Продление контракта в связи с прохождением ВВК. Исковые заявления. Жалобы

Превью статьи:

Военнослужащий проходит ВВК, либо лечение, а его увольняют по окончанию контракта. Ответ содержит образцы рапортов, исковых заявлений и жалоб. С увольнением по подпункту «б» пункта 1 статьи 51 Федерального закона Я не согласен, так как согласно ч. 11 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий, проходящий военную службу по контракту и имеющий несколько оснований для увольнения с военной службы, вправе уволиться по избранному им основанию. Аналогичное разъяснение содержится и в абз. 2 пункта 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 года № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих ». И несмотря на то, что со 2 января 2017 года, для военнослужащего установлен конкретный срок, в течение которого он должен определиться со своим волеизъявлением на заключение нового контракта о прохождении военной службы и обращение по этому поводу с соответствующим рапортом к командованию, а именно – не менее чем за четыре месяца до истечения срока действующего контракта. Последствием несоблюдения этого требования является императивное указание о представлении такого военнослужащего к увольнению с военной службы, однако Командир ВЧ № 14254 узнал об объективно существующем основании для моего увольнения по решению ВВК …… числа, что по моему мнению позволяло поменять мне статью увольнения, и не лишать меня права выбора.Согласно подп. «б» п. 3 ст . 34 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий подлежит увольнению с военной службы по истечении срока контракта о прохождении военной службы при истечении срока контракта о прохождении военной службы при отсутствии других оснований для увольнения .При этом,…

Военнослужащий проходит ВВК, либо лечение, а его увольняют по окончанию контракта. Ответ содержит образцы рапортов, исковых заявлений и жалоб.

С увольнением по подпункту «б» пункта 1 статьи 51 Федерального закона Я не согласен, так как согласно ч. 11 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий, проходящий военную службу по контракту и имеющий несколько оснований для увольнения с военной службы, вправе уволиться по избранному им основанию. Аналогичное разъяснение содержится и в абз. 2 пункта 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 года № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих ». И несмотря на то, что со 2 января 2017 года, для военнослужащего установлен конкретный срок, в течение которого он должен определиться со своим волеизъявлением на заключение нового контракта о прохождении военной службы и обращение по этому поводу с соответствующим рапортом к командованию, а именно – не менее чем за четыре месяца до истечения срока действующего контракта. Последствием несоблюдения этого требования является императивное указание о представлении такого военнослужащего к увольнению с военной службы, однако Командир ВЧ № 14254 узнал об объективно существующем основании для моего увольнения по решению ВВК …… числа, что по моему мнению позволяло поменять мне статью увольнения, и не лишать меня права выбора.
Согласно подп. «б» п. 3 ст . 34 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий подлежит увольнению с военной службы по истечении срока контракта о прохождении военной службы при истечении срока контракта о прохождении военной службы при отсутствии других оснований для увольнения .
При этом, в соответствии с п. 11 ст . 34 этого же Положения, при наличии у военнослужащего по контракту нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию .
В соответствии с п. 14 ст . 34 упомянутого Положения, перед представлением военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, к увольнению с военной службы уточняются данные о прохождении им военной службы , исчисляется выслуга лет. Кроме этого, с военнослужащим проводится индивидуальная беседа, содержание которой отражается в листе беседы.
Согласно п. 11 ст. 34 Положения при наличии у военнослужащего, проходящий военную службу по контракту, нескольких оснований увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию.
Между тем, по мнению суда Сорокин, узнав о наличии у него возможности об досрочном увольнении с военной службы по более выгодному для него основанию, не смог ее реализовать из-за действий командира войсковой части №, который направив, Сорокина на ВВК для определения категории годности его здоровья к военной службе в ВДВ, исключил его из списков личного состава части, не дождавшись утверждения заключения ВВК филиала № 4 ФБУ «№ ОВКГ» ВВК «№ ОВКГ».
Командир (начальник) воинской части: командир войсковой части случае увольнения военнослужащего с военной службы по состоянию здоровья или его досрочного увольнения (за исключением п./п. «д»,»е» и «з» п. 1 и п./п. «д» п. 2 ст. 51 Закона) обязан провести все мероприятия, определенные пунктами Инструкции в соответствии с Приказом Министра обороны РФ от 30.10.2015 N 660 , с момента принятия решения по соответствующему рапорту.
а) то что должно за 6 месяцев:
1. Уточненение о заключении нового контракта Было проведено в феврале 2017 года, то есть за четыре месяца до окончания контракта
2. Дело не отправляли выслуга лет не подсчитывалась
3. На ВВК отправили меньше чем за месяц до окончания контракта 22 мая. Направление на ВВК выпрашивал по причине болезни в наш центральный военный госпиталь 12 Главного управления г. Сергиев-Посад, мне говорили что нет оснований а ВВК по кончанию контракта они могут провести и в местном госпитале за один два дня
4. Отпуск был предоставлен только лишь спустя месяц после издания приказа о моём увольнении с 30 июня (приказ от 1 июня) 5. Аттестация не проведена вообще!!!
6. Беседу со мной провели только лишь по моему требованию только лишь спустя месяц после издания приказа об моем увольнении 30 мая

а) за шесть месяцев до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта:
уточняет у военнослужащего вопрос заключения им нового контракта, учитывая наличие необходимой выслуги лет для назначения пенсии за выслугу лет, состояние здоровья, обеспеченность жилым помещением по установленным нормам;
обеспечивает направление личного дела военнослужащего, подлежащего увольнению, в соответствующий орган, уполномоченный осуществлять подсчет выслуги лет на пенсию;
направляет военнослужащего (по его желанию) на медицинское освидетельствование в соответствующую военно-врачебную комиссию (далее — ВВК);
предоставляет военнослужащему ежегодный основной отпуск и дополнительные (если таковые имеются) отпуска соответствующей продолжительности, а также дополнительные сутки отдыха за исполнение обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени (привлечение к исполнению обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни) с расчетом их завершения ко времени издания приказа по личному составу об увольнении военнослужащего с военной службы;
б) организовывает за четыре месяца до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта проведение аттестации военнослужащего;
в) за три месяца до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта:
доводит до военнослужащего принятое решение о его дальнейшем служебном предназначении;
проводит беседу с военнослужащим о предстоящем увольнении с военной службы с привлечением при необходимости представителей кадрового органа и юридической службы. В ходе беседы с военнослужащим оформляется лист беседы по рекомендуемому образцу согласно приложению N 9 к настоящему Порядку.

Административное исковое заявление
в связи с отказом в праве выбора статьи увольнения до исключения из списков личного состава ВЧ в связи с заключением ВВК

1 июня 2017 г. состоялся приказ командира войсковой части 14254 об увольнении меня из ВС РФ в запас в связи с окончанием контракта, беседу со мной, в соответствии с Приказом Министра обороны РФ от 30.10.2015 N 660 : а) за шесть месяцев до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта: ……….. направляет военнослужащего (по его желанию) на медицинское освидетельствование в соответствующую военно-врачебную комиссию (далее — ВВК); в) за три месяца до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта: …… проводит беседу с военнослужащим о предстоящем увольнении с военной службы с привлечением при необходимости представителей кадрового органа и юридической службы, провели только лишь по моему требованию спустя месяц после издания приказа о моем увольнении.
Однако 7 марта 2017 г. проведена операция по удалению родинки (иссечение кожи с опухолью).
13 марта 2017 г. по результатам биопсии материала сделано заключение: доброкачественное новообразование. Внутридермальный невус кожи живота. 3 апреля 2017 г. написал рапорт с просьбой отправить меня на ВВК в связи с болезнью приложив заключение онколога.
22 мая 2017 г. меня направили согласно приказа и направления командира войсковой части 14254 на ВВК для определения годности к военной службе в связи с увольнением в запас по окончанию контракта.
23 мая прибыл на ВВК.
27 мая убыл с ВВК в связи с тем, что кадровый орган войсковой части 14254 выписал мне не то направление на ВВК (в рапорте просил меня направить на ВВК в связи с болезнью, для определения годности к военной службе, годности к работе с РВ и источниками ионизирующих излучений (в дальнейшем ИИИ), службе в спецсооружениях.
4).
12 июня согласно приказа и правильного направления командира войсковой части 14254 (для определения годности к военной службе, годности к работе с РВ, ИИИ службе в спецсооружениях, в ИП-4) повторно убыл на ВВК.
20 июня госпитальной ВВК филиала №4 ФГКУ «ГВК1 имени академика 1-1.Н. Бурденко» Минобороны России г. Сергиев-Посад (см. выписной эпикриз) признан годным к военной службе, годным к работе с РВ и ИИИ, службе в спецсооружениях, в ИП-4. Врач хирург онколог Сорокин Владимир Геннадьевич с целью окончательно удостовериться в причинно следственной связи моего заболевания отправил меня на ЦВВК. Я с результатами ВВК не согласился. Комиссия ВВК согласилась на проведение дополнительных обследований и проведение консультации у заслуженного врача РФ. главного онколога ВС РФ. заведующего 33 онкологическим отделением в ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко Федосина А.В.
21 июня прибыл в ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко г. Москва, заключение Федосина А.В., что данное заболевание препятствует дальнейшей моей службе с РВ и ИИИ и мешает ношению военной формы одежды.
21 июня прибыл обратно в филиал №4 ФГКУ «ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко» Минобороны России г. Сергиев-Посад доложил результаты консультации у главного онколога МО РФ лечащему врачу Сорокину В.Г., на что тот сказал, что «я все-таки добился своего». Вечером того же числа Сорокин В.Г. сообщает мне. что решением начальника госпиталя принято решении о направлении меня еще дополнительно на консультацию к главному дерматологу ВС РФ в тот же ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко г. Москва, на что я ответил своим несогласием с проведением данного обследования и указал, что они затягивают мое обследование, так как консультацию у дерматолога я прошел в их госпитале и претензий к его заключению не имею, на что мне было сказано, что это они принимают решение у кого и сколько мне нужно консультироваться.
22 июня утром по данному факту я написал рапорт на имя начальника госпиталя, в котором указан, что согласно требований п. 1 ПМО РФ №770 от 20.10.14г. со мной проведены в полном объеме все обязательные и дополнительные обязательные диагностические исследования, в связи с этим прошу провести экспертизу ВВК на основании имеющихся заключений. Меня вызвал к себе начальник госпиталя подполковник Березин А.В. и сказал, что рапорт мой он рассмотрит в установленные сроки, а если я не поеду на дополнительную консультацию и дам отказ в присутствии свидетелей (понятых), он расценит это как нарушение воинской дисциплины и выпишет меня из госпиталя за нарушение последней. С дополнительной консультацией согласился и в тот же день отправился своим ходом в Москву в ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко на консультацию к дерматологу. Дерматолог осмотрел меня и сказал что замечаний нет. Что он полностью согласен с заключением дерматолога в их филиале №4 военном госпитале г. Сергиев-Посад. Я сообщил ему переданные мной наставления в г. Сергиев Посад.
О том, что им нужно заключение о моей годности, на что главный дерматолог ответил, что онкология это не его профиль, и что мне уже все написал главный онколог днем ранее. Я сразу по телефону сообщил данные результаты хирургу онкологу г. Сергиев Посад Сорокину В.Г., после чего он, куда-то, звонил. Перезвонив мне через 10 минут сказал мне, что бы я возвращался обратно в госпиталь г. Сергиев Посад. Прибыл поздно из врачей уже никого не встретил. 23 нюня меня представили повторно на ВВК, по результатам которой, был признан на основании статьи 10 пункта «б» графы III Расписания болезней (приложение к Положению о военно-врачебной экспертизе, утвержденному Постановлением Правительства РФ 04.07.2013 года № 565) и дополнительных требований к состоянию здоровья: 1 годен к военной службе с незначительными ограничениями. Не годен к службе в спецсооружениях, работе с РВ и НИИ, в ИП-4
26 июня вышел на службу и доложил своему начальнику и в кадровый орган о результатах экспертизы ВВК, показав им имеющийся у меня на руках выписной эпикриз. Меня вызвали к командиру в/ч и сообщили у него в кабинете что оснований у них увольнять меня по ВВК нет так как свидетельства о болезни у них нет, а выписной эпикриз, который у меня находился для них юридической ответственности не представляет, поэтому они вынуждены уволить меня по окончанию контракта, и так как приказ о моем увольнении состоялся 1 нюня, у меня осталось на сдачу дел и должности 4 дня. На мою просьбу отправить запрос для подтверждения факта указанного заключения мне ответили отказом.
27 июня я написал рапорт командиру в/ч и 28 июня отправил его заказным письмом с уведомлением, в котором на основании заключения ВВК прощу его не лишать меня права выбора статьи увольнения.
29 июня командир в/ч получил данный рапорт, однако ответа так и не последовало.
С увольнением по подпункту «б» пункта 1 статьи 51 Федерального закона «О статусе военнослужащих» от 27.05.1998 N 76-ФЗ Я не согласен, так как согласно ч. 11 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий, проходящий военную службу по контракту и имеющий несколько оснований для увольнения с военной службы, вправе уволиться по избранному им основанию. Аналогичное разъяснение содержится и в абз. 2 пункта 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 года № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих ». И несмотря на то, что со 2 января 2017 года, для военнослужащего установлен конкретный срок, в течение которого он должен определиться со своим волеизъявлением на заключение нового контракта о прохождении военной службы и обращение по этому поводу с соответствующим рапортом к командованию, а именно – не менее чем за четыре месяца до истечения срока действующего контракта. Последствием несоблюдения этого требования является императивное указание о представлении такого военнослужащего к увольнению с военной службы, однако Командир ВЧ № 14254 узнал об объективно существующем основании для моего увольнения по решению ВВК 3 апреля 2017 г. так как я написал рапорт с просьбой отправить меня на ввк в связи с болезнью приложив заключение онколога, что по моему мнению позволяло поменять мне статью увольнения, и не лишать меня права выбора, к тому же Командиру ВЧ № 14254 хорошо известно о том, что исполнение мной должностных обязанностей связано с воздействием ионизирующего излучения . Также из выписного эпикриза усматривается, что заболевание получено мной в период прохождения военной службы. В связи с тем, что Командир ВЧ № 14254 , сказал что данный документ никакого основания для того чтобы дождаться пока Свидетельство ВВК по почте нет. На мою просьбу отправить запрос для подтверждения факта указанного заключения мне ответили отказом. Несмотря на то, что рапорт с просьбой направить на ВВК Я написал 3 апреля 2017, а убыл для прохождения ВВК только 12 июня 2017 , по причинам которые Я указывал выше. Считаю отказ мне в праве выбора статьи увольнения по избранному мной объективно существующему основанию неправомерным. В соответствии с п. 11 ст. 38 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 53 — ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части, а информацию о моем заболевании и прохождении ВВК Командир части получил за три месяца до издания приказа о моем увольнении.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
№ 33а-208/2017, 33а-224/2017
02 июня 2017 года город Новосибирск
Западно-Сибирский окружной военный суд в составе: председательствующего –Актаева Г.В., судей Войтко С.Н. и Двойцева Ю.В., при секретаре судебного заседания Лапатиной В.Н.,
с участием административного истца Ка В.В., его представителя Дениченко А.И. и представителя административного ответчика Никитина С.М., с участием прокурора – заместителя начальника отдела военной прокуратуры ЦВО подполковника юстиции Баранова С.С., рассмотрел в открытом судебном заседании административное дело по апелляционным жалобам представителя административного истца Дениченко А.И. на решение от 01 декабря 2016 года и дополнительное решение от 29 марта 2017 года Барнаульского гарнизонного военного суда, которыми отказано в удовлетворении административного искового заявления Дениченко А.И., поданного в интересах Ка В.В., об оспаривании состоявшегося в отношении него приказа начальника Пограничного управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации (далее — Управление) об увольнении с военной службы.
Заслушав доклад судьи Двойцева Ю.В., изложившего обстоятельства административного дела, содержание судебных актов, доводы апелляционных жалоб и поступивших на них возражений, выступления участников процесса, заключение участвующего в рассмотрении дела прокурора, полагавшего необходимым обжалованное судебное решение оставить без изменения, окружной военный суд

УСТАНОВИЛ:

……………. Кузнец проходил военную службу по контракту, заключенному им до достижения предельного возраста пребывания на военной службе (до 02 июня 2016 года) в Управлении в должности ………………. отдела.
22 января 2016 г. Кузнец обратился к начальнику Управления с рапортом о своем увольнении с военной службы по истечении срока контракта о прохождении военной службы, то есть по пп. «б» п. 1 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» от 28.03.1998 г. №53-ФЗ. Приказом начальника Управления от 30 мая 2016 г. №* К уволен с военной службы по обозначенному основанию и исключен из списков личного состава Управления с 07 июня того же года.
Посчитав свои права нарушенными, К через своего представителя Дениченко А.И. обратился в Барнаульский гарнизонный военный суд с административным иском, в котором просил упомянутый приказ признать незаконным и отменить, восстановив его на военной службе.
Решением и дополнительным решением в удовлетворении административного иска отказано в полном объеме.
В апелляционной жалобе на решение от 01.12.2016 г. представитель административного истца Дениченко А.И., указывая на незаконность принятого решения и несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении обстоятельствам административного дела, нарушение норм материального и процессуального права, ставит вопрос об отмене состоявшегося судебного решения и вынесении нового — об удовлетворении иска в полном объеме. В обосновании этого, подробно анализируя нормативные положения Конституции Российской Федерации и законодательства, регулирующего процедуру прекращения военной службы, обстоятельства спора, он приводит доводы, образующие суждение о том, что вопреки выводу суда увольнению Ка с военной службы препятствовало его пребывание на амбулаторном лечении по поводу заболевания, которое предположительно возникло в период военной службы и не было своевременно обнаружено военно-врачебной комиссией, обследовавшей военнослужащего перед увольнением в январе 2016 года, а в назначении комплексной судебно-медицинской экспертизы для установления обстоятельств утраты им здоровья судом стороне истца отказано. Далее автор жалобы указывает, что судом не принято во внимание оказанное на Ка командованием психологическое давление при составлении рапорта от 22 января 2016 г. о выборе основанием увольнения именно истечение срока контракта, что подтверждается рапортом военнослужащего от 20 апреля 2016 г., в котором последний просил отозвать предыдущий рапорт и настаивал на своем желании продолжить военную службу, изложенном ранее в рапорте от 11 января того же года соответственно.
Кроме того, описывая обстоятельства рассмотрения другого административного дела №……………. по иску, также поданному в интересах Кузнец В.В., Дениченко А.И. указывает, что суд, в нарушение требований статьи 46 КАС РФ не только отказал стороне истца в уточнении иска в судебном заседании 09 ноября 2016 года, но и оценил его экземпляр, представленный в тот же день в приемную суда, как самостоятельное обращение в суд, процессуальная судьба которого определена в отдельном административном материале №…………….. При этом суть уточнений вопреки мнению суда заключалась не в увеличении исковых требований, а в конкретизации уже изложенных, в частности требования о признании исключения из списков личного состава воинской части незаконным.
Выявленные обстоятельства, по мнению автора жалобы, свидетельствуют о невыполнении судом задач и умалении принципов административного судопроизводства, изложенных соответственно в статьях 3 и 6 КАС РФ, что привело к нарушению воинским должностным лицом права Ка на труд. В заключение жалобы Дениченко А.И. делает вывод о том, что неоднократный отказ суда принять уточненный иск к производству, в приобщении к материалам дела медицинских документов о состоянии здоровья истца после обращения в суд, в назначении судебно-медицинской экспертизы, с учетом систематического отложения рассмотрения дела в период с 27 октября по 23 ноября 2016 года, не свидетельствует о создании условий и принятии судом предусмотренных КАС РФ мер для всестороннего и полного установления всех фактических обстоятельств по административному делу. Помимо прочего стороне истца после окончания судебного разбирательства было отказано в выдаче надлежащим образом оформленных копий документов из материалов дела.
В апелляционной жалобе на дополнительное решение представитель административного истца настаивает на своих прежних доводах о незаконности основного решения, просит его и дополнительное решение отменить и принять новое решение, не указывая какое, приводя, в том числе, доводы в поддержку утверждения о незаконности дополнительного решения, которые сводятся к следующему:
— ведомость на выплату денежной компенсации за невыданное вещевое имущество по расходному кассовому ордеру №…….. содержит недостоверную информацию о её выплате Ку 01.06.2016 г., поскольку он в городе в этот день отсутствовал, после 30 мая того же года в расположение воинской части не прибывал;
— приказы от 21.01.2016 г. №** и от 27.05.2016 г. о предоставлении военнослужащему отпусков с 1 по 15 января и с 17 по 29 апреля того же года соответственно изданы только по окончанию названных отпусков («задним числом»);
— свидетельством несвоевременности обеспечения Ка положенными видами довольствия перед исключением 7 июня 2016 г. из списков личного состава воинской части является ведомость на выплату денежной компенсации за невыданное вещевое имущество по расходному кассовому ордеру №…….., согласно которой денежные средства получены Кым только 20 июня 2016 г.
Расхождения с фактическими обстоятельствами в содержании перечисленных выше документов оставлены судом, прокурором и стороной истца без внимания в связи с неподготовленностью к процессу, причиной которого стало несвоевременная осведомленность стороны Ка и его представителя о содержании определения суда апелляционной инстанции от 03.03.2017 г. №…………., экземпляр которого был вручен им только перед заседанием суда первой инстанции 29 марта того же года.
Далее автор жалобы обращает внимание, что судом не принято во внимание письмо заместителя начальника управления кадров Щ.. №……………, адресованное супруге Ка В.В., вопреки содержанию которого увольнение военнослужащего состоялось в связи с окончанием его контракта, а не в связи с достижением предельного возраста пребывания на военной службе.
В заключение апелляционного обращения на дополнительное решение Дениченко вновь допускает суждение об отсутствии со стороны суда действий по созданию условий и принятия предусмотренных КАС РФ мер для всестороннего и полного установления всех фактических обстоятельств по административному делу (статьи 9 и 14 КАС РФ).
В письменных возражениях относительно апелляционных жалоб представитель административного ответчика Никитин С.М. и врио военного прокурора Барнаульского гарнизона В.А. Пурдин, опровергая доводы жалоб, просят состоявшиеся по делу судебные акты оставить без изменения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, окружной военный суд приходит к следующим выводам.
Пункт 1 ст. 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. №53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (далее — Закон) содержит перечень оснований, по которым военнослужащий подлежит увольнению с военной службы. К числу таких оснований относятся достижение предельного возраста пребывания на военной службе и истечение срока контракта, продублированные в пп.пп. «а» и «б» п. 3 ст.34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года №1237 (далее – Положение), в соответствии с которым осуществляется увольнение военнослужащего в воинском звании прапорщика (п.1 ст. 50 Закона).
В соответствии с абз. 6 ст. 16.1 Федерального закона от 03 апреля 1995 года №40-ФЗ «О федеральной службе безопасности» предельный возраст пребывания военнослужащих органов государственной безопасности в воинском звании прапорщик на военной службе составляет 45 лет. Судом установлено и подтверждается материалами дела, что К, срок заключенного контракта которого истекал 2 июня 2016 г., в июне 2015 года достиг предельного возраста пребывания на военной службе, следовательно, на момент издания оспариваемого приказа он действительно мог быть уволен с военной службы на основании пп. «а» п. 1 ст. 51 Закона.
Решение вопроса о заключении контракта с военнослужащим, достигшим предельного возраста пребывания на военной службе, либо об отказе в заключении такого контракта с учетом п. 3, 4, 6 ст. 10 Положения относится к исключительной компетенции уполномоченного должностного лица, каковым в данном случае является начальник пограничного управления.
При этом заключенный с Кым до 2 июня 2016 г. на основании п.3 ст. 49 Закона контракт для решения вопросов его дальнейшего служебного использования юридического значения не имеет, поскольку возложение на руководителя обязанности обосновать необходимость увольнения лица, замещающего соответствующую должность, привести причины, подтверждающие невозможность дальнейшего прохождения им службы, равно как и получить его согласие на увольнение лишило бы законодательные предписания о соблюдении возрастных критериев при прекращении службы по достижении предельного возраста какого-либо самостоятельного юридического содержания. (см Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 27 января 2011 г. №43-О-О). Из дела видно, что в удовлетворении рапорта Ка от 11 января 2016 г. о заключении нового контракта сверх предельного возраста пребывания на военной службе начальником Управления отказано. Законность такого отказа, помимо вышесказанного, установлена вступившим в законную силу решением Барнаульского гарнизонного военного суда от 30 мая 2016 г., которое в силу ч. 2 ст. 64 КАС РФ имеет для данного дела преюдициальную силу ). Рапортом же от 22 января 2016 г. истец четко выразил свое желание уволиться в связи с истечением срока контракта, на котором настаивал и в ходе проведенной в строгом соответствии с требованиями п. «б» п. 14 ст. 34 Положения индивидуальной беседы, а кроме того подтвердил осведомленность о последствиях увольнения по такому основанию, а также о возможности реализовать свое право на прохождение военно-врачебной комиссии, согласился с расчетом выслуги лет.
Жалоб и спорных вопросов у военнослужащего не имелось ).
Согласно п. 8 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановления Правительства РФ от 04.07.2013 г. №565, решение о направлении на контрольное обследование и повторное освидетельствование при наличии заключения врачебной комиссии, действующего в течение одного года с даты освидетельствования, может принимать лишь вышестоящая военно-врачебная комиссия по заявлению самого гражданина.
Состояние здоровья Ка не препятствовало дальнейшему прохождению им военной службы, поскольку 02 февраля 2016 г. в соответствии с п. 28 Порядка деятельности должностных лиц и органов военного управления по организации прохождения военной службы по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденного приказом Министра обороны РФ от 30.10.2015 г. №***, он был освидетельствован военно-врачебной комиссией Управления и признан годным с незначительными ограничениями (категория «Б»), указанное заключение в суд он не оспаривал, сведений об утрате заключением юридической силы или об обращении истца с заявлением о несогласии с ним в вышестоящую врачебную комиссию материалы дела также не содержат и в апелляционном обращении не приведено ).
С учетом изложенного выше, состоявшимся приказом от 30.05.2016 г. №* об увольнении в запас в связи с истечением срока контракта ……………… Ка, годного к военной службе с незначительными ограничениями, которому отказано в заключении нового контракта сверх предельного возраста пребывания на военной службе, действующий контракт которого истекал 02 июня 2016 г., требования подлежащего применению закона и права военнослужащего командованием Управления соблюдены, а вывод гарнизонного военного суда об этом является правильным.
Вместе с тем, вывод суда первой инстанции о соблюдении права военнослужащего на определение основания увольнения с военной службы, предусмотренного п. 11 ст. 34 Положения, и о законности действий командования Управления по его реализации, по мнению окружного военного суда, является преждевременным, поскольку ни одно из двух возможных оснований увольнения Ка (истечение срока контракта, достижение предельного возраста), возникших на момент издания спорного приказа, согласно п.1 ст.51 Закона не предполагало выяснение его волеизъявления, следовательно, в случае приведения иного обоснования и фактических обстоятельств приказ №* может быть предметом самостоятельного обращения в суд в части основания увольнения.
Оценивая законность того же приказа в части исключения из списков личного состава воинской части, гарнизонный военный суд, проанализировав положения п. 11 ст. 38 Закона, также пришел к верному выводу о том, что нахождение истца на амбулаторном лечении, в том числе 7 июня 2016 г. – в дату окончания с ним военной службы, препятствием к исключению из списков воинской части не являлось.
Более того, как объяснениями истца в судебном заседании, так и исследованными судом документами подвержено, что к моменту прекращения военной службы окончательный расчет с ним произведен в полном объеме и в срок ).
Вопреки доводам жалобы при несогласии гражданина с заключением военно-врачебной комиссии, он имеет право на производство независимой военно-врачебной экспертизы в порядке, установленном Положением о независимой военно-врачебной экспертизе, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 28.07.2008 г. № 574. Вместе с тем, требование об увольнении Ка по основанию, связанному с состоянием его здоровья и требующему его актуализации, предметом судебного разбирательства не являлось, в связи с чем у суда апелляционной инстанции нет оснований не согласиться с правомерностью решения суда первой инстанции по ходатайству стороны истца, изложенному в определении от 17 ноября 2016 г. об отказе в назначении судебно-медицинской экспертизы.
При этом, как уже было оговорено ранее, обстоятельств, сопряженных с состоянием здоровья военнослужащего и препятствующих его своевременному исключению из списков личного состава воинской части, по делу не установлено.
Сведения об оказанном на Ка психологическом давлении при избрании им основанием увольнения истечение срока контракта, нигде, кроме текста искового заявления его представителя в суд и апелляционной жалобы, подтверждения не нашли.
Требование о признании приказа №* незаконным в части исключения Ка из списков личного состава воинской части получили исчерпывающее разрешение в дополнительном решении от 29 марта 201

исковое – решение

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
15 февраля 2012 года г. Ульяновск

Ульяновский гарнизонный военный суд в составе: председательствующего Антонова А.М., при секретаре судебного заседания Багмет Ю.С., с участием представителя заявителя — адвоката Николаева, представителя должностных лиц, чьи действия обжаловал заявитель командующего Воздушно-десантными войсками Вооруженных Сил Российской Федерации и командира войсковой части № — <данные изъяты> Ладинского С.В., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении военного суда, гражданское дело по заявлению бывшего военнослужащего войсковой части № <данные изъяты> Сорокина ФИО9, оспаривающего действия командира войсковой части №, связанные с отказом в изменении основания досрочного увольнения заявителя с военной службы, с увольнения по собственному желанию, на увольнение по организационно-штатным мероприятиям, в связи с негодностью заявителя по состоянию здоровья к военной службе в ВДВ, в момент досрочного увольнения с военной службы,

Установил:

9 июля 2011 года Сорокин, замещавший воинскую должность <данные изъяты> войсковой части № обратился к командиру названной войсковой части с рапортом о досрочном увольнении с военной службы в запас по собственному желанию. При этом, Сорокин просил командира войсковой части направить его на прохождение военно-врачебной комиссии (далее по тексту — ВВК) перед увольнением с военной службы.
13 сентября 2011 года Сорокин по направлению командира войсковой части № был госпитализирован в филиал № 4 федерального бюджетного учреждения «№ окружной военный клинический госпиталь» Министерства обороны РФ (далее по тексту — ФБУ «№ ОВКГ» МО РФ), где проходил плановое лечение до 4 октября 2011 года с диагнозом — застарелое повреждение внутреннего мениска левого коленного сустава.
8 октября 2011 года Сорокин был рассмотрен на заседании аттестационной комиссии войсковой части №, которая ходатайствовала перед командиром названной войсковой части об увольнении Сорокина с военной службы по собственному желанию.
10 октября 2011 года с Сорокиным командиром войсковой части № была проведена беседа о предстоящем досрочном увольнении с военной службы, в ходе которой Сорокин изъявил желание пройти военно-врачебную комиссию перед увольнением с военной службы.
14 ноября 2011 года Сорокин п. 56 § 4 приказа командующего ВДВ № был досрочно уволен с военной службы по п. 6 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» по собственному желанию.
28 ноября 2011 года выписка из данного приказа командующего ВДВ поступила в войсковую часть №.
В тот же день Сорокин был направлен командиром этой войсковой части в филиал № 4 ФБУ «№ ОВКГ» МО РФ для определения категории годности к военной службе в ВДВ и к военной службе в Вооруженных Силах РФ.
С 5 по 13 декабря 2011 Сорокин находился на обследовании и лечении в названном филиале, по окончании которого был признан не годным к службе в ВДВ, «Б» годным к военной службе, с незначительными ограничениями, в связи с заболеванием, полученным в период прохождения военной службы.
15 декабря 2011 года Сорокин обратился к командиру войсковой части № с рапортом об изменении основания увольнения, с увольнения по собственному желанию на увольнение по организационно-штатным мероприятиям.
19 декабря 2011 года командир войсковой части №, не рассмотрев рапорта Сорокина об изменении основания увольнения и не дождавшись утверждения выводов военно-врачебной комиссии филиала № 4 ФБУ «№ ОВКГ» § 5 приказа № 237, исключил Сорокина из списков личного состава части с 19 декабря 2011 года.
16 января 2012 года командир войсковой части № уведомил Сорокина о том, что ему отказано в изменении основания увольнения с увольнения по собственному желанию на увольнение по организационно — штатным мероприятиям.
18 января 2012 года решением военно-врачебной комиссии ФБУ «№ ОВКГ» МО РФ утверждено заключение филиала № 4 названного госпиталя, которым Сорокин был признан не годным к службе в ВДВ, «Б» годным к военной службе, с незначительными ограничениями, в связи с заболеванием, полученным в период прохождения военной службы.
Сорокин, ознакомившись с данным решениями командования и военно-врачебной комиссии ФБУ «№ ОВКГ» МО РФ, посчитал, что командование нарушило его права и охраняемые законом интересы, поскольку сначала уволило его с военной службы без заключения ВВК о состоянии годности его здоровья к военной службе в ВДВ, а затем, направив на ВВК и не дождавшись утверждения его результатов, исключило из списков личного состава части.
7 февраля 2012 года Сорокин, для восстановления своих нарушенных прав обратился с заявлением в суд, в котором просил признать его право на увольнение по организационно-штатным мероприятиям, в связи с негодностью к военной службе в ВДВ по состоянию здоровья и обязать командующего ВДВ и командира войсковой части № внести изменения в приказы об увольнении его с военной службы и исключении из списков личного состава войсковой части, изменив основание его увольнения с увольнения по собственному желанию на увольнение по организационно-штатным мероприятиям.
Своевременно извещенный Сорокин в судебное заседание не прибыл, просил рассмотреть дело в его отсутствие.
Представитель заявителя адвокат Николаев в судебном заседании требования, изложенные в заявлении своего доверителя полностью поддержал. Он обратил внимание суда на то, что Сорокин с момента написания рапорта на досрочное увольнение с военной службы желал пройти ВВК, о чем довел до командования, а затем подтвердил это свое намерение в ходе беседы перед его досрочным увольнением с военной службы в запас. Также представитель Сорокина заострил внимание суда на том, что в случае направления командованием Сорокина на ВВК, то Сорокин имеющий заболевание, полученное в период прохождения военной службы был бы уволен с военной службы по другому основанию. Однако командование выполнило данную просьбу Сорокина, только после того, как он был уже уволен с военной службы. Более того, направив Сорокина на прохождение ВВК, командир войсковой части не дождался его результатов и исключил Сорокина из списков личного состава части, не рассмотрев его рапорта об изменении основания увольнения.
Представитель Министра обороны РФ, своевременно извещенный о времени и месте судебного заседания, требования Сорокина не признал, просил суд в их удовлетворении отказать. Также просил провести рассмотрение этого гражданского дела без его участия.
Представитель командующего ВДВ, командира войсковой части № — <данные изъяты> Ладинский в суде требования заявителя не признал и пояснил, что Сорокин был уволен с военной службы законно и обоснованно на основании его волеизъявления, в связи с чем оснований для удовлетворения заявления не имеется.
Представитель командующего ВДВ ФИО10, своевременно извещенная о времени и месте судебного заседания, требования Сорокина не признала, просила суд в их удовлетворении отказать и рассмотреть данное гражданское дело без её участия.
Руководитель федерального казенного учреждения «Отдел финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Ульяновской и Пензенской областям и Республике Мордовия» (далее по тексту — ФКУ «ОФО МО РФ по Ульяновской и Пензенской областям и Республике Мордовия») извещенный надлежащим образом о времени и месте судебного заседания в него не прибыл, направил в суд ходатайство, в котором просил рассмотреть данное гражданское дело без его участия.
Выслушав мнение сторон, изучив представленные ими и имеющиеся в материалах дела доказательства, суд считает, что требования заявителя подлежат удовлетворению в связи со следующими достоверно установленными судом обстоятельствами.
Так, из копии рапорта Сорокина от 9 июля 2011 года усматривается, что он обратился к командиру войсковой части № с рапортом о досрочном увольнении с военной службы в запас по собственному желанию.
В соответствии с п. 6 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, по заключению аттестационной комиссии может быть уволен с военной службы досрочно по собственному желанию при наличии у него уважительных причин.
Из копии из выписки из протокола заседания аттестационной комиссии войсковой части № от 8 октября 2011 года № 11 следует, что аттестационная комиссия приняла решение о ходатайстве перед командиром войсковой части № об увольнении Сорокина в запас по собственному желанию.
Согласно положений п. 1 ст. 50 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» увольнение военнослужащих в воинских званиях до <данные изъяты> включительно осуществляется в порядке установленном Положением о порядке прохождения военной службы (далее по тексту — Положение).
В соответствии с п. 13 ст. 34 Положения порядок представления военнослужащего к увольнению с военной службы и оформления соответствующих документов определяется руководителем федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба.
В Министерстве обороны РФ, в котором Сорокин проходил военную службу, данный порядок установлен «Инструкцией по организации прохождения военной службы <данные изъяты> и <данные изъяты> в Вооруженных Силах Российской Федерации», утвержденной одноименным приказом Министра обороны РФ от 30 сентября 2002 года № 350.
В силу п./п. «а» п. 22 Инструкции командир воинской части обязан перед увольнением направить военнослужащего (по его желанию) на медицинское освидетельствование в гарнизонную или госпитальную военно-врачебную комиссию.
Между тем, в судебном заседании достоверно установлено, что командир войсковой части №, будучи осведомленным о желании Сорокина перед увольнением с военной службы пройти ВВК, не направил заявителя на ее прохождение, а представил его к увольнению с военной службы не имея сведений о категории годности его здоровья к военной службе. Это обстоятельство подтверждается следующими доказательствами.
Так, из рапорта Сорокина о досрочном увольнении с военной службы следует, что он просит командира войсковой части № перед увольнением с военной службы направить его на ВВК. Также из данного рапорта усматривается, что командир войсковой части 10 октября 2011 года лично ознакомился с данным рапортом и приказал <данные изъяты> войсковой части № подготовить документы.
Согласно п./п. «в» указанного пункта Инструкции командир войсковой части перед представлением военнослужащего к увольнению с военной службы обязан провести с ним беседу с привлечением при необходимости представителей кадрового финансово — экономического органа и юридической службы.
Из копии листа беседы, проведенной 10 октября 2011 года командиром и <данные изъяты> войсковой части № с Сорокиным, в присутствии <данные изъяты> и <данные изъяты> этой воинской части, явствует, что Сорокин вновь довел до командира войсковой части № свое желание о прохождении ВВК перед досрочным увольнением с военной службы в запас.
Из копии п. 56 § 4 приказа командующего ВДВ от 14 ноября 2011 года № усматривается, что Сорокин досрочно уволен с военной службы по собственному желанию на основании представления командира войсковой части № от 14 октября 2011 года.
В силу п. 25 Инструкции командир войсковой части случае увольнения военнослужащего с военной службы по состоянию здоровья или его досрочного увольнения (за исключением п./п. «д»,»е» и «з» п. 1 и п./п. «д» п. 2 ст. 51 Закона) обязан провести все мероприятия, определенные пунктами 22 настоящей Инструкции, с момента принятия решения по соответствующему рапорту.
Оценивая указанные выше доказательства в их совокупности, а также приведенные нормы законов, суд приходит к выводу, что командиром войсковой части нарушен порядок досрочного увольнения Сорокина с военной службы, а именно: не выполнено волеизъявление военнослужащего о прохождении ВВК перед увольнением в запас, которое предусмотрено п./п. «а» п. 22 Инструкции.
Из копии направления на госпитализацию, выданного Сорокину 13 сентября 2011 года командиром войсковой части №, медицинской книжки Сорокина, копии истории болезни № 2934, усматривается, что Сорокин по направлению командира войсковой части № с 13 сентября по 4 октября 2011 года проходил плановое стационарное лечение в филиале № 4 «№ ОВКГ» с диагнозом — застарелое повреждение внутреннего мениска левого коленного сустава.
Подытоживая изложенное, руководствуясь положениями ч. 3 ст. 246 ГПК РФ о том, что при рассмотрении и разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений, суд не связан основаниями и доводами заявленных требований, суд полагает необходимым признать незаконным и не действующим с момента его издания п. 56 § 4 приказа командующего ВДВ от 14 ноября 2011 года № в части, касающейся избрания основания для досрочного увольнения Сорокина с военной службы.
Из копии п. 56 § 4 приказа командующего ВДВ от 14 ноября 2011 года № и копии направления на медицинское освидетельствование для определения категории годности к службе в ВДВ и к военной службе в Вооруженных Силах РФ, в связи с заболеванием, выданного Сорокину 28 ноября 2011 года усматривается, что командир войсковой части №, ознакомившись с приказом командующего ВДВ о досрочном увольнении Сорокина с военной службы направил его на прохождение ВВК.
Из свидетельства о болезни № 34 госпитальной военно-врачебной комиссии филиала № 4 ФБУ «№ ОВКГ» МО РФ, утвержденным 18 января 2012 года решением ВВК «№ ОВКГ» усматривается, что Сорокин с 5 по 13 декабря 2011 года находился на обследовании и лечении в данном филиале, по результатам которого, он признан не годным к военной службе в ВДВ, «Б» годным к военной службе, с незначительными ограничениями. Также из данного свидетельства о болезни усматривается, что заболевание получено Сорокиным в период прохождения военной службы.
В соответствии с п. 11 ст. 38 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 53 — ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части.
Согласно п./п. «а» п. 4 ст. 34 Положения военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть досрочно уволен с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями (п./п. «а» п. 2 ст. 51 Федерального закона при признании его военно-врачебной комиссией не годным к военной службе по имеющейся военно-учетной специальности (не отвечающим специальным требованиям), но годным к военной службе с незначительными ограничениями.
Из копии рапорта Сорокина датированного 15 декабря 2011 года и копии описи к ценному письму, усматривается, что Сорокин, будучи военнослужащим, обратился к командиру войсковой части № с рапортом об изменении основания его увольнения с военной службы, в связи с установлением категории годности его здоровья к военной службе, по которой он не годен к военной службе в ВДВ.
Согласно выписки из § 5 приказа командира войсковой части № от 19 декабря 2011 года № 237 Сорокин с указанной даты исключен из списков личного состава части.
При таких данных, военный суд полагает, что 13 декабря 2011 года, в период прохождения военной службы Сорокиным ВВК ФБУ «№ ОВКГ» МО РФ выявила у него еще одно основание к досрочному увольнению с военной службы в запас.
Согласно п. 11 ст. 34 Положения при наличии у военнослужащего, проходящий военную службу по контракту, нескольких оснований увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию.
Между тем, по мнению суда Сорокин, узнав о наличии у него возможности об досрочном увольнении с военной службы по более выгодному для него основанию, не смог ее реализовать из-за действий командира войсковой части №, который направив, Сорокина на ВВК для определения категории годности его здоровья к военной службе в ВДВ, исключил его из списков личного состава части, не дождавшись утверждения заключения ВВК филиала № 4 ФБУ «№ ОВКГ» ВВК «№ ОВКГ».
Суд считает достоверно установленным, что у командования не было доказательств, для отказа Сорокину в выборе основания увольнения с военной службы, поскольку он не увольнялся с военной службы по основаниям, предусмотренным п. 11 ст. 34 Положения (в редакции Указа Президента РФ от 21 марта 2011 года № 337) п./п. «д», «е», «е.1» и «з» п. 1 и п./п. «в», «д» и «е.1» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», которые не позволяют военнослужащему выбирать основание для увольнения

В Грибановский районный суд Воронежской области
397240, Воронежская область, пгт. Грибановский, ул. Центральная, д. 12
Административный истец: Мудрихин Павел Павлович
__________ г.р., г. __________
Проживающий по адресу: ____________.;
Телефон: +___________;
e-mail: _________
Административный ответчик: Командир войсковой части № 14254, ФИО

Административное исковое заявление
в связи с отказом в праве выбора статьи увольнения до исключения из списков личного состава ВЧ в связи с заключением ВВК

Я Мудрихин Павел Павлович проходил военную службу в ВЧ № 14254, звание _____, должность _____
1 июня 2017 г. состоялся приказ командира войсковой части 14254 об увольнении меня из ВС РФ в запас в связи с окончанием контракта, беседу со мной, в соответствии с Приказом Министра обороны РФ от 30.10.2015 N 660 : а) за шесть месяцев до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта: ……….. направляет военнослужащего (по его желанию) на медицинское освидетельствование в соответствующую военно-врачебную комиссию (далее — ВВК); в) за три месяца до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта: …… проводит беседу с военнослужащим о предстоящем увольнении с военной службы с привлечением при необходимости представителей кадрового органа и юридической службы, провели только лишь по моему требованию спустя месяц после издания приказа о моем увольнении.
Однако 7 марта 2017 г. проведена операция по удалению родинки (иссечение кожи с опухолью).
13 марта 2017 г. по результатам биопсии материала сделано заключение: доброкачественное новообразование. Внутридермальный невус кожи живота.
3 апреля 2017 г. написал рапорт с просьбой отправить меня на ВВК в связи с болезнью приложив заключение онколога.
22 мая 2017 г. меня направили согласно приказа и направления командира войсковой части 14254 на ВВК для определения годности к военной службе в связи с увольнением в запас по окончанию контракта.
23 мая прибыл на ВВК.
27 мая убыл с ВВК в связи с тем, что кадровый орган войсковой части 14254 выписал мне не то направление на ВВК (в рапорте просил меня направить на ВВК в связи с болезнью, для определения годности к военной службе, годности к работе с РВ и источниками ионизирующих излучений (в дальнейшем ИИИ), службе в спецсооружениях.
4).
12 июня согласно приказа и правильного направления командира войсковой части 14254 (для определения годности к военной службе, годности к работе с РВ, ИИИ службе в спецсооружениях, в ИП-4) повторно убыл на ВВК.
20 июня госпитальной ВВК филиала №4 ФГКУ «ГВК1 имени академика 1-1.Н. Бурденко» Минобороны России г. Сергиев-Посад (см. выписной эпикриз) признан годным к военной службе, годным к работе с РВ и ИИИ, службе в спецсооружениях, в ИП-4. Врач хирург онколог Сорокин Владимир Геннадьевич с целью окончательно удостовериться в причинно следственной связи моего заболевания отправил меня на ЦВВК. Я с результатами ВВК не согласился. Комиссия ВВК согласилась на проведение дополнительных обследований и проведение консультации у заслуженного врача РФ. главного онколога ВС РФ. заведующего 33 онкологическим отделением в ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко Федосина А.В.
21 июня прибыл в ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко г. Москва, заключение Федосина А.В., что данное заболевание препятствует дальнейшей моей службе с РВ и ИИИ и мешает ношению военной формы одежды.
21 июня прибыл обратно в филиал №4 ФГКУ «ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко» Минобороны России г. Сергиев-Посад доложил результаты консультации у главного онколога МО РФ лечащему врачу Сорокину В.Г., на что тот сказал, что «я все-таки добился своего». Вечером того же числа Сорокин В.Г. сообщает мне. что решением начальника госпиталя принято решении о направлении меня еще дополнительно на консультацию к главному дерматологу ВС РФ в тот же ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко г. Москва, на что я ответил своим несогласием с проведением данного обследования и указал, что они затягивают мое обследование, так как консультацию у дерматолога я прошел в их госпитале и претензий к его заключению не имею, на что мне было сказано, что это они принимают решение у кого и сколько мне нужно консультироваться.
22 июня утром по данному факту я написал рапорт на имя начальника госпиталя, в котором указан, что согласно требований п. 1 ПМО РФ №770 от 20.10.14г. со мной проведены в полном объеме все обязательные и дополнительные обязательные диагностические исследования, в связи с этим прошу провести экспертизу ВВК на основании имеющихся заключений. Меня вызвал к себе начальник госпиталя подполковник Березин А.В. и сказал, что рапорт мой он рассмотрит в установленные сроки, а если я не поеду на дополнительную консультацию и дам отказ в присутствии свидетелей (понятых), он расценит это как нарушение воинской дисциплины и выпишет меня из госпиталя за нарушение последней. С дополнительной консультацией согласился и в тот же день отправился своим ходом в Москву в ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко на консультацию к дерматологу. Дерматолог осмотрел меня и сказал что замечаний нет. Что он полностью согласен с заключением дерматолога в их филиале №4 военном госпитале г. Сергиев-Посад. Я сообщил ему переданные мной наставления в г. Сергиев Посад.
О том, что им нужно заключение о моей годности, на что главный дерматолог ответил, что онкология это не его профиль, и что мне уже все написал главный онколог днем ранее. Я сразу по телефону сообщил данные результаты хирургу онкологу г. Сергиев Посад Сорокину В.Г., после чего он, куда-то, звонил. Перезвонив мне через 10 минут сказал мне, что бы я возвращался обратно в госпиталь г. Сергиев Посад. Прибыл поздно из врачей уже никого не встретил.
23 нюня меня представили повторно на ВВК, по результатам которой, был признан на основании статьи 10 пункта «б» графы III Расписания болезней (приложение к Положению о военно-врачебной экспертизе, утвержденному Постановлением Правительства РФ 04.07.2013 года № 565) и дополнительных требований к состоянию здоровья: 1 годен к военной службе с незначительными ограничениями. Не годен к службе в спецсооружениях, работе с РВ и НИИ, в ИП-4
26 июня вышел на службу и доложил своему начальнику и в кадровый орган о результатах экспертизы ВВК, показав им имеющийся у меня на руках выписной эпикриз. Меня вызвали к командиру в/ч и сообщили у него в кабинете что оснований у них увольнять меня по ВВК нет так как свидетельства о болезни у них нет, а выписной эпикриз, который у меня находился для них юридической ответственности не представляет, поэтому они вынуждены уволить меня по окончанию контракта, и так как приказ о моем увольнении состоялся 1 нюня, у меня осталось на сдачу дел и должности 4 дня. На мою просьбу отправить запрос для подтверждения факта указанного заключения мне ответили отказом.
27 июня я написал рапорт командиру в/ч и 28 июня отправил его заказным письмом с уведомлением, в котором на основании заключения ВВК прощу его не лишать меня права выбора статьи увольнения.
29 июня командир в/ч получил данный рапорт, однако ответа так и не последовало.
С увольнением по подпункту «б» пункта 1 статьи 51 Федерального закона «О статусе военнослужащих» от 27.05.1998 N 76-ФЗ Я не согласен, так как согласно ч. 11 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий, проходящий военную службу по контракту и имеющий несколько оснований для увольнения с военной службы, вправе уволиться по избранному им основанию. Аналогичное разъяснение содержится и в абз. 2 пункта 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 года № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих ». И несмотря на то, что со 2 января 2017 года, для военнослужащего установлен конкретный срок, в течение которого он должен определиться со своим волеизъявлением на заключение нового контракта о прохождении военной службы и обращение по этому поводу с соответствующим рапортом к командованию, а именно – не менее чем за четыре месяца до истечения срока действующего контракта. Последствием несоблюдения этого требования является императивное указание о представлении такого военнослужащего к увольнению с военной службы, однако Командир ВЧ № 14254 узнал об объективно существующем основании для моего увольнения по решению ВВК 3 апреля 2017 г. так как я написал рапорт с просьбой отправить меня на ввк в связи с болезнью приложив заключение онколога, что по моему мнению позволяло поменять мне статью увольнения, и не лишать меня права выбора, к тому же Командиру ВЧ № 14254 хорошо известно о том, что исполнение мной должностных обязанностей связано с воздействием ионизирующего излучения .
Также из выписного эпикриза усматривается, что заболевание получено мной в период прохождения военной службы. В связи с тем, что Командир ВЧ № 14254 , сказал что данный документ никакого основания для того чтобы дождаться пока Свидетельство ВВК по почте нет. На мою просьбу отправить запрос для подтверждения факта указанного заключения мне ответили отказом. Несмотря на то, что рапорт с просьбой направить на ВВК Я написал 3 апреля 2017, а убыл для прохождения ВВК только 12 июня 2017 , по причинам которые Я указывал выше. Считаю отказ мне в праве выбора статьи увольнения по избранному мной объективно существующему основанию неправомерным. В соответствии с п. 11 ст. 38 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 53 — ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части, а информацию о моем заболевании и прохождении ВВК Командир части получил за три месяца до издания приказа о моем увольнении.

на основании ст.218 КАС РФ
ПРОШУ :

1. Обязать командира войсковой части № представить его к досрочному увольнению с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями.
2 Обязать командира отменить приказ об увольнении по окончании контракта
3. Взыскать с ответчика государственную пошлину в размере 300 рублей.

На основании статьи 10 пункта «б» графы III Расписания болезней (приложение к Положению о военно-врачебной экспертизе, утвержденному Постановлением Правительства РФ 04.07.2013 года № 565) и дополнительных требований к состоянию здоровья: 1 годен к военной службе с незначительными ограничениями. Не годен к службе в спецсооружениях, работе с РВ и НИИ. Выписывается в удовлетворительном состоянии под наблюдение врача поликлиники по месту службы с рекомендациями.

— обязать командира войсковой части № представить меня к увольнению с военной службы на основании заключения военно-врачебной комиссии
Согласно подп. «б» п. 3 ст . 34 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий подлежит увольнению с военной службы по истечении срока контракта о прохождении военной службы при истечении срока контракта о прохождении военной службы при отсутствии других оснований для увольнения .

• 11 января 2017 г. согласно заключения ВВК №276 ФПСУ «142 ВГ» Минобороны России (военный госпиталь который расположен на территории воинской части) был признан «А» — годен к военной службе. Годен к работе с РВ, НИИ, службе в спецсооружениях, в ИП-4. (фото №1)
• 10 февраля 2017 г. обратился с жалобой на изменяющуюся родинку к кандидату медицинских наук, врачу онкологу-дерматологу БУЗ ВО ВОКОД (бюджетное учреждение здравоохранения воронежской области воронежский областной клинический онкологический диспансер г. Воронеж)
• 7 марта 2017 г. проведена операция по удалению родинки (иссечение кожи с опухолью)
• 13 марта 2017 г. по результатам биопсии (протокол №7233 прижизненного паталого-анатомического исследования биопсийного (операционного) материала сделано заключение: доброкачественное новобразоваиие. Внутридермальный невус кожи живота, (фото №2)
• 22 марта 2017 г. врач онколог-дерматолог БУЗ ВО ВОКОД (бюджетное учреждение здравоохранения воронежской области воронежский областной клинический онкологический диспансер г. Воронеж) вынес заключение: «Диспластический внутридермальный невус кожи живота», (фото №3)
• 3 апреля 2017 г. написал рапорт с просьбой отправить меня на ввк в связи с болезнью прилажив заключение гражданского врача онколога, (фото №4)
• 22 мая 2017 г. меня направили согласно приказа и направления командира войсковой части 14254 на ввк для определения годности к военной службе в связи с увольнением в запас по окончанию контракта, (фото №5,6)
• 23 марта прибыл на ввк.
• 27 марта убыл с ввк по семейным обстоятельствам и в связи с тем, что кадровый орган войсковой части 14254 выписал мне не то направление на ввк (в рапорте просил меня направить на ввк в связи с болезнью, для определения годности к военной службе, годности к работе с РВ. ИИ И, службе в спецсооружениях, в ИП-
4).
• 30 мая пишу рапорт на имя командира войсковой части 14254 с просьбой не увольнять меня по окончанию контракта в связи с прохождением ввк и последующим увольнением по ошм в связи с ввк. Рапорт мой командование части отказалось принимать, отправляю данный рапорт от того же числа 2 июня заказным письмом с уведомлением в адрес командира войсковой части 14254 (фото №7)
• I июня 2017 г. состоялся приказ командира войсковой части 14254 об увольнении меня из ВС РФ в запас в связи с окончанием контракта, (фото №8)
• 12 июня согласно приказа и правильного направления командира войсковой части 14254 (для определения годности к военной службе, годности к работе с РВ, ИМИ. службе в спецсооружениях, в ИП-4) повторно убыл на ввк.
20 июня госпитальной ВВК филиала №4 ФГКУ «ГВК1 имени академика 1-1.Н. Бурденко» Минобороны России г. Сергиев-Посад (см. выыписнбой эпикриз) признан годным к военной службе, годным к работе с РВ. НИИ, службе в спсцсооружеииях, в ИП-4. Врач хирург онколог Сорокин Владимир Геннадьевич говорил, что если они эту мою «фигню» отправят в ЦВВК, то они все получат по шапке (есть аудиозапись ]). Я с результатами ввк не согласился. Комиссия ВВК согласилась на проведение дополнительных обследований и проведение консультации у заслуженного врача РФ. главного онколога ВС РФ. заведующего 33 онкологическим отделением в ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко Федосина А.В.
21 июня прибыл в ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко г. Москва, заключение Федосина А.В., что данное заболевание препятствует дальнейшей моей службе с РВ и НИИ и мешает ношению военной формы одежды (есть аудиозапись 2) (фото №9)
21 июня прибыл обратно в филиал №4 ФГКУ «ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко» Минобороны России г. Сергиев-Посад доложил результаты консультации у главного онколога МО РФ лечащему врачу Сорокину В.Г., на что тот сказал, что «я все-таки добился своего» (есть аудиозапись 3). Вечером того же числа Сорокин В.Г. сообщает мне. что решением начальника госпиталя принято решении о направлении меня еще дополнительно на консультацию к главному дерматологу ВС РФ в тот же ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко г. Москва, на что я ответил своим несогласием с проведением данного обследования и указал, что они затягивают мое обследование, так как консультацию у дерматолога я прошел в их госпитале и претензий к его заключению не имею, на что мне было сказано, что это они принимают решение у кого и сколько мне нужно консультироваться.
22 июня утром по данному факту я написал рапорт на имя начальника госпиталя (фото №10), в котором указан, что согласно требований п. ! ПМО РФ №770 от 20.10.14г. со мной проведены в полном объеме все обязательные и дополнительные обязательные диагностические исследования, в связи с этим прошу провести экспертизу ввк на основании имеющихся заключений. Меня вызвал к себе начальник госпиталя подполковник Березин А.В. (имеется аудиозапись 4) и сказал, что рапорт мой он рассмотрит в установленные сроки, а если я не поеду на дополнительную консультацию и дам отказ в присутствии свидетелей (понятых) он расценит это как нарушение воинской дисциплины и выпишет меня из госпиталя за нарушение последней. С дополнительной консультацией согласился и в тот же день отправился своим ходом в Москву в ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко на консультацию к дерматологу. Дерматолог осмотрел меня и сказал что замечаний нет. что он полностью согласен с заключением дерматолога в их филиале №4 военном госпитале г. Сергиев-Посад. Я сообщил ему переданные мной наставления в г. Сергиев Посад
о том что им нужно заключение о моей годности, на что главный дерматолог ответил, что онкология это не его профиль, и что мне уже все написал главный онколог днем ранее. Я сразу по телефону сообщил данные результаты хирургу онкологу’ г. Сергиев Посад Сорокину В.Г., после чего он куда то звонил. Перезвонив мне минут через 10 сказал мне что бы я возвращался обратно в госпиталь г. Сергиев Посад. Прибыл поздно из врачей уже никого не встретил.
23 нюня меня представили повторно на ввк, по результатам которого меня признали «В» — годен к военной службе с незначительными ограничениями. Негоден к работе с РВ. НИИ, службе в спецсооружениях, в ИП-4
25 июня прибыл в часть (воскресенье)
26 июня вышел на службу и доложил своему начальнику и в кадровый орган о результатах экспертизы ВВК, показав им имеющийся у меня на руках выписной эпикриз (фото №11). Меня вызвали к командиру в/ч и сообщили у него в кабинете что оснований у них увольнять меня по ввк нет так как свидетельства о болезни у них нет. а выписной эпикриз который у меня находился для них юридической ответственности не представляет, поэтому они вынуждены уволить меня по окончанию контракта, и так как приказ о моем увольнении состоялся 1 нюня, у меня осталось на сдачу дел и должности 4 дня. На мою просьбу отправить запрос для подтверждения факта указанного заключения мне ответили отказом.
В указанный срок я получил и сдал все положенное мне имущество.
27 июня я написал рапорт командиру (фото №>12) в/ч и 28 июня отправил его заказным письмом с уведомлением (фото №13,14) в котором на основании заключения ввк прощу его не лишать меня права выбора статьи увольнения. 29 июня командир в/ч получил данный рапорт, однако ответа так и не последовало. ….Далее был шантаж 29 июня командиром (есть аудиозапись) и я написан рапорт о сдаче дел и должности …. а 30 июня был уже мой ответный шантаж, по результатам которого командир восстановил меня в списках части… Это другая большая история… Если нужно то распишу по подробнее…
30 июня со мной была проведена беседа командиром в/ч и составлен лист беседы, в котором я так же прошу не увольнять меня по окончанию контракта, так как имею основание для увольнения по выбранной мной статье увольнения и прошу предоставить положенный мне отпуск, в ответ командование в/ч в листе беседы указало что у них нет оснований для увольнения меня согласно заключения ввк. так как свидетельство им в часть не поступило, и в случае если оно гак и не поступит пока я буду находиться в отпуске они будут вынуждены меня уволить по окончанию контракта.
30 июня я убыл в отпуск по 18 июля.

ВЫПИСКА ИЗ ПРИКАЗА КОМАНДИРА ВОЙСКОВОЙ ЧАСТИ 14254
по личному составу
« 01 » июня 2017 г. № 30 г. Воронеж-45
§7
Нижепоименованных офицеров в соответствии с Федеральным законом от 28 марта 1998 г. № 53-Ф3 «О воинской обязанности и военной службе» статьей 34 Положения о порядке прохождения военной слукбы. утвержденного Указом Президента Российской Федерации от !6 сентября 1999 г. № 1237, УВОЛИТЬ с военной службы В ЗАПАС:
по истечении срока контракта о прохождения военной службы (подпункт «б» пункта 1 статьи 51 Федерального закона).
29. Капитана МУДРИХИНА Павла Павловича, старшего инженера группы (поверки изделий) сборочной бригады (поддержания боевой готовности и обеспечения безопасной эксплуатации ЯБШ войсковой части 14254.
03.09.1987 г.р.
Выслуга лет в ВС: календарная — 12 лет 10 мес, в льготном исчислении — 16 лет 10 мес.
Контракт о прохождении военной службы в ВС РФ сроком на 3 года по 19.06.2017 г.
Является участником накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих.
Подлежит направлению на воинский учёт в военный комиссариат Фировского района но Тверской области. Основание: представление начальника сборочной бригады (поддержания боевой готовности и обеспечения безопасной эксплуатации ЯБП) войсковой части 14254 от 25.05.2017 г.
п.п. КОМАНДИР ВОЙСКОВОЙ ЧАСТИ 14254
полковник
В.Александров
Верно: Начальник отделения кадров войсковой части 14?>4
майору /

Капитану Мудрихину П.П.
На Ваш рапорт сообщаю следующее.
В соответствии с пунктом 11 статьи 9 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года № 1237, военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, не подавший по команде рапорт о заключении с ним нового контракта в срок, установленный пунктом 9 статьи 9 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года № 1237 (для заключения нового контракта военнослужащий, у которого заканчивается срок действующего контракта, не менее чем за четыре месяца до истечения его срока подает по команде рапорт должностному лицу, которое вправе заключать с ним новый контракт), представляется к увольнению с военной службы.
Вами не был подан рапорт о заключении нового контракта
установленным порядком.
На основании изложенного, приказом командира войсковой части 14254 (по личному составу) от 01.06.2017 г. № 30 Вы уволены с военной службы в запас по истечении срока контракта о прохождения военной службы (подпункт «б» пункта 1 статьи 51 Федерального закона). Выписку
прилагаю.

Командир войсковой части 14254
полковник

несколько оснований для увольнения
согласно ч. 11 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий, проходящий военную службу по контракту и имеющий несколько оснований для увольнения с военной службы, вправе уволиться по избранному им основанию
РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
30 ноября 2015 года город Петропавловск-Камчатский
35 гарнизонный военный суд в составе: председательствующего — судьи Абдулхалимова И.А., при секретаре судебного заседания Замиховской А.В., с участием помощника военного прокурора Петропавловск-Камчатского гарнизона лейтенанта юстиции Палеева Д.А., представителя административного истца Налимова В.Н., представителя командира и начальника отдела кадров войсковой части № Телешевой М.А. и представителя командира войсковой части №№ Пащенко А.А., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении военного суда административное дело № 2а-421/2015 по административному исковому заявлению Налимова В.Н. в интересах бывшей военнослужащей войсковой части №№ Корякиной об оспаривании действий командира и начальника отдела кадров войсковой части №, а также командира войсковой части №№, связанных с отказом во внесении изменений в приказ об увольнении с военной службы,

установил:
Приказом командира войсковой части № административный истец уволена с военной службы по возрасту — по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, а приказом от ДД.ММ.ГГГГ № с той же даты исключена из списков личного состава войсковой части №№.

Не согласившись с основанием увольнения с военной службы, Налимов В.Н. обратился в суд с административным исковым заявлением в интересах Корякиной, в котором просил:

— признать незаконным возвращение начальником отдела кадров войсковой части № без реализации документов на изменение основания увольнения административного истца с военной службы;

— обязать начальника отдела кадров войсковой части № принять и направить указанные документы командиру этой же воинской части для внесения изменений в приказ об увольнении административного истца с военной службы — с увольнения по достижении предельного возраста пребывания на военной службе на увольнение в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе военнослужащего, проходящего военную службу по контракту на воинской должности, для которой штатом предусмотрено воинское звание до старшины включительно.

Надлежащим образом извещенный о дате, времени и месте судебного заседания административный истец в суд не прибыла, в поданном в суд ходатайстве просила рассмотреть дело без её участия.

Обосновывая свои требования, представитель административного истца как в административном исковом заявлении, так и в судебном заседании указал, что его доверитель проходила военную службу по контракту в войсковой части №№. Оспариваемым приказом командира административный истец уволена с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе. Вместе с тем заключением военно-врачебной комиссии от ДД.ММ.ГГГГ Корякина признана ограниченно годной к военной службе, а имеющиеся у неё заболевания признаны полученными в период прохождения военной службы, в связи с чем, по мнению названного представителя, административный истец имеет право выбора основания увольнения с военной службы. Также указал, что начальник отдела кадров войсковой части № в нарушение установленного порядка и с превышением своих должностных полномочий вернул без реализации ходатайство командира войсковой части №№ об изменении основания увольнения Корякиной с военной службы. На основании изложенного просил удовлетворить заявленные требования в полном объеме.

Представитель командира войсковой части №№ в судебном заседании заявленные требования не признал и просил отказать в их удовлетворении, при этом указал, что командир воинской части, направив в адрес начальника отдела кадров войсковой части № соответствующие документы, фактически ходатайствовал по существу рапорта административного истца об изменении основания её увольнения с военной службы, в связи с чем каких-либо прав Корякиной не нарушал.

Представитель должностных лиц Телешева в судебном заседании заявленные требования также не признала и просила отказать в их удовлетворении, при этом пояснила, что административный истец право на изменение основания увольнения с военной службы не имеет, поскольку согласно ч. 11 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий, проходящий военную службу по контракту и имеющий несколько оснований для увольнения с военной службы, вправе уволиться по избранному им основанию. Вместе с тем у административного истца право выбора основания появилось лишь в сентябре 2015 года, то есть более чем через год после её увольнения с военной службы. Также указала, что исходя из п. 8 приказа Министра обороны Российской Федерации от 7 апреля 2015 года № 180 начальник кадрового органа обязан рассматривать поступающие в кадровый орган документы, что им и было сделано. Сослалась на то, что начальником отдела кадров решение о возвращении документов было принято по указанию командира воинской части, поскольку только он уполномочен вносить изменения в изданные им приказы.

Выслушав объяснения сторон и заключение военного прокурора, полагавшего необходимым оставить рассматриваемое административное исковое заявление без удовлетворения, исследовав представленные доказательства в их совокупности, суд находит заявленные требования не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со справкой госпиталя от ДД.ММ.ГГГГ № административный истец освидетельствована военно-врачебной комиссией (далее — ВВК) этого учреждения и признана «А» — годной к военной службе.

Согласно листам бесед от ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ в связи с представлением административного истца к увольнению с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на таковой с ней проведены беседы, на которых Корякина выразила своё несогласие с увольнением и просила заключить новый контракт. При этом в этих листах имеется ссылка на заключением ВВК от ДД.ММ.ГГГГ №.

Из выписки из приказа командира войсковой части № следует, что административный истец уволена с военной службы в запас в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», то есть по возрасту — по достижении предельного возраста пребывания на военной службе. При этом административный истец 12 сентября 2014 года ознакомлена с этим приказом, что усматривается из соответствующей записи на указанной выписке.

Как следует из свидетельства о болезни от ДД.ММ.ГГГГ №, у административного истца диагностированы различные заболевания, которые ВВК признаны полученными в период прохождения военной службы, при этом сделано заключение о признании Корякиной ограниченно годной к военной службе по категории «В».

Как видно из рапорта административного истца от 21 сентября 2015 года, она обратилась к командиру войсковой части №№ с ходатайством об изменении основания увольнения с военной службы — с увольнения по достижении предельного возраста пребывания на военной службе на увольнение в связи с признанием ВВК ограниченно годной к военной службе.

Такое ходатайство административного истца названным командиром поддержано, в связи с чем им в свою очередь в адрес начальника отдела кадров войсковой части № направлено соответствующее ходатайство, которое, согласно резолюции на этом ходатайстве, указанным начальником возвращено без реализации, поскольку административный истец на момент увольнения с военной службы была признана годной к таковой.

Как предусмотрено п. «а» ч. 1 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (далее — Закон) и п. «а» ч. 3 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года № 1237 (далее — Положение), военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, подлежит увольнению с военной службы по возрасту — по достижении предельного возраста пребывания на военной службе.

При этом п. «г» ч. 1 ст. 51 Закона предусмотрено, что военнослужащий, проходящий военную службу по контракту на воинской должности, для которой штатом предусмотрено воинское звание до старшины включительно, подлежит увольнению с военной службы по состоянию здоровья — в связи с признанием ВВК ограниченно годным к военной службе.

Как установлено ч. 11 ст. 34 Положения, при наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию.

Вместе с тем, в судебном заседании установлено, что на день издания приказа об увольнении административного истца с военной службы отсутствовало заключение ВВК о её ограниченной годности к военной службе.

Напротив, за 6 месяцев до издания командиром войсковой части № приказа от ДД.ММ.ГГГГ № об увольнении административного истца по достижении предельного возраста пребывания на военной службе она ДД.ММ.ГГГГ была освидетельствована ВВК госпиталя и признана по группе «А» — годной к военной службе.

Издавая указанный приказ, названный командир правомерно исходил из того обстоятельства, что на ДД.ММ.ГГГГ иных оснований к досрочному увольнению административного истца с военной службы не имелось.

Согласно данным из истории болезни административный истец была освидетельствована ВВК того же медицинского учреждения и признана ограничено годной к военной службе лишь ДД.ММ.ГГГГ, то есть более чем через год после того, как была уволена с военной службы.

Из изложенного следует, что волеизъявление административного истца на изменение основания увольнения с военной службы появилось у неё более чем через год после её досрочного увольнения, в связи с чем следует отметить, что действующее законодательство не содержит норм, которые бы позволяли гражданам, уволенным с военной службы на законных основаниях, через какое-то время, по своему усмотрению требовать изменить основания увольнения, а воинским должностным лицам удовлетворять такие требования бывших военнослужащих.

Довод административного истца о том, что начальник отдела кадров войсковой части № в нарушение установленного порядка и с превышением своих должностных полномочий вернул без реализации ходатайство об изменении основания увольнения административного истца с военной службы, является безосновательным, так как в судебном заседании установлено, что фактически такое решение названным начальником было принято по указанию командира воинской части, наделенного полномочием на издание приказа об увольнении административного истца с военной службы.

Указанное обстоятельство подтверждается сообщением командира войсковой части № от ДД.ММ.ГГГГ №.

Более того, как усматривается из п. 8 приказа Министра обороны Российской Федерации от 7 апреля 2015 года № 180, начальник кадрового органа обязан рассматривать поступающие в кадровый орган документы.

Поскольку правовых оснований для изменения основания увольнения административного истца с военной службы не имелось, упомянутый начальник, указав об этом, исходя из данного ему командиром воинской части указания и приведенного положения приказа министра обороны Российской Федерации, вернул без реализации соответствующее ходатайство командира войсковой части 52020, чем своих полномочий не превысил.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 175-180 и 227 КАС РФ,
решил:
В удовлетворении административного искового заявления Налимова В.Н. в интересах бывшей военнослужащей войсковой части №№ сержанта в отставке Корякиной об оспаривании действий командира и начальника отдела кадров войсковой части №, а также командира войсковой части №№, связанных с отказом во внесении изменений в приказ об увольнении с военной службы, — отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Тихоокеанский флотский военный суд через 35 гарнизонный военный суд в течение месяца со дня его принятия судом в окончательной форме.
Судья 35 гарнизонного военного суда И.А. Абдулхалимов
Секретарь судебного заседания А.В. Замиховская
Подборка решений судов

• I июня 2017 г. состоялся приказ командира войсковой части 14254 об увольнении меня из ВС РФ в запас в связи с окончанием контракта,

• 7 марта 2017 г. проведена операция по удалению родинки (иссечение кожи с опухолью)
• 13 марта 2017 г. по результатам биопсии (протокол №7233 прижизненного паталого-анатомического исследования биопсийного (операционного) материала сделано заключение: доброкачественное новобразоваиие. Внутридермальный невус кожи живота,
• 3 апреля 2017 г. написал рапорт с просьбой отправить меня на ввк в связи с болезнью прилажив заключение онколога, (фото №4)
• 22 мая 2017 г. меня направили согласно приказа и направления командира войсковой части 14254 на ввк для определения годности к военной службе в связи с увольнением в запас по окончанию контракта, (фото №5,6)
• 23 мая прибыл на ввк.
• 27 мая убыл с ввк в связи с тем, что кадровый орган войсковой части 14254 выписал мне не то направление на ввк (в рапорте просил меня направить на ввк в связи с болезнью, для определения годности к военной службе, годности к работе с РВ. ИИ И, службе в спецсооружениях, в ИП-
4).
12 июня согласно приказа и правильного направления командира войсковой части 00000 (для определения годности к военной службе, годности к работе с РВ, ИМИ. службе в спецсооружениях, в ИП-4) повторно убыл на ввк.
20 июня госпитальной ВВК филиала №4 ФГКУ «ГВК1 имени академика 1-1.Н. Бурденко» Минобороны России г. Сергиев-Посад (см. выыписнбой эпикриз) признан годным к военной службе, годным к работе с РВ. НИИ, службе в спсцсооружеииях, в ИП-4. Врач хирург онколог Сорокин Владимир Геннадьевич говорил, что если они эту мою «фигню» отправят в ЦВВК, то они все получат по шапке (есть аудиозапись ]). Я с результатами ввк не согласился. Комиссия ВВК согласилась на проведение дополнительных обследований и проведение консультации у заслуженного врача РФ. главного онколога ВС РФ. заведующего 33 онкологическим отделением в ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко Федосина А.В.
21 июня прибыл в ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко г. Москва, заключение Федосина А.В., что данное заболевание препятствует дальнейшей моей службе с РВ и НИИ и мешает ношению военной формы одежды (есть аудиозапись 2) (фото №9)
21 июня прибыл обратно в филиал №4 ФГКУ «ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко» Минобороны России г. Сергиев-Посад доложил результаты консультации у главного онколога МО РФ лечащему врачу Сорокину В.Г., на что тот сказал, что «я все-таки добился своего» (есть аудиозапись 3). Вечером того же числа Сорокин В.Г. сообщает мне. что решением начальника госпиталя принято решении о направлении меня еще дополнительно на консультацию к главному дерматологу ВС РФ в тот же ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко г. Москва, на что я ответил своим несогласием с проведением данного обследования и указал, что они затягивают мое обследование, так как консультацию у дерматолога я прошел в их госпитале и претензий к его заключению не имею, на что мне было сказано, что это они принимают решение у кого и сколько мне нужно консультироваться.
22 июня утром по данному факту я написал рапорт на имя начальника госпиталя (фото №10), в котором указан, что согласно требований п. ! ПМО РФ №770 от 20.10.14г. со мной проведены в полном объеме все обязательные и дополнительные обязательные диагностические исследования, в связи с этим прошу провести экспертизу ввк на основании имеющихся заключений. Меня вызвал к себе начальник госпиталя подполковник Березин А.В. (имеется аудиозапись 4) и сказал, что рапорт мой он рассмотрит в установленные сроки, а если я не поеду на дополнительную консультацию и дам отказ в присутствии свидетелей (понятых) он расценит это как нарушение воинской дисциплины и выпишет меня из госпиталя за нарушение последней. С дополнительной консультацией согласился и в тот же день отправился своим ходом в Москву в ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко на консультацию к дерматологу. Дерматолог осмотрел меня и сказал что замечаний нет. что он полностью согласен с заключением дерматолога в их филиале №4 военном госпитале г. Сергиев-Посад. Я сообщил ему переданные мной наставления в г. Сергиев Посад
о том что им нужно заключение о моей годности, на что главный дерматолог ответил, что онкология это не его профиль, и что мне уже все написал главный онколог днем ранее. Я сразу по телефону сообщил данные результаты хирургу онкологу’ г. Сергиев Посад Сорокину В.Г., после чего он куда то звонил. Перезвонив мне минут через 10 сказал мне что бы я возвращался обратно в госпиталь г. Сергиев Посад. Прибыл поздно из врачей уже никого не встретил.
23 нюня меня представили повторно на ввк, по результатам которого меня признали «В» — годен к военной службе с незначительными ограничениями. Негоден к работе с РВ. НИИ, службе в спецсооружениях, в ИП-4

26 июня вышел на службу и доложил своему начальнику и в кадровый орган о результатах экспертизы ВВК, показав им имеющийся у меня на руках выписной эпикриз (фото №11). Меня вызвали к командиру в/ч и сообщили у него в кабинете что оснований у них увольнять меня по ввк нет так как свидетельства о болезни у них нет. а выписной эпикриз который у меня находился для них юридической ответственности не представляет, поэтому они вынуждены уволить меня по окончанию контракта, и так как приказ о моем увольнении состоялся 1 нюня, у меня осталось на сдачу дел и должности 4 дня. На мою просьбу отправить запрос для подтверждения факта указанного заключения мне ответили отказом.

27 июня я написал рапорт командиру (фото №>12) в/ч и 28 июня отправил его заказным письмом с уведомлением (фото №13,14) в котором на основании заключения ввк прощу его не лишать меня права выбора статьи увольнения. 29 июня командир в/ч получил данный рапорт, однако ответа так и не последовало.
С увольнением по подпункту «б» пункта 1 статьи 51 Федерального закона Я не согласен, так как согласно ч. 11 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий, проходящий военную службу по контракту и имеющий несколько оснований для увольнения с военной службы, вправе уволиться по избранному им основанию. Аналогичное разъяснение содержится и в абз. 2 пункта 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 года № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих ». И несмотря на то, что со 2 января 2017 года, для военнослужащего установлен конкретный срок, в течение которого он должен определиться со своим волеизъявлением на заключение нового контракта о прохождении военной службы и обращение по этому поводу с соответствующим рапортом к командованию, а именно – не менее чем за четыре месяца до истечения срока действующего контракта. Последствием несоблюдения этого требования является императивное указание о представлении такого военнослужащего к увольнению с военной службы, однако Командир ВЧ № 14254 узнал об объективно существующем основании для моего увольнения по решению ВВК …… числа, что по моему мнению позволяло поменять мне статью увольнения, и не лишать меня права выбора.

Согласно подп. «б» п. 3 ст . 34 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий подлежит увольнению с военной службы по истечении срока контракта о прохождении военной службы при истечении срока контракта о прохождении военной службы при отсутствии других оснований для увольнения .

При этом, в соответствии с п. 11 ст . 34 этого же Положения, при наличии у военнослужащего по контракту нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию .

В соответствии с п. 14 ст . 34 упомянутого Положения, перед представлением военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, к увольнению с военной службы уточняются данные о прохождении им военной службы , исчисляется выслуга лет. Кроме этого, с военнослужащим проводится индивидуальная беседа, содержание которой отражается в листе беседы.

Согласно п. 11 ст. 34 Положения при наличии у военнослужащего, проходящий военную службу по контракту, нескольких оснований увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию.

Между тем, по мнению суда Сорокин, узнав о наличии у него возможности об досрочном увольнении с военной службы по более выгодному для него основанию, не смог ее реализовать из-за действий командира войсковой части №, который направив, Сорокина на ВВК для определения категории годности его здоровья к военной службе в ВДВ, исключил его из списков личного состава части, не дождавшись утверждения заключения ВВК филиала № 4 ФБУ «№ ОВКГ» ВВК «№ ОВКГ».

Командир (начальник) воинской части: командир войсковой части случае увольнения военнослужащего с военной службы по состоянию здоровья или его досрочного увольнения (за исключением п./п. «д»,»е» и «з» п. 1 и п./п. «д» п. 2 ст. 51 Закона) обязан провести все мероприятия, определенные пунктами Инструкции в соответствии с Приказом Министра обороны РФ от 30.10.2015 N 660 , с момента принятия решения по соответствующему рапорту.
————————————————————————————————————
а) то что должно за 6 месяцев:
1. Уточненение о заключении нового контракта Было проведено в феврале 2017 года, то есть за четыре месяца до окончания контракта
2. Дело не отправляли выслуга лет не подсчитывалась
3. На ВВК отправили меньше чем за месяц до окончания контракта 22 мая. Направление на ВВК выпрашивал по причине болезни в наш центральный военный госпиталь 12 Главного управления г. Сергиев-Посад, мне говорили что нет оснований а ВВК по кончанию контракта они могут провести и в местном госпитале за один два дня
4. Отпуск был предоставлен только лишь спустя месяц после издания приказа о моём увольнении с 30 июня (приказ от 1 июня)
5. Аттестация не проведена вообще!!!
6. Беседу со мной провели только лишь по моему требованию только лишь спустя месяц после издания приказа об моем увольнении 30 мая
————————————————————————————————————-
а) за шесть месяцев до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта:

уточняет у военнослужащего вопрос заключения им нового контракта, учитывая наличие необходимой выслуги лет для назначения пенсии за выслугу лет, состояние здоровья, обеспеченность жилым помещением по установленным нормам;

обеспечивает направление личного дела военнослужащего, подлежащего увольнению, в соответствующий орган, уполномоченный осуществлять подсчет выслуги лет на пенсию;

направляет военнослужащего (по его желанию) на медицинское освидетельствование в соответствующую военно-врачебную комиссию (далее — ВВК);

предоставляет военнослужащему ежегодный основной отпуск и дополнительные (если таковые имеются) отпуска соответствующей продолжительности, а также дополнительные сутки отдыха за исполнение обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени (привлечение к исполнению обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни) с расчетом их завершения ко времени издания приказа по личному составу об увольнении военнослужащего с военной службы;

б) организовывает за четыре месяца до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта проведение аттестации военнослужащего;

в) за три месяца до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта:

доводит до военнослужащего принятое решение о его дальнейшем служебном предназначении;

проводит беседу с военнослужащим о предстоящем увольнении с военной службы с привлечением при необходимости представителей кадрового органа и юридической службы. В ходе беседы с военнослужащим оформляется лист беседы по рекомендуемому образцу согласно приложению N 9 к настоящему Порядку.
Подборка решений судов

Действующее законодательство Российской Федерации о прохождении военной службы предусматривает, что процедура увольнения военнослужащих с военной службы состоит из двух этапов — издание приказа об увольнении, а затем издание приказа об исключении из списков личного состава воинской части, что является фактическим окончанием военной службы .

Согласно п. 11 статьи 34 Положения , при наличии у военнослужащего , проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию (за исключением случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным подпунктами «д», «д.1», «д.2», «е», «е.1» и «з» пункта 1 и подпунктами «в», «д», «е.1» и «е.2» пункта 2 статьи 51 Федерального закона).

Аналогичное разъяснение содержится и в абз. 2 пункта 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 года № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих ».

Согласно п. 11 ст . 34 Положения о порядке прохождения военной службы , утвержденного Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 года № 1237, п. 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 года № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих », при наличии у военнослужащего , проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию (за исключением случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным подпунктами «д», «д.1», «д.2», «е», «е.1» и «з» пункта 1 и подпунктами «в», «д», «е.1» и «е.2» пункта 2 статьи 51 Федерального закона).

Таким образом, по мнению административного истца, он имеет право выбора основания для досрочного увольнения с военной службы по своему усмотрению.

В связи с этим, административный истец считает, что в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 2 января 2017 года № 5 приведенные пункты Положения о порядке прохождения военной службы изложены в новой редакции, в соответствии с которой для заключения нового контракта военнослужащий , у которого заканчивается срок действующего контракта, подает по команде рапорт должностному лицу, которое вправе заключать с ним новый контракт, не менее чем за четыре месяца до истечения его срока.

Военнослужащий , проходящий военную службу по контракту, не подавший по команде рапорт о заключении с ним нового контракта в срок, установленный п. 9 ст . 9 Положения о порядке прохождения военной службы , представляется к увольнению с военной службы .

Таким образом, до 2 января 2017 года Положение о порядке прохождения военной службы действительно предусматривало, что военнослужащий , у которого заканчивается контракт о прохождении военной службы , вправе подать рапорт должностному лицу, которое вправе заключать с ним новый контракт, до окончания срока предыдущего контракта, при этом к увольнению с военной службы представлялся военнослужащий , не изъявивший желания заключить новый контракт до истечения срока действующего контракта.

В этом случае требование п. 8 ст . 9 Положения о порядке прохождения военной службы фактически определяло исключительно срок принятия командиром (начальником) решения о заключении контракта с военнослужащим, и не находилось в какой-либо взаимосвязи с пп. 9 и 11 ст . 9 Положения о порядке прохождения военной службы .

Однако в настоящий момент, со 2 января 2017 года, для военнослужащего установлен конкретный срок, в течение которого он должен определиться со своим волеизъявлением на заключение нового контракта о прохождении военной службы и обращение по этому поводу с соответствующим рапортом к командованию, а именно – не менее чем за четыре месяца до истечения срока действующего контракта. Последствием несоблюдения этого требования является императивное указание о представлении такого военнослужащего к увольнению с военной службы .

При этом данное положение закона, по мнению суда, направлено на соблюдение баланса интересов как военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, так и должностных лиц органов военного управления, полномочных принимать решение о заключении с таким военнослужащим нового контракта о прохождении военной службы , а также обеспечивает реализацию принципа недопустимости злоупотребления правом какой-либо из указанных сторон воинских правоотношений.

Иных обстоятельств, которые бы свидетельствовали о нарушении процедуры представления административного истца к увольнению с военной службы или порядка обеспечения его положенными видами довольствия до исключения из списков личного состава воинской части, судом не установлено, и представителем административного истца не приведено.

Подборка решений судов

15 декабря 2011 года Сорокин обратился к командиру войсковой части № с рапортом об изменении основания увольнения, с увольнения по собственному желанию на увольнение по организационно-штатным мероприятиям.

19 декабря 2011 года командир войсковой части №, не рассмотрев рапорта Сорокина об изменении основания увольнения и не дождавшись утверждения выводов военно-врачебной комиссии филиала № 4 ФБУ «№ ОВКГ» § 5 приказа № 237, исключил Сорокина из списков личного состава части с 19 декабря 2011 года.

командование нарушило его права и охраняемые законом интересы, поскольку сначала уволило его с военной службы без заключения ВВК о состоянии годности его здоровья к военной службе в ВДВ, а затем, направив на ВВК и не дождавшись утверждения его результатов, исключило из списков личного состава части.

анализ пленума ВС РФ № 8
Верховный суд в своем Постановлении прописывает правоприменительную практику для всех нижестоящих судов. Поэтому после его выхода судьи, вынесшие решения в разрез с Постановлением ВС подлежат переатестации (возможном увольнении).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 8 О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих

ФЗ О Верховном суде РФ

Статья 5. Пленум Верховного Суда Российской Федерации

1. Пленум Верховного Суда Российской Федерации действует в составе Председателя Верховного Суда Российской Федерации, первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, заместителей Председателя Верховного Суда Российской Федерации — председателей судебных коллегий Верховного Суда Российской Федерации, указанных в части 2 статьи 3 настоящего Федерального конституционного закона (далее также — заместители Председателя Верховного Суда Российской Федерации), и судей Верховного Суда Российской Федерации.
2. В заседаниях Пленума Верховного Суда Российской Федерации по приглашению Председателя Верховного Суда Российской Федерации вправе принимать участие Председатель Конституционного Суда Российской Федерации, Генеральный прокурор Российской Федерации, Министр юстиции Российской Федерации, их заместители, судьи Конституционного Суда Российской Федерации, судьи иных судов и другие лица.
3. Пленум Верховного Суда Российской Федерации:
1) рассматривает материалы анализа и обобщения судебной практики и дает судам разъяснения по вопросам судебной практики в целях обеспечения единообразного применения законодательства Российской Федерации;
11. … судам необходимо учитывать, что в/с, заключая контракт, налагает на себя … обязанность продолжать военную службу после истечения срока, указанного в контракте, в случаях, предусмотренных в законе (например, если военнослужащий не может быть уволен с военной службы в связи с ДПВ пребывания на военной службе без предоставления ему жилищной субсидии или жилого помещения (п.1 ст.23 ФЗ «О статусе военнослужащих» и др.).

При разрешении споров о правомерности нахождения в/с на военной службе после истечения срока контракта судам следует исходить из того, что если после истечения срока, указанного в контракте, в/с продолжает прохождение военной службы, например, до обеспечения его жилым помещением, то при отсутствии письменного согласия военнослужащего на увольнение с военной службы до обеспечения его жилым помещением (например, при отсутствии рапорта и др.) такого военнослужащего следует считать проходящим военную службу в добровольном порядке только до реализации его права на жилище. При совершении в указанный период правонарушения такой военнослужащий в зависимости от характера и тяжести содеянного подлежит привлечению к дисциплинарной, административной, материальной, гражданско-правовой или уголовной ответственности в соответствии с федеральными законами.

про перевод к новому месту службы на равную должность

13. … военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть переведен к новому месту военной службы по служебной необходимости с назначением на равную воинскую должность без
его согласия, что обусловлено спецификой военной службы и само по себе не может рассматриваться как нарушение его прав и свобод.
Вместе с тем данное обстоятельство не предполагает возможность произвольного перевода такого военнослужащего в другую воинскую часть (в другую местность), поскольку статья 15 ПоППВС устанавливает исчерпывающий перечень случаев и условий, при которых военнослужащие могут быть переведены к новому месту службы из одной воинской части в другую, в том числе находящуюся в другой местности.

про распоряженцев на зарубежных базах России

14. … нахождение российских в/с на территории стран пребывания военных баз вне состава и их штатной численности не предусмотрено.
В связи с изложенным судам при разрешении споров в отношении в/с, освобожденных от воинских должностей, необходимо учитывать, что зачисление их в распоряжение командиров (начальников) на территории военных баз не производится и вопросы дальнейшего прохождения ими военной службы должны решаться путем плановой замены либо путем увольнения с военной службы или зачисления в распоряжение командиров (начальников) на территории РФ в пределах срока нахождения в распоряжении

про сохранение «боковика» при повторных назначениях на должность

19. … в соответствии с ПП РФ от 17.03.99 г. №305 «О сохранении за в/с, проходящими военную службу по контракту, ОВД при их переводе на воинские должности с меньшими ОВД в связи с реформированием ВС РФ, других войск, воинских формирований и органов, в которых законом предусмотрена военная служба» (в ред. ПП РФ от 31.01.12г. №60), таким в/с выплата сохраненного оклада по прежней воинской должности производится при прохождении военной службы на той воинской должности, на которую они были назначены с сохранением указанного оклада.
Назначение впоследствии на иную воинскую должность не влечет выплату в/с ранее сохраненного ОВД по прежней воинской должности.

срок исковой давности по дополнительным суткам отдыха

21. … В тех случаях, когда в/с не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год до истечения первого квартала следующего года,
срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с первого дня второго квартала следующего года … .

про право на получение дополнительной площади от 15 до 25 м.кв.

28. Во избежание нарушения прав военнослужащих на дополнительную общую площадь жилого помещения в соответствии с п.2 ст.15_1 ФЗ «О статусе военнослужащих» судам следует исходить из того, что такое право сохраняется за офицерами в воинском звании полковника, ему равном и выше, не только проходящими военную службу, но и уволенными с военной службы по ДПВ на военной службе, СЗ или в связи с ОШМ. Иные категории военнослужащих (например, командиры воинских частей в воинском звании до подполковника, капитана 2 р. включительно) имеют право на дополнительную общую площадь жилого помещения только в период прохождения военной службы. ..

про жилищное обеспечение семей погибших военнослужащих

29. При разрешении споров о праве членов семей в/с, погибших (умерших) в период прохождения военной службы, и членов семей граждан, проходивших военную службу по контракту и погибших (умерших) после увольнения с военной службы, на жилое п?6?
что такое существенное нарушение условий контракта в отношении военнослужащего?

44. … может быть признано такое нарушение, из-за которого в/с лишился возможности осуществлять свои конституционные права, либо нарушение, лишающее в/с или членов его семьи возможности воспользоваться наиболее значимыми для них правами, социальными гарантиями и компенсациями, предусмотренными законодательством о порядке прохождения военной службы и статусе военнослужащих.
При разрешении заявлений об оспаривании отказа в увольнении с военной службы в связи с нарушением условий контракта о прохождении военной службы со стороны ФОИВ, в котором предусмотрена военная служба, вопрос о том, являются ли допущенные в отношении в/с нарушения условий контракта существенными, должен решаться судом индивидуально по каждому конкретному делу с учетом таких обстоятельств, как семейное и материальное положение в/с, место его военной службы и условия ее прохождения, а также других данных.
Систематическим нарушением условий контракта должны признаваться многократные нарушения предусмотренных законодательством о статусе военнослужащих прав в/с (повторяющиеся более двух раз) в течение непродолжительного времени.

про увольнение распоряженцев, имеющих служебное жилье в ИПМЖ, не совпадающим с местом службы

48. … Исходя из положений абз.14 п.1 ст.15, абз.2 п.1 ст.23 ФЗ «О статусе военнослужащих»,
п.17 ст.34 ПоППВС при разрешении споров о правомерности увольнения с военной службы
в/с, обеспеченных служебными ж.п., до реализации ими права на жилище по ИПМЖ, отличному от места военной службы, суды должны учитывать условия заключенного военнослужащими договора найма служебного жилого помещения (жилищного договора) и другие заслуживающие внимание обстоятельства.
про дисциплинарные наказания военнослужащих

38. … суды не вправе определять вид дисциплинарного взыскания, которое надлежит применить к в/с.

Судам следует учитывать, что в соответствии со ст.96 ДУ ВС РФ дисциплинарное взыскание – ПНСС – м.б. применено только к в/с, проходящему военную службу по контракту, занимающему штатную воинскую должность. К в/с, состоящему в распоряжении командира (начальника), указанное дисциплинарное взыскание не применяется.
В случае систематического нарушения должностных и (или) специальных
обязанностей до окончания срока действия данного взыскания
в/с м.б. представлен к снижению в воинской должности или досрочному увольнению с военной службы.
распоряженцам, которые очень хотят служить дальше

40. … По смыслу нормативных положений, регулирующих военную службу и порядок ее прохождения, при сокращении воинской должности, занимаемой в/с, и отсутствии вакантных воинских должностей в военном округе, в котором он проходит военную службу, другая воинская должность должна предлагаться в/с, изъявившему желание на назначение на низшие или высшие воинские должности, в масштабе ВС РФ, а в/с др. войск, воинских формирований и органов – в масштабах ФОИВ, в котором они проходят военную службу.

что такое существенное нарушение условий контракта в отношении военнослужащего?

44. … может быть признано такое нарушение, из-за которого в/с лишился возможности осуществлять свои конституционные права, либо нарушение, лишающее в/с или членов его семьи возможности воспользоваться наиболее значимыми для них правами, социальными гарантиями и компенсациями, предусмотренными законодательством о порядке прохождения военной службы и статусе военнослужащих.
При разрешении заявлений об оспаривании отказа в увольнении с военной службы в связи с нарушением условий контракта о прохождении военной службы со стороны ФОИВ, в котором предусмотрена военная служба, вопрос о том, являются ли допущенные в отношении в/с нарушения условий контракта существенными, должен решаться судом индивидуально по каждому конкретному делу с учетом таких обстоятельств, как семейное и материальное положение в/с, место его военной службы и условия ее прохождения, а также других данных.
Систематическим нарушением условий контракта должны признаваться многократные нарушения предусмотренных законодательством о статусе военнослужащих прав в/с (повторяющиеся более двух раз) в течение непродолжительного времени.

про увольнение распоряженцев, имеющих служебное жилье в ИПМЖ, не совпадающим с местом службы

48. … Исходя из положений абз.14 п.1 ст.15, абз.2 п.1 ст.23 ФЗ «О статусе военнослужащих»,
п.17 ст.34 ПоППВС при разрешении споров о правомерности увольнения с военной службы
в/с, обеспеченных служебными ж.п., до реализации ими права на жилище по ИПМЖ, отличному от места военной службы, суды должны учитывать условия заключенного военнослужащими договора найма служебного жилого помещения (жилищного договора) и другие заслуживающие внимание обстоятельства

пленум 22
В соответствии с частью 3 статьи 104 Жилищного кодекса Российской Федерации, увольнение со службы является основанием прекращения договора найма служебного жилого помещения.

Согласно подпункту 4 пункта 18, пункту 19 Постановления Правительства Российской Федерации от 26.01.2006 № 42 «Об утверждении Правил отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду и типовых договоров найма специализированных жилых помещений» договор найма служебного жилого помещения прекращается в связи с окончанием срока службы; в случае прекращения договора в связи с окончанием срока службы наниматель должен освободить жилое помещение. В случае отказа освободить жилое помещение граждане подлежат выселению без предоставления другого жилого помещения, за исключением случаев, предусмотренных Жилищным кодексом Российской Федерации.

Согласно статьям 38, 51 Федерального закона от 28.03.1998 №53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» срок военной службы устанавливается для военнослужащих , проходящих военную службу по контракту — в соответствии с контрактом о прохождении военной службы, после чего военнослужащий увольняется либо по истечении срока контракта, либо досрочно, в том числе в связи с организационно — штатными мероприятиями.

В соответствии со статьей 10 Жилищного кодекса Российской Федерации, жилищные права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных как Жилищным кодексом, так и другими федеральными законами, иными правовыми актами.

Нормами Федерального закона «О статусе военнослужащих » и другими нормативными правовых актами Российской Федерации военнослужащим , гражданам, уволенным с военной службы, и членам их семей гарантированы специальные жилищные права, которые не указаны в нормах Жилищного кодекса Российской Федерации.

Как разъяснено в пункте 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14.02.2000 № 9 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих », основания и порядок обеспечения военнослужащих жильем регулируются как нормами жилищного законодательства Российской Федерации, так и Федеральным законом «О статусе военнослужащих ».

Подборка решений судов

Подборка решений судов 2

Подборка решений судов 3

конституционный , увольнение жилье
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 августа 2016 г. N 210-КГ16-17

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Крупнова И.В.,

судей Замашнюка А.Н. и Сокерина С.Г.

при секретаре Замолоцких В.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по кассационной жалобе представителя командующего Северным флотом и командира войсковой части <…> — Юскина Д.О. на апелляционное определение Северного флотского военного суда от 27 января 2016 г., которым отменено решение Североморского гарнизонного военного суда от 18 ноября 2015 г. по административному исковому заявлению капитана запаса Карасева С.Ю. об оспаривании действий указанных должностных лиц, связанных с его исключением из списков личного состава воинской части.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Замашнюка А.Н., изложившего обстоятельства административного дела, содержание принятых по делу судебных постановлений, доводы кассационной жалобы, мнение прокурора отдела управления Главной военной прокуратуры Гаврилова А.В., полагавшего необходимым апелляционное определение Северного флотского военного суда отменить и оставить в силе решение гарнизонного военного суда, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Карасев С.Ю. обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором просил признать незаконным приказ командующего Северным флотом от 11 июня 2015 г. N 559-ДД об исключении его из списков личного состава войсковой части <…> без обеспечения жилищной субсидией и прохождения профессиональной переподготовки.

Решением Североморского гарнизонного военного суда от 18 ноября 2015 г. в удовлетворении административного искового заявления Карасева С.Ю. отказано.

Апелляционным определением Северного флотского военного суда от 27 января 2016 г. решение гарнизонного военного суда отменено и принято новое, которым приказ командующего Северным флотом от 11 июня 2015 г. N 559-ДД об исключении Карасева С.Ю. из списков личного состава войсковой части <…> признан незаконным, на командующего Северным флотом возложена обязанность по восстановлению административного истца в списках личного состава войсковой части <…> до предоставления ему жилищной субсидии. С Федерального казенного учреждения «Объединенное стратегическое командование Северного флота» в пользу Карасева С.Ю. взысканы судебные расходы в размере 3 000 рублей (оплата услуг представителя) и 450 рублей (государственная пошлина).

Определением судьи Северного флотского военного суда от 14 апреля 2016 г. отказано в передаче кассационной жалобы представителя административных ответчиков — Юскина Д.О. для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

В кассационной жалобе, поданной в Судебную коллегию по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации, представитель командующего Северным флотом и командира войсковой части <…> — Ю Д.О., ссылаясь на п. 1 ст. 23 и п. 4 ст. 19 Федерального закона «О статусе военнослужащих», утверждает, что судом апелляционной инстанции существенно нарушены нормы материального права, поскольку указанные положения закона не содержат запрета на исключение из списков личного состава части уволенного военнослужащего, обеспеченного по установленным нормам служебным жилым помещением, а прохождение (завершение) военнослужащим профессиональной переподготовки возможно и после его исключения из данных списков. В связи с этим представитель административных ответчиков просит апелляционное определение отменить и оставить в силе решение суда первой инстанции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 20 июля 2016 г. кассационная жалоба представителя административных ответчиков вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы в кассационном порядке извещены своевременно и в надлежащей форме.

Рассмотрев материалы административного дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по делам военнослужащих приходит к следующим выводам.

В соответствии со ст. 328 КАС РФ основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела допущены существенные нарушения норм материального права, что выразилось в следующем.

Как усматривается из материалов дела, Карасев С.Ю., имеющий общую продолжительность военной службы более 10 лет и обеспеченный по месту прохождения военной службы служебным жилым помещением по установленным нормам, приказом командующего Северным флотом от 25 января 2014 г. N 5 уволен с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями.

Данный приказ Карасев С.Ю. в судебном порядке не оспорил и свое нахождение на военной службе связывал не с ее прохождением, а с реализацией своих жилищных прав.

На момент увольнения он находился на учете нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, по избранному месту жительства в г. Санкт-Петербурге.

5 февраля 2014 г. жилищным органом удовлетворено заявление Карасева С.Ю. об изменении формы обеспечения жильем на государственный жилищный сертификат, а 27 мая 2015 г. — на жилищную субсидию.

В соответствии с абзацем вторым п. 1 ст. 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих» (в редакции, действовавшей на 25 января 2014 г.) военнослужащие — граждане, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающиеся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, без их согласия не могут быть уволены с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений или жилищной субсидии. При желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту увольнения с военной службы они обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту постоянного жительства в порядке, предусмотренном п. 14 ст. 15 названного закона.

Из анализа приведенной нормы следует, что закон устанавливает запрет на увольнение указанных военнослужащих при определенных обстоятельствах, а ограничений, связанных с невозможностью исключения таких уже уволенных военнослужащих из списков личного состава воинской части, обеспеченных по месту военной службы жилыми помещениями, не предусмотрено.

Кроме того, данное положение закона подлежит применению в зависимости от уровня обеспеченности военнослужащего жильем.

Аналогичный подход сформулирован и в п. 17 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237.

Согласно договору найма служебного жилого помещения в пос. Луостари-2 и обязательству о сдаче этого жилья Карасеву С.Ю. гарантировано сохранение за ним данного помещения до обеспечения его жилищной субсидией.

Поскольку Карасев С.Ю. (состав семьи 1 человек) по месту военной службы обеспечен служебным жилым помещением общей площадью 36,8 кв. м, то есть по установленной норме, признан нуждающимся в жилых помещениях по избранному месту жительства в г. Санкт-Петербурге, то действия командующего Северным флотом, связанные с увольнением административного истца с военной службы в январе 2014 года сомнений в законности не вызывают.

При таких данных оснований для нахождения Карасева С.Ю. в списках личного состава воинской части после осуществления с ним окончательного расчета по денежному довольствию, продовольственному и вещевому обеспечению не имелось, а не предоставление ему жилищной субсидии (как формы реализации права на жилье) при обеспеченности по месту службы служебным жилым помещением по установленным нормам и нахождении на учете нуждающихся в жилых помещениях по избранному месту жительства само по себе не являлось препятствием для увольнения в запас и исключения из списков личного состава части.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о законности приказа об исключении Карасева С.Ю. из списков личного состава войсковой части <…>, изданного во исполнение приказа командующего Северным флотом о его увольнении с военной службы, является правильным.

Учел гарнизонный военный суд и то, что с рапортом о прохождении профессиональной переподготовки Карасев С.Ю. обратился к командиру войсковой части <…> только 16 октября 2014 г., то есть после издания приказа об увольнении с военной службы.

В соответствии с п. 7 Порядка и условий профессиональной переподготовки по одной из гражданских специальностей военнослужащих — граждан Российской Федерации, проходящих военную службу по контракту, утвержденных приказом Министра обороны Российской Федерации от 18 марта 2009 г. N 95 и действовавших в период возникших правоотношений, документы Карасева С.Ю. 30 октября 2014 г. установленным порядком были направлены командованием в адрес начальника Военной академии войск РХБЗ и инженерных войск.

Что касается положений п. 4 ст. 19 Федерального закона «О статусе военнослужащих», предусматривающих право уволенных военнослужащих на завершение учебы бесплатно, то они не подлежат применению при разрешении спора, касающегося вопроса исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части, поскольку не затрагивают отношений, связанных с порядком прохождения военной службы. Прохождение (завершение) военнослужащим профессиональной переподготовки по одной из гражданских специальностей в силу закона возможно и после прекращения военно-служебных отношений.

Следовательно, вывод флотского военного суда о незаконности приказа командующего Северным флотом от 11 июня 2015 г. N 559-ДД об исключении Карасева С.Ю. из списков личного состава войсковой части <…> без выплаты ему жилищной субсидии является ошибочным.

Допущенное судом апелляционной инстанции существенное нарушение норм материального права повлияло на исход дела и без его устранения невозможна защита охраняемых законом публичных интересов в сфере правовых отношений, регулирующих порядок реализации права военнослужащих на жилище при увольнении с военной службы, что в силу ст. 328 КАС РФ является основанием для отмены в кассационном порядке апелляционного определения и оставления в силе решения суда первой инстанции.

Руководствуясь ст. 327 — 328, п. 4 ч. 1 ст. 329, 330 КАС РФ, Судебная коллегия по делам военнослужащих

определила:

апелляционное определение Северного флотского военного суда от 27 января 2016 г. отменить, оставить в силе решение Североморского гарнизонного военного суда от 18 ноября 2015 г., принятое по административному исковому заявлению Карасева С.Ю. об оспаривании действий командующего Северным флотом и командира войсковой части <…>, связанных с его исключением из списков личного состава воинской части.

Председательствующий

И.В.КРУПНОВ

Судьи

А.Н.ЗАМАШНЮК

С.Г.СОКЕРИН

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 августа 2016 г. N 210-КГ16-17

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Крупнова И.В.,

судей Замашнюка А.Н. и Сокерина С.Г.

при секретаре Замолоцких В.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по кассационной жалобе представителя командующего Северным флотом и командира войсковой части <…> — Юскина Д.О. на апелляционное определение Северного флотского военного суда от 27 января 2016 г., которым отменено решение Североморского гарнизонного военного суда от 18 ноября 2015 г. по административному исковому заявлению капитана запаса Карасева С.Ю. об оспаривании действий указанных должностных лиц, связанных с его исключением из списков личного состава воинской части.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Замашнюка А.Н., изложившего обстоятельства административного дела, содержание принятых по делу судебных постановлений, доводы кассационной жалобы, мнение прокурора отдела управления Главной военной прокуратуры Гаврилова А.В., полагавшего необходимым апелляционное определение Северного флотского военного суда отменить и оставить в силе решение гарнизонного военного суда, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Карасев С.Ю. обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором просил признать незаконным приказ командующего Северным флотом от 11 июня 2015 г. N 559-ДД об исключении его из списков личного состава войсковой части <…> без обеспечения жилищной субсидией и прохождения профессиональной переподготовки.

Решением Североморского гарнизонного военного суда от 18 ноября 2015 г. в удовлетворении административного искового заявления Карасева С.Ю. отказано.

Апелляционным определением Северного флотского военного суда от 27 января 2016 г. решение гарнизонного военного суда отменено и принято новое, которым приказ командующего Северным флотом от 11 июня 2015 г. N 559-ДД об исключении Карасева С.Ю. из списков личного состава войсковой части <…> признан незаконным, на командующего Северным флотом возложена обязанность по восстановлению административного истца в списках личного состава войсковой части <…> до предоставления ему жилищной субсидии. С Федерального казенного учреждения «Объединенное стратегическое командование Северного флота» в пользу Карасева С.Ю. взысканы судебные расходы в размере 3 000 рублей (оплата услуг представителя) и 450 рублей (государственная пошлина).

Определением судьи Северного флотского военного суда от 14 апреля 2016 г. отказано в передаче кассационной жалобы представителя административных ответчиков — Юскина Д.О. для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

В кассационной жалобе, поданной в Судебную коллегию по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации, представитель командующего Северным флотом и командира войсковой части <…> — Юскин Д.О., ссылаясь на п. 1 ст. 23 и п. 4 ст. 19 Федерального закона «О статусе военнослужащих», утверждает, что судом апелляционной инстанции существенно нарушены нормы материального права, поскольку указанные положения закона не содержат запрета на исключение из списков личного состава части уволенного военнослужащего, обеспеченного по установленным нормам служебным жилым помещением, а прохождение (завершение) военнослужащим профессиональной переподготовки возможно и после его исключения из данных списков. В связи с этим представитель административных ответчиков просит апелляционное определение отменить и оставить в силе решение суда первой инстанции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 20 июля 2016 г. кассационная жалоба представителя административных ответчиков вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы в кассационном порядке извещены своевременно и в надлежащей форме.

Рассмотрев материалы административного дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по делам военнослужащих приходит к следующим выводам.

В соответствии со ст. 328 КАС РФ основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела допущены существенные нарушения норм материального права, что выразилось в следующем.

Как усматривается из материалов дела, Карасев С.Ю., имеющий общую продолжительность военной службы более 10 лет и обеспеченный по месту прохождения военной службы служебным жилым помещением по установленным нормам, приказом командующего Северным флотом от 25 января 2014 г. N 5 уволен с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями.

Данный приказ Карасев С.Ю. в судебном порядке не оспорил и свое нахождение на военной службе связывал не с ее прохождением, а с реализацией своих жилищных прав.

На момент увольнения он находился на учете нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, по избранному месту жительства в г. Санкт-Петербурге.

5 февраля 2014 г. жилищным органом удовлетворено заявление Карасева С.Ю. об изменении формы обеспечения жильем на государственный жилищный сертификат, а 27 мая 2015 г. — на жилищную субсидию.

В соответствии с абзацем вторым п. 1 ст. 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих» (в редакции, действовавшей на 25 января 2014 г.) военнослужащие — граждане, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающиеся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, без их согласия не могут быть уволены с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений или жилищной субсидии. При желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту увольнения с военной службы они обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту постоянного жительства в порядке, предусмотренном п. 14 ст. 15 названного закона.

Из анализа приведенной нормы следует, что закон устанавливает запрет на увольнение указанных военнослужащих при определенных обстоятельствах, а ограничений, связанных с невозможностью исключения таких уже уволенных военнослужащих из списков личного состава воинской части, обеспеченных по месту военной службы жилыми помещениями, не предусмотрено.

Кроме того, данное положение закона подлежит применению в зависимости от уровня обеспеченности военнослужащего жильем.

Аналогичный подход сформулирован и в п. 17 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237.

Согласно договору найма служебного жилого помещения в пос. Луостари-2 и обязательству о сдаче этого жилья Карасеву С.Ю. гарантировано сохранение за ним данного помещения до обеспечения его жилищной субсидией.

Поскольку Карасев С.Ю. (состав семьи 1 человек) по месту военной службы обеспечен служебным жилым помещением общей площадью 36,8 кв. м, то есть по установленной норме, признан нуждающимся в жилых помещениях по избранному месту жительства в г. Санкт-Петербурге, то действия командующего Северным флотом, связанные с увольнением административного истца с военной службы в январе 2014 года сомнений в законности не вызывают.

При таких данных оснований для нахождения Карасева С.Ю. в списках личного состава воинской части после осуществления с ним окончательного расчета по денежному довольствию, продовольственному и вещевому обеспечению не имелось, а не предоставление ему жилищной субсидии (как формы реализации права на жилье) при обеспеченности по месту службы служебным жилым помещением по установленным нормам и нахождении на учете нуждающихся в жилых помещениях по избранному месту жительства само по себе не являлось препятствием для увольнения в запас и исключения из списков личного состава части.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о законности приказа об исключении Карасева С.Ю. из списков личного состава войсковой части <…>, изданного во исполнение приказа командующего Северным флотом о его увольнении с военной службы, является правильным.

Учел гарнизонный военный суд и то, что с рапортом о прохождении профессиональной переподготовки Карасев С.Ю. обратился к командиру войсковой части <…> только 16 октября 2014 г., то есть после издания приказа об увольнении с военной службы.

В соответствии с п. 7 Порядка и условий профессиональной переподготовки по одной из гражданских специальностей военнослужащих — граждан Российской Федерации, проходящих военную службу по контракту, утвержденных приказом Министра обороны Российской Федерации от 18 марта 2009 г. N 95 и действовавших в период возникших правоотношений, документы Карасева С.Ю. 30 октября 2014 г. установленным порядком были направлены командованием в адрес начальника Военной академии войск РХБЗ и инженерных войск.

Что касается положений п. 4 ст. 19 Федерального закона «О статусе военнослужащих», предусматривающих право уволенных военнослужащих на завершение учебы бесплатно, то они не подлежат применению при разрешении спора, касающегося вопроса исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части, поскольку не затрагивают отношений, связанных с порядком прохождения военной службы. Прохождение (завершение) военнослужащим профессиональной переподготовки по одной из гражданских специальностей в силу закона возможно и после прекращения военно-служебных отношений.

Следовательно, вывод флотского военного суда о незаконности приказа командующего Северным флотом от 11 июня 2015 г. N 559-ДД об исключении Карасева С.Ю. из списков личного состава войсковой части <…> без выплаты ему жилищной субсидии является ошибочным.

Допущенное судом апелляционной инстанции существенное нарушение норм материального права повлияло на исход дела и без его устранения невозможна защита охраняемых законом публичных интересов в сфере правовых отношений, регулирующих порядок реализации права военнослужащих на жилище при увольнении с военной службы, что в силу ст. 328 КАС РФ является основанием для отмены в кассационном порядке апелляционного определения и оставления в силе решения суда первой инстанции.

Руководствуясь ст. 327 — 328, п. 4 ч. 1 ст. 329, 330 КАС РФ, Судебная коллегия по делам военнослужащих

определила:

апелляционное определение Северного флотского военного суда от 27 января 2016 г. отменить, оставить в силе решение Североморского гарнизонного военного суда от 18 ноября 2015 г., принятое по административному исковому заявлению Карасева С.Ю. об оспаривании действий командующего Северным флотом и командира войсковой части <…>, связанных с его исключением из списков личного состава воинской части.

Председательствующий

И.В.КРУПНОВ

Судьи

А.Н.ЗАМАШНЮК

С.Г.СОКЕРИН

ВОПРОС СЕЛИВАНОВА https://vk.com/wall-109081880_24443
ссылка со стены ЮПВ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 33а-44/2017
город Североморск
6 февраля 2016 года
Северный флотский военный суд в составе:
председательствующего – судьи Ювченко Б.А.,
судей Груздева К.Ю. и Знаменщикова С.А.,

при секретаре Рубцовой А.В., с участием представителя административного истца Шалиткина В.В. – Соловьева С.С., помощника военного прокурора военной прокуратуры Северного флота подполковника юстиции Тригуба С.Г., рассмотрел в открытом судебном заседании административное дело по апелляционной жалобе административного истца Шалиткина В.В. на решение Гаджиевского гарнизонного военного суда от 2 декабря 2016 года по административному исковому заявлению военнослужащего войсковой части № старшего мичмана в отставке Шалиткина Владимира Вячеславовича об оспаривании действий командующего Северным флотом (далее – СФ) и федерального казённого учреждения «Объединенное стратегическое командование Северного флота» (далее – ФКУ «ОСК СФ»), связанных с увольнением с военной службы.

Заслушав доклад судьи Ювченко Б.А., объяснения представителя административного истца Шалиткина В.В. – Соловьева С.С., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, а также мнение военного прокурора, полагавшего необходимым решение оставить без изменения, флотский военный суд

У С Т А Н О В И Л:

Приказом командующего СФ от ДД.ММ.ГГГГ октября 2016 года № Шалиткин В.В. уволен с военной службы в отставку по состоянию здоровья – в связи с признанием военнослужащего военно-врачебной комиссией не годным к военной службе (подпункт «в» пункта 1 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»).

Считая, что при этом были нарушены его права, Шалиткин В.В. обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором просил обязать командующего СФ отменить вышеназванный приказ и восстановить его на военной службе до фактического получения им субсидии для приобретения или строительства жилого помещения (далее – жилищная субсидия).

Решением суда в удовлетворении данного административного иска отказано.

В апелляционной жалобе Шалиткин В.В., выражая несогласие с этим решением, просит его отменить и вынести новое решение – об удовлетворении заявленных требований.

В обоснование своей просьбы Шалиткин В.В., ссылаясь на отдельные нормы действующего законодательства, регламентирующие порядок увольнения военнослужащих с военной службы, указывает на незаконность увольнения административного истца по состоянию здоровья до получения им жилищной субсидии, поскольку он согласия на это не давал.

При этом Шалиткин В.В. полагает, что суд ошибочно уравнял категорию военнослужащих избравших инструментом обеспечения жилья при увольнении жилищную субсидию, с военнослужащими, которые выразили желание быть обеспеченными жилыми помещениями, не исследовал и не устанавливал его волеизъявление, связанное с готовностью проходить службу после заключения военно-врачебной комиссии, а также неверно оценил обстоятельства и пришел к ошибочному выводу относительно того, что непринятие административным истцом мер для улучшения жилищных условий по месту прохождения военной службы является основанием, допускающим проживание в таких условиях после окончания военно-служебных отношений в ожидании субсидии.

Далее в жалобе обращается внимание на то, что законом не установлена обязанность военнослужащего улучшать свои жилищные условия, поскольку в силу ч. 2 ст. 1 ГК РФ, граждане свободны в приобретении и установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора, в связи с чем исследование судом его жилищных условий по месту проживания в служебном помещении и вывод об обеспеченности жильем, правового значения для правильного разрешения спора не имеют.

В своих возражениях помощник военного прокурора — войсковая часть № лейтенант юстиции Демидов А.А. и представитель командующего СФ Казакова А.В., указывая на законность и обоснованность вынесенного решения, просят оставить его без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Рассмотрев материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе и возражениях на неё, флотский военный суд не находит оснований для её удовлетворения.

Как усматривается из материалов дела, Шалиткин В.В., имеющий общую продолжительность военной службы более 10 лет и обеспеченный по месту прохождения военной службы служебным жилым помещением, решением ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения МО РФ» отдел № 3 г. Североморск от ДД.ММ.ГГГГ июля 2015 года с составом семьи принят на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, в избранном месте жительства — <адрес>, с датой принятия на учет 10 июня 2015 года.

14 марта 2016 года Шалиткин В.В. обратился в жилищный орган с заявлением, в соответствии с которым ФГКУ «Северное региональное управление жилищного обеспечения» МО РФ изменена форма обеспечения жильем – на жилищную субсидию, с датой постановки на учет в Едином реестре военнослужащих 10 июня 2015 года.

На основании заключения военно-врачебной комиссии при ФГКУ «1469 ВМГ» от ДД.ММ.ГГГГ июля 2016 года, утвержденного вышестоящей ВВК ДД.ММ.ГГГГ августа 2016 года, Шалиткин В.В. признан негодным к военной службе.

10 августа 2016 года Шалиткин В.В. обратился с рапортом к командиру войсковой части №, в котором в связи с заключением ВВК отказался от прохождения военной службы на других должностях и в других воинских частях, а также от улучшения жилищных условий по месту прохождения военной службы и от переподготовки по гражданской специальности перед увольнением с военной службы. Вместе с тем Шалиткин В.В. просил уволить и исключить его из списков личного состава части после получения жилищной субсидии для приобретения или строительства жилого помещения. Аналогичную просьбу Шалиткин В.В. высказал в ходе беседы, проведенной с ним 10 августа 2016 года в связи с предстоящим увольнением.

Приказом командующего СФ от ДД.ММ.ГГГГ октября 2016 года № Шалиткин В.В. уволен с военной службы в отставку на основании подпункта «в» пункта 1 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» по состоянию здоровья – в связи с признанием военнослужащего военно-врачебной комиссией не годным к военной службе.

Согласно абзацу второму пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в редакции Федерального закона от 20 апреля 2015 г. № 97-ФЗ военнослужащие — граждане, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, состоящие на учёте в качестве нуждающихся в жилых помещениях в федеральном органе исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, без их согласия не могут быть уволены с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений или жилищной субсидии, за исключением случаев, предусмотренных абзацем третьим названного пункта. При желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту увольнения с военной службы они обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту жительства в порядке, предусмотренном пунктом 14 статьи 15 этого федерального закона.

Таким образом, законодатель, выделяя в данной норме военнослужащих, пожелавших получить жилые помещения не по месту увольнения, фактически установил, что гарантия в виде запрета на увольнение соответствующих категорий военнослужащих, нуждающихся в особой защите, без их согласия до предоставления им жилых помещений или жилищной субсидии предусмотрена для лиц, принятых на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в целях обеспечения жильём по месту службы. Вместе с тем в целях обеспечения конституционного права на жилище данная гарантия может быть распространена на указанных военнослужащих, не обеспеченных к моменту увольнения никаким жильём и возражающих против увольнения без предоставления жилья тем способом, который они избрали.

Что касается военнослужащих, пожелавших реализовать своё право на получение жилых помещений по избранному после увольнения месту жительства, не совпадающему с последним местом службы, то в пункте 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» для них установлен особый порядок предоставления жилых помещений, который направлен, в первую очередь, на реализацию конституционного права на выбор места жительства, гарантированного статьёй 27 Конституции Российской Федерации.

При этом в пункте 3 статьи 6 Федерального закона «О статусе военнослужащих» указано, что военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, при увольнении с военной службы имеют право на выбор постоянного места жительства в любом населенном пункте Российской Федерации или в другом государстве в соответствии с федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации.

В целях обеспечения возможности осуществления данного права законодатель, как указано выше, в пункте 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» установил, что обеспечение жилым помещением военнослужащих — граждан, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счёт средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путём выдачи государственных жилищных сертификатов. Право на обеспечение жилым помещением на данных условиях предоставляется указанным гражданам один раз. Документы о сдаче жилых помещений Министерству обороны Российской Федерации (иному федеральному органу исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) и снятии с регистрационного учёта по прежнему месту жительства представляются указанными гражданами и совместно проживающими с ними членами их семей при получении жилого помещения по избранному месту жительства.

В данной норме закона не содержится запрета на увольнение военнослужащих до предоставления им жилых помещений по избранному месту жительства.

Согласно абзацам третьему и двенадцатому пункта 1 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» выплата жилищной субсидии является одной из форм реализации прав военнослужащих на жилище, в том числе в порядке, установленном в пункте 14 статьи 15 названного закона, равнозначной по правовым последствиям иным способам предоставления жилых помещений — в виде жилых помещений в натуре в собственность или по договору социального найма.

Анализируя приведённые выше нормы во взаимосвязи, следует прийти к выводу о том, что военнослужащие, указанные в абзаце втором пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих», пожелавшие воспользоваться правом на выбор постоянного места жительства при увольнении с военной службы с обеспечением их жилыми помещениями вне зависимости от формы такого обеспечения при перемене места жительства, не могут претендовать на социальную гарантию в виде запрета на увольнение без их согласия до получения жилых помещений при условии, что они до этого обеспечены жилым помещением, в том числе служебным, из которого не подлежат выселению до предоставления жилья для постоянного проживания.

Такое толкование закона основано на указании в абзаце первом пункта 14 статьи 15 названного закона на то, что обеспечение жильём в данном порядке осуществляется «при перемене места жительства».

В соответствии со статьёй 20 Гражданского кодекса Российской Федерации местом жительства признаётся место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. Согласно абзацу восьмому статьи 2 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 г. № 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» (в редакции от 2 июня 2016 г.) местом жительства являются жилой дом, квартира, комната, жилое помещение специализированного жилищного фонда либо иное жилое помещение, в которых гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору найма специализированного жилого помещения либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, и в которых он зарегистрирован по месту жительства.

Таким образом, военнослужащие, имеющие по последнему перед увольнением месту службы место жительства, в том числе в виде специализированного жилого помещения, не признанные согласно собственному волеизъявлению нуждающимися в жилом помещении по последнему месту службы, а пожелавшие изменить место жительства в порядке, установленном пунктом 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», не входят в перечень лиц, указанных в первом предложении абзаца второго пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих», имеющих право на социальную гарантию в виде запрета на увольнение до получения жилого помещения, поскольку данная группа, по смыслу закона, выделена в отдельную категорию граждан в целях реализации их права на свободу выбора места жительства при увольнении с военной службы с обеспечением возможности реализовать это право путём предоставления жилых помещений в избранном месте жительства взамен сдаваемых по последнему месту службы.

Таким военнослужащим предоставлены иные гарантии реализации положений статьи 40 Конституции Российской Федерации — запрет на выселение из служебного жилья до получения жилого помещения для постоянного проживания в избранном месте жительства в соответствии с пунктом 5 Положения об условиях и порядке заключения жилищного договора между военнослужащими и Министерством обороны Российской Федерации или иным федеральным органом исполнительной власти, в котором законом предусмотрена военная служба, утверждённого постановлением Правительства Российской Федерации от 4 мая 1999 г. № 487, или выплата ежемесячной денежной компенсации за наём (поднаём) жилых помещений в порядке и размерах, определённых постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 г. № 909 «О порядке выплаты денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту, гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы, и членам их семей» (в редакции от 18 сентября 2015 г.), в том числе в случаях, когда уволенные военнослужащие пожелают выехать в населённый пункт, в котором ими избрано место жительства, до получения там жилого помещения.

В суде установлено, что Шалиткин В.В. по месту военной службы обеспечен отдельной квартирой, которая в силу ч. 1 ст. 104 ЖК РФ отнесена к служебным жилым помещениям, в связи с чем, учитывая желание административного истца быть обеспеченным жилищной субсидией, а также отказ от признания нуждающимся в улучшении жилищных условий по месту прохождения военной службы, препятствий к его увольнению с военной службы не имелось.

В этой связи действия командующего Северным флотом, связанные с увольнением административного истца с военной службы, сомнений в законности не вызывают, а вывод суда первой инстанции о законности приказа командующего Северным флотом от ДД.ММ.ГГГГ октября 2016 года об увольнении Шалиткина В.В с военной службы является правильным.

С учетом изложенного, а также выяснив обстоятельства, указанные в частях 9 и 10 статьи 226 КАС РФ, в полном объеме, следует прийти к выводу об отсутствии в материалах дела данных, свидетельствующих о том, что судьей гарнизонного военного суда были допущены существенные нарушения норм административного судопроизводства, в том числе перечисленные в апелляционной жалобе. Вопреки мнению Шалиткина В.В., обжалуемое решение вынесено с соблюдением норм материального и процессуального права, с учётом всестороннего, объективного и непосредственного исследования имеющихся в административном деле всех доказательств. Оснований для отмены или и
Что происходит сегодня . В северных зато подводников. Проблем с служебным жильем почти отсутствует. Квартир валом. Вот и пытаються под это подвести, получай 18квадратов на каждого члена семьи и увольняйся.
Но и это не главная причина массового увольнения.
Первопричина, кадровый голод дивизии. Очередь на супсидию уже достигла более 100 человек на маленькую дивизию. Это очень много. Люди сидят на штате с 2014 года, на полной зарплате год за2 (за штат не выводят) . А очередь на супсидию так и не двигается. В связи с этим, в море ходить не кому, набралась слишком большая критическая масса. Информация ушла в верха. Пришло указание, уволить всех, под любым предлогом. Как во времена инквизиции,. (когда один из предводителей войска Христа спросил у папского легата Арнольда Амальрика о том, как отличить католиков от еретиков, тот ответил: «Caedite eos! Novit enim Dominus qui sunt eius» — «Убивайте всех! Господь узнает своих!»).

Что произошло, ещё не уволив одних, отправили в кадры армии что места вакантны. После этого приказом статс секретаря прислали каждому увольняемому на голову по молодому мичману 2017 года выпуска. Но так как люди еше не уволены, они ушли в отпуск 60+30старческих. Молодые мичманы пришли а должностей фактически нет. Вот такая комическая ситуация .

Решение суда

уволен с военной службы в отставку по состоянию здоровья – в связи с признанием военнослужащего военно-врачебной комиссией не годным к военной службе (подпункт «в» пункта 1 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»). ( БЕЗ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ ЖИЛЬЯ, С ОСТАВЛЕНИЕМ В СПИСКАХ — хотя согласия не давал)

просил обязать командующего СФ отменить вышеназванный приказ и восстановить его на военной службе до фактического получения им субсидии( ЖС)

СУД : ссылаясь на ОТДЕЛЬНЫЕ нормы действующего законодательства, регламентирующие порядок увольнения военнослужащих с военной службы, указывает на незаконность увольнения административного истца по состоянию здоровья до получения им жилищной субсидии, поскольку он согласия на это не давал.

имеющий общую продолжительность военной службы более 10 лет и обеспеченный по месту прохождения военной службы служебным жилым помещением, решением ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения МО РФ» отдел № 3 г. Североморск от ДД.ММ.ГГГГ июля 2015 года с составом семьи принят на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, в избранном месте жительства

обратился в жилищный орган с заявлением, в соответствии с которым ФГКУ «Северное региональное управление жилищного обеспечения» МО РФ изменена форма обеспечения жильем – на жилищную субсидию, с датой постановки на учет в Едином реестре военнослужащих 10 июня 2015 года.

просил уволить и исключить его из списков личного состава части после получения жилищной субсидии ( ВСЕ ВЕРНО СДЕЛАЛ)

ОДНАКО : Приказом командующего СФ уволен с военной службы в отставку на основании подпункта «в» пункта 1 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» по состоянию здоровья – в связи с признанием военнослужащего военно-врачебной комиссией не годным к военной службе. ( ИСКЛЮЧЕН ИЗ СПИСКОВ )

ПРАВОВОЕ ОБОСНОВАНИЕ — стандартное, но слегка «обкрученное » Уважаемым Судом : ((((((( Согласно абзацу второму пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в редакции Федерального закона от 20 апреля 2015 г. № 97-ФЗ военнослужащие — граждане, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, состоящие на учёте в качестве нуждающихся в жилых помещениях в федеральном органе исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, без их согласия не могут быть уволены с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений или жилищной субсидии, за исключением случаев, предусмотренных абзацем третьим названного пункта. При желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту увольнения с военной службы они обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту жительства в порядке, предусмотренном пунктом 14 статьи 15 этого федерального закона.

Таким образом, законодатель, выделяя в данной норме военнослужащих, пожелавших получить жилые помещения не по месту увольнения, фактически установил, что гарантия в виде запрета на увольнение соответствующих категорий военнослужащих, нуждающихся в особой защите, без их согласия до предоставления им жилых помещений или жилищной субсидии предусмотрена для лиц, принятых на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в целях обеспечения жильём по месту службы. Вместе с тем в целях обеспечения конституционного права на жилище данная гарантия может быть распространена на указанных военнослужащих, не обеспеченных к моменту увольнения никаким жильём и возражающих против увольнения без предоставления жилья тем способом, который они избрали.

Что касается военнослужащих, пожелавших реализовать своё право на получение жилых помещений по избранному после увольнения месту жительства, не совпадающему с последним местом службы, то в пункте 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» для них установлен особый порядок предоставления жилых помещений, который направлен, в первую очередь, на реализацию конституционного права на выбор места жительства, гарантированного статьёй 27 Конституции Российской Федерации.

При этом в пункте 3 статьи 6 Федерального закона «О статусе военнослужащих» указано, что военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, при увольнении с военной службы имеют право на выбор постоянного места жительства в любом населенном пункте Российской Федерации или в другом государстве в соответствии с федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации.

В целях обеспечения возможности осуществления данного права законодатель, как указано выше, в пункте 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» установил, что обеспечение жилым помещением военнослужащих — граждан, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счёт средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путём выдачи государственных жилищных сертификатов. Право на обеспечение жилым помещением на данных условиях предоставляется указанным гражданам один раз. Документы о сдаче жилых помещений Министерству обороны Российской Федерации (иному федеральному органу исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) и снятии с регистрационного учёта по прежнему месту жительства представляются указанными гражданами и совместно проживающими с ними членами их семей при получении жилого помещения по избранному месту жительства.

В данной норме закона не содержится запрета на увольнение военнослужащих до предоставления им жилых помещений по избранному месту жительства.

Согласно абзацам третьему и двенадцатому пункта 1 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» выплата жилищной субсидии является одной из форм реализации прав военнослужащих на жилище, в том числе в порядке, установленном в пункте 14 статьи 15 названного закона, равнозначной по правовым последствиям иным способам предоставления жилых помещений — в виде жилых помещений в натуре в собственность или по договору социального найма.))))))

ИИИИ!!!! Анализируя приведённые выше нормы во взаимосвязи — ( про взаимосвязь ВСПОМНИЛИ!!! УРА —— следует прийти к выводу о том, что военнослужащие, указанные в абзаце втором пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих», пожелавшие воспользоваться правом на выбор постоянного места жительства при увольнении с военной службы с обеспечением их жилыми помещениями вне зависимости от формы такого обеспечения при перемене места жительства, НЕ МОГУТ претендовать на социальную гарантию в виде запрета на увольнение БЕЗ ИХ СОГЛАСИЯ до получения жилых помещений ПРИ УСЛОВИИ , что они до этого обеспечены жилым помещением, В ТОМ ЧИСЛЕ СЛУЖЕБНЫМ, из которого не подлежат выселению до предоставления жилья для постоянного проживания.

Такое толкование закона основано на указании в абзаце первом пункта 14 статьи 15 названного закона на то, что обеспечение жильём в данном порядке осуществляется «при перемене места жительства»-— ПРОЧИТАЕМ ПУНКТ :
ст. 15 ОСВС п. 14 : «14. Обеспечение жилым помещением военнослужащих-граждан, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти и федеральными государственными органами, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов. Право на обеспечение жилым помещением на данных условиях предоставляется указанным гражданам один раз. Документы о сдаче жилых помещений Министерству обороны Российской Федерации и снятии с регистрационного учета по прежнему месту жительства представляются указанными гражданами и совместно проживающими с ними членами их семей при получении жилого помещения по избранному месту жительства.

«»Гражданам, уволенным с военной службы и состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, и совместно проживающим с ними членам их семей выплачивается ежемесячная денежная компенсация за наем (поднаем) жилых помещений за счет средств федерального бюджета в порядке и размерах, которые определяются Правительством Российской Федерации.

Порядок обеспечения жилыми помещениями военнослужащих — граждан, проживающих в закрытых военных городках, при увольнении их с военной службы определяется федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Порядок предоставления социальных гарантий и возмещения расходов, связанных с предоставлением социальных гарантий, указанных в настоящем пункте, определяется Правительством Российской Федерации.»
ПРОДОЛЖЕНИЕ :
СУД : » Таким образом, военнослужащие, имеющие по последнему перед увольнением месту службы место жительства, в том числе в виде специализированного жилого помещения, не признанные согласно собственному волеизъявлению нуждающимися в жилом помещении по последнему месту службы, а пожелавшие изменить место жительства в порядке, установленном пунктом 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», НЕ ВХОДЯТ в перечень лиц, указанных в первом предложении АБЗАЦА ВТОРОГО пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих»(((( Военнослужащие — граждане, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, состоящие на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях в федеральном органе исполнительной власти или федеральном государственном органе, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, без их согласия не могут быть уволены с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений или жилищной субсидии, за исключением случаев, предусмотренных абзацем третьим настоящего пункта. При желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту увольнения с военной службы они обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту жительства в порядке, предусмотренном пунктом 14 статьи 15 настоящего Федерального закона.)))))), имеющих право на социальную гарантию в виде запрета на увольнение до получения жилого помещения, поскольку ДАННАЯ ГРУППА, (( т.е. по ходу дела новые категории появляются))) в целях реализации их права на свободу выбора места жительства при увольнении с военной службы с обеспечением возможности реализовать это право путём предоставления жилых помещений в избранном месте жительства взамен сдаваемых по последнему месту службы.»

И далее СУД начинает ВЫВОДЫ : Таким военнослужащим предоставлены иные гарантии реализации положений статьи 40 Конституции Российской Федерации — запрет на выселение из служебного жилья до получения жилого помещения для постоянного проживания в избранном месте жительства в соответствии с пунктом 5 Положения об условиях и порядке заключения жилищного договора между военнослужащими и Министерством обороны Российской Федерации или иным федеральным органом исполнительной власти, в котором законом предусмотрена военная служба, утверждённого постановлением Правительства Российской Федерации от 4 мая 1999 г. № 487, или выплата ежемесячной денежной компенсации за наём (поднаём) жилых помещений в порядке и размерах, определённых постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 г. № 909 «О порядке выплаты денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту, гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы, и членам их семей» (в редакции от 18 сентября 2015 г.), в том числе в случаях, когда уволенные военнослужащие пожелают выехать в населённый пункт, в котором ими избрано место жительства, до получения там жилого помещения. ——— Т.Е. служебным по месту обеспечен , значит можем УВОЛИТЬ и ИСКЛЮЧИТЬ —- варианта 2 : 1 пользеушся служебным до получения ЖС но все равно тебя уволим ( очередь и т.д. не волнует ) ———— ВЫВОД : распихать военных по «углам» и максимально отдалить срок получения Жилищной Субсидии —- Будем искать «ПРАВОВЫЕ ИЗЬЯНЫ ДАННОГО РЕШЕНИЯ»
Федеральный закон от 27.05.1998 N 76-ФЗ (ред. от 01.07.2017) «О статусе военнослужащих»
«»Статья 23. Увольнение граждан с военной службы и право на трудоустройство
Военнослужащие — граждане, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, состоящие на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях , без их согласия не могут быть уволены с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений или жилищной субсидии, за исключением случаев, предусмотренных абзацем третьим настоящего пункта. При желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту увольнения с военной службы они обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту жительства в порядке, предусмотренном пунктом 14 статьи 15 настоящего Федерального закона.

«»В случаях, если военнослужащие — граждане, указанные в абзаце втором настоящего пункта, отказались от предложенного жилого помещения, расположенного по месту военной службы или по избранному месту жительства, которое соответствует требованиям, установленным законодательством Российской Федерации, либо отказались от жилищной субсидии или не представили документы, необходимые для предоставления жилого помещения или жилищной субсидии, в течение 30 дней с даты уведомления их федеральным органом исполнительной власти или федеральным государственным органом, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, о готовности предоставить жилое помещение или жилищную субсидию, не считая периода временной нетрудоспособности военнослужащих — граждан, пребывания их в отпуске, в служебной командировке и иных обстоятельств, объективно исключающих возможность представления указанных документов (в том числе времени проведения мероприятий, связанных с получением военнослужащими — гражданами указанных документов в органах государственной власти, органах местного самоуправления и организациях, уполномоченных на выдачу таких документов), согласия таких военнослужащих — граждан на увольнение с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений или жилищной субсидии не требуется. При этом «порядок» уведомления военнослужащих — граждан о готовности предоставить им жилое помещение или жилищную субсидию и представления военнослужащими — гражданами документов, необходимых для предоставления жилого помещения и жилищной субсидии, устанавливаются федеральным органом исполнительной власти или федеральным государственным органом, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба. Указанные военнослужащие — граждане в случае их увольнения с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений или жилищной субсидии обеспечиваются жилыми помещениями в форме и порядке, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом.

«»Военнослужащим — гражданам, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, подлежащим увольнению с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, в последний год военной службы Министерством обороны Российской Федерации по желанию военнослужащего — гражданина выдается государственный жилищный сертификат для приобретения жилого помещения на семью в избранном после увольнения с военной службы месте жительства в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Дело№210-КГ16-17 КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 18 августа 2016 г

Текст документа:

«Кассационное определение Верховного Суда РФ от 18.08.2016 N 210-КГ16-17 Требование: О признании незаконным приказа об исключении из списков личного состава войсковой части без обеспечения жилищной субсидией и прохождения профессиональной переподготовки. Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку оснований для нахождения истца в списках личного состава воинской части после осуществления с ним окончательного расчета по денежному довольствию, продовольственному и вещевому обеспечению не имелось, а непредоставление ему жилищной субсидии (как формы реализации права на жилье) при обеспеченности по месту службы служебным жилым помещением по установленным нормам и нахождении на учете само по себе не являлось препятствием для увольнения в запас и исключения из списков личного состава части.»

Кроме того, в силу п. 14 ст. 15 Закона документы о снятии с регистрационного учета по прежнему месту жительства представляются указанными в данном пункте закона гражданами и совместно проживающими с ними членами их семей лишь при получении жилого помещения по избранному месту жительства и отсутствие таких документов не может служить основанием для снятия гражданина с учета нуждающихся в жилом помещении.

Тем более, что, в силу п. 14 ст. 15 Закона, документы о снятии с регистрационного учета по прежнему месту жительства представляются указанными в данном пункте закона гражданами и совместно проживающими с ними членами их семей лишь при получении жилого помещения по избранному месту жительства.
согласно п. 4 Правил, военнослужащие вправе взять на себя письменное обязательство о расторжении договора лишь социального найма, освобождении жилого помещения, занимаемого по договору социального найма и передаче его органу, предоставившему такое жилое помещение, для того, чтобы при расчете субсидии для приобретения или строительства жилого помещения, предусмотренной п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих » (далее – субсидия), не производилось уменьшение норматива общей площади жилого помещения, установленный в соответствии с п. 3 Правил, на общую площадь жилых помещений, занимаемых военнослужащим и (или) членами его семьи по договору социального найма.
Поддубская же нанимателем жилого помещения по договору социального найма или членом семьи такого нанимателя, согласно материалам дела и объяснениям сторон, не является.
Подбока решений судов

Закон не содержит запрета на увольнение военнослужащего, обеспеченного по месту службы служебным жильем и признанного нуждающимся в жилом помещении по избранному месту жительства, отличному от места службы.

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Дело№210-КГ16-17
КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
г. Москва 18 августа 2016 г.

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Крупнова И.В.,
судей Замашнюка А.Н. и Сокерина С.Г.
при секретаре Замолоцких В.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по кассационной жалобе представителя командующего Северным флотом и командира войсковой части — Юскина Д.О. на апелляционное определение Северного флотского военного суда от 27 января 2016 г., которым отменено решение Североморского гарнизонного военного суда от 18 ноября 2015 г. по административному исковому заявлению капитана запаса Карасева С Ю об оспаривании действий указанных должностных лиц, связанных с его исключением из списков личного состава воинской части.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Замашнюка А.Н., изложившего обстоятельства административного дела, содержание принятых по делу судебных постановлений, доводы кассационной жалобы, мнение прокурора отдела управления Главной военной прокуратуры Гаврилова А.В., полагавшего необходимым апелляционное определение Северного флотского военного суда отменить и оставить в силе решение гарнизонного военного суда, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Карасев СЮ. обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором просил признать незаконным приказ командующего Северным флотом от 11 июня 2015 г. № 559-ДД об исключении его из списков личного состава

Решением Североморского гарнизонного военного суда от 18 ноября 2015 г. К. отказано в удовлетворении заявления, в котором он просил признать незаконным приказ командующего Северным флотом об исключении его из списков личного состава воинской части без обеспечения жилищной субсидией.
Апелляционным определением Северного флотского военного суда от 27 января 2016 г. решение гарнизонного военного суда отменено и по делу принято новое решение, которым заявление удовлетворено, оспариваемый приказ признан незаконным.
В кассационной жалобе представитель командующего Северным флотом, указывая на отсутствие в законе запрета на исключение из списков личного состава воинской части уволенного военнослужащего, обеспеченного по установленным нормам служебным жилым помещением, просил апелляционное определение отменить, оставить в силе решение суда первой инстанции.
Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по делам военнослужащих отменила апелляционное определение флотского военного суда и оставила в силе решение гарнизонного военного суда от 18 ноября 2015 г. об отказе К. в удовлетворении заявления, приведя в обоснование следующие доводы.
Из материалов дела следует, что К., имеющий общую продолжительность военной службы более 10 лет и обеспеченный по месту военной службы по установленным нормам служебным жилым помещением, приказом командующего Северным флотом уволен с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями.
На момент увольнения К. находился на учете нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, по избранному месту жительства в г. Санкт-Петербурге.
5 февраля 2014 г. жилищным органом удовлетворено заявление К. об изменении формы обеспечения жильем на государственный жилищный сертификат, а 27 мая 2015 г. – на жилищную субсидию.
В соответствии с абзацем вторым п. 1 ст. 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих» (в редакции, действовавшей на 25 января 2014 г.) военнослужащие – граждане, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающиеся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, без их согласия не могут быть уволены с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений или жилищной субсидии. При желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту увольнения с военной службы они обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту постоянного жительства в порядке, предусмотренном п. 14 ст. 15 названного закона.
Из анализа приведенной нормы следует, что закон устанавливает запрет на увольнение указанных военнослужащих при определенных обстоятельствах, а ограничений, связанных с невозможностью исключения уже уволенных военнослужащих из списков личного состава воинской части, обеспеченных по месту военной службы жилыми помещениями, не предусмотрено.
Аналогичный подход сформулирован в п. 17 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. № 1237.
Согласно договору найма служебного жилого помещения в пос. Луостари-2 и обязательству о сдаче этого жилья К. гарантировано сохранение за ним данного помещения до обеспечения его жилищной субсидией.
При таких данных оснований для нахождения К. в списках личного состава воинской части после осуществления с ним окончательного расчета по денежному довольствию, продовольственному и вещевому обеспечению не имелось, а непредоставление ему жилищной субсидии (как формы реализации права на жилье) при обеспеченности по месту службы служебным жилым помещением по установленным нормам и нахождении на учете нуждающихся в жилых помещениях по избранному месту жительства само по себе не являлось препятствием для увольнения в запас и исключения из списков личного состава части.
Таким образом, вывод суда первой инстанции о законности приказа об исключении К. из списков личного состава воинской части, изданного во исполнение приказа командующего Северным флотом о его увольнении с военной службы, является правильным.

Верховный суд России признал законным увольнение военнослужащих, имеющих только служебное жилье. Они могут жить в казенных апартаментах до того момента, когда получат собственную крышу над головой. Никто экс-служивых не выселит.
Но главный вопрос в другом: теперь отставника не будут держать в списках части, пока он ждет личное жилье. Соответственно, никакого оклада человеку не положено, жить в казенной квартире придется полностью за свой счет.
военнослужащих, задумывающихся уже об отставке, это по-настоящему больной вопрос. Не каждому офицеру везет оказаться перед увольнением в том самом месте, где он и хотел бы жить после отставки, да еще успеть получить там личное жилье.

Зато нередко человеку приходится увольняться из дальнего гарнизона. Вполне естественно, что служивый в таком случае хочет получит жилье где-то поближе к цивилизации. В итоге человек может на несколько лет оказаться в подвешенном состоянии, так как жилье в хороших местах быстро не дают. Раньше увольняемого служивого могли держать в списках части столько, сколько нужно для получения личного жилья. Но теперь на время ожидания военных стали снимать в части с довольствия.
В октябре Верховный суд рассмотрел в кассационном порядке несколько подобных дел. Двое истцов увольнялись со службы по организационно-штатным мероприятиям, один — по достижению предельного возраста.

По закону человека, прослужившего не менее десяти лет, нельзя уволить без жилья. Раньше, когда время увольнения настигало офицера в неподходящем для него месте, действовал такой порядок: человека выводили в распоряжение, то есть он числился на службе, не занимая конкретной должности. Он получал определенный оклад и ждал положенную квартиру. Такое подвешенное состояние могло продолжаться годами. Ничего особенного от без пяти минут отставника не требовали: время от времени ему надо было появляться на службе. Иногда ему могли давать какие-то несложные поручения. Но главной его задачей было ждать. Причем, он мог ждать и в служебном жилье.

Но теперь порядок изменился. Воинские части начали исключать из своих списков военнослужащих, имеющих служебное жилье. Например, один из истцов служил в поселке Горячий пляж на острове Кунашир на Курилах. Он был летчиком в пограничной авиации, дослужился до подполковника, стаж имел более 10 лет. Однако в марте 2008 года его признали негодным к летной работе. Служить же на земной должности подполковник не захотел. Осенью того же года он был уволен в запас, но затем почти шесть лет оставался в списках части. Все это время он жил в служебной квартире в военном городке.
Однако летом прошлого года его решили исключить из списков части, то есть сделать на 100% отставником. «В ходе беседы в связи с предстоящим увольнением командованием было доведено до истца, что в связи с тем, что он обеспечен по месту военной службы служебным жильем, он будет уволен и исключен из списков личного состава Отряда с оставлением в списке нуждающихся в получении жилых помещений по избранному месту жительства», говорится в материалах Верховного суда. Проще говоря, права на жилье человека не лишили, он будет по-прежнему ждать. Но на службе его держать уже не станут, и никакие оклады ему больше не положены.

Офицер попытался протестовать, и даже сдал свою квартиру. Но это ему не помогло. Командование пояснило, что выселять офицера никто не собирался. Более того, ему гарантировали, что он будет жить там, пока не получит собственное жилье.
«К тому же, как следует из письменных объяснений врио командира Отряда, после сдачи заявителем служебного жилья оно никому не перераспределялось, в него никто не вселялся, а заявителю было предложено занять служебное жилое помещение до обеспечения жильем по избранному месту жительства», говорится в материалах Верховного суда. В итоге Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного суда Российской Федерации сочла, что наличие служебного жилья у военнослужащего не препятствует его увольнению в запас.

В подобную же ситуацию попал майор К., служивший на Дальнем Востоке в одном из дальних гарнизонов. В 2010 году он был уволен в запас в связи с организационн

Скачать дополнительные образцы рапортов

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *