УВОЛЬНЕНИЕ ПЕРЕВОД ПО СЕМЕЙНЫМ обстоятельствам ч.1 ( при необходимости по уходу за родственниками )

Превью статьи:

ОБРАЗЦЫ РАПОРТОВ И ДОКАЗАТЕЛЬСТВ — 1 вариант ( остальные ниже на странице ) ПРИМЕР : ХОТЕЛА УВОЛИТЬСЯ ПО СЕМЕЙНЫМ и пришла с телефоном на территорию части ( хотя я всех предупреждаю — увольняетесь по семейным — НЕЛЬЗЯ НИЧЕГО НАРУШАТЬ!!!!!! ) — и вот результат , увольнение по НУК : Постановлением палаты ЕСПЧ от 7 октября 2010 года было установлено нарушение Правительством РФ ст. ст. 14 и 8 Конвенции, поскольку законодательство не предоставляет мужчинам-военнослужащим равного с женщинами-военнослужащими права на отпуск по уходу за ребенком. Большая палата, рассмотрев дело 22 марта 2012 года по апелляции российского правительства, по существу поддержала первоначальное решение. Проследим логику судебного усмотрения: Суд установил, что в отношении отпуска по уходу за ребенком отцы и матери находятся в сравнимом положении, при этом невозможность предоставления отпуска мужчине при предоставлении его женщине свидетельствует о различиях в обращении. Суд обратил внимание на то, что право на отпуск по уходу за ребенком принадлежит всем гражданам без какого-либо различия по признакам пола или профессии. Вооруженные силы, полиция и государственные служащие не исключаются из числа пользователей этого фундаментального права. При этом Большая палата признала традиционно широкую степень усмотрения государств в вопросах, относящихся к национальной безопасности в целом и к вооруженным силам. Суд отметил, что допускает установление больших ограничений для военнослужащих, чем для гражданских лиц. В частности, в деле Engel and Others <33> Суд признал, что дисциплинарная санкция в виде лишения свободы, налагаемая лишь на военнослужащих, не противоречит Конвенции и не является дискриминацией военнослужащих по сравнению с гражданскими работниками. При этом Суд отметил, что возможные ограничения…

ОБРАЗЦЫ РАПОРТОВ И ДОКАЗАТЕЛЬСТВ — 1 вариант ( остальные ниже на странице )

ПРИМЕР : ХОТЕЛА УВОЛИТЬСЯ ПО СЕМЕЙНЫМ и пришла с телефоном на территорию части ( хотя я всех предупреждаю — увольняетесь по семейным — НЕЛЬЗЯ НИЧЕГО НАРУШАТЬ!!!!!! ) — и вот результат , увольнение по НУК :

Постановлением палаты ЕСПЧ от 7 октября 2010 года было установлено нарушение Правительством РФ ст. ст. 14 и 8 Конвенции, поскольку законодательство не предоставляет мужчинам-военнослужащим равного с женщинами-военнослужащими права на отпуск по уходу за ребенком. Большая палата, рассмотрев дело 22 марта 2012 года по апелляции российского правительства, по существу поддержала первоначальное решение.

Проследим логику судебного усмотрения: Суд установил, что в отношении отпуска по уходу за ребенком отцы и матери находятся в сравнимом положении, при этом невозможность предоставления отпуска мужчине при предоставлении его женщине свидетельствует о различиях в обращении. Суд обратил внимание на то, что право на отпуск по уходу за ребенком принадлежит всем гражданам без какого-либо различия по признакам пола или профессии. Вооруженные силы, полиция и государственные служащие не исключаются из числа пользователей этого фундаментального права. При этом Большая палата признала традиционно широкую степень усмотрения государств в вопросах, относящихся к национальной безопасности в целом и к вооруженным силам. Суд отметил, что допускает установление больших ограничений для военнослужащих, чем для гражданских лиц. В частности, в деле Engel and Others <33> Суд признал, что дисциплинарная санкция в виде лишения свободы, налагаемая лишь на военнослужащих, не противоречит Конвенции и не является дискриминацией военнослужащих по сравнению с гражданскими работниками. При этом Суд отметил, что возможные ограничения прав военнослужащих должны отвечать требованию разумной пропорциональности между установленными ограничениями и законной целью защиты национальной безопасности. Европейский суд отказался принять довод властей Российской Федерации об угрозе оперативной эффективности армии, поскольку он «не подкреплен конкретными примерами», и, учитывая положения Конвенции МОТ «О запрете дискриминации», признал дискриминацией общий и автоматический запрет, применяемый к группе лиц на основании их пола. Суд признал устаревшим решение по делу «Petrovic v. Austria» <34>, вынесенное в 1998 году, когда непредоставление отцу ребенка родительского пособия (parental leave allowance) было признано соответствующим Конвенции МОТ, поскольку была отмечена общая поступательная тенденция распространения традиционно материнских прав на отцов ребенка. В решении по делу Маркина помимо норм Конвенции МОТ была учтена практика других европейских стран, большинство из которых предоставляют военнослужащим отпуск по уходу за ребенком вне зависимости от их пола. Таким образом, суд еще раз подчеркнул динамичность Конвенции и ее толкования.

СОДЕРЖАНИЕ СТРАНИЦЫ 

1. Как проводится ВВК члена семьи военнослужащего при переводе , для проживания в РКС 

2.ДЕЛО ВЫИГРАНО МАТЕРИАЛЫ СМОТРИТЕ НА СТРАНИЦЕ Предварительное заседание суда по незаконному переводу — ребенок ИНВАЛИД в соответствии с пунктами 51-53 Положения и Приложением № 3 к приказу Министра обороны Российской Федерации № 770 от 20 октября 2014 года освидетельствование военнослужащих в целях определения категории годности к военной службе проводят врачи-специалисты, включенные в состав военно-врачебной комиссии: врач-хирург, врач-терапевт, врач-невролог, врач-офтальмолог, врач-оториноларинголог и при необходимости — врачи других специальностей; при этом до начала освидетельствования военнослужащегопроводится ряд обязательных диагностических и инструментальных исследований.

Р Е Ш Е Н И Е ( отказ — пусть переводит )

Именем Российской Федерации

8 августа 2019 года                                     город Мурманск

Мурманский гарнизонный военный суд под председательством судьи Загорского В.Ю., при секретаре Федичевой О.Д., с участием административного истца Горбача В.В., представителя командира войсковой части ***** БРС, представителя начальника федерального государственного казённого учреждения «***** Военно-морской клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации (далее – ФГКУ «***** ВМКГ» МО РФ) ВВА., врио начальника филиала № ***** ФГКУ «***** ВМКГ» МО РФ ЗВАНИЕ СФА., председателя военно-врачебной комиссии поликлиники филиала № ***** ФГКУ «***** ВМКГ» МО РФ ГАВ, рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению военнослужащего войсковой части ***** ЗВАНИЕ Горбача ВВ об оспаривании действий командира войсковой части ***** и председателя военно-врачебной комиссии поликлиники филиала № ***** ФГКУ «***** ВМКГ» МО РФ, связанных с направлением его сына на военно-врачебную комиссию и вынесением заключения о негодности последнего к проживанию в районах Крайнего Севера,

установил:

    Горбач обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором просит:

    — признать действия командира войсковой части ***** о направлении его сына – ГТВ на военно-врачебную комиссию для определения годности к проживанию в РКС незаконными;

    — признать заключение военно-врачебной комиссии поликлиники филиала № ***** ФГКУ «***** ВМКГ» МО РФ от ДД.ММ.ГГГГ о негодности его сына – ГТВ к проживанию в РКС ввиду нарушения процедуры её проведения незаконным;

    — обязать военно-врачебную комиссию поликлиники филиала № ***** «***** ВМКГ» МО РФ повторно провести освидетельствование его сына – ГТВ

    Определением Мурманского гарнизонного военного суда от 8 августа 2019 года производство в части требований о возложении на военно-врачебную комиссию поликлиники филиала № ***** ФГКУ «***** ВМКГ» МО РФ обязанности по повторному проведению освидетельствования его сына – ГТВ прекращено.

    В обоснование заявленных требований Горбач показал, что в ДД.ММ.ГГГГ в отношении него командованием войсковой части ***** решался вопрос о переводе на равную воинскую должность в войсковую часть *****, дислоцированную в <адрес>. Поскольку у его сына – ГТВ имеется заболевание «врождённая аниридия», препятствующее проживанию в местности, куда, возможно, состоится перевод, им в адрес командования воинской части ДД.ММ.ГГГГ был исполнен рапорт о направлении его сына в поликлинику для прохождения военно-врачебной комиссии с целью определения необходимости длительного лечения и медицинского наблюдения в медицинской организации государственной системы здравоохранения, оказывающей специализированную медицинскую помощь по соответствующему профилю, отсутствующей в местности, в которую планируется перевод. Однако командование воинской части, проигнорировав поступившее обращение, направило его сына – ГТВ в поликлинику № ***** ФГКУ «***** ВМКГ» МО РФ для прохождения освидетельствования военно-врачебной комиссией по вопросу годности последнего к проживанию в районах Крайнего Севера. По результатам заседания военно-врачебной комиссией ДД.ММ.ГГГГ было вынесено заключение о негодности его сына – ГТВ к проживанию в районах Крайнего Севера. С данным заключением истец не согласен, так как освидетельствование его сына – ГТВ. проводилось заочно, по медицинским документам, что противоречит требованиям п. 4 Положения о военно-врачебной экспертизе. Приводя своё толкование обстоятельств по делу со ссылкой на отдельные положения постановления Правительства РФ от 4 июля 2013 года № 565 и Методических рекомендаций Главного центра военно-врачебной экспертизы МО РФ, Горбач указал, что при проведении освидетельствования отсутствовал специалист врач-офтальмолог, который мог бы дать свои пояснения по поводу имеющегося у его сына заболевания. В оспариваемом заключении неверно указана занимаемая им воинская должность и его отчество. По мнению истца, ввиду наличия явных нарушений действующего законодательства на должностных лиц должны быть возложены обязанности по устранению нарушения его законных интересов.

    Представитель командира войсковой части ***** БРС, не соглашаясь с заявленными требованиями истца, пояснила, что нарушений процедуры направления члена семьи военнослужащего Горбача на медицинское освидетельствование со стороны командования воинской части не допущено. Ориентировочно в конце ДД.ММ.ГГГГ во исполнение телеграммы войсковой части ***** Горбач наряду с другими военнослужащими был отобран командиром войсковой части ***** в качестве кандидата для укомплектования войсковой части *****, расположенной в <адрес>. С переводом на равную воинскую должность истец был не согласен, так как его несовершеннолетний сын имеет врождённое заболевание и последнему необходимо посещать специализированное детское дошкольное учреждение. ДД.ММ.ГГГГ по данному вопросу с истцом командованием части была проведена беседа, в ходе которой военнослужащий свою позицию по несогласию с переводом поддержал. При этом в указанный день в адрес командования части от истца поступил рапорт с ходатайством о направлении его сына – ГТВ на военно-врачебную комиссию. В целях выяснения целесообразности и, как следствие, порядка направления сына истца на военно-врачебную комиссию командованием части в адрес филиала № ***** федерального государственного казённого учреждения «Главный центр военно-врачебной экспертизы» МО РФ (далее – ФГКУ «ГЦ ВВЭ» МО РФ) был направлен запрос. После получения соответствующих разъяснений филиала ФГКУ «ГЦ ВВЭ» МО РФ было принято решение организовать освидетельствование сына истца – Горбача Т.В. по вопросу годности последнего к проживанию в районах Крайнего Севера. До дня заседания военно-врачебной комиссии поликлиники филиала № ***** «***** ВМКГ» МО РФ Горбач совместно с начальником медицинской службы войсковой части ***** РЮВ принимал участие в рабочем совещании руководящего состава филиала ФГКУ «ГЦ ВВЭ» МО РФ, на котором был определён порядок и цель освидетельствования военно-врачебной комиссией сына истца. Присутствующими на данном совещании специалистами было определено, что освидетельствование военно-врачебной комиссией сына истца возможно провести лишь на основании представленных медицинских документов. Определённый специалистами филиала № ***** ФГКУ «ГЦ ВВЭ» МО РФ порядок освидетельствования истца был доведён до сотрудников поликлиники филиала № ***** ФГКУ «***** ВМКГ» МО РФ. ДД.ММ.ГГГГ военно-врачебной комиссией по результатам изучения предоставленных медицинских документов на сына истца – ГТВ вынесено заключение, в соответствии с которым последний не годен к проживанию в районах Крайнего Севера. ( в разговоре сказал — Все равно я тебя переведу)

    Представитель начальника ФГКУ «***** ВМКГ» МО РФ Волкова суду показала, что основанием для заседания военно-врачебной комиссии являлось направление командира войсковой части ***** с вопросом определения годности сына истца к проживанию в районах Крайнего Севера. Поскольку несовершеннолетний сын истца ранее в период с ДД.ММ.ГГГГ проходил медицинское обследование врачами-специалистами областной больницы, необходимости в проведении дополнительного осмотра последнего врачами военно-морского клинического госпиталя не имелось. Основываясь на установленном ранее в отношении сына истца диагнозе и исследованных медицинских документах, военно-врачебная комиссия пришла к выводу о негодности его к проживанию в районах Крайнего Севера. Технические ошибки, допущенные в оспариваемом заключении военно-врачебной комиссии от ДД.ММ.ГГГГ, устранены, и исправленное заключение может быть вручено истцу.

    Врио начальника филиала № ***** ФГКУ «***** ВМКГ» МО РФ СФА и председатель военно-врачебной комиссии ГАВ каждый в отдельности, заявленные требования не признали и пояснили, что освидетельствование сына истца – ГТВ ДД.ММ.ГГГГ было проведено заочно по медицинским документам.

Данный порядок установлен ввиду отсутствия у поликлиники филиала № ***** ФГКУ «***** ВМКГ» МО РФ лицензии на обследование членов семей военнослужащих, не достигших 18-летнего возраста,

и накануне был согласован с административным истцом. О том, что военно-врачебной комиссией будет рассматриваться вопрос о годности сына истца к проживанию в районах Крайнего Севера, последний также был осведомлён. На исследование военно-врачебной комиссией административным истцом была представлена выписка из карты стационарного больного № ***** от ДД.ММ.ГГГГ с данными обследования его сына – ГТВ., проведённого с ДД.ММ.ГГГГ. Осмотр сына истца врачами-специалистами областной больницы осуществлён менее одного месяца до освидетельствования. На основании данной выписки не было необходимости в проведении дополнительных или повторных лабораторных и инструментальных исследований. ГТВ освидетельствован военно-врачебной комиссией поликлиники на основании медицинских документов и копий актов медико-социальной экспертизы гражданина по представлению врача-специалиста РНЛ, являющейся врачом-офтальмологом поликлиники. По результатам освидетельствования ввиду наличия у сына истца – ГТВ врождённого заболевания комиссией сделано заключение о негодности последнего к проживанию в районах Крайнего Севера. Заключение научно обоснованно и изменению не подлежит.

    К участию в деле в качестве административного соответчика с целью разрешения вопроса распределения судебных расходов определением привлечён начальник филиала федерального казённого учреждения «Объединённое стратегическое командование Северного флота» — «1 финансово-экономическая служба», который, будучи надлежаще извещённым о времени и месте судебного заседания, в суд не прибыл, просил рассмотреть дело в отсутствие его представителя.

    Заслушав объяснения сторон, исследовав имеющиеся в материалах дела и дополнительно представленные доказательства,

суд полагает установленными следующие обстоятельства.

    Как видно из справок командира войсковой части ***** за №№ *****, ***** от ДД.ММ.ГГГГ и копии контракта о прохождении военной службы, Горбач с ДД.ММ.ГГГГ по настоящее время проходит военную службу по контракту в войсковой части *****. В его личном деле записано: супруга – ГТВ, ДД.ММ.ГГГГ рождения, сын – ГТВ, ДД.ММ.ГГГГ рождения и дочь – ГВВ, ДД.ММ.ГГГГ рождения.

    Осмотром копии телеграммы в адрес войсковой части ***** за вх. № ***** от ДД.ММ.ГГГГ установлено, что командованию воинской части предписано произвести отбор кандидатов для укомплектования войсковой части *****.

    Из содержания копии листа беседы от ДД.ММ.ГГГГ видно, что истец просит командование воинской части не переводить его к новому месту военной службы, так как его сын – ГТВ является инвалидом и нуждается в постоянном, непрерывном посещении детского дошкольного образовательного учреждения для детей с нарушением функции зрения.

    Согласно рапорту от ДД.ММ.ГГГГ в адрес командира войсковой части ***** Горбач ввиду планируемого перевода к новому месту службы с назначением на равную воинскую должность просит командование воинской части в силу подпункта «б» пункта 2 статьи 15 Положения о порядке прохождения военной службы направить его несовершеннолетнего сына – ГТВ в медицинское учреждение для прохождения военно-врачебной комиссии.

Статья 15. Порядок перевода к новому месту военной службы ( ПоППВС)

2. Военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть переведен к новому месту военной службы по служебной необходимости с назначением на равную воинскую должность.

Перевод данного военнослужащего к новому месту военной службы с назначением на равную воинскую должность производится без его согласия, за исключением следующих случаев:

а) при невозможности прохождения военной службы в местности, куда он переводится, в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии;

б) при невозможности проживания членов семьи военнослужащего (жена, муж, дети в возрасте до 18 лет, дети-учащиеся в возрасте до 23 лет, дети-инвалиды, а также иные лица, состоящие на иждивении военнослужащего и проживающие совместно с ним) в местности, куда он переводится, в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии;

в) при необходимости постоянного ухода за проживающими отдельно отцом, матерью, родным братом, родной сестрой, дедушкой, бабушкой или усыновителем, не находящимися на полном государственном обеспечении и нуждающимися в соответствии с заключением федерального учреждения медико-социальной экспертизы по их месту жительства в постоянном постороннем уходе (помощи, надзоре). т.е. СУДОМ УСТАНОВЛЕНО !!!! ПРИЧИНА ОБРАЩЕНИЯ ЗА НАПРАВЛЕНИЕМ НА ВВК !!!!

    Путём изучения копии направления в адрес начальника поликлиники филиала № ***** ФГКУ «***** ВМКГ» МО РФ от ДД.ММ.ГГГГ установлено, что командир войсковой части ***** принял решение направить на медицинское освидетельствование сына истца – ГТВ для определения категории годности к проживанию в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

    По заключению военно-врачебной комиссии поликлиники филиала № ***** ФГКУ «***** ВМКГ» МО РФ от ДД.ММ.ГГГГ несовершеннолетний сын истца – ГТВ признан негодным к проживанию в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

    В соответствии с пп. «б» п. 2 ст. 15 Положения о порядке прохождения военной службы, утверждённого Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 года № 1237, военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть переведён к новому месту военной службы по служебной необходимости с назначением на равную воинскую должность. Перевод данного военнослужащего к новому месту военной службы с назначением на равную воинскую должность производится без его согласия, за исключением следующих случаев: при невозможности проживания членов семьи военнослужащего (жена, муж, дети в возрасте до 18 лет, дети-учащиеся в возрасте до 23 лет, дети-инвалиды, а также иные лица, состоящие на иждивении военнослужащего и проживающие совместно с ним) в местности, куда он переводится, в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии.

    Направление на освидетельствование военнослужащих, осуществляется в соответствии с Инструкцией об организации направления военнослужащих Вооружённых Сил РФ, граждан, проходящих военные сборы по линии Вооружённых Сил РФ, на медицинское освидетельствование, утверждённой приказом Министра обороны РФ от 15 февраля 2016 года № 55 (далее – Инструкция).

    Подпунктом «ж» п.2 Инструкции предусмотрено, что направление на медицинское освидетельствование военнослужащих проводится в целях определения годности к прохождению военной службы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, высокогорных районах, в иностранных государствах, в том числе в иностранных государствах с неблагоприятным жарким климатом.

    Пунктами 7 и 8 этой же Инструкции определено, что командиром воинской части на военнослужащих, направляемых на медицинское освидетельствование, организуется оформление направления на медицинское освидетельствование. Направление на медицинское освидетельствование подписывается командиром воинской части, заверяется печатью. В направлении, помимо прочего, командиром воинской части подлежит указанию цель медицинского освидетельствования (приложение к Инструкции об организации направления на медицинское освидетельствование).

    В силу пункта 3 и 4 Положения о военно-врачебной экспертизе, утверждённого постановлением Правительства РФ от 4 июля 2013 года № 565, на военно-врачебную комиссию возлагается проведение медицинского освидетельствования членов семей военнослужащих. При этом заочное (по документам) освидетельствование запрещается.

    В пункте 3 приказа Министра обороны РФ от 20 октября 2014 года № 770 «О мерах по реализации в Вооружённых Силах РФ правовых актов по вопросам проведения военно-врачебной экспертизы» (вместе с «Требованиями к состоянию здоровья отдельных категорий граждан») указано, что военно-врачебные комиссии выносят заключение о годности граждан, поступающих на военную службу по контракту, и граждан, проходящих военную службу по контракту, к прохождению военной службы в местностях с неблагоприятными климатическими условиями в Республики Бурятия, Республике Тыва, Забайкальском крае, не вошедших в перечень районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей.

    Согласно приложению № 4 к названному Приказу в состав военно-врачебной комиссии, осуществляющей освидетельствование военнослужащих Вооружённых Сил РФ, включаются все врачи-специалисты военно-медицинских подразделений, частей и организаций Министерства обороны РФ, объединений, соединений, воинских частей и организаций Вооружённых Сил РФ, прошедшие подготовку по военно-врачебной экспертизе. В случае отсутствия в организации врачей-специалистов, необходимых для проведения медицинского освидетельствования, в состав военно-врачебной комиссии данной организации включаются по согласованию с руководителем другой организации или по решению соответствующего вышестоящего командира необходимые врачи-специалисты из другой организации. К медицинскому освидетельствованию военнослужащего привлекаются не менее трёх врачей-специалистов из состава военно-врачебной комиссии организации.

    В соответствии с пп. «и» и «с» п. 2 Методических рекомендаций Главного центра военно-врачебных экспертиз Министерства обороны РФ от 11 апреля 2016 года № 1/1/399 «Об организации военно-врачебной экспертизы в Вооружённых Силах РФ» (далее – Методические рекомендации), военно-врачебная экспертиза в мирное и военное время проводится в Вооружённых Силах РФ, в том числе и в целях определения годности к прохождению военной службы (для членов семей военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, — к проживанию) в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях; необходимости длительного лечения и медицинского наблюдения членов семей военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, в медицинской организации государственной системы здравоохранения, оказывающей специальную медицинскую помощь по соответствующему профилю, отсутствующей в местности, в которую переводится военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, или в которой он проходит военную службу.

    Пунктом 37 этих же Методических рекомендаций предписано, что члены семей военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, подлежат освидетельствованию военно-врачебной комиссии военно-медицинских организаций на основании приложения № 1 к приказу Министра обороны РФ от 2014 года № 770.

    Согласно п. 175 Методических рекомендаций при заболеваниях, требующих длительного (более 12 месяцев) лечения и наблюдения в специализированной медицинской организации, члены семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, направляются по обращению военнослужащего на освидетельствование командиром воинской части, в которой военнослужащий проходит военную службу, в случаях, когда по заключению клинико-экспертной комиссии медицинской организации государственной или муниципальной системы здравоохранения, военно-медицинской организации, а при её отсутствии – консилиума врачей военно-медицинской организации они признаны нуждающимися в направлении на лечение за пределы административной территории или когда по заключению медико-педагогической комиссии признаны нуждающимися в обучении или воспитании в специальных (коррекционных) образовательных организациях при отсутствии указанных организаций в местности, в которую переводится военнослужащий или в которой он проходит военную службу.

    Допрошенный в судебном заседании свидетель МАТ, сотрудник филиала №***** ГЦ ВВЭ МО РФ, суду показал, что ДД.ММ.ГГГГ истец прибывал в Главный центр военно-врачебных экспертиз для консультации по вопросу освидетельствования его несовершеннолетнего сына – ГТВ с целью определения годности последнего к проживанию в районах Крайнего Севера. По итогу изучения представленных истцом медицинских документов, свидетельствующих о полноценном обследовании его сына в ***** детской клинической больнице в период с ДД.ММ.ГГГГ, Горбачу было разъяснено, что необходимости в проведении дополнительных исследований в поликлинике Военно-морского клинического госпиталя не имеется. Освидетельствование сына истца военно-врачебной комиссией по вопросу годности к проживанию в районах Крайнего Севера возможно по имеющимся медицинским документам и в отсутствие несовершеннолетнего лица. Каких-либо возражений, замечаний по поводу высказанных выводов относительно порядка и цели планируемого освидетельствования от административного истца не поступало.

    Свидетель РЮВ, начальник медицинской службы войсковой части *****, дал показания, по своему содержанию сходные с приведёнными выше показаниями свидетеля МАТ, по отношению к обстоятельствам разъяснения истцу порядка освидетельствования его сына военно-врачебной комиссией поликлиники филиала № ***** ФГКУ «***** ВМКГ» МО РФ на основании имеющихся медицинских документов с целью определения годности последнего к проживанию в районах Крайнего Севера.

    Как видно из материалов дела ДД.ММ.ГГГГ при освидетельствовании несовершеннолетнего сына административного истца военно-врачебной комиссией состоящей из трёх врачей-специалистов были исследованы выписка из медицинской карты стационарного больного от ДД.ММ.ГГГГ ГОБУЗ «Мурманская областная детская клиническая больница» на имя ГТВ., осмотры врачей-специалистов, протокол осмотра офтальмолога от ДД.ММ.ГГГГ из «Центра здоровья и отдыха». Освидетельствование лица проведено с участием специалиста врача-офтальмолога поликлиники Военно-морского клинического госпиталя, что соответствует требованиям приложения № 4 к приказу Министра обороны РФ от 2014 года № 770.

    Последнее обстоятельство подтверждается показаниями свидетеля НАН, уверенно заявившего, что заседание военно-врачебной комиссии по вопросу годности несовершеннолетнего сына истца – ГТВ к проживанию в районах Крайнего Севера проводилось с обязательным участием врача-офтальмолога.

    Допрошенная в суде в качестве специалиста ПТА, врач-офтальмолог, показала, что климат, преобладающий на территории *****, безусловно, вызывает прогрессирование имеющегося у несовершеннолетнего сына истца заболевания, что выражается в виде увеличения синдрома сухого глаза и изменения роговицы глаза. Усиление наступления изменений связано с врождённой аномалией зрительного анализатора (орган зрения). Низкие температуры воздуха и условия ветрености, а также постоянный солнечный свет в период полярного дня усугубляют течение заболевания.

    Анализируя вышеизложенные правовые нормы в совокупности, системной взаимосвязи применительно к обстоятельствам дела и исследованным доказательствам необходимо заключить, что поскольку административный истец со всей очевидностью знал о порядке и цели освидетельствования его несовершеннолетнего сына военно-врачебной комиссией, по определению годности последнего к проживанию в районах Крайнего Севера, то, по убеждению суда, оснований утверждать о наличии нарушения процедуры освидетельствования члена семьи военнослужащего и о необходимости отмены оспариваемого заключения не имеется.

    Разрешая требования истца, касающиеся признания действий командира войсковой части ***** о направлении его сына – ГТВ на военно-врачебную комиссию для определения годности к проживанию в районах Крайнего Севера незаконными, суд приходит к следующему.

    По смыслу вышеприведённых правовых норм прохождение военно-врачебной комиссии является правом военнослужащего, а не обязанностью командира воинской части, который должен лишь оказать содействие в этом путём выдачи необходимых документов, направления.

    Как видно из ранее исследованного направления от ДД.ММ.ГГГГ, командованием воинской части с учётом ранее имеющегося обращения Горбача принято решение о направлении его несовершеннолетнего сына на военно-врачебную комиссию для определения годности к проживанию в районах Крайнего Севера.

    При этом административный истец, зная с ДД.ММ.ГГГГ о цели предстоящего освидетельствования его сына, с повторным ходатайством к командиру воинской части о проведении освидетельствования именно в целях определения необходимости длительного лечения и медицинского наблюдения в медицинской организации государственной системы здравоохранения, оказывающей специализированную медицинскую помощь по соответствующему профилю, отсутствующей в местности, в которую планируется перевод Горбача, не обращается.

    Таким образом, при должном уровне осмотрительности Горбача и его желании направить несовершеннолетнего сына на военно-врачебную комиссию для определения необходимости длительного лечения и медицинского наблюдения последнего в медицинской организации государственной системы здравоохранения, он мог бы реализовать своё право. Какие-либо препятствия к осуществлению истцом этих прав командир воинской части не создавал.

    Довод Горбача о том, что командир войсковой части ***** направив его сына по своему усмотрения на военно-врачебную комиссию в целях определения годности последнего к проживанию в районах Крайнего Севера фактически отказал в удовлетворении его рапорта с просьбой проведения освидетельствования члена семьи по вопросу необходимости длительного лечения, не влияет на существо принятого решения, а свидетельствует лишь о не обеспечении командиром воинской части в пределах своей компетенции объективного и всестороннего рассмотрения рапорта, непринятия и неосуществления должного контроля за соблюдением порядка рассмотрения такого обращения, и может служить, в данном случае только основанием для соответствующего реагирования суда в адрес вышестоящего командования в порядке ст. 200 КАС РФ.

Поскольку председателем военно-врачебной комиссии в ходе судебного заседания истцу было представлено оригинальное заключение от ДД.ММ.ГГГГ с внесёнными в него исправлениями в части верного указания воинской должности Горбача и его отчества, то, по мнению суда, не имеется оснований и для удовлетворения требования по устранению допущенных в оспариваемом заключении неточностей.

Так как суд отказывает в удовлетворении требований Горбача, то на основании ст.111 КАС РФ не подлежат возмещению и понесенные им расходы по уплате государственной пошлины.

Руководствуясь ст. 177, 180, 219, 227 и 298 КАС РФ,

решил:

В удовлетворении административного искового заявления Горбача ВВ – отказать.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Северный флотский военный суд через Мурманский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Председательствующий по делу                            В.Ю. Загорский

В Северный флотский военный суд
Адрес: 184606, Мурманская область, г. Североморск, ул. Падорина, д. 7 А, к. 3
через Мурманский гарнизонный военный суд
Адрес: 183010, г. Мурманск,
ул. Генерала Журбы, д. 1

Административный истец: Гоач Виталий Витальевич
Адрес: Мурманская область, г.Оленегорск, ул. Парковая, д., кв.1

Административные ответчики:
Федеральное государственное казенное учреждение «19 Военно-морской клинический госпиталь» Министерство обороны Российской Федерации
Адрес: г. Мурманск, ул. Марата, д.9

Военно — врачебная комиссия поликлиники филиала №3 ФГКУ «19 ВМКГ» МО РФ
Адрес: 183034, г. Мурманск, Речной проезд, д.

ФКУ «Объединенное стратегическое командование СФ»-«1 финансово-экономическая служба»
Адрес: г.Мурманск, ул. Разина, д.3

Командир войсковой части 15
Адрес: Мурманская область, г.Оленегорск-, в/ч 15

Апелляционная жалоба
на решение Мурманского гарнизонного военного суда от 08.08.2019г.

08 августа 2019 года Мурманским гарнизонным военным судом вынесено решение по административному делу №2а-113/2019 по административному исковому заявлению военнослужащего войсковой части 165 капитана Гбача Виталия Витальевича об оспаривании действий командира войсковой части 105 и председателя военно-врачебной комиссии поликлиники филиала №3 ФГКУ «19 ВМКГ» МО РФ, связанных с направлением его сына на военно-врачебную комиссию и вынесением заключения о негодности последнего к проживанию в районах Крайнего Севера, которым в удовлетворении административного искового заявления Гоачу В.В. отказано.

С данным решением суда я не согласен, считаю его не законным и необоснованным, по следующим обстоятельствам.


В январе 2019 года мне, Гоачу В.В., помощником командира по кадрам и строевой части войсковой части 15 доведено сообщение о планируемом переводе на равную воинскую должность в воинскую часть 428 расположенную в п.Пионерский Калининградской области.


Мой сын – Гоач Т.В., ребёнок-инвалид с момента рождения и по настоящий момент находится под регулярным медицинским наблюдением , а также посещает специализированное дошкольное образовательное учреждение для детей с нарушением функции зрения.
В связи с данным сообщением о переводе, 22 января 2019 года мной, подан рапорт на имя командира части 15 с просьбой о проведении перед переводом к новому месту службы медицинского освидетельствования военно-врачебной комиссией (далее ВВК) своего сына, ребенка — инвалида Гача Тимофея Витальевича, 12.02.2015 года рождения, имеющего заболевание «врожденная аниридия», с целью определения необходимости лечения и медицинского наблюдения в медицинской организации государственной системы здравоохранения, оказывающей специализированную медицинскую помощь по соответствующему профилю и соответствующего дошкольного учреждения, отсутствующей в местности, в которую планируется перевод.
Сообщением от 07 февраля 2019 года исх.276, командиром части было отказано в направлении моего сына на освидетельствование, ссылаясь на п.3 приказа МО РФ от 20.10.2014г. №770 в котором Калининградская область к регионам с неблагоприятными климатическими условиями не относится.
При этом командиром части было принято решение организовать освидетельствование Горбача Т.В. военно-врачебной комиссией с целью выявления его годности к проживанию в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, что противоречило просьбе, указанной в поданном рапорте Гоач В.В. от 22.01.2019г. Причём на момент направления моего сына на ВВК ( направление на ВВК от 8 апреля 2019 г.) какой-либо необходимости в этом не было, так как мой перевод не планировался из чего можно сделать вывод что командир части пользуясь своим служебным положением направил моего сына на ВВК по собственной инициативе, преследуя свои цели. Законных оснований или необходимости в направлении моего сына на ВВК не было. Об этом же косвенно говорит факт отсутствия в направлении на ВВК причины направления на ВВК моего сына ( например — в связ

 и с переводом к новому месту службы). Предполагаю что это было сделано в связи с моим обращением в ГВП. После обращения в ГВП, КЧ преследует меня по службе. Так 20 июля 2019 г. После доведения руководящих документов в клубе в/ч 15 в присутствии всех офицеров , командир части обвинял меня во лжи, утверждая что медицинские справки моего сына липовые. После этого спросил не собираюсь ли я забрать исковое заявление. После этого за обращение в суд КЧ объявил мне «строгий выговор».
Суд в своем решении ссылается на пункты 7 и 8 Инструкции об организации направления военнослужащих Вооруженных Сил РФ, граждан, проходящих военные сборы по линии Вооруженных Сил РФ, на медицинское освидетельствование, утвержденной приказом Министерства обороны РФ от 15.02.2016г. №55 (далее – Инструкция), которыми определено, что командиром воинской части на военнослужащих, направляемых на медицинское освидетельствование, организуется оформление направления на медицинское освидетельствование. Направление на медицинское освидетельствование подписывается командиром воинской части, заверяется печатью. В направлении, помимо прочего, командиром воинской части подлежит указанию цель медицинского освидетельствования (приложение к Инструкции об организации направления на медицинское освидетельствование), но свой вывод выражает в противоречие с указанными нормами Положения.
Так, цель изложенная командиром части в направлении на медицинское освидетельствование несовершеннолетнего ребенка – инвалида (члена семьи военнослужащего) не соответствовала указанной просьбе в рапорте от 22 января 2019 года, чего командир части допускать не имеет право.
В законодательстве РФ, а также в соответствующих инструкциях и методических рекомендациях о проведении освидетельствования ВВК отсутствуют нормы выбора цели командиром части при направлении на ВВК члена семьи военнослужащего.
Поставка неверной цели командиром части в направлении на медицинское освидетельствование, привело к ненадлежащему вынесению заключения военно-врачебной комиссии №86/897 от 16.04.2019г.
О постановке цели командиром медицинского освидетельствования, а именно о годности проживания моего ребенка в РКС, мне стало известно только после получения направления на ВВК, что стало основанием для обращения в суд. Также суд в своём решении утверждает что на рабочем совещании руководящего состава филиала ФГКУ «ГЦ ВВЭ» МО РФ был определён порядок и цель освидетельствования военно-врачебной комиссией моего сына, хотя это не так. На рабочее совещание которое состоялось 8 апреля 2019 г. я прибыл с направлением на ВВК от 2 апреля 2019 г. в котором уже была цель проведения ВВК – определение годности к проживанию по месту моей службы, в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностям. Также суд не учел что специалисты на совещании определили провести ВВК заочно, по документом, что является нарушением п.4 Постановления Правительства РФ от 4 июля 2013 г. № 565 « Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе»( далее-Положение), в котором сказано, что заочное ( по документам) освидетельствование запрещается , если иное не определено законодательством РФ и Положением, а также что военно-врачебная экспертиза предусматривает проведение обследования и освидетельствования. Ответчик не предоставил суду никаких доказательств или ссылок на действующее законодательство или пунктов Положения, которые допускали бы заочное освидетельствование. Также в соответствии с Приложением №2,№3 к приказу Министра Обороны РФ №770 от 20 октября 2014 г. « О мерах по реализации в ВС РФ правовых актов по вопросам проведения военно-врачебной экспертизы» чётко указано что все диагностические обследования, а также лабораторные и инструментальные исследования должны проводиться в именно в военно-медицинских организациях МО РФ, следовательно результаты анализов и обследований которые предоставил я из сторонних организаций не могут быть учтены.

Сторонами не оспаривается факт, что я прибывал в филиал Главного центр военно-врачебной

 экспертизы и в поликлинику филиала №3 ФГКУ «19 ВМКГ» только один раз 08 апреля 2019 года, иных доказательств о консультациях и разъяснениях по поводу формы проведения освидетельствования моего несовершеннолетнего сына, также стороной ответчиков не представлено. Также хочу заметить, что члены ВВК ни разу не видели моего сына, а основывалась только на документах, которые я предоставил.


Хочу также отметить, что в нарушение требований п.3,4 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства РФ от 04.07.2013г. №565, медицинское освидетельствование проведено в заочной форме.
Одновременно, в нарушение приложения №4 к Приказу Министерства обороны РФ от 20.10.2014г. №770 «О мерах по реализации в Вооруженных силах РФ правовых актов по вопросам проведения военно-врачебной экспертизы» для проведения медицинского освидетельствования ребенка не были приглашены надлежащие специалисты из другой организации, так как детский врач-педиатр, психиатр, невролог отсутствуют в поликлинике филиала №3 ФГКУ «19 ВМКГ» Минобороны России.
Также суд не учел, что ответчиками не представлено письменных доказательств об извещении меня по поводу предстоящего медицинского освидетельствования в заочной форме, а также мое согласие на проведение освидетельствования в данной форме, следовательно, я не знал и не мог знать, каким образом будет проходить медицинское освидетельствование. О времени и дате заседания меня также не уведомили.
Перевод военнослужащего также является гарантией реализации прав и законных интересов военнослужащих, членов их семей и иных лиц.

В ряде случаев нормы, регулирующие перевод, предусматривают фактические (жизненные) обстоятельства, при наличии (с учетом) которых он в интересах военнослужащих, членов их семей, близких родственников военнослужащих и иных указанных в данных нормах лиц производится, либо ограничивается. Такие обстоятельства предусмотрены в пп. 2, 3, 5 и 6 ст.15 Положения о порядке прохождения военной службы утвержденных Указом Президента РФ от 16.09.1999 N 1237.
Эти обстоятельства относятся непосредственно к военнослужащему и связаны с состоянием его здоровья, его личными законными интересами или являются семейными по своему характеру, связаны с состоянием здоровья членов семьи военнослужащего, его близких родственников и некоторых иных лиц, в благополучии которых он заинтересован, а также их правами и законными интересами.


Я являюсь законным представителем ребенка-инвалида Гоача Тимофея Витальевича, представляя его законные интересы и исходя из положений Конституции Российской Федерации, служащих основой конституционно-правовых отношений, содержанием которых являются родительские обязанности и коррелирующие им права детей, Российская Федерация призвана создавать условия, обеспечивающие детям достойную жизнь и свободное развитие, и гарантировать реализацию их прав, в частности право на охрану здоровья и обучение. Так, согласно Декларации прав ребенка (принята Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1959 года) ребенок ввиду его физической и умственной незрелости нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту. Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года) обязывает подписавшие ее государства обеспечивать детям такую защиту и заботу, которые необходимы для их благополучия (пункт 2 статьи 3), принимать все необходимые законодательные, административные и другие меры для осуществления прав, признанных в Конвенции (статья 4), признавать право каждого ребенка на уровень жизни, необходимый для его физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития (пункт 1 статьи 27). При этом Конвенция возлагает на родителя (родителей) или других лиц, воспитывающих ребенка, основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для его развития (пункт 1 статьи 18, пункт 2 статьи 27).
Судом не принято во внимание, что из рапорта от 22 января

 2019 года и листа беседы приобщенного к материалам дела усматривается просьба о проведении освидетельствования именно в целях определения необходимости длительного лечения и медицинского наблюдения в медицинской организации государственной системы здравоохранения, оказывающей специализированную медицинскую помощь по соответствующему профилю, отсутствующей в местности, в которую планируется мой перевод.
При этом суд в своем решении в противоречие представленных документов указывает, что с данной просьбой я не обращался.
Одновременно, суд не принимает мои доводы, что командир самостоятельным решением указывает цель направления на ВВК несовершеннолетнего ребенка – инвалида только в отношении годности проживания в РКС, которому известны все обстоятельства и негативные последствия для ребенка при моем переводе в местности, в которых отсутствуют детские дошкольные учреждения для детей с нарушением функций зрения.
При этом из указанных норм усматривается, что обращение военнослужащего для освидетельствования его члена семьи невозможно без направления командира части. Таким образом, командир части должен четко указать цель направления члена семьи на освидетельствование ВВК, изложенной в рапорте военнослужащего. Считаю, что действия командира войсковой части 105 являются незаконными, и имеют причинно-следственную связь между его действиями и вынесенным заключением ВВК, так как направление командира части не соответствует требованиям, изложенным в рапорте от 22 января 2019 года, иного рапорта я не писал, что привело к ненадлежащему принятию заключения ВВК.
Из решения суда усматривается, что суд доверяет доводам и объяснениям стороны ответчика, а именно, что освидетельствование проведено с участием специалиста врача-офтальмолога и акцентирует уверенное об этом заявление свидетеля Ноцкого А.Н., которые являются бездоказательными, необоснованными и голословными.
Также об освидетельствовании моего сына заочно, по документам, мне стало известно только из предоставленного мне заключения ВВК, которое мной получено спустя определенное время, в связи с чем, воспользоваться своим правом для предоставления возражений относительно процедуры освидетельствования я не имел, но суд мои доводы вновь не принял во внимание.
Данными действиями ВВК грубо нарушены нормы Положения о военно-врачебной экспертизе.
Судья при исполнении своих полномочий должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности (статья 3 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»).
Действующий гражданский процессуальный закон исключает возможность суда самостоятельно собирать доказательственный материал, эта обязанность возложена исключительно на спорящие стороны (ст. 57 ГПК РФ). Содержание принципа состязательности предусматривает, что в гражданском судопроизводстве стороны противопоставлены друг другу в соответствии со своими интересами и разбирательство дела происходит в форме спора между сторонами, а поскольку принцип состязательности предполагает отказ от активной роли суда при производстве дел, то все действия по собиранию и представлению доказательств возложены на стороны.
В судебное заседание был приглашен специалист врач-офтальмолог Пухова Т.А., которая не состояла в комиссии ВВК, кроме того о вызове данного специалиста в предыдущем судебном заседании вопрос не разрешался, ходатайств со стороны истца или ответчиков о вызове специалиста офтальмолога не поступало.
Допрошенная в суде в качестве специалиста Пова Т.А. врач-офтольмолог, без надлежащего изучения медицинских документов Гбач Т.В., дала пояснения в суде, что климат в РКС не подходит ребенку для проживания в связи с его заболеванием, при этом не дала пояснений какие условия кроме климата должны быть обеспечены ребенку – инвалиду с указанными заболеваниями при переводе его отца к иному месту прохождения службы.
Между тем, рапорт о проведении ВВК в отноше

 нии своего ребенка по поводу годности или негодности его проживания в РКС мной в адрес командира части не подавался.
В соответствии с п.9 ст.226 КАС РФ обязанность доказывания обстоятельств, указанных в пунктах 1 и 2 части 9 настоящей статьи, возлагается на лицо, обратившееся в суд, а обстоятельств, указанных в пунктах 3 и 4 части 9 и в части 10 настоящей статьи, — на орган, организацию, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями и принявшие оспариваемые решения либо совершившие оспариваемые действия (бездействие).
В нарушение названных норм процессуального права и предписаний ч.3 ст.62 КАС суд неверно распределил бремя доказывания между сторонами и пришел к выводу о законности обжалуемых действий командира войсковой части 15 о направлении моего сына — Гача Т.В., для определения годности к проживанию в РКС и заключения ВВК №86/897 от 16.04.2019г., в то время как последними не представлено доказательств законности своих актов.
Поскольку указанные факты судом при вынесении решения приняты во внимание не были, имеются основания, предусмотренные п.1 и п.3 ч. 2 ст. 310 КАС РФ – отмена по основаниям: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, установленных в судебном заседании.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.295-300 КАС РФ, прошу:

Решение Мурманского гарнизонного военного суда от 08 августа 2019 года по административному делу №2а-113/2019 по административному исковому заявлению военнослужащего войсковой части 105 капитана Гача Виталия Витальевича об оспаривании действий командира войсковой части 105 и председателя военно-врачебной комиссии поликлиники филиала №3 ФГКУ «19 ВМКГ» МО РФ, связанных с направлением его сына на военно-врачебную комиссию и внесением заключения о негодности последнего к проживанию в районах Крайнего Севера, отменить в полном объеме и принять по административному делу новое решение об удовлетворении моих требований.

Приложения по числу лиц участвующих в деле:
1. копия апелляционной жалобы;
2. квитанция об уплате государственной пошлины.

«___»______________2019г. __________________/

Председательствующий в суде первой инстанции ЗАГОРСКИЙ В.Ю.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 33а-604/2019

город Североморск 29 октября 2019 года

Северный флотский военный суд в составе:

председательствующего – судьи БАСОВА А.И.,

судей БЛИНОВА Ю.Г. и ЗНАМЕНЩИКОВА С.А., при секретаре ПОЗНЫШЕВОЙ Н.Г., рассмотрел административное дело по апелляционной жалобе административного истца ГОРБАЧА В.В. на решение Мурманского гарнизонного военного суда от 8 августа 2019 года, принятое по административному исковому заявлению военнослужащего войсковой части № капитана ГОРБАЧА Виталия Витальевича об оспаривании действий командира войсковой части № и председателя военно-врачебной комиссии поликлиники филиала № 3 федерального государственного казённого учреждения «1469 Военно-морской клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации (далее — ФГКУ «1469 ВМКГ» МО РФ), связанных с направлением его сына на военно-врачебную комиссию и вынесением заключения.

Заслушав доклад судьи ЗНАМЕНЩИКОВА С.А., флотский военный суд

УСТАНОВИЛ:

ГОРБАЧ обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором с учётом уточнённых требований просил признать незаконными действия командира войсковой части № о направлении на военно-врачебную комиссию (далее – ВВК) для определения годности к проживанию в районах Крайнего Севера его сына ФИО11 и вынесенное в отношении него заключение ВВК поликлиники филиала № 3 ФГКУ «1469 ВМКГ» МО РФ от 16 апреля 2019 года.

К участию в деле привлечены в качестве соответчиков начальник ФГКУ «1469 ВМКГ» МО РФ и для решения вопроса о возмеще­нии судебных расходов — филиал федерального казённого учрежде­ния «Объединённое стратегическое командование Северного флота» — «1-я финансово-экономическая служба» (далее — филиал ФКУ «ОСК СФ» — «1-я ФЭС»).

Решением гарнизонного военного суда в удовлетворении административного иска отказано.

В апелляционной жалобе административный истец ГОРБАЧ просит реше­ние суда отменить и принять новое — об удовлетворении административного иска.

Аргументируя жалобу, он указывает о том, что его требование о проведении военно-врачебной экспертизы в отношении несовершеннолетнего ребёнка было обусловлено переводом к новому месту службы в Калининградскую обл. Командир воинской части принял решение по его рапорту только через три месяца, когда в этом не было необходимости, так как вопрос о его переводе был снят с рассмотрения. Более того, указанное должностное лицо самостоятельно, в нарушение норм, регулирующих вопрос прохождения военнослужащими и членами их семей ВВК, посчитало, что исследование в отношении его сына должно быть проведено с целью определения годности проживания в районах Крайнего Севера, а не в Калининградской обл.

Вопреки утверждению административного ответчика, цель проведения экспертизы ему стала известна после её проведения.

Далее автор жалобы обращает внимание на то, что ВВК проводилась в нарушение требований действующего законодательства заочно, по документам, согласия на проведение исследования в таком порядке его никто не спрашивал.

В своих возражениях на апелляционную жалобу представитель начальника ФГКУ «1469 ВМКГ» МО РФ ВОЛКОВА В.А. и командир войсковой части № ТИТОВ Д.В., считая решение суда законным и обоснованным, просили оставить его без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе и в возражениях на неё, флотский во­енный суд приходит к следующим выводам.

Как видно из материалов дела, ГОРБАЧ проходит военную службу в войсковой части №, дислоцирующейся в <данные изъяты>., вместе с ним проживает сын ФИО11, <данные изъяты>, <данные изъяты>

22 января 2019 года командир войсковой части № сообщил ГОРБАЧУ о включении его, во исполнение распоряжений вышестоящих должностных лиц, в кандидаты на перевод на равнозначную должность в г. Пионерский Калиниградской обл.

В тот же день военнослужащий подал командиру воинской части рапорт, в котором указал о невозможности перевода к новому месту службы из-за болезни сына, в связи с этим просил направить его сына для прохождения ВВК.

2 апреля 2019 года командир войсковой части № направил сына административного истца на ВВК в поликлинику филиала № 3 ФГКУ «1469 ВМКГ» МО РФ МО РФ для определения годности его к проживанию в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, по результатам которой 16 апреля 2019 года выдано заключение №№ о негодности к проживанию его на указанных территориях.

Отказывая в удовлетворении административного иска, суд пришел к выводу о том, что решение о направлении сына административного истца на ВВК для определения годности к проживанию в районах Крайнего Севера командир воинской части принял с учётом ранее имеющегося обращения ГОРБАЧА, процедура освидетельствования члена семьи военнослужащего не нарушена, поскольку административный истец знал о порядке и цели освидетельствования его несовершеннолетнего сына.

Этот вывод суда противоречит установленным по делу обстоятельствам и нормам права, регулирующим спорные правоотношения.

В соответствии с ч. 1 ст. 46 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее — Закон об основах охраны здоровья) медицинский осмотр представляет собой комплекс медицинских вмешательств, направленных на выявление патологических состояний, заболеваний и факторов риска их развития.

В свою очередь медицинское освидетельствование лица — это совокупность методов медицинского осмотра и медицинских исследований, направленных на подтверждение такого состояния здоровья человека, которое влечет за собой наступление юридически значимых последствий ( ст.65 названного Закона).

По общему правилу, установленному Законом об основах охраны здоровья, направление несовершеннолетних на медицинское освидетельствование возможно только с разрешения их родителей или законных представителей и преследует изложенные выше цели.

Исключение из этого правила возможно только в случаях, прямо оговоренных в законе (например, в порядке ч.ч. 3, 4 ст. 421 УПК РФ и установленном Правилами медицинского освидетельствования несовершеннолетнего на наличие или отсутствие у него заболевания, препятствующего его содержанию и обучению в специальном учебно-воспитательном учреждении закрытого типа, утвержденными постановлением Правительства РФ от 28 марта 2012 г. № 259).

Этими же условиями должны руководствоваться в своей деятельности и воинские должностные лица, а также сотрудники военно-медицинских учреждений.

Согласно п. 2 ст. 15 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года № 1237, военнослужащий не может быть переведен к новому месту военной службы из одной воинской части в другую (в том числе находящуюся в другой местности) в пределах Вооруженных Сил Российской Федерации без его согласия в случае невозможности проживания членов семьи военнослужащего (жена, муж, дети в возрасте до 18 лет, дети-учащиеся в возрасте до 23 лет, дети-инвалиды, а также иные лица, состоящие на иждивении военнослужащего и проживающие совместно с ним) в местности, куда он переводится, в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии.

Содержание названной правовой нормы указывает на то, что перевод военнослужащего без его согласия на равную воинскую должность в воинскую часть, находящуюся в другой местности, не может быть произведён, если у того имеется несовершеннолетний ребёнок, который в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии не может проживать в местности, куда переводится военнослужащий.

При этом необходимо отметить, что законодатель установил запрет на перевод военнослужащего при указанных выше обстоятельствах вне зависимости от отношения местности, куда переводится военнослужащий, к регионам с неблагоприятными климатическими условиями.

Исходя из позиции, изложенной в подп. «с» п. 2 и п. 175 Методических рекомендаций Главного центра военно-врачебных экспертиз Министерства обороны РФ от 11 апреля 2016 года № 1/1/399 «Об организации военно-врачебной экспертизы в Вооружённых Силах РФ» (далее – Методические рекомендации), члены семьи направляются на освидетельствование командиром воинской части на основании рапорта военнослужащего о наличии у члена семьи заболевания, препятствующего проживанию в этих местностях.

Совокупность приведенных норм в их взаимосвязи позволяет прийти к выводу о том, что несовершеннолетний ребёнок военнослужащего может быть направлен на медицинское освидетельствование для прохождения ВВК только на основании волеизъявления военнослужащего, выраженном в рапорте.

Как установлено в суде, 22 января 2019 года административный истец обратился к командиру войсковой части № с рапортом, в котором просил о проведении его несовершеннолетнему сыну ВВК для определения возможности его проживания в Калининградской обл. с учетом состояния его здоровья и возможности посещения специализированного дошкольного учреждения.

В установленный законом срок этот рапорт не был реализован. Вместо этого 2 апреля 2019 года командир войсковой части № выдал истцу направление для прохождения его сыном ВВК в поликлинике филиала № 3 ФГКУ «1469 ВМКГ» МО РФ МО РФ для определения годности его к проживанию в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

Тем самым несовершеннолетний был направлен на ВВК вопреки желанию его родителя, то есть – в нарушение приведенных выше норм.

Действия командира войсковой части №, связанные с выдачей направления на военно-врачебную комиссию для определения годности к проживанию в районах Крайнего Севера сына ГОРБАЧА В.В. — ФИО11, не соответствовали нормативно-правовым актам, регулирующим спорные правоотношения, и нарушили права административного истца, в связи с чем они являются незаконными

По этой же причине следует признать незаконным и освидетельствование, проведённое военно-врачебной комиссией поликлиники филиала № 3 ФГКУ «1469 ВМКГ» МО РФ МО РФ, на основании указанного направления.

К тому же, в суде первой инстанции установлено и это не оспаривается стороной административных ответчиков, что медицинское освидетельствование ФИО11 было проведено без обследования несовершеннолетнего, заочно, по документам, представленным истцом.

Между тем по общему правилу, предусмотренному п.4 Положения о военно-врачебной экспертизе, утверждённого постановлением Правительства РФ от 4 июля 2013 года № 565, военно-врачебная экспертиза предусматривает проведение обследования и освидетельствования. Заочное (по документам) освидетельствование запрещается, если иное не определено законодательством Российской Федерации и настоящим Положением. Возможность проведения заочного освидетельствования несовершеннолетних членов семей военнослужащих законодательством не предусмотрена.

Помимо этого, в оспариваемом заключении ВВК не дано никакой оценки нуждаемости ФИО11 в воспитании, обучении в специальной (коррекционной) образовательной организации.

Следовательно, процедура проведения ВВК в отношении сына административного истца в данном случае была существенно нарушена, что является дополнительным основанием к признанию ее результатов незаконными.

Обсуждая способ восстановления нарушенных прав административного истца, судебная коллегия полагает возможным возложить обязанность на командира войсковой части № отменить свое решение о направлении на военно-врачебную комиссию для определения годности к проживанию в районах Крайнего Севера сына ГОРБАЧА В.В. — ФИО11, а председателя военно-врачебной комиссии поликлиники филиала № 3 федерального государственного казённого учреждения «1469 Военно-морской клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации — отменить заключение военно-врачебной комиссии поликлиники в отношении ФИО11.

Поскольку административный иск ГОРБАЧА В.В. и его апелляционная жалоба подлежат удовлетворению, исходя из требований ст.111 КАС РФ, судебные расходы, связанные с уплатой истцом государственной пошлины при обращении с административным исковым заявлением в суд и подачей апелляционной жалобы, подлежат возмещению.

На основании изложенного и руководствуясь п.2 ст.309, пп.3 и 4 ч.2, п.3 ч.3 ст.310 и ст.311 Кодекса административного судопроизводства РФ, флотский военный суд

О П Р Е Д Е Л И Л:

Решение Мурманского гарнизонного военного суда от 8 августа 2019 года по административному исковому заявлению ГОРБАЧА Виталия Витальевича отменить и принять по делу новое решение.

Административное исковое заявление ГОРБАЧА Виталия Витальевича удовлетворить.

Признать незаконными действия командира войсковой части №, связанные с направлением на военно-врачебную комиссию для определения годности к проживанию в районах Крайнего Севера сына ГОРБАЧА В.В. — ФИО11, и вынесенное в отношении него заключение военно-врачебной комиссии поликлиники филиала № 3 федерального государственного казённого учреждения «1469 Военно-морской клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации от 16 апреля 2019 года №№.

Обязать в месячный срок со дня вынесения настоящего определения командира войсковой части № отменить свое решение о направлении на военно-врачебную комиссию для определения годности к проживанию в районах Крайнего Севера сына ГОРБАЧА В.В. — ФИО11, а председателя военно-врачебной комиссии поликлиники филиала № 3 федерального государственного казённого учреждения «1469 Военно-морской клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации — в тот же срок отменить заключение военно-врачебной комиссии поликлиники в отношении ФИО11.

Командиру войсковой части № и председателю военно-врачебной комиссии поликлиники филиала № 3 федерального государственного казённого учреждения «1469 Военно-морской клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации о выполнении возложенной на них обязанности необходимо сообщить в Мурманский гарнизонный военный суд и административному истцу в течение месяца.

Взыскать с филиала федерального казённого учрежде­ния «Объединённое стратегическое командование Северного флота» — «1-я финансово-экономическая служба» в пользу ГОРБАЧА В.В. 450 руб. в счёт возмещения судебных расходов.

Председательствующий:

Судьи:

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА КОМАНДИРА

3. ПОДГОТОВКА К СУДУ ( ребенок не может проживать в той местности куда переводят на равнозачную ) В силу п. 2 ст. 6 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, имеют право на изменение места военной службы, в том числе на перевод в другую местность, в соответствии с заключенными ими контрактами, с учетом условий прохождения военной службы, состояния здоровья военнослужащих и членов их семей (на основании заключения военно-врачебной комиссии) и по иным основаниям, устанавливаемым Положением о порядке прохождения военной службы. ——  ВВК филиала № 1 не вправе вынести заключение в отношении дочери Зуева, поскольку направление, данное командиром воинской части, оформлено неверно, в нем отсутствует конкретная цель освидетельствования, 

4.  досрочное увольнение с военной службы по семейным обстоятельствам  я самостоятельно занимаюсь её воспитанием и уходом за ней, мной было принято решение о досрочном увольнении с военной службы. 22 апреля 2019 г. мной был подан рапорт об увольнении в соответствии 
с подпунктом «в» пункта 3 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (по семейным обстоятельствам – в связи 
с необходимостью ухода за ребенком, не достигшим возраста 18 лет, которого военнослужащий воспитывает без матери (отца) ребенка) в запас Вооруженных Сил РоссийскойФедерации, в котором я указал предпочтительную для меня дату увольнения

5. АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ Мне  был доведен приказ о моем  переводе на равную воинскую должность в ……… Узнав об этом, Я обратился к командованию с рапортом о проведении медицинскогоосвидетельствования военно-врачебной комиссией своего сына.

6. Образец сбора доказательств — досудебная подготовка — спор с ВВК 

7. ОТКАЗ ОТ ПЕРЕВОДА основы  Командиру войсковой части 00000

 Рапорт 

В соответствии со ст.106 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от     10 ноября 2007 года № 1495, прошу вашего ходатайства перед вышестоящим командованием, не переводить меня для дальнейшего прохождения службы в                               г. Калининград. На основании «Положения о порядке прохождения военной службы» (утв. Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 г. N 1237) ст. 15 Порядок перевода к новому месту военной службы п. 2 Военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть переведен к новому месту военной службы по служебной необходимости с назначением на равную воинскую должность. Перевод данного военнослужащего к новому месту военной службы с назначением на равную воинскую должность производится без его согласия, за исключением следующих случаев:
               б) при невозможности проживания членов семьи военнослужащего (жена, муж, дети в возрасте до 18 лет, дети-учащиеся в возрасте до 23 лет, дети-инвалиды, а также иные лица, состоящие на иждивении военнослужащего и проживающие совместно с ним) в местности, куда он переводится, в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии.

Довожу до вашего сведения, что мой сын ФИО 26.02.2015 г.р.  является инвалидом (категория ребёнок-инвалид, копию справки МСЭ-2016 №1100000 прилагаю), он нуждается в постоянной медицинской реабилитации, социально-средовой реабилитации и абилитации, социально-психологической реабилитации и абилитации, социокультурной реабилитации и абилитации в постоянном и непрерывном посещении ДДОУ для детей с нарушением функций зрения. Также ему категорически не рекомендовано проживание в регионах и странах с солнечным, сухим или ветреным климатом из-за прогрессирующей патологии роговицы и фотофобии (копию справки и копии листов индивидуальной программы реабилитации ребёнка-инвалида (ИПРА ребёнка-инвалида № 92.6.51/2018) прилагаю.
                    Прошу направить моего сына для прохождения ВВК  на основании «Постановления Правительства РФ от 04.07.2013 N 565».
                     Согласно статье 115 Дисциплинарного устава Вооруженных сил Российской Федерации «Обращение (предложение, заявление или жалоба) считается разрешенным, если рассмотрены все поставленные в нем вопросы, по нему приняты необходимые меры и даны исчерпывающие ответы в соответствии с законодательством Российской Федерации. Отказ в удовлетворении запросов, изложенных в обращении (предложении, заявлении или жалобе), доводится до сведения подавшего его военнослужащего со ссылкой на законы Российской Федерации, другие нормативные правовые акты Российской Федерации и (или) общевоинские уставы, с указанием мотивов отказа и разъяснением порядка обжалования принятого решения»; статье 116 Дисциплинарного устава Вооруженных сил Российской Федерации «Все обращения (предложения, заявления или жалобы) подлежат обязательному рассмотрению в срок до 30 суток со дня регистрации»; Федерального закона от 02.05.2006 N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» Статье 12. «Сроки рассмотрения письменного обращения Письменное обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации письменного обращения»; а так же пункта 5 Приказа Министра обороны Российской Федерации от 18 августа 2014 г. N 555 «О мерах по реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»» «Все обращения подлежат обязательному рассмотрению в течение 30 дней со дня регистрации».

К рапорту прилагаю:

  1. Копию справки об инвалидности МСЭ-2016 №10000000;
  2. Копии результатов приёма доктора Сухановой Н.В. на 3-х листах;
  3. Копию справки офтальмолога Головчанской А.В.;
  4. Копию ИПРА ребёнка-инвалида №92.6.51/2018  стр.1,4,6,7.

22.01.2019 г.                                                             Инженер отдела эксплуатации СТО РТЦ

                        капитанФИО В.В.

8. УВОЛЬНЕНИЕ или перевод  ПО СЕМЕЙНЫМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ — ПО УХОДУ ЗА РЕБЕНКОМ основы , пример доказывания , направления на ВВК 

9. ЕСПЧ ДЕЛО МАРКИНА — увольнение одинокого родителя т.к. ребенок несовершеннолдетний и ухаживать некому , отпуск по уходу за ребенком не женатому военнослужащему 

1. Как проводится ВВК члена семьи военнослужащего при переводе , для проживания в РКС 

Командующий войсками Восточного военного округа вправе определять служебную необходимость перевода военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, к новому месту военной службы, что прямо вытекает из п.8 Положения о военном округе Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 19 апреля 2017 года № 177, определившего командующего войсками военного округа прямым начальником всего личного состава военного округа, который несет ответственность за боевую и мобилизационную готовность, состояние, подготовку и всестороннее обеспечение войск военного округа, выполнение оперативных (боевых) и иных задач, возложенных на военный округ, а также за готовность объединений, соединений и воинских частей Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов, дислоцирующихся на территории военного округа, к выполнению задач в области обороны. 

Учитывая, что командующий войсками Восточного военного округа имеет полномочия на принятие оспариваемого Кимом решения, суд полагает что не вправе вторгаться в компетенцию названного должностного лица, отнесенную к организационным вопросам, обсуждать эти вопросы с точки зрения целесообразности.

На основании пункта 37 Методических рекомендаций ГЦ ВВЭ МО РФ от 11.04.2016г. № 1/1/399 «Об организации военно-врачебной экспертизы в Вооруженных Силах Российской Федерации», члены семей военнослужащих, проходящих военную службу по контракту освидетельствуются ВВК военномедицинских организаций, ВВК военных комиссариатов субъектов Российской Федерации (по указанию ГЦ ВВЭ, филиалов (отделов филиалов) ГЦ ВВЭ) для определения годности к проживанию в отдельных районах и местностях, в иностранных государствах — на основании требований к состоянию здоровья, изложенных в приложении 1 к приказу Министра обороны РФ от 20.10.2014г. № 770.

При болезнях, не указанных в вышеупомянутом приказе, заключение ВВК о негодности к проживанию членов семей военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, также может быть принято в случае, если они нуждаются в длительном ( более 12 месяцев ) лечении и наблюдении в специализированной медицинской организации, отсутствующей в той местности, где проходит военную службу военнослужащий или когда по заключению медикопедагогической комиссии они признаны нуждающимися в обучении или воспитании в специальных (коррекционных) образовательных организациях при отсутствии указанных организаций в местности, в которую переводится военнослужащий или в которой он проходит военную службу.

Наличие у членов семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, болезней или дефектов развития, требующихдлительного ( более 12 месяцев ) лечения в специализированных медицинских организациях или обучения (воспитания) в специальных (коррекционных) образовательных организациях (детских садах-интернатах, школах-интернатах для слепых, плохо видящих, глухонемых, умственно отсталых, больных сколиозом и др.), которые отсутствуют в местности, в которую переводится военнослужащий или в которой он проходит военную службу, является противопоказанием к проживанию членов семьи военнослужащего в этих местностях.


Сведения о наличии и месте расположения соответствующих специализированных медицинских организаций, специальных учебных организаций ВВК получает по запросу из органов управления здравоохранением или образованием субъектов Российской Федерации.
СБОРКА РЕШЕНИЙ СУДОВ   (Методических рекомендаций следует, что при заболеваниях, требующих длительного (более 12 месяцев) лечения и наблюдения в специализированной медицинской организации) 
По результатам освидетельствования ВВК выносит одно из следующих заключений:

а) годен к проживанию в (указать район или местность с неблагоприятными климатическими условиями);

б) не годен к проживанию (указать район или местность с неблагоприятными климатическими условиями);

в) нуждается в длительном лечении (наблюдении) в специализированном медицинской организации (указать профиль медицинской организации здравоохранения) и в проживании (указать субъект Российской Федерации, город, район);

г) нуждается в воспитании, обучении в специальной (коррекционной) образовательной организации (указать тип организации) и в проживании (указать субъект Российской Федерации, город, район).

По результатам освидетельствования оформляется заключение военноврачебной комиссии (приложение № 3 к приказу МО РФ от 2015 г. № 615), которое утверждению ЦВВК Главного центра, ВВК филиала (отдела филиала) Главного центра не подлежит.

Между тем, невозможность проживания ФИО1 и сына административного истца в местности, куда переводится административный истец, на момент рассмотрения дела в суде надлежащим заключением военно-врачебной комиссии не подтверждена.

Таким образом, нарушений оспариваемым приказом прав административного истца в судебном заседании не установлено.

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 2а-153/2018 г.

28 мая 2018 г. г. Уссурийск

Уссурийский гарнизонный военный суд в составе: 

председательствующего – судьи Суворова С.А., при секретаре – Дмитриевой С.С., с участием административного истца – Кима А.П. и его представителя Начинова В.А., рассмотрев в открытом судебном заседании в расположении гарнизонного военного суда дело по административному исковому заявлению бывшего военнослужащего <данные изъяты> Кима Артура Павловича об оспаривании действий командующего войсками Восточного военного округа, связанных с переводом к новому месту прохождения военной службы,

 

установил:



Пунктом 1 параграфа 1 приказа командующего войсками Восточного военного округа от ДД.ММ.ГГГГ № административный истец освобожден от занимаемой воинской должности – <данные изъяты> и переведен к новому месту военной службы с назначением на равную воинскую должность <данные изъяты> по служебной необходимости.

Полагая, что действиями командования нарушены его права, Ким обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором оспорил вышеуказанный приказ командующего войсками Восточного военного округа и просил суд отменить его.

В судебном заседании административный истец и его представитель Начинов В.А., каждый в отдельности, с учётом уточнений требований, ссылаясь на нарушение воинским должностным лицом ст.15 Положения о порядке прохождения военной службы, и переводе административного истца по служебной необходимости на равную воинскую должность, поскольку на иждивении административного истца находится мать супруги от первого брака ФИО1 и наличие заключения военно-врачебной комиссии о не рекомендации её проживания в <адрес>, а также на заключение врачебной комиссии о том, что сын административного истца – ФИО2 относится к группе часто болеющихдетей, которому не рекомендовано проживание в резко континентальном климате, а также на то, что административным истцом был приобретён дом в <адрес> на средства выделенные ему в качестве жилищной субсидии и необходимость посещения и ухода за местами захоронения усопших родственников на территории Приморского края, просил суд признать приказ командующего войсками Восточного военного округа от ДД.ММ.ГГГГ №, в части его перевода на равнозначную воинскую должность незаконным и отменить его, восстановив его в прежней воинской должности.

Представитель командующего войсками Восточного военного округа Фролова Н.Н. в направленных в суд письменных возражениях, не признав требования административного иска, указала, что перевод административного истца к новому месту службы был произведен на законных основаниях в порядке, установленном ст.15 Положения о порядке прохождения военной службы, по служебной необходимости на равную воинскую должность, что не требует согласия военнослужащего, а заключения врачебных комиссий состоялись после издания оспариваемого приказа, полагала что действиями командующего войсками Восточного военного округа, прав административного истца нарушено не было, в связи с чем, просила суд отказать в требованиях административного иска в полном объёме.

Командующий войсками Восточного военного округа, надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения дела, в суд не прибыл, при этом его представитель, ходатайствовала о рассмотрении дела в её отсутствие.

Выслушав объяснения административного истца и его представителя, исследовав представленные доказательства, военный суд находит административное исковое заявление Кима не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, Ким, проходящий военную службу по контракту, заключенному на срок до 14 октября 2020 года, освобожден от занимаемой воинской должности – <данные изъяты>, на основании оспариваемого приказа командующего войсками Восточного военного округа и переведен по служебной необходимости к новому месту военной службы с назначением на равную, имеющую тождественную занимаемой штатно-должностную категорию, наименование военно-учетной специальности и тарифный разряд воинскую должность <данные изъяты>

Согласно копии телеграммы временно исполняющего обязанности начальника управления кадров Восточного военного округа от ДД.ММ.ГГГГ № на имя начальника <данные изъяты> усматривается, что Ким был положительно рассмотрен к назначению на равную воинскую должность, по служебной необходимости.

В соответствии с копией рапорта административного истца направленного факсимильной связью на имя начальника Управления кадров Восточного военного округа 9 февраля 2018 года и копии листа беседы от 13 марта 2018 года усматривается, что с Кимом была проведена беседа по поводу его предстоящего назначения на равную воинскую должность по служебной необходимости, а также Ким сообщал об обстоятельствах затрудняющих его перевод (указанные в настоящем административном иске) с просьбой учесть их при принятии кадрового решения.

Из копий протокола заседания аттестационной комиссии № от ДД.ММ.ГГГГ, ответа временно исполняющего обязанности начальника управления кадров Восточного военного округа от 10 марта 2018 года № и представления о назначении Кима на равную воинскую должность в другую местность, подписанного 19 марта 2018 года начальником Главного военно-медицинского управления Министерства обороны РФ, усматривается, что перевод административного истца осуществлялся по служебной необходимости.

Решением Уссурийского районного суда от 19 июня 2015 года признан факт нахождения на иждивении административного истца ФИО1 ДД.ММ.ГГГГ года рождения. Указанное решение суда вступило в законную силу ДД.ММ.ГГГГ.

Из копии протокола заседания врачебной комиссии Федерального казённого учреждения <данные изъяты> от ДД.ММ.ГГГГ № усматривается, что ФИО1 нуждается в постороннем уходе, не рекомендуется проживание в районах с резко континентальным климатом (<адрес>).

Согласно копии протокола заседания врачебной комиссии структурного подразделения <данные изъяты> от ДД.ММ.ГГГГ № усматривается,что не рекомендуется проживание в районах с резко континентальным климатом ФИО2.

Согласно п.10 Порядка, утвержденного приказом Министра обороны РФ от 30.10.2015 г. № 660 (далее Порядок), на военнослужащего, представляемого к назначению на воинскую должность, зачислению в распоряжение командира (начальника) и освобождению от воинской должности, оформляется представление по рекомендуемому образцу согласно приложению № 2 к настоящему Порядку, которое подписывается командиром (начальником) от командира полка, отдельного батальона, им равных и выше и представляется в порядке подчиненности для принятия решения должностному лицу Вооруженных Сил, которому предоставлено право по назначению на воинские должности военнослужащих.

Как следует из подп. «а» п.п.1 и 2 ст.15 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 года № 1237 (далее – Положение), перевод военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, к новому месту военной службы по служебной необходимости с назначением на равную воинскую должность осуществляется без его согласия, за исключением случаев невозможности проживания его или членов его семьи, проживающих совместно с ним, в местности, куда он переводится, в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии. 


Невозможность проживания члена семьи военнослужащего в местности, куда он переводится, согласно подп. «а» п.2 ст.15 Положения должна быть подтверждена заключением военно-врачебной комиссии. Такие заключения на момент издания оспариваемого Кимом приказа командующего войсками Восточного военного округа отсутствовали. 

Заключения врачебных комиссии в отношении ФИО1 и сына административного истца о том, что указанным лицам не рекомендованопроживание в районах с резко-континентальным климатом, не свидетельствуют о невозможности такого проживания и не могут являться, исходя из изложенного, доказательствами наличия препятствий к переводу Кима к новому месту службы.

К тому же, как пояснил в суде Ким, медицинских документов о состоянии здоровья находящейся у него на иждивении ФИО1 и его сына он командованию не предоставлял, и военно-врачебную комиссию они проходили после издания оспариваемого приказа. 

При этом, сам факт наличия у члена семьи военнослужащего и лица находящегося у него на иждивении заболеваний, препятствующих к проживанию в местности, куда переводится военнослужащий, не порождает его обязанность в принудительном порядке проходить военно-врачебную комиссию. Такое освидетельствование может быть проведено лишь на добровольной основе, при наличии волеизъявления на это.

Как следует из сообщения начальника филиала <данные изъяты> от ДД.ММ.ГГГГ №, в соответствие с пунктом 3 Положения о военно- врачебной экспертизе, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ №, на военно-врачебную комиссию возлагается проведение медицинского освидетельствования членов семей военнослужащих (кроме военнослужащих, проходящих военную службу по призыву). Медицинское освидетельствование проводится в военно- медицинских организациях по месту военной службы.


Члены семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, направляются по обращению военнослужащего на освидетельствование командиром воинской части, в которой военнослужащий проходит военную службу. Направление на ВВК оформляется по форме, предусмотренной приложением к Инструкции об организации направления военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, граждан, проходящих военные сборы по линии Вооруженных Сил Российской Федерации, на медицинское освидетельствование, утвержденной приказом МО РФ от 15.02.2016г. № 55. В направлении указывается конкретная местность (город, район, область, автономная область, автономный округ, край, республика), куда направляется для прохождения военной службы или проходит военную службу военнослужащий, цель освидетельствования, а также относится или не относится указанная местность к районам Крайнего Севера и приравненных к ним местностям.

На основании пункта 37 Методических рекомендаций ГЦ ВВЭ МО РФ от 11.04.2016г. № 1/1/399 «Об организации военно-врачебной экспертизы в Вооруженных Силах Российской Федерации», члены семей военнослужащих, проходящих военную службу по контракту освидетельствуются ВВК военномедицинских организаций, ВВК военных комиссариатов субъектов Российской Федерации (по указанию ГЦ ВВЭ, филиалов (отделов филиалов) ГЦ ВВЭ) для определения годности к проживанию в отдельных районах и местностях, в иностранных государствах — на основании требований к состоянию здоровья, изложенных в приложении 1 к приказу Министра обороны РФ от 20.10.2014г. № 770.

При болезнях, не указанных в вышеупомянутом приказе, заключение ВВК о негодности к проживанию членов семей военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, также может быть принято в случае, если они нуждаются в длительном ( более 12 месяцев ) лечении и наблюдении в специализированной медицинской организации, отсутствующей в той местности, где проходит военную службу военнослужащий или когда по заключению медикопедагогической комиссии они признаны нуждающимися в обучении или воспитании в специальных (коррекционных) образовательных организациях при отсутствии указанных организаций в местности, в которую переводится военнослужащий или в которой он проходит военную службу.

Наличие у членов семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, болезней или дефектов развития, требующихдлительного ( более 12 месяцев ) лечения в специализированных медицинских организациях или обучения (воспитания) в специальных (коррекционных) образовательных организациях (детских садах-интернатах, школах-интернатах для слепых, плохо видящих, глухонемых, умственно отсталых, больных сколиозом и др.), которые отсутствуют в местности, в которую переводится военнослужащий или в которой он проходит военную службу, является противопоказанием к проживанию членов семьи военнослужащего в этих местностях.

Сведения о наличии и месте расположения соответствующих специализированных медицинских организаций, специальных учебных организаций ВВК получает по запросу из органов управления здравоохранением или образованием субъектов Российской Федерации.

По результатам освидетельствования ВВК выносит одно из следующих заключений:

а) годен к проживанию в (указать район или местность с неблагоприятными климатическими условиями);

б) не годен к проживанию (указать район или местность с неблагоприятными климатическими условиями);

в) нуждается в длительном лечении (наблюдении) в специализированном медицинской организации (указать профиль медицинской организации здравоохранения) и в проживании (указать субъект Российской Федерации, город, район);

г) нуждается в воспитании, обучении в специальной (коррекционной) образовательной организации (указать тип организации) и в проживании (указать субъект Российской Федерации, город, район).

По результатам освидетельствования оформляется заключение военноврачебной комиссии (приложение № 3 к приказу МО РФ от 2015 г. № 615), которое утверждению ЦВВК Главного центра, ВВК филиала (отдела филиала) Главного центра не подлежит.

Между тем, невозможность проживания ФИО1 и сына административного истца в местности, куда переводится административный истец, на момент рассмотрения дела в суде надлежащим заключением военно-врачебной комиссии не подтверждена.

Таким образом, нарушений оспариваемым приказом прав административного истца в судебном заседании не установлено.

Приказ о переводе административного истца к новому месту службы издан командующим войсками Восточного военного округа в рамках полномочий, предоставленных ему Порядком реализации правовых актов по вопросам назначения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, на воинские должности, освобождению их от воинских должностей, увольнению с военной службы и присвоению им воинских званий, утвержденным приказом Министра обороны РФ от 17 декабря 2012 года № 3733.

Командующий войсками Восточного военного округа вправе определять служебную необходимость перевода военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, к новому месту военной службы, что прямо вытекает из п.8 Положения о военном округе Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 19 апреля 2017 года № 177, определившего командующего войсками военного округа прямым начальником всего личного состава военного округа, который несет ответственность за боевую и мобилизационную готовность, состояние, подготовку и всестороннее обеспечение войск военного округа, выполнение оперативных (боевых) и иных задач, возложенных на военный округ, а также за готовность объединений, соединений и воинских частей Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов, дислоцирующихся на территории военного округа, к выполнению задач в области обороны. 

Учитывая, что командующий войсками Восточного военного округа имеет полномочия на принятие оспариваемого Кимом решения, суд полагает что не вправе вторгаться в компетенцию названного должностного лица, отнесенную к организационным вопросам, обсуждать эти вопросы с точки зрения целесообразности.

Оценивая исследованные в судебном заседании доказательства, исходя из содержания вышеуказанных норм материального права и фактических обстоятельств дела, суд полагает, что оснований для признания оспариваемого приказа командующего войсками Восточного военного округа о переводе Кима к новому месту военной службы по служебной необходимости с назначением на равную воинскую должность не имеется, и приходит к выводу о том, что данные требования Кима являются не обоснованными и не подлежащими удовлетворению. 

Доводы административного истца со ссылкой на обстоятельства связанные с приобретением им дома в <адрес> на средства выделенные ему в качестве жилищной субсидии и необходимость посещения и ухода за местами захоронения усопших родственников на территории Приморского края, не влияют на существо принятого по делу решения, поскольку запрета на его перевод по указанным основаниям Закон не содержит.

Руководствуясь ст.ст.175180227 КАС РФ, военный суд

решил:

В удовлетворении административного искового заявления Кима Артура Павловича об оспаривании действий командующего войсками Восточного военного округа, связанных с переводом к новому месту прохождения военной службы, — отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Тихоокеанский флотский военный суд через Уссурийский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме, т.е. с 01 июня 2018 года.

Судья

2. Предварительное заседание суда по незаконному переводу — ребенок ИНВАЛИД ( вопросы направления и полноты обследования ) 

Постановление Правительства Российской Федерации № 565 от 4 июля 2013 года (в ред. от 30 марта 2017 года) утверждено Положение о военно-врачебной экспертизе» (далее – Положение), а приказом Министра обороны Российской Федерации № 770 от 20 октября 2014 года «О мерах по реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации правовых актов по вопросам проведения военно-врачебной экспертизы» утверждены, в том числе, требования к состоянию здоровья граждан, проходящих военную службу по контракту, для определения годности их к прохождению военной службы.

Пунктами 2 , 3 и 50 Положения предусмотрено, что для проведения военно-врачебной экспертизы в Вооруженных Силах, создаются военно-врачебные комиссии (врачебно-летные комиссии), на которые, в том числе, возлагаются обязанности по проведениюмедицинского освидетельствования (далее — освидетельствование) военнослужащих, а также определение категории годности граждан к военной службе (приравненной службе) по состоянию здоровья на момент их увольнения с военной службы (приравненной службы). Организацию обследования и освидетельствования военнослужащих в военно-медицинской организации, иной медицинской организации, воинской части, соединении обеспечивает начальник (руководитель) организации, командир воинской части (соединения), в которой создана военно-врачебная комиссия.

Своевременность, полноту обследования освидетельствуемого, подготовку и оформление медицинских документов по результатамобследования и представление их военно-врачебной комиссии обеспечивает начальник (руководитель) отделения военно-медицинской организации (руководитель отделения иной медицинской организации), в которой проводится обследование , начальник медицинской службы воинской части (соединения), в которой создана военно-врачебная комиссия.

Приведенные положения законодательства, по мнению суда, свидетельствуют о том, что освидетельствование военнослужащих на предмет годности к военной службе осуществляется только военно-врачебными комиссиями военно-медицинских учреждений.

При этом, в соответствии с пунктами 51-53 Положения и Приложением № 3 к приказу Министра обороны Российской Федерации № 770 от 20 октября 2014 года освидетельствование военнослужащих в целях определения категории годности к военной службе проводят врачи-специалисты, включенные в состав военно-врачебной комиссии: врач-хирург, врач-терапевт, врач-невролог, врач-офтальмолог, врач-оториноларинголог и при необходимости — врачи других специальностей; при этом до начала освидетельствования военнослужащегопроводится ряд обязательных диагностических и инструментальных исследований.

Таким образом, судом установлено ( не может быть установлено) , что военнослужащему в соответствии со статьями 51-53 Положения и Приложением № 3 к приказу Министра обороны Российской Федерации № 770 от 20 октября 2014 года надлежащим образом и в установленном объеме проведены необходимые процедуры и исследования, которые позволили коллегиальному медицинскому органу в рамках предоставленных действующим законодательством полномочий дать обоснованное заключение о категории годности к военной службе, в том числе, с учетом диагностированных заболеваний.

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

6 февраля 2018 года город Новосибирск

Новосибирский гарнизонный военный суд в составе: председательствующего – судьи Левченко А.Ю., с участием представителя административного истца Иванова В.М., административного ответчика Султанмуратова Ю.М., представителя административного ответчика Бабаева И.М.о., при секретаре судебного заседания Боцан Я.В., рассмотрел в открытом судебном заседании, в помещении военного суда административное дело № 2а-26/2018 по административному исковому заявлению военнослужащего войсковой части № <данные изъяты> Ярыгина Сергея Константиновича об оспаривании заключения военно-врачебной комиссии ФГКУ «425 военный госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации № 7/1077 от 31 октября 2017 года.

В ходе рассмотрения дела по существу военный суд 

 

установил:

Ярыгин в установленный законодательством срок обратился с административными исковыми заявлениями, в которых указал, что в настоящее время проходит военную службу по контракту в войсковой части № в воинском звании «<данные изъяты>». 25 сентября 2017 года на основании направления командира войсковой части № он убыл в военно-медицинское учреждение для освидетельствования на состояние годности к военной службе.

Далее административный истец указал, что заключением военно-врачебной комиссии (терапевтического профиля) ФГКУ «425 военный госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации (далее — ФГКУ «425 ВГ») № 7/1077 от 31 октября 2017 года он был признан «В» — ограниченно годным к военной службе. 14 ноября того же года приведенное заключение утверждено отделом (военно-врачебной экспертизы, город Новосибирск) филиала № 3 ФГКУ «Главный центр военно-врачебной экспертизы» Министерства обороны Российской Федерации (далее – филиал № 3 ФГКУ «ГЦ ВВЭ»).

Полагая, что названными коллегиальными органами неверно определена годность к военной службе и, тем самым, считая свои права нарушенными, Ярыгин, с учетом произведенных уточнений требований, просил суд признать заключение ВВК ФГКУ «425 ВГ» № 7/1077 от 31 октября 2017 года и действия отдела филиал № 3 ФГКУ «ГЦ ВВЭ», связанные с утверждением приведенного заключения, незаконными и отменить их.

В судебном заседании представитель административного истца Иванов поддержал приведенные требования и подтвердил доводы, изложенные в административном исковом заявлении. 

При этом представитель дополнительно указал, что диагностированное медицинскими работниками ГАУЗ НСО «ГКП № 1» у его доверителя заболевание отличается от диагноза, указанного в оспариваемом заключении ВВК, а следовательно, может свидетельствовать о неверном определении категории годности военнослужащего к военной службе.

Наряду с этим, представитель Иванов указал, что освидетельствование Ярыгина производилось врачами ФГКУ «425 ВГ» без привлечения врача-ревматолога, в связи с чем коллегиальным медицинским органом могли неверно установлены стадия заболевания и степень функциональных нарушений. По мнению представителя, его доверителю с учетом имеющегося заболевания надлежит установить категорию годности «Д» — негоден к военной службе.

Начальник отдела филиал № 3 ФГКУ «ГЦ ВВЭ» Султанмуратов требования административного истца не признал и просил отказать в их удовлетворении. При этом административный соответчик указал, что освидетельствование Ярыгина производилось уполномоченным коллегиальным медицинским органом – ВВК ФГКУ «425 ВГ», — в состав которого входили врачи-специалисты с соответствующим уровнем подготовки. Категория годности военнослужащего к военной службе определялась исходя из представленной медицинской документации (анализов, результатов исследований, осмотров), а также фактического состояния здоровья административного истца. Каких-либо безусловных оснований для признания Ярыгина негодным к военной службе на момент проведения оспариваемого освидетельствования не имелось. 

Наряду с этим, Султанмуратов указал, что в случае ухудшения состояния здоровья военнослужащего в связи с имеющимся заболеванием и/или диагностированием иного заболевания, последний вправе обратиться с рапортом (заявлением) как к командиру воинской части, так и непосредственно в медицинский коллегиальный орган для прохождения контрольного обследования и последующего повторного освидетельствования на состояние годности к военной службе.

Представитель ФГКУ «425 ВГ» Бабаев требования административного истца не признал и просил отказать в их удовлетворении. При этом представитель административного соответчика указал, что категория годности к военной службе Ярыгина определена надлежащим коллегиальными медицинским органом и в соответствии с данными, полученными в ходе обследования военнослужащего в военном госпитале, каких-либо безусловных оснований для признания последнего негодным к военной службе не имеется. 

Административный истец – Ярыгин, надлежащим образом извещенный о месте и времени рассмотрения дела, в суд не явился, заявил ходатайство об отложении судебного разбирательства в связи с плохим самочувствием, о чем подал соответствующее заявление.

В то же время, руководствуясь положениями статей 152 и 226 КАС Российской Федерации, суд приходит к выводу о возможности рассмотрения названного административного дела в отсутствие административного истца, поскольку последним не представлено документов, подтверждающих факт невозможности прибытия и участия в судебном заседании по состоянию здоровья. Более того, по мнению суда, права Ярыгина не будут нарушены в связи с тем, что его интересы представляет его представитель Иванов.

Административные соответчики — ФГКУ «425 ВГ» и ФГКУ «354 военный госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации (далее – ФГКУ «354 ВГ»), заинтересованное лицо на стороне административного ответчика – командир войсковой части № и его представитель по доверенности Сироткина, надлежащим образом извещенные о месте и времени рассмотрения дела, в суд не явились, ходатайств об отложении судебного разбирательства не заявили. При этом представитель ФГКУ «354 ВГ» ходатайствовал о проведении судебного разбирательства без участия его доверителя.

Выслушав объяснения представителя административного истца, административного соответчика Султанмуратова, а также представителя административного соответчика Бабаева, исследовав доказательства, суд приходит к следующим выводам.

Так, положениями частей 1- 3 статьи 61 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» № 323-ФЗ от 21 ноября 2011 года (с изменениями и дополнениями) предусмотрено, что военно-врачебная экспертиза проводится , в том числе, в целях определения годности к военной службе, обучению (службе) по конкретным военно-учетным специальностям (специальностям в соответствии с занимаемой должностью). Положение о военно-врачебной экспертизе утверждается Правительством Российской Федерации. Требования к состоянию здоровья граждан устанавливаются соответствующими федеральными органами исполнительной власти и федеральными государственными органами, в которых граждане проходят военную службу (приравненную к ней службу).

Постановление Правительства Российской Федерации № 565 от 4 июля 2013 года (в ред. от 30 марта 2017 года) утверждено Положение о военно-врачебной экспертизе» (далее – Положение), а приказом Министра обороны Российской Федерации № 770 от 20 октября 2014 года «О мерах по реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации правовых актов по вопросам проведения военно-врачебной экспертизы» утверждены, в том числе, требования к состоянию здоровья граждан, проходящих военную службу по контракту, для определения годности их к прохождению военной службы.

Пунктами 2 , 3 и 50 Положения предусмотрено, что для проведения военно-врачебной экспертизы в Вооруженных Силах, создаются военно-врачебные комиссии (врачебно-летные комиссии), на которые, в том числе, возлагаются обязанности по проведениюмедицинского освидетельствования (далее — освидетельствование) военнослужащих, а также определение категории годности граждан к военной службе (приравненной службе) по состоянию здоровья на момент их увольнения с военной службы (приравненной службы). Организацию обследования и освидетельствования военнослужащих в военно-медицинской организации, иной медицинской организации, воинской части, соединении обеспечивает начальник (руководитель) организации, командир воинской части (соединения), в которой создана военно-врачебная комиссия.

Своевременность, полноту обследования освидетельствуемого, подготовку и оформление медицинских документов по результатамобследования и представление их военно-врачебной комиссии обеспечивает начальник (руководитель) отделения военно-медицинской организации (руководитель отделения иной медицинской организации), в которой проводится обследование , начальник медицинской службы воинской части (соединения), в которой создана военно-врачебная комиссия.

Приведенные положения законодательства, по мнению суда, свидетельствуют о том, что освидетельствование военнослужащих на предмет годности к военной службе осуществляется только военно-врачебными комиссиями военно-медицинских учреждений.

При этом, в соответствии с пунктами 51-53 Положения и Приложением № 3 к приказу Министра обороны Российской Федерации № 770 от 20 октября 2014 года освидетельствование военнослужащих в целях определения категории годности к военной службе проводят врачи-специалисты, включенные в состав военно-врачебной комиссии: врач-хирург, врач-терапевт, врач-невролог, врач-офтальмолог, врач-оториноларинголог и при необходимости — врачи других специальностей; при этом до начала освидетельствования военнослужащегопроводится ряд обязательных диагностических и инструментальных исследований.

Согласно пунктам 18 и 54 Положения, на основании заключений врачей-специалистов дается заключение о годности военнослужащего к военной службе по следующим категориям:

А — годен к военной службе;

Б — годен к военной службе с незначительными ограничениями;

В — ограниченно годен к военной службе;

Г — временно не годен к военной службе;

Д — не годен к военной службе.

Изложенное, по мнению суда, свидетельствует о том, что заключению коллегиального медицинского органа, в состав которого входит рядобязательных врачей-специалистов, о годности военнослужащего к военной службе в обязательном порядке предшествуют диагностические и инструментальные исследования, по результатам которых выносится соответствующее решение.

Как следует из оспоренного заключения ВВК ФГКУ «425 ВГ» № 7/1077 от 31 октября 2017 года, утвержденного 14 ноября того же года отделом (военно-врачебной экспертизы, город Новосибирск) № 3 ФГКУ «ГЦ ВВЭ», Ярыгин признан «В» — ограниченно годным к военной службе. 

Из свидетельства о болезни № 7/1077 от 31 октября 2017 года и выписного эпикриза № 9368 усматривается, что в ходе освидетельствования у Ярыгина диагностирован ряд заболеваний, в том числе «<данные изъяты>», что в соответствии с положениями статьи 64 б графы III расписания болезней Раздела II Требований к состоянию здоровья граждан (приложение к Положению) указывает на ограниченную годность военнослужащего к военной службе.

В ходе судебного заседания представитель административного истца Иванов указал, что правомочность ВВК ФГКУ «425 ВГ» попроведению освидетельствования Ярыгина на предмет годности к военной службе, квалификацию врачей, входящих в названный коллегиальный медицинский орган, выставленный военнослужащему диагноз, а также правомочность отдела (военно-врачебной экспертизы, город Новосибирск) № 3 ФГКУ «ГЦ ВВЭ» по утверждению оспоренного заключения ВВК, под сомнение не ставит и не оспаривает. Нарушение прав своего доверителя связывает исключительно с выводами ВВК ФГКУ «425 ВГ» относительно стадии и степени диагностированного у военнослужащего заболевания, поскольку в состав коллегиального медицинского органа не входил врач—ревматолог. 

В обоснование приведенного довода представитель ссылается на результаты осмотра Ярыгина главным внештатным ревматологом МЗ РФ по СФО, оформленные справкой от 12 декабря 2017 года.

Вместе с тем, как усматривается из представленных ФГКУ «425 ВГ» медицинских документов в отношении Ярыгина (результаты лабораторных и инструментальных исследований, осмотров и обследований врачами-специалистами, истории болезней), последнему проведены уполномоченными лицами и в рамках предоставленных полномочий необходимые мероприятия, направленные на сбор сведений о состоянии здоровья военнослужащего, а также освидетельствование на предмет годности к военной службе, которое осуществлено врачами-специалистами в обязательном порядке входящими в состав ВВК.

Таким образом, судом установлено, что военнослужащему в соответствии со статьями 51-53 Положения и Приложением № 3 к приказу Министра обороны Российской Федерации № 770 от 20 октября 2014 года надлежащим образом и в установленном объеме проведены необходимые процедуры и исследования, которые позволили коллегиальному медицинскому органу в рамках предоставленных действующим законодательством полномочий дать обоснованное заключение о категории годности к военной службе, в том числе, с учетом диагностированных заболеваний.

При этом, вопреки утверждениям представителя административного истца, коллегиальный медицинский орган при вынесении оспариваемого заключения, располагал сведениями об имеющихся у Ярыгина заболеваниях, в том числе «<данные изъяты>».

Так, в ходе судебного заседания начальник отдела филиал № 3 ФГКУ «ГЦ ВВЭ» Султанмуратов и представитель ВВК «425 ВГ» Бабаев, каждый в отдельности, указали, что в ходе освидетельствования военнослужащего на состояние годности к военной службе исследовались и принимались во внимание все медицинские документы, а также результаты осмотров и инструментальных исследований, в том числе, врачами-ревматологами, которые не осуществляют свою профессиональную деятельность в военном медицинском учреждении.

В то же время, из представленных административным ответчиком медицинских документов усматривается, что в распоряжении коллегиального медицинского органа имелось, в том числе, заключение главного внештатного ревматолога МЗ РФ З. от 17 января 2017 года, согласно которому у Ярыгина диагностировано заболевание «<данные изъяты>».

Как следует из справки, представленной Ярыгиным, 12 декабря 2017 года он был осмотрен главным внештатным ревматологом МЗ РФ З., в связи с чем последнему выставлен диагноз ««<данные изъяты>».

При этом, судом установлено, что в заключении названного выше медицинского работника от 17 января 2017 года и справке от 12 декабря 2017 года диагнозы, выставленные военнослужащему в приведенные даты, полностью идентичны, иных заболеваний не выявлено, ни положительной, ни отрицательной динамики относительно диагностированной болезни не указано.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что при проведении освидетельствования ВВК «425 ВГ», а отдел филиал № 3 ФГКУ «ГЦ ВВЭ» при утверждении приведенного заключения, обладали необходимой информацией как о фактическом состоянии здоровья Ярыгина на момент вынесения оспариваемого акта, так и динамике заболевания, а следовательно, каких-либо сведений, ставящих под сомнение научную обоснованность и компетентность выводов, приведенных в заключении ВВК ФГКУ «425 ВГ» в части диагноза, стадии или/и степени заболевания, диагностированного у военнослужащего, правильности определения категории годности последнего к военной службе ни административным истцом, ни его представителем Ивановым не представлено и в ходе судебного разбирательства не установлено. 

При таких обстоятельствах, по мнению суда, оспоренные действия военно-врачебной комиссии ФГКУ «425 ВГ», связанные с оформлением заключения № 7/1077 от 31 октября 2017 года, а также отдела филиала № 3 ФГКУ «ГЦ ВВЭ», сопряженные с утверждением приведенного заключения, являются законными и обоснованными, а потому прав административного истца Ярыгина не нарушают, в связи с чем требования последнего удовлетворению не подлежат.

Приходя к обозначенному выводу, суд исходит из того, что в случае ухудшения состояния здоровья (обострения болезни, выявления нового заболевания) военнослужащий в силу пункта 8 Положения после представления соответствующих медицинских документов может пройти контрольное обследование и повторное освидетельствование на предмет годности к военной службе в вышестоящей ВВК.

Утверждения представителя Иванова о том, что в состав ВВК «425 ВГ» не включался врач-ревматолог, а следовательно, категория годности его доверителя могла быть определена неверно, суд находит несостоятельными, поскольку базируются исключительно на предположениях.

В то же время, судом установлено, что само по себе не привлечение врача-ревматолога не является нарушением процедуры освидетельствования, поскольку в силу статьи 51 Положения и приказа Министра обороны Российской Федерации № 770 от 20 октября 2014 года привлечение иных врачей-специалистов к участию в ВВК является исключительной прерогативой коллегиального медицинского органа. 

Руководствуясь положениями статей 175180 и 227 КАС Российской Федерации, военный суд

решил:

в удовлетворении административного искового заявления Ярыгина Сергея Константиновича об оспаривании заключения военно-врачебной комиссии ФГКУ «425 военный госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации № 7/1077 от 31 октября 2017 года, — отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Западно-Сибирский окружной военный суд через Новосибирский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня принятия в окончательной форме.

Председательствующий А.Ю. Левченко

3. ПОДГОТОВКА К СУДУ ( ребенок не может проживать в той местности куда переводят на равнозачную ) 

ВВК поликлиники утверждает что я намеренно не предоставил сына на ВВК, а представитель части утверждает что в ходе совещания в филиале ГЦ ВВЭ г. Североморск и что « было определено, что оснований для проведения ВВК для определения годности к проживанию в Калининградской области нет, а к проживанию в РКС есть и что специалистами было определено что ВВК можно провести по документам». То есть они путаются одна говорит что я сам не привез сына , другая говорит что мне говорили что сына и не надо привозить. Может ли собрание своим решением отменить Постановление Правительства и изменить порядок прохождения освидетельствования????

1. постановление 565 : 

52. До начала освидетельствования в целях определения категории годности к военной службе (за исключением освидетельствования в целях предоставления отпуска по болезни или освобождения от исполнения обязанностей военной службы) военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы по линии Вооруженных Сил, проводятся следующие обязательные диагностические исследования:

флюорография (рентгенография) легких в 2 проекциях (если она не проводилась или если в медицинских документах отсутствуют сведения о данном исследовании в течение последних 6 месяцев) с обязательным представлением при освидетельствовании флюорограмм (рентгенограмм);

общий (клинический) анализ крови;

общий анализ мочи;

электрокардиография в покое.

Лицам старше 40 лет проводятся исследование уровня глюкозы в крови, измерение внутриглазного давления, электрокардиография с физическими упражнениями.

Министерство обороны Российской Федерации, другие федеральные органы исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, могут устанавливать перечень дополнительных обязательных диагностических исследований, проводимых до начала освидетельствования в целях определения категории годности к военной службе (за исключением освидетельствования в целях предоставления отпуска по болезни или освобождения от исполнения обязанностей военной службы) указанных военнослужащих, граждан.

2. Приказ Министра обороны РФ от 20 октября 2014 г. N 770

Приложение N 2

Объемы обязательных диагностических исследований, проводимых до начала освидетельствования военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, граждан, проходящих военные сборы по линии Вооруженных Сил Российской Федерации, в целях, не указанных в пункте 52 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 г. N 565

С изменениями и дополнениями от:

До начала освидетельствования военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации (далее — военнослужащие), гражданам, проходящим военные сборы по линии Вооруженных Сил Российской Федерации (далее — военные сборы), в целях, не указанных в пункте 52 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 г. N 565, в военно-медицинских организациях Министерства обороны Российской Федерации проводятся обязательные диагностические исследования в следующих объемах:

флюорография (рентгенография) легких в двух проекциях (если она не проводилась или если в медицинских документах отсутствуют сведения о данном исследовании в течение последних 6 месяцев) с обязательным представлением при освидетельствовании флюорограмм (рентгенограмм);

общий (клинический) анализ крови;

исследование уровня тромбоцитов в крови;

общий анализ мочи;

электрокардиография в покое;

измерение внутриглазного давления (для граждан, проходящих военные сборы, и военнослужащих старше 40 лет);

1.Представление на ВВК офтальмолога Ровой от 12 апреля 2019 г. ( этого документа на ВВК вообще не было) написано на основании медицинских документов , которые я предоставил только 16 апреля на ВВК, то есть!Никаких документов 12 апреля у них ещё не было

2.Ответчик со стороны части так и не предоставила суду мой рапорт с просьбой направить моего сына на ВВК в РКС, который являлся бы основанием для направления меня на ВВК.

3.Ответчик в/ч утверждает что я «препятствую своему переводу, маскируя свои меркантильные цели заботой о здоровье ребёнка, пороча тем самым честь и достоинство офицера» из-за кредитов и затруднительности их выплаты в случае перевода в другую часть. Считаю это оскорблением чести и достоинства, вмешательством в частную жизнь. В случае необходимости готов предоставить суду выписки банковских счетов, в которых будет подтверждено ,что средний совокупный доход моей семьи более 160000, а в случае прервод в другую часть он составит около 120000 . Эти доводы считаю несостоятельными и не относящимися к сути дела.

4.Также прошу суд обратить внимание что 20.07 во время доведения руководящих документов в присутствии всех офицеров части КЧ обвинял меня в том что я обратился в суд, что не хочу переводиться из-за кредитов, что справки моего сына «липовые» . После чего спросил не собираюсь ли я забрать исковое заявление. 22 за обращение в суд на меня было наложено взыскание « строгий выговор». Считаю это давлением…

5.В возражении в/ч , ответчик в/ч сомневается в компетентности врача Сухановой, называя её рекомендации «умозаключениями данного доктора»

6. Не были проведены обязательные диагностические обследования в соотв с Прилож №2 пр 770, которые должны проводиться в ВОЕННО-МЕДИЦИНСКИХ

организациях, то есть анализы и обследования должны быть проведены на базе поликлиники, а не учитываться те анализы которые были в мед документах моего сына

При этом имеется ответ исполняющего обязанности министра здравоохранения Забайкальского края, согласно которому наблюдение и лечение детей с патологией, имеющейся у малолетнее дочери Зуева, осуществляется государственными учреждениями здравоохранения по месту жительства. 

Помимо этого, согласно п. 2 Методических рекомендаций об организации военно-врачебной экспертизы в Вооруженных Силах Российской Федерации (далее – Методические рекомендации), военно-врачебная экспертиза в мирное и военное время проводится в Вооруженных Силах Российской Федерации в целях определения необходимости длительного лечения и медицинского наблюдения членов семьи военнослужащего

 согласно ответу министерства здравоохранения Забайкальского края от 30 марта 2017 года№ 3112, наблюдение и лечение детей с патологией, имеющейся у дочери Зуева, осуществляется в государственных учреждениях здравоохранения по месту жительства. Также, Методическими рекомендациями предусмотрено, что при заболеваниях, требующих длительного (более 12 месяцев) лечения и наблюдения в специализированной медицинской организации, члены семьи военнослужащего направляются по обращению военнослужащего на освидетельствование командиром воинской части, в случаях, когда по заключению клинико-экспертной комиссии соответствующей медицинской организации они признаны нуждающимися в направлении на лечение за пределы административной территории, при отсутствии указанных организаций в местности, в которой военнослужащий проходит военную службу ( или куда переводится) . Однако соответствующих заключений клинико-экспертной комиссии у Зуева не имеется. 

В силу п. 2 ст. 6 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, имеют право на изменение места военной службы, в том числе на перевод в другую местность, в соответствии с заключенными ими контрактами, с учетом условий прохождения военной службы, состояния здоровья военнослужащих и членов их семей (на основании заключения военно-врачебной комиссии) и по иным основаниям, устанавливаемым Положением о порядке прохождения военной службы.

Дело № 2а-80/2017
РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

23 июня 2017 года г. Борзя 

Борзинский гарнизонный военный суд в составе председательствующего Подоляка К.И., при секретаре Дашиевой Д.Э., с участием представителя административного истца Зуева Д.С. по доверенности – Леднева А.М. и начальника филиала № 1 ФГКУ «321 военный клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации Килина К.В., в открытом судебном заседании, в помещении суда, рассмотрев административное дело по административному исковому заявлению представителя военнослужащего войсковой части № № Зуева <данные изъяты> по доверенности Леднева А.М. об оспаривании действий начальника филиала № 1 ФГКУ «321 военный клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации, связанных с отказом в проведении военно-врачебной комиссии,

установил :

Представитель административного истца Леднев, обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором указал, что его доверитель проходит военную службу по контракту в войсковой части № на воинской должности «<данные изъяты> При этом состояние здоровья малолетней дочери административного истца не позволяет проживать ей в г. Борзя, расположенном в местности с неблагоприятными климатическими условиями. В связи с этим, в январе и марте 2017 года командир войсковой части № направлял последнюю на военно-врачебную комиссию (далее – ВВК) в филиал № 1 ФГКУ «321 военный клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации (далее – филиал № 1) для определения ее нуждаемости в проживании в умеренном континентальном климате и наблюдении в специализированном ФГБУ «<данные изъяты>. Между тем согласно ответу начальника филиала № 1, адресованного командиру войсковой части №, ВВК данного медицинского учреждения неправомочна вынести заключение в отношении дочери Зуева, что расценивается административным истцом как отказ провести соответствующее медицинское освидетельствование. 

В связи с этим, Леднев просит суд признать незаконными действия начальника филиала № 1, связанные с отказом в проведениимедицинского освидетельствования дочери Зуева для определения ее нуждаемости в проживании в умеренном континентальном климате и наблюдении в специализированном ФГБУ <данные изъяты> и обязать указанное должностное лицо провести таковое освидетельствование. 

В судебном заседании Леднев подтвердил доводы, изложенные в административном иске, поддержал заявленные требования и просил суд их удовлетворить. При этом он пояснил, что 17 января 2017 года за исх. № 95 врио командира войсковой части № малолетняя дочь Зуева была направлена в филиал № 1 для прохождения медицинского освидетельствования. Между тем, поскольку данное направление, по мнению должностных лиц филиала № 1, было оформлено неверно, в марте текущего года командиром войсковой части № взамен ранее выданного направления было оформлено с учетом имеющихся замечаний новое направление, которое было направлено в филиал № 1 за теме же датой и исходящим номером. При этом его доверителем, по его мнению, в филиал № 1 был представлен полный пакет документов, необходимых для медицинского освидетельствования дочери Зуева ВВК, однако, несмотря на это начальником данного медицинского учреждения в проведении указанного освидетельствования было отказано. 

Начальник филиала № 1 требования представителя административного истца не признал и просил суд отказать в удовлетворении административного иска, поскольку в направлениях представленных командиром войсковой части № в филиал № 1 некорректно указаны цели проведения военно-врачебной экспертизы, не указана конкретная местность, где военнослужащий проходит военную службу и отнесена ли она к местностям с неблагоприятными климатическими условиями. Кроме того, заболевание имеющиеся у дочери Зуева не включено в перечень заболеваний препятствующих проживанию в местности с неблагоприятными климатическими условиями, приведенный в приложении № 1 к приказу Министра обороны Российской Федерации от 20 октября 2014 г. № 770 . Помимо этого, согласно п. 2 Методических рекомендаций об организации военно-врачебной экспертизы в Вооруженных Силах Российской Федерации (далее – Методические рекомендации), военно-врачебная экспертиза в мирное и военное время проводится в Вооруженных Силах Российской Федерации в целях определения необходимости длительного лечения и медицинского наблюдения членов семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, в медицинской организации государственной системы здравоохранения, оказывающей специализированную медицинскую помощь по соответствующему профилю, отсутствующей в местности, в которой проходит военную службу военнослужащий. При этом согласно ответу министерства здравоохранения Забайкальского края от 30 марта 2017 года№ 3112, наблюдение и лечение детей с патологией, имеющейся у дочери Зуева, осуществляется в государственных учреждениях здравоохранения по месту жительства. Также, Методическими рекомендациями предусмотрено, что при заболеваниях, требующих длительного (более 12 месяцев) лечения и наблюдения в специализированной медицинской организации, члены семьи военнослужащего направляются по обращению военнослужащего на освидетельствование командиром воинской части, в случаях, когда по заключению клинико-экспертной комиссии соответствующей медицинской организации они признаны нуждающимися в направлении на лечение за пределы административной территории, при отсутствии указанных организаций в местности, в которой военнослужащий проходит военную службу. Однако соответствующих заключений клинико-экспертной комиссии у Зуева не имеется. 

Согласно определению судьи Борзинского гарнизонного военного суда от 1 июня 2017 года на основании ст. 47 и 221 КАС РФ к участию в деле в качестве административного соответчика привлечен филиал № 1, а также в качестве заинтересованных лиц командир войсковой части № и ФГКУ «321 военный клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации. 

Административный истец Зуев, командир войсковой части № и ФГКУ «321 военный клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, в суд не явились, в связи с чем, руководствуясь ч. 6 ст. 226 КАС РФ, суд полагал возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Выслушав объяснения представителя административного истца и начальника филиала № 1, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему выводу.

В силу п. 2 ст. 6 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, имеют право на изменение места военной службы, в том числе на перевод в другую местность, в соответствии с заключенными ими контрактами, с учетом условий прохождения военной службы, состояния здоровья военнослужащих и членов их семей (на основании заключения военно-врачебной комиссии) и по иным основаниям, устанавливаемым Положением о порядке прохождения военной службы.

Согласно подп. «а» п. 5 ст. 15 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года № 1237, перевод военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, к новому месту военной службы по семейным обстоятельствам производится при невозможности проживания членов семьи военнослужащего (жена, муж, дети в возрасте до 18 лет , дети-учащиеся в возрасте до 23 лет , дети-инвалиды, а также иные лица, состоящие на иждивении военнослужащего и проживающие совместно с ним) в данной местности в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии.

Пунктом 3 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 года № 565 (далее – Положение) установлено , что на военно-врачебную комиссию возлагается, в том числе, проведениемедицинского освидетельствования членов семей военнослужащих (кроме военнослужащих, проходящих военную службу по призыву).

В соответствии с пп. 50, 52, 53 Положения, организацию обследования и освидетельствования военнослужащих, в военно-медицинской организации, иной медицинской организации, обеспечивает начальник (руководитель) организации, в которой создана военно-врачебная комиссия. До начала освидетельствования проводимого не в целях определения категории годности к военной службе, военнослужащие, граждане, проходящие военные сборы по линии Вооруженных Сил, проходят обязательные диагностические исследования в объемах ,установленных Министерством обороны Российской Федерации, другими федеральными органами исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба.

Согласно подп. «с» п. 2 Методических рекомендаций, военно-врачебная экспертиза в мирное и военное время проводится в Вооруженных Силах Российской Федерации в целях определения необходимости длительного лечения и медицинского наблюдения членов семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, в медицинской организации государственной системы здравоохранения, оказывающей специализированную медицинскую помощь по соответствующему профилю, отсутствующей в местности, в которой проходит военную службу военнослужащий.

Из п. 175 Методических рекомендаций следует, что при заболеваниях, требующих длительного (более 12 месяцев) лечения и наблюдения в специализированной медицинской организации, члены семьи военнослужащего направляются по обращению военнослужащего на освидетельствование командиром воинской части, в случаях, когда по заключению клинико-экспертной комиссии медицинской организации государственной или муниципальной системы здравоохранения, военно-медицинской организации они признаны нуждающимися в направлении на лечение за пределы административной территории, при отсутствии указанных организаций в местности, в которой военнослужащий проходит военную службу. Сведения о наличии и месте расположения соответствующих специализированных медицинских организаций ВВК получает по запросу из органов управления здравоохранением субъектов Российской Федерации. Наличие у членов семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, болезней или дефектов, требующих длительного лечения в специализированных медицинских организациях, которые отсутствуют в местности, в которой военнослужащий проходит военную службу, является противопоказанием к проживанию членов семьи военнослужащего в этих местностях. 

Согласно копии направления от 17 января 2017 года № 95 (вх. филиала № 1 от 30.01.2017 г. № 1/87), данного врио командира войсковой части №, малолетняя дочь Зуева направлена на медицинское освидетельствование для определения нуждаемости в проживании в умеренном континентальном климате, наблюдении в специализированном центре ФГБУ <данные изъяты>» г. Москва.

Как видно из копии направления от 17 января 2017 года № 95 (вх. филиала № 1 от 1.03.2017 г. № 7/135), оно дано командиром войсковой части №, с целью проведения медицинского освидетельствования малолетней дочери Зуева для определения нуждаемости в проживании, длительном лечении и медицинском наблюдении в Федеральном специализированном центре ФГБУ <данные изъяты>» г. Москва.

Согласно данным, содержащимся в копии амбулаторной карты, врачом – <данные изъяты>, дана рекомендация пройти консультацию и наблюдение у <данные изъяты> в ФГБУ «<данные изъяты>» г. Москва. При этом сведения о лице, которому дана указанная рекомендация в представленных копиях отсутствуют.

Как следует из копии заключения врачебной комиссии ГУЗ «Борзинская центральная районная больница» от 30 января 2017 года № 24/45, дочери административного истца на основании заключения <данные изъяты> рекомендован умеренный континентальный климат.

В соответствии с копией ответа исполняющего обязанности министра здравоохранения Забайкальского края от 30 марта 2017 года № 3112, данного начальнику филиала № 1, наблюдение и лечение детей с патологией, имеющейся у дочери Зуева, осуществляется в государственных учреждениях здравоохранения по месту жительства.

Из копии сообщения начальника филиала № 1 от 10 мая 2017 года № 702, адресованного командиру войсковой части № следует, что ВВК филиала № 1 не вправе вынести заключение в отношении дочери Зуева, поскольку направление, данное командиром воинской части, оформлено неверно, в нем отсутствует конкретная цель освидетельствования, а также иные необходимые сведения. На основании данных, представленных на ВВК, имеющиеся у дочери Зуева заболевания не включены в перечень заболеваний, установленныхразделом I Приложения № 1 к приказу Министра обороны Российской Федерации от 20 октября 2014 года № 770 . Также отсутствует заключение клинико-экспертной комиссии медицинской организации о признании члена семьи военнослужащего нуждающемся в направлении на лечение за пределы административной территории, в которой военнослужащий проходит военную службу. При этом имеется ответ исполняющего обязанности министра здравоохранения Забайкальского края, согласно которому наблюдение и лечение детей с патологией, имеющейся у малолетнее дочери Зуева, осуществляется государственными учреждениями здравоохранения по месту жительства. 

Таким образом , требование представителя административного истца о признании незаконными действий начальника филиала № 1, связанных с отказом в проведении медицинского освидетельствования дочери Зуева для определения ее нуждаемости в наблюдении в специализированном ФГБУ <данные изъяты>» г. Москва, является несостоятельным и удовлетворению не подлежит, поскольку лечение имеющихся у нее заболеваний может осуществляться по месту прохождения административным истцом военной службы, а последним не представлено заключение клинико-экспертной комиссии медицинской организации о признании его дочери нуждающейся в направлении на лечение за пределы административной территории, в которой он проходит военную службу. При этом придя к данному выводу суд, также учитывает то, что согласно п. 177 Методических рекомендаций, ВВК вправе вынести лишь заключение о нуждаемости в длительном лечении в специализированной медицинской организации.

Что же касается требования о признании незаконными действий начальника филиала № 1, связанных с отказом в проведениимедицинского освидетельствования дочери Зуева для определения ее нуждаемости в проживании в умеренном континентальном климате, то суд находит его беспредметным и неподлежащим удовлетворению. При этом суд исходит из того, что командир войсковой части № изготовил и затем направил в марте текущего года направление дочери Зуева на ВВК за исходящим от 17 января 2017 года № 95, взамен имеющего недостатки направления, данного врио командира указанной воинской части направленного в январе 2017 года и имеющего аналогичные реквизиты (дату и номер), о чем в ходе судебного заседания пояснил представитель административного истца. В связи с этим командир воинской части, направив в марте 2017 года направление от 17 января 2017 года № 95, фактически аннулировал направление, данное врио командира воинской части в январе 2017 года .

Исходя из положений ст. 111 КАС РФ, суд не имеет оснований для возмещения административному истцу понесенных им судебных расходов.

Руководствуясь ст. 175 — 180 и 227 КАС РФ, суд

 

решил:



В удовлетворении административного искового заявления представителя военнослужащего войсковой части № <данные изъяты> Зуева <данные изъяты> по доверенности – Леднева А.М. об оспаривании действий начальника филиала № 1 ФГКУ «321 военный клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации, связанных с отказом в проведении военно-врачебной комиссии, отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Восточно-Сибирский окружной военный суд через Борзинский гарнизонный военный суд в течение одного месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Председательствующий К.И. Подоляк

Секретарь судебного заседания Д.Э. Дашиева



Согласно подп. «а» п. 5 ст. 15 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года № 1237, перевод военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, к новому месту военной службы по семейным обстоятельствам производится при невозможности проживания членов семьи военнослужащего (жена, муж, дети в возрасте до 18 лет , дети-учащиеся в возрасте до 23 лет , дети-инвалиды, а также иные лица, состоящие на иждивении военнослужащего и проживающие совместно с ним) в данной местности в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии.

Пунктом 3 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 года № 565 (далее – Положение) установлено , что на военно-врачебную комиссию возлагается, в том числе, проведениемедицинского освидетельствования членов семей военнослужащих (кроме военнослужащих, проходящих военную службу по призыву).

В соответствии с пп. 50, 52, 53 Положения, организацию обследования и освидетельствования военнослужащих, в военно-медицинской организации, иной медицинской организации, обеспечивает начальник (руководитель) организации, в которой создана военно-врачебная комиссия. До начала освидетельствования проводимого не в целях определения категории годности к военной службе, военнослужащие, граждане, проходящие военные сборы по линии Вооруженных Сил, проходят обязательные диагностические исследования в объемах ,установленных Министерством обороны Российской Федерации, другими федеральными органами исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба.

Согласно подп. «с» п. 2 Методических рекомендаций, военно-врачебная экспертиза в мирное и военное время проводится в Вооруженных Силах Российской Федерации в целях определения необходимости длительного лечения и медицинского наблюдения членов семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, в медицинской организации государственной системы здравоохранения, оказывающей специализированную медицинскую помощь по соответствующему профилю, отсутствующей в местности, в которой проходит военную службу военнослужащий.

Из п. 175 Методических рекомендаций следует, что при заболеваниях, требующих длительного (более 12 месяцев) лечения и наблюдения в специализированной медицинской организации, члены семьи военнослужащего направляются по обращению военнослужащего на освидетельствование командиром воинской части, в случаях, когда по заключению клинико-экспертной комиссии медицинской организации государственной или муниципальной системы здравоохранения, военно-медицинской организации они признаны нуждающимися в направлении на лечение за пределы административной территории, при отсутствии указанных организаций в местности, в которой военнослужащий проходит военную службу.
 Сведения о наличии и месте расположения соответствующих специализированных медицинских организаций ВВК получает по запросу из органов управления здравоохранением субъектов Российской Федерации. Наличие у членов семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, болезней или дефектов, требующих длительного лечения в специализированных медицинских организациях, которые отсутствуют в местности, в которой военнослужащий проходит военную службу, является противопоказанием к проживанию членов семьи военнослужащего в этих местностях. 

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

24 сентября 2018 года город Иркутск

Иркутский гарнизонный военный суд в составе председательствующего — судьи Транкевича О.Г., при секретаре Секериной М.А., с участием административного истца Сафронова С.Н., его представителя адвоката Василенко И.В., представившего доверенность и ордер № 72 от **/**/**** года Адвокатского кабинета «Защита Василенко», представителя заинтересованного лица – командира войсковой части №1 Сычовой А.В., в открытом судебном заседании, в помещении военного суда, рассмотрев административное дело № 2а-97/2018 по административному исковому заявлению военнослужащего войсковой части №1 <…> Сафронова С.Н., об оспаривании действий войсковой части №2 и командира данной воинской части, связанных с назначением административного истца на равную воинскую должность с переводом к новому месту службы,

 

установил:



Сафронов обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором указал, что **/**/**** года командиром войсковой части №2 был издан приказ № о назначении его на равную воинскую должность по служебной необходимости с переводом в другую местность. 

Между тем, по мнению административного истца, указанный приказ противоречит ч.1 ст.15 Положения о порядке прохождения военной службы, утверждённого Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 года № 1237 (далее – Положение), поскольку в приказе отсутствуют какие-либо разъяснения служебной необходимости данного перевода.

Кроме того, данный приказ издан в нарушение пп. «б» п. 2 ст.15 Положения, так как перевод к новому месту военной службы с назначением на равную воинскую должность произведён без его согласия, поскольку имеется заключение военно-врачебной комиссии (далее – ВВК) о невозможности проживания его сына в местности, куда его переводят.

Считая свои права нарушенными, Сафронов просит суд признать указанный приказ незаконным и подлежащим отмене.

В судебном заседании Сафронов поддержал требования административного иска и подтвердил доводы, изложенные в нём, дополнительно пояснив, что изданию командиром войсковой части №2 указанного выше приказа предшествовала телеграмма начальника инженерно-авиационной службы войсковой части №2 № от **/**/**** года, из текста которой следовало , что он подлежит назначению на равную воинскую должность в войсковую часть №3.

Однако ни в телеграмме, ни в обжалуемом им приказе не указано в чём выражается служебная необходимость его перевода к новому месту военной службы.

Кроме того, он не мог быть переведён к новому месту службы, поскольку его сын **/**/**** года рождения имеет хронические заболеванияи находится на диспансерном учёте в детской больнице <адрес> и ежегодно проходит обязательное стационарное лечение . **/**/**** года он узнал, что включён в списки на замену на равную должность в войсковую часть №3, которая дислоцируется в <адрес>. В **/**/**** года, по направлению командира войсковой части №1, его сын был освидетельствован ВВК военного госпиталя, которая дала заключение о нуждаемости в длительном ( более 12 месяцев ) наблюдении и лечении сына в условия детской больницы <адрес>. Заключение ВВК было представлено **/**/**** года на аттестационную комиссию войсковой части №1, которая, несмотря на данное заключение, приняла решение о целесообразности представить его к назначению на равную воинскую должность, после чего **/**/**** года, командиром войсковой части №1 было направлено соответствующее представление вышестоящему командованию.

Далее Сафронов пояснил, что будучи несогласным с принятыми вышеуказанными решениями, он **/**/**** года обратился в Иркутский гарнизонный военный суд с административным исковым заявлением. В судебном заседании он отказался от заявленных требований, поскольку после исследования всех обстоятельств дела, представитель административных ответчиков — войсковой части №1 и аттестационной комиссии данной воинской части Сычова заверила, что решение аттестационной комиссии будет отменено. Также она пояснила в суде, что поскольку командиром воинской части уже направлено представление о назначении его на должность, то командиру войсковой части №4 направлена телеграмма об оставлении без реализации документов к его переводу в связи с заключением ВВК. Кроме того, из войсковой части №2 за подписью начальника отдела кадров в суд поступило извещение о приостановлении реализации материала по указанному представлению. Однако, несмотря на это, командир войсковой части №2, в нарушение п.п. «б» п. 2 ст.15 Положения, без его согласия издал оспариваемый приказ о переводе его к новому месту службы.

Надлежащим образом извещённые о времени и месте судебного разбирательства, в суд не прибыли представители командира войсковой части №2 и Федерального казённого учреждения «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по г. Москве и Московской области», ходатайствуя о рассмотрении дела без их участия.

В письменных возражениях представитель командира войсковой части №2 и войсковой части №2 Титов требования административного истца не признал, указав, что служебная необходимость перемещения Сафронова к новому месту службы на равнозначную должность была обусловлена поддержанием боевой готовности воинских частей объединения и более целесообразного использования данного военнослужащего на военной службе.

Кроме того, Титов отметил, что поскольку в заключении ВВК не приведён довод о невозможности проживания сына Сафронова в <адрес>, то перевод Сафронова к новому месту военной службы является возможным.

Также Титов указал, что **/**/**** года Сафронов уже обращался в Иркутский гарнизонный военный суд с подобным административным исковым заявлением и по результатам его рассмотрения, **/**/**** года судом было вынесено определение, в связи с чем, повторное обращение о том же предмете и по тем же основаниям, не допускается.

Представитель заинтересованного лица – командира войсковой части №1 Сычова в судебном заседании пояснила, что в связи с тем, что решение аттестационной комиссии войсковой части №1 от **/**/**** года принятое в отношении Сафронова о назначении его на равную воинскую должность противоречило п.п. «б» п. 2 ст.15 Положения, то оно было отменено, о чём было сообщено в войсковую часть №2, однако приказ о переводе его в другую воинскую часть состоялся.

Выслушав объяснения административного истца Сафронова, его представителя Василенко и представителя заинтересованного лица – командира войсковой части №1 Сычову, исследовав представленные доказательства, военный суд приходит к следующему .

Согласно копии контракта о прохождении военной службы от **/**/**** года <…> Сафронов заключил его с Министерством обороны РФ в лице командира войсковой части №4 на срок пять лет.

Из копии телеграммы начальника инженерно-авиационной службы войсковой части №2 № от **/**/**** года, зарегистрированной в войсковой части №1 **/**/**** года, усматривается, что Сафронов, проходящий военную службу на должности <…> войсковой части №1, положительно рассмотрен командованием объединения к назначению на воинскую должность <…> войсковой части №3, в связи с чем, необходимо представить материалы к назначению его на указанную должность.

Как следует из копии направления на медицинское освидетельствование от **/**/**** года №, командир войсковой части №1 направляет в <…> на медицинское освидетельствование для определения противопоказаний к проживанию члена семьи военнослужащего Сафронова в гарнизоне <адрес>, Д., родившегося **/**/**** года.

Справкой войсковой части №1 от **/**/**** года и свидетельством о рождении Д. — **/**/**** года рождения подтверждается, что он является сыном административного истца, записан в его личное дело и проживает совместно с ним по месту военной службы в <адрес>.

Из заключения военно-врачебной комиссии № и выписного эпикриза <…> от **/**/**** года усматривается, что Д., на основании имеющегося у него заболевания , нуждается в наблюдении <…> с плановой госпитализацией, а также регулярном наблюдении у <…> по месту жительства в <…>, с исключением смены условий проживания ребёнка (переезд, смена климата, состава семьи) в связи с чем, на основании пункта 175 Методических рекомендаций «Об организации военно-врачебной экспертизы в Вооружённых силах РФ» от 2016 года и пункта 7 Положения о военно-врачебной экспертизе, утверждённого постановлением Правительства РФ от 4 июля 2013 года № 565 – нуждается в длительном ( более 12 месяцев ) наблюдении и лечении в условиях указанной больницы <адрес>.

При этом исследованными в судебном заседании медицинскими документами подтверждаются имеющиеся у Д. заболевания , с которыми он находился на обследовании и лечении в <…>.

Как видно из копии представления к назначению на воинскую должность от **/**/**** года, <…> Сафронов представляется к назначению на равную воинскую должность в войсковую часть №3 <…> по служебной необходимости.

В представлении также указывается, что **/**/**** года Сафронов был рассмотрен на заседании аттестационной комиссии, на предмет назначения его на равнозначную воинскую должность <…> войсковой части №3, дислоцированной в <адрес>.

Данное обстоятельство подтверждается выпиской из протокола № заседания аттестационной комиссии войсковой части №1.

Также из представления следует , что в ходе проведения аттестационной комиссии Сафронов с переводом на равную воинскую должность не согласился, поскольку в соответствии с заключением ВВК его сын нуждается в длительном ( более 12 месяцев )наблюдении и лечении в условиях детской клинической больницы <адрес>. Однако, несмотря на это, командир войсковой части №1 ходатайствует о назначении Сафронова на равную воинскую должность.

Согласно пункту 1 статьи  Раздел VI. Военная служба > Статья 43. Назначение на воинские должности, освобождение от воинских должностей»>43 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (далее — Закон) назначение на воинские должности военнослужащих, для которых штатом предусмотрены воинские звания до полковника или капитана 1 ранга включительно, в том числе связанное с переводом в другую местность для прохождения военной службы, осуществляется в порядке, установленном Положением о порядке прохождения военной службы.

Пунктом 5 статьи 11 Положения, установлено, что назначение военнослужащего на воинскую должность производится, в случае если он отвечает требованиям, предъявляемым к данной воинской должности.

При этом из пункта 3 данной нормы Положения следует , что полномочия должностных лиц по назначению военнослужащих на воинские должности устанавливаются руководителем федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба.


Приказом Министра обороны РФ от 17 декабря 2012 года № 3733 «О мерах по реализации правовых актов по вопросам назначения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, на воинские должности, освобождению их от воинских должностей, увольнению с военной службы и присвоению им воинских званий» утверждён Порядок реализации правовых актов по вопросам назначения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, на воинские должности, освобождению их от воинских должностей, увольнению с военной службы и присвоению им воинских званий (далее — Порядок).

Пунктом 9 Порядка установлено, что приказы об освобождении военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, от воинских должностей, увольнению их с военной службы подписываются должностными лицами Вооружённых Сил в соответствии с предоставленными полномочиями по назначению на воинские должности.


Согласно пункту 10 Порядка командующим войсками военных округов (флотов) (к категории которой по должности относится командир войсковой части №2) предоставлено право по назначению на воинские должности военнослужащих, для которых штатом предусмотрены воинские звания до подполковника, капитана 2 ранга включительно.

Как следует из выписки из приказа командующего <…> (командира войсковой части №2) от **/**/**** года №, <…> Сафронов освобождён от занимаемой воинской должности <…> войсковой части №1 и назначен на должность <…> войсковой части №3 <…>. Перемещается на равную воинскую должность по служебной необходимости.

В соответствии с пунктом 14 статьи 11 Положения, воинская должность военнослужащего считается равной, если для неё штатом предусмотрены воинское звание, равное воинскому званию по прежней воинской должности, и равный месячный оклад в соответствии с занимаемой воинской должностью.

Пункт 2 статьи 32 Закона устанавливает, что в контракте о прохождении военной службы закрепляются добровольность поступления гражданина на военную службу, срок, в течение которого гражданин обязуется проходить военную службу, и условия контракта.

В соответствии с пунктом 3 статьи 32 этого же Закона условия контракта о прохождении военной службы включают в себя обязанность гражданина проходить военную службу в Вооружённых Силах РФ, других войсках, воинских формированиях или органах в течение установленного контрактом срока.

Из анализа приведённых норм Закона следует , что место военной службы не предусмотрено в качестве условия контракта, гражданин добровольно принимает на себя обязательство проходить военную службу не в конкретном месте, а в Вооружённых Силах РФ.

Согласно пункту 2 статьи 15 названного выше Положения военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть переведён к новому месту военной службы по служебной необходимости с назначением на равную воинскую должность. 

Содержание названной правовой нормы указывает на то, что перевод военнослужащего без его согласия на равную воинскую должность в воинскую часть, находящуюся в другой местности, должен быть обусловлен служебной необходимостью, а также при отсутствии к этому предусмотренных Положением о порядке прохождения военной службы препятствий.

Служебная необходимость перемещения Сафронова, как установлено судом, обусловлена поддержанием боевой готовности воинских частей объединения и более целесообразного использования данного военнослужащего на военной службе, потребностью в подготовке административного истца к выполнению поставленных задач в различных местностях и воинских коллективах.

Таким образом, следует констатировать, что должность, на которую назначен Сафронов, соответствует ранее им занимаемой, его перевод в другую местность связан со служебной необходимостью. Именно данные условия являются основополагающими критериями для перемещения административного истца по службе без его согласия, в связи с чем, доводы Сафронова о противоречии оспариваемого им приказа положениям ч.1 ст.15 Положения, являются несостоятельными.

Вместе с тем, как установлено
 п.п. «б» п.2 ст.15 Положения, военнослужащий не может быть переведен к новому месту военной службы по служебной необходимости с назначением его на равнозначную воинскую должность, в случае невозможности проживания членов семьи военнослужащего (жена, муж, дети в возрасте до 18 лет, дети-учащиеся в возрасте до 23 лет, дети-инвалиды, а также иные лица, состоящие на иждивении военнослужащего и проживающие совместно с ним) в местности, куда он переводится, в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии.

Таким образом, действующим законодательством установлено, что перевод к новому месту службы на равную воинскую должность по служебной необходимости не может быть произведен без согласия военнослужащего, если у того имеется несовершеннолетний ребенок, который в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии не может проживать в местности, куда переводится военнослужащий.

Как установлено в судебном заседании, у несовершеннолетнего сына административного истца имеется заболевание , требующеедлительного лечения в специализированных медицинских организациях в соответствии с которым он не может проживать в <адрес>, то есть в местности, куда переводится военнослужащий Сафронов, что подтверждается соответствующим заключением военно-врачебной комиссии.

При этом ссылка представителя командира войсковой части №2 на то, что поскольку в заключении ВВК не приведён довод о невозможности проживания сына Сафронова в <адрес>, то это даёт право на перевод административного истца к новому месту военной службы, является несостоятельным, поскольку не основано на положениях действующего законодательства.

Так в соответствии со ст.175 методических рекомендаций «Об организации военно-врачебной экспертизы в ВС РФ», утверждённых в 2016 году Главным центром военно-врачебной экспертизы МО РФ, наличие у членов семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, болезней или дефектов развития требующих длительного ( более 12 месяцев ) лечения в специализированных медицинских организациях, которые отсутствуют в местности, в которую переводится военнослужащий, является противопоказанием к проживанию членов семьи военнослужащего в этих местностях.

Статьёй 177 указанных методических рекомендаций установлено, что в рассматриваемом случае, по результатам освидетельствования ВВК может вынести одно из следующих заключений:

— нуждается в длительном лечении ( наблюдении ) в специализированной медицинской организации (с указанием её профиля) и в проживании (указывается субъект РФ, город, район);

— противопоказаний к переезду (указывается субъект РФ, город, район) не имеется.

Таким образом, заключение ВВК не предусматривает возможности какого-либо произвольного расширительного его указания, тем более с приведением доводов его обосновывающих.

При этом ст. 177 указанных рекомендаций также предусмотрено, что по результатам освидетельствования ВВК, кроме вышеуказанных заключений, 
может вынести и иные заключения, а именно о годности проживания членов семьи военнослужащего в районе с неблагоприятными климатическими условиями, а также о их транспортабельности к новому месту прохождения военнослужащим военной службы.

Однако данные заключения ВВК относятся к иным случаям, которые не могут быть применены по рассматриваемому административному делу.

Кроме того, несостоятельными и не соответствующими действительности, суд считает также доводы Титова о том, что Сафронов уже обращался в суд с административным исковым заявлением о том же предмете и по тем же основаниям.

Сафронов действительно обращался в Иркутский гарнизонный военный суд с административным исковым заявлением **/**/**** года, оспаривая действия и решения должностных лиц войсковых частей №2 и №1, связанных с переводом его к новому месту военной службы и проведении аттестации. При этом он был не согласен с решением начальника <…> войсковой части №2 в части касающейся оформления документов на него к назначению на равную воинскую должность, о чём указывалось в телеграмме от **/**/**** года.

Однако в рассматриваемом административном исковом заявлении Сафронов оспаривает действия командира войсковой части №2, связанные уже с изданием приказа о назначении административного истца на равную воинскую должность с переводом к новому месту службы.

Таким образом, как предмет рассмотрения по данному делу, так и основания, по которым Сафронов обратился в суд за защитой своих прав, являются иными.

На основании изложенного военный 
суд приходит к выводу о признании действий командира войсковой части №2, связанных с освобождением Сафронова от занимаемой воинской должности в войсковой части №1 и назначения его на равную воинскую должность в войсковую часть №3, о чём объявлено в приказе командира войсковой части №2 от **/**/**** года №, незаконными и нарушающими права административного истца, в связи с чем, суд считает необходимым обязать командира войсковой части №2 отменить данный приказ, в указанной части.

Исходя из удовлетворения требований административного истца, в соответствии со ст. 111 КАС РФ, суд полагает необходимым взыскать с ФКУ «УФО МО РФ по городу Москве и Московской области» в пользу Сафронова сумму уплаченной им государственной пошлины в размере 300 рублей.

Руководствуясь ст.ст. 175180 и 227 КАС РФ, военный суд

 

решил:



Административное исковое заявление военнослужащего войсковой части №1 <…> Сафронова С.Н., об оспаривании действий войсковой части №2 и командира данной воинской части, связанных с назначением административного истца на равную воинскую должность с переводом к новому месту службы, удовлетворить.

Действия командира войсковой части №2, связанные с назначением административного истца на равную воинскую должность с переводом к новому месту службы, признать незаконными.

Обязать командира войсковой части №2 в течение одного месяца со дня вступления решения в законную силу устранить допущенные нарушения прав административного истца, с этой целью обязать командира войсковой части №2 отменить приказ № от **/**/**** года в части касающейся освобождения <…> Сафронова С.Н. от занимаемой воинской должности и назначения его на равнозначную воинскую должность в войсковую часть №3. 

Взыскать с Федерального казённого учреждения «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по городу Москве и Московской области» в пользу Сафронова С.Н. сумму уплаченной им государственной пошлины в размере 300 (триста) рублей.

Об исполнении решения командиру войсковой части №2 и руководителю Федерального казённого учреждения «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по городу Москве и Московской области» необходимо сообщить в Иркутский гарнизонный военный суд, а также административному истцу, в течение одного месяца со дня вступления решения суда в законную силу.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Восточно-Сибирский окружной военный суд, через Иркутский гарнизонный военный суд, в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Председательствующий О.Г. Транкевич

Непредставление командиром военнослужащему, членам его семьи возможности прохождения ВВК на предмет годности к прохождению военной службы в местностях, перечень которых установлен Постановлением Правительства Российской Федерации «О сроках прохождения военной службы по контракту в районах и местностях с неблагоприятными климатическими условиями, а также в воинских частях, находящихся за пределами Российской Федерации» от 5 июня 2000 г. N 434, равно как неуведомление военнослужащего о готовящемся переводе, является основанием для отмены как приказа соответствующего начальника о переводе, так и изданного на его основе приказа об исключении из списков личного состава воинской части. Именно на наличие данных обстоятельств, предшествующих переводу, обращают внимание военные суды при рассмотрении подобных дел. 

Таким образом, осуществляя подбор военнослужащих для направления в местности, где установлен срок военной службы, командир обязан предоставить время и возможность военнослужащему для написания соответствующего рапорта, а не просто поставить последнего перед фактом, ознакомив с приказом уполномоченного начальника о переводе. 

4.  досрочное увольнение с военной службы по семейным обстоятельствам

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА :
5 пунктов ИСЧЕРПЫВАЮЩЕГО СПИСКА
В силу пп. «в» ч. 3 ст. 51 Федерального закона от 28.03.1998 N 53-ФЗ (ред. от 13.07.2015) «О воинской обязанности и военной службе» военнослужащий , проходящий военную службу по контракту, имеет право на досрочное увольнение с военной службы по семейным обстоятельствам:
1.в связи с невозможностью проживания члена семьи военнослужащего по медицинским показаниям в местности, в которой военнослужащий проходит военную службу, и при отсутствии возможности перевода военнослужащего к новому месту военной службы, благоприятному для проживания указанного члена семьи;
2.в связи с изменением места военной службы мужа- военнослужащего (жены-военнослужащей), связанным с необходимостью переезда семьи в другую местность;
3.в связи с необходимостью постоянного ухода за отцом, матерью, женой, мужем, родным братом, родной сестрой, дедушкой, бабушкой или усыновителем, нуждающимися по состоянию здоровья в соответствии с заключением федерального учреждения медико-социальной экспертизы по их месту жительства в постоянном постороннем уходе (помощи, надзоре), при отсутствии других лиц, обязанных по закону содержать указанных граждан;
4.в связи с необходимостью ухода за ребенком , не достигшим возраста 18 лет , которого военнослужащий воспитывает без матери (отца) ребенка ;
5.в связи с необходимостью осуществления обязанностей опекуна или попечителя несовершеннолетнего родного брата или несовершеннолетней родной сестры при отсутствии других лиц, обязанных по закону содержать указанных граждан;
 

Федеральный закон от 28.03.1998 N 53-ФЗ (ред. от 29.05.2019) «О воинской обязанности и военной службе»

3. Военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, имеет право на досрочное увольнение с военной службы:
в) по семейным обстоятельствам:
в связи с необходимостью ухода за ребенком, не достигшим возраста 18 лет, которого военнослужащий воспитывает без матери (отца) ребенка; 

Ребенком признается лицо, не достигшее возраста 18 лет (совершеннолетия) (ст. 54 СК РФ).

Основания и порядок увольнения военнослужащих с военной службы установлены ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» и ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы. В случае конкуренции норм ст. 34 и других статей Положения, в том числе определяющих порядок назначения на воинские должности, при решении вопроса об увольнении применяются нормы ст. 34 Положения. —— » 5. Военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, имеет право на досрочное увольнение с военной службы:
в) по семейным обстоятельствам («подпункт «в» пункта 3 статьи 51″ Федерального закона): в связи с необходимостью постоянного ухода за отцом, матерью, женой, мужем, родным братом, родной сестрой, дедушкой, бабушкой или усыновителем, нуждающимися по состоянию здоровья в соответствии с заключением федерального учреждения медико-социальной экспертизы по их месту жительства в постоянном постороннем уходе (помощи, надзоре), при отсутствии других лиц, обязанных по закону содержать указанных граждан;
(в ред. Указа Президента РФ ———— 16 января 2008 года N 51

ПОДЫТОЖИМ.
ВОТ КАК ВЫГЛЯДИТ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ АЛГОРИТМ УВОЛЬНЕНИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ ПО СЕМЕЙНЫМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ (ЧЕРЕЗ ОТПУСК ПО П. 7 СТ. 32 ПОЛОЖЕНИЯ…!!!):
1. ЗАКЛЮЧИТЬ НОТАРИАЛЬНОЕ СОГЛАШЕНИЕ О ДЕТЯХ…;
2. РАСТОРГНУТЬ БРАК;
3) ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ С РЕБЁНКОМ ПО ДРУГОМУ АДРЕСУ (НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО В ДРУГОМ НАСЕЛЁННОМ ПУНКТЕ, ТАК КАК ТУТ ЭТО НЕ ИМЕЕТ НИКАКОГО ЗНАЧЕНИЯ, НЕ НАДО ПУТАТЬ С ОСНОВАНИЕМ УВОЛЬНЕНИЯ — АБЗАЦ 3 ПОДПУНКТА «В» ПУНКТА 3 СТ. 51 ФЗ «О ВОИНСКОЙ ОБЯЗАННОСТИ И ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ»). 

ПОСЛЕ ЧЕГО ПОДАТЬ РАПОРТ НА ОТПУСК ПО П. 7 СТ. 32 ПОЛОЖЕНИЯ… С ПРИЛОЖЕНИЕМ СЛЕДУЮЩИХ ДОКУМЕНТОВ (УКАЗАН ИДЕАЛЬНЫЙ ПЕРЕЧЕНЬ!):
1) КОПИЯ НОТАРИАЛЬНОГО СОГЛАШЕНИЯ;
2) КОПИЯ СВИДЕТЕЛЬСТВА О РАСТОРЖЕНИИ БРАКА;
3) КОПИЯ СВИДЕТЕЛЬСТВА О РОЖДЕНИИ РЕБЁНКА;
4) КОПИЯ СВИДЕТЕЛЬСТВА О РЕГИСТРАЦИИ РЕБЁНКА (ПО АДРЕСУ ВАШЕЙ ПОСТОЯННОЙ РЕГИСТРАЦИИ!);
5) КОПИЯ ВЫПИСКИ ИЗ ДОМОВОЙ КНИГИ (ВЫ И РЕБЁНОК!);
6) КОПИЯ СПРАВКИ ИЗ МФЦ О СОСТАВЕ СЕМЬИ (ВЫ И РЕБЁНОК!);
7) ПИСЬМЕННОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ БЫВШЕЙ СУПРУГИ О ТОМ ЧТО С МОМЕНТА ЗАКЛЮЧЕНИЯ НОТАРИАЛЬНОГО СОГЛАШЕНИЯ И ПО НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ОНА НЕ УЧАСТВУЕТ В ВОСПИТАНИИ ДОЧЕРИ И МАТЕРИНСКОМ ПОПЕЧЕНИИ (ОТОБРАННОЕ НАНЯТЫМ ВАМИ АДВОКАТОМ, В СООТВЕТСТВИИ С ПОДПУНКТОМ 2 ПУНКТА 3 СТ. 6 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА 63-ФЗ «ОБ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДВОКАТУРЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»!);
8) РЕЗУЛЬТАТЫ МРТ ПОЗВОНОЧНИКА БЫВШЕЙ СУПРУГИ И ВРАЧЕБНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ О СОСТОЯНИИ ЗДОРОВЬЯ (КАК ПРАВИЛО, К 40 ГОДАМ У ЛЮБОГО ЧЕЛОВЕКА ПОЗВОНОЧНИК ИМЕЕТ ГРЫЖИ, ПРОТРУЗИИ, ЗАЩЕМЛЕНИЯ И Т.П., КОТОРЫЕ МОГУТ НЕ ДАТЬ МАТЕРИ РЕБЁНКА ПРИНИМАТЬ УЧАСТИЕ В ВОСПИТАНИИ РЕБЁНКА И ОСУЩЕСТВЛЯТЬ МАТЕРИНСКОЕ ПОПЕЧЕНИЕ!);
9) СОГЛАШЕНИЕ С АДВОКАТОМ ОБ ОКАЗАНИИ ЮРИДИЧЕСКИХ УСЛУГ (СТ. 25 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА 63-ФЗ);
10) СПРАВКА ИЗ ОРГАНОВ ОПЕКИ И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА, СОГЛАСНО КОТОРОЙ ВЫ ОДИН ВОСПИТЫВАЕТЕ РЕБЁНКА И ОСУЩЕСТВЛЯЕТЕ УХОД ЗА НИМ (ИМЕЙТЕ ВВИДУ ЧТО ПРЕДСТАВИТЕЛИ ОПЕКИ СКОРЕЕ ВСЕГО ПРИДУТ И СДЕЛАЮТ ОБСЛЕДОВАНИЕ ЖИЛОГО ПОМЕЩЕНИЯ НА ПРЕДМЕТ ЕГО ПРИГОДНОСТИ ДЛЯ ЖИЗНИ РЕБЁНКА, О ЧЁМ СОСТАВЯТ АКТ ОБСЛЕДОВАНИЯ!).

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ 

Я, подполковник Штирлиц Максим Максимович прохожу военную службу по контракту в Центре специальной связи и информации Федеральной службы охраны Российской Федерации в Республике __________ (далее – ЦССИ ФСО России в Республике __________) в должности начальника отделения безопасности, режима и охраны. 
22 апреля 2019 г. в кадровое подразделение ЦССИ ФСО России 
в Республике __________ мной, для приобщения к материалам личного дела, были сданы копии следующих документов: соглашение об определении места жительства ребёнка и порядке осуществления родительских прав родителем проживающим отдельно от ребёнка от 05.03.2019 № 00АА0000000, свидетельство о регистрации моей малолетней дочери Штирлиц Э.М. 
по месту жительства от 19.03.2019 № 0000, выписка из домовой книги 
от 20.03.2019 № 2019-00000, справка о составе семьи от 20.03.2019 
№ 2019-00000 и свидетельство о расторжении брака I-ДУ № 000000 
от 20.04.2019. 
В связи с тем, что в соответствии с «Соглашением об определении места жительства ребёнка и порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребёнка» от 05.03.2019 № 00АА000000 местом проживания моей малолетней дочери определено место моей постоянной регистрации, а также учитывая, что дочь находится на моём иждивении 
и я самостоятельно занимаюсь её воспитанием и уходом за ней, мной было принято решение о досрочном увольнении с военной службы. 
22 апреля 2019 г. мной был подан рапорт об увольнении в соответствии 
с подпунктом «в» пункта 3 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (по семейным обстоятельствам – в связи 
с необходимостью ухода за ребенком, не достигшим возраста 18 лет, которого военнослужащий воспитывает без матери (отца) ребенка) в запас Вооруженных Сил Российской Федерации, в котором я указал предпочтительную для меня дату увольнения – 31 мая 2019 года. 
22 апреля 2019 г. рапорт был рассмотрен на аттестационной комиссии ЦССИ ФСО России в Республике __________ (протокол № 3 от 22 апреля 2019 г. № __________), после чего направлен в УССИ ФСО России 
в __________ для принятия решения. Впоследствии, рапорт без рассмотрения по существу (не было принято решение ни об увольнении ни об отказе 
в увольнении), был возвращён в ЦССИ ФСО России в Республике __________ по рапорту начальника отделения кадров УССИ ФСО России в __________ майора __________ от 28 мая 2019 г. № 000. Формальными основаниями для возвращения рапорта (без рассмотрения по существу!), явились допущенные ошибки в представлении на увольнение. 
Считаю, что должностные лица УССИ ФСО России в __________ умышленно затягивают процесс моего увольнения по следующим основаниям: 
— представление на увольнение, как документ, вторичен, так как составляется после принятия положительного решения по рапорту 
об увольнении; 
— одним из оснований для возврата документов было указано, что 
не была представлена копия свидетельства о рождении моей дочери 
Штирлиц Э.М., хотя копия её свидетельства о рождении ещё с декабря 2008 года приобщена к материалам моего личного дела (раздел «Архивные справки», лист 33) находящегося в группе кадров ЦССИ ФСО России в Республике __________; 
— в рапорте начальника отделения кадров УССИ ФСО России 
в __________ майора __________ от 28 мая 2019 г. № 000 было указание руководству ЦССИ ФСО России в Республике __________ предложить мне уволиться по собственному желанию либо перевестись в другое место военной службы. 

С подобным предложением должностных лиц УССИ ФСО России 
в __________ (уволиться по собственному желанию либо перевестись в другое место военной службы) я не согласен, так как согласно пункта 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 г. № 8 
«О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих»: при наличии у военнослужащего одновременно нескольких оснований для увольнения с военной службы, предусмотренных статьёй 51 Федерального закона «О воинской обязанности 
и военной службе» он имеет право выбора одного из них по своему усмотрению. Я свой выбор сделал, подав 22 апреля 2019 г. рапорт 
об увольнении в соответствии с подпунктом «в» пункта 3 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе». 

13 июня 2019 года мной был подан новый рапорт об увольнении (№ __________ от 13 июня 2019 г.) в соответствии с подпунктом «в» пункта 3 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (по семейным обстоятельствам – в связи с необходимостью ухода за ребенком, не достигшим возраста 18 лет, которого военнослужащий воспитывает без матери ребенка) в запас Вооруженных Сил Российской Федерации. 
Новый рапорт был подан с целью исключения дальнейших фактов формального возвращения УССИ ФСО России в __________ моего рапорта 
об увольнении без рассмотрения по существу (в том числе и в связи с тем, что указанная мной в рапорте от 22 апреля 2019 г. предпочтительная дата увольнения – 31 мая 2019 года, истекла). 
13 июня 2019 г. данный рапорт был рассмотрен на аттестационной комиссии ЦССИ ФСО России в Республике __________ (протокол № 5 
от 17 июня 2019 г. № __________), после чего направлен в УССИ ФСО России в __________ для принятия решения по существу. 
По состоянию на 15 июля 2019 г. информация о результатах рассмотрения моего рапорта об увольнении (№ __________ от 13 июня 2019 г.) до меня доведена не была, письменного ответа я также не получил. 

Согласно п. 4 ч. 1 ст. 10 и ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 2 мая 2006 г. 
№ 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (далее по тексту – Закон № 59-ФЗ) должностное лицо даёт письменный ответ по существу поставленных в обращении вопросов, 
а обращение рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации. Аналогичные требования содержит глава 6 Дисциплинарного устава Вооружённых Сил Российской Федерации, утверждённого Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. № 1495 (далее по тексту – ДУ ВС РФ) и п. 36 Приказа ФСО России от 26 сентября 2007 г. № 450 
«Об утверждении Инструкции по работе с обращениями граждан 
в федеральных органах государственной охраны» (далее по тексту – Приказ ФСО № 450). В соответствии с п. 27 Приказа ФСО № 450 ответ на письменное обращение оформляется на бланках федерального органа государственной охраны и подписывается соответствующим должностным лицом. 
Считаю, что нарушение Приказа ФСО № 450 должностными лицами УССИ ФСО России в __________ является недопустимым действием, так как умаляет сам Приказ ФСО № 450, тем самым дав понять всем военнослужащим о безнаказанности в случае неисполнения и/или нарушения данного приказа, 
и, как следствие, о безнаказанности нарушения воинской дисциплины, которая, согласно ДУ ВС РФ «есть строгое и точное соблюдение всеми военнослужащими порядка и правил, установленных федеральными конституционными законами, федеральными законами, общевоинскими уставами Вооружённых Сил Российской Федерации (далее – общевоинские уставы), иными нормативными правовыми актами Российской Федерации 
и приказами (приказаниями) командиров (начальников)». Невыполнение любого из пунктов Приказа ФСО № 450 является конкретным нарушением указанного приказа должностными лицами, а требования приказа не могут носить формальный характер, т.к. иное бы противоречило положению статьи 43 Устава внутренней службы Вооружённых Сил Российской Федерации, утверждённого Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. № 1495: приказ командира (начальника), в том числе и Приказ ФСО № 450, должен быть выполнен беспрекословно, точно и в срок. А согласно статьи 26 Федерального закона «О статусе военнослужащих» от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ военнослужащий обязан «строго соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы Российской Федерации, требования общевоинских уставов, беспрекословно выполнять приказы командиров». 
Бездействие ответчика, выразившееся в отсутствии письменного ответа 
в установленной Приказом ФСО № 450 форме, не позволяет сделать однозначный вывод о том, нарушается ли моё право на увольнение или 
не нарушается или может быть нарушено в будущем. То есть, какое действие ответчика я мог бы оспаривать путём обращения в суд с исковым заявлением, если никакого действия ответчик не совершил. Суть моего искового заявления – признать бездействие ответчика незаконным и обязать ответчика дать письменный ответ по существу моего обращения, на основании которого я смог бы сделать обоснованный вывод о необходимости или отсутствии необходимости в дальнейшем обращении в суд с заявлением об оспаривании возможных незаконных действий (бездействий) ответчика в соответствии 
с полученным ответом. Таким образом, я в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 62 «Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» 
от 8 марта 2015 г. № 21-ФЗ обосновал и подтвердил сведения о том, что бездействием ответчика могут быть нарушены мои права либо возникла угроза их нарушения. 

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что в сфере социального регулирования должен соблюдаться принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающий правовую определённость, сохранение стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений 
в действующую систему норм и предсказуемость законодательной 
и правоприменительной политики, с тем, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретённых прав действенности их государственной защиты, 
т.е. в том, что приобретённое ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано. 

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации 
от 27 июня 2013 г. № 21 г. Москва «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. 
и Протоколов к ней»: 
«Согласно принципу субсидиарности, являющемуся одним из основных принципов деятельности Европейского Суда по правам человека, защита прав 
и свобод человека, предусмотренных Конвенцией о защите прав человека 
и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и Протоколами к ней, возлагается прежде всего на органы государства, в том числе на суды. 
В целях обеспечения единообразного применения судами общей юрисдикции Конвенции и ратифицированных Российской Федерацией протоколов к ней Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьёй 126 Конституции Российской Федерации, статьями 9 
и 14 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 г. № 1-ФКЗ 
«О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», постановляет дать судам следующие разъяснения: 
— Конвенция и Протоколы к ней являются международными договорами Российской Федерации, и при их применении судам общей юрисдикции (далее – суды) необходимо учитывать разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 года № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», а также в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 года № 5 
«О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов 
и норм международного права и международных договоров Российской Федерации». 
— Как следует из положений статьи 46 Конвенции, статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 года № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней» (далее – Федеральный закон о ратификации), правовые позиции Европейского Суда по правам человека (далее – Европейский Суд, Суд), которые содержатся в окончательных постановлениях Суда, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для судов. 
С целью эффективной защиты прав и свобод человека судами учитываются правовые позиции Европейского Суда, изложенные в ставших окончательными постановлениях, которые приняты в отношении других государств – участников Конвенции. При этом правовая позиция учитывается судом, если обстоятельства рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшим предметом анализа и выводов Европейского Суда. 
— Как следует из положений Конвенции и Протоколов к ней 
в толковании Европейского Суда, под ограничением прав и свобод человека (вмешательством в права и свободы человека) понимаются любые решения, действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, а также иных лиц, вследствие принятия или осуществления (неосуществления) которых в отношении лица, заявляющего о предполагаемом нарушении его прав и свобод, созданы препятствия для реализации его прав 
и свобод. 
При этом в силу части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, положений Конвенции и Протоколов к ней любое ограничение прав и свобод человека должно быть основано на федеральном законе; преследовать социально значимую, законную цель (например, обеспечение общественной безопасности, защиту морали, нравственности, прав и законных интересов других лиц); являться необходимым в демократическом обществе (пропорциональным преследуемой социально значимой, законной цели). 
Несоблюдение одного из этих критериев ограничения представляет собой нарушение прав и свобод человека, которые подлежат судебной защите 
в установленном законом порядке.» 

Как разъяснено в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ 
от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», применение судами Конвенции должно осуществляться с учётом практики Европейского Суда по правам человека 
во избежание любого нарушения Конвенции. 

Из положений ст. 46 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней, статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 года № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней» следует, что правовые позиции Европейского Суда по правам человека, которые содержатся в его окончательных постановлениях, являются обязательными для судов. 

Постановление Суда от 13.01.2009 по делу «Гиорги Николаишвили (Giorgi Nikolaishvili) против Грузии» (жалоба № 37048/04) Бюллетень Европейского суда по правам человека 2009 № 5: «Любое заблуждение лица относительно последствий его участия в том или ином правоотношении, как показано в деле Гиорги Николаишвили, может служить поводом для признания прямого или косвенного нарушения принципа правовой определённости. 
Таким образом, принцип правовой определённости рассматривается Европейским судом именно как предсказуемость права и защита от судебного произвола». Несмотря на то, что в основном его действие связывается 
с недопустимостью пересмотра в порядке надзора вступивших в законную силу решений, в целом правовую определённость по его решениям можно представить как, во-первых, ясность правовых норм, во-вторых, ясность порядка применения правовых норм и, в-третьих, уверенность 
в окончательности результата правоприменительной деятельности. Причём принцип правовой определённости имеет не абсолютное значение, а должен быть согласован в правоприменительной практике с другими принципами права». 

В принцип правовой определённости ЕСПЧ закладывают несколько базовых компонентов: 
— ясность, точность, стабильность правового регулирования; 
— недопустимость действий (решений) государственных органов, которые могут ввести в заблуждение относительно правовых последствий; 
— предсказуемость права, недопустимость произвола и применения непрозрачных методов, подрывающих доверие к праву, госорганам, судам. 

Правовая определённость – своего рода гарантия, что применяемые нормы, меры, ограничения, установленные права, обязательства, вынесенные решения влекут конкретные, понятные последствия. 
Правовая неопределённость – отсутствие возможности однозначно определить в существующих формах права объём и условия реализации субъективных прав, обязанностей, запретов и, вследствие этого, а также противоречивой и изменчивой правоприменительной практики, неуверенность в результате применения права. Правовая неопределённость – показатель негативной неопределённости в праве. 

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 124, 125, 126

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 124, 125, 126, 218, 219, 220 КАС РФ, 

ПРОШУ: 

1. Признать бездействие административного ответчика – начальника УССИ ФСО России в __________ __________, выразившееся в не предоставлении письменных ответов на мои рапорта от 22 апреля 2019 г. 
(рег. № __________) и 13 июня 2019 г. (рег. № __________), незаконным. 
2. Обязать административного ответчика – начальника УССИ ФСО России в __________ __________, дать мне письменный ответ по существу моего рапорта от 13 июня 2019 г. (рег. № __________) в соответствии 
с Федеральным законом от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации, главой 6 Дисциплинарного устава Вооружённых Сил Российской Федерации, утверждённого Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. № 1495 и Приказом ФСО России от 26 сентября 2007 г. № 450 
«Об утверждении Инструкции по работе с обращениями граждан 
в федеральных органах государственной охраны». 
3. Взыскать с административного ответчика – начальника УССИ ФСО России в __________ __________ в мою пользу судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере 300 рублей. 
4. В соответствии с ч.1 ст. 63 «Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» от 8 марта 2015 г. № 21-ФЗ 
и в целях правильного разрешения административного дела: 
— истребовать из УССИ ФСО России в __________ рапорт подполковника Штирлица М.М. от 22 апреля 2019 г. (рег. № __________); 
— истребовать из УССИ ФСО России в __________ протокол заседания аттестационной комиссии ЦССИ ФСО России в Республике __________ № 3 от 22 апреля 2019 г. (рег. № __________); 
— истребовать из УССИ ФСО России в __________ рапорт начальника отделения кадров УССИ ФСО России в __________ __________ от 28 мая 2019 г. № 000; 
— истребовать из УССИ ФСО России в __________ рапорт подполковника Штирлица М.М. от 13 июня 2019 г. (рег. № __________); 
— истребовать из УССИ ФСО России в __________ протокол заседания аттестационной комиссии ЦССИ ФСО России в Республике __________ № 5 от 17 июня 2019 г. (рег. № __________); 
— истребовать из УССИ ФСО России в __________ личное дело подполковника Штирлица М.М. 

Приложение: 
1) Копия административного искового заявления, в 2-х экземплярах, 
на 8 листах каждый; 
2) Копия Соглашения об определении места жительства ребёнка 
и порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребёнка от 05.03.2019 № 00АА0000000, 
в 1 экземпляре, на 1 листе; 
3) Копия свидетельства о расторжении брака I-ДУ № 000000 
от 20.04.2019, в 1 экземпляре, на 1 листе; 
4) Копия свидетельства о рождении I-ДУ № 000000, в 1 экземпляре, 
на 1 листе; 
5) Копия свидетельства о регистрации по месту жительства 
от 19.03.2019 № 0000, в 1 экземпляре, на 1 листе; 
6) Копия выписки из домовой книги от 20.03.2019 № 2019-00000, 
в 1 экземпляре, на 1 листе; 
7) Копия справки о составе семьи от 20.03.2019 № 2019-00000, 
в 1 экземпляре, на 1 листе; 
8) Копия квитанции об уплате государственной пошлины, 
в 1 экземпляре, на 1 листе.

 5. АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ Мне  был доведен приказ о моем  переводе на равную воинскую должность в ……… Узнав об этом, Я обратился к командованию с рапортом о проведении медицинскогоосвидетельствования военно-врачебной комиссией своего сына.

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ  ( ПРОЕКТ ) 

на неправомерные дествия КЧ….. по направлению на ВВК члена семьи военнослужащего. Незаконное заключение ВВК…. без привлечения специалистов и обследования 

…….. года Мне  был доведен приказ о моем  переводе на равную воинскую должность в ……… Узнав об этом, Я обратился к командованию с рапортом о проведении медицинскогоосвидетельствования военно-врачебной комиссией своего сына.

В рапорте от …….. ( копию прилагаю) Я просил не переводить , направить на ВВК в связи с : » прошу вашего ходатайства перед вышестоящим командованием, не переводить меня для дальнейшего прохождения службы в                               г. Калининград. На основании «Положения о порядке прохождения военной службы» (утв. Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 г. N 1237) ст. 15 Порядок перевода к новому месту военной службы п. 2 Военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть переведен к новому месту военной службы по служебной необходимости с назначением на равную воинскую должность. Перевод данного военнослужащего к новому месту военной службы с назначением на равную воинскую должность производится без его согласия, за исключением следующих случаев:
               б) при невозможности проживания членов семьи военнослужащего (жена, муж, дети в возрасте до 18 лет, дети-учащиеся в возрасте до 23 лет, дети-инвалиды, а также иные лица, состоящие на иждивении военнослужащего и проживающие совместно с ним) в местности, куда он переводится, в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии.

Довожу до вашего сведения, что мой сын ФИО 26.02.2015 г.р.  является инвалидом (категория ребёнок-инвалид, копию справки МСЭ-2016 №1100000 прилагаю), он нуждается в постоянной медицинской реабилитации, социально-средовой реабилитации и абилитации, социально-психологической реабилитации и абилитации, социокультурной реабилитации и абилитации в постоянном и непрерывном посещении ДДОУ для детей с нарушением функций зрения. Также ему категорически не рекомендовано проживание в регионах и странах с солнечным, сухим или ветреным климатом из-за прогрессирующей патологии роговицы и фотофобии (копию справки и копии листов индивидуальной программы реабилитации ребёнка-инвалида (ИПРА ребёнка-инвалида № 92.6.51/2018) прилагаю.
                    Прошу направить моего сына для прохождения ВВК  на основании «Постановления Правительства РФ от 04.07.2013 N 565».» в связи с тем что : 
Согласно абз. 2 ст. 182 Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы (Методические рекомендации ГЦ ВВЭ МО РФ от 5 марта 2015 г. №1/1/166 «Об организации военно-врачебной экспертизы в Вооруженных Силах Российской Федерации»   )   наличие у членов семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, болезней или дефектов развития, требующих длительного (более 12 месяцев) лечения в специализированных медицинских учреждениях или обучения (воспитания) в специальных учебных заведениях, которые отсутствуют в местностях, куда переводится военнослужащий, является противопоказанием к проживанию членов семьи военнослужащего в этих местностях.

Так как 

Пунктом 3 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 года № 565 (далее – Положение) установлено, что на военно-врачебную комиссию возлагается, в том числе, проведение медицинского освидетельствования членов семей военнослужащих .
В соответствии с пп. 50, 52, 53 Положения, организацию обследования и освидетельствования военнослужащих , в военно-медицинской организации, иной медицинской организации, обеспечивает начальник (руководитель) организации, в которой создана военно-врачебная комиссия. До начала освидетельствования проводимого не в целях определения категории годности к военной службе, военнослужащие , граждане, проходящие военные сборы по линии Вооруженных Сил, проходят обязательные диагностические исследования в объемах, установленных Министерством обороны Российской Федерации, другими федеральными органами исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба.
Согласно подп. «с» п. 2 Методических рекомендаций, военно-врачебная экспертиза в мирное и военное время проводится в Вооруженных Силах Российской Федерации в целях определения необходимости длительного лечения и медицинского наблюдения членов семьи военнослужащего , проходящего военную службу по контракту, в медицинской организации государственной системы здравоохранения, оказывающей специализированную медицинскую помощь по соответствующему профилю, отсутствующей в местности, в которой проходит военную службу военнослужащий .
Из п. 175 Методических рекомендаций следует, что при заболеваниях, требующих длительного (более 12 месяцев) лечения и наблюдения в специализированной медицинской организации, члены семьи военнослужащего направляются по обращению военнослужащего на освидетельствование командиром воинской части, в случаях, когда по заключению клинико-экспертной комиссии медицинской организации государственной или муниципальной системы здравоохранения, военно-медицинской организации они признаны нуждающимися в направлении на лечение за пределы административной территории, при отсутствии указанных организаций в местности, в которой военнослужащий проходит военную службу. Сведения о наличии и месте расположения соответствующих специализированных медицинских организаций ВВК получает по запросу из органов управления здравоохранением субъектов Российской Федерации. Наличие у членов семьи военнослужащего , проходящего военную службу по контракту, болезней или дефектов, требующих длительного лечения в специализированных медицинских организациях, которые отсутствуют в местности, в которой военнослужащий проходит военную службу, является противопоказанием к проживанию членов семьи военнослужащего в этих местностях.

Невозможность проживания члена семьи военнослужащего в местности, куда он переводится , согласно подп. «а» п.2 ст.15 Положения должна быть подтверждена заключением военно-врачебной комиссии. 

При этом, сам факт наличия у члена семьи военнослужащего и лица находящегося у него на иждивении заболеваний, препятствующих к проживанию в местности, куда переводится военнослужащий, не порождает его обязанность в принудительном порядке проходить военно-врачебную комиссию. Такое освидетельствование может быть проведено лишь на добровольной основе, при наличии волеизъявления на это. 

в соответствие с пунктом 3 Положения о военно- врачебной экспертизе, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации 565 , на военно-врачебную комиссию возлагается проведение медицинского освидетельствования членов семей военнослужащих (кроме военнослужащих, проходящих военную службу по призыву). Медицинское освидетельствование проводится в военно- медицинских организациях по месту военной службы. 

Члены семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту , направляются по обращению военнослужащего на освидетельствование командиром воинской части, в которой военнослужащий проходит военную службу. Направление на ВВК оформляется по форме, предусмотренной приложением к Инструкции об организации направления военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, граждан, проходящих военные сборы по линии Вооруженных Сил Российской Федерации, на медицинское освидетельствование, утвержденной приказом МО РФ от 15.02.2016г. № 55. В направлении указывается конкретная местность (город, район, область, автономная область, автономный округ, край, республика), куда направляется для прохождения военной службы или проходит военную службу военнослужащий, цель освидетельствования, а также относится или не относится указанная местность к районам Крайнего Севера и приравненных к ним местностям. 

На основании пункта 37 Методических рекомендаций ГЦ ВВЭ МО РФ от 11.04.2016г. № 1/1/399 «Об организации военно-врачебной экспертизы в Вооруженных Силах Российской Федерации», члены семей военнослужащих, проходящих военную службу по контракту освидетельствуются ВВК военномедицинских организаций, ВВК военных комиссариатов субъектов Российской Федерации (по указанию ГЦ ВВЭ, филиалов (отделов филиалов) ГЦ ВВЭ) для определения годности к проживанию в отдельных районах и местностях, в иностранных государствах — на основании требований к состоянию здоровья, изложенных в приложении 1 к приказу Министра обороны РФ от 20.10.2014г. № 770. 

При болезнях, не указанных в вышеупомянутом приказе, заключение ВВК о негодности к проживанию членов семей военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, также может быть принято в случае, если они нуждаются в длительном (более 12 месяцев) лечении и наблюдении в специализированной медицинской организации, отсутствующей в той местности, где проходит военную службу военнослужащий или когда по заключению медикопедагогической комиссии они признаны нуждающимися в обучении или воспитании в специальных (коррекционных) образовательных организациях при отсутствии указанных организаций в местности, в которую переводится военнослужащий или в которой он проходит военную службу. 

Наличие у членов семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту , болезней или дефектов развития, требующих длительного (более 12 месяцев) лечения в специализированных медицинских организациях или обучения (воспитания) в специальных (коррекционных) образовательных организациях (детских садах-интернатах, школах-интернатах для слепых, плохо видящих, глухонемых, умственно отсталых, больных сколиозом и др.), которые отсутствуют в местности, в которую переводится военнослужащий или в которой он проходит военную службу, является противопоказанием к проживанию членов семьи военнослужащего в этих местностях. 

Сведения о наличии и месте расположения соответствующих специализированных медицинских организаций, специальных учебных организаций ВВК получает по запросу из органов управления здравоохранением или образованием субъектов Российской Федерации. 

направление, данное командиром воинской части, оформлено неверно ( копию прилагаю) , в нем отсутствует конкретная цель освидетельствования,связанная с переводом на равнозначную должность по служебной необходимости,  а также иные необходимые сведения.

 я просил направить члена моей семьи на ВВК для определения годности к проживанию в Калининграде, эту же информацию изложил в своей жалобе в ГВП ( копию прилагаю). На момент поступления информации в часть об обращении в ГВП меня никуда не переводили. Но при личной беседе с КЧ ( указать звание и ФИО) пообещал перевести меня в любом случае, также сказал » не верю что твоему сыну ребёнку-инвалиду подходит климат РКС», именно поэтому, по своей инициативе направил моего сына для прохожденя ВВК в РКС ( по его словам таким образом он удовлетворил мою изначальную просьбу о предоставлении ВВК). (Фото направления прилагаю).

 На ВВК присутствовали начальник поликлиники, Начмед моей части, секретарь поликлиники и я. Так как у поликлиники нет права проводить освидетельствование детей, то они делали заключение на основании медицинских документов , которые я предоставил , без присутствия сына и без каких либо анализов и обследований ( они были в затруднении , на их практике это было в первый раз). Их интересовали только справки в которых указан диагноз глаукома, остальные документы их не интересовали.( В том числе ИПРА, справка об инвалидности , рекомендации к спец дет саду). В ходе беседы я понял что начмед и начальник поликлиники хорошо знакомы. Решение в часть прибыло в 1 экземпляре через неделю, о чём я узнал случайно. Сначала мне отказывались предоставить копию ВВК. Написал рапорт о выдаче мне копии, в резолюции КЧ советовал обратиться за копией в поликлинику где проходила ВВК ( копию прилагаю). Эпикриза или других дополнительных бумаг к заключению ВВК не было. Хотя из названных выше справок медицинских учреждений усматривается, что для лечения и диагностики заболевания моего сына требуются врачи по специальностям ….. которых в момент проведения ВВК просто не было.  Медицинские специалисты соответствующего образования, необходимые для лечения сына, который по заключению врачей 1……2……3……. ( копии прилагаю) нуждается в длительном лечении и наблюдении в детском медицинском учреждении …….. на ВВК приглашены не были.  

Также основной диагноз Аниридия. Глаукома и другие диагнозы- сопутствующие. Глаукома компенсируется препаратом Тафлупрост ( снижает глазное давление. Без этого препарата давление растёт и начинает разрушаться сетчатка и роговица). Каждый день измеряем глазное давление ( тонометр подарил благотворительный фонд).Также 4 раза в день ( в садике тоже) сын получает препарат заменитель слезы ( увлажняет роговицу, так как эта функция нарушена). Диагноз на всю жизнь, это не лечится. Препарат искусственной слезы капать тоже всю жизнь. Если не капать , то роговица пересыхает и начинает разрушаться.( В обычном дет саде не капают). Также ежедневно на 4 часа проводится заклейка правого глаза. 

Суханова Нателла Вахтангова ( от неё большая часть справок)- руководитель единственного в России Аниридийного центра на базе Научного Центра Здоровья Детей. Сын проходит у неё обязательные обследования 2 раза в год. Всего таких центров по АНИРИДИИ ыюв мире 3. В России кроме неё ещё 1 специалист по этому заболеванию и тоже в Москве. Также есть заключения генетиков из НИИ г. Москва где подтверждается мутация гена которая привела к АНИРИДИИ ( копии прилагаю) 

Также поскольку положения упомянутой выше  Инструкции обязывают ВВК не только выносить одно из следующих заключений: 

а) годен к проживанию в (указать район или местность с неблагоприятными климатическими условиями); 

б) не годен к проживанию (указать район или местность с неблагоприятными климатическими условиями); 

в) нуждается в длительном лечении (наблюдении) в специализированном медицинской организации (указать профиль медицинской организации здравоохранения) и в проживании (указать субъект Российской Федерации, город, район); 

г) нуждается в воспитании, обучении в специальной (коррекционной) образовательной организации (указать тип организации) и в проживании (указать субъект Российской Федерации, город, район). 

По результатам освидетельствования оформляется заключение военноврачебной комиссии (приложение № 3 к приказу МО РФ от 2015 г. № 615) но и решать и рассматривать другие вопросы . Об этом свидетельствует перечень вопросов, содержащихся в этом пункте ( указать пункт), разрешение которых возлагается на военно-врачебную комиссию     о необходимости длительного лечения члена семьи военнослужащего в специализированном медицинском учреждении, о транспортабельности и другие, не связанные с проживанием в указанных выше местностях.

При таких обстоятельствах дела Я считаю заключение военно-врачебной комиссии …….. о невозможности проживания в РКС моего сына, изложенное в справке о результатах медицинскогоосвидетельствования от …… года №……, незаконным

На основании ……. 

ПРОШУ : 

1. Признать бездействие Командира ……. по направлению моего сына на ВВК в связи с отсутствием в ………   специализированных медицинских организации, отсутствующей в той местности, в которую переводится военнослужащий,   если мой сын ( ФИО) нуждаются в длительном (более 12 месяцев) лечении и наблюдении в специализированной медицинской организации, незаконным. 

2. Обязать командира …… направить моего сына ( ФИО) для прохождения ВВК по вопросу перевода в местность где присутствуют специализированные медицинские организации и есть условия для сохранения здоровья члена семьи военнослужащего.

3. Признать св-во ВВК …… незаконным в связи с отсутствием специалистов и обследования 

4. Обязать ВВК …… провести ВВК на основании Методических рекомендации ГЦ ВВЭ МО РФ от 5 марта 2015 г. №1/1/166 «Об организации военно-врачебной экспертизы в Вооруженных Силах Российской Федерации»

с  п.19 : привлекать для решения вопросов ВВЭ штатных и нештатных главных (ведущих) медицинских специалистов и других врачей-специалистов военно­медицинских организаций в зонах ответственности;

организовывать в военно-медицинских организациях в зонах ответственности контрольное обследование и повторное освидетельствование в амбулаторных, стационарных условиях и в условиях дневного стационара военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы, членов семей военнослужащих.


  • ИСКОВОЕ ПРОЕКТ
    Незаконное заключение ВВК…. без привлечения специалистов и обследования 
    В январе 2019 года я был вызван на беседу к по поводу планируемого перевода на равную воинскую должность в в/ч 42988 п. Пионерский Калининградская область. После этого я обратился к командиру части с просьбой о проведении перед переводом к новому месту службы медицинского освидетельствования военно-врачебной комиссией (далее-ВВК) своего сына, ребёнка-инвалида (категория ребёнок-инвалид, копию справки МСЭ-2017 №0524685 прилагаю) , Горбач Тимофея Витальевича 12.02.2015 г.р. в соответствии с подпунктом б) пункта 2 статьи 15 «Положения о порядке прохождения военной службы» (утв. Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 г. N 1237), которая гласит 
    «Военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть переведен к новому месту военной службы по служебной необходимости с назначением на равную воинскую должность. Перевод данного военнослужащего к новому месту военной службы с назначением на равную воинскую должность производится без его согласия, за исключением следующих случаев:
    б) при невозможности проживания членов семьи военнослужащего (жена, муж, дети в возрасте до 18 лет, дети-учащиеся в возрасте до 23 лет, дети-инвалиды, а также иные лица, состоящие на иждивении военнослужащего и проживающие совместно с ним) в местности, куда он переводится, в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии.»
    Невозможность проживания члена семьи военнослужащего в местности, куда он переводится , согласно подп. «а» п.2 ст.15» «Положения о порядке прохождения военной службы» должна быть подтверждена заключением ВВК. При этом, сам факт наличия у члена семьи военнослужащего и лица находящегося у него на иждивении заболеваний, препятствующих к проживанию в местности, куда переводится военнослужащий, не порождает его обязанность в принудительном порядке проходить ВВК. Такое освидетельствование может быть проведено лишь на добровольной основе, при наличии волеизъявления на это. 
    В рапорте командиру части от 22.01.2019 г. ( копию прилагаю) я просил не переводить меня к новому месту службы, а также направить на ВВК перед переводом в связи с тем что мой сын нуждается в постоянной медицинской реабилитации, социально-средовой реабилитации и абилитации, социально-психологической реабилитации и абилитации, социокультурной реабилитации и абилитации ( копию индивидуальной программы реабилитации-абилитации ребёнка-инвалида, прилагаю),. Также ему категорически не рекомендовано проживание в регионах и странах с солнечным, сухим или ветреным климатом из-за прогрессирующей патологии роговицы и фотофобии и в связи с необходимостью непрерывного посещения моим сыном детского дошкольного учреждений для детей с нарушениями функций зрения (копии справок офтальмологов Сухановой Н.В. и Головчанской А.В., прилагаю) . Мою просьбу командир части не удовлетворил. После этого я обратился с обращением в главную военную прокуратуру МО РФ (копию прилагаю), где изложил ту же информацию.
    На момент поступления информации в часть о моём обращении в ГВП меня никуда не переводили, но командир части направил моего сына для прохождения ВВК в районах крайнего севера, по месту моей службы (копию направления прилагаю), хотя я .
    На ВВК в поликлинике филиала №3 ФГКУ «1496 ВМКГ» присутствовали начальник поликлиники, начальник медицинской части моей части , секретарь поликлиники и я. В ходе беседы я понял что начальник медицинской части и начальник поликлиники знакомы. Так как у поликлиники (со слов начальника поликлиники) нет права проводить освидетельствование детей, то они делали заключение заочно, без присутствия моего сына на основани
  •  и медицинских документов , которые я предоставил , без проведения каких либо анализов и обследований ( они были в затруднении , на их практике это было в первый раз) и без привлечения специалистов ( нарушение п. 4 Постановления Правительства РФ от 4 июля 2013 г. N 565 « Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе» ( далее – Положение). ВВК интересовали только справки в которых указан диагноз глаукома, остальные документы, такие как ИПРА, справка об инвалидности , рекомендации к специальному детскому дошкольному учреждению, рекомедации о необходимости соблюдения специального режима освещения и т.д. не были просмотрены, мои доводы выслушаны не были. Хотя из названных выше справок медицинских учреждений и в соответствии с п.4 Положения усматривается, что военно-врачебная экспертиза предусматривает проведение обследования и освидетельствования и что заочное (по документам) освидетельствование запрещается, если иное не определено законодательством Российской Федерации и настоящим Положением. Медицинские специалисты соответствующего профиля приглашены не были, обследования и освидетельствования не проводилось, экспертиза проводилась заочно (по документам). Также в нарушении п. 42 Методических рекомендаций, заключение ВВК не было объявлено мне на заседании комиссии.
    Заключение ВВК в часть прибыло в 1 экземпляре через неделю, о чём мне доведено не было. Сначала мне отказывались предоставить копию заключения ВВК по моей просьбе. После чего написал рапорт о выдаче мне копии. В резолюции КЧ советовал обратиться за копией в поликлинику где проходил ВВК ( копию рапорта с резолюцией прилагаю). Тем не менее через несколько недель мне всё-таки выдали копию заключения ВВК в котором говорилось о негодности проживания моего сына в районах крайнего севера. В заключении неверно указана моя занимаемая должность (указано-старший инженер, верно – инженер) и отчество ( указано – Викторович, верно – Витальевич). Эпикриза или других дополнительных бумаг к заключению ВВК не было. 
    Основной диагноз моего сына — врождённая аниридия. Внешне это заболевание проявляется отсутствием радужной оболочки глаз. Аниридия это комплексное генетическое заболевание. Его вызывает мутация в гене Pax6 (копию справки из НИИ, подтверждающую мутацию, прилагаю). Кроме того, что Pax6 отвечает за развитие глаз, он также влияет на развитие других органов и систем организма, таких как поджелудочная железа, мозг, а также другие ороганы, влияние Pax6 на которые в настоящий момент изучается. Острота зрения детей и взрослых с этим диагнозом снижена и составляет около 20% и сильно зависит от степени освещённости. Кроме того это заболевание сопровождается светобоязнью и другими патологиями глаза, в том числе нистагмом, катарактой, глаукомой, косоглазием, астигматизмом, птозом, нарушением моторики и восприятия звуков и запахов, проблемы со сном, нарушение обмена веществ, нарушение работы эндокринной и нервной системы. Функция увлажнения роговицы также нарушена, в связи с чем ребёнок получает препарат «искусственной слезы» для увлажнения роговицы и профилактики кератопатии ( отслоения сетчатки глаза). Главный повседневный риск для детей с аниридией – это внезапное повышение внутриглазного давления, отчего страдает зрительный нерв и ребёнок постепенно слепнет. Яркий свет наносит большой вред глазу без радужной оболочки, поэтому большую часть времени как летом, так и зимой, люди с аниридией вынуждены носить солнцезащитные очки максимальной степени затемнения с защитой от ультрафиолета и фотохромные очки с поляризацией, блокированием синего спектра света. В связи с нарушением функций слёзных желез увлажнение роговицы. Из-за изменений условий освещения, связанных с погодой, временем года и временем суток, ребёнку требуется несколько очков . На сегодняшний день в России зарегистрировано 230 детей и взрослых с этим диагнозом. Это заболевание не лечится. При правильном уходе за роговицей, регулярными занятиями с тифлопедагогами, своевременной консультации квалифицированн
  •  ых специалистов, периодических обследований возможно только сохранить остаточное зрение.
    Глаукома, на которую ссылалась ВВК, у сына вторичная , медикаментозно-компенсированная, компенсируется препаратом Тафлупрост, который снижает глазное давление. Каждый день измеряем глазное давление персональным тонометром, который подарил благотворительный фонд «Созидание». Также 4 раза в день сын получает препарат «искусственной слезы» ( 2 раза дома, 2 раза в детском саду). Препарат «искусственной слезы» необходимо капать всю жизнь для предотвращения разрушения роговицы и сохранения остаточного зрения. Сын посещает детский сад №6 комбинированного типа для детей с нарушениями функций зрения. Там с ним занимаются квалифицированные воспитатели, тифлопедагог, психолог. он находится под постоянным наблюдением офтальмолога. Также в саду ежедневно на 4 часа проводится окклюзия (заклейка) правого глаза в целях развития «ленивого глаза» и лечения тортиколлис. 
    Суханова Нателла Вахтанговна ( от неё большая часть справок) – офтальмолог, лечащий врач сына, специалист по редким глазным заболеваниям, одна из двух в России специалистов по аниридии, руководитель единственного в России Аниридийного центра на базе центральной клинической больницы Российской Академии Наук в г. Москва. Сын проходит у неё обязательные обследования 2 раза в год. Также есть заключения генетиков из НИИ г. Москва где подтверждается мутация гена PAX6 которая привела к АНИРИДИИ ( копии прилагаю).
    Пунктом 4 Положения гласит что «военно-врачебная экспертиза предусматривает проведение обследования и освидетельствования», чего проведено не было. Также в соответствии с этим пунктом «заочное (по документам) освидетельствование запрещается, если иное не определено законодательством Российской Федерации и настоящим Положением». В пункте 8 «Положения сказано что гражданин может обжаловать вынесенное военно-врачебной комиссией в отношении его заключение в вышестоящую военно-врачебную комиссию или в суд. 
    Пунктом 3 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 года № 565 установлено, что на военно-врачебную комиссию возлагается, в том числе, проведение медицинского освидетельствования членов семей военнослужащих .
    Согласно абз. 3 ст. 175 Методических рекомендаций наличие у членов семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, болезней или дефектов развития, требующих длительного (более 12 месяцев) лечения в специализированных медицинских учреждениях или обучения (воспитания) в специальных учебных заведениях, которые отсутствуют в местностях, куда переводится военнослужащий, является противопоказанием к проживанию членов семьи военнослужащего в этих местностях.

    В СООТВЕТСТВИИ С ПП. 50, 52, 53 ПОЛОЖЕНИЯ, ОРГАНИЗАЦИЮ ОБСЛЕДОВАНИЯ И ОСВИДЕТЕЛЬСТВОВАНИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ , В ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ, ИНОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ, ОБЕСПЕЧИВАЕТ НАЧАЛЬНИК (РУКОВОДИТЕЛЬ) ОРГАНИЗАЦИИ, В КОТОРОЙ СОЗДАНА ВОЕННО-ВРАЧЕБНАЯ КОМИССИЯ. ДО НАЧАЛА ОСВИДЕТЕЛЬСТВОВАНИЯ ПРОВОДИМОГО НЕ В ЦЕЛЯХ ОПРЕДЕЛЕНИЯ КАТЕГОРИИ ГОДНОСТИ К ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ, ВОЕННОСЛУЖАЩИЕ , ГРАЖДАНЕ, ПРОХОДЯЩИЕ ВОЕННЫЕ СБОРЫ ПО ЛИНИИ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ, ПРОХОДЯТ ОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ОБЪЕМАХ, УСТАНОВЛЕННЫХ МИНИСТЕРСТВОМ ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ДРУГИМИ ФЕДЕРАЛЬНЫМИ ОРГАНАМИ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ, В КОТОРЫХ ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНОМ ПРЕДУСМОТРЕНА ВОЕННАЯ СЛУЖБА.
    Согласно подп. «с» п. 2 Методических рекомендаций, военно-врачебная экспертиза в мирное и военное время проводится в Вооруженных Силах Российской Федерации в целях определения необходимости длительного лечения и медицинского наблюдения членов семьи военнослужащего , проходящего военную службу по контракту, в медицинской организации государственной системы здравоохранения, оказывающей специализированную медицинскую помощь по соответствующему профилю, отсутствующей в местности, в которой проходит военную службу военнослужащий .

    Из п. 175 Методических рекомендаци
  •  й следует: « При заболеваниях, требующих длительного (более 12 месяцев) лечения и наблюдения в специализированной медицинской организации, члены семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, направляются по обращению военнослужащего на освидетельствование командиром воинской части, в которой военнослужащий проходит военную службу, в случаях, когда по заключению клинико-экспертной комиссии медицинской организации государственной или муниципальной системы здравоохранения, военно-медицинской организации, а при ее отсутствии — консилиума врачей военно-медицинской организации они признаны нуждающимися в направлении на лечение за пределы административной территории или когда по заключению медико-педагогической комиссии признаны нуждающимися в обучении или воспитании в специальных (коррекционных) образовательных организациях при отсутствии указанных организаций в местности, в которую переводится военнослужащий или в которой он проходит военную службу.
    Сведения о наличии и месте расположения соответствующих специализированных медицинских организаций, специальных учебных организаций ВВК получает по запросу из органов управления здравоохранением или образованием субъектов Российской Федерации.
    Наличие у членов семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, болезней или дефектов развития, требующих длительного (более
    месяцев) лечения в специализированных медицинских организациях или обучения (воспитания) в специальных (коррекционных) образовательных организациях (детских садах-интернатах, школах-интернатах для слепых, плохо видящих, глухонемых, умственно отсталых, больных сколиозом и др.), которые отсутствуют в местности, в которую переводится военнослужащий или в которой он проходит военную службу, является противопоказанием к проживанию членов семьи военнослужащего в этих местностях.

    Члены семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту , направляются по обращению военнослужащего на освидетельствование командиром воинской части, в которой военнослужащий проходит военную службу. Направление на ВВК оформляется по форме, предусмотренной приложением к Инструкции об организации направления военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, граждан, проходящих военные сборы по линии Вооруженных Сил Российской Федерации, на медицинское освидетельствование, утвержденной приказом МО РФ от 15.02.2016г. № 55. В направлении указывается конкретная местность (город, район, область, автономная область, автономный округ, край, республика), куда направляется для прохождения военной службы или проходит военную службу военнослужащий, цель освидетельствования, а также относится или не относится указанная местность к районам Крайнего Севера и приравненных к ним местностям. 
    Направление, данное командиром воинской части, оформлено неверно ( копию прилагаю) , в нём отсутствует конкретная цель освидетельствования, связанная с переводом на равнозначную должность по служебной необходимости, а также иные необходимые сведения.
    На основании пункта 38 Методических рекомендаций, члены семей военнослужащих, проходящих военную службу по контракту освидетельствуются ВВК военно-медицинских организаций, ВВК военных комиссариатов субъектов Российской Федерации (по указанию ГЦ ВВЭ, филиалов (отделов филиалов) ГЦ ВВЭ) для определения годности к проживанию в отдельных районах и местностях, в иностранных государствах — на основании требований к состоянию здоровья, изложенных в приложении 1 к приказу Министра обороны РФ от 20.10.2014г. № 770. При болезнях, не указанных в вышеупомянутом приказе, заключение ВВК о негодности к проживанию членов семей военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, также может быть принято в случае, если они нуждаются в длительном (более 12 месяцев) лечении и наблюдении в специализированной медицинской организации, отсутствующей в той местности, где проходит военную службу военнослужащий или когда по заключению медико-педагоги
  •  ческой комиссии они признаны нуждающимися в обучении или воспитании в специальных (коррекционных) образовательных организациях при отсутствии указанных организаций в местности, в которую переводится военнослужащий или в которой он проходит военную службу. 
    Также положения Методических рекомендаций обязывают ВВК не только определять годность или не годность к проживанию, но и в соответствии с подпунктом в) и г) п. 177 выносить одно из следующих заключений : 

    в) нуждается в длительном лечении (наблюдении) в специализированном медицинской организации (указать профиль медицинской организации здравоохранения) и в проживании (указать субъект Российской Федерации, город, район); 

    г) нуждается в воспитании, обучении в специальной (коррекционной) образовательной организации (указать тип организации) и в проживании (указать субъект Российской Федерации, город, район). 

    а также решать и рассматривать другие вопросы, разрешение которых возлагается на ВВК, связанные с необходимостью длительного лечения члена семьи военнослужащего в специализированном медицинском учреждении, воспитании, обучении и проживании в определённых организациях и субъектах РФ, о транспортабельности и другие.
    При таких обстоятельствах дела и в связи с вышеизложенным я считаю заключение военно-врачебной комиссии № 86/897 от 16 апреля 2019 г. о невозможности проживания в РКС моего сына незаконным в связи с заочным освидетельствованием , отсутствием специалистов и проведения обследования, наличием неточностей в заключении и обязать ВВК поликлиники №3 ФГКУ «1469 ВМКГ» МО РФ провести ВВК на основании «Постановления Правительства РФ от 04.07.2013 N 565» в соответствии с Методическими рекомендациями ГЦ ВВЭ МО РФ от 5 марта 2015 г. №1/1/166 ( 1/2/220 от 12.03.2014 ) «Об организации военно- врачебной экспертизы»( далее Методическими рекомендациями)

    На основании вышеизложенного
    ПРОШУ : 
    Признать действия командира в/ч 16605 о направлении моего сына на ВВК для определения годности к проживанию в РКС, незаконными.
    Признать заключение военно-врачебной комиссии № 86/897 от 16 апреля 2019 г. о невозможности проживания в РКС моего сына незаконным в связи с заочным освидетельствованием , отсутствием специалистов и проведения обследования, наличием неточностей в заключении и нарушением других вышеперечисленных в документе пунктов Положения и Методических рекомендаций.
    Обязать ВВК поликлиники №3 ФГКУ «1469 ВМКГ» МО РФ. провестиВВК на основании «Постановления Правительства РФ от 04.07.2013 N 565» в соответствии с Методическими рекомендациями ГЦ ВВЭ МО РФ от 5 марта 2015 г. №1/1/166 ( 1/2/220 от 12.03.2014 ) «Об организации военно- врачебной экспертизы»( далее Методическими рекомендациями

отредактированное 

В МУРМАНСКИЙ ГАРНИЗОННЫЙ ВОЕННЫЙ СУД

Административный истец:

капитан Гбач Виталий Витальевич. Мурманская область, г. Оленегорск, ул. Парковая д.1 кв.6., в/ч 05, г. Оленегорск-1 моб. Тел. 8(911)00000000009

Административный ответчик:

Военно-врачебная комиссия поликлиники филиала №3 ФГКУ «1469 ВМКГ» Минобороны России. 183034, г. Мурманск, Речной проезд 7, поликлиника филиала №3 ФГКУ «1469 ВМКГ» Минобороны России

Административный ответчик:

Командир в/ч 105, Мурманская область, г. Оленегорск-1, в/ч 105, 80000000000000067

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

О признании действий командира в/ч 105 о направлении моего сына на ВВК для определения годности к проживанию в районах крайнего севера, незаконными. О признании заключения военно-врачебной комиссии № 86/897 от 16 апреля 2019 г. о невозможности проживания в РКС моего сына незаконным в связи с заочным освидетельствованием, отсутствием специалистов и проведения обследования, наличием неточностей в заключении и нарушением других вышеперечисленных в документе пунктов Постановления Правительства РФ от 4 июля 2013 г. N 565 « Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе» и Методических рекомендаций ГЦ ВВЭ МО РФ от 5 марта 2015 г. №1/1/166 ( 1/2/220 от 12.03.2014 г.; 1/1/399 от 11.04.2016 г. ) «Об организации военно — врачебной экспертизы»

В январе 2019 года я был вызван на беседу к помощнику командира части по кадрам и строевой части по поводу планируемого перевода на равную воинскую должность в в/ч 48 п. Пионерский Калининградская область. После этого я обратился к командиру части с просьбой о проведении перед переводом к новому месту службы медицинского освидетельствования военно-врачебной комиссией (далее-ВВК) своего сына, ребёнка-инвалида (категория ребёнок-инвалид, копию справки МСЭ-2017 №0524685 прилагаю), Гбач Тимофея Витальевича 12.02.2015 г.р. в соответствии с подпунктом б) пункта 2 статьи 15 «Положения о порядке прохождения военной службы» (утв. Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 г. N1237), которая гласит:

«Военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть переведен к новому месту военной службы по служебной необходимости с назначением на равную воинскую должность. Перевод данного военнослужащего к новому месту военной службы с назначением на равную воинскую должность производится без его согласия, за исключением следующих случаев:

б) при невозможности проживания членов семьи военнослужащего (жена, муж, дети в возрасте до 18 лет, дети-учащиеся в возрасте до 23 лет, дети-инвалиды, а также иные лица, состоящие на иждивении военнослужащего и проживающие совместно с ним) в местности, куда он переводится, в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии.»

Невозможность проживания члена семьи военнослужащего в местности, куда он переводится , согласно подп. «а» п.2 ст.15» «Положения о порядке прохождения военной службы» должна быть подтверждена заключением ВВК. При этом, сам факт наличия у члена семьи военнослужащего и лица находящегося у него на иждивении заболеваний, препятствующих к проживанию в местности, куда переводится военнослужащий, не порождает его обязанность в принудительном порядке проходить ВВК. Такое освидетельствование может быть проведено лишь на добровольной основе, при наличии волеизъявления на это.

В рапорте командиру части от 22.01.2019 г. ( копию прилагаю) я просил не переводить меня к новому месту службы, а также направить на ВВК перед переводом в связи с тем что мой сын нуждается в постоянной медицинской реабилитации, социально-средовой реабилитации и абилитации, социально-психологической реабилитации и абилитации, социокультурной реабилитации и абилитации ( копию индивидуальной программы реабилитации-абилитации ребёнка-инвалида, прилагаю). Также ему категорически не рекомендовано проживание в регионах и странах с солнечным, сухим или ветреным климатом из-за прогрессирующей патологии роговицы и фотофобии и в связи с необходимостью непрерывного посещения моим сыном детского дошкольного учреждений для детей с нарушениями функций зрения (справки офтальмологов Сухановой Н.В. и Головчанской А.В., прилагаю). Мою просьбу командир части не удовлетворил. После этого я обратился с обращением в главную военную прокуратуру ( далее – ГВП) МО РФ (текст обращения №94612 в главную военную прокуратуру и письмо от в/ч 55, подтверждающее факт обращения, прилагаю), где изложил ту же информацию. На момент поступления информации в часть о моём обращении в ГВП меня никуда не переводили, но несмотря на это командир части, по своей инициативе, направил моего сына для прохождения ВВК в районах крайнего севера, по месту моей службы (копию направления прилагаю). На ВВК в поликлинике филиала №3 ФГКУ «1496 ВМКГ» присутствовали начальник поликлиники, начальник медицинской части моей части, секретарь поликлиники и я. В ходе беседы я понял что начальник медицинской части и начальник поликлиники знакомы. Так как у поликлиники (со слов начальника поликлиники) нет права проводить освидетельствование детей, то они делали заключение заочно, без присутствия моего сына на основании медицинских документов, которые я предоставил, без проведения каких либо анализов и

обследований ( они были в затруднении, на их практике это было в первый раз) и без привлечения специалистов ( нарушение п. 4 Постановления Правительства РФ от 4 июля 2013 г. N 565 « Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе» ( далее – Положение). ВВК интересовали только справки в которых указан диагноз глаукома, остальные документы, такие как ИПРА, справка об инвалидности, рекомендации к специальному детскому дошкольному учреждению, рекомендации о необходимости соблюдения специального режима освещения и т.д. не были просмотрены, мои доводы выслушаны не были.( медицинские справки и копии листов медицинской книжки сына прилагаю). Хотя из названных выше справок медицинских учреждений и в соответствии с п.4 Положения усматривается, что военно-врачебная экспертиза предусматривает проведение обследования и освидетельствования и что заочное (по документам) освидетельствование запрещается, если иное не определено законодательством Российской Федерации и настоящим Положением. Медицинские специалисты соответствующего профиля приглашены не были, обследование и освидетельствование не проводилось, экспертиза проводилась заочно (по документам). Также в нарушении п. 42 Методических рекомендаций, заключение ВВК не было объявлено мне на заседании комиссии.

Заключение ВВК в часть прибыло в 1 экземпляре через неделю, о чём мне доведено не было. Сначала мне отказывались предоставить копию заключения ВВК по моей просьбе. После чего написал рапорт о выдаче мне копии. В резолюции на этом рапорте КЧ советовал обратиться за копией в поликлинику где проходил ВВК (рапорт с резолюцией прилагаю). Тем не менее через несколько недель мне всё-таки выдали копию заключения ВВК в котором говорилось о негодности проживания моего сына в районах крайнего севера и приравненных к ним местностям. В заключении неверно указана моя занимаемая должность (указано-старший инженер, верно – инженер) и отчество ( указано – Викторович, верно – Витальевич). Эпикриза или других дополнительных бумаг к заключению ВВК не было.

Основной диагноз моего сына — врождённая аниридия. Внешне это заболевание проявляется отсутствием радужной оболочки глаз. Аниридия это редкое (орфанное) генетическое заболевание. Его вызывает мутация в гене Pax6 (справки из НИИ, подтверждающие мутацию, прилагаю). Кроме того, что Pax6 отвечает за развитие глаз, он также влияет на развитие других органов и систем организма, таких как поджелудочная железа, мозг, а также другие органы, влияние Pax6 на которые в настоящий момент изучается. Острота зрения детей и взрослых с этим диагнозом снижена и составляет около 20% и сильно зависит от степени освещённости. Кроме того это заболевание сопровождается светобоязнью и другими патологиями глаза, в том числе нистагмом, катарактой, глаукомой, косоглазием, астигматизмом, птозом, нарушением моторики и восприятия звуков и запахов, проблемы со сном, нарушение обмена веществ, нарушение работы эндокринной и нервной системы. Функция увлажнения роговицы также нарушена, в связи с чем ребёнок получает препарат «искусственной слезы» для увлажнения роговицы, профилактики кератопатии и отслоения сетчатки глаза. Главный риск для детей с аниридией – это внезапное повышение внутриглазного давления, отчего страдает зрительный нерв и ребёнок постепенно слепнет. Яркий свет

наносит большой вред глазу без радужной оболочки, поэтому большую часть времени люди с аниридией вынуждены носить солнцезащитные очки максимальной степени затемнения с защитой от ультрафиолета и фотохромные очки с поляризацией, блокированием синего спектра света. Из-за изменений условий освещения, связанных с погодой, временем года и временем суток, ребёнку требуется несколько очков . На сегодняшний день в России зарегистрировано 230 детей и взрослых с этим диагнозом. Это заболевание не лечится. При правильном уходе за роговицей, регулярными занятиями с тифлопедагогами, своевременной консультации квалифицированных специалистов, периодическими обследованиями возможно только сохранить остаточное зрение. Глаукома, на которую ссылалась ВВК, у сына вторичная, медикаментозно-компенсированная, компенсируется препаратом Тафлупрост, который снижает глазное давление. Каждый день измеряем сыну глазное давление персональным тонометром, который подарил благотворительный фонд «Созидание». Также 4 раза в день сын получает препарат «искусственной слезы» ( 2 раза дома, 2 раза в детском саду). Препарат «искусственной слезы» необходимо капать всю жизнь для предотвращения разрушения роговицы и сохранения остаточного зрения. Сын посещает детский сад №6 комбинированного типа для детей с нарушениями функций зрения. Там с ним занимаются квалифицированные воспитатели, тифлопедагог, психолог. Он находится под постоянным наблюдением офтальмолога. Также в саду ежедневно на 4 часа проводится окклюзия (заклейка) правого глаза в целях развития «ленивого глаза» и лечения тортиколлиса ( спастическая кривошея ).

Суханова Нателла Вахтанговна ( от неё большая часть справок) – офтальмолог, лечащий врач сына, специалист по редким глазным заболеваниям, одна из двух в России специалистов по аниридии, руководитель единственного в России Аниридийного центра на базе центральной клинической больницы Российской Академии Наук в г. Москва. Сын проходит у неё обязательные обследования 2 раза в год. Следующее обследование запланировано на 19 августа 2019 г. Также есть заключения генетиков из НИИ г. Москва где подтверждается мутация гена PAX6 которая привела к АНИРИДИИ ( заключения прилагаю).

Пункт 4 Положения гласит что «военно-врачебная экспертиза предусматривает проведение обследования и освидетельствования», чего проведено не было. Также в соответствии с этим пунктом «заочное (по документам) освидетельствование запрещается, если иное не определено законодательством Российской Федерации и настоящим Положением». В пункте 8 Положения сказано что гражданин может обжаловать вынесенное военно-врачебной комиссией в отношении его заключение в вышестоящую военно-врачебную комиссию или в суд. Пунктом 3 Положения установлено, что на военно-врачебную комиссию возлагается, в том числе, проведение медицинского освидетельствования членов семей военнослужащих .

Согласно абз. 3 ст. 175 Методических рекомендаций наличие у членов семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, болезней или дефектов развития, требующих длительного (более 12 месяцев) лечения в специализированных медицинских учреждениях или обучения (воспитания) в специальных учебных заведениях, которые отсутствуют в местностях, куда переводится военнослужащий, является противопоказанием к проживанию членов семьи военнослужащего в этих местностях. Согласно подп. «с» п. 2 Методических рекомендаций, военно-врачебная экспертиза в мирное и военное время проводится в Вооруженных Силах Российской Федерации в целях определения необходимости длительного лечения и медицинского наблюдения членов семьи военнослужащего , проходящего военную службу по контракту, в медицинской организации государственной системы здравоохранения, оказывающей специализированную медицинскую помощь по соответствующему профилю, отсутствующей в местности, в которой проходит военную службу военнослужащий . Из п. 175 Методических рекомендаций следует: « При заболеваниях, требующих длительного (более 12 месяцев) лечения и наблюдения в специализированной медицинской организации, члены семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, направляются по обращению военнослужащего на освидетельствование командиром воинской части, в которой военнослужащий проходит военную службу, в случаях, когда по заключению клинико-экспертной комиссии медицинской организации государственной или муниципальной системы здравоохранения, военно-медицинской организации, а при ее отсутствии — консилиума врачей военно-медицинской организации они признаны нуждающимися в направлении на лечение за пределы административной территории или когда по заключению медико-педагогической комиссии признаны нуждающимися в обучении или воспитании в специальных (коррекционных) образовательных организациях при отсутствии указанных организаций в местности, в которую переводится военнослужащий или в которой он проходит военную службу. Сведения о наличии и месте расположения соответствующих специализированных медицинских организаций, специальных учебных организаций ВВК получает по запросу из органов управления здравоохранением или образованием субъектов Российской Федерации. Наличие у членов семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, болезней или дефектов развития, требующих длительного (более месяцев) лечения в специализированных медицинских организациях или обучения (воспитания) в специальных (коррекционных) образовательных организациях (детских садах-интернатах, школах-интернатах для слепых, плохо видящих, глухонемых, умственно отсталых, больных сколиозом и др.), которые отсутствуют в местности, в которую переводится военнослужащий или в которой он проходит военную службу, является противопоказанием к проживанию членов семьи военнослужащего в этих местностях. Члены семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту , направляются по обращению военнослужащего на освидетельствование командиром воинской части, в которой военнослужащий проходит военную службу. Направление на ВВК оформляется по форме, предусмотренной приложением к Инструкции об организации направления

военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, граждан, проходящих военные сборы по линии Вооруженных Сил Российской Федерации, на медицинское освидетельствование, утвержденной приказом МО РФ от 15.02.2016г. № 55. В направлении указывается конкретная местность (город, район, область, автономная область, автономный округ, край, республика), куда направляется для прохождения военной службы или проходит военную службу военнослужащий, цель освидетельствования, а также относится или не относится указанная местность к районам Крайнего Севера и приравненных к ним местностям. Направление, данное командиром воинской части, оформлено неверно ( копию прилагаю), в нём отсутствует конкретная цель освидетельствования, связанная с переводом на равнозначную должность по служебной необходимости, а также иные необходимые сведения.

На основании пункта 38 Методических рекомендаций, члены семей военнослужащих, проходящих военную службу по контракту освидетельствуются ВВК военно-медицинских организаций, ВВК военных комиссариатов субъектов Российской Федерации (по указанию ГЦ ВВЭ, филиалов (отделов филиалов) ГЦ ВВЭ) для определения годности к проживанию в отдельных районах и местностях, в иностранных государствах — на основании требований к состоянию здоровья, изложенных в приложении 1 к приказу Министра обороны РФ от 20.10.2014г. № 770. При болезнях, не указанных в вышеупомянутом приказе, заключение ВВК о негодности к проживанию членов семей военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, также может быть принято в случае, если они нуждаются в длительном (более 12 месяцев) лечении и наблюдении в специализированной медицинской организации, отсутствующей в той местности, где проходит военную службу военнослужащий или когда по заключению медико-педагогической комиссии они признаны нуждающимися в обучении или воспитании в специальных (коррекционных) образовательных организациях при отсутствии указанных организаций в местности, в которую переводится военнослужащий или в которой он проходит военную службу.

Положения Методических рекомендаций обязывают ВВК не только определять годность или не годность к проживанию, но и в соответствии с подпунктом в) и г) п. 177 выносить одно из следующих заключений : в) нуждается в длительном лечении (наблюдении) в специализированном медицинской организации (указать профиль медицинской организации здравоохранения) и в проживании (указать субъект Российской Федерации, город, район); г) нуждается в воспитании, обучении в специальной (коррекционной) образовательной организации (указать тип организации) и в проживании (указать субъект Российской Федерации, город, район); а также решать и рассматривать другие вопросы, разрешение которых возлагается на ВВК, связанные с необходимостью длительного лечения члена семьи военнослужащего в специализированном медицинском учреждении,

воспитании, обучении и проживании в определённых организациях и субъектах РФ, о транспортабельности и другие.

При таких обстоятельствах дела и в связи с вышеизложенным я считаю заключение военно-врачебной комиссии № 86/897 от 16 апреля 2019 г. о невозможности проживания в РКС моего сына незаконным в связи с заочным освидетельствованием, отсутствием специалистов и проведения обследования, наличием неточностей в заключении и обязать ВВК поликлиники №3 ФГКУ «1469 ВМКГ» МО РФ провести ВВК на основании Постановления Правительства РФ от 4 июля 2013 г. N 565 « Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе» и Методических рекомендаций ГЦ ВВЭ МО РФ от 5 марта 2015 г. №1/1/166 ( 1/2/220 от 12.03.2014 г.; 1/1/399 от 11.04.2016 г. ) «Об организации военно — врачебной экспертизы»

На основании вышеизложенного

ПРОШУ:

1) Признать действия командира в/ч 15 о направлении моего сына на ВВК для определения годности к проживанию в РКС, незаконными.

2) Признать заключение военно-врачебной комиссии № 86/897 от 16 апреля 2019 г. о невозможности проживания в РКС моего сына незаконным в связи с заочным освидетельствованием, отсутствием специалистов и проведения обследования, наличием неточностей в заключении и нарушением других вышеперечисленных в пунктов Положения и Методических рекомендаций.

3) Обязать ВВК поликлиники №3 ФГКУ «1469 ВМКГ» МО РФ провести ВВК на основании «Постановления Правительства РФ от 04.07.2013 N 565» в соответствии с Методическими рекомендациями ГЦ ВВЭ МО РФ от 5 марта 2015 г. №1/1/166( 1/2/220 от 12.03.2014 г.; 1/1/399 от 11.04.2016 г. ) «Об организации военно- врачебной экспертизы»

ПРИЛОЖЕНИЯ:

1. Копии административного искового заявления и приложенных к нему документов по числу лиц, участвующих в деле (в случае если отсутствует уведомление или иной документ, подтверждающие их вручение этим лицам).

2. Документ, подтверждающий уплату государственной пошлины либо право на получение льготы по ее оплате либо являющиеся основанием для отсрочки, рассрочки уплаты государственной пошлины или уменьшения ее размера.

3. Копия справки МСЭ-2017 №0524685 об инвалидности.

4. Копия рапорта командиру в/ч 16605 №19 от 22.01.2019 г.

5. Копия ИПРА ребёнка-инвалида.

6. Справка офтальмолога Сухановой Н.В.

7. Справка офтальмолога Головчанской А.В.

6. Образец сбора доказательств — досудебная подготовка — спор с ВВК 

 Есть заключение ВВК от 16.04.2019 на моего сына ребёнка-инвалида о его не годности к проживанию по месту моей службы( Мурманская область, г. Оленегорск-1, в/ч 16605) в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях ( фото прилагаю. 

В заключении ВВК 2 ошибки:1) неверно указано моё отчество; 2) неверно указана моя должность) 


При прохождении ВВК комиссия руководствовалась » Методическими рекомендациями по вопросам медицинского освидетельствования отдельных категорий граждан»( фото прилагаю). Не годность к проживанию аргументировали пунктом 1 б)( 4 страница рекомендаций, выделено цветовыделителем)

, т.е наличием у сына глаукомы. В составе диагноза сына присутствует » медикаментозно компенсированная глаукома»( фото справки 1 Сухановой и определение » компенсированной глаукомы прилагаю»)

, в другой справке указана » вторичная глаукома»( фото справки 2 Сухановой, определение «вторичной глаукомы прилагаю»

. Врач Суханова руководитель единственного в России Аниридийного центра , который находится в г. Москва( специализация заболевания сына), также является лечащим врачом(каждые 6 месяцев обязательное обследование у неё в центре.) ) Весь его сложный диагноз не приобретённый, а с рождения в результате генетической мутации (мутация которая привела к АНИРИДИИ подтверждена Медико-генетическим научным центром). А из АНИРИДИИ вытекают сопутствующие проблемы в том числе глаукома. (Результаты ген. анализа есть, при необходимости отправлю. Также есть большой объём информации по АНИРИДИИ).
Считаю что ВВК должна была вынести решение: г) нуждается в воспитании, обучении в специальной образовательной организации…и т.д.(фото 6 рекомендаций по прохождению ВВК , п.177).
В подтверждение вышесказанного имеются документы:
1) Педагогическая характеристика из детского сада куда ходит сын ( фото прилагаю);


2) справка лечащего врача Сухановой необходимости посещения детского сада для детей с нарушением функций зрения по месту жительства ( фото прилагаю)

;
3) справка офтальмолога по месту жительства Головчанской о необходимости постоянного посещения ДДОУ для детей с нарушением функций зрения ( фото прилагаю)

;
4)выписка из медицинской карты с записью офтальмолога детского сада Труновой. На фото плохо видно, цитирую:» нуждается в посещении специализированного ДОУ для детей с паталогиями органов зрения ( постоянное аппаратное лечение, наблюдение со стороны среднего мед. персонала и врача-офтальмолога ДДУ». ( Фото прилагаю)

;
5) справка о том что он посещает ДДОУ для детей с нарушением зрения ( фото прилагаю).

служебную необходимость перевода на равнозначную должность определяет командир, что прямо вытекает из положений ст. 75 Устава внутренней службы Вооружённых Сил РФ, и определение служебной необходимости для решения вопроса о переводе относится к компетенции соответствующего воинского должностного лица. При этом обязанность ссылаться на какие-либо доказательства служебной необходимости действующее законодательство на воинских должностных лиц не возлагает, как не запрещает и соответствующему воинскому должностному лицу назначить военнослужащего на равную должность по своему решению, без его согласия, в том числе без проведения с ним беседы, аттестации и оформления представления

вопрос : Здравствуйте,у меня такой вапрос, я служу в чечне по контракту в ПС,сам из брянска,у отца рак и 2 я группа инвалидности.с мамой они разведен братьев и сестер у меня нету..вапрос как лучше сделать что бы перевестись в брянск?и какие нужны документы? 

Сергей Петров

все очень не просто с чеченским управлением, и в частности с г-м Трухановым)

НравитсяПоказать список оценивших

вчера в 16:08

Ответить

Виталий Зычный

Виталий Зычный

Для начала отношение, туда, куда надо… И смотря адекватное ли у вас командование сейчас

НравитсяПоказать список оценивших

вчера в 16:15

Ответить

Александр Васильев

Александр Васильев

Увольнение военного по семейным ч 1 уход за родственниками ——— для перевода правила те же!!!!!! 

Анна Розен

У вашего папы должна быть ИПРА. Если там написано, что он не способен к самообслуживанию, нужна помощь посторонних лиц, то обратитесь к руководству с копиями этого документа.
Не всегда прописаны эти пункты, т.к. 2 группа может быть и рабочая.

7.ОТКАЗ ОТ ПЕРЕВОДА основы 

В обоснование требований административный истец пояснил о том, что оспариваемыми представлением и приказом о назначении на равную должность нарушены его права, в частности, не решен вопрос относительно перевода его супруги, являющейся военнослужащей той же войсковой части, либо ее увольнения с военной службы, а также не выяснялась возможность проживания членов его семьи в новом месте службы, в то время как состояние их здоровья препятствует проживанию в горной местности с неблагоприятными климатическими условиями. О планируемом перемещении ему не сообщалось, беседа не проводилась.

По общему правилу такое перемещение военнослужащего производится без его согласия, за исключением следующих случаев (абз. 2 п. 2 ст. 15 названного Положения):
а) при невозможности прохождения военной службы в местности, куда он переводится, в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии;
б) при невозможности проживания членов семьи военнослужащего (жена, муж, дети в возрасте до 18 лет , дети -учащиеся в возрасте до 23 лет , дети -инвалиды, а также иные лица, состоящие на иждивении военнослужащего и проживающие совместно с ним) в местности, куда он переводится, в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии;
в ) при необходимости постоянного ухода за проживающими отдельно отцом, матерью, родным братом, родной сестрой, дедушкой, бабушкой или усыновителем, не находящимися на полном государственном обеспечении и нуждающимися в соответствии с заключением федерального учреждения медико-социальной экспертизы по их месту жительства в постоянном постороннем уходе (помощи, надзоре).

Согласно ч.ч. 2 и 3 ст. 3 Федерального закона «О статусе военнослужащих » правовая защита военнослужащих и членов их семей является функцией государства и предусматривает закрепление в законах и иных нормативных правовых актах прав, социальных гарантий и компенсаций указанных лиц и иных мер их социальной защиты, а также правовой механизм их реализации. Социальная защита военнослужащих и членов их семей является функцией государства и предусматривает: реализацию их прав, социальных гарантий и компенсаций органами военного управления; охрану их жизни и здоровья, а также иные меры, направленные на создание условий жизни и деятельности, соответствующих характеру военной службы и ее роли в обществе.
В силу ст.ст. 78, 84 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденной указом Президента РФ от 10 ноября 2007 года № 1495, командир обязан проявлять чуткость и внимательность к подчиненным; принимать меры, направленные на решение бытовых вопросов и обеспечение правовой и социальной защиты военнослужащих и членов их семей, при необходимости ходатайствовать за них перед старшими начальниками; обеспечивать гласность намеченных перемещений военнослужащих .
Проанализировав приведенные положения законодательства в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что любое перемещение военнослужащего , в том числе назначение его на равную воинскую должность по служебной необходимости , должно происходить в условиях открытости сведений со стороны командования части о намеченных кадровых изменениях, а также в условиях реализации установленного законодательством права военнослужащего выразить командованию в ходе проводимой с ним беседы свое личное отношение к назначению до его представления к таковому.
О правильности данного вывода свидетельствует также характер обстоятельств, при наличии которых военнослужащий назначается на равную воинскую должность по служебной необходимости только при его согласии, о чем командованию может стать известно не иначе как от самого военнослужащего , что предполагает проведение с ним предварительной беседы.
При этом обязанность командования обеспечить гласность планируемых перемещений и выяснить мнение военнослужащего по данному вопросу в ходе проводимой с ним беседы не нивелирует право назначения его на равную должность по служебной необходимости без учета такого мнения, однако реализация этого права возможна только при отсутствии обстоятельств, когда согласие на такое перемещение необходимо .

ФОРМУЛИРОВКА ОТКАЗА ОТ ПЕРЕВОДА НА РАВНОЗНАЧНУЮ ( ВВК)

В силу п. 2 ст. 6 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих » военнослужащие , проходящие военную службу по контракту, имеют право на изменение места военной службы, в том числе на перевод в другую местность, в соответствии с заключенными ими контрактами, с учетом условий прохождения военной службы, состояния здоровья военнослужащих и членов их семей (на основании заключения военно-врачебной комиссии) и по иным основаниям, устанавливаемым Положением о порядке прохождения военной службы.
Согласно подп. «а» п. 5 ст. 15 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года № 1237, перевод военнослужащего , проходящего военную службу по контракту, к новому месту военной службы по семейным обстоятельствам производится при невозможности проживания членов семьи военнослужащего (жена, муж, дети в возрасте до 18 лет, дети-учащиеся в возрасте до 23 лет, дети-инвалиды, а также иные лица, состоящие на иждивении военнослужащего и проживающие совместно с ним) в данной местности в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии.
Пунктом 3 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 года № 565 (далее – Положение) установлено, что на военно-врачебную комиссию возлагается, в том числе, проведение медицинского освидетельствования членов семей военнослужащих (кроме военнослужащих , проходящих военную службу по призыву).
В соответствии с пп. 50, 52, 53 Положения, организацию обследования и освидетельствования военнослужащих , в военно-медицинской организации, иной медицинской организации, обеспечивает начальник (руководитель) организации, в которой создана военно-врачебная комиссия. До начала освидетельствования проводимого не в целях определения категории годности к военной службе, военнослужащие , граждане, проходящие военные сборы по линии Вооруженных Сил, проходят обязательные диагностические исследования в объемах, установленных Министерством обороны Российской Федерации, другими федеральными органами исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба.
Согласно подп. «с» п. 2 Методических рекомендаций, военно-врачебная экспертиза в мирное и военное время проводится в Вооруженных Силах Российской Федерации в целях определения необходимости длительного лечения и медицинского наблюдения членов семьи военнослужащего , проходящего военную службу по контракту, в медицинской организации государственной системы здравоохранения, оказывающей специализированную медицинскую помощь по соответствующему профилю, отсутствующей в местности, в которой проходит военную службу военнослужащий .
Из п. 175 Методических рекомендаций следует, что при заболеваниях, требующих длительного (более 12 месяцев) лечения и наблюдения в специализированной медицинской организации, члены семьи военнослужащего направляются по обращению военнослужащего на освидетельствование командиром воинской части, в случаях, когда по заключению клинико-экспертной комиссии медицинской организации государственной или муниципальной системы здравоохранения, военно-медицинской организации они признаны нуждающимися в направлении на лечение за пределы административной территории, при отсутствии указанных организаций в местности, в которой военнослужащий проходит военную службу. Сведения о наличии и месте расположения соответствующих специализированных медицинских организаций ВВК получает по запросу из органов управления здравоохранением субъектов Российской Федерации. Наличие у членов семьи военнослужащего , проходящего военную службу по контракту, болезней или дефектов, требующих длительного лечения в специализированных медицинских организациях, которые отсутствуют в местности, в которой военнослужащий проходит военную службу, является противопоказанием к проживанию членов семьи военнослужащего в этих местностях.

Невозможность проживания члена семьи военнослужащего в местности, куда он переводится , согласно подп. «а» п.2 ст.15 Положения должна быть подтверждена заключением военно-врачебной комиссии. 

При этом, сам факт наличия у члена семьи военнослужащего и лица находящегося у него на иждивении заболеваний, препятствующих к проживанию в местности, куда переводится военнослужащий, не порождает его обязанность в принудительном порядке проходить военно-врачебную комиссию. Такое освидетельствование может быть проведено лишь на добровольной основе, при наличии волеизъявления на это. 

в соответствие с пунктом 3 Положения о военно- врачебной экспертизе, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации 565 , на военно-врачебную комиссию возлагается проведение медицинского освидетельствования членов семей военнослужащих (кроме военнослужащих, проходящих военную службу по призыву). Медицинское освидетельствование проводится в военно- медицинских организациях по месту военной службы. 

Члены семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту , направляются по обращению военнослужащего на освидетельствование командиром воинской части, в которой военнослужащий проходит военную службу. Направление на ВВК оформляется по форме, предусмотренной приложением к Инструкции об организации направления военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, граждан, проходящих военные сборы по линии Вооруженных Сил Российской Федерации, на медицинское освидетельствование, утвержденной приказом МО РФ от 15.02.2016г. № 55. В направлении указывается конкретная местность (город, район, область, автономная область, автономный округ, край, республика), куда направляется для прохождения военной службы или проходит военную службу военнослужащий, цель освидетельствования, а также относится или не относится указанная местность к районам Крайнего Севера и приравненных к ним местностям. 

На основании пункта 37 Методических рекомендаций ГЦ ВВЭ МО РФ от 11.04.2016г. № 1/1/399 «Об организации военно-врачебной экспертизы в Вооруженных Силах Российской Федерации», члены семей военнослужащих, проходящих военную службу по контракту освидетельствуются ВВК военномедицинских организаций, ВВК военных комиссариатов субъектов Российской Федерации (по указанию ГЦ ВВЭ, филиалов (отделов филиалов) ГЦ ВВЭ) для определения годности к проживанию в отдельных районах и местностях, в иностранных государствах — на основании требований к состоянию здоровья, изложенных в приложении 1 к приказу Министра обороны РФ от 20.10.2014г. № 770. 

При болезнях, не указанных в вышеупомянутом приказе, заключение ВВК о негодности к проживанию членов семей военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, также может быть принято в случае, если они нуждаются в длительном (более 12 месяцев) лечении и наблюдении в специализированной медицинской организации, отсутствующей в той местности, где проходит военную службу военнослужащий или когда по заключению медикопедагогической комиссии они признаны нуждающимися в обучении или воспитании в специальных (коррекционных) образовательных организациях при отсутствии указанных организаций в местности, в которую переводится военнослужащий или в которой он проходит военную службу. 

Наличие у членов семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту , болезней или дефектов развития, требующих длительного (более 12 месяцев) лечения в специализированных медицинских организациях или обучения (воспитания) в специальных (коррекционных) образовательных организациях (детских садах-интернатах, школах-интернатах для слепых, плохо видящих, глухонемых, умственно отсталых, больных сколиозом и др.), которые отсутствуют в местности, в которую переводится военнослужащий или в которой он проходит военную службу, является противопоказанием к проживанию членов семьи военнослужащего в этих местностях. 

Сведения о наличии и месте расположения соответствующих специализированных медицинских организаций, специальных учебных организаций ВВК получает по запросу из органов управления здравоохранением или образованием субъектов Российской Федерации. 

По результатам освидетельствования ВВК выносит одно из следующих заключений: 

а) годен к проживанию в (указать район или местность с неблагоприятными климатическими условиями); 

б) не годен к проживанию (указать район или местность с неблагоприятными климатическими условиями); 

в) нуждается в длительном лечении (наблюдении) в специализированном медицинской организации (указать профиль медицинской организации здравоохранения) и в проживании (указать субъект Российской Федерации, город, район); 

г) нуждается в воспитании, обучении в специальной (коррекционной) образовательной организации (указать тип организации) и в проживании (указать субъект Российской Федерации, город, район). 

По результатам освидетельствования оформляется заключение военноврачебной комиссии (приложение № 3 к приказу МО РФ от 2015 г. № 615), которое утверждению ЦВВК Главного центра, ВВК филиала (отдела филиала) Главного центра не подлежит.

ПОЛОЖИТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ СУДА 

Дело № 2-5/2015
РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
18 марта 2015 года город Омск 

Омский гарнизонный военный суд в составе: председательствующего – Красикова А.А., при секретаре судебного заседания Половной С.В., с участием представителя заявителя Меньковой Г.В. и представителя заинтересованного лица Сафроновой Е.В., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении военного суда гражданское дело по заявлению военнослужащего <данные изъяты> Верея <данные изъяты> об оспаривании заключения военно-врачебной комиссии <данные изъяты>, 
 

установил:

Верея обратился в военный суд с заявлением, в котором указал, что военно-врачебная комиссия <данные изъяты> дала заключение, обличенное в справку о результатах медицинского освидетельствования от 28 октября 2014 года №556, об отсутствии медицинскихпротивопоказаний для проживания его несовершеннолетнего сына <данные изъяты> в городе Гуково Ростовской области, куда онпереведен для дальнейшего прохождения службы. 

Полагая, что этим решением коллегиального органа нарушены его права, Верея просит суд признать его незаконным и обязать военно-врачебную комиссию <данные изъяты> дать заключение о наличии медицинских противопоказаний для проживания его сына в указанной местности.

В судебном заседании представитель заявителя Менькова просила заявленные требования удовлетворить и пояснила, что Верея проходил военную службу по контракту в <данные изъяты>. В октябре 2014 года ему был доведен приказ о его переводе на равную воинскую должность в <данные изъяты>. Узнав об этом, Верея обратился к командованию с рапортом о проведении медицинскогоосвидетельствования военно-врачебной комиссией своего сына, больного бронхиальной астмой и круглогодичным аллергическим ринитом, на предмет возможности по состоянию здоровья проживания в городе Гуково, где расположено подразделение, в которое он направлен для прохождения службы, поскольку это место с неблагоприятной экологической обстановкой. Кроме этого в городе Гуково отсутствуют медицинские специалисты, необходимые для лечения сына, который по заключению врачей детского медицинскогоцентра нуждается в длительном лечении и наблюдении в детском медицинском учреждении аллергологии и иммунологии. Рапорт заявителя командованием был удовлетворен, однако военно-врачебная комиссия в результате проведения освидетельствования сына Верея вышеназванные обстоятельства посчитала не препятствующими для его проживания в указанной местности и сделала соответствующее заключение. При этом вопрос о необходимости длительного лечения указанного члена семьи Верея в специализированном медицинском учреждении комиссией не рассматривался. 

Представитель заинтересованного лица по доверенности Сафронова требования заявителя не признала, пояснив, что заключение об отсутствии противопоказаний для проживания сына Верея в городе Гуково Ростовской области сделано уполномоченным на то органом – военно-врачебной комиссией по результатам проведения в установленном порядке медицинского освидетельствования данного членасемьи военнослужащего . При этом в соответствии с инструкцией военно-врачебная комиссия была вправе определять годность членасемьи военнослужащего к проживанию только относительно районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, высокогорных местностей, местностей с неблагоприятными климатическими условиями, территорий, подвергшихся радиоактивному загрязнению вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС. Поскольку город Гуково к таким местностям не относится и в законодательстве отсутствует перечень местностей с неблагоприятной экологической обстановкой, а также перечень заболеваний, противопоказанных соответствующей местности, у военно-врачебной комиссии не имелось оснований для дачи иного заключения, чем об отсутствии противопоказаний к проживанию сына верея в данной местности. Кроме этого Сафронова просила суд считать недопустимым доказательством заключение военно-врачебной экспертизы, проведенной ООО <данные изъяты>, поскольку данное экспертное учреждение не предоставило лицензию на осуществление своей деятельности, а сделанные в этом заключении выводы являются некорректными. 

Заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, и исследовав материалы дела, военный суд приходит к следующим выводам.

Как усматривается из справки кадрового органа <данные изъяты> Верея на основании приказа командира <данные изъяты> переведендля дальнейшего прохождения службы в <данные изъяты><данные изъяты> со сроком убытия 20 октября 2014 года.

Направлением от 15 октября 2014 года №600 подтверждается, что член семьи Верея <данные изъяты> направлен на медицинскоеосвидетельствование на предмет определения возможности проживания в городе Гуково Ростовской области.

В соответствии с п.п.113 — 115 Инструкции о военно-врачебной экспертизе в органах федеральной службы безопасности и пограничных войсках, утвержденной приказом ФСБ России от 29 июня 2004 года №457 (далее – Инструкция), действовавшей до 8 марта 2015 года, при освидетельствовании членов семей военнослужащих органов безопасности, проходящих военную службу по контракту, военно-врачебная комиссия определяет, в том числе:

— наличие противопоказаний к их проживанию в местности, указанной в направлении;

— нуждаемость в длительном (более 12 месяцев) лечении и наблюдении в специализированной медицинской организации, отсутствующих в местности, куда переводится военнослужащий или в которой он проходит военную службу;

— категорию административного центра (республиканский, краевой, областной), в котором может быть оказана специализированнаямедицинская помощь;

— транспортабельность.


Наличие у членов семьи военнослужащего органов безопасности, проходящего военную службу по контракту, болезней, требующихдлительного (более 12 месяцев) лечения в специализированных медицинских учреждениях, которые отсутствуют в местности, кудапереводится военнослужащий или в которой он проходит военную службу, является противопоказанием к проживанию членов семьи в этой местности.

Сведения о наличии и месте расположения соответствующих специализированных медицинских учреждений для лечения детей с различными заболеваниями по запросу военно-врачебная комиссия получает из органов управления здравоохранением субъектов Российской Федерации.

Как усматривается из справки о результатах медицинского освидетельствования от 28 октября 2014 года №556 военно-врачебной комиссией <данные изъяты> освидетельствован <данные изъяты>, у которого установлены заболевания – бронхиальная астма, атопическая, средней тяжести, круглогодичный аллергический ринит, и комиссией сделан вывод о не противопоказанности его проживания в городе Гуково Ростовской области. При этом <данные изъяты> противопоказано переохлаждение, контакт с аллергенами, пребывание в зоне запыленности и загазованности, не рекомендована частая смена климата.

Вместе с тем, на основании каких данных, в том числе об экологической обстановке в городе Гуково Ростовской области, сделан вывод об отсутствии противопоказаний <данные изъяты> к проживанию в этой местности, в справке не указано.

Вопросы о нуждаемости <данные изъяты> в длительном (более 12 месяцев) лечении и наблюдении в специализированноймедицинской организации, а также о наличии такой организации в городе Гуково Ростовской области комиссией не рассматривались.

Между тем, из представленных заявителем в суд справок Исилькульской центральной районной больницы <данные изъяты> нуждается вдлительном лечении и систематическом наблюдении в медицинском учреждении аллергологии и иммунологии для детей. Именно в таком специализированном медицинском учреждении он наблюдается в настоящее время.

При этом согласно сообщению главного врача Центральной городской больницы города Гуково Ростовской области врачей по специальностям пульмонолога и детского аллерголога в данном медицинском учреждении не имеется.

Как следует из возражений представителя заинтересованного лица в состав военно-врачебной комиссии <данные изъяты> при освидетельствовании <данные изъяты> входили врачи по специальностям – терапевт, невролог, педиатр и хирург.

Из названных выше справок медицинских учреждений усматривается, что для лечения <данные изъяты> требуются врачи по специальностям аллерголога, иммунолога и пульмонолога.

Согласно положениям п.79 Инструкции в случае необходимости к освидетельствованию должны привлекаться врачи с соответствующей заболеванию специальностью.

Однако указанные специалисты к освидетельствованию <данные изъяты> привлечены не были.


Приведенные обстоятельства свидетельствуют о формальном подходе военно-врачебной комиссии к освидетельствованию <данные изъяты>, что противоречит целям такого освидетельствования и может привести к неблагоприятным последствиям для его здоровья в случае проживания в местности, куда заявитель Верея переведен для дальнейшего прохождения службы. 

При таких обстоятельствах дела суд считает заключение военно-врачебной комиссии <данные изъяты> об отсутствии противопоказаний для проживания <данные изъяты> в городе Гуково Ростовской области, изложенное в справке о результатах медицинскогоосвидетельствования от 28 октября 2014 года №556, незаконным, а заявление Верея в этой части признает обоснованным.

Довод представителя заинтересованного лица о том, что военно-врачебная комиссия вправе определять годность члена семьивоеннослужащего к проживанию только относительно районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, высокогорных местностей, местностей с неблагоприятными климатическими условиями, территорий, подвергшихся радиоактивному загрязнению вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, суд считает несостоятельным, поскольку положения упомянутого выше пункта 113 Инструкции также распространяются и на членов семьи военнослужащих , проживающих в иных местностях. Об этом свидетельствует перечень вопросов, содержащихся в этом пункте, разрешение которых возлагается на военно-врачебную комиссию, в том числе онеобходимости длительного лечения члена семьи военнослужащего в специализированном медицинском учреждении, о транспортабельности и другие, не связанные с проживанием в указанных выше местностях.

К выводу, изложенному в заключении военно-врачебной экспертизы, проведенной ООО <данные изъяты>, о нуждаемости <данные изъяты> в длительном лечении в специализированном медицинском учреждении (центр иммунологии и аллергологии для детей БУЗОО «ГДКБ №2 им. В.П. Бисяриной») и проживании в городе Исилькуле Омской области, суд относится критически и отвергает его, поскольку он не обоснован.

Суд также учитывает, что при проведении указанной экспертизы в составе комиссии не участвовали врачи с соответствующей заболеванию <данные изъяты> специальностью — аллерголог, иммунолог и пульмонолог.

В соответствии с ч.1 ст.258 ГПК РФ, суд, признав заявление обоснованным, принимает решение об обязанности соответствующего должностного лица, устранить в полном объеме допущенное в отношении заявителя нарушение прав.

Для восстановления нарушенных прав заявителя суд считает необходимым возложить на военно-врачебную комиссию <данные изъяты> обязанность отменить заключение об отсутствии противопоказаний для проживания <данные изъяты> в городе Гуково Ростовской области и повторно рассмотреть данный вопрос.

Что касается требования Верея о возложении на военно-врачебную комиссию <данные изъяты> обязанности дать заключение о наличиимедицинских противопоказаний для проживания его сына в городе Гуково Ростовской области, то данное требование удовлетворению не подлежит, так как разрешение данного вопроса в компетенцию суда не входит. Такой вывод вправе делать только военно-врачебная комиссия после установления необходимых для этого обстоятельств .

Квитанцией об уплате государственной пошлины подтверждается, что за поданное в суд заявление уплачено 200 рублей.

Учитывая, что требования Верея подлежат частичному удовлетворению, то суд в соответствии со ст.98 ГПК РФ расходы по уплате государственной пошлины взыскивает в его пользу с заинтересованного лица пропорционально размеру удовлетворенных требований.

На основании изложенного, и руководствуясь ст.ст.194 – 199 и 258 ГПК РФ, 
решил:

Заявление Верея <данные изъяты> удовлетворить частично.
Заключение военно-врачебной комиссии <данные изъяты> об отсутствии противопоказаний для проживания Верея <данные изъяты> в городе Гуково Ростовской области, изложенное в справке о результатах медицинского освидетельствования от 28 октября 2014 года №556, признать незаконным.

Обязать военно-врачебную комиссию <данные изъяты> отменить заключение об отсутствии противопоказаний для проживания <данные изъяты> в городе Гуково Ростовской области, изложенное в справке о результатах медицинского освидетельствования от 28 октября 2014 года №556, и повторно рассмотреть данный вопрос.


В удовлетворении требования Верея <данные изъяты> о возложении на военно-врачебную комиссию <данные изъяты> обязанности признать заболевание <данные изъяты> препятствующим проживанию в городе Гуково Ростовской области отказать.

Взыскать с <данные изъяты> в пользу Верея <данные изъяты> судебные расходы, связанные с уплатой государственной пошлины, в сумме 100 (сто) рублей.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Западно-Сибирский окружной военный суд через Омский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Председательствующий А.А. Красиков

Командиру войсковой части 00000

Рапорт

В соответствии со ст.106 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от     10 ноября 2007 года № 1495, прошу вашего ходатайства перед вышестоящим командованием, не переводить меня для дальнейшего прохождения службы в                               г. Калининград. На основании «Положения о порядке прохождения военной службы» (утв. Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 г. N 1237) ст. 15 Порядок перевода к новому месту военной службы п. 2 Военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть переведен к новому месту военной службы по служебной необходимости с назначением на равную воинскую должность. Перевод данного военнослужащего к новому месту военной службы с назначением на равную воинскую должность производится без его согласия, за исключением следующих случаев:
               б) при невозможности проживания членов семьи военнослужащего (жена, муж, дети в возрасте до 18 лет, дети-учащиеся в возрасте до 23 лет, дети-инвалиды, а также иные лица, состоящие на иждивении военнослужащего и проживающие совместно с ним) в местности, куда он переводится, в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии.

Довожу до вашего сведения, что мой сын ФИО 26.02.2015 г.р.  является инвалидом (категория ребёнок-инвалид, копию справки МСЭ-2016 №1100000 прилагаю), он нуждается в постоянной медицинской реабилитации, социально-средовой реабилитации и абилитации, социально-психологической реабилитации и абилитации, социокультурной реабилитации и абилитации в постоянном и непрерывном посещении ДДОУ для детей с нарушением функций зрения. Также ему категорически не рекомендовано проживание в регионах и странах с солнечным, сухим или ветреным климатом из-за прогрессирующей патологии роговицы и фотофобии (копию справки и копии листов индивидуальной программы реабилитации ребёнка-инвалида (ИПРА ребёнка-инвалида № 92.6.51/2018) прилагаю.
                    Прошу направить моего сына для прохождения ВВК  на основании «Постановления Правительства РФ от 04.07.2013 N 565».
                     Согласно статье 115 Дисциплинарного устава Вооруженных сил Российской Федерации «Обращение (предложение, заявление или жалоба) считается разрешенным, если рассмотрены все поставленные в нем вопросы, по нему приняты необходимые меры и даны исчерпывающие ответы в соответствии с законодательством Российской Федерации. Отказ в удовлетворении запросов, изложенных в обращении (предложении, заявлении или жалобе), доводится до сведения подавшего его военнослужащего со ссылкой на законы Российской Федерации, другие нормативные правовые акты Российской Федерации и (или) общевоинские уставы, с указанием мотивов отказа и разъяснением порядка обжалования принятого решения»; статье 116 Дисциплинарного устава Вооруженных сил Российской Федерации «Все обращения (предложения, заявления или жалобы) подлежат обязательному рассмотрению в срок до 30 суток со дня регистрации»; Федерального закона от 02.05.2006 N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» Статье 12. «Сроки рассмотрения письменного обращения Письменное обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации письменного обращения»; а так же пункта 5 Приказа Министра обороны Российской Федерации от 18 августа 2014 г. N 555 «О мерах по реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»» «Все обращения подлежат обязательному рассмотрению в течение 30 дней со дня регистрации».

К рапорту прилагаю:

  1. Копию справки об инвалидности МСЭ-2016 №10000000;
  2. Копии результатов приёма доктора Сухановой Н.В. на 3-х листах;
  3. Копию справки офтальмолога Головчанской А.В.;
  4. Копию ИПРА ребёнка-инвалида №92.6.51/2018  стр.1,4,6,7.

22.01.2019 г.                                                             Инженер отдела эксплуатации СТО РТЦ

                        капитанФИО В.В.

ЖАЛОБА ( ПРОКУРАТУРА) 

Я, фио, прохожу военную службу по контракту в в/ч № 0000 в звании капитан на Инженер отдела эксплуатации СТО РТЦ.

22.01.2019 подал в установленном порядке рапорт на имя командира части с просьбой не переводить меня с данной воинской части в г. Калининград. Копию рапорта прилагаю.

На основании ст. 15  «Положения о порядке прохождения военной службы» (утв. Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 г. N 1237)» , которая гласит:

» Порядок перевода к новому месту военной службы

 п. 2 Военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть переведен к новому месту военной службы по служебной необходимости с назначением на равную воинскую должность. Перевод данного военнослужащего к новому месту военной службы с назначением на равную воинскую должность производится без его согласия, за исключением следующих случаев:
               б) при невозможности проживания членов семьи военнослужащего (жена, муж, дети в возрасте до 18 лет, дети-учащиеся в возрасте до 23 лет, дети-инвалиды, а также иные лица, состоящие на иждивении военнослужащего и проживающие совместно с ним) в местности, куда он переводится, в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии».

На основании вышеуказанной статьи мой перевод не может состояться без моего согласия.

Довожу до вашего сведения, что мой сын фио  12.02.2015 г.р.  является инвалидом (категория ребёнок-инвалид, копию справки МСЭ-2016 №1195574 прилагаю), он нуждается в постоянной медицинской реабилитации, социально-средовой реабилитации и абилитации, социально-психологической реабилитации и абилитации, социокультурной реабилитации и абилитации в постоянном и непрерывном посещении ДДОУ для детей с нарушением функций зрения. Также ему категорически не рекомендовано проживание в регионах и странах с солнечным, сухим или ветреным климатом из-за прогрессирующей патологии роговицы и фотофобии (копию справки и копии листов индивидуальной программы реабилитации ребёнка-инвалида (ИПРА ребёнка-инвалида № 92.6.51/2018) прилагаю.

А также просил вышеуказанным рапортом направить моего ребенка на прохождение ВВК.

Согласно абз. 2 ст. 182 Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы наличие у членов семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, болезней или дефектов развития, требующих длительного (более 12 месяцев) лечения в специализированных медицинских учреждениях или обучения (воспитания) в специальных учебных заведениях, которые отсутствуют в местностях, куда переводится военнослужащий, является противопоказанием к проживанию членов семьи военнослужащего в этих местностях.

Непредставление командиром военнослужащему, членам его семьи возможности прохождения ВВК на предмет годности к прохождению военной службы в местностях, перечень которых установлен Постановлением Правительства Российской Федерации «О сроках прохождения военной службы по контракту в районах и местностях с неблагоприятными климатическими условиями, а также в воинских частях, находящихся за пределами Российской Федерации» от 5 июня 2000 г. N 434, равно как неуведомление военнослужащего о готовящемся переводе, является основанием для отмены как приказа соответствующего начальника о переводе, так и изданного на его основе приказа об исключении из списков личного состава воинской части. Именно на наличие данных обстоятельств, предшествующих переводу, обращают внимание военные суды при рассмотрении подобных дел.

07.02.2019 мне поступил ответ на рапорт (копию ответа прилагаю) , в котором командир в/ч отказал мне в направлении моего сына Горбач  Тимофея Витальевича на прохождение ВВК.

Прошу по данному факту провести проверку, о её результатах сообщим по адресу: индекс, адрес

К обращению прилагаю:

1. Копию справки об инвалидности МСЭ-2016 №110000;

2. Копии результатов приёма доктора Сухановой Н.В. на 3-х листах;

3. Копию справки офтальмолога Головчанской А.В.;

4. Копию ИПРА ребёнка-инвалида №92.6.51/2018  стр.1,4,6,7.

8. УВОЛЬНЕНИЕ или перевод  ПО СЕМЕЙНЫМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ — ПО УХОДУ ЗА РЕБЕНКОМ основы , пример доказывания , направления на ВВК 

Методические рекомендации ГЦ ВВЭ МО РФ от 5 марта 2015 г. №1/1/166 «Об организации военно-врачебной экспертизы в Вооруженных Силах Российской Федерации»   

Об организации военно-врачебной экспертизы 
в Вооруженных Силах Российской Федерации 
Методические рекомендации 
с) необходимости длительного лечения и медицинского наблюдения 
членов семей военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, в медицинской организации государственной системы здравоохранения, 
оказывающей специализированную медицинскую помощь по соответствующему профилю, отсутствующей в местности, в которую переводится военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, или в которой он проходит военную службу;

В силу п. 2 ст. 6 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих » военнослужащие , проходящие военную службу по контракту, имеют право на изменение места военной службы, в том числе на перевод в другую местность, в соответствии с заключенными ими контрактами, с учетом условий прохождения военной службы,состояния здоровья военнослужащих и членов их семей (на основании заключения военно-врачебной комиссии) и по иным основаниям, устанавливаемым Положением о порядке прохождения военной службы. 

Согласно подп. «а» п. 5 ст. 15 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года № 1237, перевод военнослужащего , проходящего военную службу по контракту, к новому месту военной службы по семейным обстоятельствам производится при невозможности проживания членов семьи военнослужащего (жена, муж, дети в возрасте до 18 лет, дети-учащиеся в возрасте до 23 лет, дети-инвалиды, а также иные лица, состоящие на иждивении военнослужащего и проживающие совместно с ним) в данной местности в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии. 

Пунктом 3 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 года № 565 (далее – Положение) установлено, что на военно-врачебную комиссию возлагается, в том числе, проведение медицинского освидетельствования членов семей военнослужащих (кроме военнослужащих , проходящих военную службу по призыву).

Согласно подп. «с» п. 2 Методических рекомендаций, военно-врачебная экспертиза в мирное и военное время проводится в Вооруженных Силах Российской Федерации в целях определения необходимости длительного лечения и медицинского наблюдения членов семьи военнослужащего , проходящего военную службу по контракту, в медицинской организации государственной системы здравоохранения, оказывающей специализированную медицинскую помощь по соответствующему профилю, отсутствующей в местности, в которой проходит военную службу военнослужащий . 

Из п. 175 Методических рекомендаций следует, что при заболеваниях, требующих длительного (более 12 месяцев) лечения и наблюдения в специализированной медицинской организации, члены семьи военнослужащего направляются по обращению военнослужащего на освидетельствование командиром воинской части, в случаях, когда по заключению клинико-экспертной комиссии медицинской организации государственной или муниципальной системы здравоохранения, военно- медицинской организации они признаны нуждающимися в направлении на лечение за пределы административной территории, при отсутствии указанных организаций в местности, в которой военнослужащий проходит военную службу. Сведения о наличии и месте расположения соответствующих специализированных медицинских организаций ВВК получает по запросу из органов управления здравоохранением субъектов Российской Федерации. Наличие у членов семьи военнослужащего , проходящего военную службу по контракту, болезней или дефектов, требующих длительного лечения в специализированных медицинских организациях, которые отсутствуют в местности, в которой военнослужащий проходит военную службу, является противопоказанием к проживанию членов семьи военнослужащего в этих местностях.
————————————————————————— РЕШЕНИЕ СУДА : Дело № 2а-80/2017
РЕШЕНИЕ    ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
23 июня 2017 года г. Борзя 

Борзинский гарнизонный военный суд в составе председательствующего Подоляка К.И., при секретаре Дашиевой Д.Э., с участием представителя административного истца Зуева Д.С. по доверенности – Леднева А.М. и начальника филиала № 1 ФГКУ «321 военный клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации Килина К.В., в открытом судебном заседании, в помещении суда, рассмотрев административное дело по административному исковому заявлению представителя военнослужащего войсковой части № № Зуева <данные изъяты> по доверенности Леднева А.М. об оспаривании действий начальника филиала № 1 ФГКУ «321 военный клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации, связанных с отказом в проведении военно-врачебной комиссии,
установил:

Представитель административного истца Леднев, обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором указал, что его доверитель проходит военную службу по контракту в войсковой части № на воинской должности «<данные изъяты> При этом состояние здоровья малолетней дочери административного истца не позволяет проживать ей в г. Борзя, расположенном в местности с неблагоприятными климатическими условиями. В связи с этим, в январе и марте 2017 года командир войсковой части № направлял последнюю на военно-врачебную комиссию (далее – ВВК) в филиал № 1 ФГКУ «321 военный клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации (далее – филиал № 1) для определения ее нуждаемости в проживании в умеренном континентальном климате и наблюдении в специализированном ФГБУ «<данные изъяты>. Между тем согласно ответу начальника филиала № 1, адресованного командиру войсковой части №, ВВК данного медицинского учреждения неправомочна вынести заключение в отношении дочери Зуева, что расценивается административным истцом как отказ провести соответствующее медицинское освидетельствование. 

В связи с этим, Леднев просит суд признать незаконными действия начальника филиала № 1, связанные с отказом в проведениимедицинского освидетельствования дочери Зуева для определения ее нуждаемости в проживании в умеренном континентальном климате и наблюдении в специализированном ФГБУ <данные изъяты> и обязать указанное должностное лицо провести таковое освидетельствование. 

В судебном заседании Леднев подтвердил доводы, изложенные в административном иске, поддержал заявленные требования и просил суд их удовлетворить. При этом он пояснил, что 17 января 2017 года за исх. № 95 врио командира войсковой части № малолетняя дочь Зуева была направлена в филиал № 1 для прохождения медицинского освидетельствования. Между тем, поскольку данное направление, по мнению должностных лиц филиала № 1, было оформлено неверно, в марте текущего года командиром войсковой части № взамен ранее выданного направления было оформлено с учетом имеющихся замечаний новое направление, которое было направлено в филиал № 1 за теме же датой и исходящим номером. При этом его доверителем, по его мнению, в филиал № 1 был представлен полный пакет документов, необходимых для медицинского освидетельствования дочери Зуева ВВК, однако, несмотря на это начальником данногомедицинского учреждения в проведении указанного освидетельствования было отказано. 

Начальник филиала № 1 требования представителя административного истца не признал и просил суд отказать в удовлетворении административного иска, поскольку в направлениях представленных командиром войсковой части № в филиал № 1 некорректно указаны цели проведения военно-врачебной экспертизы, не указана конкретная местность, где военнослужащий проходит военную службу и отнесена ли она к местностям с неблагоприятными климатическими условиями. Кроме того, заболевание имеющиеся у дочери Зуева не включено в перечень заболеваний препятствующих проживанию в местности с неблагоприятными климатическими условиями, приведенный в приложении № 1 к приказу Министра обороны Российской Федерации от 20 октября 2014 г. № 770. Помимо этого, согласно п. 2 Методических рекомендаций об организации военно-врачебной экспертизы в Вооруженных Силах Российской Федерации (далее – Методические рекомендации), военно-врачебная экспертиза в мирное и военное время проводится в Вооруженных Силах Российской Федерации в целях определения необходимости длительного лечения и медицинского наблюдения членов семьивоеннослужащего , проходящего военную службу по контракту, в медицинской организации государственной системы здравоохранения, оказывающей специализированную медицинскую помощь по соответствующему профилю, отсутствующей в местности, в которой проходит военную службу военнослужащий . При этом согласно ответу министерства здравоохранения Забайкальского края от 30 марта 2017 года № 3112, наблюдение и лечение детей с патологией, имеющейся у дочери Зуева, осуществляется в государственных учреждениях здравоохранения по месту жительства. Также, Методическими рекомендациями предусмотрено, что при заболеваниях, требующих длительного (более 12 месяцев) лечения и наблюдения в специализированной медицинской организации, члены семьивоеннослужащего направляются по обращению военнослужащего на освидетельствование командиром воинской части, в случаях, когда по заключению клинико-экспертной комиссии соответствующей медицинской организации они признаны нуждающимися в направлении на лечение за пределы административной территории, при отсутствии указанных организаций в местности, в которойвоеннослужащий проходит военную службу. Однако соответствующих заключений клинико-экспертной комиссии у Зуева не имеется. 

Согласно определению судьи Борзинского гарнизонного военного суда от 1 июня 2017 года на основании ст. 47 и 221 КАС РФ к участию в деле в качестве административного соответчика привлечен филиал № 1, а также в качестве заинтересованных лиц командир войсковой части № и ФГКУ «321 военный клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации. 

Административный истец Зуев, командир войсковой части № и ФГКУ «321 военный клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, в суд не явились, в связи с чем, руководствуясь ч. 6 ст. 226 КАС РФ, суд полагал возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Выслушав объяснения представителя административного истца и начальника филиала № 1, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему выводу.

В силу п. 2 ст.  военнослужащих » > Глава II. Права и свободы военнослужащих , граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей > Статья 6. Право на свободу передвижения и выбор места жительства»>6 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих » военнослужащие , проходящие военную службу по контракту, имеют право на изменение места военной службы, в том числе на перевод в другую местность, в соответствии с заключенными ими контрактами, с учетом условий прохождения военной службы, состояния здоровья военнослужащих ичленов их семей (на основании заключения военно-врачебной комиссии) и по иным основаниям, устанавливаемым Положением о порядке прохождения военной службы.

Согласно подп. «а» п. 5 ст. 15 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года № 1237, перевод военнослужащего , проходящего военную службу по контракту, к новому месту военной службы по семейным обстоятельствам производится при невозможности проживания членов семьи военнослужащего (жена, муж, дети в возрасте до 18 лет, дети-учащиеся в возрасте до 23 лет, дети-инвалиды, а также иные лица, состоящие на иждивениивоеннослужащего и проживающие совместно с ним) в данной местности в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии.

Пунктом 3 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 года № 565 (далее – Положение) установлено, что на военно-врачебную комиссию возлагается, в том числе, проведениемедицинского освидетельствования членов семей военнослужащих (кроме военнослужащих , проходящих военную службу по призыву).

В соответствии с пп. 50, 52, 53 Положения, организацию обследования и освидетельствования военнослужащих , в военно- медицинскойорганизации, иной медицинской организации, обеспечивает начальник (руководитель) организации, в которой создана военно-врачебная комиссия. До начала освидетельствования проводимого не в целях определения категории годности к военной службе, военнослужащие , граждане, проходящие военные сборы по линии Вооруженных Сил, проходят обязательные диагностические исследования в объемах, установленных Министерством обороны Российской Федерации, другими федеральными органами исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба.

Согласно подп. «с» п. 2 Методических рекомендаций, военно-врачебная экспертиза в мирное и военное время проводится в Вооруженных Силах Российской Федерации в целях определения необходимости длительного лечения и медицинского наблюдения членов семьивоеннослужащего , проходящего военную службу по контракту, в медицинской организации государственной системы здравоохранения, оказывающей специализированную медицинскую помощь по соответствующему профилю, отсутствующей в местности, в которой проходит военную службу военнослужащий .

Из п. 175 Методических рекомендаций следует, что при заболеваниях, требующих длительного (более 12 месяцев) лечения инаблюдения в специализированной медицинской организации, члены семьи военнослужащего направляются по обращениювоеннослужащего на освидетельствование командиром воинской части, в случаях, когда по заключению клинико-экспертной комиссиимедицинской организации государственной или муниципальной системы здравоохранения, военно- медицинской организации они признаны нуждающимися в направлении на лечение за пределы административной территории, при отсутствии указанных организаций в местности, в которой военнослужащий проходит военную службу. Сведения о наличии и месте расположения соответствующих специализированных медицинских организаций ВВК получает по запросу из органов управления здравоохранением субъектов Российской Федерации. Наличие у членов семьи военнослужащего , проходящего военную службу по контракту, болезней или дефектов, требующих длительного лечения в специализированных медицинских организациях, которые отсутствуют в местности, в которойвоеннослужащий проходит военную службу, является противопоказанием к проживанию членов семьи военнослужащего в этих местностях. 

Согласно копии направления от 17 января 2017 года № 95 (вх. филиала № 1 от 30.01.2017 г. № 1/87), данного врио командира войсковой части №, малолетняя дочь Зуева направлена на медицинское освидетельствование для определения нуждаемости в проживании в умеренном континентальном климате, наблюдении в специализированном центре ФГБУ <данные изъяты>» г. Москва.

Как видно из копии направления от 17 января 2017 года № 95 (вх. филиала № 1 от 1.03.2017 г. № 7/135), оно дано командиром войсковой части №, с целью проведения медицинского освидетельствования малолетней дочери Зуева для определения нуждаемости в проживании, длительном лечении и медицинском наблюдении в Федеральном специализированном центре ФГБУ <данные изъяты>» г. Москва.

Согласно данным, содержащимся в копии амбулаторной карты, врачом – <данные изъяты>, дана рекомендация пройти консультацию инаблюдение у <данные изъяты> в ФГБУ «<данные изъяты>» г. Москва. При этом сведения о лице, которому дана указанная рекомендация в представленных копиях отсутствуют.

Как следует из копии заключения врачебной комиссии ГУЗ «Борзинская центральная районная больница» от 30 января 2017 года № 24/45, дочери административного истца на основании заключения <данные изъяты> рекомендован умеренный континентальный климат.

В соответствии с копией ответа исполняющего обязанности министра здравоохранения Забайкальского края от 30 марта 2017 года № 3112, данного начальнику филиала № 1, наблюдение и лечение детей с патологией, имеющейся у дочери Зуева, осуществляется в государственных учреждениях здравоохранения по месту жительства.

Из копии сообщения начальника филиала № 1 от 10 мая 2017 года № 702, адресованного командиру войсковой части № следует, что ВВК филиала № 1 не вправе вынести заключение в отношении дочери Зуева, поскольку направление, данное командиром воинской части, оформлено неверно, в нем отсутствует конкретная цель освидетельствования, а также иные необходимые сведения. На основании данных, представленных на ВВК, имеющиеся у дочери Зуева заболевания не включены в перечень заболеваний, установленных разделом I Приложения № 1 к приказу Министра обороны Российской Федерации от 20 октября 2014 года № 770. Также отсутствует заключение клинико-экспертной комиссии медицинской организации о признании члена семьи военнослужащего нуждающемся в направлении налечение за пределы административной территории, в которой военнослужащий проходит военную службу. При этом имеется ответ исполняющего обязанности министра здравоохранения Забайкальского края, согласно которому наблюдение и лечение детей с патологией, имеющейся у малолетнее дочери Зуева, осуществляется государственными учреждениями здравоохранения по месту жительства. 

Таким образом, требование представителя административного истца о признании незаконными действий начальника филиала № 1, связанных с отказом в проведении медицинского освидетельствования дочери Зуева для определения ее нуждаемости в наблюдении в специализированном ФГБУ <данные изъяты>» г. Москва, является несостоятельным и удовлетворению не подлежит, поскольку лечениеимеющихся у нее заболеваний может осуществляться по месту прохождения административным истцом военной службы, а последним не представлено заключение клинико-экспертной комиссии медицинской организации о признании его дочери нуждающейся в направлении на лечение за пределы административной территории, в которой он проходит военную службу. При этом придя к данному выводу суд, также учитывает то, что согласно п. 177 Методических рекомендаций, ВВК вправе вынести лишь заключение о нуждаемости вдлительном лечении в специализированной медицинской организации.

Что же касается требования о признании незаконными действий начальника филиала № 1, связанных с отказом в проведениимедицинского освидетельствования дочери Зуева для определения ее нуждаемости в проживании в умеренном континентальном климате, то суд находит его беспредметным и неподлежащим удовлетворению. При этом суд исходит из того, что командир войсковой части № изготовил и затем направил в марте текущего года направление дочери Зуева на ВВК за исходящим от 17 января 2017 года № 95, взамен имеющего недостатки направления, данного врио командира указанной воинской части направленного в январе 2017 года и имеющего аналогичные реквизиты (дату и номер), о чем в ходе судебного заседания пояснил представитель административного истца. В связи с этим командир воинской части, направив в марте 2017 года направление от 17 января 2017 года № 95, фактически аннулировал направление, данное врио командира воинской части в январе 2017 года.

Исходя из положений ст. 111 КАС РФ, суд не имеет оснований для возмещения административному истцу понесенных им судебных расходов.

Руководствуясь ст. 175 — 180 и 227 КАС РФ, суд
 

решил:В удовлетворении административного искового заявления представителя военнослужащего войсковой части № <данные изъяты> Зуева <данные изъяты> по доверенности – Леднева А.М. об оспаривании действий начальника филиала № 1 ФГКУ «321 военный клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации, связанных с отказом в проведении военно-врачебной комиссии, отказать.
Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Восточно-Сибирский окружной военный суд через Борзинский гарнизонный военный суд в течение одного месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.
Председательствующий К.И. Подоляк
Секретарь судебного заседания Д.Э. Дашиев


Дело № 2-5/2015
РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
18 марта 2015 года город Омск 

Омский гарнизонный военный суд в составе: председательствующего – Красикова А.А., при секретаре судебного заседания Половной С.В., с участием представителя заявителя Меньковой Г.В. и представителя заинтересованного лица Сафроновой Е.В., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении военного суда гражданское дело по заявлению военнослужащего <данные изъяты> Верея <данные изъяты> об оспаривании заключения военно-врачебной комиссии <данные изъяты>, 
 

установил:

Верея обратился в военный суд с заявлением, в котором указал, что военно-врачебная комиссия <данные изъяты> дала заключение, обличенное в справку о результатах медицинского освидетельствования от 28 октября 2014 года №556, об отсутствии медицинскихпротивопоказаний для проживания его несовершеннолетнего сына <данные изъяты> в городе Гуково Ростовской области, куда онпереведен для дальнейшего прохождения службы. 

Полагая, что этим решением коллегиального органа нарушены его права, Верея просит суд признать его незаконным и обязать военно-врачебную комиссию <данные изъяты> дать заключение о наличии медицинских противопоказаний для проживания его сына в указанной местности.

В судебном заседании представитель заявителя Менькова просила заявленные требования удовлетворить и пояснила, что Верея проходил военную службу по контракту в <данные изъяты>. В октябре 2014 года ему был доведен приказ о его переводе на равную воинскую должность в <данные изъяты>. Узнав об этом, Верея обратился к командованию с рапортом о проведении медицинскогоосвидетельствования военно-врачебной комиссией своего сына, больного бронхиальной астмой и круглогодичным аллергическим ринитом, на предмет возможности по состоянию здоровья проживания в городе Гуково, где расположено подразделение, в которое он направлен для прохождения службы, поскольку это место с неблагоприятной экологической обстановкой. Кроме этого в городе Гуково отсутствуют медицинские специалисты, необходимые для лечения сына, который по заключению врачей детского медицинскогоцентра нуждается в длительном лечении и наблюдении в детском медицинском учреждении аллергологии и иммунологии. Рапорт заявителя командованием был удовлетворен, однако военно-врачебная комиссия в результате проведения освидетельствования сына Верея вышеназванные обстоятельства посчитала не препятствующими для его проживания в указанной местности и сделала соответствующее заключение. При этом вопрос о необходимости длительного лечения указанного члена семьи Верея в специализированном медицинском учреждении комиссией не рассматривался. 

Представитель заинтересованного лица по доверенности Сафронова требования заявителя не признала, пояснив, что заключение об отсутствии противопоказаний для проживания сына Верея в городе Гуково Ростовской области сделано уполномоченным на то органом – военно-врачебной комиссией по результатам проведения в установленном порядке медицинского освидетельствования данного членасемьи военнослужащего . При этом в соответствии с инструкцией военно-врачебная комиссия была вправе определять годность членасемьи военнослужащего к проживанию только относительно районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, высокогорных местностей, местностей с неблагоприятными климатическими условиями, территорий, подвергшихся радиоактивному загрязнению вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС. Поскольку город Гуково к таким местностям не относится и в законодательстве отсутствует перечень местностей с неблагоприятной экологической обстановкой, а также перечень заболеваний, противопоказанных соответствующей местности, у военно-врачебной комиссии не имелось оснований для дачи иного заключения, чем об отсутствии противопоказаний к проживанию сына верея в данной местности. Кроме этого Сафронова просила суд считать недопустимым доказательством заключение военно-врачебной экспертизы, проведенной ООО <данные изъяты>, поскольку данное экспертное учреждение не предоставило лицензию на осуществление своей деятельности, а сделанные в этом заключении выводы являются некорректными. 

Заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, и исследовав материалы дела, военный суд приходит к следующим выводам.

Как усматривается из справки кадрового органа <данные изъяты> Верея на основании приказа командира <данные изъяты> переведендля дальнейшего прохождения службы в <данные изъяты><данные изъяты> со сроком убытия 20 октября 2014 года.

Направлением от 15 октября 2014 года №600 подтверждается, что член семьи Верея <данные изъяты> направлен на медицинскоеосвидетельствование на предмет определения возможности проживания в городе Гуково Ростовской области.

В соответствии с п.п.113 — 115 Инструкции о военно-врачебной экспертизе в органах федеральной службы безопасности и пограничных войсках, утвержденной приказом ФСБ России от 29 июня 2004 года №457 (далее – Инструкция), действовавшей до 8 марта 2015 года, при освидетельствовании членов семей военнослужащих органов безопасности, проходящих военную службу по контракту, военно-врачебная комиссия определяет, в том числе:

— наличие противопоказаний к их проживанию в местности, указанной в направлении;

— нуждаемость в длительном (более 12 месяцев) лечении и наблюдении в специализированной медицинской организации, отсутствующих в местности, куда переводится военнослужащий или в которой он проходит военную службу;

— категорию административного центра (республиканский, краевой, областной), в котором может быть оказана специализированнаямедицинская помощь;

— транспортабельность.

Наличие у членов семьи военнослужащего органов безопасности, проходящего военную службу по контракту, болезней, требующихдлительного (более 12 месяцев) лечения в специализированных медицинских учреждениях, которые отсутствуют в местности, кудапереводится военнослужащий или в которой он проходит военную службу, является противопоказанием к проживанию членов семьи в этой местности.

Сведения о наличии и месте расположения соответствующих специализированных медицинских учреждений для лечения детей с различными заболеваниями по запросу военно-врачебная комиссия получает из органов управления здравоохранением субъектов Российской Федерации.

Как усматривается из справки о результатах медицинского освидетельствования от 28 октября 2014 года №556 военно-врачебной комиссией <данные изъяты> освидетельствован <данные изъяты>, у которого установлены заболевания – бронхиальная астма, атопическая, средней тяжести, круглогодичный аллергический ринит, и комиссией сделан вывод о не противопоказанности его проживания в городе Гуково Ростовской области. При этом <данные изъяты> противопоказано переохлаждение, контакт с аллергенами, пребывание в зоне запыленности и загазованности, не рекомендована частая смена климата.

Вместе с тем, на основании каких данных, в том числе об экологической обстановке в городе Гуково Ростовской области, сделан вывод об отсутствии противопоказаний <данные изъяты> к проживанию в этой местности, в справке не указано.

Вопросы о нуждаемости <данные изъяты> в длительном (более 12 месяцев) лечении и наблюдении в специализированноймедицинской организации, а также о наличии такой организации в городе Гуково Ростовской области комиссией не рассматривались.

Между тем, из представленных заявителем в суд справок Исилькульской центральной районной больницы <данные изъяты> нуждается вдлительном лечении и систематическом наблюдении в медицинском учреждении аллергологии и иммунологии для детей. Именно в таком специализированном медицинском учреждении он наблюдается в настоящее время.

При этом согласно сообщению главного врача Центральной городской больницы города Гуково Ростовской области врачей по специальностям пульмонолога и детского аллерголога в данном медицинском учреждении не имеется.

Как следует из возражений представителя заинтересованного лица в состав военно-врачебной комиссии <данные изъяты> при освидетельствовании <данные изъяты> входили врачи по специальностям – терапевт, невролог, педиатр и хирург.

Из названных выше справок медицинских учреждений усматривается, что для лечения <данные изъяты> требуются врачи по специальностям аллерголога, иммунолога и пульмонолога.

Согласно положениям п.79 Инструкции в случае необходимости к освидетельствованию должны привлекаться врачи с соответствующей заболеванию специальностью.

Однако указанные специалисты к освидетельствованию <данные изъяты> привлечены не были.

Приведенные обстоятельства свидетельствуют о формальном подходе военно-врачебной комиссии к освидетельствованию <данные изъяты>, что противоречит целям такого освидетельствования и может привести к неблагоприятным последствиям для его здоровья в случае проживания в местности, куда заявитель Верея переведен для дальнейшего прохождения службы. 

При таких обстоятельствах дела суд считает заключение военно-врачебной комиссии <данные изъяты> об отсутствии противопоказаний для проживания <данные изъяты> в городе Гуково Ростовской области, изложенное в справке о результатах медицинскогоосвидетельствования от 28 октября 2014 года №556, незаконным, а заявление Верея в этой части признает обоснованным.

Довод представителя заинтересованного лица о том, что военно-врачебная комиссия вправе определять годность члена семьивоеннослужащего к проживанию только относительно районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, высокогорных местностей, местностей с неблагоприятными климатическими условиями, территорий, подвергшихся радиоактивному загрязнению вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, суд считает несостоятельным, поскольку положения упомянутого выше пункта 113 Инструкции также распространяются и на членов семьи военнослужащих , проживающих в иных местностях. Об этом свидетельствует перечень вопросов, содержащихся в этом пункте, разрешение которых возлагается на военно-врачебную комиссию, в том числе онеобходимости длительного лечения члена семьи военнослужащего в специализированном медицинском учреждении, о транспортабельности и другие, не связанные с проживанием в указанных выше местностях.

К выводу, изложенному в заключении военно-врачебной экспертизы, проведенной ООО <данные изъяты>, о нуждаемости <данные изъяты> в длительном лечении в специализированном медицинском учреждении (центр иммунологии и аллергологии для детей БУЗОО «ГДКБ №2 им. В.П. Бисяриной») и проживании в городе Исилькуле Омской области, суд относится критически и отвергает его, поскольку он не обоснован.

Суд также учитывает, что при проведении указанной экспертизы в составе комиссии не участвовали врачи с соответствующей заболеванию <данные изъяты> специальностью — аллерголог, иммунолог и пульмонолог.

В соответствии с ч.1 ст.258 ГПК РФ, суд, признав заявление обоснованным, принимает решение об обязанности соответствующего должностного лица, устранить в полном объеме допущенное в отношении заявителя нарушение прав.

Для восстановления нарушенных прав заявителя суд считает необходимым возложить на военно-врачебную комиссию <данные изъяты> обязанность отменить заключение об отсутствии противопоказаний для проживания <данные изъяты> в городе Гуково Ростовской области и повторно рассмотреть данный вопрос.

Что касается требования Верея о возложении на военно-врачебную комиссию <данные изъяты> обязанности дать заключение о наличиимедицинских противопоказаний для проживания его сына в городе Гуково Ростовской области, то данное требование удовлетворению не подлежит, так как разрешение данного вопроса в компетенцию суда не входит. Такой вывод вправе делать только военно-врачебная комиссия после установления необходимых для этого обстоятельств .

Квитанцией об уплате государственной пошлины подтверждается, что за поданное в суд заявление уплачено 200 рублей.

Учитывая, что требования Верея подлежат частичному удовлетворению, то суд в соответствии со ст.98 ГПК РФ расходы по уплате государственной пошлины взыскивает в его пользу с заинтересованного лица пропорционально размеру удовлетворенных требований.

На основании изложенного, и руководствуясь ст.ст.194 – 199 и 258 ГПК РФ, 
решил:

Заявление Верея <данные изъяты> удовлетворить частично.
Заключение военно-врачебной комиссии <данные изъяты> об отсутствии противопоказаний для проживания Верея <данные изъяты> в городе Гуково Ростовской области, изложенное в справке о результатах медицинского освидетельствования от 28 октября 2014 года №556, признать незаконным.

Обязать военно-врачебную комиссию <данные изъяты> отменить заключение об отсутствии противопоказаний для проживания <данные изъяты> в городе Гуково Ростовской области, изложенное в справке о результатах медицинского освидетельствования от 28 октября 2014 года №556, и повторно рассмотреть данный вопрос.

В удовлетворении требования Верея <данные изъяты> о возложении на военно-врачебную комиссию <данные изъяты> обязанности признать заболевание <данные изъяты> препятствующим проживанию в городе Гуково Ростовской области отказать.

Взыскать с <данные изъяты> в пользу Верея <данные изъяты> судебные расходы, связанные с уплатой государственной пошлины, в сумме 100 (сто) рублей.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Западно-Сибирский окружной военный суд через Омский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Председательствующий А.А. Красиков



Из копии сообщения начальника филиала № 1 от 10 мая 2017 года № 702, адресованного командиру войсковой части № следует, что ВВК филиала № 1 не вправе вынести заключение в отношении дочери Зуева, поскольку направление, данное командиром воинской части, оформлено неверно, в нем отсутствует конкретная цель освидетельствования, а также иные необходимые сведения. На основании данных, представленных на ВВК, имеющиеся у дочери Зуева заболевания не включены в перечень заболеваний, установленных разделом I Приложения № 1 к приказу Министра обороны Российской Федерации от 20 октября 2014 года № 770. Также отсутствует заключение клинико-экспертной комиссии медицинской организации о признании члена семьи военнослужащего нуждающемся в направлении на лечение за пределы административной территории, в которой военнослужащий проходит военную службу. При этом имеется ответ исполняющего обязанности министра здравоохранения Забайкальского края, согласно которому наблюдение и лечение детей с патологией, имеющейся у малолетнее дочери Зуева, осуществляется государственными учреждениями здравоохранения по месту жительства. 

При освидетельствовании членов семей военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, ВВК выносит заключение: 
о годности или негодности к проживанию в местности, указанной в направлении;о нуждаемости в длительном (более 12 месяцев) лечении и наблюдении в специализированном учреждении государственной или муниципальной системы здравоохранения, в обучении, воспитании в специализированных учебных заведениях, отсутствующих в местности, в которую переводится военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, или в которой он проходит военную службу;о категории административного центра (республиканский, краевой, областной), где может быть оказана специализированная медицинская помощь или имеются специальные (коррекционные) образовательные учреждения;

Направление на медицинское освидетельствование военнослужащих осуществляется: 
—-а) прямыми начальниками от командира отдельной воинской части (начальника (руководителя) организации Вооруженных Сил) и выше; 
б) начальником Главного центра военно-врачебной экспертизы Министерства обороны Российской Федерации, начальниками филиалов (отделов филиалов) Главного центра; 
—-в) военными комиссарами субъектов Российской Федерации, начальниками гарнизонов/ 
НАПРАВЛЕНИЕ 
на медицинское освидетельствование 


Угловой штамп Начальнику (руководителю) 
воинской части __________________________________ 
(центрального органа (наименование военно-медицинской 
военного управления, __________________________________ 
организации Вооруженных (медицинской) организации) 
Сил) 

НАПРАВЛЕНИЕ 
на медицинское освидетельствование 

1. Направляется на медицинское освидетельствование для определения 
_________________________________________________________________________ 
(цель медицинского освидетельствования, 
_________________________________________________________________________ 
причина направления: заключение нового контракта, для прохождения 
_________________________________________________________________________ 
военной службы, предстоящее увольнение с военной службы 
_________________________________________________________________________ 
по организационно-штатным мероприятиям, по достижении предельного 
_________________________________________________________________________ 
возраста пребывания на военной службе и другие причины) 
_________________________________________________________________________ 
(воинское звание, фамилия, имя, отчество (при наличии), день, месяц, год 
_________________________________________________________________________ 
рождения освидетельствуемого, воинская должность, специальность) 
_________________________________________________________________________ 
2. Призван на военную службу _______________________________________ 
(день, месяц, год призыва 
_________________________________________________________________________ 
на военную службу, наименование призывной комиссии 
_________________________________________________________________________ 
муниципального образования субъекта Российской Федерации) 
3. Поступил на военную службу по контракту _________________________ 
(день, месяц, год 
_________________________________________________________________________ 
поступления на военную службу по контракту, 
_________________________________________________________________________ 
наименование воинской части (организации Вооруженных Сил), 
_________________________________________________________________________ 
осуществившей отбор на военную службу по контракту) 
4. Контракт заключен до ____________________________________________ 
(день, месяц, год) 
Заключение военно-врачебной комиссии прошу направить 
_________________________________________________________________________ 
(наименование и почтовый адрес воинской части (центрального органа 
_________________________________________________________________________ 
военного управления, организации Вооруженных Сил) 
Командир (руководитель, начальник) _________________________________ 
(воинское звание, подпись, 
_________________________________________________________________________ 
инициал имени, фамилия) 
М.П.

Угловой штамп 
воинской части 


Начальнику (командиру) _______________________________________ 
(указывается военно- 
_______________________________________ 
медицинское учреждение, 
_______________________________________ 
где создана гарнизонная 
_______________________________________ 
или госпитальная ВВК) 


НАПРАВЛЕНИЕ 


1. Направляется на медицинское освидетельствование для _______ 
__________________________________________________________________ 
(указать цель 
__________________________________________________________________ 
освидетельствования в соответствии с пунктом 83 
__________________________________________________________________ 
настоящей Инструкции, а также причину направления 
__________________________________________________________________ 
на ВВК: заключение нового контракта для прохождения 
__________________________________________________________________ 
военной службы, предстоящее увольнение с 
__________________________________________________________________ 
военной службы по организационно-штатным мероприятиям, 
__________________________________________________________________ 
по достижении предельного возраста 
__________________________________________________________________ 
пребывания на военной службе и др.) 
__________________________________________________________________ 
(воинское звание, фамилия, имя, отчество, день, месяц, 
__________________________________________________________________ 
год рождения освидетельствуемого 
__________________________________________________________________ 
воинская должность, специальность) 
2. Призван на военную службу _________________________________ 
(день, месяц, год и какой 
__________________________________________________________________ 
призывной комиссией района, города, субъекта РФ) 
3. Поступил на военную службу по контракту ___________________ 
(день, месяц, год, 
__________________________________________________________________ 
кем отобран) 
4. Контракт заключен до ______________________________________ 
(день, месяц, год) 
Заключение ВВК прошу направить _______________________________ 
__________________________________________________________________ 
(наименование и почтовый адрес воинской части 
или кадрового органа) 


Командир (начальник) _________________________________________ 
(воинское звание, подпись, инициал 
имени, фамилия) 


М.П. 



Примечания. 1. При направлении на освидетельствование члена семьи военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, в разделе 1 указать цель освидетельствования, причину направления, фамилию, имя, отчество, день, месяц, год рождения освидетельствуемого, родственное отношение освидетельствуемого члена семьи к военнослужащему, а также воинское звание, фамилию, имя, отчество, день, месяц, год рождения, воинскую должность военнослужащего, член семьи которого направлен на освидетельствование. Разделы 2 — 4 не заполнять. 

2. При направлении на освидетельствование лиц гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации в разделе 1 указать цель освидетельствования, причину направления, фамилию, имя, отчество, день, месяц, год рождения, должность, специальность. Разделы 2 — 4 не заполнять.





Увольнение военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, по семейным обстоятельствам в связи снеобходимостью ухода за ребенком, не достигшим возраста 18 лет, воспитываемым без матери (отца),производится на основании рапорта военнослужащего и документов, подтверждающих указанные обстоятельства. Ребенком признается лицо, не достигшее возраста 18 лет (совершеннолетия) (ст. 54 СК РФ).
Необходимость ухода за ребенком, воспитываемым без матери (отца), возникает в следующих случаях:
смерти матери (отца);признания судом матери (отца) ребенка безвестно отсутствующей (отсутствующим);признания судом матери (отца) ребенка недееспособной (недееспособным);осуждения матери (отца) ребенка за совершение преступления к лишению или ограничению свободы;лишения матери (отца) ребенка родительских прав; В каких случаях родители лишаются родительских прав. Порядок оформления лишения родительских правограничения матери (отца) ребенка в родительских правах; Юридическая сторона ограничения родительских правотобрания ребенка у матери (отца);длительного пребывания в лечебном учреждении матери (отца) ребенка;в иных случаях, предусмотренных законодательством.Подтверждение обстоятельств необходимости ухода за ребенком, воспитываемым без матери (отца), производится на основании следующих документов:
свидетельства о смерти;решения суда о признании гражданина безвестно отсутствующим;решения суда о признании гражданина недееспособным;приговора суда к лишению или ограничению свободы;решения суда о лишении родительских прав;решения суда об ограничении родительских прав;решения (постановления) органа опеки и попечительства об отобрании детей у отца (матери);иных документов, подтверждающих указанные обстоятельства.В соответствии со ст. 20 СК РФ споры о воспитании детей, возникающие между супругами, один из которых признан судом недееспособным или осужден за совершение преступления к лишению свободы на срок свыше трех лет, рассматриваются в судебном порядке независимо от расторжения брака в органах записи актов гражданского состояния.

УВОЛЬНЕНИЕ ПРИ ПЕРЕВОДЕ МУЖА (ЖЕНЫ) К НОВОМУ МЕСТУ СЛУЖБЫ


Военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, имеет право на увольнение по семейным обстоятельствамв связи с изменением места военной службы мужа-военнослужащего (жены-военнослужащей), связанным с необходимостью переезда семьи в другую местность.
При определении указанной причины увольнения с военной службы военнослужащих законодатель исходил из интересов семьи как основы, ячейки общества на основании конституционного положения о защите государством семьи (ч. 1 ст. 38 Конституции Российской Федерации). В этой связи были приняты во внимание нормы СК РФ о том, что осуществление членами семьи своих прав и исполнение своих обязанностей не должны нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан. Семейные права охраняются законом, за исключением случаев, если они осуществляются в противоречии с назначением этих прав (п. п. 1 и 2 ст. 7 СК РФ).
Указанная причина может явиться предпосылкой основания увольнения с военной службы в случае, если в семье муж и жена являются военнослужащими и одного из них переводят для прохождения военной службы в другую местность, для чего необходим переезд семьи из одного населенного пункта в другой на новое место жительства. В данном случае соблюдается равенство прав военнослужащих мужского и женского пола на увольнение с военной службы по семейным обстоятельствам, так как право на увольнение возникает с изменением места военной службыкак мужа-военнослужащего, так и жены-военнослужащей.
Увольнение с военной службы в данных случаях производится на основании рапорта военнослужащего и документов, подтверждающих указанные обстоятельства (копия предписания о следовании к новому месту службы, выписка из приказа о назначении на воинскую должность в другую местность и т.п.) (п. 9 примечания к Примерным образцам формулировок приказов об увольнении с военной службы офицеров, прапорщиков (мичманов) (указание ГУК и ВО МО РФ от 16 апреля 1998 г. N 173/2/599).

УВОЛЬНЕНИЕ ПО СЕМЕЙНЫМ обстоятельствам ч.1 ( при необходимости по уходу за родственниками )


Освидетельствование ВВК членов семей военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, для определения нуждаемости в постоянном постороннем уходе не проводится. С сентября 1996 г. эти функции возложены на органы государственной службы медико-социальной экспертизы. ((( Органы государственной службы медико-социальной экспертизы должны выдавать заключение о необходимости постоянного постороннего ухода (помощи, надзора) по месту жительства отца, матери, жены, мужа, родного брата, родной сестры, дедушки, бабушки или усыновителей.
Помимо нуждаемости в постороннем уходе (помощи, надзоре), необходимыми условиями увольнения с военной службы по указанным семейным обстоятельствам являются отсутствие других лиц,обязанных по закону обеспечивать указанным гражданам содержание и заботиться о них.))))
Основания и порядок увольнения военнослужащих с военной службы установлены ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» и ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы. В случае конкуренции норм ст. 34 и других статей Положения, в том числе определяющих порядок назначения на воинские должности, при решении вопроса об увольнении применяются нормы ст. 34 Положения. —— » 5. Военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, имеет право на досрочное увольнение с военной службы:
в) по семейным обстоятельствам («подпункт «в» пункта 3 статьи 51″ Федерального закона): в связи с необходимостью постоянного ухода за отцом, матерью, женой, мужем, родным братом, родной сестрой, дедушкой, бабушкой или усыновителем, нуждающимися по состоянию здоровья в соответствии с заключением федерального учреждения медико-социальной экспертизы по их месту жительства в постоянном постороннем уходе (помощи, надзоре), при отсутствии других лиц, обязанных по закону содержать указанных граждан;
(в ред. Указа Президента РФ ———— 16 января 2008 года N 51

УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ
В СТАТЬЮ 34 ПОЛОЖЕНИЯ О ПОРЯДКЕ ПРОХОЖДЕНИЯ ВОЕННОЙ
СЛУЖБЫ, УТВЕРЖДЕННОГО УКАЗОМ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ ОТ 16 СЕНТЯБРЯ 1999 Г. N 1237


1. Внести в статью 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237 «Вопросы прохождения военной службы» следующие изменения:
а) в подпункте «в» пункта 5:
абзац четвертый изложить в следующей редакции:
«в связи с необходимостью постоянного ухода за отцом, матерью, женой, мужем, родным братом, родной сестрой, дедушкой, бабушкой или усыновителем, нуждающимися по состоянию здоровья в соответствии с заключением федерального учреждения медико-социальной экспертизы по их месту жительства в постоянном постороннем уходе (помощи, надзоре), при отсутствии других лиц, обязанных по закону содержать указанных граждан;»; —— РАНЬШЕ БЫЛО : являющимися инвалидами I или II группы или лицами, достигшими пенсионного возраста по старости или не достигшими возраста 18 лет,
———————————————————————————————————- ТОЛЬКО ИНВАЛИДУ 1 группы :
Отвечает главный внештатный консультант по клинико-экспертной работе департамента здравоохранения Кировской области Крашенинникова Людмила Геннадьевна. Уважаемый посетитель сайта!
Определение нуждаемости гражданина по состоянию здоровья в постоянном постороннем уходе относится к функции бюро медико-социальной экспертизы, определенной п.5 «Порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы», утвержденного приказом Министерства труда и социальной защиты РФ № 310н от 11.10.2012. Данное заключение (справка) выдается после освидетельствования лица в бюро медико-социальной экспертизы и признания его инвалидом 1 группы.
В Указе Президента РФ № 774 от 13.05.2008 «О дополнительных мерах социальной поддержки лиц, осуществляющих уход за нетрудоспособными гражданами» основанием для начисления компенсации неработающему гражданину, осуществляющему уход за престарелым лицом, указана необходимость предоставления лечебным учреждением заключения о нуждаемости в постоянном постороннем уходе данным престарелым лицом. Порядок выдачи заключения на федеральном уровне не прописан.
По обычаю делового оборота заключение о нуждаемости престарелого лица в постоянном постороннем уходе выдает врачебная комиссия лечебного учреждения. Заключение выдается по уходу за лицом, не являющимся инвалидом 1 группы, достигшим пенсионного возраста, но не старше 80 лет, при наличии у него выраженных нарушений функций организма, вызывающих ограничение категорий жизнедеятельности 3 степени (способности к самообслуживанию, способности к самостоятельному передвижению), что соответствует критериям определения 1 группы инвалидности.
Заключение выдается на определенный период времени по решению ВК, пока гражданин будет нуждаться в постоянном постороннем уходе.
((((настоящий момент отсутствует утвержденный порядок, регламент или иной акт по выдаче подобных заключений МСЭ. Формально у бюро МСЭ нет оснований выдавать подобные заключения — им не на что опереться, нет установленной процедуры. Есть установленный порядок определения нуждаемости в уходе при установлении инвалидности I группы, однако данный случай — иной. Учитывая отсутствие утвержденного порядка проведения медико-социальной экспертизы по определению нуждаемости по состоянию здоровья в постоянном постороннем уходе, данное заключение (справка) выдается только в отношении лица, признанного инвалидом 1 группы, а так же 2 группы с ОСТД 3 ст., установленной бессрочно в период с 2004 по 2010 годы. ))))
——————————————————————————————————— 1). —— Основные функции бюро медико-социальной экспертизы
Бюро выполняет следующие функции:……… з) определяет нуждаемость по состоянию здоровья в постоянном постороннем уходе (помощи, надзоре) отца, матери, жены, родного брата, родной сестры, дедушки, бабушки или усыновителя граждан, призываемых на военную службу (военнослужащих, проходящих военную службу по контракту);
и) дает гражданам, проходящим медико-социальную экспертизу, разъяснения по вопросам медико-социальной экспертизы;
к) участвует в разработке программ реабилитации инвалидов, профилактики инвалидности и социальной защиты инвалидов;
л) формирует банк данных о гражданах, проживающих на обслуживаемой территории, прошедших медико-социальную экспертизу; осуществляет государственное статистическое наблюдение за демографическим составом инвалидов, проживающих на обслуживаемой территории;
м) представляет в военные комиссариаты сведения обо всех случаях признания инвалидами военнообязанных и граждан призывного возраста.

ОСНОВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ


• Справка о составе семьи из жилищно-эксплуатационного органа или органа местного самоуправления;
• Документ, удостоверяющий личность отца, матери, жены, мужа, родного брата, родной сестры, дедушки, бабушки или усыновителя, в отношении которого определяется нуждаемость по состоянию здоровья в постороннем уходе.
• Свидетельство о рождении родных брата или сестры.
• Свидетельство о рождении родителей военнослужащего (при нуждаемости в уходе бабушки или дедушки).
• Решение суда (при нуждаемости в уходе усыновителей).
• Свидетельство о браке (при нуждаемости в уходе жены, мужа).
• Справка из органа социальной защиты населения о том, что нуждающееся в постороннем уходе лицо не находится на полном государственном обеспечении.
31. Для предоставления государственной услуги по проведению медико-социальной экспертизы также необходимы: направление на медико-социальную экспертизу, выданное медицинской организацией, оказывающей лечебно-профилактическую помощь, по форме N 088/у-06, утвержденной приказом Минздравсоцразвития России от 31 января 2007 г. N 77, ———эксперты МСЭ — не занимаются оформлением Направлений на МСЭ по форме 088/у.
Это — обязанность лечащих врачей.——Направление на МСЭ по форме 088/у — это документ, имеющий в том числе и юридическое значение.
Вначале — больной должен пройти ВСЕХ необходимых врачей, должны быть заполнены ВСЕ пункты в Направлении на МСЭ по форме 088/у, она должна быть заверена подписями членов ВК и печатью лечебного учреждения — вот только после всего этого — она считается ПОЛНОСТЬЮ оформленной и ее могут выдать на руки больному, проставив в ней дату завершения ее оформления (обычно она совпадает с датой ее выдачи на руки больному).———
——————————————————————————————————————

КАК ПОДГОТОВИТЬСЯ К ПРОХОЖДЕНИЮ ЭКСПЕРТИЗЫ

:
1.Больного необходимо активно лечить — причем об этом (и это ГЛАВНОЕ) должны быть соотвествующие записи в мед. документах, на основании которых в дальнейшем и будет решаться вопрос о возможности усиления ему группы инвалидности.
2.Крайне желательно положительно решить вопрос с лечением больного в стационаре — где его:
— полноценно пообследуют;
— пролечат (можно будет судить о стойкости патологии);
— выдадут на руки выписку из стационара — с перечнем ДОКУМЕНТАЛЬНО подтвержденных подробных и развернутых диагнозов — на основании которых уже можно будет ОБЪЕКТИВНО (а не со слов родственников) оценивать тяжесть его состояния и рассматривать вопрос о возможности усиления группы инвалидности. Если нет возможности лечения в обычном стационаре, то в самом крайнем случае — можно пролечить его в условиях дневного стационара при поликлинике (если таковой имеется), где также выдадут выписку с указанием выявленных у больного развернутых диагнозов, на основании которых уже можно будет оценивать тяжесть имеющихся у него заболеваний и возможность усиления группы инвалидности.
Но лечение в обычном (не дневном) стационаре ГОРАЗДО предпочтительнее и выписка оттуда имеет ГОРАЗДО бОльший вес и значение для МСЭ, чем выписка из дневного стационара.
Надеюсь, что приведенная информация позволит Вам точнее разобраться в сложившейся у Вас ситуации и окажется полезной в практическом плане.

 

В соответствии с п.7 ст.32 Положения о порядке прохождения военной службы , утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16сентября 1999 г. №1237 (ред. от 20 октября 2015 г.), военнослужащему мужского пола , проходящему военную службупо контракту , по его просьбе однократно предоставляется дополнительный отпуск сроком до трех месяцев в случае смерти жены при родах, а также если он воспитывает одного или нескольких детей в возрасте до 14 лет (детей-инвалидов в возрасте до 16 лет) без матери (в случае ее смерти или гибели, лишения ее родительских прав, длительного ее пребывания в лечебном учреждении и в других случаях отсутствия материнского попечения о детях).

РЕШЕНИЕ (ПОЛОЖИТЕЛЬНОЕ) 

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
24 декабря 2015 г. г. Нальчик
Нальчикский гарнизонный военный суд в составе:
председательствующего Черкасова А.Н., 
при секретаре судебного заседания ФИО3, с участием представителя административного истца ФИО4, представителя административного ответчика ФИО5 и заинтересованного лица ФИО9., рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело № по административному исковому заявлению ефрейтора ФИО2 об оспаривании действий командира войсковой части №, связанных с отказом в предоставлении отпуска по уходу за ребенком и неознакомлением с приказами о переводах по службе,
УСТАНОВИЛ:

ФИО8 обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором просил:

— признать неправомерным отказ командира войсковой части № (<адрес>) в предоставлении отпуска до 3-х месяцев по уходу за дочерью, ДД.ММ.ГГГГ г.р., оставшейся без попечения матери в связи с болезнью последней, и нуждающейся в постороннем уходе, и обязать командира войсковой части № предоставить указанный отпуск ;

— признать незаконными действия командира войсковой части № (<адрес>), связанные с неознакомлением истца с приказами о переводах по службе с мая 2015г., и обязать командира войсковой части № выдать их копии.

Производство по административному исковому заявлению в части требования ФИО8 признать незаконными действия командира войсковой части № (<адрес>), связанные с неознакомлением истца с приказами о переводах по службе с мая 2015 г., и обязать командира войсковой части № выдать их копии, судом прекращено, о чем ДД.ММ.ГГГГ вынесено отдельное определение.

В судебном заседании представитель административного истца ФИО10 остальные требования административного искового заявления подтвердила и просила суд их удовлетворить.

Представитель административного ответчика ФИО11 требования административного истца не признал и просил суд отказать в их удовлетворении.

Заинтересованное лицо ФИО12 полагал, что требования административного истца обоснованны и подлежат удовлетворению.

Выслушав объяснения сторон и исследовав представленные ими доказательства, суд приходит к следующим выводам.

В соответствии с п.7 ст.32 Положения о порядке прохождения военной службы , утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16сентября 1999 г. №1237 (ред. от 20 октября 2015 г.), военнослужащему мужского пола , проходящему военную службупо контракту , по его просьбе однократно предоставляется дополнительный отпуск сроком до трех месяцев в случае смерти жены при родах, а также если он воспитывает одного или нескольких детей в возрасте до 14 лет (детей-инвалидов в возрасте до 16 лет) без матери (в случае ее смерти или гибели, лишения ее родительских прав, длительного ее пребывания в лечебном учреждении и в других случаях отсутствия материнского попечения о детях).

ДД.ММ.ГГГГ ФИО8 обратился к командиру войсковой части №-л с рапортом о предоставлении дополнительного отпуска с ДД.ММ.ГГГГ сроком на 3 месяца для осуществления ухода за грудным ребенком и больной женой, приложив к рапорту выписной эпикриз № от ДД.ММ.ГГГГ на свою жену ФИО6 и решение врачебной комиссии от ДД.ММ.ГГГГг. № о ее нуждаемости в постоянном постороннем уходе.

После поступления по команде указанного рапорта командир войсковой части № своим письменным решением от ДД.ММ.ГГГГг. за исх. № отказал в его удовлетворении, предложив ФИО8 вместо этого уволиться по семейным обстоятельствам.

Из исследованных в судебном заседании документов установлено, что дочь ФИО8 родилась ДД.ММ.ГГГГ, а его жена с 12 по ДД.ММ.ГГГГ и с 15 по ДД.ММ.ГГГГ находилась на стационарном лечении в связи с преходящим нарушением мозгового кровообращения, после чего решением врачебной комиссии от ДД.ММ.ГГГГ была признана нуждающейся в постоянном постороннем уходе.

В связи с изложенным, суд считает установленным, что на момент подачи рапорта о предоставлении отпуска , предусмотренного п.7 ст.32 Положения о порядке прохождения военной службы , основания для использования данного отпуска у ФИО8 имелись, а отказ командира войсковой части № в его предоставлении не основан на законе.

В связи с изложенным, требования ФИО8 признать неправомерным отказ командира войсковой части № (<адрес>) в предоставленииотпуска до 3-х месяцев по уходу за дочерью, ДД.ММ.ГГГГ г.р., оставшейся без попечения матери в связи с болезнью последней, нуждающейся в постороннем уходе, и обязать командира войсковой части № предоставить указанный отпуск суд признает обоснованными и подлежащими удовлетворению.

Так как административное исковое заявление подлежит удовлетворению, в соответствии с ч.1 ст.103 и ч.1 ст.111 КАС РФ судебные расходы по делу следует отнести на счет административного ответчика.

Руководствуясь ст. 175 — 180 и 227 КАС РФ, военный суд
РЕШИЛ:

Административное исковое заявление ФИО2 об оспаривании действий командира войсковой части №, связанных с отказом впредоставлении отпуска по уходу за ребенком, удовлетворить.

Признать незаконными отказ командира войсковой части № (<адрес>) в предоставлении отпуска до 3-х месяцев по уходу за дочерью, ДД.ММ.ГГГГ г.р., оставшейся без попечения матери в связи с болезнью последней, нуждающейся в постороннем уходе.

Обязать командира войсковой части № (<адрес>) повторно рассмотреть вопрос о предоставлении ФИО8 отпуска , предусмотренного п.7 ст.32 Положения о порядке прохождения военной службы .
Судебные расходы по делу, состоящие из уплаченной административным истцом государственной пошлины в размере 300 рублей отнести на счет административного ответчика.

Р Е Ш Е Н И Е ( ОТРИЦАТЕЛЬНОЕ ) 

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

2 ноября 2015 года г.Южно-Сахалинск

Южно-Сахалинский гарнизонный военный суд в составе председательствующего Щербакова И.Н., при секретаре Ленченко А.В., с участием административного истца Сивкова М.Ю., административного ответчика Ерещенко С.Н. и представителя командира войсковой части *** Иващенко В.В., рассмотрев в открытом судебном заседании в расположении суда административное дело по административному исковому заявлению военнослужащего войсковой части *** <звание> Сивкова М.Ю. об оспаривании действий начальника отделения кадров войсковой части *** и командира войсковой части ***, связанных с отказом в предоставлении дополнительного отпуска по уходу за ребенком, и причинением материального ущерба,
УСТАНОВИЛ:

Сивков М.Ю. просил признать незаконными действия командира войсковой части *** и начальника отделения кадров войсковой части ***, связанные с отказом в предоставлении дополнительного отпуска по уходу за ребенком. Кроме этого, он просил обязать командира войсковой части *** засчитать предоставленный основной отпуск за <данные изъяты> год в счет названного дополнительного отпуска , обязать начальника отделения кадров войсковой части *** <звание> Ерощенко С.Н. компенсировать причиненный материальный ущерб в размере ** рублей. 

В обоснование своих требований Сивков указал, что ДД.ММ.ГГГГ он обратился к командиру войсковой части *** с рапортом опредоставлении дополнительного отпуска по уходу за ребенком на <данные изъяты> суток в связи с болезнью жены, представивсоответствующую справку о ее болезни. ДД.ММ.ГГГГ начальник отделения кадров войсковой части *** Ерещенко приказал начальнику отделения кадров войсковой части *** в предоставлении дополнительного отпуска ему отказать. В связи с этим для ухода за детьми онперенес основной отпуск , запланированный с ДД.ММ.ГГГГ с выездом в <данные изъяты>, на ДД.ММ.ГГГГ. Он приобрел авиабилеты на детей по большей стоимости, чем мог их купить в сентябре <данные изъяты> года, на что затратил лишние ** рублей.

В судебном заседании Сивков свои требования поддержал, привел аналогичные доводы, а также пояснил, что командир войсковой части *** обязан был по приложенным им к рапорту о предоставлении дополнительного отпуска документам провести разбирательство и установить тяжесть состояния здоровья его супруги, и длительность срока невозможности ее ухаживать за малолетними детьми. Отказ впредоставлении дополнительного отпуска он сразу обжаловать не стал и добровольно написал рапорт от ДД.ММ.ГГГГ напредоставление основного отпуска с ДД.ММ.ГГГГ. Также истец пояснил, что с <данные изъяты> года проходит военную службу в распоряжении командира войсковой части ***, к выполнению обязанностей военной службы не привлекается, за исключением утренних построений по средам.

Командир войсковой части *** извещенный о времени и месте судебного заседания, в суд не прибыл, ходатайств об отложении судебного заседания по уважительным причинам не заявлял.

Представитель командира войсковой части *** Иващенко В.В. и начальник отделения кадров войсковой части *** Ерещенко С.Н. требования Сивкова не признали, и каждый в отдельности пояснили, что Сивков к рапорту от ДД.ММ.ГГГГ о предоставлениидополнительного отпуска по уходу за ребенком не представил документы, подтверждающие период пребывания его супруги в больнице, ее невозможности ухаживать за детьми и необходимости реабилитации. Такие сведения отсутствовали и в предоставленномСивковым ДД.ММ.ГГГГ выписном эпикризе. Также Иващенко пояснил, что поскольку истец просил предоставить ему основной отпуск с ДД.ММ.ГГГГ, то это свидетельствовало, учитывая неисполнение им обязанностей военной службы , об отсутствии у него острой необходимости в предоставлении дополнительного отпуска . 

Выслушав пояснения сторон, исследовав представленные документы, суд приходит к следующему.

В соответствии с п.7 ст.32 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащему мужского пола , проходящемувоенную службу по контракту , по его просьбе однократно предоставляется дополнительный отпуск сроком до трех месяцев в случае если он воспитывает одного или нескольких детей в возрасте до 14 лет без матери в случае длительного ее пребывания в лечебном учреждении и в других случаях отсутствия материнского попечения о детях.

Согласно выписке из приказа командующего войсками <данные изъяты> от ДД.ММ.ГГГГ №, Сивков М.Ю. с ДД.ММ.ГГГГ зачислен в распоряжение командира войсковой части *** в связи с проведением ОШМ. 

Как следует из рапортов истца от ДД.ММ.ГГГГ, он просил предоставить :

— дополнительный отпуск по уходу за ребенком сроком <данные изъяты> суток, намереваясь проводить его в <данные изъяты>, в связи с проведением операции супруги С., послеоперационным и санаторно-курортным ее лечением, к которому приложил справку;

— основной отпуск с ДД.ММ.ГГГГ с выездом в <данные изъяты>.

Из приложенной к рапорту справки <данные изъяты> от ДД.ММ.ГГГГ следует, что С. с ДД.ММ.ГГГГ находится на лечении в хирургическом отделении.

На приведенном рапорте Сивкова имеется резолюция ВРИО командира войсковой части *** об отказе в его просьбе в связи с непредставлением документов, подтверждающих длительное нахождение супруги в лечебном заведении и необходимости прохожденияреабилитации.

Согласно выписному эпикризу хирургического отделения <данные изъяты>, С. с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ находилась на лечении. ДД.ММ.ГГГГ ей произведена операция. Выписана в удовлетворительном состоянии, на момент выписки не трудоустроена в течении 1 недели и в течении 1 месяца ей рекомендовано ограничить подъем тяжестей. От получения больничного листа отказалась. 

Суд находит обоснованным оспариваемое решение командира войсковой части *** и должностного лица Ерещенко, поскольку по смыслу приведённой нормы Положения о порядке прохождения военной службы дополнительный отпуск предоставляется при невозможности матери в течении длительного периода осуществлять опеку над своими детьми. Вместе с тем, из представленныхДД.ММ.ГГГГ Сивковым командиру войсковой части *** медицинской справки такие обстоятельства не усматриваются, как и изпредоставленного ДД.ММ.ГГГГ выпускного эпикриза. 

Более того, факт обращения Сивко за предоставлением дополнительного отпуска только на пятый день нахождения супруги в больнице свидетельствует о наличии у него возможности осуществлять уход за детьми и без освобождения от исполнения обязанностейвоенной службы . 

Это также согласуется с пояснением истца о том, что он практически к исполнению этих обязанностей не привлекался, а служебное время проводил по своему усмотрению. Об отсутствии такой необходимости у истца также указывают его последующие действия попредоставлению в кадровые органы выписного эпикриза только ДД.ММ.ГГГГ и взятие им основного отпуска после окончания указанного в эпикризе периода нетрудоспособности супруги.

Учитывая изложенное и принимая во внимание указанные истцом в рапортах от ДД.ММ.ГГГГ периоды предоставления отпусков и места их проведения суд считает, что эти обстоятельства свидетельствуют о наличии у Сивкова цели добиться длительного периода пребывания в <данные изъяты>, и указывают на отсутствие у него необходимости быть освобожденным от исполнения обязанностей военной службыпо мету жительства.

При таких данных отказ должностных лиц предоставить Сивкову дополнительный отпуск является обоснованным и законным, а требования истца, в том числе о возмещении убытков, удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.175180 Кодекса административного судопроизводства РФ, суд
РЕШИЛ:

Административное исковое заявление Сивкова М.Ю. об оспаривании действий начальника отделения кадров войсковой части *** и командира войсковой части ***, связанных с отказом в предоставлении дополнительного отпуска по уходу за ребенком, и причинением материального ущерба, оставить без удовлетворения.
Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в течение месяца со дня его вынесения в окончательной форме в Судебную коллегию по административным делам Дальневосточного окружного военного суда через Южно-Сахалинский гарнизонный военный суд.
Председательствующий: И.Н. Щербаков
Решение вынесено в окончательной форме 3 ноября 2015 года.

Определение Конституционного Суда РФ от 15.01.2009 N 187-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Маркина Константина Александровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 13 и 15 Федерального закона «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей», статей 10 и 11 Федерального закона «О статусе военнослужащих», статьи 32 Положения о порядке прохождения военной службы и пунктов 35 и 44 Положения о назначении и выплате государственных пособий гражданам, имеющим детей»

 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 января 2009 г. N 187-О-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБ

ГРАЖДАНИНА МАРКИНА КОНСТАНТИНА АЛЕКСАНДРОВИЧА

НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЕЙ

13 И 15 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПОСОБИЯХ

ГРАЖДАНАМ, ИМЕЮЩИМ ДЕТЕЙ», СТАТЕЙ 10 И 11 ФЕДЕРАЛЬНОГО

ЗАКОНА «О СТАТУСЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ», СТАТЬИ 32 ПОЛОЖЕНИЯ

О ПОРЯДКЕ ПРОХОЖДЕНИЯ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ И ПУНКТОВ 35 И 44

ПОЛОЖЕНИЯ О НАЗНАЧЕНИИ И ВЫПЛАТЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ

ПОСОБИЙ ГРАЖДАНАМ, ИМЕЮЩИМ ДЕТЕЙ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи С.П. Маврина, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалоб гражданина К.А. Маркина,

установил:

1. В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин К.А. Маркин просит признать противоречащими статьям 19 (части 2 и 3), 38 (часть 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации следующие нормативные положения:

абзацы третий и седьмой части первой статьи 13, абзацы второй и третий части первой статьи 15 Федерального закона от 19 мая 1995 года N 81-ФЗ «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей»;

пункт 9 статьи 10 и пункт 13 статьи 11 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих»;

пункты 5 и 7 статьи 32 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237;

подпункты «б» и «е» пункта 35абзацы второй и третий пункта 44 Положения о назначении и выплате государственных пособий гражданам, имеющим детей, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2006 года N 865.

Как следует из представленных материалов, К.А. Маркину, проходящему военную службу по контракту в войсковой части 41480 в должности начальника смены отдела, было отказано в предоставлении отпуска по уходу за ребенком до достижения возраста трех лет, при этом ему на основании пункта 7 статьи 32 Положения о порядке прохождения военной службы был предоставлен дополнительный отпуск продолжительностью три месяца. Впоследствии соответствующий приказ был отменен в связи с отсутствием документов, подтверждающих право на его получение. Пушкинский гарнизонный военный суд решением от 9 марта 2006 года обязал командира войсковой части 41480 предоставить К.А. Маркину 39 суток неиспользованного дополнительного отпуска, однако это решение было изменено определением Ленинградского окружного военного суда от 17 апреля 2006 года и К.А. Маркину в удовлетворении его требования отказано.

Решением Пушкинского гарнизонного военного суда от 14 марта 2006 года, оставленным без изменения определением Ленинградского окружного военного суда от 27 апреля 2006 года, К.А. Маркину было отказано в предоставлении отпуска по уходу за ребенком до достижения возраста трех лет. При этом суд сослался на пункт 13 статьи 11 Федерального закона «О статусе военнослужащих», предусматривающий предоставление отпуска по уходу за ребенком только военнослужащим женского пола. В истребовании дела по надзорной жалобе К.А. Маркина также отказано.

По мнению заявителя, оспариваемые им нормативные положения являются дискриминационными и препятствуют осуществлению военнослужащими мужского пола, проходящими военную службу по контракту, права на воспитание своих детей.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. По смыслу статей 37 (часть 1) и 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 71 (пункт «м»)72 (пункт «б» части 1) и 114 (пункты «д»«е» части 1), военная служба представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах. Лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции, чем предопределяется их специальный правовой статус, обусловленный необходимостью выполнения ими долга и обязанности гражданина Российской Федерации по защите Отечества.

Федеральный законодатель, определяя специальный правовой статус военнослужащих, вправе в рамках своей дискреции устанавливать для них как ограничения в части реализации гражданских прав и свобод, так и особые обязанности, обусловленные задачами, принципами организации и функционирования военной службы, а также специфическим характером деятельности лиц, проходящих военную службу. Это право федерального законодателя нашло свое непосредственное закрепление в пункте 2 статьи 1 Федерального закона «О статусе военнослужащих», согласно которому военнослужащие обладают правами и свободами человека и гражданина с некоторыми ограничениями, установленными данным Федеральным законом, федеральными конституционными законами и иными федеральными законами; на военнослужащих возлагаются обязанности по подготовке к вооруженной защите и вооруженная защита Российской Федерации, которые связаны с необходимостью беспрекословного выполнения поставленных задач в любых условиях, в том числе с риском для жизни.

Из пункта 1 статьи 10 Федерального закона «О статусе военнослужащих», согласно которому право на труд реализуется военнослужащими посредством прохождения ими военной службы, во взаимосвязи со статьей 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации вытекает, что, поступая на военную службу по контракту, гражданин реализует право на свободное распоряжение своими способностями к труду и тем самым добровольно приступает к осуществлению такой профессиональной деятельности, занятие которой предполагает, во-первых, наличие определенных ограничений его прав и свобод, свойственных данной разновидности государственной службы, а во-вторых, исполнение обязанностей по обеспечению обороны страны и безопасности государства. Соответственно, военнослужащий обязуется подчиняться требованиям закона, ограничивающим его права и свободы, а также возлагающим на него особые публично-правовые обязанности.

В силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной им в Постановлении от 6 июня 1995 года N 7-П и развитой в определениях от 1 декабря 1999 года N 219-О, от 7 декабря 2001 года N 256-О, от 22 октября 2008 года N 538-О-О и др. применительно к различным видам деятельности, связанной с осуществлением публичных функций, граждане, добровольно избирая такой род занятий, соглашаются с условиями и ограничениями, с которыми связан приобретаемый ими правовой статус. Исходя из этого установление федеральным законодателем тех или иных ограничений прав и свобод в отношении указанных граждан само по себе не противоречит статьям 19 (часть 1)37 (часть 1) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации и согласуется с Конвенцией МОТ N 111 относительно дискриминации в области труда и занятий от 25 июня 1958 года, закрепляющей, что не считаются дискриминацией различия, исключения или предпочтения в области труда и занятий, основанные на специфических (квалификационных) требованиях, связанных с определенной работой (пункт 2 статьи 1).

2.2. В соответствии с пунктом 13 статьи 11 Федерального закона «О статусе военнослужащих» отпуск по уходу за ребенком предоставляется только военнослужащим женского пола в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Аналогичное положение закреплено пунктом 5 статьи 32 Положения о порядке прохождения военной службы. При этом на время отпуска по уходу за ребенком тем же пунктом предусмотрено сохранение за военнослужащим женского пола места военной службы и воинской должности.

Военнослужащий мужского пола, проходящий военную службу по контракту, имеет право на однократное предоставление по его просьбе дополнительного отпуска сроком до трех месяцев в случае смерти жены при родах, а также если он воспитывает одного или нескольких детей в возрасте до 14 лет (детей-инвалидов в возрасте до 16 лет) без матери (в случае ее смерти или гибели, лишения ее родительских прав, длительного ее пребывания в лечебном учреждении и других случаях отсутствия материнского попечения о детях) (пункт 7 статьи 32 Положения о порядке прохождения военной службы). Цель данного отпуска — предоставление военнослужащему-мужчине возможности в течение разумного срока решить вопрос об организации ухода за ребенком и, в зависимости от результатов, о дальнейшем прохождении военной службы. В том случае, когда военнослужащий принимает решение лично осуществлять уход за ребенком, он имеет право на досрочное увольнение с военной службы по семейным обстоятельствам (абзац пятый подпункта «в» пункта 3 статьи 51 Федерального закона от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе»).

Право военнослужащего-мужчины на отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет действующим законодательством не предусмотрено. Соответственно, не допускается совмещение военнослужащими мужского пола, проходящими военную службу по контракту, исполнения служебных обязанностей и отпуска по уходу за ребенком для воспитания малолетних детей, что, с одной стороны, обусловлено спецификой правового статуса военнослужащих, а с другой — согласуется с конституционно значимыми целями ограничения прав и свобод человека и гражданина (статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации) в связи с необходимостью создания условий для эффективной профессиональной деятельности военнослужащих, выполняющих долг по защите Отечества.

Поскольку военная служба в силу предъявляемых к ней специфических требований исключает возможность массового неисполнения военнослужащими своих служебных обязанностей без ущерба для охраняемых законом публичных интересов, отсутствие у военнослужащих мужского пола, проходящих службу по контракту, права на отпуск по уходу за ребенком не может рассматриваться как нарушение их конституционных прав и свобод, в том числе гарантированного статьей 38 (часть 2) Конституции Российской Федерации права на заботу о детях и их воспитание. Кроме того, данное ограничение согласуется с добровольным характером заключения контракта о прохождении военной службы.

Предоставив право на отпуск по уходу за ребенком в порядке исключения только военнослужащим женского пола, законодатель исходил, во-первых, из весьма ограниченного участия женщин в осуществлении военной службы, а во-вторых, из особой связанной с материнством социальной роли женщины в обществе, что согласуется с положением статьи 38 (часть 1) Конституции Российской Федерации. Поэтому такое решение законодателя не может расцениваться и как нарушение закрепленных статьей 19 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации принципов равенства прав и свобод человека и гражданина, а также равноправия мужчин и женщин.

Таким образом, пункт 13 статьи 11 Федерального закона «О статусе военнослужащих», предусматривающий предоставление отпуска по уходу за ребенком только военнослужащим женского пола, а также аналогичные нормативные положения, содержащиеся в пункте 5 статьи 32 Положения о порядке прохождения военной службы, конституционные права заявителя не нарушают, как не нарушает их и пункт 7 статьи 32 Положения о порядке прохождения военной службы, который предусматривает возможность однократного предоставления военнослужащим мужского пола, проходящим службу по контракту, дополнительного отпуска сроком до трех месяцев в связи с исключительными обстоятельствами.

2.3. Не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя и положение пункта 9 статьи 10 Федерального закона «О статусе военнослужащих», согласно которому военнослужащие женского пола и военнослужащие, воспитывающие детей без отца (матери), пользуются социальными гарантиями и компенсациями в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами об охране семьи, материнства и детства.

Данное законоположение является по своему характеру отсылочной нормой, применяется только в системной связи с положениями иных нормативных правовых актов и само по себе не направлено на ограничение прав и свобод военнослужащих.

2.4. Поскольку отцы малолетних детей, проходящие военную службу по контракту, не имеют права на получение отпуска по уходу за ребенком, они не относятся и к числу лиц, которым выплачивается ежемесячное пособие по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет.

Соответственно, оспариваемые К.А. Маркиным положения Федерального закона «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей» и Положения о порядке назначения и выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей, определяющие круг лиц, которые имеют право на получение названного ежемесячного пособия, и не относящие к ним отцов малолетних детей, проходящих военную службу по контракту, а также устанавливающие порядок исчисления размера данного пособия, не могут рассматриваться как затрагивающие его конституционные права.

2.5. Таким образом, в силу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» жалобы К.А. Маркина не могут быть признаны отвечающими критерию допустимости.

Проверка же законности и обоснованности принятых по его делу судебных и иных правоприменительных решений не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Маркина Константина Александровича, поскольку они не отвечают требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным жалобам окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

Статья 32. Порядок предоставления отпусков по беременности и родам, а также по уходу за ребенком

7. Военнослужащему мужского пола, проходящему военную службу по контракту, по его просьбе однократно предоставляется дополнительный отпуск сроком до трех месяцев в случае смерти жены при родах, а также если он воспитывает одного или нескольких детей в возрасте до 14 лет (детей-инвалидов в возрасте до 16 лет) без матери (в случае ее смерти или гибели, лишения ее родительских прав, длительного ее пребывания в лечебном учреждении и в других случаях отсутствия материнского попечения о детях).

1. Военнослужащим женского пола предоставляются отпуск по беременности и родам, а также отпуск по уходу за ребенком в порядке, установленном федеральными законами, настоящим Положением и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. При этом на них распространяются дополнительные социальные гарантии и компенсации, установленные федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

2. В случае когда один из работающих родителей (опекун, попечитель) является военнослужащим или когда оба родителя (опекуны, попечители) являются военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, для ухода за детьми-инвалидами и инвалидами с детства до достижения ими 18 лет таким родителям (опекунам, попечителям) предоставляются четыре дополнительных выходных дня в месяц. Указанные выходные дни могут быть использованы одним из родителей (опекуном, попечителем) либо разделены родителями (опекунами, попечителями) между собой по их усмотрению.

3. Военнослужащим женского пола предоставляются отпуска по беременности и родам продолжительностью 70 календарных дней (в случае многоплодной беременности — 84 календарных дня) до родов и 70 (в случае осложненных родов — 86, при рождении двух или более детей — 110) календарных дней после родов.

Отпуск по беременности и родам исчисляется суммарно и предоставляется военнослужащему женского пола полностью независимо от числа дней, фактически использованных до родов.

4. Перед отпуском по беременности и родам или непосредственно после него военнослужащим женского пола по их желанию предоставляется основной отпуск за текущий год установленной продолжительности, а в год окончания отпуска по уходу за ребенком — отпуск пропорционально времени, оставшемуся до конца календарного года.

Основной отпуск в год окончания отпуска по уходу за ребенком исчисляется пропорционально времени исполнения служебных обязанностей со дня окончания отпуска по уходу за ребенком до конца календарного года.

Продолжительность основного отпуска определяется в этом случае путем деления установленной для конкретного военнослужащего полной продолжительности основного отпуска на 12 и умножения полученного результата на количество полных месяцев, в течение которых он исполнял свои обязанности. При этом неполный месяц продолжительностью более 10 дней считается за один полный месяц.

5. Военнослужащему женского пола по его желанию предоставляется отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.

Во время отпуска по уходу за ребенком за военнослужащим женского пола сохраняется место военной службы и воинская должность.

6. Военнослужащему женского пола, усыновившему ребенка (детей), предоставляется отпуск по беременности и родам за период со дня усыновления и до истечения 70 дней (при усыновлении двух и более детей — 110 дней) со дня рождения ребенка (детей), а также по желанию военнослужащего женского пола — отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.

7. Военнослужащему мужского пола, проходящему военную службу по контракту, по его просьбе однократно предоставляется дополнительный отпуск сроком до трех месяцев в случае смерти жены при родах, а также если он воспитывает одного или нескольких детей в возрасте до 14 лет (детей-инвалидов в возрасте до 16 лет) без матери (в случае ее смерти или гибели, лишения ее родительских прав, длительного ее пребывания в лечебном учреждении и в других случаях отсутствия материнского попечения о детях).

9. ЕСПЧ ДЕЛО МАРКИНА 

ДЕЛО МАРКИНА: ПРОВЕРКА РОССИЙСКОЙ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ ЕВРОПЕЙСКОЙ КОНВЕНЦИЕЙ О ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА

Решения Конституционного суда как гаранта основного закона зачастую оказываются в центре внимания юристов, политиков и СМИ. Так, совсем недавно нашумевшее «дело Константина Маркина» вызвало огромный общественный и политический резонанс.

Высказывались уже по этому поводу и председатель КС Валерий Зорькин, и его заместитель Сергей Маврин, да что тут говорить, российский президент также не обделил вниманием историю Маркина.

Вкратце ситуация была следующая: капитан российской армии после развода с женой попытался уйти в отпуск по уходу за новорожденным ребенком, однако как командование части, так и военные суды отказали ему в этом праве, ведь закон четко предписывает, что такой отпуск полагается только женщинам-военнослужащим.

Константин Маркин, посчитав свои права нарушенными, обратился в Конституционный суд с просьбой признать противоречащими Конституции положения ФЗ «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей» и ФЗ «О статусе военнослужащих», не относящие отцов малолетних детей, проходящих военную службу по контракту, к кругу лиц, имеющих право на получение пособия; а также пункты Положения о порядке прохождения военной службы и Положения о назначении и выплате государственных пособий гражданам, имеющим детей, не предусматривающие предоставление отпуска военнослужащему-мужчине по уходу за малолетним ребенком.

Получается, что военнослужащим мужского пола попросту невозможно совместить исполнение служебных обязанностей и уход за малолетними детьми. Казалось бы, дискриминация налицо, а вместе с тем и нарушение основных конституционных принципов — права на заботу о детях и их воспитание, равенства прав и свобод человека и гражданина, а также равноправия мужчин и женщин.

Конституционный суд же посчитал иначе, обосновав свою позицию тем, что, поступая на военную службу, гражданин добровольно приступает к осуществлению деятельности, занятие которой предполагает наличие определенных ограничений прав и свобод. Соответственно, отсутствие у отцов-военнослужащих права на предоставление им отпуска по уходу за ребенком и на выплату пособия обусловлено спецификой правового статуса военнослужащих. Наличие же такого права у военнослужащих женского пола связано с ограниченным участием женщин в осуществлении военной службы, а также социальной ролью женщины в обществе, что, по мнению КС, не может расцениваться как дискриминация [1].

Таким образом, Конституционный суд в определении № 187-О-О от 15 января 2009 года пояснил, что оспариваемые Маркиным нормативные положения Конституцию вовсе не нарушают. Однако такое решение отца-военнослужащего не удовлетворило, и он подал жалобу в Европейский суд по правам человека, что в итоге привело к столкновению мнений двух судов, ратующих за защиту прав и свобод.

В своем постановлении «Константин Маркин против России» от 7 октября 2010 года [2] ЕСПЧ ожидаемо не согласился с доводами Конституционного суда и заключил, что мотивы, приведенные КС, являются недостаточными для наложения более строгих ограничений на военнослужащих-мужчин, чем на военнослужащих-женщин. В итоге ЕСПЧ в деле Маркина увидел нарушение Российской Федерацией ст. 8 («право на частную жизнь») и ст. 14 («запрет дискриминации») Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Позже, 22 марта 2012 года, Большая палата Страсбургского суда оставила решение без изменения, отклонив возражения России и присудив Маркину дополнительную компенсацию за моральный ущерб [3].

В силу того, что постановления Европейского суда по правам человека являются основанием для пересмотра дела по новым обстоятельствам по российскому процессуальному законодательству, Маркин незамедлительно подал ходатайство о пересмотре своего дела в соответствующий российский суд. Тут-то и возникла патовая ситуация: суды не решились самостоятельно определить, чьей позиции — КС или ЕПСЧ — следовать, и обратились за разъяснениями опять же в Конституционный суд РФ (кстати, необходимо отметить, что отныне судам прямо предписано обращаться в Конституционный суд за окончательным решением в случаях, когда постановление ЕСПЧ невозможно исполнить в рамках действующего российского законодательства [4]).

Вообще, исходя из общей логики, в вопросе о соотношении российской Конституции и Европейской конвенции не должно быть серьезной теоретической проблемы, так же как и между решениями КС и ЕСПЧ не должно возникать явных противоречий, поскольку как в Конституции, так и в Конвенции, по сути, закреплен «совпадающий каталог основных прав и свобод» [5]. Но в итоге появилась следующая правовая коллизия. С одной стороны, Европейская конвенция является частью международно-правовой системы, то есть в силу принципа приоритета международного права над национальным правом, закрепленного в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, обладает приматом над внутренним правом государства. С другой же стороны, Европейская конвенция о правах человека вошла в российскую правовую систему, то есть действует правило о высшей юридической силе Конституции РФ.

Последнее, в принципе, в полной мере соответствует традиционной модели взаимодействия национальных правовых систем с системой международного права: сложно найти пример развитой страны, где прямо бы признавался приоритет международного договора над положениями национальной конституции. Но как же быть с соотношением международного и национального права в области защиты прав человека и функциями Европейского суда по осуществлению такой защиты, в том числе контроля над соблюдением прав и свобод в рамках национальных правовых систем?

Очевидно, что время от времени будут возникать противоречия между трактовкой Конвенции ЕСПЧ и интерпретациями норм национальных конституций внутренними органами конституционного контроля.

Так можно ли говорить о национальном суверенитете и о гарантии соблюдения основного закона страны, когда мнения национальных органов и наднационального регулятора расходятся относительно возможного нарушения фундаментальных прав и свобод?

Конституционный суд ответил на такой вопрос положительно в своем постановлении № 27-П от 6 декабря 2013 года, ставшем на данный момент финальной точкой в «деле Маркина». Интересно то, что сразу после рассмотрения дела Маркина в Страсбурге, но еще до решающего постановления КС, Сергей Маврин уточнил, что российским органом конституционного контроля рассматривалась не конституционность самой нормы об отказе военнослужащему-мужчине в предоставлении отпуска по уходу за ребенком, а лишь конкретная «весьма оригинальная» ситуация Маркина, «характеризующаяся тем, что в действительности он получил не только отпуск по уходу за ребенком до трех лет, но и денежное вспомоществование, превосходящее в 9 с лишним раз размер того пособия, которое причиталось бы к выплате в той же ситуации женщине-военнослужащей» [6]. Получается, что Константин Маркин оказался в привилегированном материальном положении, получив дополнительные льготы, причем привилегии эти появились отнюдь не за счет компенсации, причитающейся в соответствии с постановлением Европейского суда от 7 октября 2010 года, размер которой составил всего лишь двести евро, а за счет материальной помощи, ежемесячных пособий и других денежных довольствий, которые были выплачены Маркину в период рассмотрения его дела, несмотря на то, что отцы не имели права на такие выплаты.

Таким образом, в силу именно фактических обстоятельств дела, а не абстрактного нормоконтроля, нарушения конституционных прав Маркина как заявителя по делу вроде бы как и не было.

Но как же все-таки должен решаться вопрос об исполнимости решения Европейского суда по правам человека в части имплементации российскими органами соответствующих мер на территории РФ для обеспечения права заявителя в ситуации, когда ЕСПЧ усмотрел нарушение этого права в контексте Европейской конвенции?

В соответствии со ст. 1 ФЗ от 30 марта 1998 года № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» Российская Федерация «признает ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после их вступления в действие в отношении Российской Федерации». Исходя из положений этой статьи, Российская Федерация обязана исполнять решения ЕСПЧ, но в то же время не нарушать Конституцию, то есть при внесении необходимых изменений в законодательство РФ во исполнение постановлений ЕСПЧ, необходимо отвечать на вопрос, возможно ли вообще такое исполнение без противоречия Конституции.

В конкретной ситуации Маркина, по словам Сергея Маврина, «приходится прийти к единственно возможному в данном случае выводу о том, что, учитывая свою ответственность перед настоящим и будущими поколениями россиян, отечественный законодатель не в состоянии, не нарушая Конституцию своей страны, имплементировать в ее правовую систему меры, вытекающие из решения ЕСПЧ по делу Маркина» [7], то есть решение ЕСПЧ неисполнимо с точки зрения обеспечения благополучия Российской Федерации, к чему в итоге и пришел Конституционный суд в постановлении от 6 декабря 2013 года № 27-П.

КС, отвечая на запрос президиума Ленинградского окружного военного суда, указал, что пересмотр по новым обстоятельствам является одной из форм исполнения постановления ЕСПЧ, хотя исполнение таких постановлений может быть невозможно без признания норм российского законодательства неконституционными [8]. Поэтому КС подчеркнул, что решение вопроса о конституционности нормы находится в исключительной компетенции российского органа конституционного контроля, а в случае признания Европейским судом национальных норм нарушающими положения Европейской конвенции вновь встает вопрос об их конституционности, что, соответственно, должно окончательно разрешаться Конституционным судом.

Получается, что, исходя из конституционных требований, российскому законодателю надлежит, в первую очередь, руководствоваться Конституцией и основанными на ней решениями Конституционного суда. Следовательно, именно решение Конституционного суда обладает высшей силой в соотношении с решением ЕСПЧ, что, по сути, в очередной раз доказывает, что Российская Федерация способна отказаться от «советского» постулата примата международного права и настаивать на незыблемости и защите именно положений Конституции.

Таким образом, мы все же приходим к выводу, что если не вдаваться в конкретную ситуацию Константина Маркина и не спорить, нарушает ли на самом деле российский закон принцип недискриминации и равенства прав и свобод человека, а лишь говорить непосредственно о соотношении силы решений международного суда и национального органа конституционного контроля, то в силу того, что Европейская конвенция о правах человека стала частью российской правовой системы, решения ЕСПЧ могут не исполняться в части имплементации особых мер и соответствующего изменения российского законодательства во благо незыблемости Конституции, если они противоречат решениям Конституционного суда.

Вместе с тем, КС может разрабатывать возможные способы реализации постановлений Европейского суда по правам человека. Конституционный суд не исключил возможность корректировки своих правовых позиций под влиянием решений ЕСПЧ путем повторного обращения в КС [9].

Получается, что подход Конституционного суда, обозначенный в постановлении от 6 декабря 2013 года № 27-П не является радикальным, а направлен на урегулирование конфронтационных решений ЕСПЧ и КС. Этот подход во многом перекликается с опытом зарубежных конституционных судов, который был описан и представлен в КС Институтом права и публичной политики в виде «меморандума друга суда». Так, Институт обращал внимание судей КС на то, что национальные суды зачастую пересматривают свои правовые позиции вследствие решений ЕСПЧ [10].

Например, в Германии в делеGörgülü, касавшемся прав отца на воспитание ребенка, Конституционный суд, с одной стороны, подчеркнул суверенитет Германии и формальный приоритет Основного закона над Конвенцией, а с другой стороны, указал, что практику ЕСПЧ необходимо учитывать при интерпретации норм национального права, включая и положения Основного закона.

Верховный же Суд Великобритании регулярно пересматривает собственные правовые позиции под воздействием решений ЕСПЧ. Примерами являются дела Manchester City Council v. Pinnock от 3 ноября 2010 года и Secretary of State for the Home Department v. AF от 10 июня 2009 года.

Лишь в редких случаях Верховный суд признает отказ следовать решению ЕСПЧ, однако, в отличие от ФКС Германии, он «оправдывает неприменение правовой позиции ЕСПЧ не целями защиты национального суверенитета, а необходимостью вступить в диалог с ЕСПЧ, что в конечном счете должно способствовать развитию права Конвенции». Примером такого диалога является история реформирования британских военных трибуналов и дело Morris v. the United Kingdom от 26 февраля 2002 года [11].

В Италии Конституционный суд обязывает нижестоящие суды толковать национальные законы в соответствии с правовыми позициями ЕСПЧ. В том случае, если суд приходит к выводу о несовместимости положений закона с Конвенцией, он обязан обратиться с запросом о проверке конституционности закона в Конституционный суд, который обладает исключительной компетенцией по таким вопросам.

Так, в решении 348/2007 Конституционный суд отметил, что в системе итальянского права положения Конвенции находятся между обычным законодательством и нормами Конституции. Соответственно, если Конституционный суд Италии придет к выводу, что правовые позиции ЕСПЧ нарушают конституционно защищаемые интересы, он должен отдать предпочтение Конституции. Однако, по мнению итальянского Конституционного суда, несогласие с правовой позицией ЕСПЧ является «чрезвычайной» ситуацией. В действительности же практика Конституционного суда Италии свидетельствует о его стремлении всячески избегать противоречий решениям Европейского суда по правам человека [12].

Таким образом, взаимодействие решений национальных органов конституционного контроля и позиций ЕСПЧ далеко не всегда происходит бесконфликтно, но все же практика свидетельствует о том, что, несмотря на возможное неисполнение решений Страсбургского суда для защиты Конституции, национальные суды готовы сотрудничать с ЕСПЧ и даже пересматривать свои правовые позиции. Представляется, что российский Конституционный суд избрал в своем постановлении по «делу Маркина» именно такой, компромиссный, путь решения возможных конфликтных ситуаций в дальнейшем.

В заключении следует отметить, что вопрос о том, будут ли подобные коллизии частым явлением в дальнейшем, остается открытым, ведь сколько судов, столько и мнений, особенно, если суды эти не принадлежат одной национальной системе. Остается лишь надеяться, что из таких ситуаций Российская Федерация и, в частности, Конституционный суд, будет выходить достойно, не только оставляя последнее слово за собой, но и пытаясь в то же время урегулировать конфликт, дабы исключить негативную реакцию и ожесточенные дискуссии, подобные возникшим в связи с «делом Константина Маркина».


___________________________________________

[1] Определение Конституционного суда РФ от 15 января 2009 года №187-О-О об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Маркина Константина Александровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 13 и 15 ФЗ «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей», статей 10 и 11 ФЗ «О статусе военнослужащих», ст.32 Положения о порядке прохождения военной службы и пп. 35 и 44 Положения о назначении и выплате государственных пособий гражданам, имеющим детей»; Постановление Большой палаты Европейского суда по правам человека от 22 марта 2012 года по делу «Константин Маркин против Российской Федерации».

[2] CASE OF KONSTANTIN MARKIN v. RUSSIA FIRST SECTION

[3] CASE OF KONSTANTIN MARKIN v. RUSSIA GRAND CHAMBER

[4] Постановление Конституционного суда от 6 декабря 2013 года № 27-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 11 и пунктов 3 и 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса РФ в связи с запросом президиума Ленинградского окружного военного суда».

[5] Зорькин В.Д. Диалог Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека в контексте конституционного правопорядка.

[6] Маврин С.П. Решения Европейского Суда по правам человека и российская правовая система.

[7] Маврин С.П. Решения Европейского Суда по правам человека и российская правовая система.

[8] Постановление Конституционного суда от 6 декабря 2013 года № 27-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 11 и пунктов 3 и 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса РФ в связи с запросом президиума Ленинградского окружного военного суда».

[9] Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2013 года № 27-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 11 и пунктов 3 и 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса РФ в связи с запросом президиума Ленинградского окружного военного суда».

[10] Письменные соображения ННО «Института права и публичной политики» по существу дела о проверке конституционности пунктов 3 и 4 части четвертой статьи 392 во взаимосвязи со статьей 11 Гражданского процессуального кодекса РФ в связи с запросом президиума Ленинградского окружного военного суда.

[11] Письменные соображения ННО «Института права и публичной политики» по существу дела о проверке конституционности пунктов 3 и 4 части четвертой статьи 392 во взаимосвязи со статьей 11 Гражданского процессуального кодекса РФ в связи с запросом президиума Ленинградского окружного военного суда.

15 июня
Максим

Максим 22:18

  •  ПОСМОТРЕЛ НОВОЕ ВИДЕО ОТ 14.06.2019. 
    ЭТО ХОРОШО. 
    МНОГИЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИЕ, В Т.Ч. И «БЕСПРИЗОРНЫЕ ПОЛКОВНИКИ» ПОЧЕРПНУТ ДЛЯ СЕБЯ МНОГО ПОЛЕЗНОГО. 

    ПОДЫТОЖИМ.
    ВОТ КАК ВЫГЛЯДИТ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ АЛГОРИТМ УВОЛЬНЕНИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ ПО СЕМЕЙНЫМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ (ЧЕРЕЗ ОТПУСК ПО П. 7 СТ. 32 ПОЛОЖЕНИЯ…!!!):
    1. ЗАКЛЮЧИТЬ НОТАРИАЛЬНОЕ СОГЛАШЕНИЕ О ДЕТЯХ…;
    2. РАСТОРГНУТЬ БРАК;
    3) ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ С РЕБЁНКОМ ПО ДРУГОМУ АДРЕСУ (НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО В ДРУГОМ НАСЕЛЁННОМ ПУНКТЕ, ТАК КАК ТУТ ЭТО НЕ ИМЕЕТ НИКАКОГО ЗНАЧЕНИЯ, НЕ НАДО ПУТАТЬ С ОСНОВАНИЕМ УВОЛЬНЕНИЯ — АБЗАЦ 3 ПОДПУНКТА «В» ПУНКТА 3 СТ. 51 ФЗ «О ВОИНСКОЙ ОБЯЗАННОСТИ И ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ»). 

    ПОСЛЕ ЧЕГО ПОДАТЬ РАПОРТ НА ОТПУСК ПО П. 7 СТ. 32 ПОЛОЖЕНИЯ… С ПРИЛОЖЕНИЕМ СЛЕДУЮЩИХ ДОКУМЕНТОВ (УКАЗАН ИДЕАЛЬНЫЙ ПЕРЕЧЕНЬ!):
    1) КОПИЯ НОТАРИАЛЬНОГО СОГЛАШЕНИЯ;
    2) КОПИЯ СВИДЕТЕЛЬСТВА О РАСТОРЖЕНИИ БРАКА;
    3) КОПИЯ СВИДЕТЕЛЬСТВА О РОЖДЕНИИ РЕБЁНКА;
    4) КОПИЯ СВИДЕТЕЛЬСТВА О РЕГИСТРАЦИИ РЕБЁНКА (ПО АДРЕСУ ВАШЕЙ ПОСТОЯННОЙ РЕГИСТРАЦИИ!);
    5) КОПИЯ ВЫПИСКИ ИЗ ДОМОВОЙ КНИГИ (ВЫ И РЕБЁНОК!);
    6) КОПИЯ СПРАВКИ ИЗ МФЦ О СОСТАВЕ СЕМЬИ (ВЫ И РЕБЁНОК!);
    7) ПИСЬМЕННОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ БЫВШЕЙ СУПРУГИ О ТОМ ЧТО С МОМЕНТА ЗАКЛЮЧЕНИЯ НОТАРИАЛЬНОГО СОГЛАШЕНИЯ И ПО НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ОНА НЕ УЧАСТВУЕТ В ВОСПИТАНИИ ДОЧЕРИ И МАТЕРИНСКОМ ПОПЕЧЕНИИ (ОТОБРАННОЕ НАНЯТЫМ ВАМИ АДВОКАТОМ, В СООТВЕТСТВИИ С ПОДПУНКТОМ 2 ПУНКТА 3 СТ. 6 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА 63-ФЗ «ОБ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДВОКАТУРЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»!);
    8) РЕЗУЛЬТАТЫ МРТ ПОЗВОНОЧНИКА БЫВШЕЙ СУПРУГИ И ВРАЧЕБНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ О СОСТОЯНИИ ЗДОРОВЬЯ (КАК ПРАВИЛО, К 40 ГОДАМ У ЛЮБОГО ЧЕЛОВЕКА ПОЗВОНОЧНИК ИМЕЕТ ГРЫЖИ, ПРОТРУЗИИ, ЗАЩЕМЛЕНИЯ И Т.П., КОТОРЫЕ МОГУТ НЕ ДАТЬ МАТЕРИ РЕБЁНКА ПРИНИМАТЬ УЧАСТИЕ В ВОСПИТАНИИ РЕБЁНКА И ОСУЩЕСТВЛЯТЬ МАТЕРИНСКОЕ ПОПЕЧЕНИЕ!);
    9) СОГЛАШЕНИЕ С АДВОКАТОМ ОБ ОКАЗАНИИ ЮРИДИЧЕСКИХ УСЛУГ (СТ. 25 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА 63-ФЗ);
    10) СПРАВКА ИЗ ОРГАНОВ ОПЕКИ И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА, СОГЛАСНО КОТОРОЙ ВЫ ОДИН ВОСПИТЫВАЕТЕ РЕБЁНКА И ОСУЩЕСТВЛЯЕТЕ УХОД ЗА НИМ (ИМЕЙТЕ ВВИДУ ЧТО ПРЕДСТАВИТЕЛИ ОПЕКИ СКОРЕЕ ВСЕГО ПРИДУТ И СДЕЛАЮТ ОБСЛЕДОВАНИЕ ЖИЛОГО ПОМЕЩЕНИЯ НА ПРЕДМЕТ ЕГО ПРИГОДНОСТИ ДЛЯ ЖИЗНИ РЕБЁНКА, О ЧЁМ СОСТАВЯТ АКТ ОБСЛЕДОВАНИЯ!).

ПРИМЕРНЫЙ ВАРИАНТ СПРАВКИ ОРГАНОВ ОПЕКИ И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА

ТАК КАК У ОРГАНОВ ОПЕКИ И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА СКОРЕЕ ВСЕГО НЕТ ТАКОЙ ФОРМЫ СПРАВКИ УСТАНОВЛЕННОГО ОБРАЗЦА (А ЕСТЬ ТОЛЬКО ФОРМА 25 ДЛЯ МАТЕРИ-ОДИНОЧКИ, ПРЕДОСТАВЛЯЮЩАЯ ПРАВО НА ДЕНЕЖНЫЕ ВЫПЛАТЫ И ЛЬГОТЫ) ЖЕЛАТЕЛЬНО ПРЕДОСТАВИТЬ ДАННУЮ СПРАВКУ КАК ОБРАЗЕЦ. И ТАК КАК ПРЕДСТАВЛЕННЫЙ МНОЙ ОБРАЗЕЦ СПРАВКИ НЕ БУДЕТ ПРЕДОСТАВЛЯТЬ ВОЕННОСЛУЖАЩЕМУ НИКАКИХ ЛЬГОТ, ТО ОРГАН ОПЕКИ И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА СКОРЕЕ ВСЕГО БЕЗ ПРОБЛЕМ ВЫДАСТ ТАКУЮ СПРАВКУ.

ПРАВДА ПРИШЛОСЬ ИЗУЧИТЬ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН «ОБ ОПЕКЕ И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВЕ» 48-ФЗ И ПРИКАЗ МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РФ ОТ 10.01.2019 НОМЕР 4 (ПРИЛОЖЕНИЕ 2!!!).
ЗАТО ПОСЛЕ ЭТОГО Я ПРЕДМЕТНО МОГ ВЕСТИ ДИАЛОГ СО СПЕЦИАЛИСТАМИ ОРГАНА ОПЕКИ И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА И ДАЖЕ СМОГ УБЕДИТЬ ИХ В ЗАКОННОСТИ МОЕГО ЖЕЛАНИЯ ПОЛУЧИТЬ НУЖНУЮ МНЕ СПРАВКУ (В ДОВЕСОК Я ПОЛУЧИЛ И АКТ ОБСЛЕДОВАНИЯ ЖИЛИЩА…).

в случае отсутствия доказательств : Пункт 7 статьи 32 Положения о порядке прохождения военной службы , который предусматривает возможность однократногопредоставления военнослужащим мужского пола , проходящим службу по контракту , дополнительного отпуска сроком до трех месяцев в связи с исключительными обстоятельствами, имеет своей целью предоставление военнослужащему -мужчине возможности в течение разумного срока решить вопрос об организации ухода за ребенком и, в зависимости от результатов, о дальнейшем прохождениивоенной службы . В том случае, когда военнослужащий принимает решение лично осуществлять уход за ребенком, он имеет право на досрочное увольнение с военной службы по семейным обстоятельствам.

Исходя из изложенного, учитывая, что 
административным истцом суду не представлено доказательств отсутствия материнского попечения за ребенком, а также наличия исключительных семейных обстоятельств, неустановленно таковых и судом, военный суд полагает действия командира войсковой части <данные изъяты>, связанные с отказом в предоставлении дополнительного отпускасроком до трех месяцев в связи с отсутствием материнского попечения правомерными, не нарушающими прав, свобод и законных интересов Рыженкова, а административный иск Рыженкова, суд признает необоснованным и приходит к выводу о необходимости в удовлетворении его требований отказать.

РЕШЕНИЕ



ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

21 июня 2018 года город Омск

Омский гарнизонный военный суд в составе: председательствующего Красикова А.А., при секретаре судебного заседания Давыдовой Ю.А., с участием представителя административного ответчика Тимохина М.В., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении военного суда административное дело № 2а-86/2018 по административному исковому заявлению военнослужащего <данные изъяты> Годовского А.В. о признании незаконными действий командира этой же воинской части, связанных с отказом в предоставлениидополнительного отпуска по уходу за ребенком,
 

установил:



Годовский обратился в военный суд с административным исковым заявлением, в котором указал, что ДД.ММ.ГГГГ он подал командиру войсковой части № рапорт о предоставлении ему дополнительного отпуска по уходу за ребенком сроком на 3 месяца.

Получив отказ, Годовский просит суд признать его незаконным и обязать командира войсковой части № повторно рассмотреть вопрос опредоставлении дополнительного отпуска по уходу за ребенком. 

В обоснование своей позиции Годовский указал, что его жена — Г.И.В. умерла ДД.ММ.ГГГГ. Он обратился ДД.ММ.ГГГГ к командиру войсковой части № с рапортом о предоставлении ему дополнительного отпуска по уходу за ребенком сроком на три месяца, на основании п. 7 ст. 32 Положения о порядке прохождения военной службы , на что получил отказ. Считает отказ необоснованным, так какон воспитывает ребенка в возрасте до 14 лет без матери. Заключенный им ДД.ММ.ГГГГ брак с П.С.С.. правового значения не имеет, так как по отношению к его дочери она не является матерью. 

Извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства административный истец Годовский и административный соответчик – Федеральное казенное учреждение «Отдел финансового обеспечения Министерства обороны РФ по Омской области» в лице начальника Бирюкова в судебное заседание не прибыли, однако в своем заявлении просили рассмотреть дело без их участия.

Представитель командира войсковой части № Тимохин просил в удовлетворении требований Годовскому отказать и пояснил, что оснований для предоставления дополнительного отпуска по уходу за ребенком ему не имеется. ДД.ММ.ГГГГ Годовский заключил брак с П.С.С.., т.е. создал семью. В соответствии с действующим семейным законодательством супруги обязаны заботиться о благосостоянии и развитии своих детей. Кроме того, решением Октябрьского районного суда г. Омска от ДД.ММ.ГГГГ установлено, что членами семьи Годовского признаны его жена П.С.С.., его дочь Г.А.А.. и дочь жены П.К.О.., которые проживают с ним совместно и ведут общее хозяйство. Считает, что при таких обстоятельствах дела жена Годовского – П.С.С.. обязана осуществлять материнское попечение над его дочерью – Г.А.А.. 

Исследовав материалы дела и оценив собранные по делу доказательства, военный суд приходит к следующим выводам.

В соответствии с п.п. «д» п. 1 ст. 28 Положения о порядке прохождения военной службы , военнослужащим , проходящим военную службу по контракту , предоставляется отпуск по уходу за ребенком.

Из п. 7 ст. 32 вышеназванного Положения следует, что военнослужащему мужского пола , проходящему военную службу по контракту , по его просьбе однократно предоставляется дополнительный отпуск сроком до трех месяцев в случае смерти жены при родах, а также если он воспитывает одного или нескольких детей в возрасте до 14 лет (детей-инвалидов в возрасте до 16 лет) без матери (в случае ее смерти или гибели, лишения ее родительских прав, длительного ее пребывания в лечебном учреждении и в других случаях отсутствия материнского попечения о детях).

Копией свидетельства о смерти № подтверждается, что Г.И.В. умерла ДД.ММ.ГГГГ.

Согласно копии свидетельства о рождении № у Годовского и Г.И.В. ДД.ММ.ГГГГ родилась дочь – Г.А.А..

Рапортом Годовского от ДД.ММ.ГГГГ года подтверждается, что он обратился к командиру войсковой части № с просьбой предоставитьему отпуск по уходу за ребенком сроком на три месяца. На рапорте имеется резолюция командира войсковой части № «проект приказа не издавать».

Таким образом, в судебном заседании установлено, что Годовский обратился с рапорт к командиру войсковой части № о предоставленииему дополнительного отпуска по уходу за ребенком на основании п. 7 ст. 32 Положения о порядке прохождения военной службы , на что получил отказ. Учитывая, что Годовский воспитывает дочь – Г.А.А. в возрасте до 14 лет, а ее мать – Г.И.В.. умерла, то у командира войсковой части № имелись все основания для издания соответствующего приказа и предоставления административному истцудополнительного отпуска по уходу за ребенком.

Довод представителя административного истца Тимохина о том, что дочь Годовского – Г.А.А.. воспитывается под материнским попечительством его жены П.С.С. и уход за ней организован, суд признает несостоятельным, так как какими-либо доказательствами это не подтверждено.

При этом, решение Октябрьского районного суда г. Омска от ДД.ММ.ГГГГ не имеет правового значения для рассматриваемого дела, поскольку предметом спора по нему было признание П.К.О. членом семьи нанимателя Годовского. 

В связи с этим, суд считает отказ в предоставлении Годовскому дополнительного отпуска по уходу за ребенком командиром войсковой части № незаконным, а требования административного истца подлежащими удовлетворению.

Для устранения нарушенных прав, свобод и законных интересов административного истца суд считает необходимым обязать административного ответчика повторно рассмотреть вопрос о предоставлении Годовскому дополнительного отпуска по уходу за ребенком, предусмотренного п. 7 ст. 32 Положения о порядке прохождения военной службы .

Квитанцией об уплате государственной пошлины подтверждается, что Годовский уплатил за поданное в суд административное исковое заявление 300 рублей.

Поскольку требования Годовского подлежат удовлетворению, то суд в соответствии со ст. 111 КАС РФ расходы по уплате государственной пошлины взыскивает в его пользу с войсковой части № в полном объеме.

Учитывая, что согласно договору на обслуживание от ДД.ММ.ГГГГ бюджетный учет имущества, операции с денежными средствами, в том числе функцию администратора поступлений средств, войсковой части № осуществляет Федеральное казенное учреждение «Отдел финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Омской области», то суд взыскивает с данного учреждения в пользу Годовского сумму государственной пошлины.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 175 – 180 и 227 КАС РФ
 

решил:



административный иск Годовского А.В. удовлетворить.

Действия командира войсковой части №, связанные с отказом Годовскому А.В. в предоставлении дополнительного отпуска по уходу за ребенком, признать незаконными.

Обязать командира войсковой части № повторно рассмотреть вопрос о предоставлении Годовскому А.В. дополнительного отпуска поуходу за ребенком.

Об исполнении настоящего решения командиру войсковой части № необходимо сообщить в Омский гарнизонный военный суд и Годовскому А.В. в течение одного месяца со дня вступления решения суда в законную силу.

Взыскать с Федерального казенного учреждения «Отдел финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Омской области» в пользу Годовского А.В. судебные расходы в виде государственной пошлины в размере 300 (триста) рублей.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Западно-Сибирский окружной военный суд через Омский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Председательствующий А.А. Красиков

АТТЕСТАЦИОННАЯ КОМИССИЯ : 

ПРИНЯЛА ЕДИНОГЛАСНОЕ РЕШЕНИЕ О ТОМ ЧТОБЫ НАПРАВИТЬ МОЙ РАПОРТ ОБ УВОЛЬНЕНИИ ПО СЕМЕЙНЫМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ (К КОТОРОМУ ФАКТИЧЕСКИ ПРИЛАГАЛИСЬ ЛИШЬ СОГЛАШЕНИЕ О ДЕТЯХ И СВИДЕТЕЛЬСТВО О РАСТОРЖЕНИИ БРАКА) НА ВЫШЕСТОЯЩУЮ АТТЕСТАЦИОННУЮ КОМИССИЮ (Т.К. Я ИХ НОМЕНКЛАТУРА), ТО В ПРОТОКОЛЕ ОНИ ОЧЕНЬ ПОДРОБНО ЮРИДИЧЕСКИ ОБОСНОВАЛИ ПОЧЕМУ ОНИ ПРИШЛИ К ТАКОМУ РЕШЕНИЮ. 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *