходит к выводу, что в удовлетворении иска командира войсковой части № к бывшему военнослужащему этой части Крутикову М.В. надлежит отказать, поскольку совокупностью представленных в обоснование иска и исследованных судом доказательств вина Крутикова в причинении материального ущерба не доказана, а указание в заключении по материалам административного расследования и приложенных к нему объяснениях должностных лиц воинской части на проведение с ним устной беседы с разъяснением необходимости сдать перед увольнением вещевое имущество не может служить достоверным и достаточным доказательством, подтверждающим это обстоятельство. Иных доказательств в силу ст. 56 ГПК РФ о вине ответчика истцом в суд не представлено.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 3, 5, 9 Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих», ст.ст. 194, 197, 198, 199 ГПК РФ, военный суд

решил:

в удовлетворении требований командира войсковой части № к бывшему военнослужащему этой воинской части <данные изъяты> Крутикову М.В. о взыскании материального ущерба в сумме 48862 рубля 50 копеек – отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Уральский окружной военный суд, через Екатеринбургский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме с 11 октября 2017 года.
Председательствующий по делу:  

судья Екатеринбургского  

гарнизонного военного суда А.П. Палеев

Категория вещевого имущества не может использоваться при определении размера причиненного военнослужащим материального ущерба, поскольку она не отражает степень его износа и не учитывается при ведении бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности.

Военный прокурор 301 военной прокуратуры гарнизона, действуя в защиту интересов Российской Федерации, предъявил в суд иск о взыскании с О. в доход федерального бюджета 35 287 рублей 88 копеек в счет возмещения материального ущерба, причиненного в результате отказа возвратить войсковой части 64044 вещевое имущество с не истекшим сроком носки при увольнении с военной службы в связи с невыполнением условий контракта.

В частичное удовлетворение иска Воркутинский гарнизонный военный суд взыскал с О. 18 518 руб. 96 коп., а также судебные расходы в размере 740 руб. 76 коп. При определении размера ущерба суд учел степень износа невозвращенного имущества в зависимости от фактического срока пользования ответчиком предметами обмундирования, но не привел в решении нормативного обоснования примененного им расчета износа.

Окружной военный суд оставил решение без изменения, но восполнил имеющийся в нем недостаток следующим указанием в апелляционном определении.

Согласно исковому заявлению размер причиненного ущерба был определен истцом по данным бухгалтерского учета об отнесении имущества к определенной категории.

Однако категория имущества не может использоваться при определении размера причиненного ущерба, поскольку она не отражает степень его износа и не учитывается при ведении бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности.

В соответствии с приказом Министра обороны РФ от 5 декабря 1998 года № 543 «О применении в Вооруженных Силах Российской федерации Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации» бухгалтерский учет и отчетность в Вооруженных Силах РФ ведется в соответствии с названным Положением, утвержденным приказом Министра финансов РФ от 29 июля 1998 года № 34 н.

В пунктах 48, 49 данного Положения указано, что основные средства отражаются в бухгалтерском балансе по остаточной стоимости, т.е. по фактическим затратам их приобретения, сооружения и изготовления за вычетом суммы начисленной амортизации, которая осуществляется в отчетном периоде одним из установленных способов, в том числе линейным способом.

По общему правилу, сформулированному в пункте 85 «Инструкции по применению единого плана счетов бухгалтерского учета для государственных органов власти (государственных органов, органов местного самоуправления, органов управления государственными внебюджетными фондами, государственных академий наук, государственных (муниципальных) учреждений», утвержденной приказом Министра финансов РФ от 1 декабря 2010 года № 157 н, линейный способ применяется в расчетах годовой суммы амортизации имущества, исходя из его балансовой стоимости и нормы амортизации, исчисленной исходя из срока его полезного использования. При этом амортизация начисляется ежемесячно в размере 1/12 годовой суммы в течение срока полезного использования.

Исходя из того, что Федеральный закон «О материальной ответственности военнослужащих» не раскрывает механизм определения степени износа, а в нормативных правовых актах Министерства обороны РФ, касающихся хозяйственной деятельности воинских частей и учреждений, и ведения бухгалтерского учета, он не установлен, суд первой инстанции фактически применил предусмотренный приказом Министра финансов РФ от 1 декабря 2010 года № 157н линейный способ начисления амортизации в целях определения размера ущерба с учетом степени износа предметов вещевого имущества, невозвращенных О.

Поскольку приведенный в решении расчет степени износа вещевого имущества отвечал требованиям указанных нормативных правовых актов, окружной военный суд признал обоснованным вывод суда первой инстанции о размере материального ущерба, подлежащего возмещению ответчиком.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *