ДЕЛО КОРОЛЕВЫ , дело Мудрихина, Горшкова, Сабитова ,Увольняют до прохождения ВВК по окончанию контракта, ДПВ с целью не давать льготы — ВЫИГРАНЫ ПРАВО ВЫБОРА СТАТЬИ УВОЛЬНЕНИЯ

Превью статьи:

КОМАНДОВАНИЕ НАПИСАЛО КАССАЦИЮ в кассационный военный военный суд КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА на решение Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда от 8 июня 2020 г. по административному делу № 2а-176/2020 и апелляционное определение 1 -го Западного окружного военного суда от 3 сентября 2020 г. № 33а-300/2020 8 июня 2020 г. Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд вынес решение по административному делу № 2а-176/2020 по административному исковому заявлению Горшкова Михаила Вячеславовича, бывшего военнослужащего войсковой части 20000 (далее — решение суда). Апелляционным определением 1-го Западного окружного военного суда от 3 сентября 2020 г. № ЗЗа-300/2020 (далее-апелляционное определение) решение суда оставлено без изменения. В соответствии с решением суда требования Горшкова М.В. удовлетворены частично, действия командира войсковой части 20000 по представлению Горшкова М.В. к увольнению с военной службы по истечении срока контракта о прохождении военной службы (подпункт «б» пункта 1 статьи 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ) признаны незаконными, на командира войсковой части 20000 возложена обязанность направить главнокомандующему Военно-Морским Флотом служебный материал, необходимый для внесения изменений в его приказ от 4 апреля 2020 г. № 51 об увольнении Горшкова М.В. с военной службы, для указания в качестве основания увольнения подпункт «б» пункта 3 статьи 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ (по состоянию здоровья — в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе). Войсковая часть 20000 с судебными актами не согласна, считает их незаконными и необоснованными вследствие неправильного применения судами норм материального права и несоответствия выводов в решениях фактическим обстоятельствам дела. В соответствии с частью 1 статьи 176 Кодекса административного…

Дорогие товарищи, хочу выразить Александру Васильевичу огромную благодарность за помощь в судебных делах. Уже выиграно 2 судебных процесса. Без Вашей помощи Александр я бы не справился. Все четко и по делу. Спасибо!

КОМАНДОВАНИЕ НАПИСАЛО КАССАЦИЮ в кассационный военный военный суд

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА на решение Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда от 8 июня 2020 г. по административному делу № 2а-176/2020 и апелляционное определение 1 -го Западного окружного военного суда от 3 сентября 2020 г. № 33а-300/2020

8 июня 2020 г. Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд вынес решение по административному делу № 2а-176/2020 по административному исковому заявлению Горшкова Михаила Вячеславовича, бывшего военнослужащего войсковой части 20000 (далее — решение суда).

Апелляционным определением 1-го Западного окружного военного суда от 3 сентября 2020 г. № ЗЗа-300/2020 (далее-апелляционное определение) решение суда оставлено без изменения.

В соответствии с решением суда требования Горшкова М.В. удовлетворены частично, действия командира войсковой части 20000 по представлению Горшкова М.В. к увольнению с военной службы по истечении срока контракта о прохождении военной службы (подпункт «б» пункта 1 статьи 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ) признаны незаконными, на командира войсковой части 20000 возложена обязанность направить главнокомандующему Военно-Морским Флотом служебный материал, необходимый для внесения изменений в его приказ от 4 апреля 2020 г. № 51 об увольнении Горшкова М.В. с военной службы, для указания в качестве основания увольнения подпункт «б» пункта 3 статьи 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ (по состоянию здоровья — в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе).

Войсковая часть 20000 с судебными актами не согласна, считает их незаконными и необоснованными вследствие неправильного применения судами норм материального права и несоответствия выводов в решениях фактическим обстоятельствам дела.

В соответствии с частью 1 статьи 176 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее — КАС РФ) решение суда должно быть законным и обоснованным.

Войсковая часть 20000 считает, что суды вынесли решения о признании действий командира войсковой части 20000 незаконными и лишении Горшкова М.В. права выбора основания для увольнения не основываясь на законе, тем самым был создан прецедент, при котором законные действия командира являются неправомерными, что в сущности является лишь предположениями судов и их субъективными оценками действий командира войсковой части 20000.

В апелляционном решении (абзац 2 страницы 3) суд указывает, что командир войсковой части 20000, не дожидаясь результатов освидетельствования, представил истца к увольнению с военной службы по истечении срока контракта и тем самым нарушил его право на выбор основания увольнения с военной службы. Суд считает, что этот вывод следует из пункта 11 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, в соответствии с которым при наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию.

Войсковая часть 20000 считает данное решение необоснованным по следующим основаниям.

Горшков М.В. вплоть до момента исключения из списков личного состава части имел только одно основание для увольнения, о наличии права на увольнение по иному основанию он не заявлял, вследствие чего командование войсковой части 20000 не имело никаких сведений о наличии или отсутствии у него права выбора основания для увольнения. Из этого следует, что поскольку у военнослужащего не было соответствующего права, оно не могло быть нарушено или ограничено.

О наличии у Горшкова М.В. права выбора основания для увольнения стало известно только 23 апреля 2020 г. после получения им на руки утвержденного заключения ВВК, то есть после исключения из списков личного состава части, что также подтверждает тот факт, что на момент принятия решения об увольнении у командира войсковой части 20000 не было иного основания, кроме как истечение срока контракта.

Согласно пункту 2 статьи 2 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» граждане приобретают статус военнослужащих с началом военной службы и утрачивают его с окончанием военной службы.

Из содержания пункта 11 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы следует, что право выбора основания увольнения имеют только военнослужащие.

Таким образом после исключения из списков личного состава части Горшков М.В., не являясь военнослужащим, утратил право на выбор основания для увольнения.

На то, что Горшков М.В. не реализовал своё право на выбор основания для увольнения указывает и суд (абзац 5 страницы 4 апелляционного определения).

Всё это указывает на то, что решения судов об изменении Горшкову М.В. основания для увольнения путём внесения изменений в соответствующий

приказ главнокомандующего ВМФ содержат существенные ошибки и являются незаконными.

Кроме того, если бы командир войсковой части 20000 не представил Горшкова М.В. к исключению из списков личного состава части в день истечения срока его военной службы, мотивируя это решение соответствующей просьбой истца или необходимостью получения заключения ВВК, его действия привели бы к необоснованной переплате истцу денежного довольствия вследствие неправомерного продления срока его военной службы (заключения ВВК поступило в войсковую часть 20000 6 мая 2020 г., то есть через 19 суток после исключения из списков личного состава части), то есть к нарушению командиром войсковой части 20000 требований закона, предусмотренных пунктом 24 Положения о порядке прохождения военной службы и пунктом 11 статьи 38 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе».

Решение суда о том, что командиром войсковой части 20000 не приняты меры по получению заключения ВВК из лечебного учреждения (абзац 6 листа 4 решения суда) также является ошибочным, поскольку не основано на законе.

В абзаце 2 страницы 3 апелляционного определения суд указывает, что каких-либо причин для ограничения права административного истца на выбор основания увольнения у командования не имелось.

Войсковая часть 20000 считает, что у истца не было иного основания, кроме увольнения по истечении срока контракта, следовательно, у него не было права выбора основания для увольнения и самое право не могло быть ограничено или нарушено командованием.

В абзаце 4 страницы 3 апелляционного определения суд указывает, что в соответствии с пунктами 26, 27 Порядка деятельности должностных лиц и органов военного управления по организации прохождения военной службы по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, утверждённого приказом Министра обороны Российской Федерации от 30 октября 2015 г. № 660 (далее — Порядок), процедура представления военнослужащих к увольнению с военной службы включает в себя разработку и утверждение годового плана увольнения с определением конкретных сроков проведения мероприятий, обеспечение контроля за своевременным выполнением. Одним из числа этих мероприятий является направление военнослужащего на медицинское освидетельствование.

В абзаце 2 страницы 4 апелляционного определения суд указывает, что командир признал необходимость медицинского освидетельствования истца, что соответствующее направление должно быть выдано за 6 месяцев — до 16 октября 2019 г., и первоначально оно выдано только 20 января 2020 г.

В абзаце 3 страницы 4 апелляционного определения суд указывает, что командованием не были созданы условия для своевременного медицинского освидетельствования Горшкова М.В.

Войсковая часть 20000 считает, что данные решения является ошибочными, поскольку противоречат требованию пункта 27 Порядка, согласно которому в планы увольнения включаются военнослужащие, которые в следующем году достигнут предельного возраста пребывания на военной службе, и военнослужащие, у которых истекает срок контракта, заключенного после достижения ими предельного возраста пребывания на военной службе, и соответствующие мероприятия, предшествующие увольнению, проводятся только в отношении указанных категорий военнослужащих. Горшков М.В. к данным категориям военнослужащих не относится. На момент увольнения Горшкову М.В. исполнилось 34 года (26 декабря 1985 г.р.).

Командиром войсковой части 20000 план увольнения Горшкова М.В. составлен исключительно для удобства контроля выполнения соответствующих мероприятий, направленных на соблюдение требований закона по своевременному представлению к увольнению и исключению из списков части, а также исключению необоснованной переплаты денежного довольствия, но не во исполнение требований пунктов 26, 27 Порядка.

В абзацах 2 и 3 страницы 5 апелляционного определения суд указывает, что командир войсковой части 20000 обязан был приостановить процедуру увольнения и не принимать решение об увольнении Горшкова М.В. с военной службы до получения результатов медицинского освидетельствования, что эта обязанность обусловлена самим фактом признания истца ограниченно годным к военной службе до издания приказа об увольнении.

Войсковая часть 20000 считает данное решение ошибочным по следующим основаниям.

Приказ главнокомандующего ВМФ по личному составу (об увольнении) от 4 апреля 2020 г. № 51 издан до признания истца ограниченно годным к военной службе (заключение ВВК утверждено 10 апреля 2020 г.).

Кроме того, ни Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд, ни 1-й Западный окружной военный суд не указали на каком установленном законом правовом основании командир войсковой части 20000 обязан был приостановить процедуру увольнения и не принимать решение об увольнении Горшкова М.В., не нарушая закон.

Необходимо также отметить, что Горшкова М.В. могли не признать ограниченно годным к военной службе.

Таким образом, с учётом положений пункта 27 Порядка, согласно которому соответствующие мероприятия, предшествующие увольнению, проводятся в обязательном порядке только в отношении военнослужащих предельного и сверх предельного возраста, ввиду согласия Горшкова М.В., согласно содержанию листа беседы от 20 января 2020 г., на увольнение по истечении срока контракта, отсутствия у него права выоора основания для увольнения, а также отсутствия у командования иных правовых оснований для увольнения, кроме увольнения по истечении срока контракта, и отсутствия правовых оснований приостановить процедуру увольнения, войсковая часть 20000 считает, что командиром войсковой части 20000 принято законное и обоснованное решение о представлении Горшкова М.В. к увольнению с военной службы по истечении срока контракта.

Содержащаяся же в листе беседы от 20 января 2020 г. просьба Горшкова М.В. не исключать его из списков части до получения заключения ВВК не могла быть реализована командиром войсковой части 200000 как противоречащая требованиям пункта 11 статьи 38 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе».

Ввиду допущенных ошибок в применении и толковании норм материального права ПРОШУ:

1. Отменить решение Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда от 8 июня 2020 г. по административному делу № 2а-176/2020 в той части, в которой требования Горшкова М.В. удовлетворены, не передавая административное дело на новое рассмотрение.

В остальной части решение Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда от 8 июня 2020 г. по административному делу № 2а-176/2020 оставить без изменений.

2. Отменить апелляционное определение от 3 сентября 2020 г. № ЗЗа-300/2020 1-го Западного окружного военного суда полностью.

Приложение:

Копия кассационной жалобы на решение Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда от 8 июня 2020 г. по административному делу № 2а-176/2020 и апелляционное определение 1-го Западного окружного военного суда от 3 сентября 2020 г. № ЗЗа-300/2020, в 4-х экз., на 6 л. каждый.

ФИО

ВОЗРАЖЕНИЯ НА КАССАЦИОННУЮ ЖАЛОБУ

В КАССАЦИОННЫЙ ВОЕННЫЙ СУД 630091, г. Новосибирск, ул. Гоголя, д. 8Тел.: (383) 201-16-90, 218-51-97 (ф.) через Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд 191055, г. Санкт-Петербург, ул. Большая Морская, д. 1Тел.: (812) 571-30-01spbgvs@usuddep.spb.ru
Административный Истец:
Проживающий по адресу:
Моб. Телефон: 0000000 Электронная почта 0000000-
Административный Ответчик: 

ВОЗРАЖЕНИЕ НА КАССАЦИОННУЮ ЖАЛОБУ на решение Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда от 8 июня 2020 г. по административному делу № 2а-176/2020 и апелляционное определение 1 -го Западного окружного военного суда от 3 сентября 2020 г. № 33а-300/2020

8 июня 2020 г. Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд вынес решение по административному делу № 2а-176/2020 по административному исковому заявлению Горшкова Михаила Вячеславовича, бывшего военнослужащего войсковой части 20000 (далее — решение суда).

Апелляционным определением 1-го Западного окружного военного суда от 3 сентября 2020 г. № ЗЗа-300/2020 (далее-апелляционное определение) решение суда оставлено без изменения.

С доводами Кассационной жалобы Я не согласен по следующим основаниям :

 1-й Западный окружной военный суд в апелляционном определении указал : «

Оценивая приведенные выше обстоятельства, гарнизонный военный суд пришел к правильному выводу о нарушении права истца на выбор основания к увольнению с военной службы. Этот вывод следует из пункта 11 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, в соответствии с которым при наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию, за исключением случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным подпунктами «д», «д.1», «д.2», «е», «е.1» и «з» пункта 1, подпунктами «в», «г» (в связи с отказом военнослужащему в допуске к государственной тайне или лишением его указанного допуска за совершение виновных действий, связанных с нарушением законодательства Российской Федерации о государственной тайне), «д», «е.1» и «е.2» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе».

По делу установлено, что каких-либо причин для ограничения права административного истца на выбор основания увольнения у командования не имелось.

В силу пункта 14 статьи 34 Положения увольнению военнослужащего должен предшествовать комплекс мероприятий, направленных на соблюдение его прав и законных интересов.

В соответствии с пунктами 26, 27 «Порядка деятельности должностных лиц и органов военного управления по организации прохождения военной службы по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации», утвержденного приказом Министра обороны РФ от 30 октября 2015 года № 660, процедура представления военнослужащих к увольнению с военной службы включает в себя разработку и утверждение годового плана увольнения с определением конкретных сроков проведения мероприятий, обеспечение контроля за его своевременным выполнением. Одним из числа этих мероприятий является направление военнослужащего на медицинское освидетельствование, которое включается в соответствующую графу плана, предусмотренного приложением № 1 к данному приказу, с указанием военно-врачебной комиссии, места и периода ее проведения.

Как следует из плана мероприятий по увольнению Горшкова, утвержденному командиром войсковой части № 31 июля 2019 года, он предусматривал прохождение им военно-врачебной комиссии в период с 15 января по 13 марта 2020 года и увольнение из Вооруженных Сил РФ в запас 17 апреля 2020 года.

Поскольку командир воинской части признал необходимость медицинского освидетельствования истца, как обязательной процедуры его увольнения, он в соответствии с пунктом 28 Порядка подлежал направлению в военно-врачебную комиссию за шесть месяцев до окончания контракта. Учитывая, что срок контракта о прохождении военной службы истекал у Горшкова 16 апреля 2020 года, направление на освидетельствование должно быть выдано ему до 16 октября 2019 года с учетом срока его проведения. Однако оно первоначально было выдано ему только 20 января 2020 года, а повторно -18 марта того же года в связи с невозможностью медицинского освидетельствования ранее по уважительным причинам.

Приведенные данные дают основания полагать, что командованием не были созданы условия для своевременного медицинского освидетельствования Горшкова на предмет его годности к военной службе и получения заключения военно-врачебной комиссии до представления к увольнению по соответствующему основанию в зависимости от категории годности.

Существенное значение для дела имеет то обстоятельство, что командованию части было известно о наличии у истца тяжелого хронического заболевания, по поводу которого он семь раз в течение последних трех лет находился на стационарном лечении, и это заболевание не позволяет ему в полном объеме выполнять обязанности военной службы. Эти сведения нашли отражение в служебной характеристике, составленной в связи с направлением Горшкова на медицинское освидетельствование.

При таких данных, а также принимая во внимание просьбу истца к командованию учесть при увольнении результаты медицинского освидетельствования, гарнизонный военный суд сделал правильный вывод о незаконности действий командира войсковой части № по представлению Горшкова к увольнению, которые не позволили ему реализовать право на выбор основания увольнения, предусмотренное пунктом 11 статьи 34 Положения.

Довод жалобы о необязательности заключения военно-врачебной комиссии для увольнения Горшкова по истечении срока контракта противоречит пункту 31 названного Порядка, согласно которому такое заключение не требуется при подготовке кадровыми органами документов (материалов) к увольнению военнослужащего лишь по основаниям, предусмотренным подпунктами «д», «д.1», «д.2», «е.1» и «з» пункта 1, подпунктами «в», «д», и «е.1» Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе».

Ссылка на отсутствие заключения комиссии на день представления истца к увольнению является несостоятельной, так как это обстоятельство не освобождало ответчика от обязанности приостановить процедуру его увольнения на период до получения результатов медицинского освидетельствования, которое он проходил по направлению командира воинской части в соответствии с планом увольнения.

В связи с этим представление истца к увольнению без заключения военно-врачебной комиссии должно расцениваться как результат невыполнения ответчиком запланированного в отношении Горшкова мероприятия.

С учетом изложенного решение об увольнении Горшкова не могло быть принято до получения утвержденного заключения военно-врачебной комиссии и выяснения основания увольнения с военной службы в условиях появившегося у военнослужащего права выбора такого основания. Эта обязанность командования обусловлена самим фактом признания истца ограниченно годным к военной службе до издания приказа об его увольнении.

Что касается рапорта Горшкова об увольнении с военной службы по истечении срока контракта, на что обращается внимание в апелляционной жалобе командира войсковой части №, то в силу пункта 29 Порядка это обстоятельство не имеет правового значения, так как согласие военнослужащего для увольнения по данному основанию не требуется.

Не являются значимыми и иные доводы ответчиков, поскольку основания для отмены или изменения законного и обоснованного решения гарнизонного военного суда из содержания их апелляционных жалоб не вытекают. Несвоевременное принятие решения в окончательной форме не является существенным нарушением норм процессуального права и не влечет его отмену.»

Считаю доводы ответчика не законными так же и потому, что направлял меня для прохождения ВВК именно командир ВЧ …. и не знать о праве выбора статьи увольнения он не мог, поэтому доводы кассационной жалобы носят формальный характер и не имеют под собой никакого законного основания.

На основании вышесказанного прошу:

1. Оставить в силе решение Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда от 8 июня 2020 г. по административному делу № 2а-176/2020 в той части, в которой требования Горшкова М.В. удовлетворены.

2.Оставить в силе апелляционное определение от 3 сентября 2020 г. № ЗЗа-300/2020 1-го Западного окружного военного суда полностью.

3. Отказать в удовлетворении Кассационной жалобы Ответчика  на решение Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда от 8 июня 2020 г. по административному делу № 2а-176/2020 и апелляционное определение 1 -го Западного окружного военного суда от 3 сентября 2020 г. № 33а-300/2020

дело Сабитова — апелляция выиграна :

№2а-247/2020

Председательствующий по делу судья Заставный А.М.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 33а-370/2020

3 сентября 2020 г. г. Североморск

Северный флотский военный суд в составе: председательствующего – судьи Шведова А.В., судей Агафонова И.Н. и Сизова О.А., при секретаре – помощнике судьи Самарцевой Т.А., с участием прокурора отдела военной прокуратуры Северного флота подполковника юстиции Алюшина М.А., рассмотрел в открытом судебном заседании административное дело по апелляционной жалобе административного истца Сабитова А.А. на решение Полярнинского гарнизонного военного суда от 26 июня 2020 года, принятое по административному исковому заявлению бывшего военнослужащего войсковой части № мичмана запаса Сабитова Александра Александровича об оспаривании действий командиров войсковых частей № и №, связанных с увольнением и исключением истца из списков личного состава воинской части.

Заслушав доклад судьи Шведова А.В., флотский военный суд

установил:

Приказом командира войсковой части № от 25 декабря 2018 года № Сабитов А.А. уволен по истечении срока контракта о прохождении военной службы, а приказом командира войсковой части № от 22 апреля 2020 года № с 9 мая 2020 года исключен из списков личного состава воинской части.

Будучи несогласным с данными приказами, Сабитов обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором с учётом уточнения требований просил признать их незаконными, обязав командира войсковой части № изменить в вышеназванном приказе основание увольнения, уволив его по состоянию здоровья, а командира войсковой части № – отменить приказ об исключении из списков личного состава воинской части, восстановив его в таковых. Кроме того, административный истец просил возместить ему судебные расходы в размере 300 руб., связанные с уплатой государственной пошлины при обращении в суд.

Определением суда первой инстанции для разрешения вопроса о возмещении судебных расходов к участию в деле в качестве административного ответчика привлечен начальник филиала федерального казенного учреждения «Объединенное стратегическое командование Северного флота» — «2 финансово-экономическая служба».

Решением гарнизонного военного суда в удовлетворении административного иска отказано в полном объеме.

В апелляционной жалобе административный истец, высказывая несогласие с решением суда, просит его отменить и вынести новое, удовлетворив его требования.

В обоснование доводов жалобы ее автор, ссылаясь на отдельные нормы и положения, изложенные в КАС РФ, УПК РФ, Федеральном законе «О воинской обязанности и военной службе», Положении о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. № 1237, постановлении Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 г. № 565 «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе», приказе Министра обороны РФ от 30 октября 2015 года № 660, а также на отдельные решения и судебную практику высших судебных органов, утверждает, что суд первой инстанции при рассмотрении его административного искового заявления не применил нормы закона, подлежащие применению, либо неверно их применил. Кроме того, выводы суда первой инстанции, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам административного дела.

Так, судом не были приняты во внимание положения закона, в соответствии с которыми при наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы, он увольняется по избранному им основанию. А поскольку он, Сабитов, в период прохождения военной службы, согласно заключению военно-врачебной комиссии (далее – ВВК), был признан «Не годным к службе в плавсоставе, В – ограниченно годным к военной службе», то он имел право на изменение основание увольнения, а именно, – с имевшегося ранее основания, связанного с истечением срока контракта, на увольнение по состоянию здоровья.

Как утверждает административный истец в жалобе, гарнизонный военный суд не принял во внимание нарушение командованием процедуры его увольнения с военной службы, выразившегося в том, что не была реализована его просьба в листе беседы о прохождении им военно-врачебной комиссии (далее ВВК) для определения степени годности к прохождению военной службы, а также принятием решения об увольнении по заключению ВВК годичной давности, которое не могло отражать его реальное состояние здоровья перед увольнением. Не проверен судом и факт надлежащего проведения в отношении него аттестации. Представление к его увольнению было направлено командованием в нарушение действующего законодательства без заключения ВВК, несмотря на то, что ВВК не требуется только при увольнении военнослужащих по негативным основаниям. При этом в вышеназванном представлении к увольнению отсутствовала информация об истинном состоянии его здоровья и о возможном увольнении по иному основанию.

По мнению Сабитова, не был судом учтен и тот факт, что до даты издания приказа об исключении его из списков личного состава воинской части им были пройдены все медицинские специалисты в рамках ВВК, но из-за проведенных хирургических операций по приобретенному заболеванию заключение ВВК не могло быть вынесено до завершения послеоперационного лечения и до установленного затем врачебно-экспертного исхода. При этом какой-либо недобросовестности в длительном проведении ВВК для определения годности с военной службы с его стороны не было.

Также, указывается в жалобе, судом не принято в соответствии с законом надлежащих мер по его заявлению о подложности представленных ответчиком документов, а именно, что имеющийся в материалах административного дела лист беседы содержит не его, Сабитова, подпись, чем были нарушены основные принципы судебного разбирательства.

В своих возражениях на жалобу Сабитова представитель командира войсковой части Красильникова Я.В., а также заместитель военного прокурора – войсковая часть № Балбашов С.В. указывают на законность и обоснованность решения суда первой инстанции и считают апелляционную жалобу административного истца не подлежащей удовлетворению.

Рассмотрев материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе и возражениях на неё, выслушавмнение прокурора, полагавшего решение суда первой инстанции подлежащим изменению в части замены в оспариваемом приказе от 25 декабря 2018 года №110 основания увольнения Сабитова с военной службы, флотский военный суд приходит к следующим выводам.

Вопреки утверждению административного истца в жалобе, в целом порядок его увольнения и исключения из списков личного состава воинской части нарушен не был.

Давая оценку действиям командования по увольнению Сабитова с военной службы, гарнизонный военный суд обоснованно сослался на соответствующие нормы права, среди которых Федеральные законы «О воинской обязанности и военной службе», «О системе государственной службы Российской Федерации», Положение о порядке прохождения военной службы, утвержденное Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. № 1237, Порядок деятельности должностных лиц и органов военного управления по организации прохождения военной службы по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденный приказом Министра обороны РФ от 30 октября 2015 г. № 660.

Так, судом первой инстанции установлено, что Сабитов проходил военную службу по контракту, заключенному 22 января 2014 года сроком на 5 лет на воинской должности старшины команды снабжения войсковой части №. Согласно заключению ВВК при поликлинике госпиталя от 20 февраля 2018 года № 31/501, он был освидетельствован и признан годным к службе в <данные изъяты>.

28 июня 2018 года Сабитов обратился к командиру воинской части с рапортом об увольнении с военной службы в связи окончанием срока контракта. При этом согласно как названному рапорту, так и листу беседы от 3 июля 2018 года, Сабитов просил перед увольнением отправить его для прохождения ВВК, обеспечить продпайком и вещевым довольствием. На основании проведенной аттестации 18 декабря 2018 года командиром войсковой части № оформлено представление к увольнению Сабитова с военной службы по истечении срока контракта о прохождении военной службы со ссылкой на вышеуказанное заключение ВВК. Данное представление направлено для реализации в войсковую часть №.

После этого приказом командира войсковой части № от 25 декабря 2018 года № Сабитов уволен с военной службы в запас по истечении срока контракта о прохождении военной службы, а приказом командира войсковой № от 22 апреля 2020 года № с 9 мая 2020 года исключен из списков личного состава воинской части.

Таким образом, процедура увольнения Сабитова командованием в целом соблюдена, поскольку ей предшествовали рапорт военнослужащего, беседа с ним со стороны командования, аттестация, представление, а затем следовали приказ об увольнении по требуемому им изначально основанию, направление по желанию административного истца на ВВК, после чего исключение из списков личного состава воинской части.

При этом суд первой инстанции, делая вывод о правомерности действий командования по исключению Сабитова из вышеназванных списков с 9 мая 2020 года, обоснованно сослался на п.18 ст.29 Положения, а также п. 11 ст. 38 Федерального закона «О воинской обязанности военной службе», в соответствии с которыми военнослужащим, заболевшим во время основного отпуска, таковой продлевается на соответствующее количество дней болезни. Продление отпуска в этом случае осуществляется командиром воинской части на основании справки из лечебного учреждения. Окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части. Военнослужащий должен быть исключен из списков личного состава воинской части в день истечения срока его военной службы, за исключением перечисленных в законе случаев, к числу которых не относится период нахождения их на амбулаторном лечении.

Вместе с тем в обоснование принятого решения об отказе в удовлетворении искового заявления Сабитова, касающегося его требования к командиру войсковой части № по внесению изменений в приказ от 25 декабря 2018 года № 110, а именно, изменения основания увольнения с «по истечении срока контракта о прохождении военной службы» на увольнение «по состоянию здоровья – в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе», гарнизонный военный суд указал, что право военнослужащего на изменение основания увольнения с военной службы при наличии к этому необходимых условий может быть им реализовано только на основании его волеизъявления и до издания приказа об увольнении. При этом, утверждается судом, юридически значимым по данному делу является тот факт, что на момент издания приказа об увольнении иное основание (по состоянию здоровья) у Сабитова отсутствовало, а в материалах дела имеется действовавшее на тот период времени заключение ВВК от 20 февраля 2018 года в отношении истца. Кроме того, с момента написания истцом рапорта на увольнение (28 июня 2018 г.) до дня исключения из списков воинской части (09 мая 2020 г.) прошло значительное время, тогда как заключение ВВК об ограниченной годности было утверждено 10 апреля 2020 года.

Однако указанные выводы суда основаны на неправильном применении норм материального права.

Так, по делу установлено, что направление истца на ВВК было обусловлено объективными причинами, связанными с его заболеванием. При этом командование, несмотря на имеющееся ранее заключение ВВК, приняло решение о направлении Сабитова на медицинское обследование перед предстоящим увольнением с военной службы, согласившись тем самым, что основание к увольнению последнего с военной службы может быть иное. Подтверждается последнее обстоятельство и тем, что до окончательного заключения ВВК истец из списков личного состава воинской части не исключался. При этом каких-либо данных об уклонении истца от лечения или освидетельствования материалы дела не содержат.

Согласно выписного эпикриза (история болезни № 2524) Сабитов после длительного нахождения на стационарном лечении в хирургическом отделении госпиталя 3 декабря 2019 года был освидетельствован ВВК, а свидетельство о болезни направлено на рассмотрение в ВВК отдела (ВВЭ, г. Североморск) филиала № 1 федерального государственного казенного учреждения «ГЦ ВВЭ» Министерства обороны РФ.

Заключением ВВК хирургического профиля федерального государственного казенного учреждения «1469 Военно-морской клинический госпиталь» Министерства обороны РФ (свидетельство о болезни № 51/660 от 27 марта 2020 г.), утвержденным 10 апреля 2020 года, подтверждается, что административный истец освидетельствован и признан негодным к службе в плавсоставе, ограниченно годным к военной службе по категории «В».

В связи с этим 29 марта 2020 года Сабитов обратился по инстанции к командованию с рапортом об увольнении его с военной службы по состоянию здоровья (подп. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»). Однако командованием войсковой части № ему было отказано в изменении основания увольнения, о чем административному истцу был дан ответ 29 апреля 2020 года.

Согласно подп. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» военнослужащий, проходящий военную службу по контракту на должности мичмана, имеет право на досрочное увольнение с военной службы по состоянию здоровья – в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе.

Аналогичные положения закреплены в подп. «б» п. 5 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы.

При этом в п. 11 ст. 34 названного Положения установлено, что при наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию, за исключением случаев, прямо предусмотренных этой нормой, которых в отношении истца не установлено.

Вывод суда о том, что утверждение результатов ВВК после издания приказа об увольнении не может повлечь изменения оснований увольнения, противоречит п. 74 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 г. № 565, согласно которому граждане, уволенные с военной службы в запас или в отставку без проведения освидетельствования, могут быть освидетельствованы военно-врачебными комиссиями соответствующих федеральных органов исполнительной власти для определения категории их годности к военной службе на момент увольнения с военной службы, независимо от причин и времени увольнения.

Более того, поскольку в силу п. 11 ст. 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащих из списков личного состава воинской части, то правом, предписанным п. 11 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, касающегося выбора основания увольнения (кроме увольняемых по негативным основаниям), таковые военнослужащие могут воспользоваться до исключения их из вышеназванных списков.

Таким образом, вопреки позиции гарнизонного военного суда, Сабитов при указанных обстоятельствах имел законное право на изменение основания увольнения, а именно на увольнение по состоянию здоровья (подпункт «б» пункта 3 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»).

Кроме того, некорректной является ссылка гарнизонного военного суда на ст. 219 КАС РФ, как самостоятельное основание к отказу в удовлетворении требований административного истца по внесению изменений в приказ командира войсковой части № от 25 декабря 2018 года №, поскольку из дела видно, что Сабитов по сути обжаловал не сам приказ, а ответ командования 29 апреля 2020 года, которым ему было отказано в требуемом изменении оснований увольнения, изложенном в данном приказе. Следовательно, обратившись с соответствующим заявлением в суд 4 июня 2020 года, он действовал в пределах вышеуказанных сроков.

Согласно ст. 310 КАС РФ, несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам административного дела, а также неправильное применение норм материального права, выразившееся в неприменении закона, подлежащего применению, являются основаниями для отмены решения в апелляционном порядке.

Изменение основания увольнения, на котором настаивает истец, возможно без восстановления его на военной службе в прежней должности. Каких-либо иных нарушений его прав при увольнении и исключении из списков личного состава, как указано выше, не установлено.

В связи с изложенным суд апелляционной инстанции полагает необходимым обжалуемое решение в данной части отменить и вынести новое – об удовлетворении указанных требований административного истца.

Иные доводы жалобы, направленные на переоценку имеющихся доказательств и оспаривание обоснованности доводов суда об установленных по данному делу обстоятельствах, не могут служить основанием для отмены либо изменения решения гарнизонного военного суда.

Поскольку административный иск Сабитова подлежит частичному удовлетворению, то в силу ст. 111 КАС РФ расходы, связанные с уплатой им государственной пошлины при обращении с административным иском и апелляционной жалобой, подлежат возмещению административному истцу.

На основании изложенного и руководствуясь п.2 ст.309, п.3,4 ч.2 и п.1 ч.3 ст.310 и ст.311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, флотский военный суд

определил:

Решение Полярнинского гарнизонного военного суда от 26 июня 2020 года по административному исковому заявлению бывшего военнослужащего войсковой части № мичмана запаса Сабитова Александра Александровича изменить.

Названное решение в части отказа в удовлетворении требований Сабитова А.А. к командиру войсковой части № о внесении изменения в приказ от 25 декабря 2018 года №, касающегося изменения основания увольнения Сабитова А.А. с военной службы на подп. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», отменить.

Вынести в этой части новое решение.

Признать незаконными действия командира войсковой части №, связанные с отказом во внесении изменений в свой приказ от 25 декабря 2018 года № основания увольнения Сабитова А.А. с военной службы на подп. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе».

Обязать командира войсковой части № в месячный срок со дня вынесения настоящего определения внести в приказ от 25 декабря 2018 года № изменение об увольнении Сабитова А.А. с военной службы по подп. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе».

Взыскать с филиала федерального казённого учрежде­ния «Объединенное стратегическое командование Северного флота» — «2 финансово-экономическая служба» в пользу Сабитова А.А. 450 руб. в счёт возмещения судебных расходов.

В остальной части решение гарнизонного военного суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу административного истца Сабитова А.А. – без удовлетворения.

Кассационная жалоба на вступившие в законную силу судебные постановления может быть подана через суд первой инстанции в течение шести месяцев со дня вынесения апелляционного определения в Кассационный военный суд (г. Новосибирск).

Председательствующий

Судьи

В Северный флотский военный суд(через Полярнинский гарнизонный военный суд)184606, Мурманская область, г. Североморск, ул. Падорина, д. 7 А, к. 3

Административный истец:С……. Александр Александрович,

проживающий по адресу: тел. адрес электронной почты:

Административные ответчики:Командир воинской части

184650, Мурманская область город Полярный

Командир винской части 184650, город Полярный, ул. Душенова

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на решение Полярнинского гарнизонного военного суда по делу №2а-247/2020 от 29 июня 2020 года по исковому заявлению Сатова Александра Александровича об оспаривании действий командира воинской части 20, связанных с оспариванием действий и решений, связанных с увольнением со службы.

Решением Полярнинского гарнизонного военного суда в удовлетворении заявления отказано. Данное решение считаю необоснованным и незаконным, Полярнинский гарнизонный военный суд пришёл к ошибочным выводам по следующим основаниям:

Часть I

1. Неверно применен Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе» от 28.03.1998 № 53-ФЗ (далее – Закон 53-ФЗ). Статья 51 указывает, что, военнослужащий подлежит увольнению (может быть уволен) по состоянию здоровья.

2. Не применён Указ Президента РФ от 16 сентября 1999 г. № 1237 «Вопросы прохождения военной службы», статья 34 которого гласит: «11. При наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию, за исключением случаев, когда увольнение

производится по основаниям, предусмотренным подпунктами «д», «д.1», «д.2», «е», «е.1» и «з» пункта 1, подпунктами «в», «г» (в связи с отказом военнослужащему в допуске к государственной тайне или лишением его указанного допуска за совершение виновных действий, связанных с нарушением законодательства Российской Федерации о государственной тайне), «д», «е.1» и «е.2» пункта 2 статьи 51 Федерального закона.»

3. Не применён Приказ Министра обороны РФ от 30.10.2015 № 660 «О мерах по реализации правовых актов по вопросам организации прохождения военной службы по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации (вместе с Порядком деятельности должностных лиц и органов военного управления по организации прохождения военной службы по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации)» (Далее – Приказ МО РФ №660) в главе X. «Увольнение военнослужащих с военной службы», статье 28, указанно: «а) за шесть месяцев до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта: уточняет у военнослужащего вопрос заключения им нового контракта, учитывая наличие необходимой выслуги лет для назначения пенсии за выслугу лет, состояние здоровья, обеспеченность жилым помещением по установленным нормам; обеспечивает направление личного дела военнослужащего, подлежащего увольнению, в соответствующий орган, уполномоченный осуществлять подсчет выслуги лет на пенсию; направляет военнослужащего (по его желанию) на медицинское освидетельствование в соответствующую военно-врачебную комиссию (далее — ВВК);».

Часть II

4. Судом верно установлено и указанно в решении, что, я 28 июня 2018 года обратился с рапортом к командованию об увольнении в связи с окончанием контракта. Вместе с тем, судом проигнорировано то обстоятельство, что я не отказывался от прохождения ВВК, а наоборот просил до прохождения ВВК меня не увольнять. Так же судом проигнорирован неоспоримый факт, что руководством части при моём увольнении грубо нарушены требования Приказа №660, в части прохождения ВВК перед увольнением.

5. Помимо прочего, согласно положению, п. 12 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы необходимым условием для увольнения военнослужащего с военной службы по иному основанию является наличие рапорта военнослужащего и, если это необходимо, других документов.

6. На основании изложенного, после прохождения ВВК и получения результатов, 30 марта 2020 года я подал рапорт на увольнение в связи с признанием ВВК ограничено годным к военной службе, на основании пп. «в» п.1 ст. 51 ФЗ № 53. Однако, в ответе от 29 апреля 2020 года, в удовлетворении моей законной просьбы об изменении статьи увольнения отказано без разъяснения причин и оснований, в нарушении действующего законодательства.

7. Вместе с тем, судом первой инстанции так же проигнорирована позиция Верховного суда в части правоотношений по данному вопросу изложенная в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих»: «Увольнение с военной службы: 39. При увольнении военнослужащих с военной службы в связи с достижением предельного возраста, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями за ними сохраняются социальные гарантии и компенсации, предусмотренные Федеральным законом «О статусе военнослужащих» и иными нормативными правовыми актами. При наличии у военнослужащего одновременно нескольких оснований для увольнения с военной службы, предусмотренных «статьей 51» Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (за исключением случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным «подпунктами «д», «д1», «д2», «е», «е1» и «з» пункта 1 и «подпунктами «в», «д», «е1» и «е2» пункта 2 статьи 51» Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»), он имеет право выбора одного из них по своему усмотрению.

8. Таким образом, судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для административного дела, что согласно пп. 1 п. 2 ст. 310 КАС РФ является основанием для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке.

Часть III

9. В своем решении суд указывает: «Как установлено по делу, Сатов проходил военную службу по контракту, заключённому 22 января 2014 года на срок 5 лет, на воинской должности…». Таким образом, судом установлено что фактически срок окончания контракта наступает 22 января 2019 года.

10. Далее, суд указывает: «28 июня 2018 года Сатов обратился к командованию войсковой части 65 с рапортом об увольнении с военной службы в связи с окончанием контракта.

Согласно листу беседы от 3 июля 2018 года Сатов выразил согласие на увольнение с военной службы по окончании срока контракта и просил перед увольнением отправить на ВВК, … На основании аттестации, 18 декабря 2018 года командиром воинской части 77 оформлено представление к увольнению Сатова с военной службы по истечении срока контракта о прохождении военной службы со ссылкой на вышеуказанное заключение ВВК, которое направлено для реализации в воинскую часть 30». Тем самым, судом фактически установлено, что процедура моего увольнения проведена в грубом нарушении Приказа МО РФ № 660 в части касающегося направления на ВВК перед увольнением, а за основу перед изданием приказа на увольнение взято ВВК практически годичной давности, которое не может отражать реальное состояние здоровья перед увольнением, вместе с тем в листе беседы перед увольнением указано о моём желании пройти ВВК. Однако, судом это весомое обстоятельство нарушения Приказа МО РФ №660, а как следствие Закона №53-ФЗ проигнорировано, что в итоге привело к принятию ошибочного решения по данному делу.

Вместе с тем, судом не проверен тот факт, что на момент якобы проведения аттестации, я находился в отпуске (с 20.09.2018 г. по 01.01.2019 г. – отпуск за 2017 г. отгулы за 2018 г. — приказ командира в/ч 22950 №-384 от 19.09.2019 г.).

11. Таким образом, суд сам себе и противоречит, т.е. налицо несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам административного дела, что в соответствии с пп. 3 п. 2 ст. 310 КАС РФ является основанием для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке, также нарушен основополагающий принцип правовой определённости.

Часть IV

12. Судом указано: «Заключением ВВК хирургического профиля федерального государственного казённого учреждения «1469 Военно-морской клинический госпиталь» Министерства обороны РФ, утверждённым 10 апреля 2020 года, подтверждается, что административный истец освидетельствован и признан негодным к службе в плавсоставе, ограниченно годным к военной службе по категории «В»». Таким образом, судом установлен тот неоспоримый факт, что ВВК перед увольнением утверждено только 10 апреля 2020 года, а приказ об увольнении издан преждевременно, до утверждения результатов ВВК, что безусловно является нарушением Приказа МО РФ №660, который гласит: « Работа по проведению мероприятий, обеспечивающих своевременное увольнение военнослужащих, проводится командирами (начальниками) воинских частей …. Командир (начальник) воинской части: а) … направляет военнослужащего (по его желанию) на медицинское освидетельствование в соответствующую военно-врачебную комиссию (далее — ВВК)», и как следствие подлежит безусловной отмене.

13. Далее указанно: «В связи с этим, 29 марта 2020 года Сатов обратился к командиру воинской части 20 с рапортом об увольнении с военной службы по состоянию здоровья (п.п. «б» п.3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»), которое в виде ходатайства за исх. №184/ОК от 16 апреля 2020 года было направленно командиру воинской части 30». Суд в решении установил, что я воспользовался своим законным правом на выбор статьи увольнения по основаниям, предусмотренным п. 11 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий и заявил об этом в соответствии п. 12 ст. 34 Положения.

14. Далее суд указывает: «Анализ приведенных положений в их взаимосвязи позволяет прийти к выводу о том, что право военнослужащего на изменение основания увольнения с военной службы при наличии к этому необходимых условий может быть им реализовано только на основании его волеизъявления и до издания приказа об увольнение». Изложенная формулировка судьи А.М. Заставного, явно противоречит позиции Верховного суда Российской Федерации. Так в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», Верховный суд указал: «39. При увольнении военнослужащих с военной службы в связи с достижением предельного возраста, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями за ними сохраняются социальные гарантии и компенсации, предусмотренные Федеральным законом «О статусе военнослужащих» и иными нормативными правовыми актами. При наличии у военнослужащего одновременно нескольких оснований для увольнения с военной службы, предусмотренных «статьей 51» Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (за исключением случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным «подпунктами «д», «д1», «д2», «е», «е1» и «з» пункта 1 и «подпунктами «в», «д», «е1» и «е2» пункта 2 статьи 51» Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»), он имеет право выбора одного из них по своему усмотрению».

15. Помимо прочего, согласно п. 11 ст. 38 Федерального закона от 28.03.1998 № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе»: «11. Окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части». Таким образом, до исключения из списков личного состава законодателем закреплён за гражданином статус военнослужащего, а вместе с указанным статусом соответствующие права и льготы.

16. В военных судах Российской Федерации по аналогичному вопросу имеется выработанная законная и обоснованная практика, так в своих решениях Казанский гарнизонный военный суд по делу № 2а-96/2019 от 17 мая 2019 года, Хабаровский гарнизонный военный суд по делу № 2а-164/2017 от 12 июля 2017 года, Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд по делу № 2а-176/2020 от 8 июня 2020 года используют следующую формулировку: «Таким образом, граждане, проходящие военную службу по контракту, гарантией, установленной пунктом 11 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, могут воспользоваться до исключения их из списков личного состава воинской части, так как до этого момента они сохраняют статус военнослужащего и являются субъектами военно-служебных правоотношений». Но судья Полярнинского гарнизонного военного суда А.М. Заставной отказывая в удовлетворении моих исковых требований, поступает в разрез со сложившейся судебной практикой, чем так же ставит под сомнение решение других судов по аналогичным делам.

Как следствие, судом при принятии решения неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для административного дела, так как имеется недоказанность установленных судом обстоятельств, имеющих значение для административного дела, что является основанием для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке (пп.1 и 2 п.2 ст. 310 КАС РФ).

Часть V

17. Выводы суда: «Юридически значимым, по мнению суда, в данном конкретном случае является тот факт, что на момент издания приказа об увольнении иное основание (по состоянию здоровья) для этого у Сабитова отсутствовало. Более того, в материалах дела, как и в документах, направленных для увольнения, имеется действовавшее на тот период времени заключение ВВК от 20 февраля 2018 года в отношении истца. Также суд учитывает, что с момента написания истцом рапорта на увольнение (28 июня 2018 г.) до дня исключения из списков (09 мая 2020 г.) прошло значительное время, тогда как заключение ВВК об ограниченной годности было утверждено 10 апреля 2020 года», также являются ошибочными по следующим основаниям: 1. Суд сознательно игнорирует установленный факт ухудшения моего здоровья и обращения за медицинской помощью в сентябре 2018 года за долго до издания приказа об увольнении; 2. Судом не учтено моё заявление о желании пройти ВВК в 2018 году, до издания приказа на увольнение; 3. Суд необоснованно считает, что с момента прохождения ВВК 20 февраля 2018 года и до момента написания рапорта я не мог получить категорию годности «В» в связи с заболеванием и получить право выбора в связи с этим основания своего увольнения.

18. В нарушении п. б ст. 28 и п. 29 Приказа МО РФ №660 перед моим увольнением аттестация не проводилась, документы подтверждающие обратное в материалах дела отсутствуют. В представленной в суд копии «Аттестационного листа» (л.д. 96-97) отсутствуют какие-либо подписи как должностных лиц, так и моей которые могли бы заверить (подтвердить действительность) проводимой аттестации, что в свою очередь подтверждает факт не проведения аттестации должностными лицами воинской части. Таким образом, грубо нарушена процедура увольнения, что безусловно ведёт к отмене заведомо незаконного приказа о моём увольнении.

19. Однако суд не учел, что значение имеет не только выводы комиссии, но и порядок ее проведения. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 21 марта 2013 года N 6-П, процедура аттестации предполагает беспристрастное и всестороннее рассмотрение соответствующих материалов членами аттестационной комиссии и принятие ими решения на основе коллегиальности с учетом в равной мере всех обстоятельств, имеющих значение для всесторонней характеристики военнослужащего. Объективность выводов аттестационной комиссии, равно как и соблюдение прав и законных интересов военнослужащего, подлежащего аттестации, обеспечивается, помимо прочего, предоставлением ему возможности ознакомиться с аттестационным листом, заявить в письменной форме о своем несогласии с отзывом о своей служебной деятельности, сообщить дополнительные сведения, лично участвовать в заседании аттестационной комиссии (в установленных случаях), обжаловать ее заключение и порядок проведения аттестации как вышестоящему командиру, так и в суд, что позволяет избежать принятия произвольного, необоснованного решения о досрочном увольнении военнослужащего с военной службы.

20. Судом первой инстанции указанные факты оставлены без внимания и должной оценки, все обстоятельства истолкованы в пользу ответчика, тем самым нарушены нормы материального права и принцип состязательности и равноправия сторон.

Таким образом, судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для административного дела, что согласно пп. 1 п. 2 ст. 310 КАС РФ является основанием для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке.

Часть VI

21. Как было верно установлено судом на дату моего увольнения и исключения из списков личного состава воинской части моё лечение не было завершено, заключение ВВК на определение категории годности к военной службе и установление причинной связи заболевания не было получено.

Следовательно, я был лишён права выбора основания увольнения, а ведь выбор основания увольнения – это право гарантированное военнослужащему пунктом 11 статьи 34 Указа Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года №1237 «Вопросы прохождения военной службы», в котором дословно говорится: «При наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию». Эта же позиция изложена в п. 39 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2014 № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих»: «При наличии у военнослужащего одновременно нескольких оснований для увольнения с военной службы, предусмотренных статьей 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» … , он имеет право выбора одного из них по своему усмотрению».

При этом с моей стороны какой-либо недобросовестности не было.

Однако по независящим от меня причинам я был уволен до заключения ВВК, дающего мне основания на увольнение по состоянию здоровья, что в значительной степени лишает меня прав на получение ряда социальных гарантий и законных льгот, связанных с продолжением лечения.

22. Вместе с тем, в апелляционном определении № 33а-1332/2019 от 30.10.2019 года Судебной коллегией по административным делам Южного окружного военного суда г. Ростов-на-Дону разъяснено, что в соответствии с п. 74 Положения о военно-врачебной экспертизе заключение ВВК может быть дано и после исключения из списков личного состава воинской части, что не препятствует изменению основания увольнения с военной службы (стр. 4 апелляционного определения № 33а-1332/2019 от 30.10.2019).

23. Также судом не был учтен тот факт, что до даты издания приказа об исключении из списков личного состава, мной были пройдены все медицинские специалисты в рамках ВВК, но именно из-за проведенных мне необходимых операций по приобретенному диагнозу, заключение ВВК быть вынесено не могло до завершения моего послеоперационного лечения и до определившегося врачебно-экспертного исхода.

Исходя из указанного, усматривается нарушение должностными лицами воинской части моих прав, гарантированных мне Государством, Федеральными законами и иными нормативными актами.

Определение командиром воинской части основания увольнения до того, как станут известны результаты военно-врачебной комиссии, после завершения мной рекомендованного послеоперационного лечения и после определившегося врачебно-экспертного исхода, грубо нарушает мои права и Приказ МО РФ №660.

24. Постановление Конституционного Суда РФ от 17.05.2011 № 8-П гласит: «Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации охраняется труд и здоровье людей, обеспечивается государственная поддержка инвалидов, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты (статья 7, часть 2), гарантируется равенство прав и свобод человека и гражданина (статья 19, часть 2), достоинство личности охраняется государством (статья 21, часть 1), каждому гарантируются социальное обеспечение в случае болезни, инвалидности и в иных случаях, установленных законом (статья

39, часть 1), а также право на охрану здоровья и медицинскую помощь (статья 41, часть 1).

25. При этом моё увольнение было произведено без учета заключения военно-врачебной комиссии (которая рекомендована после прохождения лечения), поскольку на момент увольнения заключение не было утверждено вышестоящей военно-врачебной комиссией (а также лечение, которое может повлиять на врачебно-экспертный исход не закончено такое состояние здоровья, когда результаты обследования и лечения дают основание военно-врачебной комиссии вынести заключение о категории годности к военной службе (приравненной службе) и когда дальнейшее лечение не приведет к изменению категории годности к военной службе (приравненной службе).

26. Согласно пункту 4 Постановления Правительства Российской Федерации № 565 от 04.07.2013 года «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе» военно-врачебная экспертиза предусматривает проведение обследования и освидетельствования. Освидетельствование военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы, и сотрудников, получивших в период прохождения военной службы (приравненной службы) и военных сборов увечье, заболевание, проводится для определения категории годности к военной службе (приравненной службе) при определившемся врачебно-экспертном исходе.

27. Представление к увольнению было направлено, в нарушение законодательства, т.е. без заключения ВВК, однако, заключение ВВК не требуется только в случае увольнения военнослужащих по негативным основаниям увольнения с военной службы.

28. Также следует отметить, что военное законодательство четко устанавливает исчерпывающий перечень событий, когда командир (начальник) обязан направить военнослужащего и членов его семьи на медицинское освидетельствование в соответствующую военно-врачебную комиссию (ВВК). В тоже время должностные лица воинской части имели рекомендации медиков на проведение ВВК после проводимого мне лечения, так как категория годности к военной службе может измениться.

Военнослужащие находятся под защитой государства. Права военнослужащих и порядок их реализации с учетом особенностей военной службы определяются федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Никто не вправе ограничивать военнослужащих в правах и свободах, гарантированных Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами, федеральными законами.

Государство гарантирует правовую и социальную защиту военнослужащих, осуществляет охрану их жизни и здоровья, а также иные меры, направленные на создание условий жизни и деятельности, соответствующих характеру военной службы и ее роли в обществе.

Реализация мер правовой и социальной защиты военнослужащих возлагается на органы государственной власти, органы местного самоуправления, федеральные суды общей юрисдикции, правоохранительные органы в пределах их полномочий, а также является обязанностью командиров (начальников).

Командиры (начальники), виновные в неисполнении обязанностей по реализации прав военнослужащих, несут ответственность в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

29. Я подлежал увольнению по льготному основанию, перед предстоящим увольнением руководство воинской части должно было предоставить мне возможность реализации права на прохождение этого медицинского освидетельствования, так как от вынесения категории годности к военной службе при изложенных обстоятельствах, зависел мой выбор основания увольнения с военной службы, и все вытекающие от этого выбора льготы и выплаты.

Однако в связи с неправомерными действиями должностных лиц воинской части, в моем представлении к увольнению отсутствовала информация об истинном состоянии моего здоровья и о возможном увольнении меня с военной службы по иному основанию, чем то, которое было указано в приказе командира воинской части, поскольку альтернативное указанному в приказе основание могло возникнуть у меня лишь только после прохождения ВВК и установления реального состояния моего здоровья (выдержка из Определения Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 16.06. 2009 года № 6н-201/08), т.е. право на прохождение ВВК и получение соответствующего заключения осталось у меня не реализованным.

30. Согласно Определения Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда РФ от 15.12.2016 № 201-КГ16-49: «…право военнослужащего на изменение основания увольнения с военной службы при наличии к этому необходимых условий может быть им реализовано только на основании его волеизъявления и до утраты им статуса военнослужащего».

31. Судом первой инстанции было допущено неправильное применение норм материального права, выразившееся в неприменении закона, подлежащего применению. Было также осуществлено неправильное истолкование закона, в том числе без учета правовой позиции, содержащейся в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации, Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

Часть VII

32. Ответчиком в суд представлены подложные документы, а судом указанные документы приняты за действительные и учтены при принятии решения.

Так в «Листе беседы» (л.д. 134) в графе: «подпись увольняемого военнослужащего» рядом с моей фамилией проставлена подпись мне не принадлежащая, что указывает на служебный подлог. Так же в предъявленном в суд ответчиком документе «Лист ознакомления» проставлена напротив моей фамилии подпись, которая мне не принадлежит и является поддельной.

На основании изложенного, ввиду моего ходатайства и записи в протокол заявления о наличии признаков состава преступлений (лист 4, 9 протокола судебного заседания, аудиозапись заседания «№2020_06_26 11-27-43» время 05 м 10 сек – 6 м 10 с), по причине того, что в действиях должностных лиц воинской части содержатся признаки состава преступлений по ст. 292 УК РФ «Служебный подлог»,

ст. 327 УК РФ «Подделка, изготовление или оборот поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей или бланков» в связи с предъявлением в суд документов с проставленной напротив моей фамилии подписями, которые мне не принадлежат и являются поддельными, просил суд вынести частное определение об обнаружении признаков состава преступлений.

33. В связи с покушением на преступление участник дела вправе заявить о преступлении, при этом у суда возникает обязанность занести его в протокол судебного заседания по аналогии закона в соответствии с ч.4 ст. 141 УПК РФ. В соответствии с ч. 4 ст. 200 КАС РФ вынесение частного определения об обнаружении признаков преступления в адрес прокуратуры (СК) является не правом, а обязанностью суда.

34. В соответствии с Приказом Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, МЧС РФ, Минюста РФ, ФСБ РФ, Минэкономразвития РФ и Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков от 29 декабря 2005 г. № 39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учёте преступлений», судьи являются должностными лицами, правомочными осуществлять приём сообщений о преступлениях и оформлять их в соответствии с требованиями УПК РФ по факту устных сообщений о преступлениях, сделанных в ходе судебного разбирательства. Причём сообщением о преступлении является запись в протоколе судебного заседания, в который внесено устное сообщение о преступлении. Судья обязан зарегистрировать его, внеся запись в книгу регистрации сообщений о преступлении. И выдать талон о принятии сообщения о преступлении. При этом талоны должны выдаваться немедленно.

35. Однако, судьёй А.М. Заставной указанные процессуальные действия выполнены не были, а предъявленные подложные документы приняты за достоверные и положены в основу принятия решения по данному делу.

Также судья А.М. Заставной всячески препятствовал мне в подаче заявления о преступлении: Лист 7 запись 2020_06_26 11-43-59 время 11 м 20 с:

Сатов: — Ваша Честь, в начале судебного заседания вы сказали есть ли заявления.

Председательствующий: — Правильно!

Сабитов: — Я заявил о преступлении

Председательствующий: — А я определил, что это не относится к нашему судебному заседанию.

Сатов: — также Ваша Честь, я не согласен с тем, что заявление о преступлении вы …

Председательствующий: — (перебивает) Я вам объяснял право. Вы можете обжаловать все.

Сатов: — можно я все-таки выскажу свою позицию?

Председательствующий: — да я услышал ее уже.

Сатов: – помощник прокурора ссылается на то, что я не заявил об этом, но в исковом заявлении я написал, что беседа со мной не проводилась. На последней подготовке товарищ полковник принес «лист беседы», поэтому я пришел на заседание с заявлением о преступлении.

Председательствующий: — я еще раз вам объясняю, я говорю, что вы можете обратиться с этим заявлением туда куда следует. В сегодняшнем судебном заседании вам в этом отказано…

Таким образом, судья А.М. Заставной отказал в принятии сообщения о преступлении, а поскольку он является процессуальным лицом, он обязан был принять данное сообщение в соответствии с требованиями ст. 144 – 145 УПК РФ, своими недопустимыми действиями судья А.М. Заставной, фактически умалил кодифицированный закон, чем так же нарушил требования ч. 4 ст. 200 КАС РФ.

36. Помимо прочего в ходе судебного заседания опрошенные свидетели Фин и Шкин давали лживые показания, о чём я заявлял, а как доказательство лжи и служебных подлогов заявлял о проведении почерковедческой экспертизы (страница 4-5 протокола судебного заседания, лист 16 аудиозапись 2020_06_26 12-44-00, лист 14 Запись 12-29-00 время 07 м 20 с). Но, судья А.М. Заставной, явно не имея желания вникать в суть дела и будучи незаинтересованном в справедливом судебном разбирательстве данные мои заявления проигнорировал.

37. Судом 1-й инстанции не применен пункт 2 статьи 77 КАС РФ: «Суд может назначить экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или по своей инициативе. Экспертиза может быть назначена по инициативе суда, если экспертиза предусмотрена законом или ее проведение необходимо для проверки заявления о фальсификации представленного доказательства, …». Не применение заключалось в том, что проигнорированы мои заявления о фальсификации представленных ответчиком доказательств, о даче заведомо ложных показаний свидетелями в суде 1-й инстанции, а также проигнорированы заявленные ходатайства о проведении экспертизы (направление представленных ответчиком «Листа беседы» на почерковедческое исследование), в связи с чем представленные ответчиком сфальсифицированные доказательства судом должным образом не исследовались, необоснованно признаны допустимыми, обстоятельства фальсификации, служебного подлога и лжесвидетельствования вообще не изучались (не исследовались) и тем самым установлены не были. Это в итоге привело к судебной ошибке и, как следствие, к неверному вынесению судебных актов.

38. С вынесенными судебными постановлениями также нельзя согласиться по следующим основаниям.

В соответствии с положениями статьи 3 КАС РФ задачами административного судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение административных дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, являющихся субъектами административных и иных публичных правоотношений. Административное судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду.

39. В силу статьи 6 КАС РФ правосудие по административным делам осуществляется на основе непосредственности судебного разбирательства, состязательности и равноправия сторон при активной роли суда. Суд при рассмотрении административного дела обязан непосредственно исследовать все доказательства по административному делу. Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство судебным процессом, разъясняет каждой из сторон их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения сторонами процессуальных действий, оказывает им содействие в реализации их прав, создает условия и принимает предусмотренные настоящим Кодексом меры для всестороннего и полного установления всех фактических обстоятельств по административному делу, в том числе для выявления и истребования по собственной инициативе доказательств, а также для правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении и разрешении административного дела.

40. Одним из основных принципов судебного разбирательства является его непосредственность, решение может быть основано только на тех доказательствах, которые были исследованы судом в судебном заседании.

41. При вынесении судебного решения недопустимо основываться на доказательствах, которые не были исследованы судом в соответствии с нормами КАС РФ (по аналогии с пунктом 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении»).

42. Принцип непосредственности исследования доказательств судом установлен и п. 1 статьи 84 КАС РФ, согласно которой суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в административном деле доказательств. Согласно п. 4 данной статьи доказательство признается судом достоверным, если в результате его проверки и исследования суд придет к выводу, что содержащиеся в нём сведения соответствуют действительности, а п. 5 данной статьи обязывает суд с учётом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право на подписание документа, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств. Непосредственность судебного разбирательства — это принцип административного процесса, определяющий метод исследования доказательств судом и являющийся правовой гарантией их надлежащей оценки, установления действительных обстоятельств дела, формулирования правильных выводов и вынесения правосудного решения. Он заключается в том, что суд, рассматривающий дело, обязан лично воспринимать доказательства по делу, а судебное постановление должно быть основано лишь на исследованных в судебном заседании доказательствах.

43. Согласно пунктам 1 и 2 статьи 77 КАС РФ в случае возникновения в ходе рассмотрения административного дела вопросов, требующих специальных знаний, суд назначает экспертизу, которая может быть поручена экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам. Суд может назначить экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или по своей инициативе. Экспертиза может быть назначена по инициативе суда, если ее проведение необходимо для проверки заявления о фальсификации представленного доказательства либо если проведение экспертизы необходимо в связи с выявленными обстоятельствами административного дела и представленными доказательствами.

44. Так, для установления действительных обстоятельств дела, формулирования правильных выводов и вынесения правосудного решения судам надлежало поставить на обсуждение вопрос о проведении почерковедческой экспертизы в отношении сфальсифицированных документов, представленных ответчиком: «Лист беседы», подписанным якобы мной.

45. Однако в нарушение данных процессуальных норм эти юридически значимые обстоятельства не исследовались и не получили правовой оценки, судом 1-й инстанции в нарушение положений статьи 77 КАС РФ в назначении экспертизы документов, о которых я неоднократно ходатайствовал, было отказано, в результате чего не проверены и не установлены факты фальсификации доказательств и служебного подлога, представленные ответчиком доказательства ошибочно признаны достоверными и допустимыми.

46. Согласно п.24, п.25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2016 № 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации»: «Доказывание по административным делам осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон при активной роли суда (пункт 7 статьи 6, статья 14 КАС РФ).

Указанный принцип выражается в том числе в принятии предусмотренных Кодексом мер для всестороннего и полного установления всех фактических обстоятельств по административному делу, для выявления и истребования по собственной инициативе доказательств в целях правильного разрешения дела (часть 1 статьи 63, части 8, 12 статьи 226, часть 1 статьи 306 Кодекса)…».

47. Не назначение судом по ходатайству истца экспертиз при заявлении истцом о фальсификации представленных доказательств нарушает принцип состязательности и равноправия сторон, т.к. подобное бездействие суда ставит истца в заведомо проигрышную (т.е. неравную) позицию перед ответчиком. Также согласно практике Европейского суда по правам человека данное обстоятельство является отходом от принципов состязательности процесса и равенства сторон (см. п.п. 93, 94 Постановления Европейского суда по правам человека от 13.01.2009 по делу Георги Николаишвили против Грузии).

48. Таким образом, отказав в назначении необходимых экспертиз и приобщении заявленных документов истцом, доказывающих факт служебного подлога и фальсификации, судами неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для административного дела, что согласно пп. 1 п. 2 ст. 310 (неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для административного дела) КАС РФ, в том числе без учета правовой позиции, содержащейся в постановлениях ЕСПЧ, Конституционного Суда Российской Федерации, Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Президиума Верховного Суда Российской Федерации, является основанием для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке, но апелляционный суд данные обстоятельства даже не рассматривал и не изучал, что является существенным нарушением норм процессуального права. Это в итоге привело к вынесению заведомо неправосудных судебных актов.

Часть VIII

49. Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, в сфере социального регулирования должен соблюдаться принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающий правовую определенность, сохранение стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм и предсказуемость законодательной и правоприменительной политики, с тем, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретённых прав действенности их государственной защиты, т.е. в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано.

50. В п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 21 г. Москва «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» в целях обеспечения единообразного применения судами общей юрисдикции Конвенции и ратифицированных Российской Федерацией Протоколов к ней указано, что правовые позиции Европейского Суда по правам человека (далее — Европейский Суд, Суд), которые содержатся в окончательных постановлениях Суда, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для судов. С целью эффективной защиты прав и свобод человека судами учитываются правовые позиции Европейского Суда, изложенные в ставших окончательными постановлениях, которые приняты в отношении других государств — участников Конвенции. При этом правовая позиция учитывается судом, если обстоятельства рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшим предметом анализа и выводов Европейского Суда.

51. Постановление ЕСПЧ от 13.01.2009 по делу «Гиорги Николаишвили (Giorgi Nikolaishvili) против Грузии»: «Любое заблуждение лица относительно последствий его участия в том или ином правоотношении, как показано в деле Гиорги Николаишвили, может служить поводом для признания прямого или косвенного нарушения принципа правовой определенности. Таким образом, принцип правовой определенности рассматривается Европейским судом именно как предсказуемость права и защита от судебного произвола. Несмотря на то, что в основном его действие связывается с недопустимостью пересмотра в порядке надзора вступивших в законную силу решений, в целом правовую определенность по его решениям можно представить, как, во-первых, ясность правовых норм, во-вторых, ясность порядка применения правовых норм и, в-третьих, уверенность в окончательности результата правоприменительной деятельности. Причём принцип правовой определенности имеет не абсолютное значение, а должен быть согласован в правоприменительной практике с другими принципами права».

52. На основании всего вышеизложенного, считаю допущенные и не устранённые судом 1-й инстанции нарушения норм материального и процессуального права, в том числе без учета правовой позиции, содержащейся в постановлениях ЕСПЧ, Конституционного Суда Российской Федерации, Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Президиума Верховного Суда Российской Федерации, существенными, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита моих нарушенных прав и законных интересов, в связи с чем решение суда 1-й инстанции необходимо отменить, а дело направить на новое рассмотрение, так же садом неправильно истолкованы законы, что согласно пп.3 п. 3 ст. 310 КАС РФ является нарушением норм материального права.

53. Согласно «Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» от 08.03.2015 № 21-ФЗ суд апелляционной инстанции рассматривает административное дело в полном объеме и не связан основаниями и доводами, изложенными в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления. В связи с чем, я надеялась на полное, всестороннее рассмотрения моей апелляционной жалобы и вынесения законного и обоснованного решения.

В связи с вышеизложенным, а также соответствии со ст. 95, 295-310 КАС РФ,

ПРОШУ:

1. Решение по административному делу №2а-247/2020 от 29 июня 2020 года Полярнинского гарнизонного военного суда, отменить.

2. Принять по делу новое решение.

первый иск на который отказали

Дело № 2а-247/2020                                    

Мотивированное решение составлено 29 июня 2020 года

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

26 июня 2020 года               город Полярный

Полярнинский гарнизонный военный суд под председательством судьи Заставного А.М., при секретаре Новикове В.М., с участием старшего помощника военного прокурора – войсковая часть № … майора юстиции Щербины А.В., административного истца Сабитова А.А., представителя административного ответчика – командира войсковой части № … полковника юстиции Левченко Ю.И., представителя административных ответчиков – командиров войсковых частей № … и № … капитана 3 ранга Анохина А.Э., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении военного суда административное дело по административному исковому заявлению бывшего военнослужащего войсковой части № … мичмана запаса САБИТОВА Александра Александровича об оспаривании действий командиров войсковых частей № … и № …, связанных с увольнением с военной службы и исключением из списков личного состава воинской части,

У С Т А Н О В И Л:

Мичман Сабитов уволен с военной службы в запас по истечении срока контракта о прохождении военной службы приказом командира войсковой части № … от 25 декабря 2018 года № … и приказом командира войсковой части № … от 22 апреля 2020 года № … с 9 мая 2020 года исключен из списков личного состава воинской части.

Не соглашаясь с такими действиями соответчиков, Сабитов обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором, с учетом последующего уточнения, просит признать их незаконными, обязать командира войсковой части № … изменить основание увольнения и уволить его с военной службы по состоянию здоровья путем внесения соответствующих изменений в оспариваемый приказ, отменить приказ командира войсковой части № … об исключении из списков личного состава воинской части, восстановив его в таковых.

Кроме того, просит возместить судебные расходы, связанные с уплатой государственной пошлины при обращении в суд, в размере 300 руб.

На стадии подготовки дела к судебному разбирательству, с целью разрешения вопроса о возмещении судебных расходов, к участию в деле в качестве административного ответчика привлечен начальник филиала федерального казенного учреждения «Объединенное стратегическое командование Северного флота» – «2 финансово-экономическая служба», который надлежащим образом извещен о времени и месте судебного заседания, в суд не прибыл, просил рассмотреть дело без его участия.

Административный истец Сабитов в судебном заседании заявленные требования поддержал, указав, что 28 июня 2018 года им был подан рапорт об увольнении с военной службы по истечении срока контракта. 9 января 2019 года, в связи с ухудшением здоровья, обратился за медицинской помощью в Федеральное государственное казенное учреждение «*** (далее госпиталь), где проходил стационарное лечение. Ввиду отсутствия улучшения здоровья 5 августа 2019 года был направлен на плановую операцию. В период с 5 ноября по 3 декабря 2019 года, по направлению командира войсковой части № … был освидетельствован военно-врачебной комиссией (далее – ВВК) госпиталя и признан не годным к службе в плавсоставе, годен к военной службе с незначительными ограничениями. ВВК филиала № … <адрес> указанное заключение комиссии не утвердила из-за необоснованности экспертного решения. В результате контрольного медицинского освидетельствования в период с 2 по 27 марта 2020 года был признан ВВК не годным к службе в плавсоставе, ограниченно годным к военной службе. 29 марта 2020 года направил командиру войсковой части № … рапорт с просьбой уволить его с военной службы по состоянию здоровья, однако получил отказ. Согласно приказу командира войсковой части № … с 23 апреля по 9 мая 2020 года находился в отпуске. Поскольку, в связи с нахождением на стационарном лечении в период с 6 по 22 апреля 2020 года, лечащим врачом было назначено прохождение физиопроцедур в течение 6 дней, просит предоставить ему в связи с этим 6 суток отпуска и отменить приказ об исключении из списков. Также Сабитов заявил, что беседа перед увольнением с ним не проводилась и подпись в листе беседы не его. Кроме того, пояснил, что с приказами об увольнении с военной службы и исключением из списков части был ознакомлен 12 мая 2020 года.

Представитель командира войсковой части № … Левченко в судебном заседании требования административного истца не признал и указал, что на основании рапорта Сабитова об увольнении его с военной службы по истечении срока контракта, а также на основании представления командира войсковой части № … с приложением документов, в том числе с действующим заключением ВВК от 20 февраля 2019 года, командующим Кольской флотилией Разнородных сил СФ 25 декабря 2018 года был издан приказ от 25 декабря 2018 года № … об увольнении истца с военной службы по окончании срока контракта. Приказ издан правомочным должностным лицом с соблюдением необходимой процедуры, при наличии соответствующих оснований и волеизъявления военнослужащего, в связи с чем является законным. Также указал, что на момент издания приказа 25 декабря 2018 года и на дату окончания срока контракта 21 января 2019 года иных законных оснований увольнения, по которым военнослужащий имел бы право выбора, не имелось. Также Левченко заявил о пропуске заявителем срока на обращение в суд, предусмотренного ст.219 КАС РФ.

Представитель командиров войсковых частей № … и № … Анохин в судебном заседании требования истца не признал и указал, что на момент издания приказа об увольнении с военной службы, у Сабитова не имелось оснований для увольнения по состоянию здоровья. Оснований для изменения даты исключения истца из списков также не имеется, поскольку назначение лечащим врачом физиопроцедур имеет рекомендательный характер. Процедура увольнения была соблюдена, нарушений не допущено.

Заслушав доводы сторон, исследовав представленные материалы дела, выслушав заключение военного прокурора, полагавшего требования не подлежащими удовлетворению, военный суд приходит к следующим выводам.

Как установлено по делу, Сабитов проходил военную службу по контракту, заключенному 22 января 2014 года на срок 5 лет, на воинской должности *** войсковой части № ….

Согласно заключению ВВК при поликлинике госпиталя от 20 февраля 2018 года № …, административный истец был освидетельствован и признан годным к службе в плавсоставе на подводных лодках, годным к службе по занимаемой воинской должности.

28 июня 2018 года Сабитов обратился к командиру войсковой части № … с рапортом об увольнении с военной службы в связи окончанием срока контракта.

Согласно листу беседы от 3 июля 2018 года Сабитов выразил согласие на увольнение с военной службы по окончании срока контракта и просил перед увольнением отправить на ВВК, обеспечить продпайком и вещевым довольствием. На основании аттестации, 18 декабря 2018 года командиром войсковой части № … оформлено представление к увольнению Сабитова с военной службы по истечении срока контракта о прохождении военной службы со ссылкой на вышеуказанное заключение ВВК, которое направлено для реализации в войсковую часть № ….

Оспариваемым приказом командира войсковой части № … от 25 декабря 2018 года № … Сабитов уволен с военной службы в запас по истечении срока контракта о прохождении военной службы, а приказом командира войсковой части № … от 22 апреля 2020 года № … с 9 мая 2020 года исключен из списков личного состава воинской части.

Из выписного эпикриза (история болезни № …) следует, что Сабитов в период с 5 ноября по 3 декабря 2019 года находился на стационарном лечении в хирургическом отделении госпиталя. 3 декабря 2019 года был освидетельствован ВВК, свидетельство о болезни направлено на рассмотрение в ВВК отдел (***.

Заключением ВВК хирургического профиля федерального государственного казенного учреждения ***, утвержденным 10 апреля 2020 года, подтверждается, что административный истец освидетельствован и признан негодным к службе в плавсоставе, ограниченно годным к военной службе по категории «В».

В связи с этим, 29 марта 2020 года Сабитов обратился к командиру войсковой части № … с рапортом об увольнении с военной службы по состоянию здоровья (п.п. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»), которое в виде ходатайства за исх. № … от <дата> было направлено командиру войсковой части № ….

Из ответа начальника отдела кадров войсковой части № … подполковника Уч.10, подготовленного по поручению командира данной части, следует, что в удовлетворении данного ходатайства отказано.

В соответствии с п. 1 ст. 2 Федерального закона от 27 мая 2003 г. N 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации» военная служба является видом федеральной государственной службы. Принципы ее построения и функционирования закреплены в Федеральном законе «О воинской обязанности и военной службе», согласно п. 1 ст. 50 которого увольнение с военной службы военнослужащих в воинских званиях до полковников, капитанов 1 ранга включительно осуществляется в порядке, установленном Положением о порядке прохождения военной службы, утвержденном Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237 (далее — Положение).

Порядок увольнения военнослужащих с военной службы и исключения их из списков личного состава воинской части установлен в ст. 34 Положения, в котором Президентом Российской Федерации, кроме того, воспроизведены указанные в ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» основания, при которых военнослужащий подлежит увольнению, может быть уволен и имеет право на увольнение с военной службы.

Согласно п.п. «б» п.1 ст.51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» от 28 марта 1998 года № 53-ФЗ военнослужащий подлежит увольнению с военной службы по истечении срока контракта.

В соответствии с п.п.«б» п.3 этой же Статьи, военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, имеет право на досрочное увольнение с военной службы по состоянию здоровья — в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе (за исключением лиц, указанных в п.п. «г» п.1 настоящей статьи).

При этом в п. 11 ст. 34 Положения установлено, что при наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию, за исключением случаев, прямо предусмотренных этой нормой.

Согласно п. 12 ст. 34 Положения необходимым условием для увольнения военнослужащего с военной службы по иному основанию является наличие рапорта военнослужащего и, если это необходимо, других документов.

Анализ приведенных положений в их взаимосвязи позволяет прийти к выводу о том, что право военнослужащего на изменение основания увольнения с военной службы при наличии к этому необходимых условий может быть им реализовано только на основании его волеизъявления и до издания приказа об увольнении.

При таких обстоятельствах обращение Сабитова после увольнения с военной службы к командованию с рапортом об изменении основания увольнения, при соблюдении порядка увольнения и отсутствии нарушений со стороны командования при реализации его права на прохождение военно-врачебной комиссии, не могло повлечь каких-либо правовых последствий, связанных с изменением приказа о его увольнении с военной службы.

Юридически значимым, по мнению суда, в данном конкретном случае является тот факт, что на момент издания приказа об увольнении иное основание (по состоянию здоровья) для этого у Сабитова отсутствовало. Более того, в материалах дела, как и в документах, направленных для увольнения, имеется действовавшее на тот период времени заключение ВВК от 20 февраля 2018 года в отношении истца. Также суд учитывает, что с момента написания истцом рапорта на увольнение (28 июня 2018 г.) до дня исключения из списков (09 мая 2020 г.) прошло значительное время, тогда как заключение ВВК об ограниченной годности было утверждено 10 апреля 2020 г. Учитывая вышеизложенное, суд не находит оснований для признания незаконным приказа командира войсковой части № … от 25 декабря 2018 года № … в части увольнения заявителя с военной службы, а также отказа от внесения изменений в данный приказ, в части основания увольнения.

Согласно п. 14 ст. 34 Положения увольнению военнослужащего должен предшествовать комплекс мероприятий, направленных на соблюдение прав военнослужащих.

Обязанности должностных лиц в работе по проведению мероприятий, связанных с увольнением военнослужащих, определены в Порядке деятельности должностных лиц и органов военного управления по организации прохождения военной службы по контракту в Вооруженных Силах РФ, утвержденном приказом Министра обороны РФ от 30 октября 2015 года № 660.

Не входя в исследование и оценку подлинности самого листа беседы, суд принимает во внимание следующее.

Свидетель капитан-лейтенант Уч.7 в суде показал, что в июле 2018 года лично проводил беседу перед увольнением с Сабитовым, являясь его непосредственным начальником. При этом заявленные просьбы увольняемого были отражены в листе беседы и собственноручно подписаны Сабитовым.

Свидетель капитан-лейтенант Уч.8 показал, что присутствовал при данной беседе, которая проводилась с участием Сабитова капитан-лейтенантом Уч.7, подтвердив при этом, что лично расписывался в листе беседы.

Анализ содержания просьб увольняемого, заявленных в ходе беседы от 3 июля 2018 года, свидетельствует о том, что они, по существу, повторяют просьбы, изложенные Сабитовым в его рапорте от 28 июня 2018 г. на увольнение по окончании контракта. Оценивая в совокупности данные обстоятельства, суд полагает несостоятельным заявление Сабитова об отсутствии факта проведения с ним беседы и нарушения тем самым его прав. Его мнение, что это была «предварительная» беседа, суд расценивает, как его субъективное восприятие происходящего.

Также суд принимает во внимание заявление Левченко о пропуске Сабитовым срока, установленного ст.219 КАС РФ, согласно которой административное исковое заявление может быть подано в суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации, иному лицу стало известно о нарушении их прав, свобод и законных интересов. Как следует из рапорта командира войсковй части № … капитана 3 ранга Уч.12, в январе 2019 года им до Сабитова был доведен приказ о его (Сабитова) увольнении с военной службы, при этом Сабитов на выписке из приказа в ознакомлении не расписался.

Учитывая последующий комплекс мероприятий, служебный опыт и уровень образования истца, суд критически воспринимает его заявление о том, что с приказом об увольнении он был ознакомлен только в мае 2020 года, в связи с чем полагает срок, установленный ст.219 КАС РФ на обращение в суд пропущенным без уважительных причин, что является самостоятельным основанием для отказа в признании незаконным приказа командира войсковой части № … от 25 декабря 2018 года № … в части увольнения истца с военной службы.

Согласно приказу командира войсковой части № … от 23 апреля 2020 года № … Сабитову предоставлен основной отпуск за 2020 год (пропорционально прослуженному времени) в количестве 17 суток с 23 апреля по 9 мая 2020 года.

Из копии выписного эпикриза усматривается, что Сабитов находился на лечении в неврологическом отделении госпиталя в период с 6 по 23 апреля 2020 года. 22 апреля этого же года лечащим врачом истцу назначены физиопроцедуры амбулаторно.

На основании п.18 ст.29 Положения, военнослужащим, заболевшим во время основного отпуска, таковой продлевается на соответствующее количество дней болезни. Продление отпуска в этом случае осуществляется командиром воинской части на основании справки из лечебного учреждения.

Согласно п. 11 ст. 38 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ «О воинской обязанности военной службе» окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части; военнослужащий должен быть исключен из списков личного состава воинской части в день истечения срока его военной службы, за исключением случаев, когда: военнослужащий находится на стационарном лечении; военнослужащий женского пола находится в отпуске по беременности и родам или в отпуске по уходу за ребенком; военнослужащий, проходящий военную службу по призыву, по его желанию остается в воинской части до дня отправки транспортного средства, осуществляющего индивидуальную или организованную перевозку военнослужащих, увольняемых в запас; военнослужащий участвует в походах кораблей; военнослужащий находится в плену, в положении заложника или интернированного; военнослужащий безвестно отсутствует — до признания его в установленном законом порядке безвестно отсутствующим или объявления его умершим; в отношении военнослужащего, являющегося подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления, избраны меры пресечения в виде заключения под стражу с содержанием на гауптвахте или наблюдения командования воинской части; а также в иных случаях, установленных Положением о порядке прохождения военной службы.

Содержание названной законодательной нормы указывает на то, что она регламентирует вопросы, связанные с порядком определения срока военной службы и времени его истечения, и допускает оставление военнослужащего в списках личного состава воинской части после истечения срока его военной службы лишь в случаях, прямо установленных в Федеральном законе и в Положении.

К числу таких случаев отнесено нахождение военнослужащего на стационарном лечении, что направлено на защиту интересов лиц, проходящих военную службу и находящихся на стационарном лечении, предоставляя им гарантии сохранения статуса военнослужащего в указанный период.

Указания на необходимость продления срока нахождения военнослужащих в списках личного состава воинской части на период их амбулаторного лечения военнослужащего Федеральный закон и Положение не содержат.

Согласно п. 4 ст. 3 Положения военнослужащий должен быть исключен из списков личного состава воинской части в день истечения срока его военной службы (уволенный досрочно — не позднее окончания срока военной службы), кроме случаев, установленных Федеральным законом и Положением.

К числу таких случаев, установленных Положением, в частности, отнесена невозможность предоставления основного и дополнительных отпусков до дня истечения срока военной службы, в связи с чем в п. 16 ст. 29 Положения установлено, что такие отпуска могут быть предоставлены военнослужащему при его увольнении последовательно, без разрыва между отпусками, а исключение военнослужащего из списков личного состава воинской части производится по окончании последнего из отпусков и после сдачи военнослужащим дел и должности.

Что касается п. 18 ст. 29 Положения, в соответствии с которым военнослужащим, заболевшим во время основного или дополнительного отпуска, кроме отпуска по личным обстоятельствам, основной или дополнительный отпуск продлевается на соответствующее количество дней болезни, то он, устанавливая правила продления отпусков указанным военнослужащим, обеспечивает им возможность полноценной реализации права на отдых и гарантирует достижение целей предоставления основного и дополнительного отпуска, обусловленных необходимостью последующего надлежащего исполнения обязанностей военной службы.

Таким образом, указанная норма вопросы, связанные с порядком определения срока военной службы и времени его истечения, в том числе вопросы, связанные с порядком исключения военнослужащих из списков личного состава воинской части в связи с увольнением с военной службы, не регламентирует.

Из изложенного следует, что командир войсковой части № … правомерно отказал Сабитову в переносе отпуска в связи с нахождением последнего на амбулаторном лечении.

Отказывая Сабитову по существу его заявления, суд, в соответствии со ст.111 КАС РФ, отказывает и в возмещении судебных расходов, связанных с уплатой государственной пошлины при обращении в суд в размере 300 руб.

На основании изложенного, руководствуясь ст.174-180 и 227 КАС РФ, военный суд

Р Е Ш И Л:

В удовлетворении административного искового заявления Сабитова Александра Александровича – отказать.

На решение может быть подана апелляционная жалоба, а прокурором, участвующим в деле, принесено представление в Северный флотский военный суд через Полярнинский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Председательствующий по делу          А.М. Заставный

ВВЕДЕНИЕ в основы , мнение 1 западного окружного суда

ВИЗИТКА СТАТЬИ : что содержит статья и для чего написана —

Очередной суд Выигран — уволят Офицера ВДВ по ВВК и получит жилье :

пункт 11 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, в соответствии с которым при наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию, за исключением случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным подпунктами «д», «д.1», «д.2», «е», «е.1» и «з» пункта 1, подпунктами «в», «г» (в связи с отказом военнослужащему в допуске к государственной тайне или лишением его указанного допуска за совершение виновных действий, связанных с нарушением законодательства Российской Федерации о государственной тайне), «д», «е.1» и «е.2» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе».

ОЧЕРЕДНОЕ ДЕЛО : ВЫИГРАНО в досудебном порядке

Вот такое вот получил по почте, видимо всё-таки судья попросту тянул время, чтобы они успели внести изменения приказ, и чтобы судиться было уже не о чем, как я понимаю, мне надо очень срочно направлять заявление о выплате допов, кстати, Александр Васильевич

В Калининградский гарнизонный военный суд

г. Калининград, улица Дмитрия Донского, дом 45, 236022

Административный истец: Менков Никита Буслаевич, 03.01.1342 года рождения место рождения: г. Веймар, Германская демократическая республика, проживающий по адресу: Московская область, город Кремль, улица Бабая, дом 12, квартира 1, 11111

тел. +72222222222222,

электронная почта: главный@bk.ru

Административный ответчик: Командир войсковой части 00005, место нахождения: г. Калининград, улица Суворова, дом 00, 00000

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЯ

об оспаривании неправомерных действий должностного лица

Я, капитан Менков Никита Буслаевич, военную службу по контракту прохожу в пограничных органах Федеральной службы безопасности Российской Федерации в Пограничном управлении Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Калининградской области в войсковой части 0000 на должности заместителя командира подразделения войсковой части 00000.

С 27.04.2020 на основании направления на медицинское освидетельствование от 18.04.2020 рег. № 97/00000, я начал проходить

медицинское освидетельствование в военно – врачебной комиссии военно – медицинской службы Управления ФСБ России по Калининградской области1. По причине введения мер по обеспечению санитарно – эпидемиологического благополучия населения на территории РФ в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID – 19) проведение медицинского освидетельствования было приостановлено, о чем мне было сообщено председателем ВВК 01.04.2020. Рапорт о необходимости направления меня на медицинское освидетельствование был написан мной в начале марта 2020 года, в нем подробно описаны периоды моей нетрудоспособности и причины направления меня на обследование, ранее я также обращался к руководству подразделения с жалобами на здоровье, в том числе и в форме рапортов.

Находясь в основном отпуске за 2020 год я еженедельно звонил председателю ВВК и в регистратуру Поликлиники ФСБ России военно – медицинской службы Управления ФСБ России по Калининградской области и уточнял информацию о возобновлении работы ВВК.

В период с 16.07.2020 по 23.07.2020 я прошел медицинское освидетельствование в ВВК. По окончанию медицинского освидетельствования я сдал начальнику ВВК Сенко Ольге Измаиловне все необходимые документы.

Со слов Сенко Ольги Измаиловны вышеуказанные документы, а также Акт медицинского освидетельствования Менкова Никиты Буслаевича от 27.05.2020 будут отправлены в Центральную ВВК для подтверждения предварительной категории годности к военной службы «Д – не годен к военной службе».

08.09.2020 мне было выдано свидетельство о болезни от 05.08.2020 № 0000, после чего мной был написан рапорт на увольнение с военной службы по состоянию здоровья в связи с признанием ВВК не годным к военной

службе (подпункт «в» пункта 1 статьи 51 ФЗ от 28.03.1998 «О воинской обязанности и военной службе» № 53 – ФЗ).

24.09.2020 я был вызван в ПУ ФСБ России по Калининградской области в кабинет 111. В служебном кабинете подполковника Сявкина В.А.:

1. До меня был доведен приказ ПС ФСБ России от 26.05.2020 № 0003 — лс об увольнении меня с военной службы по подпункту «б» пункта 1 статьи 51 Федерального Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе».

2. До меня был доведен приказ начальника ПУ ФСБ России по Калининградской области от 11.09.2020 № 009 — лс об исключении меня из списков части по причине увольнения с военной службы по подпункту «б» пункта 1 статьи 51 Федерального Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе».

3. Мне был выдан обходной лист и поставлена задача пройти его с 24.09.2020 по 25.09.2020.

Дополнительно сообщаю, что в своих рапортах к командованию войсковой части 000 неоднократно обращался с просьбой не увольнять меня с военной службы по окончанию контракта, так как в данном случае я буду лишен права выбора основания увольнения с военной службы.

По моему мнению, увольнение меня с военной службы по подпункту «б» пункта 1 статьи 51 Федерального Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе», а также исключение из списков части по причине увольнения с военной службы по подпункту «б» пункта 1 статьи 51 Федерального Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе». является неправомерным, так как я признан ВВК не годным к военной службе, а значит, подлежу увольнению и исключению из списков части по состоянию здоровья в связи с признанием ВВК не годным к военной службе (подпункт «в» пункта 1 статьи 51 ФЗ от 28.03.1998 «О воинской обязанности и военной службе» № 53 – ФЗ), тем более я обращался к командованию войсковой части 000 в форме рапорта именно с этой просьбой.

Для объективного судебного разбирательства прошу учесть решение 1

Западного окружного суда по апелляционному определению № 33а – 300/2020 от 03.09.2020 по делу № 2а – 176/2020.

На основании статьи 218 КАС Российской Федерации ПРОШУ:

1. Признать действия командира войсковой части 0000по представлению меня к исключению из списков части по причине увольнения с военной службы по подпункту «б» пункта 1 статьи 51 Федерального Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе» — незаконным.

2. Обязать командира войсковой части 0000 предоставить мне право выбора статьи увольнения с военной службы.

3. Обязать командира войсковой части 000 предпринять необходимые действия для изменения приказа начальника ПУ ФСБ России по Калининградской области от 11.09.2020 № 0009 — лс, указав в качестве основания увольнения подпункт «в» пункта 1 статьи 51 ФЗ от 28.03.1998 «О воинской обязанности и военной службе» № 53 – ФЗ.

Приложения:

1. Свидетельство о болезни от 05.08.2020 № 000.

2. Ксерокопия удостоверения личности серии АА № 000000.

3. Ксерокопия паспорта серии 000 № 00000.

4. Копия рапорта о возобновлении прохождения ВВК.

5. Копия рапорта о прохождении ВВК.

6. Копия рапорта об увольнении с военной службы по состоянию здоровья.

7. Копия рапорта с просьбой не лишать меня права на выбор статьи увольнения.

8. Квитанция об уплате государственной пошлины.

Добрый день! Апелляционный суд выиграл. Окружной оставил решение гарнизонного без изменений а апелляции ГК ВМФ и ком части без удовлетворения. Теперь мне пол года решения ждать если они в кассационный не подадут?

?????

Ответ:
Апелляционное определение вступает в законную силу в день его принятия, будут мозги канифолить, сразу мне напишите.

 Дело № 2а-176/2020. Предс. Мовчан А.Н.

    АПЕЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 33а-300/2020

          3 сентября 2020 г.                                                         г. Санкт-Петербург

    1-й Западный окружной военный суд в составе председательствующего Савельева И.Г., судей Постникова В. Н. и Яковлева А.Г. при секретаре судебного заседания Валюке И. В. рассмотрел в открытом судебном заседании административное дело по апелляционным жалобам ответчиков на решение Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда от 8 июня 2020 года по административному исковому заявлению <данные изъяты> Горшкова Михаила Вячеславовича об оспаривании действий <данные изъяты> и командира войсковой части №, связанных с увольнением его с военной службы.

    Заслушав доклад судьи Савельева И.Г., выступление представителя <данные изъяты> Лысенко Е.А. и командира войсковой части № Бало В.И. с изложением доводов апелляционных жалоб, объяснения истца и заключение прокурора <данные изъяты> Чендылова О.А., полагавших оставить решение без изменения, окружной военный суд

    УСТАНОВИЛ:

    В уточненном административном исковом заявлении Горшков просил суд признать незаконными действия командира войсковой части № по представлению его к увольнению с военной службы по истечении срока контракта, а также приказ <данные изъяты> от 4 апреля 2020 года № об увольнении с военной службы по этому основанию и обязать его изменить приказ, указав в качестве основания увольнения подпункт «б» пункта 3 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (по состоянию здоровья-в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе).

    Суд удовлетворил иск частично. Признав незаконными действия командира войсковой части №, суд обязал его направить <данные изъяты> служебный материал, необходимый для изменения оспариваемого приказа и увольнения истца с военной службы по состоянию здоровья, а на <данные изъяты> возложил обязанность изменить приказ от 4 апреля 2020 года №, указав в нем в качестве основания увольнения Горшкова подпункт «б» пункта 3 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (по состоянию здоровья-в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе). Требование истца о признании данного приказа незаконным суд оставил без удовлетворения.

    В обоснование решения суд указал, что в результате действий командования Горшков был лишен законного права на выбор основания увольнения.

    В апелляционных жалобах представитель <данные изъяты> и командир войсковой части № просят отменить решение в части требований истца, удовлетворенных судом, и принять новое решение об отказе в их удовлетворении в связи с неправильным применением норм материального права, нарушением норм процессуального права и несоответствием выводов в решении фактическим обстоятельствам дела. Ссылаясь на нормы Федеральных законов «Об обороне», «О воинской обязанности и военной службе» и Положения о порядке прохождения военной службы, авторы жалоб утверждают, что Горшков был обоснованно уволен с военной службы по истечении срока контракта без нарушения установленных законодательством процедур. На день составления представления к увольнению и издания оспариваемого приказа у Горшкова не имелось иных оснований для увольнения, заявлений об увольнении по состоянию здоровья от него не поступало, утвержденное заключение военно-врачебной комиссии о признании его ограниченно годным к военной службе истец представил командованию после исключения из списков личного состава. Отсутствие заключения не относится к обстоятельствам, которые препятствует исключению военнослужащего из этих списков в день истечения срока военной службы, оснований для удержания Горшкова на службе сверх указанного срока не имелось. Увольнение Горшкова не ущемляет его права участника накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения. Кроме того, командир войсковой части № просит учесть рапорт Горшкова от 15 июля 2019 года об увольнении с военной службы по истечении срока контракта, своевременность представления его к увольнению, необязательность заключения военно-врачебной комиссии для увольнения по данному основанию, а представитель главнокомандующего обращает внимание на нарушение судом срока составления мотивированного решения.

    В письменных возражениях на апелляционные жалобы Горшков просит оставить решение без изменения по изложенным в нем основаниям.

Рассмотрев материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб ответчиков и возражений истца, окружной военный суд полагает оставить решение без изменения, поскольку суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, его выводы основаны на проверенных в судебном заседании достоверных доказательствах и соответствуют нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.

Как следует из материалов дела, Горшков проходил военную службу в войсковой части № по контракту, срок действия которого истекал 16 апреля 2020 года. 15 июля 2019 года он подал рапорт об увольнении с военной службы по окончании срока контракта. 20 января 2020 года в беседе по поводу предстоящего увольнения Горшков высказал просьбу не исключать его из списков личного состава до получения результатов военно-врачебной комиссии. 18 марта 2020 года командир войсковой части № направил истца по его просьбе на медицинское освидетельствование для определения категории годности к военной службе, а 30 марта, не дожидаясь результатов освидетельствования, представил его к увольнению с военной службы по истечении срока контракта. По заключению военно-врачебной комиссии от 3 апреля 2020 года Горшков был признан ограниченно годным к военной службе с указанием в свидетельстве о болезни № о получении заболевания в период ее прохождения. Приказом <данные изъяты> от 4 апреля 2020 года № Горшков был уволен с военной службы по указанному основанию и приказом командира войсковой части № от 15 апреля 2020 года № исключен из списков личного состава с 16 апреля 2020 года после утверждения заключения военно-врачебной комиссии 10 апреля 2020 года.

Оценивая приведенные выше обстоятельства, гарнизонный военный суд пришел к правильному выводу о нарушении права истца на выбор основания к увольнению с военной службы. Этот вывод следует из пункта 11 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, в соответствии с которым при наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию, за исключением случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным подпунктами «д», «д.1», «д.2», «е», «е.1» и «з» пункта 1, подпунктами «в», «г» (в связи с отказом военнослужащему в допуске к государственной тайне или лишением его указанного допуска за совершение виновных действий, связанных с нарушением законодательства Российской Федерации о государственной тайне), «д», «е.1» и «е.2» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе».

По делу установлено, что каких-либо причин для ограничения права административного истца на выбор основания увольнения у командования не имелось.

В силу пункта 14 статьи 34 Положения увольнению военнослужащего должен предшествовать комплекс мероприятий, направленных на соблюдение его прав и законных интересов.

В соответствии с пунктами 26, 27 «Порядка деятельности должностных лиц и органов военного управления по организации прохождения военной службы по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации», утвержденного приказом Министра обороны РФ от 30 октября 2015 года № 660, процедура представления военнослужащих к увольнению с военной службы включает в себя разработку и утверждение годового плана увольнения с определением конкретных сроков проведения мероприятий, обеспечение контроля за его своевременным выполнением. Одним из числа этих мероприятий является направление военнослужащего на медицинское освидетельствование, которое включается в соответствующую графу плана, предусмотренного приложением № 1 к данному приказу, с указанием военно-врачебной комиссии, места и периода ее проведения.

Как следует из плана мероприятий по увольнению Горшкова, утвержденному командиром войсковой части № 31 июля 2019 года, он предусматривал прохождение им военно-врачебной комиссии в период с 15 января по 13 марта 2020 года и увольнение из Вооруженных Сил РФ в запас 17 апреля 2020 года.

Поскольку командир воинской части признал необходимость медицинского освидетельствования истца, как обязательной процедуры его увольнения, он в соответствии с пунктом 28 Порядка подлежал направлению в военно-врачебную комиссию за шесть месяцев до окончания контракта. Учитывая, что срок контракта о прохождении военной службы истекал у Горшкова 16 апреля 2020 года, направление на освидетельствование должно быть выдано ему до 16 октября 2019 года с учетом срока его проведения. Однако оно первоначально было выдано ему только 20 января 2020 года, а повторно -18 марта того же года в связи с невозможностью медицинского освидетельствования ранее по уважительным причинам.

Приведенные данные дают основания полагать, что командованием не были созданы условия для своевременного медицинского освидетельствования Горшкова на предмет его годности к военной службе и получения заключения военно-врачебной комиссии до представления к увольнению по соответствующему основанию в зависимости от категории годности.

Существенное значение для дела имеет то обстоятельство, что командованию части было известно о наличии у истца тяжелого хронического заболевания, по поводу которого он семь раз в течение последних трех лет находился на стационарном лечении, и это заболевание не позволяет ему в полном объеме выполнять обязанности военной службы. Эти сведения нашли отражение в служебной характеристике, составленной в связи с направлением Горшкова на медицинское освидетельствование.

При таких данных, а также принимая во внимание просьбу истца к командованию учесть при увольнении результаты медицинского освидетельствования, гарнизонный военный суд сделал правильный вывод о незаконности действий командира войсковой части № по представлению Горшкова к увольнению, которые не позволили ему реализовать право на выбор основания увольнения, предусмотренное пунктом 11 статьи 34 Положения.

Довод жалобы о необязательности заключения военно-врачебной комиссии для увольнения Горшкова по истечении срока контракта противоречит пункту 31 названного Порядка, согласно которому такое заключение не требуется при подготовке кадровыми органами документов (материалов) к увольнению военнослужащего лишь по основаниям, предусмотренным подпунктами «д», «д.1», «д.2», «е.1» и «з» пункта 1, подпунктами «в», «д», и «е.1» Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе».

Ссылка на отсутствие заключения комиссии на день представления истца к увольнению является несостоятельной, так как это обстоятельство не освобождало ответчика от обязанности приостановить процедуру его увольнения на период до получения результатов медицинского освидетельствования, которое он проходил по направлению командира воинской части в соответствии с планом увольнения.

В связи с этим представление истца к увольнению без заключения военно-врачебной комиссии должно расцениваться как результат невыполнения ответчиком запланированного в отношении Горшкова мероприятия.

С учетом изложенного решение об увольнении Горшкова не могло быть принято до получения утвержденного заключения военно-врачебной комиссии и выяснения основания увольнения с военной службы в условиях появившегося у военнослужащего права выбора такого основания. Эта обязанность командования обусловлена самим фактом признания истца ограниченно годным к военной службе до издания приказа об его увольнении.

Что касается рапорта Горшкова об увольнении с военной службы по истечении срока контракта, на что обращается внимание в апелляционной жалобе командира войсковой части №, то в силу пункта 29 Порядка это обстоятельство не имеет правового значения, так как согласие военнослужащего для увольнения по данному основанию не требуется.

Не являются значимыми и иные доводы ответчиков, поскольку основания для отмены или изменения законного и обоснованного решения гарнизонного военного суда из содержания их апелляционных жалоб не вытекают. Несвоевременное принятие решения в окончательной форме не является существенным нарушением норм процессуального права и не влечет его отмену.

Руководствуясь статьями 309, 311 КАС РФ, окружной военный суд

ОПРЕДЕЛИЛ:

    Решение Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда от 8 июня 2020 года по административному исковому заявлению Горшкова Михаила Вячеславовича об оспаривании действий главнокомандующего <данные изъяты> и командира войсковой части №, связанных с увольнением его с военной службы, оставить без изменения, а апелляционные жалобы ответчиков –без удовлетворения.

    Кассационная жалоба может быть подана в Кассационный военный суд через суд первой инстанции в течение шести месяцев со дня вынесения апелляционного определения.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ

СУДЬИ:

Дата
поступления
СудьяДата
решения
РешениеДата вступления
в законную силу
Судебные
акты
33а-300/2020 03.08.2020Савельев Игорь Геннадьевич03.09.2020РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
Видео: Возражения на Апелляцию командующего ВМФ РФ

В 1-й Западный окружной военный суд

191123, г. Санкт-Петербург, ул. Кирочная,д.35А, литер А

(через Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд)

от Гокова Михаила Вячеславовича

г. Санкт-Петербург, г. Колпино,

ул. Ижорского Батальона 8 кв. 19, 196655

тел. +7 (911) 120-000000-000001

эл. почта: g000000085@list.ru

Возражение на апелляционную жалобу:

от представителя главнокомандующего Военно-Морским Флотом Цыкова Р.Ю. от 17 июля 2020 г. № 700/10/121 по административному делу № 2а-22/2020

Возражение:

С доводами апелляционной жалобы я не согласен по следующим основаниям:

по результатам заключения военно-врачебной комиссии КДП ФГКУ «442 ВКГ» МО РФ от 3 апреля 2020 г. № 8/75 утвержденного вышестоящей военно-врачебной комиссией отдела (военно-врачебной экспертизы, г. Санкт-Петербург) Филиала № 1 ФГКУ «Главный центр военно-врачебной экспертизы» МО РФ от 10 апреля 2020 г., мне определена категория годности к военной службе: В — ограниченно годен к военной службе, заболевание получено в период военной службы. Диагноз послуживший решению ВВК является статья 57 пункта статьи б, статьи 13 пункта статьи б графы III расписания болезней Постановления Правительства РФ от 04.07.2013 N 565 «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе». Данное заболевание было выявлено в ходе проведенного комплексного сфинктерометрического исследования 4 апреля 2020 г. в ФГБУ «НМИЦ» онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России. 5 апреля 2020 г. о результатах исследования мною было доложено командиру войсковой части 250 и именно это заболевание мне не позволяло в полном объеме выполнять обязанности военной службы, о чем лично командир указывает это в служебной характеристике при направлении меня на ВВК. Хочу отметить, что данное заболевание было получено в ходе неоднократных оперативных вмешательств по лечению абсолютно другого заболевания, о чем говорится в свидетельстве о болезни от 3 апреля 2020 г. № 80/5 (копию прилагаю) и консультативном заключении ФГБУ «НМИЦ» онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России от 4 марта 2020 г. (копию прилагаю). Таким образом, мнение представителя главнокомандующего Военно-Морского Флота, что я с данным заболеванием исполнял обязанности военной службы с 2015 года, при этом, не высказывая желания по досрочному увольнению является домыслом; уволив и исключив меня из списка личного состава части, меня лишили права выбора основания увольнения, а ведь выбор основания увольнения – это право гарантированное военнослужащему пунктом 11 статьи 34 Указа Президента Российской Федерации от 16.09.1999 г. № 1237 «Вопросы прохождения военной службы», в котором дословно говорится: «При наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию». Эта же позиция изложена в п. 39 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2014 № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих»: «При наличии у военнослужащего одновременно нескольких оснований для увольнения с военной службы, предусмотренных статьей 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», за исключением случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным подпунктами «д», «д1», «д2», «е», «е1» и «з» пункта 1 «и» подпунктами «в», «д», «е1» и «е2» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», он имеет право выбора одного из них по своему усмотрению». Такие действия командования войсковой части 22050 привели к тому, что меня лишили воспользоваться положенными мне правами и социальными гарантиями, указанными в пунктах 2 – 5 ст. 16 ФЗ «О статусе военнослужащих», а также не смогу претендовать на получение денежных средств, указанных в п. 3 ч. 1 ст. 4 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» а именно на получение денежных средств дополняющих накопления, о чем четко говорится в решении Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда. Таким образом, представитель главнокомандующего Военно-Морского Флота, в своей апелляционной жалобе ошибочно ссылается на п.п. 1 ст. 10, п. 2 ст. 15 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих», ведь речь идет о денежных средствах дополняющих накопления а не про возникновение права на использование накоплений, учтенных на именном накопительном счете участника.

На основании изложенного, ПРОШУ:

Решение Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда от 8 июля 2020 г. по административному делу № 2а-176/2020 оставить без изменений;

просьбу представителя главнокомандующего Военно-Морским Флотом Цыгкова Р.Ю. указанную в апелляционной жалобе от 17 июля 2020 г. № 700/10/121 оставить без удовлетворения.

Приложения:

копия консультативного заключения ФГБУ «НМИЦ» онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России от 4 марта 2020 г. на 1 л.;

копия свидетельства о болезни от 3 апреля 2020 г. № 80/5 на 2 л.

28 июля 2020 г. Гоков М.В.

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н А Я Ж А Л О Б А
на решение Полярнинского гарнизонного военного суда по делу №2а-247/2020 от 29
июня 2020 года по исковому заявлению Сбитова Александра Александровича об
оспаривании действий командира воинской части 250, связанных с оспариванием
действий и решений, связанных с увольнением со службы.
Решением Полярнинского гарнизонного военного суда в удовлетворении
заявления отказано. Данное решение считаю необоснованным и незаконным,
Крымский гарнизонный военный суд пришёл к ошибочным выводам по следующим
основаниям:
Часть I

  1. Неверно применен Федеральный закон «О воинской обязанности и
    военной службе» от 28.03.1998 № 53-ФЗ (далее – Закон 53-ФЗ). Статья 51 указывает,
    что, военнослужащий подлежит увольнению (может быть уволен) по состоянию
    здоровья.
  2. Не применён Указ Президента РФ от 16 сентября 1999 г. № 1237
    «Вопросы прохождения военной службы», статья 34 которого гласит: «11. При
    наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту,
    нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по
    избранному им основанию, за исключением случаев, когда увольнение
    2
    производится по основаниям, предусмотренным подпунктами «д», «д.1», «д.2», «е»,
    «е.1» и «з» пункта 1, подпунктами «в», «г» (в связи с отказом военнослужащему в
    допуске к государственной тайне или лишением его указанного допуска за
    совершение виновных действий, связанных с нарушением законодательства
    Российской Федерации о государственной тайне), «д», «е.1» и «е.2» пункта 2 статьи
    51 Федерального закона.»
  3. Не применён Приказ Министра обороны РФ от 30.10.2015 № 660 «О
    мерах по реализации правовых актов по вопросам организации прохождения
    военной службы по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации
    (вместе с Порядком деятельности должностных лиц и органов военного управления
    по организации прохождения военной службы по контракту в Вооруженных Силах
    Российской Федерации)» (Далее – Приказ МО РФ №660) в главе X. «Увольнение
    военнослужащих с военной службы», статье 28, указанно: «а) за шесть месяцев до
    достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе
    или окончания соответствующего контракта: уточняет у военнослужащего вопрос
    заключения им нового контракта, учитывая наличие необходимой выслуги лет для
    назначения пенсии за выслугу лет, состояние здоровья, обеспеченность жилым
    помещением по установленным нормам; обеспечивает направление личного дела
    военнослужащего, подлежащего увольнению, в соответствующий орган,
    уполномоченный осуществлять подсчет выслуги лет на пенсию; направляет
    военнослужащего (по его желанию) на медицинское освидетельствование в
    соответствующую военно-врачебную комиссию (далее — ВВК);».
    Часть II
  4. Судом верно установлено и указанно в решении, что, я 28 июня 2018
    года обратился с рапортом к командованию об увольнении в связи с окончанием
    контракта. Вместе с тем, судом проигнорировано то обстоятельство, что я не
    отказывался от прохождения ВВК, а наоборот просил до прохождения ВВК меня не
    увольнять. Так же судом проигнорирован неоспоримый факт, что руководством
    части при моём увольнении грубо нарушены требования Приказа №660, в части
    прохождения ВВК перед увольнением.
  5. Помимо прочего, согласно положению, п. 12 ст. 34 Положения о
    порядке прохождения военной службы необходимым условием для увольнения
    военнослужащего с военной службы по иному основанию является наличие рапорта
    военнослужащего и, если это необходимо, других документов.
  6. На основании изложенного, после прохождения ВВК и получения
    результатов, 30 марта 2020 года я подал рапорт на увольнение в связи с признанием
    ВВК ограничено годным к военной службе, на основании пп. «в» п.1 ст. 51 ФЗ № 53.
    Однако, в ответе от 29 апреля 2020 года, в удовлетворении моей законной просьбы
    об изменении статьи увольнения отказано без разъяснения причин и оснований, в
    нарушении действующего законодательства.
  7. Вместе с тем, судом первой инстанции так же проигнорирована позиция
    Верховного суда в части правоотношений по данному вопросу изложенная в
    Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 № 8 «О практике
    применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и
    3
    статусе военнослужащих»: «Увольнение с военной службы: 39. При увольнении
    военнослужащих с военной службы в связи с достижением предельного возраста, по
    состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями за
    ними сохраняются социальные гарантии и компенсации, предусмотренные
    Федеральным законом «О статусе военнослужащих» и иными нормативными
    правовыми актами. При наличии у военнослужащего одновременно нескольких
    оснований для увольнения с военной службы, предусмотренных «статьей 51»
    Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (за исключением
    случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным
    «подпунктами «д», «д1», «д2», «е», «е1» и «з» пункта 1 и «подпунктами «в», «д»,
    «е1» и «е2» пункта 2 статьи 51» Федерального закона «О воинской обязанности и
    военной службе»), он имеет право выбора одного из них по своему усмотрению.
  8. Таким образом, судом первой инстанции неправильно определены
    обстоятельства, имеющие значение для административного дела, что согласно пп. 1
    п. 2 ст. 310 КАС РФ является основанием для отмены или изменения решения суда в
    апелляционном порядке.
    Часть III
  9. В своем решении суд указывает: «Как установлено по делу, Сабитов
    проходил военную службу по контракту, заключённому 22 января 2014 года на срок
    5 лет, на воинской должности…». Таким образом, судом установлено что
    фактически срок окончания контракта наступает 22 января 2019 года.
  10. Далее, суд указывает: «28 июня 2018 года Сабитов обратился к
    командованию войсковой части 63955 с рапортом об увольнении с военной службы
    в связи с окончанием контракта.
    Согласно листу беседы от 3 июля 2018 года Сабитов выразил согласие на
    увольнение с военной службы по окончании срока контракта и просил перед
    увольнением отправить на ВВК, … На основании аттестации, 18 декабря 2018
    года командиром воинской части 72117 оформлено представление к увольнению
    Сабитова с военной службы по истечении срока контракта о прохождении
    военной службы со ссылкой на вышеуказанное заключение ВВК, которое направлено
    для реализации в воинскую часть 36070». Тем самым, судом фактически
    установлено, что процедура моего увольнения проведена в грубом нарушении
    Приказа МО РФ № 660 в части касающегося направления на ВВК перед
    увольнением, а за основу перед изданием приказа на увольнение взято ВВК
    практически годичной давности, которое не может отражать реальное состояние
    здоровья перед увольнением, вместе с тем в листе беседы перед увольнением
    указано о моём желании пройти ВВК. Однако, судом это весомое обстоятельство
    нарушения Приказа МО РФ №660, а как следствие Закона №53-ФЗ
    проигнорировано, что в итоге привело к принятию ошибочного решения по данному
    делу.
  11. Таким образом, суд сам себе и противоречит, т.е. налицо несоответствие
    выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам
    административного дела, что в соответствии с пп. 3 п. 2 ст. 310 КАС РФ является
    4
    основанием для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке,
    также нарушен основополагающий принцип правовой определённости.
    Часть IV
  12. Судом указано: «Заключением ВВК хирургического профиля
    федерального государственного казённого учреждения «1469 Военно-морской
    клинический госпиталь» Министерства обороны РФ, утверждённым 10 апреля
    2020 года, подтверждается, что административный истец освидетельствован и
    признан негодным к службе в плавсоставе, ограниченно годным к военной службе
    по категории «В»». Таким образом, судом установлен тот неоспоримый факт, что
    ВВК перед увольнением утверждено только 10 апреля 2020 года, а приказ об
    увольнении издан преждевременно, до утверждения результатов ВВК, что
    безусловно является нарушением Приказа МО РФ №660, который гласит: « Работа
    по проведению мероприятий, обеспечивающих своевременное увольнение
    военнослужащих, проводится командирами (начальниками) воинских частей ….
    Командир (начальник) воинской части: а) … направляет военнослужащего (по его
    желанию) на медицинское освидетельствование в соответствующую военноврачебную комиссию (далее — ВВК)», и как следствие подлежит безусловной
    отмене.
  13. Далее указанно: «В связи с этим, 29 марта 2020 года Сабитов
    обратился к командиру воинской части 20 с рапортом об увольнении с военной
    службы по состоянию здоровья (п.п. «б» п.3 ст. 51 Федерального закона «О
    воинской обязанности и военной службе»), которое в виде ходатайства за исх.
    №184/ОК от 16 апреля 2020 года было направленно командиру воинской части
    3ок70». Суд в решении установил, что я воспользовался своим законным правом на
    выбор статьи увольнения по основаниям, предусмотренным п. 11 ст. 34 Положения
    о порядке прохождения военной службы военнослужащий и заявил об этом в
    соответствии п. 12 ст. 34 Положения.
  14. Далее суд указывает: «Анализ приведенных положений в их взаимосвязи
    позволяет прийти к выводу о том, что право военнослужащего на изменение
    основания увольнения с военной службы при наличии к этому необходимых условий
    может быть им реализовано только на основании его волеизъявления и до издания
    приказа об увольнение». Изложенная формулировка судьи А.М. Заставного, явно
    противоречит позиции Верховного суда Российской Федерации. Так в
    Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 № 8 «О практике
    применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и
    статусе военнослужащих», Верховный суд указал: «39. При увольнении
    военнослужащих с военной службы в связи с достижением предельного возраста, по
    состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями за
    ними сохраняются социальные гарантии и компенсации, предусмотренные
    Федеральным законом «О статусе военнослужащих» и иными нормативными
    правовыми актами. При наличии у военнослужащего одновременно нескольких
    оснований для увольнения с военной службы, предусмотренных «статьей 51»
    Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (за исключением
    случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным
    5
    «подпунктами «д», «д1», «д2», «е», «е1» и «з» пункта 1 и «подпунктами «в», «д»,
    «е1» и «е2» пункта 2 статьи 51» Федерального закона «О воинской обязанности и
    военной службе»), он имеет право выбора одного из них по своему усмотрению».
  15. Помимо прочего, согласно п. 11 ст. 38 Федерального закона от
    28.03.1998 № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе»: «11. Окончанием
    военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного
    состава воинской части». Таким образом, до исключения из списков личного
    состава законодателем закреплён за гражданином статус военнослужащего, а вместе
    с указанным статусом соответствующие права и льготы.
  16. В военных судах Российской Федерации по аналогичному вопросу
    имеется выработанная законная и обоснованная практика, так в своих решениях
    Казанский гарнизонный военный суд по делу № 2а-96/2019 от 17 мая 2019 года,
    Хабаровский гарнизонный военный суд по делу № 2а-164/2017 от 12 июля 2017
    года, Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд по делу № 2а-176/2020 от 8
    июня 2020 года используют следующую формулировку: «Таким образом, граждане,
    проходящие военную службу по контракту, гарантией, установленной пунктом 11
    ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, могут воспользоваться
    до исключения их из списков личного состава воинской части, так как до этого
    момента они сохраняют статус военнослужащего и являются субъектами военнослужебных правоотношений». Но судья Полярнинского гарнизонного военного суда
    А.М. Заставной отказывая в удовлетворении моих исковых требований, поступает в
    разрез со сложившейся судебной практикой, чем так же ставит под сомнение
    решение других судов по аналогичным делам.
    Как следствие, судом при принятии решения неправильно определены
    обстоятельства, имеющие значение для административного дела, так как имеется
    недоказанность установленных судом обстоятельств, имеющих значение для
    административного дела, что является основанием для отмены или изменения
    решения суда в апелляционном порядке (пп.1 и 2 п.2 ст. 310 КАС РФ).
    Часть V
  17. Выводы суда: «Юридически значимым, по мнению суда, в данном
    конкретном случае является тот факт, что на момент издания приказа об
    увольнении иное основание (по состоянию здоровья) для этого у Сабитова
    отсутствовало. Более того, в материалах дела, как и в документах, направленных
    для увольнения, имеется действовавшее на тот период времени заключение ВВК от
    20 февраля 2020 года в отношении истца. Также суд учитывает, что с момента
    написания истцом рапорта на увольнение (28 июня 2018 г.) до дня исключения из
    списков (09 мая 2020 г.) прошло значительное время, тогда как заключение ВВК об
    ограниченной годности было утверждено 10 апреля 2020 года», также являются
    ошибочными по следующим основаниям: 1. Суд сознательно игнорирует
    установленный факт ухудшения моего здоровья и обращения за медицинской
    помощью в сентябре 2018 года за долго до издания приказа об увольнении; 2. Судом
    не учтено моё заявление о желании пройти ВВК в 2018 году, до издания приказа на
    увольнение; 3. Суд необоснованно считает, что с момента прохождения ВВК 20
    февраля 2018 года и до момента написания рапорта я не мог получить категорию
    6
    годности «В» в связи с заболеванием и получить право выбора в связи с этим
    основания своего увольнения.
    Судом первой инстанции указанные факты оставлены без внимания и
    должной оценки, все обстоятельства истолкованы в пользу ответчика, тем самым
    нарушены нормы материального права и принцип состязательности и равноправия
    сторон.
    Таким образом, судом неправильно определены обстоятельства, имеющие
    значение для административного дела, что согласно пп. 1 п. 2 ст. 310 КАС РФ
    является основанием для отмены или изменения решения суда в апелляционном
    порядке.
    Часть VI
  18. Как было верно установлено судом на дату моего увольнения и
    исключения из списков личного состава воинской части моё лечение не было
    завершено, заключение ВВК на определение категории годности к военной службе и
    установление причинной связи заболевания не было получено.
    Следовательно, я был лишён права выбора основания увольнения, а ведь
    выбор основания увольнения – это право гарантированное военнослужащему
    пунктом 11 статьи 34 Указа Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999
    года №1237 «Вопросы прохождения военной службы», в котором дословно
    говорится: «При наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по
    контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется
    по избранному им основанию». Эта же позиция изложена в п. 39 Постановления
    Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2014 № 8 «О практике
    применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и
    статусе военнослужащих»: «При наличии у военнослужащего одновременно
    нескольких оснований для увольнения с военной службы, предусмотренных статьей
    51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» … , он имеет
    право выбора одного из них по своему усмотрению».
    При этом с моей стороны какой-либо недобросовестности не было.
    Однако по независящим от меня причинам я был уволен до заключения ВВК,
    дающего мне основания на увольнение по состоянию здоровья, что в значительной
    степени лишает меня прав на получение ряда социальных гарантий и законных
    льгот, связанных с продолжением лечения.
  19. Вместе с тем, в апелляционном определении № 33а-1332/2019 от
    30.10.2019 года Судебной коллегией по административным делам Южного
    окружного военного суда г. Ростов-на-Дону разъяснено, что в соответствии с п. 74
    Положения о военно-врачебной экспертизе заключение ВВК может быть дано и
    после исключения из списков личного состава воинской части, что не препятствует
    изменению основания увольнения с военной службы (стр. 4 апелляционного
    определения № 33а-1332/2019 от 30.10.2019).
  20. Также судом не был учтен тот факт, что до даты издания приказа об
    исключении из списков личного состава, мной были пройдены все медицинские
    специалисты в рамках ВВК, но именно из-за проведенных мне необходимых
    операций по приобретенному диагнозу, заключение ВВК быть вынесено не могло до
    7
    завершения моего послеоперационного лечения и до определившегося врачебноэкспертного исхода.
    Исходя из указанного, усматривается нарушение должностными лицами
    воинской части моих прав, гарантированных мне Государством, Федеральными
    законами и иными нормативными актами.
    Определение командиром воинской части основания увольнения до того, как
    станут известны результаты военно-врачебной комиссии, после завершения мной
    рекомендованного послеоперационного лечения и после определившегося врачебноэкспертного исхода, грубо нарушает мои права и Приказ МО РФ №660.
  21. Постановление Конституционного Суда РФ от 17.05.2011 № 8-П гласит:
    «Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации
    охраняется труд и здоровье людей, обеспечивается государственная поддержка
    инвалидов, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии
    социальной защиты (статья 7, часть 2), гарантируется равенство прав и свобод
    человека и гражданина (статья 19, часть 2), достоинство личности охраняется
    государством (статья 21, часть 1), каждому гарантируются социальное обеспечение
    в случае болезни, инвалидности и в иных случаях, установленных законом (статья
    39, часть 1), а также право на охрану здоровья и медицинскую помощь (статья 41,
    часть 1).
  22. При этом моё увольнение было произведено без учета заключения
    военно-врачебной комиссии (которая рекомендована после прохождения лечения),
    поскольку на момент увольнения заключение не было утверждено вышестоящей
    военно-врачебной комиссией (а также лечение, которое может повлиять на
    врачебно-экспертный исход не закончено такое состояние здоровья, когда
    результаты обследования и лечения дают основание военно-врачебной комиссии
    вынести заключение о категории годности к военной службе (приравненной службе)
    и когда дальнейшее лечение не приведет к изменению категории годности к военной
    службе (приравненной службе).
  23. Согласно пункту 4 Постановления Правительства Российской
    Федерации № 565 от 04.07.2013 года «Об утверждении Положения о военноврачебной экспертизе» военно-врачебная экспертиза предусматривает проведение
    обследования и освидетельствования. Освидетельствование военнослужащих,
    граждан, проходящих военные сборы, и сотрудников, получивших в период
    прохождения военной службы (приравненной службы) и военных сборов увечье,
    заболевание, проводится для определения категории годности к военной службе
    (приравненной службе) при определившемся врачебно-экспертном исходе.
  24. Представление к увольнению было направлено, в нарушение
    законодательства, т.е. без заключения ВВК, однако, заключение ВВК не требуется
    только в случае увольнения военнослужащих по негативным основаниям
    увольнения с военной службы.
  25. Также следует отметить, что военное законодательство четко
    устанавливает исчерпывающий перечень событий, когда командир (начальник)
    обязан направить военнослужащего и членов его семьи на медицинское
    освидетельствование в соответствующую военно-врачебную комиссию (ВВК). В
    тоже время должностные лица воинской части имели рекомендации медиков на
    8

проведение ВВК после проводимого мне лечения, так как категория годности к
военной службе может измениться.
Военнослужащие находятся под защитой государства. Права военнослужащих
и порядок их реализации с учетом особенностей военной службы определяются
федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными
нормативными правовыми актами Российской Федерации.
Никто не вправе ограничивать военнослужащих в правах и свободах,
гарантированных Конституцией Российской Федерации, федеральными
конституционными законами, федеральными законами.
Государство гарантирует правовую и социальную защиту военнослужащих,
осуществляет охрану их жизни и здоровья, а также иные меры, направленные на
создание условий жизни и деятельности, соответствующих характеру военной
службы и ее роли в обществе.
Реализация мер правовой и социальной защиты военнослужащих возлагается
на органы государственной власти, органы местного самоуправления, федеральные
суды общей юрисдикции, правоохранительные органы в пределах их полномочий, а
также является обязанностью командиров (начальников).
Командиры (начальники), виновные в неисполнении обязанностей по
реализации прав военнослужащих, несут ответственность в соответствии с
федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской
Федерации.

  1. Я подлежал увольнению по льготному основанию, перед предстоящим
    увольнением руководство воинской части должно было предоставить мне
    возможность реализации права на прохождение этого медицинского
    освидетельствования, так как от вынесения категории годности к военной службе
    при изложенных обстоятельствах, зависел мой выбор основания увольнения с
    военной службы, и все вытекающие от этого выбора льготы и выплаты.
    Однако в связи с неправомерными действиями должностных лиц воинской
    части, в моем представлении к увольнению отсутствовала информация об истинном
    состоянии моего здоровья и о возможном увольнении меня с военной службы по
    иному основанию, чем то, которое было указано в приказе командира воинской
    части, поскольку альтернативное указанному в приказе основание могло возникнуть
    у меня лишь только после прохождения ВВК и установления реального состояния
    моего здоровья (выдержка из Определения Военной коллегии Верховного Суда
    Российской Федерации от 16.06. 2009 года № 6н-201/08), т.е. право на прохождение
    ВВК и получение соответствующего заключения осталось у меня не реализованным.
  2. Судом первой инстанции было допущено неправильное применение
    норм материального права, выразившееся в неприменении закона, подлежащего
    применению и применению закона, не подлежащего применению. Было также
    осуществлено неправильное истолкование закона, в том числе без учета правовой
    позиции, содержащейся в постановлениях Конституционного Суда Российской
    Федерации, Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Президиума
    Верховного Суда Российской Федерации.
    9
    Часть VII
  3. Ответчиком в суд представлены подложные документы, а судом
    указанные документы приняты за действительные и учтены при принятии решения.
    Так в «Листе беседы» (л.д. № 5) в графе: «подпись увольняемого
    военнослужащего» рядом с моей фамилией проставлена подпись мне не
    принадлежащая, что указывает на служебный подлог. Так же в предъявленном в суд
    ответчиком документе «Лист ознакомления» проставлена напротив моей фамилии
    подпись, которая мне не принадлежит и является поддельной.
    На основании изложенного, ввиду моего ходатайства и записи в протокол
    заявления о наличии признаков состава преступлений (лист 4, 9 протокола
    судебного заседания), по причине того, что в действиях должностных лиц воинской
    части содержатся признаки состава преступлений по ст. 292 УК РФ «Служебный
    подлог», ст. 327 УК РФ «Подделка, изготовление или оборот поддельных
    документов, государственных наград, штампов, печатей или бланков» в связи с
    предъявлением в суд документов с проставленной напротив моей фамилии
    подписями, которые мне не принадлежат и являются поддельными, просил суд
    вынести частное определение об обнаружении признаков состава преступлений.
  4. В связи с покушением на преступление участник дела вправе заявить о
    преступлении, при этом у суда возникает обязанность занести его в протокол
    судебного заседания по аналогии закона в соответствии с ч.4 ст. 141 УПК РФ. В
    соответствии с ч. 4 ст. 200 КАС РФ вынесение частного определения об
    обнаружении признаков преступления в адрес прокуратуры (СК) является не
    правом, а обязанностью суда.
  5. В соответствии с Приказом Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ,
    МЧС РФ, Минюста РФ, ФСБ РФ, Минэкономразвития РФ и Федеральной службы
    РФ по контролю за оборотом наркотиков от 29 декабря 2005 г.
    № 39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учёте преступлений», судьи являются
    должностными лицами, правомочными осуществлять приём сообщений о
    преступлениях и оформлять их в соответствии с требованиями УПК РФ по факту
    устных сообщений о преступлениях, сделанных в ходе судебного разбирательства.
    Причём сообщением о преступлении является запись в протоколе судебного
    заседания, в который внесено устное сообщение о преступлении. Судья обязан
    зарегистрировать его, внеся запись в книгу регистрации сообщений о преступлении.
    И выдать талон о принятии сообщения о преступлении. При этом талоны должны
    выдаваться немедленно.
  6. Однако, судьёй А.М. Заставной указанные процессуальные действия
    выполнены не были, а предъявленные подложные документы приняты за
    достоверные и положены в основу принятия решения по данному делу.
  7. Помимо прочего в ходе судебного заседания опрошенные свидетели
    Фокин и Шишкин давали лживые показания, о чём я заявлял, а как доказательство
    лжи и служебных подлогов заявлял о проведении почерковедческой экспертизы
    (страница 7,9 протокола судебного заседания). Но, судья А.М. Заставной, явно не
    имея желания вникать в суть дела и будучи незаинтересованном в справедливом
    судебном разбирательстве данные мои заявления проигнорировал.
    10
  8. Судом 1-й инстанции не применен пункт 2 статьи 77 КАС РФ: «Суд
    может назначить экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или по
    своей инициативе. Экспертиза может быть назначена по инициативе суда, если
    экспертиза предусмотрена законом или ее проведение необходимо для проверки
    заявления о фальсификации представленного доказательства, …». Не применение
    заключалось в том, что проигнорированы мои заявления о фальсификации
    представленных ответчиком доказательств, о даче заведомо ложных показаний
    свидетелями в суде 1-й инстанции, а также проигнорированы заявленные
    ходатайства о проведении экспертизы (направление представленных ответчиком
    «Листа беседы» на почерковедческое исследование), в связи с чем представленные
    ответчиком сфальсифицированные доказательства судом должным образом не
    исследовались, необоснованно признаны допустимыми, обстоятельства
    фальсификации, служебного подлога и лжесвидетельствования вообще не изучались
    (не исследовались) и тем самым установлены не были. Это в итоге привело к
    судебной ошибке и, как следствие, к неверному вынесению судебных актов.
  9. С вынесенными судебными постановлениями также нельзя согласиться
    по следующим основаниям.
    В соответствии с положениями статьи 3 КАС РФ задачами административного
    судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и
    разрешение административных дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых
    прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, являющихся субъектами
    административных и иных публичных правоотношений. Административное
    судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка,
    предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к
    закону и суду.
  10. В силу статьи 6 КАС РФ правосудие по административным делам
    осуществляется на основе непосредственности судебного разбирательства,
    состязательности и равноправия сторон при активной роли суда. Суд при
    рассмотрении административного дела обязан непосредственно исследовать все
    доказательства по административному делу. Суд, сохраняя независимость,
    объективность и беспристрастность, осуществляет руководство судебным
    процессом, разъясняет каждой из сторон их права и обязанности, предупреждает о
    последствиях совершения или несовершения сторонами процессуальных действий,
    оказывает им содействие в реализации их прав, создает условия и принимает
    предусмотренные настоящим Кодексом меры для всестороннего и полного
    установления всех фактических обстоятельств по административному делу, в том
    числе для выявления и истребования по собственной инициативе доказательств, а
    также для правильного применения законов и иных нормативных правовых актов
    при рассмотрении и разрешении административного дела.
  11. Одним из основных принципов судебного разбирательства является его
    непосредственность, решение может быть основано только на тех доказательствах,
    которые были исследованы судом в судебном заседании.
  12. При вынесении судебного решения недопустимо основываться на
    доказательствах, которые не были исследованы судом в соответствии с нормами
    КАС РФ (по аналогии с пунктом 6 постановления Пленума Верховного Суда
    Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении»).
    11
  13. Принцип непосредственности исследования доказательств судом
    установлен и п. 1 статьи 84 КАС РФ, согласно которой суд оценивает
    доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем,
    полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в
    административном деле доказательств. Согласно п. 4 данной статьи доказательство
    признается судом достоверным, если в результате его проверки и исследования суд
    придет к выводу, что содержащиеся в нём сведения соответствуют
    действительности, а п. 5 данной статьи обязывает суд с учётом других доказательств
    убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят
    от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны
    лицом, имеющим право на подписание документа, содержат все другие
    неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств. Непосредственность
    судебного разбирательства — это принцип административного процесса,
    определяющий метод исследования доказательств судом и являющийся правовой
    гарантией их надлежащей оценки, установления действительных обстоятельств
    дела, формулирования правильных выводов и вынесения правосудного решения. Он
    заключается в том, что суд, рассматривающий дело, обязан лично воспринимать
    доказательства по делу, а судебное постановление должно быть основано лишь на
    исследованных в судебном заседании доказательствах.
  14. Согласно пунктам 1 и 2 статьи 77 КАС РФ в случае возникновения в
    ходе рассмотрения административного дела вопросов, требующих специальных
    знаний, суд назначает экспертизу, которая может быть поручена экспертному
    учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам. Суд может
    назначить экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или по своей
    инициативе. Экспертиза может быть назначена по инициативе суда, если ее
    проведение необходимо для проверки заявления о фальсификации представленного
    доказательства либо если проведение экспертизы необходимо в связи с
    выявленными обстоятельствами административного дела и представленными
    доказательствами.
  15. Так, для установления действительных обстоятельств дела,
    формулирования правильных выводов и вынесения правосудного решения судам
    надлежало поставить на обсуждение вопрос о проведении почерковедческой
    экспертизы в отношении сфальсифицированных документов, представленных
    ответчиком: «Лист беседы», подписанным якобы мной.
  16. Однако в нарушение данных процессуальных норм эти юридически
    значимые обстоятельства не исследовались и не получили правовой оценки, судом
    1-й инстанции в нарушение положений статьи 77 КАС РФ в назначении экспертизы
    документов, о которых я неоднократно ходатайствовал, было отказано, в результате
    чего не проверены и не установлены факты фальсификации доказательств и
    служебного подлога, представленные ответчиком доказательства ошибочно
    признаны достоверными и допустимыми.
  17. Согласно п.24, п.25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от
    27.09.2016 № 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса
    административного судопроизводства Российской Федерации»: «Доказывание по
    административным делам осуществляется на основе принципа состязательности и
    равноправия сторон при активной роли суда (пункт 7 статьи 6, статья 14 КАС РФ).
    12
    Указанный принцип выражается в том числе в принятии предусмотренных
    Кодексом мер для всестороннего и полного установления всех фактических
    обстоятельств по административному делу, для выявления и истребования по
    собственной инициативе доказательств в целях правильного разрешения дела (часть
    1 статьи 63, части 8, 12 статьи 226, часть 1 статьи 306 Кодекса)…».
  18. Не назначение судом по ходатайству истца экспертиз при заявлении
    истцом о фальсификации представленных доказательств нарушает принцип
    состязательности и равноправия сторон, т.к. подобное бездействие суда ставит истца
    в заведомо проигрышную (т.е. неравную) позицию перед ответчиком. Также
    согласно практике Европейского суда по правам человека данное обстоятельство
    является отходом от принципов состязательности процесса и равенства сторон (см.
    п.п. 93, 94 Постановления Европейского суда по правам человека от 13.01.2009 по
    делу Георги Николаишвили против Грузии).
  19. Таким образом, отказав в назначении необходимых экспертиз и
    приобщении заявленных документов истцом, доказывающих факт служебного
    подлога и фальсификации, судами неправильно определены обстоятельства,
    имеющие значение для административного дела, что согласно пп. 1 п. 2 ст. 310
    (неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для
    административного дела) КАС РФ, в том числе без учета правовой позиции,
    содержащейся в постановлениях ЕСПЧ, Конституционного Суда Российской
    Федерации, Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Президиума
    Верховного Суда Российской Федерации, является основанием для отмены или
    изменения решения суда в апелляционном порядке, но апелляционный суд данные
    обстоятельства даже не рассматривал и не изучал, что является существенным
    нарушением норм процессуального права. Это в итоге привело к вынесению
    заведомо неправосудных судебных актов.
    Часть VIII
  20. Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, в сфере
    социального регулирования должен соблюдаться принцип поддержания доверия
    граждан к закону и действиям государства, предполагающий правовую
    определенность, сохранение стабильности правового регулирования,
    недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм и
    предсказуемость законодательной и правоприменительной политики, с тем, чтобы
    участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах
    предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности
    своего официально признанного статуса, приобретённых прав действенности их
    государственной защиты, т.е. в том, что приобретенное ими на основе
    действующего законодательства право будет уважаться властями и будет
    реализовано.
  21. В п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации
    от 27 июня 2013 г. № 21 г. Москва «О применении судами общей юрисдикции
    Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и
    Протоколов к ней» в целях обеспечения единообразного применения судами общей
    юрисдикции Конвенции и ратифицированных Российской Федерацией Протоколов
    13
    к ней указано, что правовые позиции Европейского Суда по правам человека (далее
  • Европейский Суд, Суд), которые содержатся в окончательных постановлениях
    Суда, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для
    судов. С целью эффективной защиты прав и свобод человека судами учитываются
    правовые позиции Европейского Суда, изложенные в ставших окончательными
    постановлениях, которые приняты в отношении других государств — участников
    Конвенции. При этом правовая позиция учитывается судом, если обстоятельства
    рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшим
    предметом анализа и выводов Европейского Суда.
  1. Постановление ЕСПЧ от 13.01.2009 по делу «Гиорги Николаишвили
    (Giorgi Nikolaishvili) против Грузии»: «Любое заблуждение лица относительно
    последствий его участия в том или ином правоотношении, как показано в деле
    Гиорги Николаишвили, может служить поводом для признания прямого или
    косвенного нарушения принципа правовой определенности. Таким образом,
    принцип правовой определенности рассматривается Европейским судом именно как
    предсказуемость права и защита от судебного произвола. Несмотря на то, что в
    основном его действие связывается с недопустимостью пересмотра в порядке
    надзора вступивших в законную силу решений, в целом правовую определенность
    по его решениям можно представить, как, во-первых, ясность правовых норм, вовторых, ясность порядка применения правовых норм и, в-третьих, уверенность в
    окончательности результата правоприменительной деятельности. Причём принцип
    правовой определенности имеет не абсолютное значение, а должен быть согласован
    в правоприменительной практике с другими принципами права».
  2. На основании всего вышеизложенного, считаю допущенные и не
    устранённые судом 1-й инстанции нарушения норм материального и
    процессуального права, в том числе без учета правовой позиции, содержащейся в
    постановлениях ЕСПЧ, Конституционного Суда Российской Федерации, Пленума
    Верховного Суда Российской Федерации и Президиума Верховного Суда
    Российской Федерации, существенными, повлиявшими на исход дела, без
    устранения которых невозможны восстановление и защита моих нарушенных прав и
    законных интересов, в связи с чем решение суда 1-й инстанции необходимо
    отменить, а дело направить на новое рассмотрение, так же садом неправильно
    истолкованы законы, что согласно пп.3 п. 3 ст. 310 КАС РФ является нарушением
    норм материального права.
  3. Согласно «Кодекса административного судопроизводства Российской
    Федерации» от 08.03.2015 № 21-ФЗ суд апелляционной инстанции рассматривает
    административное дело в полном объеме и не связан основаниями и доводами,
    изложенными в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно
    жалобы, представления. В связи с чем, я надеялась на полное, всестороннее
    рассмотрения моей апелляционной жалобы и вынесения законного и обоснованного
    решения.
    14
    В связи с вышеизложенным, а также соответствии со ст. 95, 295-310 КАС РФ,
    ПРОШУ:
  4. Решение по административному делу №2а-247/2020 от 29 июня 2020
    года Полярнинского гарнизонного военного суда, отменить.
  5. Принять по делу новое решение.
    Приложение:
  6. Копия апелляционной жалобы, на 14-и листах;
  7. Документ об уплате государственной пошлины (150 рублей), на 1-м листе;

ДЕЛО Горшкова выиграно

ПОСТУПИЛИ АПЕЛЛЯЦИОННЫЕ ЖАЛОБЫ ОТ КОМАНДОВАНИЯ ФЛОТА

В 1-й ЗАПАДНЫЙ
ОКРУЖНОЙ ВОЕННЫЙ СУД (через Санкт-Петербургский
Гарнизонный военный суд
Ул. Большая Морская д.1
Г. Санкт-Петербург, 191055
от представителя главнокомандующего
Военно-Морским Флотом
по доверенности Цкова Р.Ю.

Адмиралтейский проезд, д. 1
г. Санкт-Петербург, 191055
тел. 8(812) 000000
адрес электронной почты представителя: @mail.ru
Председательствующий по делу — судья А.Н.Мовчан
АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА
на решение Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда
от 8 июня 2020 г. по административному делу № 2а-176/2020
8 июня 2020 г. Санкт-Петербургский гарнизонный военный
суд постановил решение по административному делу по
административному исковому заявлению Гкова Михаила
Вячеславовича, бывшего военнослужащего войсковой части 20.
Копия судебного решения, как и копия определения
от 26 июня 2020 г. об оставлении апелляционной жалобы без
движения поступили на адрес электронной почты представителя
главнокомандующего Военно-Морским Флотом 3 июля 2020 г.
Требования Гкова М.В. удовлетворены частично, на
главнокомандующего Военно-Морским Флотом возложена
обязанность по внесению изменений в ранее изданный им приказ
от 4 апреля 2020 г. № 00 в части изменения основания увольнения
административного истца.


Главное командование Военно-Морского Флота с решением суда не согласно, считает его незаконным.
В соответствии с пунктом 1 статьи 10 Федерального закона от


31 мая 1996 г. № 61-ФЗ «Об обороне» Вооруженные Силы
Российской Федерации — государственная военная организация,
составляющая основу обороны Российской Федерации.
Согласно Положению о Главном командовании ВоенноМорского Флота, утверждённому приказом Министра обороны
Российской Федерации от 23 июля 2013 г. № 530дсп, Главное
командование Военно-Морского Флота (далее — Главное
командование) является центральным органом военного управления
и подчиняется начальнику Генерального штаба Вооруженных Сил
Российской Федерации — первому заместителю Министра обороны
Российской Федерации.
Главное командование возглавляет главнокомандующий
Военно-Морским Флотом, который назначается на должность и
освобождается от должности Президентом Российской Федерации.
Следовательно, главнокомандующий Военно-Морским
Флотом является должностным лицом государственного органа, а
Главное командование является центральным органом военного
управления, созданным в целях обороны и безопасности
государства, т.е. относится к государственным органам,
освобожденным от уплаты государственной пошлины в
соответствии с подпунктом 19 пункта 1 статьи 336.36 Налогового
кодекса Российской Федерации.


В соответствии с частью 1 статьи 176 Кодекса
административного судопроизводства (далее — КАС РФ) решение
суда должно быть законным и обоснованным.

Главное командование считает, что решение СанктПетербургского гарнизонного военный суд от 8 июня 2020 г. по
административному делу № № 2а-176/2020 (далее — оспариваемое
решение суда) вынесено с неправильным применением норм
материального права, а поэтому не может считаться правосудным.
Неправильное применение норм материального права
заключается в неприменении закона, подлежащего применению и
применении закона, не подлежащего применению.
По мнению суда действия командира войсковой части 20
по представлению Гкова к увольнению с военной службы по
истечении срока контракта являются неправомерными так как
(листы 3-4 судебного решения): небыли учтены заслуживающие внимание обстоятельства связанные с медицинским освидетельствованием;
до издания приказов об увольнении и исключении
военнослужащий высказывал просьбу (сформулированную в ходе
судебного заседания) не увольнять его с военной службы до
получения заключения ВВК;

преследовалась цель исключения военнослужащего из списков
личного состава части при формальном выполнении иных
мероприятий, предшествующих увольнению;
проигнорировал высказанную истцом в ходе беседы просьбу;
не дождался поступления в часть заключения ВВК.
Таким образом, суд, признавая действия командира войсковой
части 20 незаконными, не указал ни единого им нарушенного
нормативного правового акта Российской Федерации.

Вместе с тем, пунктом 24 статьи 34 Положения о порядке
прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента
Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. № 1237
предусмотрено, что военнослужащий, уволенный с военной
службы, должен быть исключен из списков личного состава
воинской части в день истечения срока его военной службы.
Исключения из указанного правила предусмотрены пунктом

11 статьи 38 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О
воинской обязанности и военной службе» и не имели места при
принятии решений, связанных с увольнением и исключением
военнослужащего из списков личного состава части.

ПРИМЕЧАНИЕ : Статья 38. Срок военной службы для военнослужащих, проходящих военную службу по призыву или по контракту

11. Окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части.

Военнослужащий должен быть исключен из списков личного состава воинской части в день истечения срока его военной службы, за исключением случаев, когда:

военнослужащий находится на стационарном лечении;

военнослужащий женского пола находится в отпуске по беременности и родам или в отпуске по уходу за ребенком;

военнослужащий, проходящий военную службу по призыву, по его желанию остается в воинской части до дня отправки транспортного средства, осуществляющего индивидуальную или организованную перевозку военнослужащих, увольняемых в запас;

военнослужащий участвует в походах кораблей;

военнослужащий находится в плену, в положении заложника или интернированного;

военнослужащий безвестно отсутствует — до признания его в установленном законом порядке безвестно отсутствующим или объявления его умершим;

в отношении военнослужащего, являющегося подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления, избраны меры пресечения в виде заключения под стражу с содержанием на гауптвахте или наблюдения командования воинской части;
(Абзац в редакции, введенной в действие с 23 марта 2010 года Федеральным законом от 9 марта 2010 года N 18-ФЗ

____________________________________________________________________
Положение абзаца девятого настоящего пункта, согласно которому военнослужащий должен быть исключен из списков личного состава воинской части в день истечения срока его военной службы, за исключением случаев, когда военнослужащий находится под следствием, не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2)46 (часть 1)55 (часть 3) и 59в той мере, в какой данное нормативное положение — по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, — позволяет оставлять военнослужащего в списках личного состава воинской части по истечении срока военной службы по призыву, увеличивая тем самым установленный законом срок военной службы, в случае если в отношении военнослужащего не избрана мера пресечения, в реализации которой в соответствии с действующим правовым регулированием участвует командование воинской части, — постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2009 года N 7-П.
____________________________________________________________________


а также в иных случаях, установленных Положением о порядке прохождения военной службы.


Принимая решение и обосновывая неправомерность действий
должностного лица не нарушением законодательства Российской
Федерации, а исключительно внутренним убеждением, суд ставит
участников судопроизводства в явно неравные условия.


Таким образом, создается прецедент, при котором безусловное
исполнение закона, по сути, будет считаться неправомерным при
субъективной оценки действий должностного лица.
????? а исковое читал????


Необходимо обратить внимание на некоторые обстоятельства,
которым суд не дал надлежащую оценку:
1. Так Гков повторно поступил на военную службу по
контракту в 2015 г., т.е. с уже имеемым с 2013 года заболеванием
(абзац 2 стр. 4 судебного решения).
В соответствии с п. 2 ст. 16 Федерального закона от 28 марта
1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе»
военнослужащие не реже одного раза в год проходят медицинские
осмотры, диспансеризацию.
Признание военно-врачебной комиссией военнослужащего
ограниченно годным к военной службе дает ему право, но не
обязывает досрочно увольняться с военной службы и не лишает его
права продолжать военную службу на должности, позволяющей
выполнять соответствующие состоянию здоровья общие,
должностные и специальные обязанности.
Таким образом, с указанным заболеванием Гков исполнял
обязанности военной службы с 2015 года, при этом не высказывал
желания по досрочному увольнению.


2. Причина для увольнения по основанию, предусмотренному
п.п. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» — невозможность претендовать на получение денежных средств дополнительного накопления, как участнику накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих (абзац 2 страницы 2судебного решения).

Указанное утверждение противоречит п.п. 1 ст. 10, п. 2 ст. 15,
Федерального закона от 20 августа 2004 г. № 117-ФЗ «О

накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения
военнослужащих», так как основанием возникновения права на
использование накоплений, учтенных на именном накопительном
счете участника, в соответствии с настоящим Федеральным законом
является, в т.ч. наличие общей продолжительности военной
службы, в том числе в льготном исчислении, двадцать лет и более (у
Гова — более 20 лет).


3. Гоков не обращался к командиру войсковой части 20,
главнокомандующему Военно-Морским Флотом с ходатайством об
увольнении с военной службы по состоянию здоровья, что
подтверждается рапортом от 15 июля 2019 г., листом беседы от 20
января 2020 г.

Лишь в ходе судебного заседания, после неоднократно


повторенного наводящего вопроса председательствующего
Гоков даже не пояснил, а согласился с тем, что просьба не
исключать из списков личного состава части является фактически
просьбой не увольнять до получения заключения ВВК,
при этом,
какой нормой закона должен был руководствоваться командир
части (задерживая увольнение заявителя) не указал ни заявитель, ни
суд.


Вместе с тем задержка на военной службе военнослужащего
проходящего службу по контракту могло иметь для командира
войсковой части 20 негативные последствия ввиде
необоснованной переплаты денежного довольствия.
Подводя итог (абзац 7 стр. 4 судебного решения) суд
указывает, что именно действия командира войсковой части 20
привели к тому, что истец был лишен права выбора основания
увольнения с военной службы, закрепленного пунктом 11 статьи 34
Положения о порядке прохождения военной службы, при этом не
учтя, что:
1. Военнослужащий не выражал, как было выше указано,
волеизъявления на досрочное увольнение с военной службы по
состоянию здоровья.


2. Документ — заключение ВВК, которое предположительно
могло лечь в основу приказа главнокомандующего ВМФ,
утверждено 10 апреля 2020 г., т.е. после его издания (приказ от 4
апреля 2020 г. № 00), при этом вопрос о внесении изменений в
приказ заявителем не ставился.
3. Исходя из показаний истца экземпляр утвержденного
заключения ВВК, предназначенный для командира войсковой части
20, по его (истца) просьбе не направлялся в воинскую часть, а
выдан Гокову на руки 23 апреля 2020 г.
4. У командира войсковой части 20, главнокомандующего
Военно-Морским Флотом отсутствовали основания,
предусмотренные нормативными правовыми актами Российской
Федерации, для задержки Гокова на военной службе сверх срока,
установленного контрактом.
Кроме того, необходимо обратить внимание на допущенные
судом нормы процессуального права.
Так в нарушении п. 2 ст. 177 КАС РФ, не являясь по сути
сложным административным делом, мотивированное решение
составлено с превышением допустимого срока на 15 дней.
На основании изложенного, ПРОШУ:
Решение Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда от
8 июня 2020 г. по административному делу № 2а-176/2020, в той
части, в которой требования Гкова удовлетворены отменить, и
принять по административному делу новое решение, отказав
Горшкову в удовлетворении его требований, в данной части.
В остальной части решение Санкт-Петербургского
гарнизонного военного суда от 8 июня 2020 г. по
административному делу № 2а-176/2020 оставить без изменения.
Приложение:
1. Список заказных почтовых отправлений № 6 от 14 июля
2020 г. Главного командования Военно-Морского Флота с оттиском
почтового штемпеля, о направлении апелляционной жалобы в адрес
лиц, участвующих в деле на 1 л. в 1 экз.
2. Уведомление от 15 июля 2020 г. № 750/87 о получении


командиром войсковой части 20 копии апелляционной жалобы
Главного командования ВМФ на решение Санкт-Петербургского
гарнизонного военного суда от 8 июня 2020 г. на 1 л. в 1 экз.
Цыков Р.Ю.

Видео: Право выбора статьи увольнения окончание контр или ВВК что знать.

ПРОШУ ПЕРЕД УВОЛЬНЕНИЕМ в связи с истечением срока контракта напрвить меня на для проходения ВВК на основании :

Приказ Министра обороны РФ от 30.10.2015 N 660 (ред. от 04.01.2018) О мерах по реализации правовых актов по вопросам организации прохождения военной службы по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации (вместе с Порядком деятельности должностных лиц и органов военного управления по организации прохождения военной службы по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации) 
X. Увольнение военнослужащих с военной службы


26. Порядок представления военнослужащих к увольнению с военной службы <*> включает в себя:
———————————
<*> Абзац третий пункта 13 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы.

разработку и утверждение годового плана увольнения военнослужащих (по составам) с военной службы от полка, отдельного батальона и выше с определением конкретных сроков проведения мероприятий, обеспечивающих своевременное его выполнение;
планирование и организацию работы соответствующих кадровых органов, органов материально-технического и медицинского обеспечения, органов финансового обеспечения (финансово-экономических органов) по увольнению военнослужащих с военной службы в соответствии с утвержденными планами увольнения военнослужащих с военной службы (далее — план увольнения);
обеспечение контроля за своевременным выполнением планов увольнения.
27. Планы увольнения, оформляемые по рекомендуемому образцу согласно приложению N 8 к настоящему Порядку, составляются кадровыми органами воинских частей до 1 июля текущего года и представляются для утверждения должностным лицам Вооруженных Сил в соответствии с предоставленными полномочиями по увольнению военнослужащих с военной службы <*>. В планы увольнения включаются военнослужащие, которые в следующем году достигнут предельного возраста пребывания на военной службе, и военнослужащие, у которых истекает срок контракта, заключенного после достижения ими предельного возраста пребывания на военной службе.
———————————
<*> Пункт 8 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы.

В планах увольнения указываются сроки:
достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе;
истечения срока контракта, заключенного военнослужащим после достижения им предельного возраста пребывания на военной службе;
проведения командиром (начальником) беседы с военнослужащим;
проведения аттестации военнослужащего;
направления военнослужащего на медицинское освидетельствование;
направления личного дела военнослужащего в соответствующий орган, уполномоченный осуществлять подсчет выслуги лет на пенсию;
предоставления военнослужащему основного и дополнительных отпусков соответствующей продолжительности;
подготовки и оформления необходимых документов на увольнение военнослужащего с военной службы.
Выписки из утвержденных планов увольнения в пятидневный срок рассылаются вышестоящими кадровыми органами нижестоящим кадровым органам и направляются в части касающейся в органы материально-технического и медицинского обеспечения, а также в органы финансового обеспечения (финансово-экономические органы).
28. Работа по проведению мероприятий, обеспечивающих своевременное увольнение военнослужащих, проводится командирами (начальниками) воинских частей при участии должностных лиц кадровых органов, органов материально-технического и медицинского обеспечения, органов финансового обеспечения (финансово-экономических органов), аттестационных комиссий.
Командир (начальник) воинской части:
а) за шесть месяцев до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта:
уточняет у военнослужащего вопрос заключения им нового контракта, учитывая наличие необходимой выслуги лет для назначения пенсии за выслугу лет, состояние здоровья, обеспеченность жилым помещением по установленным нормам;
обеспечивает направление личного дела военнослужащего, подлежащего увольнению, в соответствующий орган, уполномоченный осуществлять подсчет выслуги лет на пенсию;
направляет военнослужащего (по его желанию) на медицинское освидетельствование в соответствующую военно-врачебную комиссию (далее — ВВК);

предоставляет военнослужащему ежегодный основной отпуск и дополнительные (если таковые имеются) отпуска соответствующей продолжительности, а также дополнительные сутки отдыха за исполнение обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени (привлечение к исполнению обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни) с расчетом их завершения ко времени издания приказа по личному составу об увольнении военнослужащего с военной службы;
б) организовывает за четыре месяца до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта проведение аттестации военнослужащего;
в) за три месяца до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта:
доводит до военнослужащего принятое решение о его дальнейшем служебном предназначении;
проводит беседу с военнослужащим о предстоящем увольнении с военной службы с привлечением при необходимости представителей кадрового органа и юридической службы. В ходе беседы с военнослужащим оформляется лист беседы по рекомендуемому образцу согласно приложению N 9 к настоящему Порядку.
29. На военнослужащего, подлежащего увольнению с военной службы, подготавливается представление, оформляемое согласно приложению N 2 к настоящему Порядку.
К представлению прилагаются:
копия листа беседы;
копия аттестационного листа (в случае увольнения военнослужащего по достижении предельного возраста пребывания на военной службе; по истечении срока контракта о прохождении военной службы; в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта; по собственному желанию);
рапорт военнослужащего (в случае увольнения военнослужащего по основаниям, когда требуется его согласие на увольнение);
копия заключения ВВК (в случае увольнения военнослужащего по состоянию здоровья);
другие документы (материалы), подтверждающие основания к увольнению.
Представление и прилагаемые к нему документы направляются в порядке подчиненности в кадровый орган, подчиненный должностному лицу Вооруженных Сил, имеющему право увольнения военнослужащего с военной службы, с расчетом получения их кадровым органом за два месяца до истечения у военнослужащего срока военной службы.
30. Органы материально-технического и медицинского обеспечения в соответствии с выписками из планов увольнения организуют прохождение увольняемыми военнослужащими ВВК, а также обеспечение их положенными видами довольствия (обеспечения) до исключения из списков личного состава воинской части.
31. Для подготовки кадровыми органами документов (материалов) к увольнению военнослужащего с военной службы по основаниям, предусмотренным подпунктами «д», «д.1», «д.2», «е.1» и «з» пункта 1 и подпунктами «в», «д» и «е.1» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», заключение ВВК не требуется.

1.Порядок увольнения военнослужащих с военной службы и исключения их из списков личного состава воинской части установлен в ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службе, в котором Президентом Российской Федерации, кроме того, воспроизведены указанные в ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» основания, при которых военнослужащий подлежит увольнению, может быть уволен и имеет право на увольнение с военной службы.

2. Согласно положению п. 12 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы необходимым условием для увольнения военнослужащего с военной службы по иному основанию является наличие рапорта военнослужащего и, если это необходимо, других документов. ЗАЯВИТЕЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР!!!!!

Анализ приведенных положений в их взаимосвязи позволяет прийти к выводу о том, что право военнослужащего на изменение основания увольнения с военной службы при наличии к этому необходимых условий может быть им реализовано только на основании его волеизъявления и до утраты им статуса военнослужащего.

формулировка судов : Таким образом, граждане, проходящие военную службу по контракту, гарантией, установленной пунктом 11 ст . 34 Положения о порядкепрохождения военной службы , могут воспользоваться до исключения их из списков личного состава воинской части, так как до этого момента они сохраняют статус военнослужащего и являются субъектами военно-служебных правоотношений.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 N 8 (ред. от 28.06.2016) «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих»
Увольнение с военной службы
39. При увольнении военнослужащих с военной службы в связи с достижением предельного возраста, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями за ними сохраняются социальные гарантии и компенсации, предусмотренные Федеральным законом «О статусе военнослужащих» и иными нормативными правовыми актами.
При наличии у военнослужащего одновременно нескольких оснований для увольнения с военной службы, предусмотренных «статьей 51» Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (за исключением случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным «подпунктами «д»», «»д1″», «»д2″», «»е»», «»е1″» и «»з» пункта 1″ и «подпунктами «в»», «»д»», «»е1″» и «»е2″ пункта 2 статьи 51» Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»), он имеет право выбора одного из них по своему усмотрению.

Рапорт 
Об увольнении с военной службы в связи с признанием военной врачебной комиссией: «Д» — не годным к военной службе военнослужащему, проходящему военную службу по контракту. 

прошу уволить меня в запас по состоянию здоровья, в соответствии с п.3 ст. 51 ФЗ «О воинской обяазнности и военной службе», в связи с признанием ВВК ограничено годным
Согласно п . 11 ст . 34 Положения о порядке прохождении военной службы , утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237  при наличии у военнослужащего , проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию. Исключение составляют случаи, когда увольнение военнослужащего производится по основаниям, предусмотренным пп. «д», «е», и «з» п . 1 и пп. «в», «д», «е.1 и 2» п . 2 ст .  ФЗ «О воинской обязанности и военной службе ».

Дело Кородевы и Мудрихина добавляется новое увольнение до св ва ВВК — видео снимал 7 апр. 2020 г.

Право выбора статьи увольнения анализ искового

ответ сделан 20 апр. 2020 г

8 июня

Михаил

 ???Решение суда: 1. Частично признать мои исковые требования; 2. Признать незаконными действия командира части по представлению меня к увольнению; 3. Обязать командира части подать ходатайство в адрес ГК ВМФ по внесению изменений в приказ ГК ВМФ по изменению статьи увольнения; 4. Обязать ГК ВМФ внести изменения в приказе статьи увольнения.

 Адвокат ГК ВМФ не согласен, будет скорее всего подавать апелляцию или как там.

 ???Сегодня вынесено решение —
Санкт
Петербургский гарнизонный военный суд 

№ делаДата
поступления
Категория / СтороныСудьяДата
решения
РешениеДата вступления
в законную силу
Судебные
акты
2а-176/2020 ~ М-143/2020 12.05.2020КАТЕГОРИЯ: Об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публич.полномочиями, должностных лиц, государственных и муници → Об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов военного управления → об оспаривании решения, действий (бездействия) органов военного управления → решений об увольнении с военной службы
ИСТЕЦ(ЗАЯВИТЕЛЬ): Горшков Михаил Вячеславович
ОТВЕТЧИК: Главнокомандующий ВМФ, Командир в/ч 22050
Мовчан Анатолий Николаевич08.06.2020Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН ЧАСТИЧНО

Только что я получила ответ от начальника ПУ. Мне поменяли статью увольнения!!! И это моя победа!!!

О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат (с изменениями на 1 октября 2019 года)


РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН
     
     
О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат
Статья 3. Отдельные выплаты военнослужащим
12. При увольнении военнослужащего с военной службы или отчислении с военных сборов гражданина, призванного на военные сборы, в связи с признанием его не годным к военной службе вследствие военной травмы ему выплачивается единовременное пособие в размере:

1) 2000000 рублей — военнослужащему, проходящему военную службу по контракту;

2) 1000000 рублей — военнослужащему, проходящему военную службу по призыву, или гражданину, призванному на военные сборы.

статья сайта Врачебно-экспертный исход ВВК

ЕЩЕ ОДИН ОБРАЗЕЦ АДМИНИСТРАТИВНОГО ИСКОВОГО ( КРАТКАЯ СУТЬ) :

Начальнику Пограничного управления

ФСБ России по Республике Дагестан

генерал-лейтенанту Бурову А.Н.

368300, Республика Дагестан,

г. Каспийск, ул. Пограничная, д. 1

от Король Елены Борисовны

бывшей военнослужащей в/ч 2454-В

проживающей по адресу:

Республика Дагестан, г. Дербент,

ул. Расулбекова, д. 1 «…», кв. ….,

тел. 8-920000000000000-57

E-mail: l…….@mail.ru

ЗАЯВЛЕНИЕ

Я, прапорщик Корол Елена Борисовна, проходила военную службу по контракту в Службе в г. Дербенте на должности контролера 1 категории 1 отделения пограничного контроля контрольно пропускного пункта «……..р» отряда пограничного контроля «Дагестан» Службы в г. Дербенте Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан.

Приказом начальника Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан от 07.06.2019 года № 20-ЛС я уволена с военной службы в отставку, с 22.07.2019 в связи с достижением мною предельного возраста пребывания на военной службе.

Данному приказу предшествовали следующие события:

12.03.2019 я получила предписание № 21//32 и необходимые медицинские документы на прохождение военно-врачебной комиссии перед предстоящим увольнением с военной службы (далее по тексту – ВВК), с 14.03.2019 года я начала прохождение военно-врачебной комиссии.

07.05.2019 из-за ухудшения состояния моего здоровья и по медицинским показаниям было вынесено заключение ВВК МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан № 12, о необходимости проведения мне оперативного лечения и последующего медицинского освидетельствования на предмет определения годности к военной службе перед предстоящим увольнением. 27.05.2019 года данное заключение ВВК поступило в адрес отдела кадров Службы в г. Дербенте.

23.05.2019 я была экстренно госпитализирована в отделение травматологии и ортопедии Республиканской клинической больницы г. Махачкалы, для проведения мне оперативного лечения. Мне были проведены

две внеплановые хирургические операции, рекомендованные мне заключением ВВК МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан от 07.05.2019 № 1172.

05.06.2019 я была выписана из Республиканской клинической больницы для дальнейшего наблюдения и лечения у врача-травматолога по месту службы, с 06.06.2019 я находилась на восстановительном послеоперационном лечении.

Также по заключению ВВК МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан от 11.06.2019 № 76, поступившему в отдел кадров Службы 20.06.2019 по реестру № 22 из МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан было указано, что мне рекомендовано продолжить медицинское освидетельствование на предмет годности к военной службе перед предстоящим увольнением, после завершения лечения.

Приказом начальника Службы в г. Дербенте Пограничного Управления ФСБ России по Республике Дагестан № 5-ЛС от 15.07.2019 года я исключена из списков личного состава Службы в г. Дербенте, с 09.08.2019.

Таким образом, на дату моего увольнения и исключения из списков личного состава воинской части моё лечение не было завершено, заключение ВВК на определение категории годности к военной службе и установление причинной связи заболевания не было получено.

Следовательно, я была лишена права выбора основания увольнения, а ведь выбор основания увольнения – это право гарантированное военнослужащему пунктом 11 статьи 34 Указа Президента Российской Федерации от 16.09.1999 № 1237 «Вопросы прохождения военной службы», в котором дословно говорится: «При наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию». Эта же позиция изложена в п. 39 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2014 № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих»: «При наличии у военнослужащего одновременно нескольких оснований для увольнения с военной службы, предусмотренных статьей 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», за исключением случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным подпунктами «д», «д1», «д2», «е», «е1» и «з» пункта 1 «и» подпунктами «в», «д», «е1» и «е2» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», он имеет право выбора одного из них по своему усмотрению».

При этом с моей стороны какой-либо недобросовестности не было.

На основании пункта 94 Постановления Правительства РФ от 04.07.2013 № 565 (ред. от 16.03.2019) «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе»:

Военно-врачебная комиссия выносит заключения о причинной связи увечий, заболеваний со следующими формулировками:

а) «военная травма»:

если увечье получено освидетельствуемым при исполнении обязанностей военной службы (служебных обязанностей)…

Таким образом, Военная травма была мной получена не только в период прохождения военной службы, но и при исполнении служебных обязанностей.

Однако по независящим от меня причинам я была уволена до заключения ВВК, дающего мне основания на увольнение по состоянию здоровья, что в значительной степени лишает меня прав на получение ряда социальных гарантий и законных льгот, связанных с продолжением лечения.

В решении Махачкалинского гарнизонного военного суда от 26.08.2019 указано, что представителями начальника Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан Курским А.Г. и начальника Службы в г. Дербенте Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан Гивым Н.В. были даны суду пояснения, что прохождение ВВК я могу закончить и после увольнения с военной службы и исключения из списков личного состава Службы и в последующем изменить основание увольнения (стр. 2 решения Махачкалинского гарнизонного военного суда от 26.08.2019).

Также это отражено в протоколе судебного заседания Махачкалинского гарнизонного военного суда от 26.08.2019 и в аудиозаписи того же судебного заседания.

Вместе с тем, и в апелляционном определении № 33а-1332/2019 от 30.10.2019 Судебной коллегией по административным делам Южного окружного военного суда г. Ростов-на-Дону разъяснено, что в соответствии с п. 74 Положения о военно-врачебной экспертизе заключение ВВК может быть дано и после исключения из списков личного состава воинской части, что не препятствует изменению основания увольнения с военной службы (стр. 4 апелляционного определения № 33а-1332/2019 от 30.10.2019).

Согласно свидетельству о болезни № 2……4 от 01.11.2019, утвержденному без замечаний 27.11.2019 ФГКУ ЦВВЭ ФСБ России ЦВВК ФСБ России), Заключением ВВК мне на момент увольнения с военной службы определена категория «Д» — не годна к военной службе».

Причинная связь по ряду заболеваний установлена: «Военная травма».

На основании пунктов 74; 99 указанного выше Постановления Правительства Российской Федерации от 04.07.2013 № 565 (ред. от 16.03.2019) «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе»:

— п. 74 «Граждане, уволенные с военной службы в запас или в отставку без проведения освидетельствования или заявившие о несогласии с заключением военно-врачебной комиссии о категории годности к военной службе на момент их увольнения с военной службы, могут быть освидетельствованы заочно (по документам) военно-врачебными комиссиями соответствующих федеральных органов исполнительной власти для определения категории их годности к военной службе на момент увольнения с военной службы независимо от причин и времени увольнения».

— п. 99 «При наличии вновь открывшихся обстоятельств получения увечья, заболевания и их связи с исполнением обязанностей военной службы (служебных обязанностей) заключение о причинной связи увечья, заболевания может быть заочно (по документам) пересмотрено (с отменой ранее вынесенного заключения)».

На основании изложенного, —

ПРОШУ:

1. Внести изменения в Ваш приказ от 07.06.2019 года № 20-ЛС о моём увольнении, изменив его основание, с «По достижению предельного возраста пребывания на военной службе» (пункт «а» части 1 статьи 51 Федерального закона Российской Федерации «О воинской обязанности и военной службе») на «По состоянию здоровья — в связи с признанием его военно-врачебной комиссией не годным к военной службе» (пункт «в» части 1 статьи 51) Федерального закона РФ «О воинской обязанности и военной службе».

2. Дать указание соответствующим должностным лицам об оформлении и выдаче мне Выписок из приказов начальника Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан о моём увольнении и начальника Службы в г. Дербенте Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан об исключении меня из списков личного состава Службы.

3. Рассмотреть данное заявление в соответствии с п.7 и п.26 Приложения к Приказу ФСБ России от 30.08.2013 № 463 «Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности», ст.12 Федерального Закона от

02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».

4. В случае отказа также прошу Вас дать письменный аргументированный ответ, в соответствии с Приложением к Приказу ФСБ России от 30.08.2013 № 463 «Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности», Федерального Закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».

5. Ответ направить на мой почтовый адрес: 368608, Республика Дагестан, г. Дербент, ул. Расулбекова, д. 0000000, кв. 000000.

Приложения:

1. Копия свидетельства о болезни от 01.11.2019 №4, утвержденного без замечаний 27.11.2019 ФГКУ ЦВВЭ ФСБ России ЦВВК ФСБ России, на 3 (трёх) листах.

2. Копия решения Махачкалинского гарнизонного военного суда от 26.08.2019, на 7 (семи) листах.

3. Копия апелляционного определения № 33а-1332/2019 от 30.10.2019 Судебной коллегии по административным делам Южного окружного военного суда г. Ростов-на-Дону, на 3 (трёх) листах.

С уважением,

Е.Б. Король

«07» декабря 2019 г.

В кассационный военный суд

улица Гоголя, дом 8, город Новосибирск, 630091

Административный истец:

Корол Елена Борисовна

бывшая военнослужащая Службы в г. Дербенте

Пограничного Управления ФСБ РФ по РД

проживающая по адресу:

368608, Республика Дагестан, г. Дербент,

ул. Расулбекова, 000000, кв. 00000,

тел. 8-90000000007, E-mail: le0000000000@mail.ru

Административный ответчики:

Начальник Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан

генерал-лейтенант Буров А.Н.,

адрес: 368300, Республика Дагестан,

г. Каспийск, ул. Пограничная, д. 00000,

Начальник Службы в г. Дербенте

Пограничного управления ФСБ России

по Республике Дагестан

генерал-майор Пубный М.В.,

адрес: 368600, Республика Дагестан,

г. Дербент, ул. Зои Космодемьянской, д. 000000

Госпошлина: 150 рублей

Кассационная жалоба

на решение Махачкалинского гарнизонного военного суда по административному делу №2а-238/2019, апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда по административному делу № 33а-1332/2019

06 августа 2019 года я, как административный истец обратилась в Махачкалинский гарнизонный военный суд с административным исковым заявлением, в котором просила:

— признать незаконными и отменить приказы начальника Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан от 07.06.2019 № 230-ЛС в части моего увольнения с военной службы и начальника Службы в г. Дербенте ПУ ФСБ России по Республике Дагестан от 15.07.2019 № 155-ЛС в части моего

исключения из списков личного состава воинской части и восстановить меня на военной службе в прежней (или равной) должности;

— обязать начальника Службы в г. Дербенте предоставить мне возможность продолжения и завершения послеоперационного лечения, с последующим прохождением полного медицинского освидетельствования на предмет определения годности к военной службе при определившемся врачебно-экспертном исходе, перед предстоящим увольнением с военной службы;

— обязать начальника Службы в г. Дербенте продлить мне нереализованный основной отпуск за 2019 год на соответствующее количество дней болезни после завершения послеоперационного лечения и прохождения процедуры военно-врачебной комиссии;

— взыскать с ответчиков солидарно государственную пошлину в размере 300 рублей и оплату услуг представителя в суде в размере 40 000 рублей.

Определением от 26 августа 2019 года было прекращено производство в части требований административного истца к начальнику Службы в г. Дербенте о возложении на него обязанности предоставить мне возможность продолжения и завершения послеоперационного лечения, с последующим прохождением полного медицинского освидетельствования на предмет определения годности к военной службе при определившемся врачебно-экспертном исходе, перед предстоящим увольнением с военной службы.

26 августа 2019 года Махачкалинским гарнизонным военным судом под председательством судьи Белина А.В. было вынесено решение об отказе в удовлетворении моего административного искового заявления.

В связи с тем, что я была не согласна с данным решением, я обратилась с апелляционной жалобой в судебную коллегию по административным делам Южного окружного военного суда.

30 октября 2019 года судебная коллегия по административным делам Южного окружного военного суда вынесла апелляционное определение по моей жалобе на решение Махачкалинского гарнизонного военного суда. С данным апелляционным постановлением я полностью не согласна, считаю его

не мотивированным, а само рассмотрение моей апелляционной жалобы поверхностным и недостаточным.

Согласно «Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» от 08.03.2015 № 21-ФЗ суд апелляционной инстанции рассматривает административное дело в полном объеме и не связан основаниями и доводами, изложенными в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления. В связи с чем, я надеялась на полное, всестороннее рассмотрения моей апелляционной жалобы и вынесения определения о прекращении дела в связи с отсутствием состава правонарушения. Однако, данное положение «Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» было нарушено, и суд был явно привязан в своей позиции к доводам и выводам суда первой инстанции, что прослеживалось и в возражениях поданных прокурором и четко видно в самом апелляционном определении.

Апелляционное определение состоящее фактически из 5 страниц, на 2 страницы содержит перечисление доводов моей апелляционной жалобы, на 3 страницах должны были быть умещены все доводы суда по рассмотрению каждого пункта моей апелляционной жалобы.

Пункт первый моей апелляционной жалобы, который должен был быть рассмотрен звучит следующим образом:

«Следует отметить, что административному истцу из ответа УФСБ России по Республике Дагестан от 10.09.2019г. № К-208 на её обращение от 02 сентября 2019 года рег. № К-208 стало известно, что ранее на момент её медицинского освидетельствования 28 марта 2014 года в соответствии с пунктом 186 Инструкции о военно-врачебной экспертизе в органах федеральной службы, утвержденной приказом ФСБ России от 29 июня 2004г. № 457, было оформлено два экземпляра справки о тяжести увечья в период военной службы. Первый экземпляр справки был направлен в подразделение кадров по месту прохождения военной службы административным истцом. Второй экземпляр справки хранится в акте медицинского освидетельствования ВВК МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан. Кадровым подразделением Службы данное

обстоятельство от административного истца было скрыто. Поэтому она не смогла его предоставить в суд. Хотя данная справка имеет определяющее значение для её медицинского освидетельствования».

В тексте апелляционного определения данный мой довод не освещен вовсе, он просто проигнорирован. Следующий довод моей апелляционной жалобы звучал следующим образом:

«05.06.2019 г. истец была выписана из больницы для дальнейшего наблюдения и лечения у врача-травматолога по месту службы. С 06.06.2019 по настоящее время истец находится на восстановительном послеоперационном лечении, так как является до настоящего времени нетрудоспособной по заключению врачебной комиссии МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан.

Также по заключению ВВК от 11.06.2019 № 76, поступившему в отдел кадров Службы 20.06.2019 указано, что ей рекомендовано после выздоровления продолжить медицинское освидетельствование на предмет годности к военной службе, после завершения лечения.

Однако представителем Службы в суде первой инстанции был скрыт тот факт, что 20.06.2019 по реестру № 22 из МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан в адрес отдела кадров Службы уже поступила справка от 11.06.2019 № 76 о результатах медицинского освидетельствования истца перед предстоящим увольнением, в которой было указано: «Заключение может быть вынесено после завершения лечения».

Суд первой инстанции, также как и в дальнейшем, суд апелляционной инстанции не учел тот факт, что на дату издания приказа о моем увольнении по достижению предельного возраста, в отношении меня уже было вынесено заключение ВВК от 07.05.2019 № 112, поступившего в отдел кадров 27.05.2019, о необходимости проведения мне оперативного лечения и последующего медицинского освидетельствования на предмет определения годности к военной службе перед предстоящим увольнением, после завершения лечения, а также на то, что мне уже были проведенные 2 радикальные хирургические операции 24.05.2019 и 29.05.2019 по приобретенному диагнозу вследствие получения мной

военной травмы (увечья), после которых состояние моего здоровья изменилось на всю оставшуюся жизнь.

Также судом не был учтен тот факт, что до даты издания приказа об увольнении меня в отставку, мной были пройдены все медицинские специалисты в рамках ВВК, но именно из-за проведенных мне необходимых радикальных хирургических операций по приобретенному диагнозу вследствие военной травмы (увечья), заключение ВВК быть вынесено не могло до завершения моего послеоперационного лечения и до определившегося врачебно-экспертного исхода.

Вместе с тем, также заключением ВВК от 11.06.2019 № 76, мне было рекомендовано продолжить прохождение ВВК после завершения лечения, на предмет годности к военной службе перед предстоящим увольнением, данное заключение передано в отдел кадров Службы 20.06.2019 по реестру № 22. Но было скрыто от суда первой инстанции.

Вместе с тем:

согласно п. 11 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы при наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию.

в соответствии со ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», военнослужащий подлежит увольнению (может быть уволен) по состоянию здоровья. — как следует из копии листов бесед от 14.05.019 и от 23.07.2019 я указывала, что категорически не согласна с увольнением и исключением из списков личного состава Службы до проведения необходимого мне, рекомендованного ВВК оперативного лечения и последующего прохождения медицинского обследования перед предстоящим увольнением, после завершения лечения и после определившегося врачебно-экспертного исхода.

— как установлено в ходе судебного разбирательства вплоть до исключения меня из списков личного состава я ВВК до конца не прошла, в период с 23.05.2019 находилась на рекомендованном послеоперационном лечении в МСЧ

УФСБ России по Республике Дагестан, однако приказом от 15.07.2019 № 15-ЛС о моем исключении из списков личного состава Службы меня лишили возможности завершения рекомендованного мне ВВК лечения в ведомственном медицинском учреждении, а приказом от 07.06.2019 № 20-ЛС о моем увольнении, меня лишили права выбора основания увольнения с военной службы, после завершения лечения и после определившегося врачебно-экспертного исхода.

Исходя из всего мной указанного, усматривается нарушение должностными лицами Управления моих прав, гарантированных мне Государством, Федеральными законами и иными нормативными актами.

Определение начальником Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан основания увольнения до того, как станут известны результаты военно-врачебной комиссии, после завершения мной рекомендованного послеоперационного лечения и после определившегося врачебно-экпертного исхода, грубо нарушает мои права.

Опять прослеживается игнорирование моих доводов, суд апелляционной инстанции вообще не рассматривает доводы, которые свидетельствуют о виновности, намеренности действий ответчика. Все мои доводы трактуются как «не относящиеся к предмету спора», при этом законодательного обоснования доводу суда об не отнесении к предмету спора не дается, формулировка строгая и без какого либо основания.

В соответствии со статьей 328 КАС РФ основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке Кассационным Военным Судом Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли или могут повлиять на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В соответствии со статьей 310 КАС РФ основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке Кассационным Военным

Судом Российской Федерации является неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для административного дела.

Не рассмотрение основных доводов моей апелляционной жалобы, с ссылками суда на их не относимость к предмету спора является прежде всего неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для административного дела, и как следствие влечет отмену данного акта в кассационном порядке. На основании изложенного и в соответствии со ст. 328 – 329 КАС РФ

ПРОШУ:

Отменить решение Махачкалинского гарнизонного военного суда по административному делу № 2а-238/2019, апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда по административному делу № 33а-1332/2019 как вынесенные с существенным нарушением закона и принять новое решение.

Приложение:

1) заверенные соответствующим судом копии судебных постановлений, принятых по делу;

2) копии кассационной жалобы по числу лиц, участвующих в деле;

3) документ, подтверждающий уплату государственной пошлины

« ___» января 2020 г.

пример положительного решения Суда :

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

17 мая 2019 года город Казань

Казанский гарнизонный военный суд в составе:

председательствующего Банникова Ю.Э.,

с участием административного истца – Яншитова С.А., его представителя – Батова В.Е., прокурора – старшего помощника военного прокурора Казанского гарнизона старшего лейтенанта юстиции Долгова Е.П.,

при секретаре Хисматуллиной Л.Т.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело № 2а-96/2019 по административному исковому заявлению бывшего военнослужащего войсковой части <номер> Яншитова С.А. об оспаривании действий командиров войсковых частей <номер> и <номер>, связанных с увольнением с военной службы,

установил:

Яншитов обратился в военный суд с административным исковым заявлением, из которого усматривается, что приказом командира войсковой части <номер> от 4 марта 2019 года № 19 он был уволен с военной службы на основании подп. «б» п. 2 ст. 51 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 76-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» — по истечении срока контракта о прохождении военной службы. В период с 11 по 22 марта 2019 года Яншитов находился на стационарном лечении и обследовании в федеральном государственном казённом учреждении «354 военный клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации (далее – ФГКУ «354 ВКГ»), где 22 марта 2019 года он был освидетельствован военно-врачебной комиссией (далее – ВВК), которая вынесла ему заключение: не годен к службе в спецсооружениях, В – ограниченно годен к военной службе, заключение ВВК было утверждено 5 апреля 2019 года. 7 апреля 2019 года Яншитов обратился к командиру войсковой части <номер> с рапортом о представлении его к увольнению с военной службы по подп. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (по состоянию здоровья – в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе), на что получил отказ, в котором командир воинской части формально сослался на отсутствие в войсковой части <номер> заключения ВВК. Считая данные действия воинского должностного лица нарушающими его право на выбор основания увольнения , Яншитов просил суд признать их незаконными и обязать командира войсковой части <номер> внести изменения в свой приказ о его увольнении с военной службы, изменив основание увольнения на подп. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», а также возместить судебные расходы, связанные с уплатой государственной пошлины.

В судебном заседании административный истец и его представитель полностью поддержали требования административного искового заявления, просили суд их удовлетворить и пояснили, каждый в отдельности, что сам факт увольнения с военной службы не оспаривается. В то же время, поскольку заболевание у Яншитова появилось раньше принятия решения командованием о его представлении к увольнению с военной службы по истечению срока контракта, командир войсковой части <номер> знал о прохождении Яншитовым освидетельствования, при этом не принял мер по соблюдению прав военнослужащего , найдя формальный повод, Яншитов в настоящее время имеет право на изменение основания увольнения с военной службы.

Командир войсковой части <номер>, будучи надлежащим образом извещён о времени и месте судебного заседания, в суд не явился и просил рассмотреть дело без его участия, при этом направил свои возражения, из которых усматривается, что административные исковые требования он не признаёт и просит суд в их удовлетворении отказать, при этом указал, что при написании рапорта на увольнение с военной службы по окончанию контракта Яншитов выразил желание пройти ВВК, куда и был направлен. По возвращении в часть Яншитов представил командованию выписной эпикриз из ФГКУ «354 ВКГ». Поскольку на основании ст. 29 приказа Министра обороны Российской Федерации от 30 октября 2015 года № 660 «О мерах по реализации правовых актов по вопросам организации прохождения военной службы по контракту в Вооружённых Силах Российской Федерации» в случае увольнения военнослужащего по состоянию здоровья к представлению прилагается копия заключения ВВК, заключение ВВК поступило в войсковую часть <номер> только 23 апреля 2019 года, то есть после окончания срока контракта Яншитова, поэтому оснований для представлению Яншитова к увольнению по состоянию здоровья у командования воинской части не было.

Представитель командиров войсковых частей <номер> и <номер> по доверенности Голубева, также будучи надлежащим образом извещена о времени и месте судебного заседания, в суд не явилась, просила рассмотреть дело без её участия, при этом сообщила суду, что полностью поддерживает позицию командира войсковой части <номер>, изложенную в его возражениях.

Начальник федерального казённого учреждения «Отдел финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Республике Марий Эл, Удмуртской Республике и Кировской области», будучи надлежащим образом извещён о времени и месте судебного заседания, в суд не явился, просил рассмотреть дело без его участия.

Заслушав объяснения стороны административного истца, изучив доводы административного искового заявления и возражений, исследовав письменные доказательства, заслушав заключение прокурора, полагавшего необходимым административные исковые требования удовлетворить, суд приходит к выводу, что требования Яншитова подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с подп. «б» п. 1 ст. 51 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 76-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» военнослужащий подлежит увольнению с военной службы по истечении срока военной службы по призыву или срока контракта.

Пунктом 11 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утверждённого Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года № 1237 определено, что при наличии у военнослужащего проходящего военную службу по контракту нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию, за исключением случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным подп. «д», «д.1», «д.2», «е», «е.1» и «з» п. 1, подп. «в», «г» (в связи с отказом военнослужащему в допуске к государственной тайне или лишением его указанного допуска за совершение виновных действий, связанных с нарушением законодательства Российской Федерации о государственной тайне), «д», «е.1» и «е.2» п. 2 ст. 51 Федерального закона.

В соответствии с ст. 28 приказа Министра обороны Российской Федерации 30 октября 2015 года № 660 «О мерах по реализации правовых актов по вопросам организации прохождения военной службы по контракту в Вооружённых Силах Российской Федерации» командир воинской части за шесть месяцев до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания срока контракта уточняет у военнослужащего состояние здоровья и направляет военнослужащего (по его желанию) на медицинское освидетельствование в соответствующую ВВК.

Статьёй 78 Устава внутренней службы Вооружённых Сил Российской Федерации, утверждённого Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 года № 1495, определено, что командир обязан, в том числе, проявлять чуткость и внимательность к подчинённым, сочетать высокую требовательность и принципиальность с уважением их личного достоинства, принимать меры, направленные на решение бытовых вопросов и обеспечение правовой и социальной защиты военнослужащих, граждан уволенных с военной службы, и членов их семей, при необходимости ходатайствовать за них перед старшими начальниками.

Судом установлено, что Яншитов приказом командира войсковой части <номер> от 4 марта 2019 года № 19 (по личному составу) был уволен с военной службы на основании подп. «б» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» — по истечении срока контракта о прохождении военной службы, и в соответствии с приказом командира войсковой части <номер> (по строевой части) от 10 апреля 2019 года № 54, был исключён из списков личного состава воинской части с 18 апреля 2019 года. Обращение административного истца от 7 апреля 2019 года по вопросу изменения основания увольнения на подп. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (по состоянию здоровья – в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе), было рассмотрено командиром войсковой части <номер> и в его удовлетворении, в нарушение требований ст. 78 Устава внутренней службы Вооружённых Сил Российской Федерации и п. 11 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, было отказано.

Данные обстоятельства подтверждаются исследованными в суде копиями выписок из приказов командира войсковой части <номер> об увольнении Яншитова с военной службы и исключении его из списков личного состава воинской части, копиями заключения ВВК ФГКУ «354 ВКГ» от 26 марта 2019 года, утверждённого 5 апреля 2019 года, о категории годности Яншитова к военной службе, ответа командира войсковой части <номер> на обращение Яншитова с просьбой изменить основание увольнения от 10 апреля 2019 года с отказом в удовлетворении данной просьбы.

Суд полагает, что на момент обращения Яншитова к командиру войсковой части <номер> с просьбой изменить основание увольнения последний, зная из выписного эпикриза о прохождении подчинённым ВВК и выставленной ему категории годности к военной службе, был обязан, в соответствии с вышеуказанными требованиями Устава внутренней службы Вооружённых Сил Российской Федерации, принять все необходимые меры к обеспечению прав военнослужащего на увольнение с военной службы по выбранному им основанию, включая запрос в военно-медицинское учреждение для ускорения получения заключения ВВК и подготовки представления для изменения основания увольнения .

Кроме того, как усматривается из копии заключения ВВК ФГКУ «354 ВКГ», командир войсковой части <номер>, в нарушение вышеуказанных требований приказа Министра обороны Российской Федерации от 30 октября 2015 года № 660, направил Яншитова на ВВК не за шесть месяцев, лишь за два месяца до истечения срока контракта о прохождении военной службы.

Поэтому ссылку командира войсковой части <номер> в своих возражениях на отсутствие в воинской части заключения ВВК в отношении Яншитова суд рассматривает как позицию стороны в споре с целью оправдания своих действий.

По изложенным основаниям суд признаёт действия командира войсковой части <номер>, связанные с отказом представить Яншитова к увольнению с военной службы по подп. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» — по состоянию здоровья – в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе, незаконными.

Суд также признаёт незаконным приказ командира войсковой части <номер> от 4 марта 2019 года № 19 в части основания увольнения Яншитова с военной службы – подп. «б» п. 1 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности военной службе» — по истечении срока контракта о прохождении военной службы, и полагает, что права административного истца будут восстановлены путём возложения на командира войсковой части <номер> обязанности внести изменения в данный приказ, указав в качестве основания увольнения Яншитова с военной службы подп. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» — в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе.

Кроме того суд считает необходимым возместить Яншитову затраченные им денежные средства по уплате государственной пошлины в размере 300 рублей, которые согласно ст. 103 и 111 КАС Российской Федерации являются судебными расходами и подлежат взысканию с Федерального казённого учреждения «Отдел финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Республике Марий Эл, Удмуртской Республике и Кировской области» в пользу административного истца.

Руководствуясь статьями 175180227 КАС Российской Федерации, военный суд

решил:

административное исковое заявление бывшего военнослужащего войсковой части <номер> Яншитова С.А. об оспаривании действий командиров войсковых частей <номер> и <номер>, связанных с увольнением с военной службы, удовлетворить.

Признать действия командира войсковой части <номер>, связанные с отказом представить Яншитова С.А. к увольнению с военной службы по подп. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» — по состоянию здоровья – в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе, незаконными.

Признать приказ командира войсковой части <номер> от 4 марта 2019 года № 19 в части основания увольнения Яншитова С .А. с военной службы – подп. «б» п. 1 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности военной службе» — по истечении срока контракта о прохождении военной службы, незаконным.

Обязать командира войсковой части <номер> внести изменения в приказ от 4 марта 2019 года № 19, указав в качестве основания увольнения Яншитова С .А. с военной службы подп. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» — по состоянию здоровья — в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе.

Обязать командира войсковой части <номер> сообщить в суд и Яншитову С.А. об исполнении решения суда в течение одного месяца со дня вступления решения суда в законную силу.

Взыскать с Федерального казённого учреждения «Отдел финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Республике Марий Эл, Удмуртской Республике и Кировской области» в пользу Яншитова С.А. судебные расходы по делу в размере 300 рублей.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Приволжский окружной военный суд через Казанский гарнизонный военный суд в течение одного месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме – 21 мая 2019 года.

Судья Ю.Э. Банников

Заболел на службе а оплачивать лечение будут по квотам ОМС гражданских

—- Не редкими стали ситуации, когда после того, как военнослужащий пройдёт ВВК и категория годности уже определена, состояние здоровья военнослужащего ухудшается и требуется дополнительное медицинское обследование или лечение. В таких случаях необходимо подать установленным порядком рапорта и обращения:

Причиной данной ситуации является недообследование в период прохождения ВВК. В таких случаях в основном командование воинской части и местного военного госпиталя отказывает военнослужащему в направлении на медицинское обследование, в связи с тем, что ВВК уже проведена и категория годности определена.

формулировка судов : Таким образом, граждане, проходящие военную службу по контракту, гарантией, установленной пунктом 11 ст . 34 Положения о порядкепрохождения военной службы , могут воспользоваться до исключения их из списков личного состава воинской части, так как до этого момента они сохраняют статус военнослужащего и являются субъектами военно-служебных правоотношений.

Постановление Конституционного Суда РФ от 17.05.2011 N 8-П
Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации охраняется труд и здоровье людей, обеспечивается государственная поддержка инвалидов, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты (статья 7, часть 2), гарантируется равенство прав и свобод человека и гражданина (статья 19, часть 2), достоинство личности охраняется государством (статья 21, часть 1), каждому гарантируются социальное обеспечение в случае болезни, инвалидности и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1), а также право на охрану здоровья и медицинскую помощь (статья 41, часть 1).

Видео: Увольняют до прохождения ВВК по окончанию контракта ИСКОВОЕ скайп

При этом увольнение Кузнецова В.В. было произведено без учета заключения военно-врачебной комиссии ( которая рекомендована после прохождения лечения ……) , поскольку на момент увольнения заявителя заключение не было утверждено вышестоящей военно-врачебной комиссией ( а также лечение , которое может повлиять на врачебно экспертный исход не закончено такое состояние здоровья, когда результаты обследования и лечения дают основание военно-врачебной комиссии вынести заключение о категории годности к военной службе (приравненной службе) и когда дальнейшее лечение не приведет к изменению категории годности к военной службе (приравненной службе). ), учетом изменений в течении заболевания, о чем не могли не знать должностные лица , что противоречит противоречит статьям 15 (части 1 и 4), 37 (часть 3), 39 (часть 1), 41, 45, 46 (части 1 и 2) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации и лишает такого военнослужащего права на выбор основания увольнения. Рекомендации медиков являются обязательными для командиров : Согласно пункту 4 Постановления Правительства Российской Федерации № 565 от 04.07.2013 года «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе» военно-врачебная экспертиза предусматривает проведение обследования и освидетельствования. Освидетельствование военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы, и сотрудников, получивших в период прохождения военной службы (приравненной службы) и военных сборов увечье, заболевание, проводится для определения категории годности к военной службе (приравненной службе) при определившемся врачебно-экспертном исходе.

Согласно ст. 356 Устава внутренней службы, утвержденного Указом Президента РФ от 10.11.2007 № 1495, (далее — Устав), военнослужащий не должен скрывать своего заболевания. При заболевании он обязан немедленно доложить об этом непосредственному начальнику и с его разрешения обратиться за медицинской помощью в медицинский пункт полка.

В соответствии со ст. 359 Устава, заключение о частичном или полном освобождении военнослужащего от исполнения должностных и специальных обязанностей, занятий и работ дается врачом на срок до шести суток, а в воинских частях, где должность врача штатом не предусмотрена, — фельдшером на срок до трех суток. В случае необходимости освобождение может быть продлено. Рекомендации врача ( фельдшера ) о частичном или полном освобождении военнослужащего от исполнения обязанностей подлежат обязательному выполнению должностными лицами. При этом об освобождении от исполнения обязанностей военной службы военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, и о выходе их на службу после болезни объявляется в приказе командира полка. А кроме того, больные, которым назначено амбулаторное лечение, для приема лекарств и проведения других лечебных процедур, а также нуждающиеся в консультации медицинских специалистов, направляются в медицинский пункт полка в дни и часы, указанные врачом (фельдшером) в книге записи больных.

ПРИМЕР РЕКОМЕНДАЦИИ : 

Право на охрану здоровья военнослужащих установлено ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих», нормами гл. 8 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации. 

Условия и порядок направления военнослужащих на медицинское освидетельствование на предмет годности к военной службе регламентированы Положением о военно-врачебной экспертизе, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 г. N 565 (с последующими изменениями). 

Следует отметить, что согласно ч. 1 ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих» забота о сохранении и укреплении здоровья военнослужащих — обязанность командиров. Однако следует выяснить, что понимается под «заботой о сохранении и укреплении здоровья военнослужащих», кем и посредством каких мероприятий данная забота должна осуществляться, в каких случаях у командира возникает такая обязанность. 

Ведя речь о формах реализации обязанности командира заботиться о сохранении и укреплении здоровья военнослужащих, следует отметить, что военное законодательство четко устанавливает исчерпывающий перечень событий, когда командир (начальник) обязан направить военнослужащего и членов его семьи на медицинское освидетельствование в соответствующую военно-врачебную комиссию (ВВК). В тоже время должностные лица имели рекомендации медиков на проведение ВВК после проводимого лечения , т.к. категория годности к военной службе может измениться 

Исключая ( и увольняя) меня из списков части Вы( ФИО) сознательно лишает меня права на лечение , и нарушает рекомендации медиков.  На протяжении службы Я  был обязан добросовестно исполнять обязанности военнослужащего, что я и делал на протяжении всего срока контракта, за что имею государственные награды и поощрения от командиров всех степеней, в том числе и от Вас (ФИО). Однако получил заболевание( травму) , процесс лечения которого длительный и дорогостоящий, в гражданских лечебных учреждениях мое лечение будет стоить 1.5- 1.8…. млн рублей , а моя пенсия в случае увольнения около 20 000 руб.

в рапорте от ……. просила ФИО :»прошу приостановить моё увольнение с военной службы до полного обследования и лечения в соотвтетствии с рекомендациями медиков. До проведения полного медицинского обследования и лечения из списков личного состава части прошу меня не исключать.» 

ПРИМЕР РАПОРТА: 

Командиру войсковой части ……..

Рапорт

о направлении на провидение полного медицинского обследования в связи с ухудшающимся состоянием здоровья и приостановлении мероприятий по увольнению с военной службы

Настоящим докладываю, что я, ефрейтор ФИО должность, прошел медицинское освидетельствование для определения категории годности к военной службе и службе в ВДВ в связи с …………… в 19 терапевтическом отделении ФГКУ «442 ВКГ» МО РФ г. Санкт-Петербурга с 03.07.2017 года по 21.07.2017 года.

В настоящее время моё состояние здоровья ухудшается, «описываете что беспокоит, из выписного эпикриза жалобы при поступлении» и требует проведения объективного специализированного медицинского обследования.

Прошу Вас направить меня в филиал № 2 ФГКУ «442 ВКГ» МО РФ г. Псков для проведения полного медицинского обследования, поскольку в случае их непринятия будут нарушено моё право на охрану здоровья и медицинскую помощь согласно ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

20.07.2017 года по заключению военно-врачебной комиссии определена категория годности к военной службе: не годен к службе в ВДВ, «В» — ограниченно годен к военной службе. Заболевание получено в период прохождения военной службы.

В результате обследования военно-врачебной комиссией поставлен диагноз: «из выписного эпикриза».

В соответствии с письменными рекомендациями лечащих врачей рекомендовано наблюдение терапевта, кардиолога, кардиохирурга, невролога и уролога по месту прохождения военной службы.

До проведения полного медицинского обследования из списков личного состава части прошу меня не исключать.

Согласно статье 115 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации «Обращение (предложение, заявление или жалоба) считается разрешенным, если рассмотрены все поставленные в нем вопросы, по нему приняты необходимые меры и даны исчерпывающие ответы в соответствии с законодательством Российской Федерации. Отказ в удовлетворении запросов, изложенных в обращении (предложении, заявлении или жалобе), доводится до сведения подавшего его военнослужащего со ссылкой на законы Российской Федерации, другие нормативные правовые акты Российской Федерации и (или) общевоинские уставы, с указанием мотивов отказа и разъяснением порядка обжалования принятого решения»; статье 116 Дисциплинарного устава Вооруженных сил Российской Федерации «Все обращения (предложения, заявления или жалобы) подлежат обязательному рассмотрению в срок до 30 суток со дня регистрации»; Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» Статье 12. «Сроки рассмотрения письменного обращения Письменное обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации письменного обращения»; а так же пункта 5 Приказа Министра обороны Российской Федерации от 18 августа 2014 г. № 555 «О мерах по реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации Федерального закона от 02 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»» «Все обращения подлежат обязательному рассмотрению в течение 30 дней со дня регистрации».

Письменный аргументированный ответ о принятом решении прошу Вас направить по адресу: индекс. г. Псков, улица Южный обход дом 55/6 квартира 32.

Воинская должность в/ч …….. Ф.И.О.

Командиру войсковой части 00000 

Рапорт 

Настоящим докладываю, что я, старшин Иванов Иван Иванович начальник парашютного склада-старший укладчик парашютов войсковой части 15650, прошел медицинское освидетельствование для определения категории годности к военной службе и службе на должностях связанных с выполнением прыжков с парашютом в терапевтическом отделении ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ г. Ростова-на-Дону с 15.09.2017 года по 27.09.2017 года. 
По решению врачебно-летной комиссии был признан не годен к парашютным прыжкам (п.58 ст. 11 графы 4 приказа МО РФ № 455), не годен военной службе — категория «Д»( п.59 графа 3 приказа МО РФ № 455). Заболевание получено в период военной службы. Свидетельство о болезни № 7/327 утверждено филиалом № 2 ФГКУ «ГЦ ВВЭ» 29.11.2017 г.( копию прилагаю) 
В с вязи с ухудшением здоровья я неоднократно лежал в госпитале и лечебных учреждениях, в 2017 году был направлен в ВМА им. С.М. Кирова где было назначено лечение и начат курс ПВТ сроком на 6 месяцев. После прохождения курса ПВТ отметился рецидив по основному заболеванию. В соответствии с письменными рекомендациями лечащих врачей цель терапии не достигнута, лечение окончательно не завершено, в связи неэффективностью ранее проведения лечения мне запланировано проведение повторного курса ПВТ новыми препаратами в Клинике инфекционных болезней и тропических заболеваний в ВМА им. С.М. Кирова, рекомендовано динамическое наблюдение врачом (инфекционистом) по месту службы (приказ МО РФ №800 от 18.06 2011г.). В результате ухудшения самочувствия между проводимыми курсами ПВТ вынужден постоянно применять назначенные мне препараты. 
Прошу Вас не увольнять меня и не исключать из списков части до получения назначенного мне лечения в Клинике инфекционных болезней и тропических заболеваний в ВМА им. С.М. Кирова, и направить на прохождение полного медицинского обследования после получения назначенного мне лечения, так как срок проведенного ранее освидетельствования истек 29.11.2018г Согласно п. 8 «Положения о военно-врачебной экспертизе», утвержденного Постановлением Правительства РФ от 04.07.2013 № 565 (ред. от 19.05.2015) заключение военно-врачебной комиссии о категории годности к военной службе по специальности в соответствии с занимаемой должностью действительно в течение года с даты освидетельствования. 
Прошу Вас принять меры поскольку в случае их непринятия будут нарушено моё право на охрану здоровья и медицинскую помощь согласно ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Поскольку состояние моего здоровья ухудшается и лечение окончательно не завершено это не позволяет провести полное и объективное обследование. А также прошу приостановить моё увольнение с военной службы до полного обследования. 
Согласно статье 115 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации «Обращение (предложение, заявление или жалоба) считается разрешенным, если рассмотрены все поставленные в нем вопросы, по нему приняты необходимые меры и даны исчерпывающие ответы в соответствии с законодательством Российской Федерации. Отказ в удовлетворении запросов, изложенных в обращении (предложении, заявлении или жалобе), доводится до сведения подавшего его военнослужащего со ссылкой на законы Российской Федерации, другие нормативные правовые акты Российской Федерации и (или) общевоинские уставы, с указанием мотивов отказа и разъяснением порядка обжалования принятого решения»; статье 116 Дисциплинарного устава Вооруженных сил Российской Федерации «Все обращения (предложения, заявления или жалобы) подлежат обязательному рассмотрению в срок до 30 суток со дня

Рапорт

об отмене приказа об исключении из списков личного состава части

Прошу Вас отменить приказ (по строевой части) № 11 от 24.07.2018 г. в части исключения меня, гвардии ефрейтора ……., из списков личного состава в/ч ….., в связи с тем, что мне рекомендовано прохождение военно-врачебной комиссии в Военно-медицинской академии им. Кирова С.Н. в г. Санкт-Петербург по ранее выявленному заболеванию, приобретённому в период прохождения военной службы.

Запрос направлен ФГКУ «… отдельным медицинским отрядом (аэромобильным)» ВДВ МО РФ 26.06.2018 года.

До прохождения военно-врачебной комиссии и завершения лечения, проведения со мной всех необходимых расчетов и обеспечения всеми видами довольствия из списков личного состава воинской части категорически не согласен.

Согласно статье 34 Положения «О порядке прохождения военной службы», утвержденного Указом Президента Российской Федерации № 1237 от 16 сентября 1999 года, до проведения с военнослужащим всех необходимых расчетов он из списков личного состава воинской части без его согласия не исключается. Несоблюдение командованием указанного условия является основанием для признания судом приказа об исключении военнослужащего из списков личного состава воинской части незаконным и для восстановления военнослужащего в списках личного состава воинской части со дня издания такого незаконного приказа.

Данный приказ нарушает моё гарантированное Законом право на охрану здоровья и медицинскую помощь согласно ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

РАПОРТ 

Настоящим сообщаю, что при исключении меня, гвардии ефрейтора …….., личный номер …., из списков личного состава воинской части ……., Вами нарушено моё гарантированное Законом право на охрану здоровья и медицинскую помощь, закреплённое ст. 41 Конституции Российской Федерации, ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и требованиями Постановления Правительства Российской Федерации № 565 от 04.07.2013 года «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе».

На момент исключения из списков личного состава части и по настоящее время я нуждаюсь в медицинском обследовании и лечении по выявленному заболеванию, приобретённому в период прохождения военной службы, о чём свидетельствует вызов Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова г. Санкт-Петербурга исх. 6/3/4062 от 03.07.2018 г. (вх. 1332 от 13.08.2018 г.), талон на госпитализацию № 18.26956 (дата госпитализации 29.08.2018 г.) и письменные рекомендации врачей.

В настоящее время состояние моего здоровья ухудшается и врачебно-экспертный исход моего состояния здоровья не определён.

Согласно требованиям Постановления Правительства Российской Федерации № 565 от 04.07.2013 года «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе», освидетельствование военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы, и сотрудников, получивших в период прохождения военной службы (приравненной службы) и военных сборов увечье, заболевание, проводится для определения категории годности к военной службе (приравненной службе) при определившемся врачебно-экспертном исходе. Под определившимся врачебно-экспертным исходом понимается такое состояние здоровья, когда результаты обследования и лечения дают основание военно-врачебной комиссии вынести заключение о категории годности к военной службе (приравненной службе) и когда дальнейшее лечение не приведет к изменению категории годности к военной службе (приравненной службе).

В связи с вышеизложенным прошу Вас восстановить меня на военной службе и оформить следующие документы необходимые для госпитализации:

— направление на стационарное лечение ф.20;

— выписку из приказа об убытии на стационарное лечение;

— воинские перевозочные документы для следования к месте лечения и обратно к месту военной службы.

Письменный аргументированный ответ прошу Вас направить по адресу: …………….

Прилагаю:

1. Вызов Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова г. Санкт-Петербурга исх. 6/3/4062 от 03.07.2018 г. (вх. 1332 от 13.08.2018 г.).

2. Талон на госпитализацию № 18.26956.

Рапорт 
Об увольнении с военной службы в связи с признанием военной врачебной комиссией: «Д» — не годным к военной службе военнослужащему, проходящему военную службу по контракту.   (Подпункт«б»пункта5 статьи 34 Положения предоставляет военнослужащим право на увольнение с военной службы по состоянию здоровья – в связи с признанием с признанием военно-врачебной комиссией «В» ограниченно годным к военной службе .)

прошу уволить меня в запас по состоянию здоровья, в соответствии с п.3 ст. 51 ФЗ «О воинской обяазнности и военной службе», в связи с признанием ВВК ограничено годным
Согласно п . 11 ст . 34 Положения о порядке прохождении военной службы , утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237  при наличии у военнослужащего , проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию. Исключение составляют случаи, когда увольнение военнослужащего производится по основаниям, предусмотренным пп. «д», «е», и «з» п . 1 и пп. «в», «д», «е.1 и 2» п . 2 ст .  ФЗ «О воинской обязанности и военной службе ».

Анализ содержания приведенной нормы закона показывает, что в ней установлены дополнительные гарантии для отдельных категорийвоеннослужащих , согласно которым, в частности, они имеют право (за исключением вышеназванных случаев) выбора одного из оснований увольнения с военной службы .

Аналогичная правовая позиция изложена в п . 39 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих » от 29 мая 2014 года № 8.

В соответствии с п . 2 ст .Федерального закона «О статусе военнослужащих » граждане приобретают статус военнослужащих с началом военной службы и утрачивают его с окончанием военной службы . Окончанием военной службы является исключение из списков личного состава воинской части.

Таким образом, граждане, проходящие военную службу по контракту, гарантией, установленной пунктом 11 ст . 34 Положения о порядкепрохождения военной службы , могут воспользоваться до исключения их из списков личного состава воинской части. 
В связи с тем, что я признан военно-врачебной комиссией не годным к военной службе на основании п.п. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», прошу Вашего ходатайства перед вышестоящим командованием, о досрочном увольнении меня прапорщика Шестакова Максима Викторовича с военной службы по состоянию здоровья. 

В соответствии со ст. 13 «Положения о порядке прохождения военной службы», для решения вопросов дальнейшего прохождения военной службы прошу зачислить в распоряжение командира войсковой части 91. 

Связи с этим прошу с соблюдением порядка указанного в приказе Министра Обороны Российской Федерации от 30.10.2015 года № 660 «О мерах по реализации правовых актов по вопросам организации прохождения военной службы по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации»., раздела 10 увольнение военнослужащих с военной службы, провести со мной все положенные мероприятия, связанные с увольнением с военной службы. 

Так же в соответствии с пунктом 16 статьи 34 «Положения о порядке прохождения военной службы «Указ Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года №1237. «Вопросы прохождения военной службы», где указано Военнослужащий, уволенный с военной службы, на день исключения из списков личного состава воинской части должен быть полностью обеспечен установленным денежным довольствием, продовольственным и вещевым обеспечением. До проведения с военнослужащим всех необходимых расчетов он из списков личного состава воинской части без его согласия не исключается. 

С исключением из списков личного состава до обеспечения меня и членов моей семьи жилым помещением для постоянного проживания по установленным нормам в собственность не согласен. Служебным жилым помещением по месту службы по нормам не обеспечен. 

Уволить с военной службы прошу после обеспечения меня и всех членов моей семьи жилым помещением по установленным нормам в собственность в избранном месте постоянного жительства в городе, Санкт-Петербург на состав семьи 4 человека: 

— Я, Шетаков Максим Викторович, 16.06.1983 г.р. 

— Жена,  Любовь Александровна,13.01.1989 г.р. — Сын,  Богдан Максимович, 20.12.2013 г.р 

-Дочь,  Есения Максимовна, 04.09.2017г.р. 

До обеспечения жилым помещением для постоянного проживания по установленным нормам с увольнением (с изданием приказа об увольнении) категорически не согласен. 

Выслуга лет на дату написания рапорта составляет полных 15 календарных лет, 5 месяцев, 01 день. 

С 27.02.2018 года состою в войсковой части 91 в списках очередников на получение постоянного жилого помещения. Жилых помещений для проживания на территории РФ я и члены моей семьи не имеем. 

Прошу направить на профессиональную переподготовку по гражданской специальности в соответствии с п. 4 ст. 19 Федерального закона «О статусе военнослужащих». 

До исключения из списков воинской части прошу обеспечить меня всеми видами довольствия и вещевого имущества в полном объеме, в соответствии с пунктом 16 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы. На основании ППРФ от 22 июня 2006 г. N 390 «О вещевом обеспечении в федеральных органах исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, в мирное время», прошу обеспечить меня вещевым обеспечением. 

Также прошу предоставить мне основной неиспользованный отпуск за 2017 год, за 2018 год пропорционально прослуженному времени. Прошу предоставить отпуска последовательно, без перерыва между ними, в соответствии с пунктом 16 статьи 29 «Положение о порядке прохождения военной службы», где указано предоставление отпуска военнослужащему осуществляется с таким расчетом, что бы последний был использован до дня истечения срока его военной службы при этом основной и дополнительные 

отпуска должны быть предоставлены военнослужащему последовательно без разрыва между отпусками, а исключение его из списков личного состава воинской части производится по окончании последнего из отпусков. Отпуск буду проводить по адресу: г.Самара ул.Крутые ключи, дом1, кв2. 


также Прошу Вашего ходатайства перед вышестоящим командованием о предоставлении мне дополнительных суток отдыха, за 2017год в количестве ….. суток с 1 ноября 2017 года, за выполнение обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного времени за 2017год , за 2018 год На основании УВС РФ Статья №220; Указа Президента РФ от 16.09.99 г.№1237 вопросы прохождения военной службы (вместе с “Положением о порядке прохождения военной службы “) Приложение №2 к Положению о порядке прохождения военной службы п.1, п.3; 

Также Согласно статье 115 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации «Обращение (предложение, заявление или жалоба) считается разрешенным, если рассмотрены все поставленные в нем вопросы, по нему приняты необходимые меры и даны исчерпывающие ответы в соответствии с законодательством Российской Федерации. Отказ в удовлетворении запросов, изложенных в обращении (предложении, заявлении или жалобе), доводится до сведения подавшего его военнослужащего со ссылкой на законы Российской Федерации, другие нормативные правовые акты Российской Федерации и (или) общевоинские уставы, с указанием мотивов отказа и разъяснением порядка обжалования принятого решения»; статье 116 Дисциплинарного устава Вооруженных сил Российской Федерации «Все обращения (предложения, заявления или жалобы) подлежат обязательному рассмотрению в срок до 30 суток со дня регистрации»; Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» Статье 12. «Сроки рассмотрения письменного обращения Письменное обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации письменного обращения»; а так же пункта 5 Приказа Министра обороны Российской Федерации от 18 августа 2014 г. № 555 «О мерах по реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации Федерального закона от 02 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»» «Все обращения подлежат обязательному рассмотрению в течение 30 дней со дня регистрации».

К рапорту прилагаю: 

1. Копию Свидетельства о болезни №124-т от 21 декабря 2017 года, утвержденного ВОЕННО-ВРАЧЕБНОЙ КОМИССИЕЙ ФИЛИАЛА №1 Федерального Государственного Казенного Учреждения «ГЛАВНЫЙ ЦЕНТР ВОЕННО-ВРАЧЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ» Министерства Обороны Российской Федерации. 

16.05.18г. Начальник склада РАВ в/ч 91. 

прапорщик 

Шетаков М.В.

Военная служба, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 26 декабря 2002 года N 17-П, представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах; лица, несущие военную службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их правовой статус, а также содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним. Соответственно, военнослужащий принимает на себя бремя неукоснительно, в режиме жесткой военной дисциплины исполнять обязанности военной службы, которые предполагают необходимость осуществления поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, а государство гарантирует адекватное возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащего в связи с исполнением им обязанностей военной службы.
Выбор правовых средств, направленных на возмещение такого вреда, относится к дискреции федерального законодателя, который, осуществляя на основании статей 37 (части 1 и 3), 39 (части 1 и 2), 41 (часть 1), 45 (часть 1), 59 (части 1 и 2) и 71 (пункты «в», «м») Конституции Российской Федерации правовое регулирование в данной сфере, обязан предусматривать 
эффективные гарантии реализации прав военнослужащих, соответствующие правовой природе и целям возмещения вреда, причиненного их здоровью, характеру возникающих между ними и государством правоотношений. ( вторая формулировка : Конституционный Суд Российской Федерации в пункте 3 постановления от 20 октября 2010 г. N 18-П, ссылаясь на свою позицию, выраженную в постановлении от 26 декабря 2002 г. N 17-П, указал, что военная и аналогичная ей служба (служба в органах внутренних дел, противопожарная служба и т.п.) представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства, общественного порядка, законности, прав и свобод граждан и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах; лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливаются их правовой статус, а также содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним. Обязанности, возлагаемые на лиц, несущих военную и аналогичную ей службу, предполагают необходимость выполнения ими поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, что — в силу Конституции Российской Федерации, в частности ее статей 37 (части 1 и 3), 39 (части 1 и 2), 41 (часть 1), 45 (часть 1), 59 и 71 (пункты «в», «м») — влечет обязанность государства гарантировать им материальное обеспечение в случае причинения вреда жизни или здоровью в период прохождения службы. Конкретизируя названные положения Конституции Российской Федерации, федеральный законодатель закрепил в числе особых публично-правовых способов возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы, обязательное государственное страхование жизни и здоровья военнослужащих, специальное пенсионное обеспечение и систему мер социальной защиты, цель которых — в максимальной степени компенсировать последствия изменения их материального и социального статуса, обеспечив соразмерный получавшемуся денежному довольствию уровень возмещения вреда.)

Однако судом не было учтено, что, в момент увольнения находился на амбулаторном лечении. Однако в момент принятия решения судами, заболевания ( тяжелые увечья, военные травмы) получены во время прохождения военной службы уже дало свои отрицательные результаты в виде проведения хирургических операций протезирования суставов ( описать другие негативные последствия). 1.Отказывая в назначении комплексной судебно-медицинской экспертизы для установления обстоятельств утраты им здоровья судами были неправильно применены вышеприведенные нормы законодательства.2. Увольняя по ст «ДПВ» должностные лица лишают меня права выбора статьи увольнения (Указ Президента РФ от 16.09.1999 N 1237 «Вопросы прохождения военной службы» (вместе с «Положением о порядке прохождения военной службы»)
Статья 34. Порядок увольнения военнослужащих с военной службы и исключения их из списков личного состава воинской части
п. 11. При наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию (за исключением случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным подпунктами «д», «д.1», «д.2», «е», «е.1» и «з» пункта 1 и подпунктами «в», «д», «е.1» и «е.2» пункта 2 статьи 51 Федерального закона).) ОДНАКО!!!!!! ( формулировки судов) : 
Таким образом, граждане, проходящие военную службу по контракту, гарантией, установленной пунктом 11 ст . 34 Положения о порядкепрохождения военной службы , могут воспользоваться до исключения их из списков личного состава воинской части, так как до этого момента они сохраняют статус военнослужащего и являются субъектами военно-служебных правоотношений.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 N 8 (ред. от 28.06.2016) «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих»
Увольнение с военной службы
39. При увольнении военнослужащих с военной службы в связи с достижением предельного возраста, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями за ними сохраняются социальные гарантии и компенсации, предусмотренные Федеральным законом «О статусе военнослужащих» и иными нормативными правовыми актами.
При наличии у военнослужащего одновременно нескольких оснований для увольнения с военной службы, предусмотренных «статьей 51» Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (за исключением случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным «подпунктами «д»», «»д1″», «»д2″», «»е»», «»е1″» и «»з» пункта 1″ и «подпунктами «в»», «»д»», «»е1″» и «»е2″ пункта 2 статьи 51» Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»), он имеет право выбора одного из них по своему усмотрению.


А также по моему мнению ошибочно не была применена по отношению к должностным лицам статья 10 ГК РФ.

КАТЕГОРИЯ Д —— категория «Д» — «не годен к военной службе» устанавливается гражданам, имеющим заболевания, увечья со значительными или резко выраженными нарушениями функций органов и систем организма, быстро прогрессирующие, не поддающиеся или трудно поддающиеся лечению и приводящие к стойкой утрате способности исполнять обязанности военной службы.
В случае признания военнослужащего военно-врачебной комиссией не годным к военной службе он в обязательном порядке подлежит увольнению в отставку по состоянию здоровья без постановки на воинский учет и освобождается от исполнения воинской обязанности (пункт 4 статьи 23, пункт 2 и подпункт «а» пункта 3 статьи 50, подпункт «в» пункта 1 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»).

2.2. Право на единовременное пособие в соответствии с частью 12 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» возникает у военнослужащего при наличии двух условий: 1 ——признания его военно-врачебной комиссией не годным к военной службе вследствие военной травмы и 2 —— увольнения с военной службы по данному основанию. Порядок определения категории годности к военной службе устанавливается Положением о военно-врачебной экспертизе.

1. пример искового 

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

об оспаривании увольнения с военной службы.

Я, старший лейтенант ……………………………………………., прохожу военную службу по контракту в войсковой части …………….

В период с 25 ноября 2017 года по 01 декабря 2017 года командиром в/ч …………. были направлены документы в Командование ………..Армии …………… об увольнении меня с военной службы в запас по истечении срока контракта о прохождении военной службы (подпункт «б» пункта 1 статьи 51 Федерального закона № 53-ФЗ от 28.03.1998 года «О воинской обязанности и военной службе»).

Полагаю направленное командиром в/ч ……….. представление меня к увольнению с военной службы незаконным по следующим основаниям.

В указанное время я находился на стационарном лечении по ранее выявленным заболеваниям, приобретёнными в период прохождения военной службы.

После проведения первой операции (дата операции 01.12.2017 г.), лечащим врачом Военно-медицинской академии им. С.Н. Кирова г. Санкт-Петербург, мне рекомендовано продолжить восстановительное лечение в условиях военного госпиталя по месту службы, и проведение второй операции, так как две операции являются составными частями курса лечения и не могут быть проведены одновременно.

В настоящее время ожидается вызов на госпитализацию меня в Военно-медицинскую академию им. С.Н. Кирова г. Санкт-Петербург для оперативного лечения и обследования с последующим медицинским освидетельствованием. Копии документов прилагаю.

По завершению лечения я должен пройти военно-врачебную комиссию для определения категории годности к военной службе в связи с заболеванием.

Ранее, установленным порядком я докладывал рапортом командиру в/ч …………. о том, что проведение медицинского освидетельствования до проведения оперативного стационарного лечения является неправомерным. (Рапорт вх. № 188 от 27.09.2017 г.). Какого-либо ответа на данный рапорт мне не поступало.

Также я сообщил командиру в/ч ……… о том, что представление меня к увольнению по подпункту «б» пункта 1статьи 51 Федерального закона № 53-ФЗ от 28.03.1998 года «О воинской обязанности и военной службе»: «по истечении срока военной службы по призыву или срока контракта», в период прохождения стационарного лечения, является неправомерным.

Командиру в/ч ………… было известно о результатах моего оперативного лечения и рекомендациях проведения второй операции, после которой проводится военно-врачебная комиссия и определяется категория годности к военной службе, с соответствующим определением статьи, по которой я должен быть уволен с военной службы.

По моему мнению, определение командиром в/ч ………… статьи увольнения до того, как станут известны результаты военно-врачебной комиссии, грубо нарушает мои права.

Согласно требованиям Постановления Правительства Российской Федерации № 565 от 04.07.2013 года «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе», освидетельствование военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы, и сотрудников, получивших в период прохождения военной службы (приравненной службы) и военных сборов увечье, заболевание, проводится для определения категории годности к военной службе (приравненной службе) при определившемся врачебно-экспертном исходе. Под определившимся врачебно-экспертным исходом понимается такое состояние здоровья, когда результаты обследования и лечения дают основание военно-врачебной комиссии вынести заключение о категории годности к военной службе (приравненной службе) и когда дальнейшее лечение не приведет к изменению категории годности к военной службе (приравненной службе).

На основании оспариваемого мною представления командира войсковой части …….., командующий …….. армии …………..О издал приказ № …. от 01 декабря 2017 года, в соответствии с которым я уволен в запас по истечении срока контракта о прохождении военной службы (подпункт «б» пункта 1 статьи 51 Федерального закона № 53-ФЗ от 28.03.1998 года «О воинской обязанности и военной службе»).

Таким образом, поскольку приказ о моем увольнении издан на основании незаконного представления к увольнению, полагаю, что такой приказ также является незаконным.

Поскольку с оспариваемым приказом об увольнении меня с военной службы я ознакомился 28 декабря 2017 года, полагаю, что установленный статьей 219 КАС РФ срок обращения в суд с административным исковым заявлением мною не пропущен.

На основании статьи 218 КАС РФ, ПРОШУ:

1. Признать действия командующего ………. Армии …………, связанные с увольнением меня с военной службы незаконными, и обязать указанное должностное лицо восстановить меня на военной службе в прежней (или равной) должности.

Приложения:

1. Копия приказа Командующего ….. армии …….. № …….. от 01.12.2017 г. об увольнении.

2. Копия выписного эпикриза филиала № …. ФГКУ «442 ВКГ» МО РФ г. …. из истории болезни № ….. от 01.02.2018 г.

3. Копия выписного эпикриза Военно-медицинской академии им. С.Н. Кирова г. Санкт-Петербург № ….. от 05.12.2017 г.

4. Копия рекомендации лечащего врача об оперативном лечении от 05.12.2017 г.

5. Копия направления № …. от 24.11.2017 г. на стационарное лечение в ВМА им. С.Н. Кирова г. Санкт-Петербург.

6. Выписка из приказа командира в/ч …… (по строевой части) № ….. от 24.11.2017 г.

7. Выписка из приказа командира в/ч ……. (по строевой части) № …… от 06.12.2017 г.

8. Копия рапорта командиру в/ч ……….. (вх. № 188 от 27.09.2017 г.).

9. Копия контракта о прохождении военной службы.

10. Квитанция об уплате государственной пошлины.

«19» марта 2018 года __________________ (Ф.И.О.)

2. пример кассационной жалобы 

Видео: Врачебно экспертный исход ВВК

В Президиум Западно-Сибирский окружной военный суд
от Кузнецова В. В административный истец:
Проживающий по адресу: ____________.;
Телефон: +___________;
e-mail: _______________ .
Пограничное управление Федеральной службы безопасности РФ по Алтайскому краю: административный ответчик;
Адрес: 656067, г. Барнаул, ул. Власихинская, 184
телефон: (3852) 28-57-09
E-mail: pu.altaikrai2@fsb.ru

Кассационная жалоба
01.12.2016 Барнаульским Гарнизонным военным судом по административному делу № 2а-257-16 по иску Кунецова Владимира Викторовича к Пограничному управлению Федеральной службы безопасности РФ по Алтайскому краю о признании увольнения военнослужащего с военной службы незаконным и восстановлении его на службе принято решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Апелляционное определение № 33а-208/2017, 33а-224/2017 Западно-Сибирского окружного военного суда 02.06.2017 решение Барнаульского Гарнизонного военного суда от 01.12.2016 и дополнительное решение того же суда от 20.03.2017 по административному иску, поданного представителем административного истца Дениченко А.И в интересах Кузнецова Владимира Викторовича оставлены без изменений, а апелляционные жалобы без удовлетворения.

В соответствии с гражданским законодательством, суд обязан разрешать гражданские дела на основании Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, нормативных правовых актов федеральных органов государственной власти.Считаю, что решение суда не соответствует действующему законодательству и сложившейся судебной практике, подлежит отмене по следующим основаниям.

Барнаульский Гарнизонный военный Суд в своем решении от 01 декабря 2016 года указал , что на основании решения …. гарнизонного военного суда от 30 мая 2016 года , учитывает преюдициальное значение доказанных обстоятельств согласно ст 64 КАС РФ , где было отказано в обжаловании решения Аттестационной комиссии.
Однако суд не учел , что значение имеет не только выводы комиссии , но и порядок ее проведения . Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 21 марта 2013 года N 6-П, процедура аттестации предполагает беспристрастное и всестороннее рассмотрение соответствующих материалов членами аттестационной комиссии и принятие ими решения на основе коллегиальности с учетом в равной мере всех обстоятельств, имеющих значение для всесторонней характеристики военнослужащего. Объективность выводов аттестационной комиссии, равно как и соблюдение прав и законных интересов военнослужащего, подлежащего аттестации, обеспечивается, помимо прочего, предоставлением ему возможности ознакомиться с аттестационным листом, заявить в письменной форме о своем несогласии с отзывом о своей служебной деятельности, сообщить дополнительные сведения, лично участвовать в заседании аттестационной комиссии (в установленных случаях), обжаловать ее заключение и порядок проведения аттестации как вышестоящему командиру, так и в суд, что позволяет избежать принятия произвольного, необоснованного решения о досрочном увольнении военнослужащего с военной службы.

Сам же порядок проведения аттестации был грубо нарушен , что судом первой и апелляционной инстанции не было учтено . Так как Порядок организации и проведения аттестации военнослужащих ФСБ РФ установлен приказом ФСБ России от 9 января 2008 года. № <.3.> «Об утверждении Инструкции о порядке организации и проведения аттестации военнослужащих органов федеральной службы безопасности».

Подпунктом «б» пункта 8 ст. 26 Положения и п.п. «б» пункта 11 Приказа предусмотрена обязанность командира (начальника) в ходе изучения и оценки профессиональных и личностных качеств аттестуемого военнослужащего, его профессиональной служебной деятельности, проведение с аттестуемым индивидуальной беседы по вопросам исполнения им общих, должностных и специальных обязанностей, повышения профессионального уровня, стиля и методов его работы. Таким образом, составление письменного листа беседы с военнослужащим фактически является уведомлением военнослужащего о его аттестации.

Абзацем 3 пункта 6 ст. 26 Положения определено право военнослужащего на ознакомление с содержанием аттестации, путем подписи в утвержденном аттестационном листе. При абзацем 5 пункта 11 Приказа определена обязанность непосредственного (прямого) начальника по доведению до сведения аттестуемого военнослужащего основных положений отзыва об исполнении им служебных обязанностей за аттестационный период, что также подразумевает письменное, а не устное закрепление (отражение) данного действия.

Пунктом 13 Приказа определено, что составленный на военнослужащего аттестационный лист представляется в аттестационную комиссию не позднее чем за две недели до начала аттестации.

Кроме того, пунктом 17 Приказа предусмотрен и перенос аттестации военнослужащего на срок один месяц, при несогласии аттестуемого с аттестационным выводом и необходимостью представления в связи с этим дополнительных характеризующих данных. То есть, данная норма также подразумевает письменное выражение несогласия
аттестуемого с отзывом, что является основанием для переноса аттестации военнослужащего на срок не более одного месяца.

Пунктом 24 Приказа установлена обязанность доведения военнослужащему результатов аттестации под расписку в аттестационном листе в 14-дневный срок после ее утверждения. Абзацем 2 пункта 1 ст. 27 Положения и абзацем 3 п. 6 Приказа установлена подотчетность аттестационной комиссии начальнику Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области. Из изложенного следует, что исчисление указанного 14-дневного срока производится с момента утверждения результатов аттестационной комиссии начальником Пограничного управления ФСБ России по Республике Крым, т.е. протокола заседания аттестационной комиссии, а также вывода, отраженного в соответствующем разделе аттестационного листа военнослужащего.

Пунктом 10 ст. 26 Положения и пунктом 25 Приказа установлено право военнослужащего на обжалование аттестационного вывода и порядка проведения аттестации
вышестоящему командиру (начальнику) в течение месяца со дня объявления ему результатов аттестации, а также в суд. Начало исчисления данного срока также подразумевает письменное доведение аттестационного вывода военнослужащему.

При несогласии с составленным отзывом не произвели перенос на срок не более месяца аттестацию заявителя для реализации им права на защиту и представление дополнительных характеризующих его документов.

Из анализа вышеприведенного нормативного акта следует, что аттестационный лист должен
поступить в аттестационную комиссию воинской части не позднее двух недель до проведения самой аттестации, для того, чтобы аттестуемый военнослужащий имел реальную
возможность ознакомиться с аттестационным листом и содержащимся в нем отзывом на него до представления его прямому командиру (начальнику) или в аттестационную комиссию, и в случае его несогласия с текстом отзыва он мог бы заблаговременно представить в аттестационную комиссию дополнительные сведения о своей служебной деятельности за предшествующий период. Данные предписания нормативно правовых актов не были учтены должностными лицами, следовательно проведение аттестационной комиссии без личного участия самого аттестуемого военнослужащего;
проведение аттестационной комиссии без личного участия самого аттестуемого военнослужащего; проведение аттестации военнослужащего формально;
не доведение до военнослужащего утвержденного аттестационного листа под роспись в подлинном экземпляре с указанием даты ознакомления;
проведение аттестации аттестационной комиссией в ненадлежащем составе.
Любое из вышеназванных нарушений будет являться формальным основанием для суда для признания проведения аттестации с грубыми нарушениями действующего законодательства, что в свою очередь приведет в дальнейшем и к отмене приказа об увольнении и восстановлении военнослужащего на военной службе.

Постановление Конституционного Суда РФ от 17.05.2011 N 8-П
Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации охраняется труд и здоровье людей, обеспечивается государственная поддержка инвалидов, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты (статья 7, часть 2), гарантируется равенство прав и свобод человека и гражданина (статья 19, часть 2), достоинство личности охраняется государством (статья 21, часть 1), каждому гарантируются социальное обеспечение в случае болезни, инвалидности и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1), а также право на охрану здоровья и медицинскую помощь (статья 41, часть 1).

При этом увольнение Кузнецова В.В. было произведено без учета заключения военно-врачебной комиссии, поскольку на момент увольнения заявителя заключение не было утверждено вышестоящей военно-врачебной комиссией, учетом изменений в течении заболевания, о чем не могли не знать должностные лица , что противоречит противоречит статьям 15 (части 1 и 4), 37 (часть 3), 39 (часть 1), 41, 45, 46 (части 1 и 2) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации и лишает такого военнослужащего права на выбор основания увольнения.

Военная служба, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 26 декабря 2002 года N 17-П, представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах; лица, несущие военную службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их правовой статус, а также содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним. Соответственно, военнослужащий принимает на себя бремя неукоснительно, в режиме жесткой военной дисциплины исполнять обязанности военной службы, которые предполагают необходимость осуществления поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, а государство гарантирует адекватное возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащего в связи с исполнением им обязанностей военной службы.
Выбор правовых средств, направленных на возмещение такого вреда, относится к дискреции федерального законодателя, который, осуществляя на основании статей 37 (части 1 и 3), 39 (части 1 и 2), 41 (часть 1), 45 (часть 1), 59 (части 1 и 2) и 71 (пункты «в», «м») Конституции Российской Федерации правовое регулирование в данной сфере, обязан предусматривать эффективные гарантии реализации прав военнослужащих, соответствующие правовой природе и целям возмещения вреда, причиненного их здоровью, характеру возникающих между ними и государством правоотношений.

Однако судом не было учтено, что, в момент увольнения находился на амбулаторном лечении. Однако в момент принятия решения судами, заболевания получены во время прохождения военной службы уже дало свои отрицательные результаты в виде проведения хирургических операций протезирования суставов. Отказывая в назначении комплексной судебно-медицинской экспертизы для установления обстоятельств утраты им здоровья судами были неправильно применены вышеприведенные нормы законодательства.
А также по моему мнению ошибочно не была применена по отношению к должностным лицам статья 10 ГК РФ.

В соответствии со ст.ст. 318-320 КАС РФ
прошу:
1) Отменить решение Барнаульского Гарнизонного военного суда по административному делу № 2а-257-16 ;
2) Отменить апелляционное определение № 33а-208/2017, 33а-224/2017 Западно-Сибирского окружного военного суда;
3) Признать увольнение административного истца и исключение его из списков личного состава незаконным;
4) Отменить приказ начальника Погрануправлениягенерала-майора А. Кпенко №55 от 30.05.2016.

3. ПРИМЕР — право выбора статьи увольнения 

В Грибановский районный суд Воронежской области
397240, Воронежская область, пгт. Грибановский, ул. Центральная, д. 12
Административный истец: Мудрин Павел Павлович
__________ г.р., г. __________
Проживающий по адресу: ____________.;
Телефон: +___________;
e-mail: _________
Административный ответчик: Командир войсковой части № 14, ФИО

Административное исковое заявление
в связи с отказом в праве выбора статьи увольнения до исключения из списков личного состава ВЧ в связи с заключением ВВК

Я Мудрин Павел Павлович проходил военную службу в ВЧ № 14, звание _____, должность _____
1 июня 2017 г. состоялся приказ командира войсковой части 14 об увольнении меня из ВС РФ в запас в связи с окончанием контракта, беседу со мной, в соответствии с Приказом Министра обороны РФ от 30.10.2015 N 660 : а) за шесть месяцев до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта: ……….. направляет военнослужащего (по его желанию) на медицинское освидетельствование в соответствующую военно-врачебную комиссию (далее — ВВК); в) за три месяца до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта: …… проводит беседу с военнослужащим о предстоящем увольнении с военной службы с привлечением при необходимости представителей кадрового органа и юридической службы, провели только лишь по моему требованию спустя месяц после издания приказа о моем увольнении.
Однако 7 марта 2017 г. проведена операция по удалению родинки (иссечение кожи с опухолью).
13 марта 2017 г. по результатам биопсии материала сделано заключение: доброкачественное новообразование. Внутридермальный невус кожи живота.
3 апреля 2017 г. написал рапорт с просьбой отправить меня на ВВК в связи с болезнью приложив заключение онколога.
22 мая 2017 г. меня направили согласно приказа и направления командира войсковой части 14 на ВВК для определения годности к военной службе в связи с увольнением в запас по окончанию контракта.
23 мая прибыл на ВВК.
27 мая убыл с ВВК в связи с тем, что кадровый орган войсковой части 14 выписал мне не то направление на ВВК (в рапорте просил меня направить на ВВК в связи с болезнью, для определения годности к военной службе, годности к работе с РВ и источниками ионизирующих излучений (в дальнейшем ИИИ), службе в спецсооружениях.
4).
12 июня согласно приказа и правильного направления командира войсковой части 14 (для определения годности к военной службе, годности к работе с РВ, ИИИ службе в спецсооружениях, в ИП-4) повторно убыл на ВВК.
20 июня госпитальной ВВК филиала №4 ФГКУ «ГВК1 имени академика 1-1.Н. Бурденко» Минобороны России г. Сергиев-Посад (см. выписной эпикриз) признан годным к военной службе, годным к работе с РВ и ИИИ, службе в спецсооружениях, в ИП-4. Врач хирург онколог Сорокин Владимир Геннадьевич с целью окончательно удостовериться в причинно следственной связи моего заболевания отправил меня на ЦВВК. Я с результатами ВВК не согласился. Комиссия ВВК согласилась на проведение дополнительных обследований и проведение консультации у заслуженного врача РФ. главного онколога ВС РФ. заведующего 33 онкологическим отделением в ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко Федосина А.В.
21 июня прибыл в ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко г. Москва, заключение Федосина А.В., что данное заболевание препятствует дальнейшей моей службе с РВ и ИИИ и мешает ношению военной формы одежды.
21 июня прибыл обратно в филиал №4 ФГКУ «ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко» Минобороны России г. Сергиев-Посад доложил результаты консультации у главного онколога МО РФ лечащему врачу Сорокину В.Г., на что тот сказал, что «я все-таки добился своего». Вечером того же числа Сорокин В.Г. сообщает мне. что решением начальника госпиталя принято решении о направлении меня еще дополнительно на консультацию к главному дерматологу ВС РФ в тот же ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко г. Москва, на что я ответил своим

несогласием с проведением данного обследования и указал, что они затягивают мое обследование, так как консультацию у дерматолога я прошел в их госпитале и претензий к его заключению не имею, на что мне было сказано, что это они принимают решение у кого и сколько мне нужно консультироваться.
22 июня утром по данному факту я написал рапорт на имя начальника госпиталя, в котором указан, что согласно требований п. 1 ПМО РФ №770 от 20.10.14г. со мной проведены в полном объеме все обязательные и дополнительные обязательные диагностические исследования, в связи с этим прошу провести экспертизу ВВК на основании имеющихся заключений. Меня вызвал к себе начальник госпиталя подполковник Березин А.В. и сказал, что рапорт мой он рассмотрит в установленные сроки, а если я не поеду на дополнительную консультацию и дам отказ в присутствии свидетелей (понятых), он расценит это как нарушение воинской дисциплины и выпишет меня из госпиталя за нарушение последней. С дополнительной консультацией согласился и в тот же день отправился своим ходом в Москву в ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко на консультацию к дерматологу. Дерматолог осмотрел меня и сказал что замечаний нет. Что он полностью согласен с заключением дерматолога в их филиале №4 военном госпитале г. Сергиев-Посад. Я сообщил ему переданные мной наставления в г. Сергиев Посад.
О том, что им нужно заключение о моей годности, на что главный дерматолог ответил, что онкология это не его профиль, и что мне уже все написал главный онколог днем ранее. Я сразу по телефону сообщил данные результаты хирургу онкологу г. Сергиев Посад Сорокину В.Г., после чего он, куда-то, звонил. Перезвонив мне через 10 минут сказал мне, что бы я возвращался обратно в госпиталь г. Сергиев Посад. Прибыл поздно из врачей уже никого не встретил.
23 нюня меня представили повторно на ВВК, по результатам которой, был признан на основании статьи 10 пункта «б» графы III Расписания болезней (приложение к Положению о военно-врачебной экспертизе, утвержденному Постановлением Правительства РФ 04.07.2013 года № 565) и дополнительных требований к состоянию здоровья: 1 годен к военной службе с незначительными ограничениями. Не годен к службе в спецсооружениях, работе с РВ и НИИ, в ИП-4


26 июня вышел на службу и доложил своему начальнику и в кадровый орган о результатах экспертизы ВВК, показав им имеющийся у меня на руках выписной эпикриз. Меня вызвали к командиру в/ч и сообщили у него в кабинете что оснований у них увольнять меня по ВВК нет так как свидетельства о болезни у них нет, а выписной эпикриз, который у меня находился для них юридической ответственности не представляет, поэтому они вынуждены уволить меня по окончанию контракта, и так как приказ о моем увольнении состоялся 1 нюня, у меня осталось на сдачу дел и должности 4 дня. На мою просьбу отправить запрос для подтверждения факта указанного заключения мне ответили отказом.
27 июня я написал рапорт командиру в/ч и 28 июня отправил его заказным письмом с уведомлением, в котором на основании заключения ВВК прощу его не лишать меня права выбора статьи увольнения.
29 июня командир в/ч получил данный рапорт, однако ответа так и не последовало.


С увольнением по подпункту «б» пункта 1 статьи 51 Федерального закона «О статусе военнослужащих» от 27.05.1998 N 76-ФЗ Я не согласен, так как согласно ч. 11 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий, проходящий военную службу по контракту и имеющий несколько оснований для увольнения с военной службы, вправе уволиться по избранному им основанию. Аналогичное разъяснение содержится и в абз. 2 пункта 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 года № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих ». И несмотря на то, что со 2 января 2017 года, для военнослужащего установлен конкретный срок, в течение которого он должен определиться со своим волеизъявлением на заключение нового контракта о прохождении военной

службы и обращение по этому поводу с соответствующим рапортом к командованию, а именно – не менее чем за четыре месяца до истечения срока действующего контракта. Последствием несоблюдения этого требования является императивное указание о представлении такого военнослужащего к увольнению с военной службы, однако Командир ВЧ № 154 узнал об объективно существующем основании для моего увольнения по решению ВВК 3 апреля 2017 г. так как я написал рапорт с просьбой отправить меня на ввк в связи с болезнью приложив заключение онколога, что по моему мнению позволяло поменять мне статью увольнения, и не лишать меня права выбора, к тому же Командиру ВЧ № 14 хорошо известно о том, что исполнение мной должностных обязанностей связано с воздействием ионизирующего излучения .
Также из выписного эпикриза усматривается, что заболевание получено мной в период прохождения военной службы. В связи с тем, что Командир ВЧ № 14 , сказал что данный документ никакого основания для того чтобы дождаться пока Свидетельство ВВК по почте нет. На мою просьбу отправить запрос для подтверждения факта указанного заключения мне ответили отказом. Несмотря на то, что рапорт с просьбой направить на ВВК Я написал 3 апреля 2017, а убыл для прохождения ВВК только 12 июня 2017 , по причинам которые Я указывал выше. Считаю отказ мне в праве выбора статьи увольнения по избранному мной объективно существующему основанию неправомерным. В соответствии с п. 11 ст. 38 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 53 — ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части, а информацию о моем заболевании и прохождении ВВК Командир части получил за три месяца до издания приказа о моем увольнении.

на основании ст.218 КАС РФ
ПРОШУ :

1. Обязать командира войсковой части № представить его к досрочному увольнению с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями.
2 Обязать командира отменить приказ об увольнении по окончании контракта
3. Взыскать с ответчика государственную пошлину в размере 300 рублей.—— ВОПРОС РЕШЕН В ДОСУДЕБНОМ ПОРЯДКЕ : ПРИКАЗ ДО И ПРИКАЗ ПОСЛЕ— у командира ушло 1 день на переоформление: 

Видео: Право выбора статьи увольнения анализ искового

4 пример искового 

В Грозненский гарнизонный военный Суд

364024, Чеченская Республика, г. Грозный,

ул. Грибоедова, д.110, Главпочтамт-24

Тел.: (8712) 22-62-46

Административный истец:

Вин Геннадий Леонидович

Родился 03 февраля 1983 г.:

в г. Калининград.Адрес места жительства:

Магаданская обл. п. Ола

ул. Октябрьская 2 кв. 55

те0эл. почта: @mail.ru

Административный ответчик:

командир войсковой части Маков Табир Сакитович

366110, респ. Чеченская,

район Шелковской, станица Червленная

войсковая часть 6

тел. 8 (874) 3-76

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

об оспаривании неправомерных действий командира воинской части 66, в связи с направлением представления, на увольнение военнослужащего с военной службы в запас по окончанию срока контракта о прохождении военной службы, до получения результатов проведения военно-врачебной комиссии о категории годности к военной службе

Я, старшина Вин Геннадий Леонидович, прохожу военную службу по контракту в войсковой части 66.

Командиром в/ч 66 в соответствии с приказом Министра обороны Российской Федерации № 3733 от 17.12.2012 года, в период с ___________ года по __________года были направлены документы в Федеральную службу войск национальной гвардии Российской Федерации (Росгвардия) по увольнению меня, старшины Вана Геннадия Леонидовича, с военной службы в запас по истечении срока контракта о прохождении военной службы (подпункт «б» пункта 1 статьи 51 Федерального закона № 53-ФЗ от 28.03.1998 года «О воинской обязанности и военной службе»). Однако, 19.03.2019 года я был представлен на ГВВК в ФКУЗ 2 Военном клиническом госпитале Войск национальной гвардии РФ г. Пятигорск, где мне установлен основной диагноз сахарный диабет второго типа, средней степени тяжести, субкомпенсированный. Экзогенно-конституционное ожирение третей степени. Жировой гепатоз, липоматоз поджелудочной железы и сопутствующие заболевания компрессионно-ишемическая невропатия левого локтевого нерва с умеренным нарушение функций. Искривление перегородки носа без стойкого затруднения носового дыхания. Ангиопатия сетчатки обоих глаз. По итогу мне определили категорию годности к военной службе «В» — ограничено годен. Свидетельство о болезни направлено на утверждение в вышестоящую ВВК.

Несмотря на то, что на стационарное освидетельствование в целях определения категории годности к военной службе в связи с заболевание меня направлял именно командир в/ч 66 Маков Табир Сакитович, им принято решение об увольнение меня по статье 51 подпункта «б» пункта 1 Федерального закона № 53-ФЗ от 28.03.1998 года «О воинской обязанности и военной службе»: «по истечении срока военной службы по призыву или срока контракта», не дожидаясь получения Свидетельства ВВК, что является неправомерным. По моему мнению, определение командиром в/ч 66 статьи увольнения до того, как поступит результат военно-врачебной комиссии грубо нарушает мои права.

В установленном порядке, мной был подан рапорт командиру в/ч 66 о избранном основании увольнения с воинской службы и не увольнение по окончанию контракта, на что мне было отказано в принятие данного рапорта, т.к. основание увольнения командиром части уже было определено. Данный рапорт в дальнейшем был направлен в в/ч 6 по средством Почты России. Копию прилагаю.

На основании статьи 218 КАС Российской Федерации ПРОШУ:

1. Признать действия командира войсковой части 66 Макова Табира Сакитовича по представлению меня к увольнению с военной службы в запас по статье 51 подпункта «б» пункта 1 Федерального закона № 53-ФЗ от 28.03.1998 года «О воинской обязанности и военной службе» — незаконными.

2. Обязать командира войсковой части 66 Макова Табира Сакитовича отозвать представление, направленное им в адрес Командующего ….. Армии ………, об увольнении меня с военной службы в запас по истечении срока контракта о прохождении военной службы.

3. Обязать командира войсковой части 66 Мкова Табира Сакитовича направить представление на увольнение меня с военной службы в запас, после определения военно-врачебной комиссией моей категории годности к военной службе.

4. Обязать командира войсковой части 66 Мкова Табира Сакитовича компенсировать мне затраты на уплату государственной пошлины в размере 300 рублей.

Приложения:

1. Копия выписного эпикриза ФКУЗ 2 Военного клинического госпиталя Войск национальной гвардии РФ г. Пятигорск из истории болезни № 86/17 от 20.03.2019 г.

2. Выписка из приказа командира в/ч …….. (по строевой части) № 226 от 24.11.2017 г.

3. Копия рапорта командиру в/ч 66 от 21.03.2019 (вх. № 188 от 27.09.2017 г.).

4. Копия контракта о прохождении военной службы.

5. Квитанция об уплате государственной пошлины от 26.02.2018 г.

Прошу Вас запросить у командования войсковой части 66 Маликова Табира Сакитовича экземпляр представления, на увольнение меня с военной службы в запас по истечении срока контракта о прохождении военной службы.

Дата:___________________ Подпись:____________________________

5 пример искового 

Видео:  Незаконное увольнение , без ВВК , лечения, сдачи мат ценностей.
Видео: Увольняют без ВВК что знать что делать

ПРЕДМЕТ ИСКА (основной) — Право на единовременное пособие в соответствии с частью 12 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» возникает у военнослужащего при наличии двух условий: 1. Признание его военно-врачебной комиссией не годным к военной службе вследствие военной травмы и 2. Увольнение с военной службы по данному основанию. Порядок определения категории годности к военной службе устанавливается Положением о военно-врачебной экспертизе.

Меня лишили возможности определить категорию моей годности к военной службе на момент увольнения, так как у меня не было и нет до настоящего времени определившегося врачебно-экспертного исхода.

Суд отмечает, что действительно, как указывал истец, при наличии у военнослужащего одновременно нескольких оснований для увольнения с военной службы, предусмотренных статьей 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (за исключением случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным подпунктами «д», «<адрес>», «<адрес>», «е», «е1» и «з» пункта 1 и подпунктами «в», «д», «е1» и «е2» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»), он имеет право выбора одного из них по своему усмотрению.

Как верно отмечено и в административном исковом заявлении Попова, увольнение с военной службы на основании подпункта «б» пункта 3 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» военнослужащего не лишает права выбора основания увольнения .

Однако из анализа данных требований пункта 11 статьи 34 Положения, суд может сделать только один вывод – правом на выбор основания увольнения с военной службы военнослужащий может воспользоваться только до издания приказа об увольнении с военной службы.

Как ранее указывалась, в соответствии с пунктом 11 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы право выбора основания увольнения предоставлено военнослужащим до издания соответствующего приказа. Данная норма расширительному толкованию не подлежит.

Пунктом 74 Положения о военно- врачебной экспертизе , утвержденного постановлением Правительства РФ 565, предусмотрена возможность прохождения военно- врачебной комиссии военнослужащими, уволенными без проведения медицинского освидетельствования или заявившие о несогласии с заключением военно- врачебной комиссии о категории годности на момент их увольнения с военной службы.

Однако ни Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе», ни Положением о порядке прохождения военной службы, ни другими нормативными правовыми актами не предусмотрена безусловная обязанность должностных лиц изменить основание увольнения с военной службы в случае изменения категории годности уволенного с военной службы военнослужащего.

Видео: Увольняют до прохождения ВВК 1 ч

В Махачкалинский гарнизонный военный суд 
РД, г. Махачкала, ул. Керимова, 23/а 

Административный истец: Колева Елена Борисовна 
РД, г. Дербент, ул. Расулбекова, ,  
тел. 8-0000000000000-57 
Административные ответчики: Начальник Пограничного Управления ФСБ 
России по Республике Дагестан 
РД, г. Каспийск, ул. Пограничная, 1 

Начальник Службы в г. Дербент 
Пограничного Управления ФСБ России 
по Республики Дагестан 
РД, г. Дербент, ул. З. Космодемьянской, 3 

АДМИНИСТРАТИВНОЕ исковое  ЗАЯВЛЕНИЕ 
об оспаривании неправомерных действий начальника Службы в г. Дербенте и начальника Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан, в связи с направлением представления, на увольнение военнослужащего с военной службы в отставку по достижению предельного возраста пребывания на военной службе, до получения результатов проведения военно-врачебной комиссии (далее – ВВК) о категории годности к военной службе, реализации приказа о моем увольнении с военной службы в отставку и приказа об исключении меня из списков личного состава.

Я, Колева Елена Борисовна, проходила военную службу в Службе в г. Дербенте на должности контролера 1 категории 1 отделения пограничного контроля контрольно-пропускного пункта «Яраг-Казмаляр» отряда пограничного контроля «Дагестан» Службы в г. Дербенте Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан в звании прапорщик. 
09.07.2019 мне контролеру 1 категории 1 опк кпп ……. Службы в г. Дербенте Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан прапорщику Колеве Елене Борисовне, позвонил мой непосредственный начальник капитан Верников П.В. и довел до меня, что в адрес кпп «……» поступила телеграмма от 09.07.2019 вх. № 80, в которой было указано, что я, прапорщик Колева Елена Борисовна приказом Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан от 07.06.2019 № 20-ЛС уволена с военной службы в отставку. 
23.07.2019 ко мне домой пришли офицеры Службы в г. Дербенте и довели до меня, что приказом Службы в г. Дербенте от 15.07.2019 № 15-ЛС я исключена из списков личного состава с 22.07.2019. 
Полагаю направленное начальником Службы в г. Дербенте представление меня к увольнению с военной службы, приказ Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан об увольнении меня с военной службы и приказ Службы в г. Дербенте об исключении меня из списков личного состава незаконными по следующим основаниям. 
30.04.2019 я обращалась рапортом на имя начальника Службы в г. Дербенте генерал-майору Пубному М.В., в котором просила о предоставлении мне возможности получения рекомендованного мне оперативного лечения по приобретенному вследствие полученной в 2013 году тяжелой травмы (увечья) при исполнении обязанностей военной службы. Также я просила о предоставлении мне возможности последующего прохождения полного медицинского обследования и освидетельствования после получения назначенного мне оперативного лечения, с целью определения категории годности к военной службе при определившемся врачебно-экспертном исходе, в связи с предстоящим увольнением с военной службы.

Ведь от вынесенной категории годности к военной службе зависел мой выбор основания для увольнения с военной службы, а выбор основания для увольнения – это право гарантированное военнослужащему пунктом 11 статьи 34 Указа Президента Российской Федерации от 16.09.1999 № 1237 «Вопросы прохождения военной службы», в котором дословно говорится: «При наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию», поскольку на тот момент состояние моего здоровья ухудшалось, лечение окончательно проведено не было, и это не позволяло провести полное и объективное обследование. 
Рапорт с просьбой о направлении меня на ВВК, с целью обследования и освидетельствования, для определения категории годности к военной службе перед предстоящим увольнением с военной службы, мной был подан 25.02.2019 № 458. Также свою просьбу о направлении меня военно-врачебную комиссию перед предстоящим увольнением я изложила в своем рапорте на увольнение с военной службы от 25.02.2019 № 457. О своем несогласии на увольнение с военной службы до проведения мне необходимого оперативного лечения и до проведения последующего медицинского освидетельствования по вопросу определения категории годности к военной службе перед предстоящим увольнением я также изложила в листе беседы от 14.05.2019. 
14.03.2019, после получения всех необходимых документов в отделе кадров Службы и ВМП № 2, я начала прохождение военно-врачебной комиссии в МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан. 
В ходе прохождения ВВК по заключениям пройденных мной медицинских исследований выяснилось, что состояние моего здоровья ухудшилось и моим лечащим врачом ортопедом-травматологом МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан Дубининым Д.И. рекомендовано мне стационарное обследование и лечение в условиях отделения реконструктивной и пластической хирургии в ГКВГ г. Голицыно. 
05.04.2019 мной был подан рапорт от 05.04.2019 № 697 на имя начальника отдела кадров с просьбой о направлении меня на военно-врачебную комиссию для рассмотрения и решения вопроса о моей госпитализации в ГКВГ г. Голицыно с целью проведения обследования и оперативного лечения, в связи с ухудшением моего здоровья.

29.04.2019, спустя 24 дня с момента обращения, я получила в отделе кадров направление на медицинское освидетельствование от 29.04.2019 № 342 и предписание от 29.04.2019 № 21/8/656. 
30.04.2019 я начала ВВК по вопросу нуждаемости в обследовании и лечении в условиях отделения реконструктивной и пластической хирургии в ГКВГ г. Голицыно и определения сроков моей госпитализации. 
Заключение ВВК МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан о необходимости моего лечения в условиях ГКВГ г. Голицыно было вынесено 07.05.2019 № 1172. 
19.05.2019 мне позвонил начальник подразделения и довел до меня, что по команде руководства Службы в г. Дербенте меня отправили с 20.05.2019 в основной отпуск за 2019 год. 
Вместе с тем, руководство Службы в г. Дербенте отправило меня в отпуск, не смотря на то, что у меня не закрыт акт ВВК перед предстоящим увольнением, и не смотря на то, что врачами МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан мне было рекомендовано стационарное лечение в хирургическом и терапевтическом отделениях МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан, вместе с тем, в соответствии со статьей 359 Устава внутренней службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10.11.2007 № 1495, рекомендации врача подлежат обязательному их выполнению должностными лицами. 
23.05.2019 из-за стойкого невыносимого болевого синдрома ( по экстренным показаниям) , я была вынуждена обратиться за медицинской помощью как частное лицо в отделение ортопедии и травматологии Республиканской клинической больницы г. Махачкалы. 
После осмотра я была госпитализирована, врач довел до меня о необходимости оперативного лечения травмированной ноги, о чем мной было незамедлительно доложено моему непосредственному начальнику капитану Верникову П.В., начальнику ВМП № 2, хирургу ВВК Бойко С.А. и моему лечащему врачу Динину Д.И.

В условиях отделения травматологии и ортопедии Республиканской клинической больницы мне было сделаны две операции по проведению артродеза подтаранного сустава – 24.05.2019 и проведению артродеза голеностопного сустава – 29.05.2019. 
«Артродез суставов является радикальной хирургической операцией с целью неподвижного соединения костей, образующих суставы, выключая таким образом их функции. Она позволяет восстановить опору на конечность и избавить человека от невыносимых болей. Показаниями для артродеза суставов являются сильные деформации конечности или запущенные стадии патологий. Операция назначается при сильных болях, которые не снимаются консервативными методами». 
В настоящее время у меня обездвижены 2 сустава правой стопы, как пройдет реабилитация и восстановление, я не знаю, но надеюсь, что я смогу нормально передвигаться сама, без костылей и трости. К сожалению, мое состояние здоровья уже никогда не станет прежним, правая стопа навсегда утеряла свою подвижность и теперь она зафиксирована в неподвижном состоянии под углом 90 градусов на всю оставшуюся жизнь. 
05.06.2019 я была выписана из больницы для прохождения дальнейшего амбулаторного наблюдения и послеоперационного лечения у врача-травматолога по месту службы. 
06.06.2019 я прибыла в поликлинику МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан к своему лечащему врачу ортопеду-травматологу Динину Д.И. и представила ему все документы из Республиканской клинической больницы г. Махачкалы. С 06.06.2019 по настоящее время я нахожусь на рекомендованном амбулаторном послеоперационном лечении в поликлинике МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан (лист освобождения от 06.06.2019 № 1388). 
Получается, что мое представление к увольнению с военной службы по достижению предельного возраста пребывания на военной службе было направлено должностными лицами Службы в г. Дербенте в Пограничное управление ФСБ России по Республике Дагестан во время моего стационарного оперативного лечения, по приобретенному вследствие полученной в 2013 году травмы (увечья) при исполнении обязанностей военной службы, рекомендованного мне заключением ВВК МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан.

Приказ Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан об увольнении меня с военной службы по достижению предельного возраста пребывания на военной службе от 07.06.2019 № 230-ЛС состоялся за 45 суток до возникновения основания увольнения, так предельный возраст у меня наступил 22.07.2019, до вынесения заключения ВВК о моей категории годности к военной службе, после завершения рекомендованного мне послеоперационного лечения, во время прохождения мной послеоперационного лечения. Тем самым должностные лица Службы в г. Дербенте и руководство Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан лишили меня права, гарантированного мне пунктом 11 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, в котором говорится о том, что при наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию. 
По моему мнению, определение начальником Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан статьи увольнения до того, как станут известны результаты военно-врачебной комиссии, после завершения мной рекомендованного послеоперационного лечения и после определившегося врачебно-экпертного исхода, грубо нарушает мои права. 
Согласно требованиям Постановления Правительства Российской Федерации № 565 от 04.07.2013 года «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе», освидетельствование военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы, и сотрудников, получивших в период прохождения военной службы (приравненной службы) и военных сборов увечье, заболевание, проводится для определения категории годности к военной службе (приравненной службе) при определившемся врачебно-экспертном исходе. Под определившимся врачебно-экспертным исходом понимается такое состояние здоровья, когда результаты обследования и лечения дают основание военно-врачебной комиссии вынести заключение о категории годности к военной службе (приравненной службе) и когда дальнейшее лечение не приведет к изменению категории годности к военной службе (приравненной службе). 

О прохождении мной рекомендованного оперативного лечения и послеоперационного лечения, о не реализованных 56 суток основного отпуска за 2019 год в связи с заболеванием, а также о невозможности подачи рапорта о продлении основного отпуска за 2019 год, по причине, что послеоперационное лечение не завершено, я установленным порядком доложила рапортом от 08.07.2019 № 1289 на имя своего непосредственного начальника капитана Веникова П.В. и рапортом от 08.07.2019 № 1290 на имя начальника Службы в г. Дербенте генерал-майора Пубного М.В. 
Также должностными лицами Службы в г. Дербенте в отношении меня неоднократно нарушался порядок увольнения военнослужащих, и со мной не было проведено своевременно ни одного из обязательных запланированных мероприятий, согласно Плана увольнения военнослужащих Службы в г. Дербенте в 2019 году, утвержденного распоряжением начальника Службы в г. Дербенте от 29.11.2018 № 2049с. 
Вместе с тем, 23.07.2019 ко мне домой прибыли должностное лица Службы в г. Дербенте и довели до меня, что я исключена из списков личного состава Службы в г. Дербенте с 22.07.2019 приказом от 15.07.2019 № 155-ЛС. 
Приказ об исключении меня из списков личного состава Службы в г. Дербенте считаю не законным, так как этим приказом нарушены мои права, как военнослужащего, так и гражданина. 
На момент исключения меня из списков личного состава Службы в г. Дербенте у меня осталось 56 суток нереализованного основного отпуска за 2019 год, по причине заболевания, также мной не подавался установленным порядком рапорт о сдачи дел и должности.

Согласно пункта 16 статьи 29 Положения о порядке прохождения военной службы, предоставление отпусков военнослужащему осуществляется с таким расчетом, чтобы последний из них был использован полностью до дня истечения срока его военной службы. При невозможности предоставления основного и дополнительных отпусков до дня истечения срока военной службы они могут быть предоставлены военнослужащему при его увольнении последовательно, без разрыва между отпусками. В этом случае исключение военнослужащего из списков личного состава воинской части производится по окончании последнего из отпусков и после сдачи военнослужащим дел и должности. 
На основании требований пункта 18 статьи 29 Положения о порядке прохождения военной службы: «Военнослужащим, заболевшим во время основного или дополнительного отпуска, кроме отпуска по личным обстоятельствам, основной или дополнительный отпуск продлевается на соответствующее количество дней болезни. Продление отпуска в этом случае осуществляется командиром воинской части на основании справки из лечебного учреждения». 

На момент исключения из списков личного состава Службы в г. Дербенте я находилась на рекомендованном послеоперационном лечении, о чем я неоднократно докладывала установленным порядком, с указанием реквизитов листков освобождения военнослужащего от исполнения служебных обязанностей по временной нетрудоспособности руководству Службы в г. Дербенте разного уровня, начиная от своего непосредственного начальника капитана Ведерникова П.В. до начальника Службы в г. Дербенте генерал-майора Поддубнова М.В. 
Подать установленным порядком рапорт на продление основного отпуска за 2019 год у меня не было возможности, так как мое рекомендованное послеоперационное лечение не было завершено, и не завершено оно до настоящего времени.

Вместе с тем, исключив меня из списков личного состава, начальник Службы в г. Дербенте намерено лишил меня права на получение медицинской помощи, права на рекомендованное послеоперационное лечение в ведомственном медицинском учреждении МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан, так как, утратив статус военнослужащего и не имея 20 лет календарной выслуги я утратила право на лечение в МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан, где проходила рекомендованное послеоперационное лечение на момент исключения меня из списков личного состава Службы в г. Дербенте, мой листок освобождения военнослужащего от исполнения служебных обязанностей по временной нетрудоспособности от 06.06.2019 № 1388 открыт по настоящее время. 
А ведь это является нарушением моих прав на охрану здоровья и медицинскую помощь согласно статье 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих», также статья 41 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому право на охрану здоровья и медицинскую помощь, а статья 4 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» устанавливает принцип приоритета интересов пациента при оказании медицинской помощи, доступности медицинской помощи и недопустимости отказа в оказании медицинской помощи. 
Право на охрану здоровья военнослужащих установлено в статье 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих», нормами главы 8 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации. 
В соответствии с частью 1 статьи 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих» забота о сохранении и укреплении здоровья военнослужащих – обязанность командиров. Под сохранением и укреплением здоровья военнослужащих понимается обязанность командира выполнять мероприятия, указанные в главе 8 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, а именно в статье 327: проведение мероприятий по оздоровлению условий службы и быта; систематическое закаливание, регулярные занятия физической подготовкой и спортом; осуществление санитарно-гигиенических, противоэпидемических и лечебно-профилактических мероприятий. При этом в рамках лечебно-профилактических мероприятий проводятся диспансеризация, амбулаторное, стационарное и санаторно-курортное лечение военнослужащих. 
Из статьи 326 следует, что сохранение и укрепление здоровья, физическое развитие военнослужащих — важная и неотъемлемая часть их подготовки к выполнению своего воинского долга. Забота командира (начальника) о здоровье подчиненных является одной из его основных обязанностей в деятельности по обеспечению постоянной боевой готовности воинской части (подразделения), а из статьи 339 следует, что основными лечебно-профилактическими мероприятиями являются диспансеризация, амбулаторное, стационарное и санаторно-курортное лечение военнослужащих.

Также, исключив меня из списков личного состава, без предоставления мне возможности прохождения мной рекомендованного медицинского освидетельствования на предмет определения годности к военной службе после завершения лечения, меня лишили права на выбор статьи увольнения, гарантированного мне пунктом 11 статьи 34 Указа Президента Российской Федерации от 16.09.1999 № 1237 «Вопросы прохождения военной службы», в котором дословно говорится: «При наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию». 
До проведения мне оперативного лечения, согласно раздела 2 «Расписания болезней», мой приобретенный диагноз вследствие полученной травмы (увечья) при исполнении обязанностей военной службы относился к статье 65 пункту «б», и подходил для определения категории «в» годности к военной службе. Но после проведения мне рекомендованного необходимого оперативного лечения (проведение артродезов) мое состояние здоровья поменялось и диагноз возможно будет уже относится, к пункту «а» статьи 65, и категория годности к военной службе изменится с категории «в» на категорию «д», в связи с чем меня лишили всех прав, связанных с увольнением по данной категории. 
Право на единовременное пособие в соответствии с частью 12 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» возникает у военнослужащего при наличии двух условий: 1. Признание его военно-врачебной комиссией не годным к военной службе вследствие военной травмы и 2. Увольнение с военной службы по данному основанию. Порядок определения категории годности к военной службе устанавливается Положением о военно-врачебной экспертизе. 
Военная служба, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 26 декабря 2002 года N 17-П, представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах; лица, несущие военную службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их правовой статус, а также содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним. Соответственно, военнослужащий принимает на себя бремя неукоснительно, в режиме жесткой военной дисциплины исполнять обязанности военной службы, которые предполагают необходимость осуществления поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, а государство гарантирует адекватное возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащего в связи с исполнением им обязанностей военной службы.

Выбор правовых средств, направленных на возмещение такого вреда, относится к дискреции федерального законодателя, который, осуществляя на основании статей 37 (части 1 и 3), 39 (части 1 и 2), 41 (часть 1), 45 (часть 1), 59 (части 1 и 2) и 71 (пункты «в», «м») Конституции Российской Федерации правовое регулирование в данной сфере, обязан предусматривать эффективные гарантии реализации прав военнослужащих, соответствующие правовой природе и целям возмещения вреда, причиненного их здоровью, характеру возникающих между ними и государством правоотношений. 
Таким образом, учитывая то, что я могу реализовать свое законное право на соответствующее медицинское освидетельствование только имея статус военнослужащего, начальник Службы в г. Дербенте, исключив меня из списков личного состава Службы в г. Дербенте без обеспечения возможности пройти медицинское освидетельствование нарушил мои названные права, в связи с чем я полагаю необходимым отменить оспариваемый приказ указанного должностного лица. 
В настоящее время, из-за противоправных действий начальника Службы в г. Дербенте я осталась, сидя в инвалидной коляске, без средств на существование, без средств на оплату арендованного жилого помещения, без возможности по состоянию здоровья, оформления необходимых документов на получении пенсии, без возможности оформления необходимых документов на получение накоплений по военной ипотеке для приобретения жилья, а главное без права на получение медицинской помощи и права на завершение рекомендованного мне послеоперационного лечения по заболеванию, которое я приобрела вследствие получения в 2013 году тяжелой травмы (увечья) при исполнении обязанностей военной службы (военной травмы), которое было начато мной в период прохождения военной службы. 
На основании статьи 218 КАС Российской Федерации, 
ПРОШУ:

ПРИМЕЧАНИЕ : сначала просим приказ признать незаконным , а потом просим обязать отменить 

1. В порядке подготовки дела к слушанию истребовать из войсковой части 2454-В: План увольнения военнослужащих Службы в г. Дербенте на 2019 году, утвержденного распоряжением начальника Службы в г. Дербенте от 29.11.2018 № 2049с; мой рапорт на увольнение с военной службы от 25.02.2019 № 457; лист проведения индивидуальной беседы от 29.04.2019; от 14.05.2019 и от 23.07.2019; телеграмму от 09.07.2019 вх. № 830 (исх. № 7-1887 отрпк «Дагестан»); рапорт на имя начальника Службы от 08.07.2019 № 1290 и рапорт на имя начальника 1 опк кпп «…………» капитана Веникова П.В. 
2. Обязать начальника Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан отменить приказ об увольнении меня по достижению предельного возраста от 07.06.2019 № 230-ЛС. 
3. Обязать начальника Службы в г. Дербенте Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан отменить приказ об исключении меня из списков личного состава Службы в г. Дербенте от 15.07.2019 № 155-ЛС и обязать указанное должностное лицо восстановить меня на военной службе в прежней (или равной) должности. 
4. Обязать начальника Службы в г. Дербенте Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан представить мне возможность продолжения и завершения рекомендованного мне послеоперационного лечения, с последующим прохождением полного медицинского освидетельствования на предмет определения годности к военной службе при определившемся врачебно-экспертном исходе, перед предстоящим увольнением с военной службы. 
5. Обязать начальника Службы в г. Дербенте Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан продлить мне нереализованный основной отпуск за 2019 год на соответствующее количество дней болезни, после завершения рекомендованного мне послеоперационного лечения. 
6. Взыскать с ответчиков государственную пошлину в размере 300 рублей и оплату за услуги моего законного представителя в суде в размере 40 000 рублей. 
ПРИЛОЖЕНИЯ: 

1. Квитанция об уплате госпошлины. 
2. Нотариально удостоверенная копия доверенности от Колевы Е.Б. 
3. Копии административного искового заявления по количеству лиц участвующих в деле.

  1. ВОЗРАЖЕНИЕ
    на представленные Пограничным управлением
    ФСБ России по Республике Дагестан возражения
    на административное исковое заявление


    В производстве Махачкалинского гарнизонного военного суда (судья Белкин А.В.) находится административное дело по моему административному исковому заявлению об оспаривании действий начальника Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан (далее по тексту – Управление) и начальника Службы в г. Дербенте Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан (далее по тексту – Служба), связанных с увольнением с военной службы и исключением из списков личного состава воинской части.
    Представителем Управления в рамках подготовки дела к судебному разбирательству по административному делу № 2а-238/2019 были представлены возражения от 16.08.2019 № 21/304/31-10731 на административное исковое заявление
  2.  С доводами представителя Управления, изложенными в возражениях, я не согласна по следующим основаниям.
    18.12.2019 мной был подан установленным порядком рапорт о заключении со мной нового контракта о прохождении военной службы сроком на один год сверх предельного возраста пребывания на военной службе. Рассмотрен данный рапорт руководством Службы и решение по вышеуказанному рапорту мне было дано в нарушение сроков, предусмотренных действующим законодательством Российской Федерации.
    Справочно:
    I. Пунктом 1 Приказа ФСБ России от 30.08.2013 № 463 «Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности» (далее по тексту – Инструкция) утверждена прилагаемая Инструкция об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности.
    Согласно п. 1 Инструкции «настоящая Инструкция определяет единый порядок приема, регистрации, рассмотрения обращений (предложений, заявлений, жалоб) граждан Российской Федерации, организации личного приема граждан, контроля за соблюдением порядка рассмотрения обращений, анализа и обобщения содержащейся в них информации, проверки состояния работы с обращениями в подразделениях ФСБ России, территориальных органах безопасности, органах безопасности в войсках, пограничных органах, других органах безопасности, авиационных подразделениях, предприятиях и учреждениях ФСБ России».
    Согласно п. 11 Инструкции: «Началом срока рассмотрения поступивших в органы безопасности обращений считается день их регистрации в секретариатах этих органов безопасности (уполномоченными сотрудниками секретариатов) …», то есть дата регистрации рапорта 18.12.2019.
    Согласно п. 26 Инструкции «письменные обращения (в том числе предложения, заявления или жалобы военнослужащих, изложенные в форме рапорта) рассматриваются в течение 30 дней со дня регистрации».
    Согласно п. 4 Инструкции: «Обращения военнослужащих регистрируются в порядке, установленном настоящей Инструкцией, и рассматриваются в соответствии с главой 6 ДУ ВС РФ.
    Согласно требований статьи 43 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10.11.2007 № 1495, приказ командира (начальника), в том числе и приказ ФСБ России от 30.08.2013 № 463, должен быть выполнен беспрекословно, точно и в срок.
    II. Согласно п. 106 главы 6 ДУ ВС РФ: «Письменные обращения, направляемые военнослужащим должностным лицам воинской части, излагаются в форме рапорта».
    Согласно п. 107 главы 6 ДУ ВС РФ: «Должностные лица воинской части должны внимательно относиться к поступившим обращениям (предложениям, заявлениям или жалобам). Они несут личную ответственность за своевременное их рассмотрение и принятие мер».
    Согласно п. 109 главы 6 ДУ ВС РФ: «Военнослужащий, подавший обращение (предложение, заявление или жалобу), имеет право: … получать письменный ответ по существу поставленных в обращении (предложении, заявлении или жалобе) вопросов или уведомление о переадресации письменного обращения (предложения, заявления или жалобы) в иные органы или должностному лицу, в компетенцию которых входит решение указанных вопросов».
    Согласно п. 115 главы 6 ДУ ВС РФ: «Обращение (предложение, заявление или жалоба) считается разрешенным, если рассмотрены все поставленные в нем вопросы, по нему приняты необходимые меры и даны исчерпывающие ответы в соответствии с законодательством Российской Федерации. Отказ в удовлетворении запросов, изложенных в обращении (предложении, заявлении или жалобе), доводится до сведения подавшего его военнослужащего со ссылкой на законы Российской Федерации, другие нормативные правовые акты Российской Федерации и (или) общевоинские уставы, с указанием мотивов отказа и разъяснением порядка обжалования принятого решения».
    Согласно п. 116 главы 6 ДУ ВС РФ: «Все обращения (предложения, заявления или жалобы) подлежат обязательному рассмотрению в срок до 30 суток со дня регистрации…».
    III. Согласно п. 1, п. 2 ст. 1 Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений
  3.  граждан Российской Федерации» (далее по тексту – Закон): «1. Настоящим Федеральным законом регулируются правоотношения, связанные с реализацией гражданином Российской Федерации (далее также — гражданин) закрепленного за ним Конституцией Российской Федерации права на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления, а также устанавливается порядок рассмотрения обращений граждан государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами. 2. Установленный настоящим Федеральным законом порядок рассмотрения обращений граждан распространяется на все обращения граждан, за исключением обращений, которые подлежат рассмотрению в порядке, установленном федеральными конституционными законами и иными федеральными законами».
    Согласно п. 3 ст. 5 Закона «При рассмотрении обращения государственным органом, органом местного самоуправления или должностным лицом гражданин имеет право: … 3) получать письменный ответ по существу поставленных в обращении вопросов…».
    Согласно п. 1 ст. 9 Закона «обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, подлежит обязательному рассмотрению».
    Согласно п. 1 ст. 10 Закона «Государственный орган, орган местного самоуправления или должностное лицо: 1) обеспечивает объективное, всестороннее и своевременное рассмотрение обращения, в случае необходимости — с участием гражданина, направившего обращение; … 4) дает письменный ответ по существу поставленных в обращении вопросов, за исключением случаев, указанных в статье 11 настоящего Закона».
    Согласно п. 1 ст. 12 Закона «Письменное обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации письменного обращения …».
    Из приведенных норм законодательства, следует, что мой рапорт должен был быть рассмотрен в соответствии с установленными законодательством сроки, а также до меня должно было доведено решение по этому рапорту не позднее 18.01.2019, что в отношении меня соблюдено не было.
    Вышеуказанный рапорт был рассмотрен на аттестационной комиссии Службы, в нарушение предусмотренных законодательством сроков, только лишь 30.01.2019, а решение по нему до меня было доведено 25.02.2019, т.е. через 25 дней после проведения аттестационной комиссии, что также является нарушением требований п. 24 Приказа ФСБ России от 09.01.2008 № 3/ДСП «Об утверждении Инструкции о порядке организации и проведения аттестации военнослужащих органов федеральной службы безопасности», которым установлена обязанность доведения военнослужащему результатов аттестационной комиссии под роспись в 14-дневный срок после ее утверждения. Из изложенного следует, что исчисление указанного 14-дневного срока производится с момента утверждения результатов аттестационной комиссии начальником пограничного органа, т.е. протокола заседания аттестационной комиссии.
  4.  Командир (начальник) воинской части (в данном случае начальник Службы в г. Дербенте), в соответствии с действующим законодательством, обязан:
    а) за шесть месяцев до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта:
    — уточнить у военнослужащего вопрос заключения с ним нового контракта, учитывая наличие необходимой выслуги лет для назначения пенсии за выслугу лет, состояние здоровья, обеспеченность жилым помещением по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации;
    — направить личное дело военнослужащего, подлежащего увольнению, в соответствующий финансово — экономический орган для подсчета выслуги лет на пенсию;
    — направить военнослужащего (по его желанию) на медицинское освидетельствование в гарнизонную или госпитальную ВВК;
    Однако, в нарушение требований вышеуказанных законодательных норм, у меня руководством Службы вышеуказанные вопросы своевременно не уточнялись, а направление на военно-врачебную комиссию перед предстоящим увольнением я получила не за шесть месяцев как предусмотрено законом, а за четыре месяца до достижения мной предельного возраста пребывания на военной службе, и только лишь после подачи мной рапорта с ходатайством о направлении меня на соответствующее медицинское освидетельствование.
    в) за три месяца до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта:
    — провести беседу с военнослужащим о предстоящем увольнении с военной службы с привлечением при необходимости представителей кадрового, финансово — экономического органов и юридической службы. В ходе беседы с военнослужащим оформляется лист беседы.
    Беседа со мной была проведена также в нарушение предусмотренных законодательством сроков 14.05.2019, т.е. не за три, а за два месяца до достижения мной предельного возраста пребывания на военной службе.
    Все вышеперечисленное отражает факты несвоевременной работы (отсутствие таковой работы вообще) по организации и проведению в отношении меня необходимых мероприятий перед увольнением с военной службы, а также несвоевременное (на два месяца позже установленных законодательством сроков) направления меня на медицинское освидетельствование перед предстоящим увольнением.
    Также несвоевременную в отношении меня работу по организации и проведению необходимых мероприятий перед увольнением с военной службы отражает и тот факт, что ни одно из запланированных в Плане увольнения военнослужащих Службы в г. Дербенте в 2019 году, утвержденного распоряжением Службы от 29.11.2018 № 2049с мероприятий со мной своевременно проведено не было или не было проведено вообще.
    Справочно:
    Командирами (начальниками), кадровыми органами в практической работе по своевременному увольнению военнослужащих должен соблюдаться единый порядок представления военнослужащих к увольнению с военной службы, который включает:
    — разработку и утверждение годового плана увольнения военнослужащих с военной службы с определением конкретных сроков проведения мероприятий, обеспечивающих своевременное его выполнение;
    — планирование и организацию работы соответствующих кадровых, медицинских и финансово — экономических органов по увольнению военнослужащих с военной службы в соответствии с утвержденными планами увольнения;
    — систему контроля за своевременным выполнением планов увольнения военнослужащих с военной службы.
    При этом следует учесть, что на момент издания приказа о моем увольнении с военной службы в отставку от 07.06.2019 № 20-ЛС, в адрес моего руководства уже поступило заключение военно-врачебной комиссии МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан о моей нуждаемости в стационарном обследовании и лечении в условиях ГКВГ ФСБ России г. Голицыно, также мной своевременно было доложено непосредственному начальнику о моем стационарном лечении, проведенных мне двух радикальных операций на правой стопе, по приобретенному мной вследствие полученной в 2013 году военной травмы (увечья) при исполнении обязанностей военной службы, и о том, что я нахожусь на
  5.  рекомендованном мне послеоперационном лечении в поликлинике МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан, а ведь в соответствии со статьей 359 Устава внутренней службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10.11.2007 № 1495, рекомендации врача подлежат обязательному их выполнению должностными лицами.
    Несмотря на все это, и на проведенные мне операции, и на не определившийся врачебно-экспертный исход после их проведения, в связи с нахождением на амбулаторном лечении после проведения операций, а так же на то обстоятельство, что предоставленный мне основной отпуск за 2019 года был прерван из-за нахождения в стационаре на операциях, а затем и на мое нахождение на послеоперационном амбулаторном лечении, меня увольняют с военной службы.
    Исходя из всего указанного мною выше, усматривается нарушение должностными лицами Управления моих прав, гарантированных мне Государством, Федеральными законами и иными нормативными актами.
    По моему мнению, определение начальником Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан статьи увольнения до того, как станут известны результаты военно-врачебной комиссии, после завершения мной рекомендованного послеоперационного лечения и после определившегося врачебно-экпертного исхода, грубо нарушает мои права.
    Согласно требованиям Постановления Правительства Российской Федерации № 565 от 04.07.2013 года «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе», освидетельствование военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы, и сотрудников, получивших в период прохождения военной службы (приравненной службы) и военных сборов увечье, заболевание, проводится для определения категории годности к военной службе (приравненной службе) при определившемся врачебно-экспертном исходе. Под определившимся врачебно-экспертным исходом понимается такое состояние здоровья, когда результаты обследования и лечения дают основание военно-врачебной комиссии вынести заключение о категории годности к военной службе (приравненной службе) и когда дальнейшее лечение не приведет к изменению категории годности к военной службе (приравненной службе).
    До проведения мне оперативного лечения, согласно раздела 2 «Расписания болезней», мой приобретенный диагноз вследствие полученной травмы (увечья) при исполнении обязанностей военной службы относился к статье 65 пункту «б», и подходил для определения категории «в» (ограничено годен) годности к военной службе. Но после проведения мне рекомендованного необходимого оперативного лечения (проведение артродезов) мое состояние здоровья поменялось и диагноз, возможно, будет уже относится, к пункту «а» статьи 65, и категория годности к военной службе изменится с категории «в» на категорию «д» (не годен), в связи с чем меня лишили всех прав, связанных с увольнением по данной категории.
    Право на единовременное пособие в соответствии с частью 12 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» возникает у военнослужащего при наличии двух условий: 1. Признание его военно-врачебной комиссией не годным к военной службе вследствие военной травмы и 2. Увольнение с военной службы по данному основанию. Порядок определения категории годности к военной службе устанавливается Положением о военно-врачебной экспертизе.
    Меня лишили возможности определить категорию моей годности к военной службе на момент увольнения, так как у меня не было и нет до настоящего времени определившегося врачебно-экспертного исхода.
  6.  На момент моего увольнения с военной службы у меня не было заключения ВВК, тем самым меня намерено лишили возможности и права выбора основания увольнения с военной службы, так как на момент моего увольнения состояние моего здоровья ухудшалось, лечение окончательно проведено не было, и это не позволяло провести полное и объективное обследование, с вынесением мне заключения ВВК.
    Вместе с тем, я с 2014 года до момента увольнения имела частичные освобождения от исполнения служебных обязанностей по состоянию здоровья, согласно заключениям врачебной комиссии МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан. Также из-за состояния здоровья я не привлекалась к сдаче контрольно-проверочных занятий, что, кстати, отражено в Протоколе аттестационной комиссии Службы от 30.01.2019 № 1.
    Приведение в возражениях Управления такой нормы закона как требования п. 74 Постановления Правительства Российской Федерации от 04.07.2013 № 565 «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе» (далее по тексту – Положение) считаю в моем случае не состоятельным. Требования указанного пункта относится к разделу 6 Положения, который определяет требования по проведению обследования и освидетельствования граждан, уже прошедших военную службу, граждан, уже прошедших приравненную службу, граждан, не проходивших военную службу и пребывающих в запасе, а также граждан, призываемых на военные сборы, а на момент издания приказа о моем увольнении с военной службы в отставку я являлась действующим военнослужащим и имела соответствующий статус. В процессе моего увольнения я от прохождения медицинского освидетельствования не отказывалась, проходила его без нарушений, своевременно и без намеренных затягиваний сроков прохождения данного освидетельствования, о чем свидетельствует то, что большую часть медицинских исследований я проходила за свой счет, не дожидаясь долгой очереди на эти исследования в МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан. Каких-либо замечаний в ходе прохождения ВВК врачами МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан мне сделано не было. Акт прохождения ВВК закрыт 11.06.2019 по причине невозможности вынесения заключения по причине моего заболевания и рекомендацией продолжить медицинское освидетельствование после завершения лечения.
    На основании изложенного полагаю, что приказ о моем увольнении с военной службы от 07.06.2019 № 230-ЛС, при имевших место обстоятельствах на день издания указанного приказ, был издан с нарушением моих прав и порядка моего увольнения с военной службы по данному основанию.


    «21» августа 2019 года

    Административный истец _

В судебную коллегию по административным делам

Северо-Кавказского окружного военного суда

адрес: 344038, г. Ростов-на-Дону,

пр-т. Михаила Нагибина, д. 28/1, тел.:(863) 245-66-13, E-mail: ovs.skav@sudrf.ru

через Махачкалинский гарнизонный военного суд

адрес: 367009, Республика Дагестан,

г. Махачкала, ул. Керимова, д. 23А,

тел.: (8722) 69-34-20,

Административный истец:

Королева Елена Борисовна

бывшая военнослужащая Службы в г. Дербенте

Пограничного Управления ФСБ РФ по РД

проживающая по адресу:

368608, Республика Дагестан, г. Дербент,ул., », кв. ,

тел. 8-000000007, E-mail: l0000000@mail.ru

Административный ответчики:

Начальник Пограничного управления ФСБ России

по Республике Дагестан

генерал-лейтенант Беров А.Н.,

адрес: Республика Дагестан,

г. Каспийск, ул. Пограничная, д. 1,

Начальник Службы в г. Дербенте

Пограничного управления ФСБ России

по Республике Дагестан

генерал-майор Пубный М.В.,

адрес: Республика Дагестан,

г. Дербент, ул. Зои Космодемьянской, д. 3

Госпошлина: 150 рублей

Апелляционная жалоба

на решение Махачкалинского гарнизонного военного суда по административному делу №2а-238/2019 по административному исковому заявлению бывшей военнослужащей Службы в г. Дербент ПУ ФСБ России по РД прапорщика в отставке Колевы Елены Борисовны об оспаривании действий начальника Пограничного управления ФСБ России по РД и начальника Службы в г. Дербенте ПУ ФСБ РФ по РД, связанных с увольнением с военной службы и исключением из списков личного состава воинской части

6 августа 2019 года я обратилась в Махачкалинский гарнизонный военный суд с административным исковым заявлением, в котором просила:

— признать незаконными и отменить приказы начальника Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан (далее – Пограничное управление) от 07.06.2019 № 230-ЛС в части моего увольнении с военной службы и начальника Службы в г. Дербенте ПУ ФСБ России по РД (далее — Службы) от 15.07.2019 № 155-ЛС в части моего исключения из списков личного состава воинской части и восстановить меня на военной службе в прежней (или равной) должности;

— обязать начальника Службы в г. Дербенте предоставить мне возможность продолжения и завершения послеоперационного лечения, с последующим прохождением полного медицинского освидетельствования на предмет определения годности к военной службе при определившемся врачебно-экспертном исходе, перед предстоящим увольнением с военной службы;

— обязать начальника Службы в г. Дербенте продлить мне нереализованный основной отпуск за 2019 год на соответствующее количество дней болезни после завершения послеоперационного лечения и прохождения процедуры военно-врачебной комиссии;

— взыскать с ответчиков солидарно государственную пошлину в размере 300 рублей и оплату услуг представителя в суде в размере 40 000 рублей.

Определением от 26 августа 2019 года было прекращено производство в части моих требований к начальнику Службы в г. Дербенте о возложении на него обязанности предоставить мне возможность продолжения и завершения послеоперационного лечения, с последующим прохождением полного медицинского освидетельствования на предмет определения годности к военной службе при определившемся врачебно-экспертном исходе, перед предстоящим увольнением с военной службы.

26 августа 2019 года Махачкалинским гарнизонным военным судом под председательством судьи Белкина А.В. было вынесено решение об отказе в удовлетворении моего административного искового заявления.

Постановленное судом решение, по моему мнению, не в полной мере соответствует обстоятельствам дела, вынесено с некоторыми нарушениями норм материального и процессуального права, не отвечает требованиям законности и обоснованности, ущемляет мои законные интересы и права, что выражается и подтверждается нижеследующими обстоятельства и доказательствами.

Согласно ч. 1 ст.176 КАС РФ решение суда должно быть законным и обоснованным. При этом в силу ч.2 данной статьи суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Как разъяснено в п. п. 2, 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003г. № 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 6 статьи 15 КАС РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 60 — 61, 64-65 КАС РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов. Исходя из положений статьи 84 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом, со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости (статьи 60-61 КАС РФ). В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства, установленные статьей 3 названного Кодекса.

Оценка доказательств и отражение ее результатов в судебном решении являются проявлениями дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия,

вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, что, однако, не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

Между тем требования вышеприведенных правовых норм и разъяснений, изложенных в Постановлении Пленума, судом первой инстанции выполнены не были. Суд не установил указанные выше юридически значимые обстоятельства. Таким образом, принятое по делу решение суда не отвечает приведенным требованиям ст. 176 КАС РФ.

В силу ст. 295 КАС РФ решения суда первой инстанции, не вступившие в законную силу, могут быть обжалованы в апелляционном порядке в соответствии с правилами, предусмотренными настоящей главой данного Кодекса. Право апелляционного обжалования решения суда принадлежит сторонам и другим лицам, участвующим в деле.

Согласно ст. 310 «Основания для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке» КАС РФ:

1. Решения суда первой инстанции подлежат безусловной отмене в случае:

1) рассмотрения административного дела судом в незаконном составе;

2) рассмотрения административного дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания;

3) необеспечения права лиц, участвующих в деле и не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство, давать объяснения, выступать, заявлять ходатайства, подавать жалобы на родном языке или на любом свободно избранном языке общения, а также пользоваться услугами переводчика;

4) принятия судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в административном деле;

5) если решение суда не подписано судьей или кем-либо из судей либо если решение суда подписано не тем судьей или не теми судьями, которые входили в состав суда, рассматривавшего административное дело;

6) отсутствия в деле протокола судебного заседания;

7) нарушения правила о тайне совещания судей при принятии решения.

2. Основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются:

1) неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для административного дела;

2) недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для административного дела;

3) несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам административного дела;

4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права. 3. Неправильным применением норм материального права являются: 1) неприменение закона, подлежащего применению; 2) применение закона, не подлежащего применению; 3) неправильное истолкование закона, в том числе без учета правовой позиции, содержащейся в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации, Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

4. Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для изменения или отмены решения суда первой инстанции, если это нарушение или неправильное применение привело к принятию неправильного решения.

5. Правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по формальным соображениям.

Указанные в КАС РФ основания для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке при вынесении судом первой инстанции своего решения имели место быть, что является основанием для отмены или изменения решения Махачкалинского гарнизонного военного суда под председательством судьи А.В. Белкина в апелляционном порядке.

1. Неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для административного дела

1) Следует отметить, что мне из ответа УФСБ России по Республике Дагестан от 10.09.2019г. № К-2008 на мое обращение от 02 сентября 2019 года рег. № К-2008 стало известно, что ранее на момент моего медицинского освидетельствования 28 марта 2014 года в соответствии с пунктом 186 Инструкции о военно-врачебной экспертизе в органах федеральной службы, утвержденной приказом ФСБ России от 29 июня 2004г. № 457, было оформлено два экземпляра справки о тяжести увечья в период военной службы. Первый экземпляр справки был направлен в подразделение кадров по моему месту прохождения военной службы. Второй экземпляр справки хранится в акте медицинского освидетельствования в акте медицинского освидетельствования ВВК МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан. Кадровым подразделением Службы данное обстоятельство от меня было скрыто. Поэтому я не смогла его предоставить в суд. Хотя данная справка имеет определяющее значение для моего медицинского освидетельствования.

2) Особо следует констатировать, что судом осталось без внимания и должной оценки Заявление в судебном заседании представителя Службы в г. Дербент юрисконсульта майора юстиции Н.В. Гиревого о том, что в Службе вообще нет никакого Порядка увольнения военнослужащих.

На мой взгляд, данное Заявление Гиревого Н.В., не корректно и порочит командование Службы. Из него следует, что главное – уволить военнослужащего в определенный срок, независимо от объективных обстоятельств. Это практически является признанием незаконных действий должностных лиц Службы, для которых, по словам представителя Службы, главное уволить военнослужащего в определенный срок. При этом никакой порядок процесса увольнения должностными лицами соблюдаться не должен.

На это заявление ответчика суд не обратил должного внимания (см.: аудиозапись, время 12ч.09м).

Отсюда следует, что суд не дал должной оценки того, что сроки направления на медицинское обследование нарушили должностные лица Службы. А без оказания медицинской помощи в ведомственном медицинском учреждении, после двух радикальных хирургических операций и без заключения ВВК перед предстоящим увольнением осталась именно я.

3) В пункте 11 статьи 34 Положения «О порядке прохождения военной службы», утвержденного и введенного в действие Указом Президента Российской Федерации от 16.09.1999 № 1237 «Вопросы прохождения военной службы» (в редакции от 21.02.2019) установлено, что при наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию, за исключением случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным подпунктами «д», «д.1», «д.2», «е», «е.1» и «з» пункта 1, подпунктами «в», «г» (в связи с отказом военнослужащему в допуске к государственной тайне или лишением его указанного допуска за совершение виновных действий, связанных с нарушением законодательства Российской Федерации о государственной тайне), «д», «е.1» и «е.2» пункта 2 статьи 51 Федерального закона (п. 11 в ред. Указа Президента РФ от 01.02.2019 № 35). Вместе с тем, суд даже не принял во внимание и не дал соответствующей оценке тому обстоятельству, что приказ Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан об увольнении меня с военной службы по достижению предельного возраста пребывания на военной службе от 07.06.2019 № 230-ЛС состоялся за 45 суток до возникновения юридического основания увольнения, до вынесения заключения ВВК о моей категории годности к военной службе, после завершения рекомендованного мне послеоперационного лечения. Тем самым руководство Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан лишило меня права, гарантированного мне пунктом 11 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, в котором говорится о том, что при наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию.

Определение начальником Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан основания увольнения до того, как станут известны результаты военно-врачебной комиссии, после завершения мной рекомендованного послеоперационного лечения и после определившегося врачебно-экпертного исхода, грубо нарушает мои права.

Это обусловлено и тем, что именно по вине ответчиков я была поздно направлена на военно-врачебную комиссию и поэтому не успела в полном объеме своевременно пройти медицинское освидетельствование.

12.03.2019 мне было действительно выдано направление на ВВК по моему рапорту. Как усматривается из предписания на медицинское освидетельствование от 12.03.2019 № 21/8/302, я была направлена руководством Службы в МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан на медицинское освидетельствование для определения ее годности к военной службе в связи с предстоящим увольнением по достижению мной предельного возраста пребывания на военной службе. Из записей в указанном предписании видно, что 14.03.2019 я прибыла в МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан и начала прохождение медицинского освидетельствования установленным порядком, однако 07.05.2019 из-за ухудшения состояния моего здоровья и по медицинским показаниям было вынесено заключение ВВК № 1172, о необходимости проведения мне оперативного лечения и последующего медицинского освидетельствования на предмет определения годности к военной службе перед предстоящим увольнением.

Как видно по материалам дела, 27.05.2019 это заключение ВВК уже поступило в адрес отдела кадров Службы.

Из истории болезни № 52/0568 Республиканской клинической больницы г. Махачкалы видно, что 23.05.2019 я поступила в отделение травматологии и ортопедии с выраженным болевым синдромом, и после проведения необходимых медицинских исследований врачами было принято решение о моей госпитализации для проведения оперативного лечения, также в истории болезни указано, что мне были проведены две внеплановые хирургические операции.

05.06.2019 я была выписана из больницы для дальнейшего наблюдения и лечения у врача-травматолога по месту службы. С 06.06.2019 по настоящее время я нахожусь на восстановительном послеоперационном лечении, так как являюсь до настоящего времени нетрудоспособной по заключению врачебной комиссии МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан.

Также по заключению ВВК от 11.06.2019 № 766, поступившему в отдел кадров Службы 20.06.2019 указано, что мне рекомендовано после выздоровления продолжить медицинское освидетельствование на предмет годности к военной службе, после завершения лечения.

Однако, представителем Службы в суде первой инстанции был скрыт тот факт, что 20.06.2019 по реестру № 232 из МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан в адрес отдела кадров Службы уже поступила справка от 11.06.2019 № 766. о результатах медицинского освидетельствования истца перед предстоящим увольнением, в которой было указано: «Заключение может быть вынесено после завершения лечения».

Судом не было учтено то обстоятельство, что заболевание я приобрела вследствие получения военной травмы (увечья), необходимость проведения оперативного лечения было вынесено заключением ВВК, оперативное лечение по приобретенному диагнозу я начала являясь действующим военнослужащим и имея на тот момент соответствующий статус, также мне, как военнослужащему были вынесены рекомендации врачей ВВК о продолжении медицинского освидетельствования после завершения моего лечения.

Тем самым, были проигнорированы и не выполнены должностными лицами Управления и Службы требования ст. 359 Устава внутренней службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10.11.2007 № 1495, в которых ясно и четко говорится о том, что рекомендации врача подлежат обязательному их выполнению должностными лицами».

Вместе с тем, согласно требований статьи 43 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10.11.2007 № 1495, приказы командира (начальника), в том числе и требования Уставов, должны быть выполнены беспрекословно, точно и в срок.

4) Судом при рассмотрении дела не было учтено и должным образом рассмотрено то обстоятельство, что 17.07.2019 мной был получен ответ на мое обращение на имя Директора ФСБ России и на имя Президента Российской Федерации от Первого заместителя управления кадров Пограничной Службы ФСБ России Смирнова И.В., в котором мне гарантировалось, что при возникновении по медицинском показаниям необходимости увеличения сроков ее освидетельствования, срок ухода в отпуск мне перенесется на количество соответствующих дней. Пунктами 4 и 5 ст. 3 Федерального закона «О статусе военнослужащих» от 27.05.1998 № 76-ФЗ закреплена обязанность командиров по реализации мер правовой и социальной защиты военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, а также предусмотрен запрет на ограничение в правах и свободах, гарантированных Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным законом.

Однако, как мы видим, руководством Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан и руководством Службы в г. Дербенте игнорируются или вольно по своему усмотрению трактуются нормы законодательства, хотя Федеральный Законодатель не делегировал им это право. Этот вывод подтверждается нижеследующим.

Исключив меня из списков личного состава при вышеуказанных обстоятельствах, меня намерено лишили права на получение медицинской помощи и права на завершение рекомендованного послеоперационного лечения в ведомственном медицинском учреждении МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан, которое рекомендовалось мне еще в статусе военнослужащего, я на тот момент обладала всеми правами военнослужащих, соответствующие их статусу без каких-либо изъятий, которые не могут быть ограничены либо умалены под теми или иными предлогами.

Согласно п. 5 ст. 16 Федерального закона Российской Федерации «О статусе военнослужащих»: права и социальные гарантии военнослужащих и членов их семей, по получению медицинской помощи, распространяются на офицеров, уволенных с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию

здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых в льготном исчислении составляет 20 лет и более, а при общей продолжительности военной службы 25 лет и более вне зависимости от основания увольнения и на членов их семей, а также на прапорщиков и мичманов, уволенных с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 20 лет и более, т.е. не в льготном исчислении, а в календарном.

Та же норма закона отражена в п. 7.6 Приказа ФСБ России от 19.05.2017 № 271 «Об утверждении Инструкции об особенностях организации оказания медицинской помощи в военно-медицинских организациях ФСБ России и военно-медицинских подразделениях органов федеральной службы безопасности».

Однако и данное обстоятельство суд полностью проигнорировал и не дал необходимой правовой оценке.

5) В ходе судебного разбирательства судом не был исследован также вопрос о том, на каком основании начальник Службы издал приказ о продлении моего основного отпуска за 2019 год?

На основании требований пункта 18 статьи 29 Положения о порядке прохождения военной службы, предписывающего, что военнослужащим, заболевшим во время основного или дополнительного отпуска, кроме отпуска по личным обстоятельствам, основной или дополнительный отпуск продлевается на соответствующее количество дней болезни. Продление отпуска в этом случае осуществляется командиром воинской части на основании справки из лечебного учреждения. Отсюда следует, что таким основанием является Листок освобождения военнослужащего от исполнения служебных обязанностей по временной нетрудоспособности, который выдается военнослужащему после завершения лечения и должен быть закрыт установленным порядком с указанием даты, с которого он может приступить к исполнению служебных обязанностей.

Мой листок освобождения военнослужащего от исполнения служебных обязанностей по временной нетрудоспособности открыт до настоящего времени.

Указанный в Справке из приказа войсковой части 2454-В от 23.08.2019 № 181-ЛС листок освобождения военнослужащего от исполнения служебных обязанностей по временной нетрудоспособности является первичным и не закрытым до настоящего времени. В нем конкретно указано, что я продолжаю болеть.

Согласно Инструкции об особенностях организации оказания медицинской помощи в военно-медицинских организациях ФСБ России и военно-медицинских подразделениях органов федеральной службы безопасности, утвержденной и введенной в действие приказом ФСБ России от 19.05.2017 № 271, Выписка из истории болезни № 52/0568 от 05.06.2019, которая также указана, как основание, не является основанием для продления отпуска, она лишь несет в себе информацию по проведенному пациенту лечению в лечебном учреждении и предназначена только лишь для лечащего врача военнослужащего.

Без разрешения гражданина — военнослужащего Выписка не может быть предана огласке, без его на то согласия, так как информация, изложенная в ней относится к персональным данным и является врачебной тайной.

Отсюда следует, что начальник Службы в г. Дербенте издал приказ о продлении основного отпуска мне без какого-либо законного на то основания и на то количество дней, на какое захотел, нарушая при этом требования действующего военного законодательства.

К сожалению и этот факт был также проигнорирован судом и ему не была дана соответствующая правовая оценка при рассмотрении дела.

6) Последний мой контракт о прохождении военной службы был со мной заключен с 04.11.2017 по 22.07.2019 (включительно) до достижения мной предельного возраста пребывания на военной службе, т.е. уволена, а также исключена из списков личного состава, я должна была быть после наступления юридического основания увольнения, не ранее 23.07.2019, но ни как не 22.07.2019, т.е. в день наступления этого основания. На данное фактическое обстоятельство, по неизвестным причинам, суд тоже не обратил никакого внимания.

7) В суде мной было подтверждено лишь об обеспечении меня денежным довольствием за вещевое имущество, единовременного пособия при увольнении и премией за июль 2019, а также мной был подтвержден факт получения денежного довольствия за август 2019, в зале заседания суда 26.08.2019, в связи с изменением даты исключения истца из списков части.

Вместе с тем, хочу заметить, что представителем Службы были представлены в суд недостоверные сведения о моем денежном обеспечении. Так, представителем Службы в суд была представлена платежная ведомость № 2585, согласно которой я была обеспечена денежным довольствием за июль 2019 в полном объеме. Но по непонятным причинам им был скрыт тот факт, что 24.07.2019 из моего июльского денежного довольствия было удержано 16 496 руб. 54 коп., на основании квитанции к приходному кассовому ордеру № 2086, которую я представляла в судебном заседании, но суд не принял ее во внимание и не приобщил к материалам дела.

Кстати, удержанная сумма из июльского денежного довольствия мне не выплачена до настоящего времени, и это значит, что я до сих пор полностью не обеспечена положенным мне денежным довольствием на дату моего исключения из списков части.

При этом представитель Службы в г. Дербент в судебном заседании опять же подтвердил ложные сведения о полном моем обеспечении по денежному довольствию, и тем самым ввел суд в заблуждение (аудиозапись, время 12.09).

8) В судебном заседании я не получила ни одного вразумительного ответа, основанного на законодательстве Российской Федерации, ни от представителя начальника Управления, ни от представителя начальника Службы. По неизвестной причине, судья почему-то и не настаивал на даче мне и суду этих ответов представителями ответчиков. А представитель 315 прокуратуры разговаривал со мной так, как будто в данном судебном процессе я являлась не истцом, а ответчиком, и при этом он открыто занимал сторону ответчиков и подсказывал им, что и как нужно говорить, отвечая на вопросы суда.

9) В настоящее время, из-за противоправных действий начальника Управления и начальника Службы в г. Дербенте я осталась, находясь в инвалидной коляске, без средств на существование и лечение, без средств на оплату арендованного жилого помещения, без возможности по состоянию здоровья, оформления необходимых документов для начисления пенсии, без права на медицинское освидетельствование перед предстоящим увольнением, после определившегося врачебно-экспертного исхода, а главное без права на получение бесплатной медицинской помощи и права на завершение рекомендованного мне послеоперационного лечения в МСЧ УФСБ России, по заболеванию, которое я приобрела вследствие получения в 2013 году тяжелой травмы (увечья) при исполнении обязанностей военной службы (военной травмы), которое было начато мной в период прохождения военной службы.

2. Несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам административного дела

1) Нарушая принципы правовой определенности, непротиворечивости и полноты, суд пришел к выводу о том, что процедура увольнения и исключения меня из списков личного состава войсковой части была в отношении меня соблюдена.

Однако этот вывод, является неверным и не соответствующим обстоятельствам дела.

Это обусловлено тем, что рапорт от 18.12.2019 о заключении со мной нового контракта рассмотрен в нарушение установленных законодательством сроков, на что судья в судебном заседании не обратил должного внимания, хотя это обстоятельство истцом было озвучено в судебном заседании, о чём свидетельствует фрагмент аудиозаписи судебного заседания суда, время 10ч.54м.

Согласно п. 11 Инструкции «Об организации рассмотрения обращений граждан Россий-ской Федерации в органах федеральной службы безопасности», утвержденной и введенной в дей-ствие приказом ФСБ России от 30.08.2013 № 463 началом срока рассмотрения поступивших в орга-ны безопасности обращений считается день их регистрации в секретариатах этих органов безопасности. В нашем случае дата регистрации рапорта истца была осуществлена 18.12.2019г.

При этом, в силу п. 26 данной Инструкции письменные обращения (в том числе предложения, заявления или жалобы военнослужащих, изложенные в форме рапорта) рассматриваются в течение 30 дней со дня их регистрации.

Вышеуказанный рапорт был рассмотрен на аттестационной комиссии Службы, в нарушение предусмотренных законодательством сроков, только лишь 30.01.2019, а решение по нему до меня было доведено 25.02.2019, т.е. через 25 дней после проведения аттестационной комиссии, что также является нарушением требований п. 24 Приказа ФСБ России от 09.01.2008 № 3/ДСП «Об утверждении Инструкции о порядке организации и проведения аттестации военнослужащих органов федеральной службы безопасности», которым установлена обязанность доведения военнослужащему результатов аттестационной комиссии под роспись в 14-дневный срок после ее утверждения. Из изложенного следует, что исчисление указанного 14-дневного срока производится с момента утверждения результатов аттестационной комиссии начальником пограничного органа, т.е. протокола заседания аттестационной комиссии.

3. Неправильное применение норм материального права

1) Судом первой инстанции было допущено неправильное применение норм материального права, выразившееся в неприменении закона, подлежащего применению и применению закона, не подлежащего применению. Было также осуществлено неправильное истолкование закона, в том числе без учета правовой позиции, содержащейся в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации, Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

Так, представление к увольнению было направлено, в нарушение законодательства, т.е. без заключения ВВК, однако, заключение ВВК не требуется только в случае увольнения военнослужащих по негативным основаниям увольнения с военной службы.

Эта же позиция изложена в п. 39 «Увольнение с военной службы» Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 № 8 (ред. от 28.06.2016) «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», в котором конкретно говорится, что при увольнении военнослужащих с военной службы в связи с достижением предельного возраста, по состоянию здоровья или в связи с организационно-

штатными мероприятиями за ними сохраняются социальные гарантии и компенсации, предусмотренные Федеральным законом «О статусе военнослужащих» и иными нормативными пра-вовыми актами, и ни кто не вправе лишать их этих гарантий по своему усмотрению. При наличии у военнослужащего одновременно нескольких оснований для увольнения с военной службы, предусмотренных статьей 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (за исключением случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным «подпунктами «д», «д1», «д2», «е», «е1» и «з» пункта 1 «и» подпунктами «в», «д», «е1» и «е2» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»), он имеет право выбора одного из них по своему усмотрению.

Также следует отметить, что военное законодательство четко устанавливает исчерпывающий перечень событий, когда командир (начальник) обязан направить военнослужащего и членов его семьи на медицинское освидетельствование в соответствующую военно-врачебную комиссию (ВВК). В тоже время должностные лица Службы в г. Дербенте и Пограничного управления имели рекомендации медиков на проведение ВВК после проводимого мне послеоперационного лечения, так как категория годности истца к военной службе может измениться.

Военнослужащие находятся под защитой государства. Права военнослужащих и порядок их реализации с учетом особенностей военной службы определяются федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Никто не вправе ограничивать военнослужащих в правах и свободах, гарантированных Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами, федеральными законами.

Государство гарантирует правовую и социальную защиту военнослужащих, осуществляет охрану их жизни и здоровья, а также иные меры, направленные на создание условий жизни и деятельности, соответствующих характеру военной службы и ее роли в обществе.

Реализация мер правовой и социальной защиты военнослужащих возлагается на органы государственной власти, органы местного самоуправления, федеральные суды общей юрисдикции, правоохранительные органы в пределах их полномочий, а также является обязанностью командиров (начальников).

Командиры (начальники), виновные в неисполнении обязанностей по реализации прав военнослужащих, несут ответственность в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Я подлежала увольнению по льготному основанию и, тем более, имея приобретенный диагноз вследствие полученной ей в 2013 году военной травмы (увечья), перед предстоящим увольнением руководство Службы должно было предоставить мне возможность реализации права на прохождение этого медицинского освидетельствования, так как от вынесения категории годности к военной службе при изложенных обстоятельствах, зависел мой выбор основания увольнения с военной службы, и все вытекающие от этого выбора льготы и выплаты. Справка о травме (увечье), полученной мной при исполнении обязанностей военной службы поступила в адрес отдела кадров Службы в г. Дербенте в 2014 году, также о своих проблемах со здоровьем я неоднократно ставила в известность начальника Службы.

Однако в связи с неправомерными действиями должностных лиц Службы, в моем представлении к увольнению отсутствовала информация об истинном состоянии моего здоровья

и о возможном увольнении меня с военной службы по иному основанию, чем то, которое было указано в Приказе Управления от 07.06.2019 № 230-ЛС, поскольку альтернативное указанному в приказе основание могло возникнуть у меня лишь только после прохождения ВВК и установления реального состояния моего здоровья (выдержка из Определения Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 16.06. 2009 года № 6н-201/08), т.е. право на прохождение ВВК и получение соответствующего заключения осталось у меня не реализованным, а выдача военнослужащему направления на медицинское освидетельствование не является реализацией его права на таковое освидетельствование, так как заключение о реальном состоянии здоровья мне вынесено не было по причинам от меня не зависящим.

Вместе с тем, суд также не учел тот факт, что на дату издания приказа о моем увольнении по достижению предельного возраста, в отношении меня уже было вынесено заключение ВВК от 07.05.2019 №1172, поступившего в отдел кадров 27.05.2019, о необходимости проведения ей оперативного лечения и последующего медицинского освидетельствования на предмет определения годности к военной службе перед предстоящим увольнением, после завершения лечения, а также на то, что мне уже были проведенные 2 радикальные хирургические операции 24.05.2019 и 29.05.2019 по приобретенному диагнозу вследствие получения мной военной травмы (увечья), после которых состояние моего здоровья изменилось на всю оставшуюся жизнь.

Также до даты издания приказа о моем увольнении в отставку, мной были пройдены все медицинские специалисты в рамках ВВК, но именно из-за проведенных мне необходимых радикальных хирургических операций по приобретенному диагнозу вследствие военной травмы (увечья), заключение ВВК быть вынесено не могло до завершения моего послеоперационного лечения и до определившегося врачебно-экспертного исхода.

Вместе с тем, также заключением ВВК от 11.06.2019 № 766 мне было рекомендовано продолжить ВВК после завершения лечения, на предмет годности к военной службе перед предстоящим увольнением.

Как было установлено в ходе судебного разбирательства, вплоть до исключения меня из списков личного состава я ВВК не прошла из-за двух перенесенных хирургических операций, в период с 23.05.2019 по настоящее время я нахожусь на рекомендованном послеоперационном лечении в МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан, однако приказом от 15.07.2019 № 155-ЛС об исключении меня из списков личного состава Службы меня лишили возможности завершения рекомендованного мне ВВК лечения в ведомственном медицинском учреждении, а приказом от 07.06.2019 № 230-ЛС о моем увольнении, до вынесения заключения ВВК, после завершения лечения и после определившегося врачебно-экспертного исхода, меня лишили права на выбор основания увольнения с военной службы.

Исходя из всего указанного выше, усматривается нарушение должностными лицами Управления моих прав, гарантированных мне Государством, Федеральными законами и иными нормативными актами.

По моему мнению, определение начальником Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан статьи увольнения до того, как станут известны результаты ВВК, после завершения мной рекомендованного послеоперационного лечения и после определившегося врачебно-экпертного исхода, грубо нарушает мои права.

Вместе с тем, из анализа требований п. 11 ст. 34 Положения, возможно сделать только один вывод – правом на выбор основания увольнения с военной службы военнослужащий может воспользоваться только до издания приказа об увольнении с военной службы. Данная норма расширительному толкованию не подлежит.

Пунктом 74 Положения, предусмотрена возможность прохождения ВВК военнослужащими, уволенным по какой-либо причине без проведения медицинского освидетельствования или заявившим о несогласии с заключением ВВК о категории годности на момент их увольнения с военной службы.

Однако, ни Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе», ни Положением о порядке прохождения военной службы, ни другими нормативными правовыми актами не предусмотрена безусловная обязанность должностных лиц изменить основание увольнения с военной службы в случае изменения категории годности уже уволенного с военной службы военнослужащего.

Однако, ни одна из перечисленных норм материального права не была применена судом при вынесении решения по административному делу истца.

2) Вывод судьи о предоставлении мне отпуска перед предстоящим исключением из списков личного состава части базируется на неправильном толковании и применении норм материального права.

Согласно справки из приказа войсковой части 2454-В от 07.05.2019 № 88-ЛС, мне представлен основной отпуск за 2019 год, с присоединением к нему 23 дополнительных суток отдыха за исполнение служебных обязанностей в рабочие дни сверхустановленной продолжительности еженедельного служебного времени, на основании моего рапорта от 25.04.2019 № К-4171.

Данный отпуск никак не мог быть предоставлен мне перед предстоящим исключением из списков личного состава, так как на момент его предоставления я была действующим, а не уволенным военнослужащим. Дата моего выхода из основного отпуска была запланирована на 18.07.2019г., т.е. даже до наступления юридического основания моего увольнения с военной службы по достижению предельного возраста пребывания на военной службе и ни как не совпадала с последним днем военной службы.

При этом, судом не был принят во внимание и не учтен при постановке решения ответ на мои обращения на имя Президента Российской Федерации и на имя Директора ФСБ России от Заместителя начальника управления кадров Пограничной службы ФСБ России Щербакова В.Н., в котором он гарантировал мне, что в соответствии с п. 18 ст. 29 Положения о порядке прохождения военной службы, военнослужащим, заболевшим во время основного или дополнительных отпусков, отпуск продлевается на соответствующее количество дней болезни, и что продление отпуска осуществляется на основании справки из лечебного учреждения.

Именно из-за неверно сделанного вывода о представленном мне отпуске, судьей было принято неверное решение, а также неправильно были применены нормы материального права, в том числе позиция Верховного Суда Российской Федерации, согласно которым судом был сделан неверный вывод о том, что продление истцу основного отпуска не положено.

В период представленного мне отпуска я была действующим военнослужащим и имела право на все льготы и гарантии, предусмотренные законодательством для военнослужащих, такая позиция изложена в п. 39 «Увольнение с военной службы» Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 № 8 (ред. от 28.06.2016) «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», в котором ясно говорится, что при увольнении военнослужащих с военной службы в связи с достижением предельного возраста, за ними сохраняются социальные гарантии.

В тоже время суд первой инстанции, опираясь на позицию, изложенную в п. 54 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 5 (2017), утвержденного

Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27.12.2019г., ретранслировал, что закон не содержит указаний на необходимость продления срока нахождения военнослужащих, уволенных с военной службы и находящихся в основном отпуске, в списках личного состава воинской части на период их амбулаторного лечения.

В этой связи следует констатировать, что у нас в стране не прецедентное право и применение данной нормы по аналогии не уместно, так как на момент проведения мне оперативного лечения и последующего прохождения мной рекомендованного восстановительного послеоперационного лечения, я находилась в основном отпуске за 2019 год и не была уволенной.

Дата моего выхода из основного отпуска была запланирована на 18.07.2019, т.е. до наступления основания для моего увольнения, а также не совпадала с последним днем военной службы.

В упомянутом выше обзоре судебной практики, было отмечено, что военнослужащий, в отношении которого рассматривался указанное в обзоре судебной практике дело, на дату предоставления ему основного отпуска, с последующим исключением из списков части, был уже полтора года как уволен с военной службы по негативному основанию, к тому же состояние его здоровья никак не могло повлиять на основание его увольнения с военной службы. Отсюда следует, суд первой инстанции применил норму материального права, которая не должна быть применена.

3) Судом не были применены нормы материального права, предусмотренные п. 3 Приложения № 2 к Положению о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента РФ от 16.09.1999 № 1237), когда суммарное сверхурочное время (суммарное время исполнения должностных и специальных обязанностей в выходные или праздничные дни с учетом времени, необходимого военнослужащему для прибытия к месту службы от места жительства и обратно) достигает величины ежедневного времени, установленного регламентом служебного времени для исполнения должностных обязанностей, военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, по его желанию (рапорту) предоставляются в другие дни недели дополнительные сутки отдыха. Согласно ч.1 ст.11 Федерального закона от 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», Приложения № 2 к Положению о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента РФ от 16.09.1999 1237 и ст. 220 Устава внутренней службы Во-оруженных Сил РФ, утвержденного Указом Президента РФ от 10.11.2007 № 1495, при невозможности предоставления отдыха соответствующей продолжительности в другие дни не-дели время привлечения военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени суммируется и предоставляется военнослужащим в виде дополнительных суток отдыха, которые могут быть присоединены по их желанию (рапорту) к основному отпуску.

При этом, дополнительные сутки отдыха в количестве не более 30, присоединяемые к отпуску, в продолжительность основного отпуска не входят.

Факт не предоставления мне 23 дополнительных суток отдыха за исполнение служебных обязанностей в рабочие дни сверхустановленной продолжительности еженедельного служебного времени перед исключением из списков личного состава также не был учтен судом при вынесении решения по делу. Они так и не были мне представлены перед исключением из списков личного состава и не реализованы мной до настоящего времени.

Данный факт говорит еще об одном нарушении в отношении меня норм материального права, который также не был принят судом во внимание.

4. Неправильное применение норм процессуального права

1) Судом не было принято во внимание явное нарушение сроков проведения обязательных мероприятий перед предстоящим увольнением военнослужащего.

Кадровыми подразделениями должен соблюдаться единый порядок представления военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к увольнению с военной службы.

Порядок увольнения военнослужащих с военной службы и исключения их из списков личного состава воинской части предусмотрен статьей 34 Указа Президента Российской Федерации от 16.09.1999г. № 1237 «Вопросы прохождения военной службы».

В соответствии с требованиями пункта 14 статьи данной статьи перед представлением военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, к увольнению с военной службы:

а) уточняются данные о прохождении им военной службы, при необходимости документально подтверждаются периоды его службы, подлежащие зачету в выслугу лет в календарном исчислении и отдельно на льготных условиях, и в соответствии с законодательством Российской Федерации исчисляется выслуга лет. Об исчисленной выслуге лет объявляется военнослужащему. Возражения военнослужащего по исчислению выслуги лет рассматриваются командиром (начальником), и до представления военнослужащего к увольнению с военной службы по ним принимаются решения;

б) с ним проводится индивидуальная беседа, как правило, командиром воинской части за 6 месяцев до увольнения с военной службы.

Содержание проведенной беседы отражается в листе беседы.

Лист беседы подписывается военнослужащим, увольняемым с военной службы, а также должностным лицом, проводившим беседу, и приобщается к личному делу военнослужащего.

В соответствии с указанным порядком Командир (начальник) воинской части (в данном случае начальник Службы в г. Дербенте), обязан был:

а) за шесть месяцев до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта:

— уточнить у военнослужащего вопрос (провести первичную беседу) заключения с ним нового контракта, учитывая наличие необходимой выслуги лет для назначения пенсии за выслугу лет, состояние здоровья, обеспеченность жилым помещением по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации;

— направить личное дело военнослужащего, подлежащего увольнению, в соответствующий финансово — экономический орган для подсчета выслуги лет на пенсию;

— направить военнослужащего (по его желанию) на медицинское освидетельствование в гарнизонную или госпитальную ВВК.

Однако, суд не учел, что в нарушение данных требований, руководством Службы указанные вопросы у меня своевременно не уточнялись.

Первичная беседа со мой вообще не проводилась.

Направление на военно-врачебную комиссию перед предстоящим увольнением я получила не за шесть месяцев, как предусмотрено законом, а за четыре месяца до достижения мной предельного возраста пребывания на военной службе, и только лишь после подачи мой рапорта с ходатайством о направлении меня на соответствующее медицинское освидетельствование.

б) за три месяца до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта:

— провести беседу с военнослужащим о предстоящем увольнении с военной службы с привлечением при необходимости представителей кадрового, финансово — экономического органов и юридической службы. В ходе беседы с военнослужащим оформляется лист беседы.

Беседа же со мной также была проведена в нарушение предусмотренных законодательством сроков 14.05.2019г., т.е. не за три, а за два месяца до достижения предельного возраста пребывания на военной службе.

Ни одно из запланированных мероприятий в Плане увольнения военнослужащих Службы в г. Дербенте в 2019 году в отношении меня, утвержденном распоряжением Службы от 29.11.2018 № 2049с, своевременно не было проведено или вообще не проводилось.

При этом, судом не было принято во внимание то обстоятельство, что представителем Службы не был представлен в суд вышеуказанный План увольнения военнослужащих Службы на 2019 год, хотя я просила суд истребовать этот документ для рассмотрения его в суде.

Все вышеперечисленные факты судом не были рассмотрены надлежащим образом.

2) Следует обратить особое внимание судебной коллегии по административным делам, на то обстоятельство, что судом помимо того, что был проигнорирован и не получил должной оценки факт предоставления ответчиками документов, с заведомо ложной информацией об аттестационной комиссии в отношении меня, но при этом судом первой инстанции были нарушены нормы процессуального права.

Так, аттестационная комиссия была проведена формально, решение аттестационной комиссии было доведено до меня в нарушение установленных сроков.

Документы, представленные представителем Службы в г. Дербент юрисконсультом майором юстиции Гиревым Н.В. в суд, несут в себе заведомо ложную информацию.

Согласно выписке из протокола аттестационной комиссии от 30.01.2019г. на её заседании присутствовало десять членов комиссии, а как выяснилось в ходе судебного разбирательства, присутствовало на этой комиссии всего восемь её членов.

Однако, и это обстоятельство было полностью проигнорировано судом (см. аудиозапись, время 15ч.29м.).

При этом, на все вопросы, касающиеся организации и проведению аттестационной комиссии Службы 30.01.2019г. представитель Службы майор Н.В. Гиревой в судебном заседании не смог дать ни один вразумительный, основанный на действующем законодательстве ответ.

Все это судья также оставил без должного внимания и оценки. При этом, в отдельных моментах даже помогал ответчику сформулировать хоть какой-то адекватный ответ. Отсюда следует, что суд изначально встал на сторону административных ответчиков, нарушая отдельные принципы административного судопроизводства, такие как:

— равенство всех перед законом и судом;

— законность и справедливость при рассмотрении и разрешении административных дел;

— состязательность и равноправие сторон административного судопроизводства при активной роли суда (см. ст.6 КАС РФ).

3) В соответствии с ч. 1 ст. 63 КАС РФ лица, участвующие в деле, обязаны доказывать обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований или возражений, если иной порядок распределения обязанностей доказывания по административным делам не предусмотрен настоящим Кодексом. При этом, в силу ч. 2 данной статьи обязанность доказывания законности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов, организаций и должностных

лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, возлагается на соответствующие орган, организацию и должностное лицо.

Указанные органы, организации и должностные лица обязаны также подтверждать факты, на которые они ссылаются как на основания своих возражений. По таким административным делам административный истец, обратившийся в суд в защиту своих прав, свобод и законных интересов не обязан доказывать незаконность оспариваемых им решений, действий (бездействия).

Однако, суд в нарушение данной процессуальной нормы переложил обязанности доказывания с ответчиков на административного истца, о чем свидетельствует весь судебный процесс.

Суд первой инстанции – Махачкалинский гарнизонный военный суд под председательством судьи Белкина А.В., проигнорировав отдельные нормы материального и процессуального права, не опирался на них в судебном порядке и поэтому осуществил неприменение закона, подлежащего применению и применил закон, неподлежащий применению, допустил ряд грубых процессуальных нарушений, что является основаниями для отмены решения в апелляционном порядке.

В результате мои законные интересы и права остались без судебной защиты и продолжают нарушаться, в том числе и обжалуемым решением.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь статьями: 6, 15, 60-61, 63-65, 84, 176, 295, 309-310 КАС РФ,-

П р о ш у:

1. Отменить решение суда первой инстанции полностью и принять по административно-му делу новое решение.

2. В связи с тем, что я на данный момент времени продолжаю лечение после перенесенных ряда операций в силу военной травмы, нахожусь и передвигаюсь в инвалидной коляске, Апелляционное слушание с моим участием провести через возможности видеоконференции Махачкалинского гарнизонного военного суда.

3. О принятом решении прошу в установленные сроки поставить меня в известность.

Приложения:

1. Копия решения Махачкалинского гарнизонного военного суда под председательством судьи Белкина А.В. от 26 августа 2019 года.

2. Документ, подтверждающий уплату государственной пошлины.

3. Ответ УФСБ России по Республике Дагестан от 10.09.2019г. № К-2008.

Административный истец:

_____________________________

Командиру войсковой части 00000 
Рапорт 

Настоящим докладываю, что я, старшин Иванов Иван Иванович начальник парашютного склада-старший укладчик парашютов войсковой части 0000, прошел медицинское освидетельствование для определения категории годности к военной службе и службе на должностях связанных с выполнением прыжков с парашютом в терапевтическом отделении ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ г. Ростова-на-Дону с 15.09.2017 года по 27.09.2017 года. 
По решению врачебно-летной комиссии был признан не годен к парашютным прыжкам (п.58 ст. 11 графы 4 приказа МО РФ № 455), не годен военной службе — категория «Д»( п.59 графа 3 приказа МО РФ № 455). Заболевание получено в период военной службы. Свидетельство о болезни № 7/327 утверждено филиалом № 2 ФГКУ «ГЦ ВВЭ» 29.11.2017 г.( копию прилагаю) 
В с вязи с ухудшением здоровья я неоднократно лежал в госпитале и лечебных учреждениях, в 2017 году был направлен в ВМА им. С.М. Кирова где было назначено лечение и начат курс ПВТ сроком на 6 месяцев. После прохождения курса ПВТ отметился рецидив по основному заболеванию. В соответствии с письменными рекомендациями лечащих врачей цель терапии не достигнута, лечение окончательно не завершено, в связи неэффективностью ранее проведения лечения мне запланировано проведение повторного курса ПВТ новыми препаратами в Клинике инфекционных болезней и тропических заболеваний в ВМА им. С.М. Кирова, рекомендовано динамическое наблюдение врачом (инфекционистом) по месту службы (приказ МО РФ №800 от 18.06 2011г.). В результате ухудшения самочувствия между проводимыми курсами ПВТ вынужден постоянно применять назначенные мне препараты. В соответствии с письменными рекомендациями лечащих врачей рекомендовано дальнейшее лечение. Необходимость продолжения госпитального лечения и соответствующие рекомендации прилагаю 


Прошу Вас не увольнять меня и не исключать из списков части до получения назначенного мне лечения в Клинике инфекционных болезней и тропических заболеваний в ВМА им. С.М. Кирова, и направить на прохождение полного медицинского обследования после получения назначенного мне лечения, так как срок проведенного ранее освидетельствования истек 29.11.2018г Согласно п. 8 «Положения о военно-врачебной экспертизе», утвержденного Постановлением Правительства РФ от 04.07.2013 № 565 (ред. от 19.05.2015) заключение военно-врачебной комиссии о категории годности к военной службе по специальности в соответствии с занимаемой должностью действительно в течение года с даты освидетельствования. 
Прошу Вас принять меры поскольку в случае их непринятия будут нарушено моё право на охрану здоровья и медицинскую помощь согласно ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Поскольку состояние моего здоровья ухудшается и лечение окончательно не завершено это не позволяет провести полное и объективное обследование. 

Также сообщаю : Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации охраняется труд и здоровье людей, обеспечивается государственная поддержка инвалидов, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты (статья 7, часть 2), гарантируется равенство прав и свобод человека и гражданина (статья 19, часть 2), достоинство личности охраняется государством (статья 21, часть 1), каждому гарантируются социальное обеспечение в случае болезни, инвалидности и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1), а также право на охрану здоровья и медицинскую помощь (статья 41, часть 1).

Военная служба, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 26 декабря 2002 года N 17-П, представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах; лица, несущие военную службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их правовой статус, а также содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним. Соответственно, военнослужащий принимает на себя бремя неукоснительно, в режиме жесткой военной дисциплины исполнять обязанности военной службы, которые предполагают необходимость осуществления поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, а государство гарантирует адекватное возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащего в связи с исполнением им обязанностей военной службы. 
Выбор правовых средств, направленных на возмещение такого вреда, относится к дискреции федерального законодателя, который, осуществляя на основании статей 37 (части 1 и 3), 39 (части 1 и 2), 41 (часть 1), 45 (часть 1), 59 (части 1 и 2) и 71 (пункты «в», «м») Конституции Российской Федерации правовое регулирование в данной сфере, обязан предусматривать эффективные гарантии реализации прав военнослужащих, соответствующие правовой природе и целям возмещения вреда, причиненного их здоровью, характеру возникающих между ними и государством правоотношений. 

Никто не вправе ограничивать военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей в правах и свободах, гарантированных Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным законом. Должностные лица органов государственной власти, федеральных государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, а также командиры, виновные в неисполнении обязанностей по реализации прав военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, несут ответственность в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. 
 

Право на охрану здоровья военнослужащих установлено ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих», нормами гл. 8 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации. 
в соответствии с ч. 1 ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих» забота о сохранении и укреплении здоровья военнослужащих — обязанность командиров. Под сохранением и укреплением здоровья военнослужащих понимается обязанность командира выполнять мероприятия, указанные в гл. 8 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, а именно в ст. 327: проведение мероприятий по оздоровлению условий службы и быта; систематическое закаливание, регулярные занятия физической подготовкой и спортом; осуществление санитарно-гигиенических, противоэпидемических и лечебно-профилактических мероприятий. При этом в рамках лечебно-профилактических мероприятий проводятся диспансеризация, амбулаторное, стационарное и санаторно-курортное лечение военнослужащих. 
ст 326. Сохранение и укрепление здоровья, физическое развитие военнослужащих — важная и неотъемлемая часть их подготовки к выполнению своего воинского долга. Забота командира (начальника) о здоровье подчиненных является одной из его основных обязанностей в деятельности по обеспечению постоянной боевой готовности воинской части (подразделения). 
ст 339. Основными лечебно-профилактическими мероприятиями являются диспансеризация, амбулаторное, стационарное и санаторно-курортное лечение военнослужащих.

Также мое лечение связано с применением дорогостоящих препаратов , которые после увольнения на свою пенсию я покупать не смогу, поэтому увольняя меня Вы ставите под угрозу мою жизнь и здоровье. Так как Федеральным законом от 27.05.1998 N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» Статья 16. Право на охрану здоровья и медицинскую помощь п.2. Военнослужащие .. имеют право на бесплатное получение медицинской помощи, в том числе изготовление и ремонт зубных протезов (за исключением протезов из драгоценных металлов и других дорогостоящих материалов), БЕСПЛАТНОЕ обеспечение лекарственными препаратами для медицинского применения по рецептам на лекарственные препараты, бесплатное обеспечение медицинскими изделиями по назначению врача в соответствующих медицинских, военно-медицинских подразделениях, частях и в организациях федеральных органов исполнительной власти и федеральных государственных органов, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба (далее — военно-медицинские организации). 

Также обязанность по возмещению вреда жизни или здоровью военнослужащих и приравненных к ним лиц в порядке главы 59 ГК РФ за счет соответствующей казны возникает в случае установления вины государственных органов или их должностных лиц в причинении данного вреда. 
Таким образом, возможность возмещения перечисленным в ст. 1084 
ГК РФ лицам причиненного вреда здоровью на основании главы 59 ГК РФ возникает если должностные лица сознательно препятствуют прохождению лечения. По общему правилу, установленному пунктами 1 и 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. В случаях, специально предусмотренных законом, вред возмещается независимо от вины причинителя вреда (пункт 1 статьи суда «>1070, статья 1079, пункт 1 статьи 1095, статья 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации). Обязанность по возмещению вреда может быть возложена на лиц, не являющихся причинителями вреда (статьи 1069, суда «>1070, 1073, 1074, 1079 и 1095 Гражданского кодекса Российской Федерации) – пункт 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина».

 Исключая меня из списков части Вы сознательно лишаете меня права на лечение , и нарушаете рекомендации медиков.  На протяжении службы Я  был обязан добросовестно исполнять обязанности военнослужащего, что я и делал на протяжении всего срока контракта, за что имею государственные награды и поощрения от командиров всех степеней, в том числе и от Вас. Однако получил заболевание , процесс лечения которого длительный и дорогостоящий, в гражданских лечебных учреждениях мое лечение будет стоить 1.5- 1.8 млн рублей , а моя пенсия в случае увольнения около 20 000 руб. Также хочу в своем обращении напомнить : «

Статья 124 УК РФ. Неоказание помощи больному.

1. Неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного, -наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев.

2. То же деяние, если оно повлекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью, -наказывается принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

  Также прошу приостановить моё увольнение с военной службы до полного обследования и лечения в соотвтетствии с рекомендациями медиков. До проведения полного медицинского обследования и лечения из списков личного состава части прошу меня не исключать. 
 

Также Согласно статье 115 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации «Обращение (предложение, заявление или жалоба) считается разрешенным, если рассмотрены все поставленные в нем вопросы, по нему приняты необходимые меры и даны исчерпывающие ответы в соответствии с законодательством Российской Федерации. Отказ в удовлетворении запросов, изложенных в обращении (предложении, заявлении или жалобе), доводится до сведения подавшего его военнослужащего со ссылкой на законы Российской Федерации, другие нормативные правовые акты Российской Федерации и (или) общевоинские уставы, с указанием мотивов отказа и разъяснением порядка обжалования принятого решения»; статье 116 Дисциплинарного устава Вооруженных сил Российской Федерации «Все обращения (предложения, заявления или жалобы) подлежат обязательному рассмотрению в срок до 30 суток со дня регистрации»; Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» Статье 12. «Сроки рассмотрения письменного обращения Письменное обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации письменного обращения»; а так же пункта 5 Приказа Министра обороны Российской Федерации от 18 августа 2014 г. № 555 «О мерах по реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации Федерального закона от 02 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»» «Все обращения подлежат обязательному рассмотрению в течение 30 дней со дня регистрации».

Начальнику Службы в г. Дербенте 
генерал-майору Подому М.В. 

Рапорт 


Я, контролер 1 категории 1 опк кпп «Яр» прапорщик Колева Елена Борисовна в настоящее время прохожу военно-врачебную комиссию для определения категории годности к военной службе перед предстоящим увольнением с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе.

Рапорт с просьбой о направлении меня на военно-врачебную комиссию, с целью обследования и освидетельствования, для определения категории годности к военной службе при определившемся врачебно-экспертном исходе, мной был подан 25.04.2019 № 458, после доведения до меня информации из поступившей в адрес подразделения факсограммы от 21.02.2019 Вх. № 5дсп «О доведении информации», в которой говорилось, что решением аттестационной комиссии Службы от 30.01.2019 № 1 по моему рапорту от 18.12.2019 № 94 с ходатайством о заключении со мной нового контракта о прохождении военной службы сроком на 1 год сверх предельного возраста пребывания на военной службе, мне отказано. 
14.03.2019, после получения всех необходимых документов в отделе кадров Службы и ВМП № 2, я начала прохождение военно-врачебной комиссии в МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан.

Вместе с тем, сообщаю, что согласно Выписки из плана увольнения военнослужащих Службы в г. Дербенте на 2019 год, утвержденной Вашим распоряжением от 29.11.2018 № 2049с, мое направление на военно-врачебную комиссию должно было осуществиться 25.10.2018. По какой причине должностные лица отдела кадров Службы не направили меня на прохождение военно-врачебной комиссии в связи с предстоящим увольнением по достижении предельного возраста пребывания на военной службе – мне не известно. На военно-врачебную комиссию я была направлена лишь только после моего обращения к начальнику отдела кадров, спустя 5 месяцев после запланированной даты. 
В связи несвоевременным направлением меня должностными лицами отдела кадров Службы на медицинское освидетельствования, я могу не успеть получить необходимое мне оперативное лечение до окончания действующего контракта по достижению мной предельного возраста 22.07.2019.

На основании вышеизложенного, прошу Вас приостановить мое увольнение и исключение из списков части до получения рекомендованного мне оперативного лечения в условиях отделения реконструктивной и пластической хирургии в ГКВГ г. Голицыно, и последующего прохождения полного медицинского обследования и освидетельствования после получения назначенного мне оперативного лечения, с целью определения категории годности к военной службе при определившемся врачебно-экспертном исходе,

в связи с предстоящим увольнением с военной службы, на основании абзацев 3-4 пункта 4 раздела 1 Постановления Правительства Российской Федерации от 04.07.2013 № 565 (ред. от 16.03.2019) «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе»; абзаца 3 пункта 4 раздела 1 «Инструкции об организации военно-врачебной экспертизы в органах федеральной службы безопасности», утвержденной приказом ФСБ России от 08.04.2016 № 241. 
Прошу Вас принять меры, поскольку в случае их непринятия будет нарушено мое право на охрану здоровья и медицинскую помощь согласно статье 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Поскольку состояние моего здоровья ухудшается, и лечение окончательно не проведено, то это не позволяет провести полное и объективное обследование.

Также сообщаю: согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации охраняется труд и здоровье людей, обеспечивается государственная поддержка инвалидов, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты (статья 7 часть 2), гарантируется равенство прав и свобод человека и гражданина (статья 19 часть 2), достоинство личности охраняется государством (статья 21 часть 1), каждому гарантируются социальное обеспечение в случае болезни, инвалидности и в иных случаях, установленных законом (статья 39 часть 1), а также право на охрану здоровья и медицинскую помощь (статья 41 часть 1). 
Военная служба, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 26.12.2002 № 17-П, представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах; лица, несущие военную службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их правовой статус, а также содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним. Соответственно, военнослужащий принимает на себя бремя неукоснительно, в режиме жесткой военной дисциплины исполнять обязанности военной службы, которые предполагают необходимость осуществления поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, а государство гарантирует адекватное возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащего в связи с исполнением 
им обязанностей военной службы.

Выбор правовых средств, направленных на возмещение такого вреда, относится к дискреции федерального законодателя, который, осуществляя на основании статьи 37 части 1 и 3, статьи 39 части 1 и 2, статьи 41 части 1, статьи 45 части 1, статьи 59 части 1 и 2 и статьи 71 пункты «в», «м» Конституции Российской Федерации правовое регулирование в данной сфере, обязан предусматривать эффективные гарантии реализации прав военнослужащих, соответствующие правовой природе и целям возмещения вреда, причиненного их здоровью, характеру возникающих между ними и государством правоотношений. 
Никто не вправе ограничивать военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей в правах и свободах, гарантированных Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным законом. Должностные лица органов государственной власти, федеральных государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, а также командиры, виновные в неисполнении обязанностей по реализации прав военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, несут ответственность в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Право на охрану здоровья военнослужащих установлено в статье 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих», нормами главы 8 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации. 
В соответствии с частью 1 статьи 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих» забота о сохранении и укреплении здоровья военнослужащих – обязанность командиров. Под сохранением и укреплением здоровья военнослужащих понимается обязанность командира выполнять мероприятия, указанные в главе 8 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, а именно в статье 327: проведение мероприятий по оздоровлению условий службы и быта; систематическое закаливание, регулярные занятия физической подготовкой и спортом; осуществление санитарно-гигиенических, противоэпидемических и лечебно-профилактических мероприятий. При этом в рамках лечебно-профилактических мероприятий проводятся диспансеризация, амбулаторное, стационарное и санаторно-курортное лечение военнослужащих. 
Из статьи 326 следует, что сохранение и укрепление здоровья, физическое развитие военнослужащих — важная и неотъемлемая часть их подготовки к выполнению своего воинского долга. Забота командира (начальника) о здоровье подчиненных является одной из его основных обязанностей в деятельности по обеспечению постоянной боевой готовности воинской части (подразделения), а из статьи 339 следует, что основными лечебно-профилактическими мероприятиями являются диспансеризация, амбулаторное, стационарное и санаторно-курортное лечение военнослужащих.

Мое лечение связано с проведением операции ……………., которая является высокотехнологичной и дорогостоящей, такую операцию после увольнения на свою пенсию я сделать не смогу, поэтому уволив меня, Вы ставите под угрозу мою жизнь и здоровье. Так как Федеральным законом от 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» в статье 16 «Право на охрану здоровья и медицинскую помощь» в пункте 2 ясно говориться: «Военнослужащие и граждане, призванные на военные сборы, имеют право на бесплатное получение медицинской помощи, бесплатное обеспечение лекарственными препаратами для медицинского применения по рецептам на лекарственные препараты, бесплатное обеспечение медицинскими изделиями по назначению врача в соответствующих медицинских, военно-медицинских подразделениях, частях и в организациях федеральных органов исполнительной власти и федеральных государственных органов, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба».

Также обязанность по возмещению вреда жизни или здоровью военнослужащих и приравненных к ним лиц в порядке требований главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации за счет соответствующей казны возникает в случае установления вины государственных органов или их должностных лиц в причинении данного вреда. 
Таким образом, возможность возмещения перечисленным в статье 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации лицам причиненного вреда здоровью на основании главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации возникает, если должностные лица сознательно препятствуют прохождению лечения. 
Уволив и исключив меня из списков части, Вы сознательно лишаете меня права на лечение, и нарушаете рекомендации медиков. На протяжении службы я была обязана добросовестно исполнять обязанности военнослужащего, что я и делала на протяжении всего срока прохождения военной службы, за что имею неоднократные поощрения, в том числе и от Вас. К сожалению, в период прохождения военной службы получила травму (увечье) при исполнении обязанностей военной службы, вследствие которой приобрела диагноз, процесс лечения которого длительный и дорогостоящий. В настоящее время мне может помочь только оперативное лечение (проведение артродеза) правого голеностопного сустава. 
Прошу рассмотреть данное обращение в соответствии с пунктом 7 и пунктом 26 Приложения к Приказу ФСБ России от 30.08.2013 № 463 «Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности», статьи 116 и статьи 119 главы 6 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации; статьи 12 Федерального Закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». 
В случае отказа прошу Вас дать письменный аргументированный ответ, в соответствии со статьей 115 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации; Приложением к Приказу ФСБ России от 30.08.2013 № 463 «Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности»; Федерального Закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», так я оставляю за собой право на обращение в суд для отстаивания своих прав и свобод.

Председателю военно-врачебной комиссии 
МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан 
Клову Максиму Викторовичу 
от военнослужащей в/ч  
прапорщика Колевы Е.Б. 

Заявление 

Настоящим сообщаю, что я прапорщик Колева Елена Борисовна, в настоящее время прохожу военно-врачебную комиссию в МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан для определения категории годности к военной службе перед предстоящим увольнением с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе. 
На военно-врачебную комиссию, с целью обследования и освидетельствования, для определения категории годности к военной службе при определившемся врачебно-экспертном исходе перед предстоящим увольнением с военной службы по достижении предельного возраста, я была направлена после подачи мной рапорта на имя начальника отдела кадров от 25.04.2019 № 8.

В ходе прохождения военно-врачебной комиссии по заключениям пройденных мной медицинских исследований выяснилось, что состояние моего здоровья ухудшилось и моим лечащим врачом ортопедом-травматологом МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан Диным Д.И. рекомендовано мне стационарное обследование и лечение в условиях отделения реконструктивной и пластической хирургии в ГКВГ г. Голицыно. 
В настоящее время имею приобретенный диагноз: посттравматический деформирующий остеоартроз голеностопного и подтаранного суставов 3 стадии, вследствие полученной при ДТП травмы ..2013, при следовании на службу к месту постоянной дислокации кпп «…….», то есть полученной травмы (увечья) при исполнении обязанностей военной службы (военной травмы), на основании подпункта «и» пункта 1 статьи 37 раздела 6 Федерального закона от 28.03.1998 № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (ред. от 18.03.2019). Справка о полученной мной военной травме (увечье) должна быть в архиве МСЧ УФСБ России по Республике Дагестан, так лечение после полученных многочисленных травм в результате ДТП я проходила во 2 отделении стационара МСЧ.

05.04.2019 мной был подан рапорт от 05.04.2019 № 697 на имя начальника отдела кадров с просьбой о направлении меня на военно-врачебную комиссию для рассмотрения и решения вопроса о моей госпитализации в ГКВГ г. Голицыно с целью проведения обследования и проведения оперативного лечения, в связи с ухудшением моего здоровья. 
29.04.2019, спустя 24 дня с момента обращения, я получила в отделе кадров направление на медицинское освидетельствование от 29.04.2019 № 342 и предписание от 29.04.2019 № 21/8/656. 
30.04.2019 я начала военно-врачебную комиссию по вопросу нуждаемости в обследовании и лечении в условиях отделения реконструктивной и пластической хирургии в ГКВГ г. Голицыно и определения сроков моей госпитализации. 
Вместе с тем, сообщаю, что согласно Выписки из плана увольнения военнослужащих в/ч 4-В на 2019 год, утвержденной распоряжением начальника войсковой части от 29.11.2018 № с, мое направление на военно-врачебную комиссию должно было осуществиться 25.10.2018. По какой причине должностные лица отдела кадров не направили меня своевременно на прохождение военно-врачебной комиссии в связи с предстоящим увольнением по достижении предельного возраста пребывания на военной службе – мне не известно. На военно-врачебную комиссию я была направлена лишь только после моего обращения к начальнику отдела кадров, спустя 5 месяцев после запланированной даты.

В связи несвоевременным направлением меня должностными лицами отдела кадров на медицинское освидетельствования, я могу не успеть получить необходимое мне оперативное лечение до окончания действующего контракта по достижению мной предельного возраста 22.07.2019. 
На основании вышеизложенного, прошу Вас приостановить мою военно-врачебную комиссию до получения рекомендованного мне оперативного лечения в условиях отделения реконструктивной и пластической хирургии в ГКВГ г. Голицыно, с последующим прохождением мной полного медицинского обследования и освидетельствования после получения назначенного мне оперативного лечения, с целью определения категории годности к военной службе при определившемся врачебно-экспертном исходе, в связи с предстоящим увольнением с военной службы, на основании абзацев 3-4 пункта 4 раздела 1 Постановления Правительства Российской Федерации от 04.07.2013 № 565 (ред. от 16.03.2019) «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе»; абзаца 3 пункта 4 раздела 1 «Инструкции об организации военно-врачебной экспертизы в органах федеральной службы безопасности», утвержденной приказом ФСБ России от 08.04.2016 № 241. 
Под определившимся врачебно-экспертным исходом понимается такое состояние здоровья, когда результаты обследования и лечения дают основание военно-врачебной комиссии вынести заключение о категории годности к военной службе (приравненной службе) и когда дальнейшее лечение не приведет к изменению категории годности к военной службе (приравненной службе).

Ведь от вынесенной категории годности к военной службе зависит мой выбор основания для увольнения с военной службы, а выбор основания для увольнения – это право гарантированное военнослужащему пунктом 11 статьи 34 Указа Президента Российской Федерации от 16.09.1999 № 1237 «Вопросы прохождения военной службы», в котором дословно говорится: «При наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию». 
Прошу Вас принять меры, поскольку в случае их непринятия будет нарушено мое право на охрану здоровья и медицинскую помощь согласно статье 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Поскольку состояние моего здоровья ухудшается, а лечение окончательно не проведено, и это не позволяет провести полное и объективное обследование. 
Военная служба, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 26.12.2002 № 17-П, представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах; лица, несущие военную службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их правовой статус, а также содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним. Соответственно, военнослужащий принимает на себя бремя неукоснительно, в режиме жесткой военной дисциплины исполнять обязанности военной службы, которые предполагают необходимость осуществления поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, а государство гарантирует адекватное возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащего в связи с исполнением 
им обязанностей военной службы.

Мое лечение связано с проведением операции артродеза голеностопного сустава, которая является высокотехнологичной и дорогостоящей, такую операцию после увольнения на свою пенсию я сделать не смогу, поэтому, не представив мне возможности проведения назначенного мне оперативного лечения, Вы поставите под угрозу мою жизнь и здоровье. В Федеральном законе от 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» в статье 16 «Право на охрану здоровья и медицинскую помощь» в пункте 2 ясно говориться: «Военнослужащие и граждане, призванные на военные сборы, имеют право на бесплатное получение медицинской помощи, бесплатное обеспечение лекарственными препаратами для медицинского применения по рецептам на лекарственные препараты, бесплатное обеспечение медицинскими изделиями по назначению врача в соответствующих медицинских, военно-медицинских подразделениях, частях и в организациях федеральных органов исполнительной власти и федеральных государственных органов, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба», а согласно пункту 4 Постановления Правительства Российской Федерации от 04.07.2013 № 565 «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе» военно-врачебная экспертиза предусматривает проведение обследования и освидетельствования. Освидетельствование военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы, и сотрудников, получивших в период прохождения военной службы (приравненной службы) и военных сборов военную травму (увечье), заболевание, проводится для определения категории годности к военной службе (приравненной службе) при определившемся врачебно-экспертном исходе.

Прошу рассмотреть данное обращение в соответствии с пунктом 7 и пунктом 26 Приложения к Приказу ФСБ России от 30.08.2013 № 463 «Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности», статьи 116 и статьи 119 главы 6 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации; статьи 12 Федерального Закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». 
Также прошу Вас дать на данное заявление письменный ответ, в соответствии со статьей 115 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации; Приложением к Приказу ФСБ России от 30.08.2013 № 463 «Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности»; Федерального Закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», так я оставляю за собой право на обращение в суд для отстаивания своих прав военнослужащего и свобод гражданина Российской Федерации. 
Ответ прошу направить на мой почтовый адрес:…………………………….

Военнослужащая в/ч  
прапорщик Е.Б. Колева 
30 апреля 2019 г

В Псковский гарнизонный военный Суд

180002, г. Псков, ул. Комдива Кирсанова, д. 9

Тел.: (8112) 74-80-43, 74-60-00

Административный истец:

Толкачёв Валерий Викторович

Родился 23 мая 1982 года:

в г. ….. ……. обл.

Адрес места жительства:

181…, . г. Псков

ул. ……

тел. 8-…….

эл. почта: ……..

Административный ответчик:

командир 32515

181, г. Псков

войсковая часть 32515

тел. 8-…….

тел. 8……….

Административный соответчик:

Руководитель ФКУ «УФО МО РФ по

Псковской и Новгородской областям»

180002, г. Псков ул. Г. Маргелова д. 1/20

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

об оспаривании неправомерных действий командира воинской части 35, связанных с исключением из списков личного состава воинской части

Я, гвардии ефрейтор Ткачёв Валерий Викторович, проходил военную службу по контракту в войсковой части 5.

Приказом командующего Воздушно-десантными войсками (по личному составу) № 46 от 08 мая 2018 года я досрочно уволен с военной службы в запас по состоянию здоровья (подпункт «г» пункта 1 статьи 51 Федерального закона № 53-ФЗ от 28.03.1998 года «О воинской обязанности и военной службе»). Приказом командира в/ч 35 (по строевой части) № 11 от 24 июля 2018 года я исключён из списков личного состава части с 29 июля 2018 года.

Считаю приказ командира в/ч 35 (по строевой части) № 11 от 24 июля 2018 года незаконным и подлежащим отмене по следующим основаниям.

На момент исключения меня из списков личного состава части и по настоящее время состояние моего здоровья ухудшается и я нуждаюсь в медицинском обследовании и лечении по выявленному заболеванию, приобретённому в период прохождения военной службы, с последующим медицинском освидетельствованием, о чём свидетельствует выписной эпикриз ФГКУ «35 отдельного медицинского отряда (аэромобильный)» ВДВ МО РФ № 709/281 от 20.07.2018 г., вызов Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова г. Санкт-Петербурга исх. 6/3/4062 от 03.07.2018 г. (вх. 1332 от 13.08.2018 г.), талон на госпитализацию № 18.26956 от 02.07.2018 г. и письменные рекомендации врачей. Копии документов прилагаю.

Госпитализация запланирована на 29 августа 2018 года.

Командованию в/ч 35 известно об ухудшении состояния моего здоровья из медицинских документов, а также я, установленным порядком, докладывал рапортом о направлении меня на медицинское обследование и лечение в соответствии с рекомендациями (рапорт вх. 4723 от 14.06.2018 г.).

25.07.2018 года мной установленным порядком подан рапорт командиру в/ч 35 о несогласии с исключением меня из списков личного состава части до проведения назначенного стационарного обследования и лечения (почтовое отправление № от ). Какого-либо ответа на данные рапорта мне не поступало. Копии рапортов прилагаю.

Все вышеуказанные медицинские документы подтверждают, что врачебно-экспертный исход моего состояния здоровья не определен, и я нуждаюсь в прохождении назначенного обследования и лечения с последующим медицинским освидетельствованием.

Исключив меня из списков личного состава части, командир в/ч 35 нарушил моё гарантированное Законом право на охрану здоровья и медицинскую помощь, закреплённое ст. 41 Конституции Российской Федерации, ст. 3 и ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих» № 76-ФЗ от 27.05.1998 г. и ст. 25 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» № 323-ФЗ от 21.11.2011 года.

Согласно требованиям пункта 4 Постановления Правительства Российской Федерации № 565 от 04.07.2013 года «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе», освидетельствование военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы, и сотрудников, получивших в период прохождения военной службы (приравненной службы) и военных сборов увечье, заболевание, проводится для определения категории годности к военной службе (приравненной службе) при определившемся врачебно-экспертном исходе. Под определившимся врачебно-экспертным исходом понимается такое состояние здоровья, когда результаты обследования и лечения дают основание военно-врачебной комиссии вынести заключение о категории годности к военной службе (приравненной службе) и когда дальнейшее лечение не приведет к изменению категории годности к военной службе (приравненной службе).

Также командиром в/ч 35 нарушены статьи 9, 10, 78, 81, 82, 94 и 335 Устава внутренней службы ВС РФ, утверждённого Указом Президента

Российской Федерации № 1495 от 10 ноября 2007 г., в части приоритета сохранения жизни и здоровья подчиненных военнослужащих.

В настоящее время я также не ознакомлен с личным делом. Командованием в/ч 35 мне разъяснено, что моё личное дело в настоящее время находится в военной прокуратуре Псковского гарнизона на проверке. После того, как личное дело будет возвращено в в/ч 35, оно будет направлено в военный комиссариат г. Пскова, соответственно нарушая моё право на ознакомление с личным делом согласно приказу Министра обороны РФ № 660 от 30.10.2015 года.

Военнослужащие находятся под защитой государства. Права военнослужащих и порядок их реализации с учетом особенностей военной службы определяются федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Никто не вправе ограничивать военнослужащих в правах и свободах, гарантированных Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами, федеральными законами.

Государство гарантирует правовую и социальную защиту военнослужащих, осуществляет охрану их жизни и здоровья, а также иные меры, направленные на создание условий жизни и деятельности, соответствующих характеру военной службы и ее роли в обществе.

Реализация мер правовой и социальной защиты военнослужащих возлагается на органы государственной власти, органы местного самоуправления, федеральные суды общей юрисдикции, правоохранительные органы в пределах их полномочий, а также является обязанностью командиров (начальников).

Командиры (начальники), виновные в неисполнении обязанностей по реализации прав военнослужащих, несут ответственность в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

На основании статьи 218 КАС Российской Федерации ПРОШУ:

1. Признать приказ командира в/ч 35 (по строевой части) № 11 от 24 июля 2018 года об исключении меня из списков личного состава части незаконным.

2. Обязать командира в/ч 35 отменить приказ командира в/ч 35 (по строевой части) № 11 от 24 июля 2018 года в части исключения меня из списков личного состава и восстановить меня в списках личного состава в/ч 5.

3. Обязать командира в/ч 35 направить меня на рекомендуемое обследование и лечение по выявленному заболеванию, приобретённому в период прохождения военной службы.

4. Обязать командира в/ч 35 ознакомить меня с личным делом установленным порядком.

5. Обязать Руководителя ФКУ «УФО МО РФ по Псковской и Новгородской областям» компенсировать мне затраты на уплату государственной пошлины в размере 300 рублей.

Приложения:

1. Квитанция об уплате государственной пошлины.

2. Административное исковое заявление в 2 экземплярах с прилагаемыми документами.

3. Копия выписки из приказа командующего Воздушно-десантными войсками (по личному составу) № 46 от 08 мая 2018 года.

4. Копия выписки из приказа командира 104 гвардейского десантно-штурмового полка (по строевой части) № 11 от 24 июля 2018 года.

5. Копия выписного эпикриза ФГКУ «35 отдельный медицинский отряд (аэромобильный)» ВДВ МО РФ № 709/281 от 20.07.2018 г.

6. Копия вызова на госпитализацию в Военно-медицинскую академию им. С.М. Кирова г. Санкт-Петербург № 6/3/4062 от 03.07.2018 г.

7. Копия талона на госпитализацию в Военно-медицинскую академию им. С.М. Кирова г. Санкт-Петербург № 18.26956 от 02.07.2018 г.

8. Копия рапорта командиру в/ч 35 вх. № 4723 от 14.06.2018 г.

9. Копия рапорта командиру в/ч 35 почтовое отправление № от

Дата:___________________ Подпись:____________________________

Информация по делу №33а-883/2016

КОПИЯ

Председательствующий по делу Ващук С.Р.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 33а-883

16 июня 2016 г. г. Москва

Судебная коллегия по административным делам Московского окружного военного суда в составе:

председательствующего – Балабанова Н.Н.,

судей: Лаврентьева В.В. и Дзадзиева Д.А.,

при секретаре Егоршиной Е.С.,

с участием административного истца Кажаровой М.А., её представителей по доверенности Шевякова М.И. и Проходцева О.В., а также представителей административных ответчиков по доверенности: Федеральной службы безопасности Российской Федерации (далее – ФСБ России) – Кравченко А.Е., руководителя Службы организационно-кадровой работы ФСБ России (далее – СОКР ФСБ России) – Штаненко В.И. и командира войсковой части № – Комарова Н.А. рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по апелляционной жалобе административного истца Кажаровой М.А. и её представителя по доверенности Шевякова М.И. на решение Московского гарнизонного военного суда от 4 апреля 2016 года, которым отказано в удовлетворении административного искового заявления бывшего военнослужащего войсковой части № капитана запаса Кажаровой ФИО14 об оспаривании действий ФСБ России, руководителя СОКР ФСБ России и командира войсковой части №, связанных с отказам в изменении основания увольнения административного истца с военной службы, а также в восстановлении её на учете участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения.

Заслушав доклад судьи Даздзиева Д.А., объяснения административного истца и её представителей в обоснование апелляционной жалобы и представителей административных ответчиков, возражавших против её удовлетворения, судебная коллегия

установила:

как видно из решения суда, Кажарова, проходившая военную службу по контракту в войсковой части №, приказом руководителя СОКР ФСБ России от ДД.ММ.ГГГГ года № № досрочно уволена с военной службы в связи с лишением допуска к <данные изъяты>, а приказом командира войсковой части № от ДД.ММ.ГГГГ года № № – со ДД.ММ.ГГГГ года исключена из списков личного состава части. Поскольку заключением военно-врачебной комиссией от ДД.ММ.ГГГГ года административный истец была признана <данные изъяты> годной к военной службе, ДД.ММ.ГГГГ года она подала заявление на имя командования об изменении основания её увольнения с военной службы, на что получила отказ. Полагая, что её права были нарушены, Кажарова обратилась в суд с административным исковым заявлением, в котором, с учётом уточнений, просила:

-признать незаконными действия ФСБ России, руководителя СОКР ФСБ России и командира войсковой части №, связанные с отказом изменить формулировку основания увольнения её с военной службы в приказе руководителя СОКР ФСБ России от ДД.ММ.ГГГГ ода № №;

-обязать ФСБ России, руководителя СОКР ФСБ России и командира войсковой части № изменить основание её увольнения с военной службы на основание, предусмотренное подпунктом «б» пункта 3 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», а также восстановить её на учете участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих ФСБ России и реализовать её рапорт от 21 января 2015 года о выдаче целевого жилищного займа.

Суд первой инстанции в удовлетворении административного искового заявления Кажаровой отказал.

В апелляционной жалобе административный истец и её представитель, не соглашаясь с решением суда, просят его отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении заявленных требований.

В обоснование жалобы они, ссылаясь на незаконность и необоснованность решения суда первой инстанции, а также противоречие его судебной практике, указывают, что существенным для дела является то обстоятельство, что ДД.ММ.ГГГГ года административный истец заявила просьбу об изменении основания её увольнения с военной службы. Согласно действующему законодательству, единственным условием для проведения медицинского освидетельствования гражданина, уволенного с военной службы, с целью определения его степени годности к военной службе на момент увольнения, является то обстоятельство, что он не был освидетельствован военно-врачебной комиссией перед увольнением. При этом законодатель не устанавливает каких-либо дополнительных условий относительно причин непроведения освидетельствования перед увольнением, самого увольнения и времени увольнения. Наличие у Кажаровой в период прохождения военной службы заболеваний, по которым она после издания приказа об увольнении с военной службы была признана ограниченно годной к военной службе, свидетельствует о наличие у неё права быть уволенной по состоянию здоровья.

Авторы жалобы полагают, что гарнизонный военный суд в обжалуемом решении привел надуманные, необоснованные доводы, согласно которым Кажарова будто бы могла реализовать свое право лишь в том случае, если бы она подала заявление об этом не через 10 месяцев после издания приказа об увольнении, а несколько ранее.

Также в жалобе обращают внимание, что суд неправильно истолковал положение действующего законодательства относительно отсутствия норм, позволяющих гражданам, уволенным с военной службы, требовать изменения основания увольнения. Во-первых, это противоречит вышеуказанным доводам самого суда, а кроме того, действующее законодательство – это не только нормы права, но и принципы права, среди которых наиболее важный заключается в том, что всякому праву корреспондирует обязанность его реализовывать.

Рассмотрев материалы дела, и обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия исходит из следующего.

Отказывая в удовлетворении заявления Кажаровой, суд первой инстанции, руководствуясь Положением о порядке прохождения военной службе, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года № 1237 (далее – Положение), пришел к выводу, что действующее законодательство не содержит прямого указания на возможность гражданам, уволенным с военной службы на законных основаниях, через какое-то время, по своему усмотрению, требовать изменить основание увольнения, а воинским должностными лицами – удовлетворять такие требования военнослужащих.

Однако, судом без внимания было оставлено следующее.

Возможность досрочного увольнения военнослужащего с военной службы в связи с лишением допуска к государственной тайне при невозможности назначения его на другую воинскую должность (должность) и отсутствии других оснований для увольнения предусмотрена подпунктом «г» пункта 2 статьи 51 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» и подпунктом «г» пункта 4 статьи 34 Положения.

Из содержания подпункта «б» пункта 3 статьи 51 вышеприведенного Федерального закона и подпункта «б» пункта 5 статьи 34 Положения следует, что военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, имеет право на досрочное увольнение с военной службы по состоянию здоровья – в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе.

В пункте 11 статьи 34 Положения закреплено, что при наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию (за исключением случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным подпунктами «д», «д.1», «д.2», «е», «е.1» и «з» пункта 1 и подпунктами «в», «д», «е.1» и «е.2» пункта 2 статьи 51 Федерального закона).

Согласно подпункту 2.12 пункта 2 Инструкции об организации военно-врачебной экспертизы в органах федеральной службы безопасности, утвержденной Приказом ФСБ России от 8 апреля 2016 года № 241 (далее – Инструкция), военно-врачебная экспертиза в мирное и военное время проводится в том числе и для определения категории годности к военной службе граждан, проходивших военную службу, на момент их увольнения с военной службы.

Пунктом 23 Инструкции установлено, что направление в военно-врачебную комиссию на освидетельствование осуществляется на основании решения руководителя.

Направление на освидетельствование военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и военнослужащих, обратившихся с рапортом о проведении им освидетельствования, осуществляется в обязательном порядке.

Отказ военнослужащего, подлежащего увольнению с военной службы, от проведения ему освидетельствования подтверждается его рапортом, который приобщается к личному делу.

В соответствии с пунктами, 25, 27 и 45 Инструкции освидетельствование проводится на основании направления на медицинское освидетельствование.

Направление на медицинское освидетельствование выдается на руки освидетельствуемому под роспись в журнале учета направлений на освидетельствование. В случае нахождения освидетельствуемого на стационарном лечении, направление на медицинское освидетельствование может направляться подразделением кадров органа безопасности в военно-врачебную комиссию.

Заключение военно-врачебной комиссии действительно в течение одного года с даты освидетельствования, если иное не определено в этом заключении.

В пункте 145 Инструкции закреплено, что военно-врачебная комиссия выносит заключения о причинной связи увечий, заболеваний со следующими формулировками: «Заболевание получено в период военной службы» – если заболевание возникло у освидетельствуемого в период прохождения военной службы либо в указанный период имело место прогрессирование (утяжеление течения) заболевания, возникшего до поступления на военную службу по контракту, а также при хроническом, медленно прогрессирующем заболевании, диагностированном после увольнения с военной службы, если медицинские документы и особенности течения заболевания позволяют отнести начало заболевания к периоду прохождения военной службы, военных сборов.

Пунктом 74 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации РФ от 4 июля 2013 года № 565, определено, что граждане, уволенные с военной службы в запас или в отставку без проведения освидетельствования или заявившие о несогласии с заключением военно-врачебной комиссии о категории годности к военной службе на момент их увольнения с военной службы, могут быть освидетельствованы заочно (по документам) военно-врачебными комиссиями соответствующих федеральных органов исполнительной власти для определения категории их годности к военной службе на момент увольнения с военной службы независимо от причин и времени увольнения.

Анализ изложенного позволяет придти к выводу, что военнослужащий, уволенный с военной службы без проведения военно-врачебной экспертизы, может быть освидетельствован военно-врачебной комиссией и после увольнения с военной службы вне зависимости от причин, по которым он не был освидетельствован в период прохождения военной службы, оснований и времени увольнения с нее.

Действующее законодательство не содержит норм, препятствующих лицу, уволенному с военной службы, реализовать свое право на выбор основания увольнения в случае, когда он установленным порядком признан ограниченно годным к военной службе на момент увольнения с нее.

В соответствии с пунктом 17 статьи 34 Положения военнослужащие, являющиеся участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, при увольнении с военной службы реализуют право на жилище в порядке и на условиях, которые установлены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В пункте 1 части 3 статьи 9 Федерального закона от 20 августа 2004 года № 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» (далее – Закон) закреплено, что основанием для исключения военнослужащего федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, из реестра участников является увольнение его с военной службы.

В тоже время, согласно подпункту «б» пункта 2 статьей 10 Закона, основанием возникновения права на использование накоплений, учтенных на именном накопительном счете участника, в соответствии с настоящим Федеральным законом является увольнение военнослужащего, общая продолжительность военной службы которого составляет десять лет и более по состоянию здоровья – в связи с признанием его военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе.

Приказ ФСБ России от 19 октября 2005 года № 610 «Об утверждении Инструкции о формировании и ведении реестра участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих органов федеральной службы безопасности» определено, что регистрирующим органом для формирования и ведения реестра участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих органов федеральной службы безопасности является УСР 6 Службы ФСБ России (далее – регистрирующий орган).

Ответственность за оформление и предоставление в регистрирующий орган документов, являющихся основанием для включения военнослужащих органов федеральной службы безопасности в реестр и исключения их из него, возложена на руководителей (начальников) подразделений ФСБ России, подразделений служб ФСБ России, начальников территориальных органов безопасности, органов безопасности в войсках, пограничных органов, образовательных учреждений ФСБ России, руководителей предприятий и учреждений ФСБ России.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель административного ответчика по доверенности Штаненко пояснил, что фактически регистрирующим органом в ФСБ России является СОКР ФСБ России, поскольку УСР 6 Службы ФСБ России – его структурное подразделение.

Как усматривается из имеющихся в материалах дела доказательств и пояснений участников процесса, <данные изъяты> Кажарова находилась на военной службе с 2003 года, а с ДД.ММ.ГГГГ года являлась военнослужащей войсковой части №. В сентябре 2014 года административный истец была лишена допуска к <данные изъяты> и, в связи с отсутствием соответствующих должностей, в ноябре того же года, после неоднократного её отказа получить направление на медицинское освидетельствование, представлена к увольнению с военной службы по подпункту «г» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе». Причиной отказа административного истца от получения направления в военно-врачебную комиссию стало её желание пройти освидетельствование именно стационарно, а не амбулаторно, так как имеющееся у неё заболевание диагностировать иным способом по её мнению невозможно. От прохождения же самого медицинского освидетельствования она не отказывалась. ДД.ММ.ГГГГ года по рапорту Кажарова была направлена в военно-врачебную комиссию, согласно заключению которой от ДД.ММ.ГГГГ года, утвержденному Центральной военно-врачебной комиссией ФСБ России 15 января 2015 года, административный истец в связи с заболеванием, полученным в период военной службы, признана <данные изъяты>годной к военной службе. На основании приказа руководителя СОКР ФСБ России от ДД.ММ.ГГГГ года № № она досрочно уволена с военной службы в связи с лишением допуска к государственной тайне, а приказа командира войсковой части № от ДД.ММ.ГГГГ года № № – со ДД.ММ.ГГГГ года исключена из списков личного состава. ДД.ММ.ГГГГ года Кажарова обратилась по команде с рапортом о представлении на неё сведений для получения целевого жилищного займа на приобретение жилого помещения, но ДД.ММ.ГГГГ года в его удовлетворении фактически было отказано. Заявитель исключена из реестра участников накопительно-ипотечной системы. ДД.ММ.ГГГГ года административный истец обратилась с заявлением в том числе и на имя руководителя СОКР ФСБ России об изменении основания её увольнения с военной службы, но получила отказ.

Принимая во внимание вышеизложенное, а также учитывая наличие у административного истца заболевания, полученного в период военной службы, в связи с которым она впоследствии была признана <данные изъяты> годной к военной службе, отсутствие её рапорта об отказе от прохождения военно-врачебной комиссии, и то обстоятельство, что приказ об увольнении военнослужащего с военной службы издан руководителем СОКР ФСБ России не дожидаясь заключения военно-врачебной комиссии о категории годности Кажаровой к военной службе, направленной установленным порядком на медицинское освидетельствование, в связи с чем, она была лишена возможности избрать основание увольнения с военной службы, а, соответственно, и исключена из реестре участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих ФСБ России, то судебная коллегия находит действия руководителя СОКР ФСБ России, связанные с отказом изменить формулировку основания увольнения Кажаровой с военной службы, незаконными.

Для восстановления нарушенных прав административного истца судебная коллегия полагает необходимых возложить обязанность на руководителя СОКР ФСБ России внести изменения в изданный им ДД.ММ.ГГГГ года приказ № № в части касающейся основания увольнения Кажаровой с военной службы – с подпункта «г» пункта 2 статьи 51 на подпункт «б» пункт 3 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», а также восстановить её в реестре участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих ФСБ России, а на командира войсковой части № – повторно рассмотреть её рапорт от ДД.ММ.ГГГГ года о выдаче целевого жилищного займа.

Так как издание приказа об увольнении административного истца с военной службы и ведение реестра участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих в компетенцию ФСБ России, как федерального органа исполнительной власти, и командира войсковой части № не входят, судебная коллегия находит требования Кажаровой о возложении обязанности на указанных лиц в данной части необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

При таких обстоятельствах, принятое судом первой инстанции решение подлежит отмене в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для административного дела, а также неправильным применением норм материального права.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 308, п. 2 ст. 309, а также ст.ст. 310 и 311 КАС РФ, судебная коллегия

определила:

решение Московского гарнизонного военного суда от 4 апреля 2016 года по административному исковому заявлению Кажаровой ФИО14 об оспаривании действий Федеральной службы безопасности Российской Федерации, руководителя Службы организационно-кадровой работы ФСБ России и командира войсковой части №, связанных с отказом в изменении основания увольнения административного истца с военной службы, а также в восстановлении её в реестре участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения, в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для административного дела, а также неправильным применением норм материального права – отменить, и принять по делу новое решение.

Заявление Кажаровой Марии Александровны удовлетворить частично.

Признать незаконными действия руководителя Службы организационно-кадровой работы ФСБ России, связанные с отказом изменить формулировку основания увольнения Кажаровой М.А. с военной службы в приказе руководителя Службы организационно-кадровой работы ФСБ России от ДД.ММ.ГГГГ ода № №.

Обязать руководителя Службы организационно-кадровой работы ФСБ России внести изменения в изданный им <адрес> года приказ № № в части, касающейся основания увольнения Кажаровой М.А. с военной службы, – с подпункта «г» пункта 2 статьи 51 на подпункт «б» пункт 3 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», а также восстановить её в реестре участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих Федеральной службы безопасности Российской Федерации.

Обязать командира войсковой части № повторно рассмотреть рапорт Кажаровой М.А. от 21 января 2015 года о выдаче целевого жилищного займа.

В удовлетворении административного искового заявления Кажаровой М.А. в остальной части – отказать.

Подписи

Верно

Председательствующий Н.Н. Балабанов

Секретарь судебного заседания Е.С. Егоршина

Определение Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда РФ от 15.12.2016 N 201-КГ16-49

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 декабря 2016 г. N 201-КГ16-49

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Крупнова И.В.,

судей Дербилова О.А., Сокерина С.Г.

при секретаре Замолоцких В.А. рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по кассационной жалобе представителя руководителя Службы организационно-кадровой работы Федеральной службы безопасности Российской Федерации (далее — СОКР ФСБ России) Штаненко В.И. и представителя командира войсковой части <…> Комарова Н.А. на апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Московского окружного военного суда от 16 июня 2016 г. и постановление президиума этого же суда от 19 октября 2016 г. по административному делу об оспаривании капитаном запаса Кажаровой М.А. действий Федеральной службы безопасности Российской Федерации, руководителя СОКР ФСБ России и командира войсковой части <…>, связанных с отказом в изменении основания увольнения с военной службы и восстановлении на учете участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих (далее — НИС).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Сокерина С.Г., изложившего обстоятельства дела, содержание судебных постановлений, принятых по делу, доводы кассационной жалобы, выступления представителей административных ответчиков Кононенко А.В., Штаненко В.И., Цветкова А.С., Комарова Н.А. в поддержку кассационной жалобы, административного истца Кажаровой М.А. и ее представителя Шевякова М.И., возражавших против ее удовлетворения, Судебная коллегия по делам военнослужащих

установила:

Кажарова М.А., проходившая военную службу по контракту в войсковой части <…>, приказом руководителя СОКР ФСБ России от 6 декабря 2014 г. N 1181-ЛС досрочно уволена с военной службы по подп. «г» п. 2 ст. 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» в связи с лишением допуска к государственной тайне и приказом командира войсковой части <…> от 13 февраля 2015 г. N 10-лс исключена из списков личного состава воинской части со 2 апреля 2015 г.

Заключением военно-врачебной комиссии федерального государственного казенного учреждения Главный клинический военный госпиталь ФСБ России от 25 декабря 2014 г. N 2506, утвержденным Центральной военно-врачебной комиссией ФСБ России 15 января 2015 г., Кажарова М.А. признана ограниченно годной к военной службе.

21 января 2015 г. Кажарова М.А. обратилась с рапортом к командиру войсковой части <…> о получении целевого жилищного займа как участнику НИС. Какого-либо решения об отказе Кажаровой М.А. в удовлетворении данного рапорта должностными лицами принято не было.

30 сентября 2015 г. Кажарова М.А. направила заявление, адресованное руководителю СОКР ФСБ России и командиру войсковой части <…>, в котором просила изменить в приказе руководителя СОКР ФСБ России от 6 декабря 2014 г. N 1181-ЛС основание увольнения ее с военной службы на подп. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (по состоянию здоровья — в связи с признанием военнослужащего военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе), а также восстановить ее на учете участников НИС. Однако указанными должностными лицами в удовлетворении данного заявления ей было отказано.

Полагая свои права нарушенными, Кажарова М.А. обратилась в суд с административным исковым заявлением, в котором с учетом последующих уточнений просила признать незаконными действия ФСБ России, руководителя СОКР ФСБ России и командира войсковой части <…>, связанные с отказом изменить формулировку основания увольнения ее с военной службы в приказе руководителя СОКР ФСБ России от 6 декабря 2014 г. N 1181-ЛС, и обязать ФСБ России и этих должностных лиц изменить основание ее увольнения с военной службы на подп. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», а также восстановить ее на учете участников НИС и реализовать ее рапорт от 21 января 2015 г. о выдаче целевого жилищного займа.

Решением Московского гарнизонного военного суда от 4 апреля 2016 г. в удовлетворении административного искового заявления Кажаровой М.А. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Московского окружного военного суда от 16 июня 2016 г. решение гарнизонного военного суда отменено и по делу принято новое решение о частичном удовлетворении заявления Кажаровой М.А.

Суд апелляционной инстанции признал незаконными действия руководителя СОКР ФСБ России, связанные с отказом в изменении основания увольнения Кажаровой М.А. с военной службы в приказе этого должностного лица от 6 декабря 2014 г. N 1181-ЛС.

Кроме того, на руководителя СОКР ФСБ России возложена обязанность по внесению изменений в вышеуказанный приказ в части увольнения Кажаровой с военной службы на подп. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», а также по восстановлению ее в реестре участников НИС.

На командира войсковой части <…> судом возложена обязанность по повторному рассмотрению рапорта Кажаровой М.А. от 21 января 2015 г. о выдаче ей целевого жилищного займа.

В удовлетворении административного искового заявления Кажаровой М.А. в части требований о возложении на ФСБ России и командира войсковой части <…> обязанности по изданию приказа об увольнении с военной службы и восстановлению ее на учете участников НИС судом апелляционной инстанции отказано.

Постановлением президиума Московского окружного военного суда от 19 октября 2016 г. названное выше апелляционное определение оставлено без изменения, а кассационные жалобы представителей СОКР ФСБ России и командира войсковой части <…> без удовлетворения.

В жалобе, адресованной в Судебную коллегию по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации, представители СОКР ФСБ России и командира войсковой части <…> Штаненко В.И. и Комаров Н.А., выражая несогласие с состоявшимися судебными постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, просят их отменить, оставив в силе решение суда первой инстанции.

В обоснование своих жалоб они указывают, что судами апелляционной и кассационной инстанций допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, выразившиеся в следующем.

По мнению авторов кассационных жалоб, судом кассационной инстанции неправильно истолкованы положения п. 11 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237 в части выводов о наличии у военнослужащего, уволенного с военной службы, права выбора основания увольнения, а у командования обязанности по изменению этого основания в связи с волеизъявлением военнослужащего.

Кроме того, согласно заключению ВВК Кажарова была признана ограниченно годной к военной службе, что в силу подп. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» не исключало возможности дальнейшего прохождения ею военной службы, а реализация административным истцом права на увольнение по данному основанию носило заявительный характер. Между тем по делу установлено, но не учтено судами апелляционной и кассационной инстанций, что Кажарова до дня исключения из списков личного состава к командованию с рапортом об увольнении по подп. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» или об изменении основания увольнения не обращалась.

Также авторы кассационной жалобы считают ошибочным вывод президиума Московского окружного военного суда о наличии причин, которые объективно свидетельствовали об отсутствии у Кажаровой возможности ранее сентября 2015 г. обратиться к командованию с просьбой об изменении основания увольнения, поскольку материалами дела он не подтверждается. В то же время об обратном свидетельствует то, что уже в декабре 2014 г. Кажарова обжаловала в суде действия командования, связанные с лишением ее допуска к государственной тайне, что свидетельствует о ее способности в тот период времени осуществлять действия по защите своих интересов.

По мнению Штаненко В.И., суды апелляционной и кассационной инстанций необоснованно руководствовались п. 74 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 г. N 565, поскольку данная норма правоотношения с участием Кажаровой как бывшей военнослужащей, освидетельствованной военно-врачебной комиссией в период прохождения военной службы, и согласной с ее заключением, не регулирует.

Не соглашаются авторы кассационных жалоб и с выводом президиума Московского окружного военного суда о том, что командование войсковой части <…> было обязано предложить Кажаровой написать рапорт с просьбой об изменении основания увольнения после получения заключения ВВК. По их мнению, ссылка суда кассационной инстанции в обоснование такого вывода на положения ст. 78 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации несостоятельна, поскольку эта норма не регулирует правоотношения, связанные с порядком увольнения военнослужащих с военной службы.

В заключение жалоб их авторы обращают внимание на то, что суды апелляционной и кассационной инстанций по настоящему делу допустили переоценку обстоятельств, которые были установлены вступившим в законную силу решением Московского гарнизонного военного суда от 28 сентября 2015 г. и апелляционным определением Московского окружного военного суда от 4 февраля 2016 г. по административному делу о проверке законности увольнения Кажаровой с военной службы и исключения ее из списков личного состава части.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2016 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы в кассационном порядке извещены своевременно и в надлежащей форме.

Рассмотрев материалы административного дела, заслушав доводы каждой из сторон в обоснование своей позиции, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по делам военнослужащих приходит к следующим выводам.

Согласно ст. 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Из материалов дела усматривается, что Кажарова обратилась в суд с административным исковым заявлением об оспаривании действий ФСБ России, руководителя СОКР ФСБ России и командира войсковой части <…>, связанных с отказом изменить формулировку основания увольнения ее с военной службы на подп. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», восстановить ее на учете участников НИС и реализовать ее рапорт от 21 января 2015 г. о выдаче целевого жилищного займа.

Оставляя без изменения апелляционное определение Московского окружного военного суда от 16 июня 2016 г., которым было отменено решение Московского гарнизонного военного суда от 4 апреля 2016 г. об отказе в удовлетворении требований административного истца, президиум Московского окружного военного суда согласился с выводом суда апелляционной инстанции о неправильном толковании судом первой инстанции норм материального права при оценке обоснованности отказа командования изменить основание увольнения Кажаровой с военной службы, после увольнения ее с таковой.

В обоснование этого суд кассационной инстанции, как и суд апелляционной инстанции, сослался на п. 74 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 г., который, по мнению президиума окружного военного суда, позволяет военнослужащему, уволенному с военной службы, обратится к командованию с просьбой об изменении основания увольнения с целью реализации льгот, установленных законодательством для военнослужащих, уволенных по состоянию здоровья, поскольку имеющееся у него заболевание возникло в период прохождения военной службы.

Однако эти выводы судов основаны на неправильном истолковании закона.

Как усматривается из имеющихся в материалах дела доказательств и пояснений участников процесса, Кажарова находилась на военной службе с 2003 г., а с 2008 г. являлась военнослужащей войсковой части <…>.

В сентябре 2014 г. административный истец была лишена допуска к государственной тайне и в связи с отсутствием соответствующих должностей в ноябре того же года, после неоднократного отказа с ее стороны получить направление на медицинское освидетельствование, представлена к увольнению с военной службы по подп. «г» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе».

28 ноября 2014 г. Кажарова по ее просьбе была направлена в военно-врачебную комиссию, согласно заключению которой от 25 декабря 2014 г. она признана ограниченно годной к военной службе по состоянию здоровья.

Приказом руководителя СОКР ФСБ России от 6 декабря 2014 г. N 1181-ЛС она досрочно уволена с военной службы в связи с лишением допуска к государственной тайне, а приказом командира войсковой части <…> от 13 февраля 2015 г. N 10 — со 2 апреля 2015 г. исключена из списков личного состава.

30 сентября 2015 г. Кажарова обратилась с заявлением в том числе и на имя руководителя СОКР ФСБ России об изменении основания ее увольнения с военной службы, но получила отказ.

При этом суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что для настоящего дела преюдициальное значение имеют судебные постановления — решение Московского гарнизонного военного суда от 28 сентября 2015 г. и апелляционное определение Московского окружного военного суда от 4 февраля 2016 г., принятые по ранее рассмотренному административному делу N 2597/2015, которыми установлено, что 18 сентября, 5, 12 и 14 ноября 2014 г. Кажарова по неуважительным причинам отказалась от прохождения медицинского освидетельствования, которые не препятствовали ей своевременно получить направление на ВВК и до издания приказа об увольнении с военной службы пройти медицинское освидетельствование, в связи с чем право на выбор основания увольнения с военной службы до издания названного приказа у нее не возникло. Кроме того, по делу достоверно установлено, что с рапортом об изменении основания увольнения в период военной службы она не обращалась, настаивая на восстановлении на военной службе.

Указанные обстоятельства имеют существенное значение для настоящего дела.

В соответствии с п. 1 ст. 2 Федерального закона от 27 мая 2003 г. N 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации» военная служба является видом федеральной государственной службы. Принципы ее построения и функционирования закреплены в Федеральном законе «О воинской обязанности и военной службе», согласно п. 1 ст. 50 которого увольнение с военной службы военнослужащих в воинских званиях до полковников, капитанов 1 ранга включительно осуществляется в порядке, установленном Положением о порядке прохождения военной службы, утвержденном Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237 (далее — Положение о порядке прохождения военной службы).

Порядок увольнения военнослужащих с военной службы и исключения их из списков личного состава воинской части установлен в ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службе, в котором Президентом Российской Федерации, кроме того, воспроизведены указанные в ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» основания, при которых военнослужащий подлежит увольнению, может быть уволен и имеет право на увольнение с военной службы.

Согласно подп. «г» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть досрочно уволен с военной службы в связи с отказом в допуске к государственной тайне или лишением указанного допуска.

Аналогичные положения закреплены в подп. «г» п. 4 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, с учетом следующих условий, при невозможности назначения такого военнослужащего на другую воинскую должность и отсутствии других оснований для увольнения.

При этом в п. 11 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы установлено, что при наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию, за исключением случаев прямо предусмотренных этой нормой.

Согласно положению п. 12 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы необходимым условием для увольнения военнослужащего с военной службы по иному основанию является наличие рапорта военнослужащего и, если это необходимо, других документов.

Анализ приведенных положений в их взаимосвязи позволяет прийти к выводу о том, что право военнослужащего на изменение основания увольнения с военной службы при наличии к этому необходимых условий может быть им реализовано только на основании его волеизъявления и до утраты им статуса военнослужащего.

При таких обстоятельствах обращение Кажаровой после увольнения с военной службы к командованию с рапортом об изменении основания увольнения, при соблюдении порядка увольнения и отсутствии нарушений со стороны командования при реализации ее права на прохождение военно-врачебной комиссии, не могло повлечь каких-либо правовых последствий, связанных с изменением приказа о ее увольнении с военной службы.

Что касается ссылки судов апелляционной и кассационной инстанций на п. 74 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 г., то они являются несостоятельными, поскольку положения этой нормы не регулируют правоотношения с участием граждан, уволенных с военной службы, чья категория годности к военной службе была определена военно-врачебной комиссией еще в период прохождения военной службы, и заключение которой они не оспаривают.

На основании изложенного Судебная коллегия находит правильным решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении административного заявления Кажаровой.

Судебная коллегия, установив, что допущенные судами апелляционной и кассационной инстанций нарушения норм материального права являются существенными, повлекшими принятие незаконных судебных постановлений, которые повлияли на исход рассмотрения административного искового заявления, полагает необходимым апелляционное определение Московского окружного военного суда от 16 июня 2016 г. и постановление президиума Московского окружного военного суда от 19 октября 2016 г. отменить, оставив в силе решение Московского гарнизонного военного суда от 4 апреля 2016 г.

Руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 194ст. ст. 327 — 328п. 4 ч. 1 ст. 329ст. 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия по делам военнослужащих

определила:

апелляционное определение Московского окружного военного суда от 16 июня 2016 г. и постановление президиума Московского окружного военного суда от 19 октября 2016 г. отменить, оставить в силе решение Московского гарнизонного военного суда от 4 апреля 2016 г. по административному исковому заявлению Кажаровой М.А.

Председательствующий

И.В.КРУПНОВ

Судьи

О.А.ДЕРБИЛОВ

С.Г.СОКЕРИН

В Грозненский гарнизонный военный Суд

364024, Чеченская Республика, г. Грозный,

ул. Грибоедова, д.110, Главпочтамт-24

Тел.: (8712) 22-62-46

Административный истец:

Вин Геннадий Леонидович

Родился 03 февраля 1983 г.:

в г. Калининград.

Адрес места жительства:

Магаданская обл. п. Ола

ул. Октябрьская 2 кв. 55

те0

эл. почта: @mail.ru

Административный ответчик:

командир войсковой части Маков Табир Сакитович

366110, респ. Чеченская,

район Шелковской, станица Червленная

войсковая часть 6

тел. 8 (874) 3-76

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

об оспаривании неправомерных действий командира воинской части 66, в связи с направлением представления, на увольнение военнослужащего с военной службы в запас по окончанию срока контракта о прохождении военной службы, до получения результатов проведения военно-врачебной комиссии о категории годности к военной службе

Я, старшина Вин Геннадий Леонидович, прохожу военную службу по контракту в войсковой части 66.

Командиром в/ч 66 в соответствии с приказом Министра обороны Российской Федерации № 3733 от 17.12.2012 года, в период с ___________ года по __________года были направлены документы в Федеральную службу войск национальной гвардии Российской Федерации (Росгвардия) по увольнению меня, старшины Вана Геннадия Леонидовича, с военной службы в запас по истечении срока контракта о прохождении военной службы (подпункт «б» пункта 1 статьи 51 Федерального закона № 53-ФЗ от 28.03.1998 года «О воинской обязанности и военной службе»). Однако, 19.03.2019 года я был представлен на ГВВК в ФКУЗ 2 Военном клиническом госпитале Войск национальной гвардии РФ г. Пятигорск, где мне установлен основной диагноз сахарный диабет второго типа, средней степени тяжести, субкомпенсированный. Экзогенно-конституционное ожирение третей степени. Жировой гепатоз, липоматоз поджелудочной железы и сопутствующие заболевания компрессионно-ишемическая невропатия левого локтевого нерва с умеренным нарушение функций. Искривление перегородки носа без стойкого затруднения носового дыхания. Ангиопатия сетчатки обоих глаз. По итогу мне определили категорию годности к военной службе «В» — ограничено годен. Свидетельство о болезни направлено на утверждение в вышестоящую ВВК.

Несмотря на то, что на стационарное освидетельствование в целях определения категории годности к военной службе в связи с заболевание меня направлял именно командир в/ч 66 Маков Табир Сакитович, им принято решение об увольнение меня по статье 51 подпункта «б» пункта 1 Федерального закона № 53-ФЗ от 28.03.1998 года «О воинской обязанности и военной службе»: «по истечении срока военной службы по призыву или срока контракта», не дожидаясь получения Свидетельства ВВК, что является неправомерным. По моему мнению, определение командиром в/ч 66 статьи увольнения до того, как поступит результат военно-врачебной комиссии грубо нарушает мои права.

В установленном порядке, мной был подан рапорт командиру в/ч 66 о избранном основании увольнения с воинской службы и не увольнение по окончанию контракта, на что мне было отказано в принятие данного рапортат.к. основание увольнения командиром части уже было определено. Данный рапорт в дальнейшем был направлен в в/ч 6 по средством Почты России. Копию прилагаю.

На основании статьи 218 КАС Российской Федерации ПРОШУ:

1. Признать действия командира войсковой части 66 Макова Табира Сакитовича по представлению меня к увольнению с военной службы в запас по статье 51 подпункта «б» пункта 1 Федерального закона № 53-ФЗ от 28.03.1998 года «О воинской обязанности и военной службе» — незаконными.

2. Обязать командира войсковой части 66 Макова Табира Сакитовича отозвать представление, направленное им в адрес Командующего ….. Армии ………, об увольнении меня с военной службы в запас по истечении срока контракта о прохождении военной службы.

3. Обязать командира войсковой части 66 Мкова Табира Сакитовича направить представление на увольнение меня с военной службы в запас, после определения военно-врачебной комиссией моей категории годности к военной службе.

4. Обязать командира войсковой части 66 Мкова Табира Сакитовича компенсировать мне затраты на уплату государственной пошлины в размере 300 рублей.

Приложения:

1. Копия выписного эпикриза ФКУЗ 2 Военного клинического госпиталя Войск национальной гвардии РФ г. Пятигорск из истории болезни № 86/17 от 20.03.2019 г.

2. Выписка из приказа командира в/ч …….. (по строевой части) № 226 от 24.11.2017 г.

3. Копия рапорта командиру в/ч 66 от 21.03.2019 (вх. № 188 от 27.09.2017 г.).

4. Копия контракта о прохождении военной службы.

5. Квитанция об уплате государственной пошлины от 26.02.2018 г.

Прошу Вас запросить у командования войсковой части 66 Маликова Табира Сакитовича экземпляр представления, на увольнение меня с военной службы в запас по истечении срока контракта о прохождении военной службы.

Дата:___________________ Подпись:____________________________

Указ Президента РФ от 16.09.1999 N 1237 «Вопросы прохождения военной службы» (вместе с «Положением о порядке прохождения военной службы») Статья 34. Порядок увольнения военнослужащих с военной службы и исключения их из списков личного состава воинской части п. 11. При наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию (за исключением случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным подпунктами «д», «д.1», «д.2», «е», «е.1» и «з» пункта 1 и подпунктами «в», «д», «е.1» и «е.2» пункта 2 статьи 51 Федерального закона).

Согласно Положения «О порядке прохождения военной службы» (Указ Президента РФ № 1237 2000г.) военнослужащий при наличии нескольких оснований для увольнения имеет право выбрать. Командование, направив вас на ВВК и не дождавшись его результатов, лишило вас права выбора и нарушило закон.

 «прошу уволить меня в запас по состоянию здоровья, в соответствии с п.3 ст. 51 ФЗ «О воинской обяазнности и военной службе», в связи с признанием ВВК ограничено годным

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 N 8 (ред. от 28.06.2016) «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих»
Увольнение с военной службы

39. При увольнении военнослужащих с военной службы в связи с достижением предельного возраста, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями за ними сохраняются социальные гарантии и компенсации, предусмотренные Федеральным законом «О статусе военнослужащих» и иными нормативными правовыми актами.
При наличии у военнослужащего одновременно нескольких оснований для увольнения с военной службы, предусмотренных «статьей 51» Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (за исключением случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным «подпунктами «д»», «»д1″», «»д2″», «»е»», «»е1″» и «»з» пункта 1″ и «подпунктами «в»», «»д»», «»е1″» и «»е2″ пункта 2 статьи 51» Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»), он имеет право выбора одного из них по своему усмотрению.

В соответствии с подпунктом «б» пункта 3 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, имеет право на досрочное увольнение с военной службы по состоянию здоровья в связи с признанием ограниченно годным к военной службе.
В соответствии пунктом 11 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы при наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию (за исключением случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным подпунктами «д» и «е» пункта 1 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»).
Вышеприведенная норма устанавливает военнослужащему преимущественное право выбора основания увольнения с военной службы при условии, что у него имеется в наличии нескольких оснований для такого увольнения. Исключение составляют случаи, когда военнослужащий подлежит увольнению с военной службы в связи с лишением воинского звания или в связи с вступлением в законную силу приговора суда о назначении военнослужащему наказания в виде лишения свободы.
Такое толкование этой нормы приведено в пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 года N 9 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих».
Согласно этому разъяснению Пленума Верховного Суда РФ, при увольнении военнослужащих с военной службы в связи с достижением предельного возраста, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями за ними сохраняется ряд льгот и преимуществ, предусмотренных Федеральным законом «О статусе военнослужащих».
В связи с этим при наличии у военнослужащего одновременно нескольких оснований для увольнения с военной службы, предусмотренных статьей 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службы», за исключением увольнения в связи с лишением воинского звания и вступлением в законную силу приговора суда о назначении наказания в виде лишения свободы, т.е. на основании подпунктов «д» и «е» пункта 1 статьи 51 данного Закона, я имел право выбора одного из них по своему усмотрению. При проведении перед увольнением беседы я не согласился с основанием досрочного увольнения, что подтверждается листом беседы.
До издания приказа об увольнении с военной службы я обращался к командованию воинской части с рапортом о досрочном увольнении с военной службы по состоянию здоровья.

Согласно п. 11 ст. 34 Положения о порядке прохождении военной службы при наличии у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы, он увольняется по избранному им основанию, что во взаимосвязи с п. 12 ст. 34 Положения позволяет прийти к выводу, что для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы по собственному желанию или по состоянию здоровья — в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе, помимо иных необходимых условий увольнения, требуется личное волеизъявление самого военнослужащего.

Рапорт 
Об увольнении с военной службы в связи с признанием военной врачебной комиссией: «Д» — не годным к военной службе военнослужащему, проходящему военную службу по контракту.   (Подпункт«б»пункта5 статьи 34 Положения предоставляет военнослужащим право на увольнение с военной службы по состоянию здоровья – в связи с признанием с признанием военно-врачебной комиссией «В» ограниченно годным к военной службе .)

прошу уволить меня в запас по состоянию здоровья, в соответствии с п.3 ст. 51 ФЗ «О воинской обяазнности и военной службе», в связи с признанием ВВК ограничено годным
Согласно п . 11 ст . 34 Положения о порядке прохождении военной службы , утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237  при наличии у военнослужащего , проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию. Исключение составляют случаи, когда увольнение военнослужащего производится по основаниям, предусмотренным пп. «д», «е», и «з» п . 1 и пп. «в», «д», «е.1 и 2» п . 2 ст .  ФЗ «О воинской обязанности и военной службе ».

Анализ содержания приведенной нормы закона показывает, что в ней установлены дополнительные гарантии для отдельных категорийвоеннослужащих , согласно которым, в частности, они имеют право (за исключением вышеназванных случаев) выбора одного из оснований увольнения с военной службы .

Аналогичная правовая позиция изложена в п . 39 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих » от 29 мая 2014 года № 8.

В соответствии с п . 2 ст .Федерального закона «О статусе военнослужащих » граждане приобретают статус военнослужащих с началом военной службы и утрачивают его с окончанием военной службы . Окончанием военной службы является исключение из списков личного состава воинской части.

Таким образом, граждане, проходящие военную службу по контракту, гарантией, установленной пунктом 11 ст . 34 Положения о порядкепрохождения военной службы , могут воспользоваться до исключения их из списков личного состава воинской части. 
В связи с тем, что я признан военно-врачебной комиссией не годным к военной службе на основании п.п. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», прошу Вашего ходатайства перед вышестоящим командованием, о досрочном увольнении меня прапорщика Шестакова Максима Викторовича с военной службы по состоянию здоровья. 

В соответствии со ст. 13 «Положения о порядке прохождения военной службы», для решения вопросов дальнейшего прохождения военной службы прошу зачислить в распоряжение командира войсковой части 91. 

Связи с этим прошу с соблюдением порядка указанного в приказе Министра Обороны Российской Федерации от 30.10.2015 года № 660 «О мерах по реализации правовых актов по вопросам организации прохождения военной службы по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации»., раздела 10 увольнение военнослужащих с военной службы, провести со мной все положенные мероприятия, связанные с увольнением с военной службы. 

Так же в соответствии с пунктом 16 статьи 34 «Положения о порядке прохождения военной службы «Указ Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года №1237. «Вопросы прохождения военной службы», где указано Военнослужащий, уволенный с военной службы, на день исключения из списков личного состава воинской части должен быть полностью обеспечен установленным денежным довольствием, продовольственным и вещевым обеспечением. До проведения с военнослужащим всех необходимых расчетов он из списков личного состава воинской части без его согласия не исключается. 

С исключением из списков личного состава до обеспечения меня и членов моей семьи жилым помещением для постоянного проживания по установленным нормам в собственность не согласен. Служебным жилым помещением по месту службы по нормам не обеспечен. 

Уволить с военной службы прошу после обеспечения меня и всех членов моей семьи жилым помещением по установленным нормам в собственность в избранном месте постоянного жительства в городе, Санкт-Петербург на состав семьи 4 человека: 

— Я, Шестаков Максим Викторович, 16.06.1983 г.р. 

— Жена,  Любовь Александровна,13.01.1989 г.р. — Сын,  Богдан Максимович, 20.12.2013 г.р 

-Дочь,  Есения Максимовна, 04.09.2017г.р. 

До обеспечения жилым помещением для постоянного проживания по установленным нормам с увольнением (с изданием приказа об увольнении) категорически не согласен. 

Выслуга лет на дату написания рапорта составляет полных 15 календарных лет, 5 месяцев, 01 день. 

С 27.02.2018 года состою в войсковой части 91 в списках очередников на получение постоянного жилого помещения. Жилых помещений для проживания на территории РФ я и члены моей семьи не имеем. 

Прошу направить на профессиональную переподготовку по гражданской специальности в соответствии с п. 4 ст. 19 Федерального закона «О статусе военнослужащих». 

До исключения из списков воинской части прошу обеспечить меня всеми видами довольствия и вещевого имущества в полном объеме, в соответствии с пунктом 16 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы. На основании ППРФ от 22 июня 2006 г. N 390 «О вещевом обеспечении в федеральных органах исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, в мирное время», прошу обеспечить меня вещевым обеспечением. 

Также прошу предоставить мне основной неиспользованный отпуск за 2017 год, за 2018 год пропорционально прослуженному времени. Прошу предоставить отпуска последовательно, без перерыва между ними, в соответствии с пунктом 16 статьи 29 «Положение о порядке прохождения военной службы», где указано предоставление отпуска военнослужащему осуществляется с таким расчетом, что бы последний был использован до дня истечения срока его военной службы при этом основной и дополнительные 

отпуска должны быть предоставлены военнослужащему последовательно без разрыва между отпусками, а исключение его из списков личного состава воинской части производится по окончании последнего из отпусков. Отпуск буду проводить по адресу: г.Самара ул.Крутые ключи, дом1, кв2. 


также Прошу Вашего ходатайства перед вышестоящим командованием о предоставлении мне дополнительных суток отдыха, за 2017год в количестве ….. суток с 1 ноября 2017 года, за выполнение обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного времени за 2017год , за 2018 год На основании УВС РФ Статья №220; Указа Президента РФ от 16.09.99 г.№1237 вопросы прохождения военной службы (вместе с “Положением о порядке прохождения военной службы “) Приложение №2 к Положению о порядке прохождения военной службы п.1, п.3; 

Также Согласно статье 115 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации «Обращение (предложение, заявление или жалоба) считается разрешенным, если рассмотрены все поставленные в нем вопросы, по нему приняты необходимые меры и даны исчерпывающие ответы в соответствии с законодательством Российской Федерации. Отказ в удовлетворении запросов, изложенных в обращении (предложении, заявлении или жалобе), доводится до сведения подавшего его военнослужащего со ссылкой на законы Российской Федерации, другие нормативные правовые акты Российской Федерации и (или) общевоинские уставы, с указанием мотивов отказа и разъяснением порядка обжалования принятого решения»; статье 116 Дисциплинарного устава Вооруженных сил Российской Федерации «Все обращения (предложения, заявления или жалобы) подлежат обязательному рассмотрению в срок до 30 суток со дня регистрации»; Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» Статье 12. «Сроки рассмотрения письменного обращения Письменное обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации письменного обращения»; а так же пункта 5 Приказа Министра обороны Российской Федерации от 18 августа 2014 г. № 555 «О мерах по реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации Федерального закона от 02 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»» «Все обращения подлежат обязательному рассмотрению в течение 30 дней со дня регистрации».

К рапорту прилагаю: 

1. Копию Свидетельства о болезни №124-т от 21 декабря 2017 года, утвержденного ВОЕННО-ВРАЧЕБНОЙ КОМИССИЕЙ ФИЛИАЛА №1 Федерального Государственного Казенного Учреждения «ГЛАВНЫЙ ЦЕНТР ВОЕННО-ВРАЧЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ» Министерства Обороны Российской Федерации. 

16.05.18г. Начальник склада РАВ в/ч 91. 

прапорщик 

Шестаков М.В.

сборка решений судов 

Дело № 2а-164/17 

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

12 июля 2017 года г. Хабаровск

Хабаровский гарнизонный военный суд в составе: председательствующего — судьи Брыкина А.Ю., при секретаре Романовой Ю.И., с участием представителя административного истца Бабенко Р.В. и представителя административного ответчика Борзилова И.А., рассмотрев в открытом судебном заседании, в помещении военного суда административное дело по заявлению бывшеговоеннослужащего войсковой части № <данные изъяты> Подольского Дмитрия Александровича об оспаривании приказов командира указанной воинской части об увольнении и исключении из списков личного состава части, а также действий этого должностного лица, связанных с отказом изменить формулировку основания увольнения с военной службы , 
 

У С Т А Н О В И Л:

Подольский Д.А. оспорил в суд действия командира войсковой части №, который рассмотрев поданный им рапорт об изменении основания увольнения, в его удовлетворении отказал. Незаконность этих действий истец усматривает в том, что нормативные правовые акты, регламентирующие порядок прохождения военной службы , гарантируют военнослужащим при наличии нескольких оснований для прекращения служебных отношений право выбора одного из них. Ему же, уволенному с военной службы по истечении срока контракта, но признанному до исключения из списков личного состава части ограниченно годным к военной службе и не годным к ее прохождениюв ВДВ, воспользоваться таким правом ответчик по непонятным причинам не дал. 

Представитель Бабенко Р.В. в ходе слушания дела поддержал требования искового заявления и просил суд признать незаконными и отменить приказы ответчика об увольнении и исключении Подольского из списков части, а также возложить на него обязанность по рассмотрению вопроса об изменении основания увольнения истца с военной службы . По мнению представителя, приказы об увольнении и исключении из списков части, об отмене которых просит истец, являются незаконными только потому, что возникло новое основание для прекращения служебных отношений с Подольским, а это в свою очередь влечет за собой восстановление последнего на службе до принятия решения об изменении формулировки увольнения. Никаких претензий по поводу обеспечения положенными видами довольствия у истца к командованию войсковой части № не имеется. 

Представитель командира войсковой части № Борзилов И.А. с заявленными требованиями не согласился и просил оставить их без удовлетворения. Он отметил, что на момент увольнения Подольского, которое производилось в ДД.ММ.ГГГГ года, данныйвоеннослужащий был годен к военной службе и других предусмотренных законом причин для его увольнения, кроме истечения срока контракта, в то время не имелось. Поскольку ограниченно годным к прохождению военной службы Подольский признан более чем через полгода со дня его увольнения по истечении срока контракта, вопрос об изменении основания увольнения, который разрешается лишь в преддверии издания соответствующего приказа, в настоящее время рассматриваться не может. Решение об увольнении Подольского своенной службы по истечении срока контракта принималось на основании волеизъявления военнослужащего уполномоченным должностным лицом в строгом соответствии с нормами действующего законодательства, равно как и решение об исключении из списков части, а потому доводы искового заявления о незаконности этих приказов являются, на взгляд представителя ответчика, несостоятельными.

Исследовав представленные участвующими в деле лицами доказательства, выслушав их доводы и заключение военного прокурора о законности оспариваемых приказов и о наличии оснований для изменения формулировки основания увольнения истца с военной службы , суд приходит к следующим выводам.

Правовое регулирование отношений, по поводу которых возник спор, непосредственно осуществляется нормами Положения о порядкепрохождении военной службы , утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237, подлежащими применению в соответствии с их буквальным содержанием, не допускающим расширительного толкования.

Согласно п . 11 ст . 34 Положения при наличии у военнослужащего , проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию. Исключение составляют случаи, когда увольнение военнослужащего производится по основаниям, предусмотренным пп. «д», «е», и «з» п . 1 и пп. «в», «д», «е.1 и 2» п . 2 ст .  военной службе » > Раздел VII. Увольнение с военной службы > Статья 51. Основания увольнения с военной службы «>51 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе ».

Анализ содержания приведенной нормы закона показывает, что в ней установлены дополнительные гарантии для отдельных категорийвоеннослужащих , согласно которым, в частности, они имеют право (за исключением вышеназванных случаев) выбора одного из оснований увольнения с военной службы .

Аналогичная правовая позиция изложена в п . 39 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих » от 29 мая 2014 года № 8.

В соответствии с п . 2 ст .  военнослужащих » > Глава I. Общие положения > Статья 2. Граждане, имеющие статус военнослужащих «>2 Федерального закона «О статусе военнослужащих » граждане приобретают статус военнослужащих с началом военной службы и утрачивают его с окончанием военной службы . Окончанием военной службы является исключение из списков личного состава воинской части.

Таким образом, граждане, проходящие военную службу по контракту, гарантией, установленной пунктом 11 ст . 34 Положения о порядкепрохождения военной службы , могут воспользоваться до исключения их из списков личного состава воинской части, так как до этого момента они сохраняют статус военнослужащего и являются субъектами военно-служебных правоотношений.

В силу пп. «а» п . 4 ст . 34 Положения военнослужащий может быть досрочно уволен с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями при признании его военно-врачебной комиссией не годным к военной службе по имеющейся военно-учетной специальности, при отсутствии его согласия с назначением на другую должность.

Подпункт «б» пункта 5 статьи 34 Положения предоставляет военнослужащим право на увольнение с военной службы по состоянию здоровья – в связи с признанием с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе .

Как усматривается из материалов дела Подольский, уволенный с военной службы приказом командира войсковой части № от ДД.ММ.ГГГГ года № по истечении срока контракта, приказом от ДД.ММ.ГГГГ № (с изменениями от ДД.ММ.ГГГГ года) исключен из списков личного состава с ДД.ММ.ГГГГ. Двумя днями ранее Подольский был освидетельствован военно-врачебной комиссией 301 военного клинического госпиталя, по заключению которой признан ограниченно годным к военной службе , но не годным к ее прохождению в ВДВ. За день до окончания военной службы , то есть ДД.ММ.ГГГГ года, истец обратился к командиру войсковой части № с рапортом об увольнении в связи с организационно-штатными мероприятиями по случаю признания его не годным к службе в ВДВ, либо по состоянию здоровья — в связи с признанием ограниченно годным к службе в ВС РФ. Командир войсковой части № в изменении формулировки основания увольнения с военной службы Подольскому отказал.

Учитывая вышеизложенное, поскольку обстоятельства, с наличием которых закон связывает возникновение права на выбор основания увольнения, появились в период прохождения Подольским военной службы , его просьба об изменение формулировки увольнения является, по мнению суда, обоснованной, а отказ командира в ее удовлетворении — неправомерным.

С целью восстановления нарушенных прав Подольского суд, принимая во внимание сведения о занимаемой им должности (ШДК – «капитан»), а также требования п . 8 ст . 34 Положения и п . п . 9,10 Приказа <данные изъяты> № №, полагает необходимым обязанность по рассмотрению вопроса об изменении основания увольнения истца с военной службы возложить на ответчика. 

Что касается требований истца о признании незаконными приказов командира войсковой части № об увольнении и исключении его из списков личного состава воинской части, то оснований для их удовлетворения суд не находит, так как в ходе рассмотрения дела обстоятельств, свидетельствующих о нарушении закона при их издании, не установлено.

Доводы истца и представителя о том, что возникновение нового основания для прекращения служебных отношений является причиной для отмены первоначального приказа об увольнении и приказа об исключении из списков части суд считает ошибочными, не согласующимися с требованиями действующего законодательства, и в частности, со ст . 34 Положения о порядке прохождения военной службы .

Кроме того, по смыслу закона способ защиты нарушенного права должен быть соразмерным нарушению, служить целям эффективной защиты и восстановления нарушенного права. Исходя из установленных обстоятельств дела, право Подольского на увольнение с военной службы по избранному основанию в полной мере будет восстановлено указанным выше способом — путем возложения судом на ответчика обязанности по рассмотрению вопроса об изменении формулировки увольнения.

Таким образом, административное исковое заявление Подольского подлежит частичному удовлетворению.

На основании изложенного, руководствуясь ст . ст .  Статья 175. Принятие решения суда»>175 Статья 180. Содержание решения суда»>180 Статья 227. Решение суда по административному делу об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями»>227 КАС РФ, военный суд
 

Р Е Ш И Л:


Заявление бывшего военнослужащего войсковой части № <данные изъяты> Подольского Дмитрия Александровича удовлетворить частично.

Признать незаконными действия командира войсковой части №, связанные с отказом изменить формулировку основания увольнения Подольского Д.А. с военной службы , и обязать названное должностное лицо установленным порядком рассмотреть вопрос об изменении основания увольнения: с увольнения по истечении срока контракта на увольнение в связи с организационно-штатными мероприятиями либо по состоянию здоровья — в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе , с учетом волеизъявления истца.

Требования Подольского Дмитрия Александровича о признании незаконными приказов командира войсковой части № от ДД.ММ.ГГГГ № № и от ДД.ММ.ГГГГ года № №, и о восстановлении на военной службе оставить без удовлетворения.

Решение суда подлежит исполнению в течение 10 рабочих дней со дня его вступления в законную силу. Об исполнении решения надлежит сообщить в суд и лицу, которое являлось административным истцом по данному административному делу, в течение одного месяца со дня вступления решения суда в законную силу.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Дальневосточный окружной военный суд через Хабаровский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме – 17 июля 2017 года.

Судья Хабаровского гарнизонного военного суда А.Ю. Брыкин

Видео: Дело Кородевы и Мудрихина добавляется новое увольнение до св ва ВВК

В Грибановский районный суд Воронежской области
397240, Воронежская область, пгт. Грибановский, ул. Центральная, д. 12
Административный истец: Мудрихин Павел Павлович
__________ г.р., г. __________
Проживающий по адресу: ____________.;
Телефон: +___________;
e-mail: _________
Административный ответчик: Командир войсковой части № 00004, ФИО

Административное исковое заявление
в связи с отказом в праве выбора статьи увольнения до исключения из списков личного состава ВЧ в связи с заключением ВВК


Я Мудрихин Павел Павлович проходил военную службу в ВЧ № 000004, звание _____, должность _____
1 июня 2017 г. состоялся приказ командира войсковой части 4 об увольнении меня из ВС РФ в запас в связи с окончанием контракта, беседу со мной, в соответствии с Приказом Министра обороны РФ от 30.10.2015 N 660 : а) за шесть месяцев до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта: ……….. направляет военнослужащего (по его желанию) на медицинское освидетельствование в соответствующую военно-врачебную комиссию (далее — ВВК); в) за три месяца до достижения военнослужащим предельного возраста пребывания на военной службе или окончания соответствующего контракта: …… проводит беседу с военнослужащим о предстоящем увольнении с военной службы с привлечением при необходимости представителей кадрового органа и юридической службы, провели только лишь по моему требованию спустя месяц после издания приказа о моем увольнении.
Однако 7 марта 2017 г. проведена операция по удалению родинки (иссечение кожи с опухолью).
13 марта 2017 г. по результатам биопсии материала сделано заключение: доброкачественное новообразование. Внутридермальный невус кожи живота.
3 апреля 2017 г. написал рапорт с просьбой отправить меня на ВВК в связи с болезнью приложив заключение онколога.
22 мая 2017 г. меня направили согласно приказа и направления командира войсковой части 14254 на ВВК для определения годности к военной службе в связи с увольнением в запас по окончанию контракта.
23 мая прибыл на ВВК.
27 мая убыл с ВВК в связи с тем, что кадровый орган войсковой части 14254 выписал мне не то направление на ВВК (в рапорте просил меня направить на ВВК в связи с болезнью, для определения годности к военной службе, годности к работе с РВ и источниками ионизирующих излучений (в дальнейшем ИИИ), службе в спецсооружениях.
4).12 июня согласно приказа и правильного направления командира войсковой части 14254 (для определения годности к военной службе, годности к работе с РВ, ИИИ службе в спецсооружениях, в ИП-4) повторно убыл на ВВК.
20 июня госпитальной ВВК филиала №4 ФГКУ «ГВК1 имени академика 1-1.Н. Бурденко» Минобороны России г. Сергиев-Посад (см. выписной эпикриз) признан годным к военной службе, годным к работе с РВ и ИИИ, службе в спецсооружениях, в ИП-4. Врач хирург онколог Сорокин Владимир Геннадьевич с целью окончательно удостовериться в причинно следственной связи моего заболевания отправил меня на ЦВВК. Я с результатами ВВК не согласился. Комиссия ВВК согласилась на проведение дополнительных обследований и проведение консультации у заслуженного врача РФ. главного онколога ВС РФ. заведующего 33 онкологическим отделением в ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко Федосина А.В.
21 июня прибыл в ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко г. Москва, заключение Федосина А.В., что данное заболевание препятствует дальнейшей моей службе с РВ и ИИИ и мешает ношению военной формы одежды.

21 июня прибыл обратно в филиал №4 ФГКУ «ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко» Минобороны России г. Сергиев-Посад доложил результаты консультации у главного онколога МО РФ лечащему врачу Сорокину В.Г., на что тот сказал, что «я все-таки добился своего». Вечером того же числа Сорокин В.Г. сообщает мне. что решением начальника госпиталя принято решении о направлении меня еще дополнительно на консультацию к главному дерматологу ВС РФ в тот же ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко г. Москва, на что я ответил своим несогласием с проведением данного обследования и указал, что они затягивают мое обследование, так как консультацию у дерматолога я прошел в их госпитале и претензий к его заключению не имею, на что мне было сказано, что это они принимают решение у кого и сколько мне нужно консультироваться.

22 июня утром по данному факту я написал рапорт на имя начальника госпиталя, в котором указан, что согласно требований п. 1 ПМО РФ №770 от 20.10.14г. со мной проведены в полном объеме все обязательные и дополнительные обязательные диагностические исследования, в связи с этим прошу провести экспертизу ВВК на основании имеющихся заключений. Меня вызвал к себе начальник госпиталя подполковник Березин А.В. и сказал, что рапорт мой он рассмотрит в установленные сроки, а если я не поеду на дополнительную консультацию и дам отказ в присутствии свидетелей (понятых), он расценит это как нарушение воинской дисциплины и выпишет меня из госпиталя за нарушение последней. С дополнительной консультацией согласился и в тот же день отправился своим ходом в Москву в ГВКГ имени академика Н.Н. Бурденко на консультацию к дерматологу. Дерматолог осмотрел меня и сказал что замечаний нет. Что он полностью согласен с заключением дерматолога в их филиале №4 военном госпитале г. Сергиев-Посад. Я сообщил ему переданные мной наставления в г. Сергиев Посад.
О том, что им нужно заключение о моей годности, на что главный дерматолог ответил, что онкология это не его профиль, и что мне уже все написал главный онколог днем ранее. Я сразу по телефону сообщил данные результаты хирургу онкологу г. Сергиев Посад Сорокину В.Г., после чего он, куда-то, звонил. Перезвонив мне через 10 минут сказал мне, что бы я возвращался обратно в госпиталь г. Сергиев Посад. Прибыл поздно из врачей уже никого не встретил.
23 нюня меня представили повторно на ВВК, по результатам которой, был признан на основании статьи 10 пункта «б» графы III Расписания болезней (приложение к Положению о военно-врачебной экспертизе, утвержденному Постановлением Правительства РФ 04.07.2013 года № 565) и дополнительных требований к состоянию здоровья: 1 годен к военной службе с незначительными ограничениями. Не годен к службе в спецсооружениях, работе с РВ и НИИ, в ИП-4
26 июня вышел на службу и доложил своему начальнику и в кадровый орган о результатах экспертизы ВВК, показав им имеющийся у меня на руках выписной эпикриз. Меня вызвали к командиру в/ч и сообщили у него в кабинете что оснований у них увольнять меня по ВВК нет так как свидетельства о болезни у них нет, а выписной эпикриз, который у меня находился для них юридической ответственности не представляет, поэтому они вынуждены уволить меня по окончанию контракта, и так как приказ о моем увольнении состоялся 1 нюня, у меня осталось на сдачу дел и должности 4 дня. На мою просьбу отправить запрос для подтверждения факта указанного заключения мне ответили отказом.
27 июня я написал рапорт командиру в/ч и 28 июня отправил его заказным письмом с уведомлением, в котором на основании заключения ВВК прощу его не лишать меня права выбора статьи увольнения.
29 июня командир в/ч получил данный рапорт, однако ответа так и не последовало.
С увольнением по подпункту «б» пункта 1 статьи 51 Федерального закона «О статусе военнослужащих» от 27.05.1998 N 76-ФЗ Я не согласен, так как согласно ч. 11 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий, проходящий военную службу по контракту и имеющий несколько оснований для увольнения с военной службы, вправе уволиться по избранному им основанию. Аналогичное разъяснение содержится и в абз. 2 пункта 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 года № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих ». И несмотря на то, что со 2 января 2017 года, для военнослужащего установлен конкретный срок, в течение которого он должен определиться со своим волеизъявлением на заключение нового контракта о прохождении военной службы и обращение по этому поводу с соответствующим рапортом к командованию, а именно – не менее чем за четыре месяца до истечения срока действующего контракта. Последствием несоблюдения этого требования является императивное указание о представлении такого военнослужащего к увольнению с военной службы, однако Командир ВЧ № 4 узнал об объективно существующем основании для моего увольнения по решению ВВК 3 апреля 2017 г. так как я написал рапорт с просьбой отправить меня на ввк в связи с болезнью приложив заключение онколога, что по моему мнению позволяло поменять мне статью увольнения, и не лишать меня права выбора, к тому же Командиру ВЧ № 4 хорошо известно о том, что исполнение мной должностных обязанностей связано с воздействием ионизирующего излучения .

Также из выписного эпикриза усматривается, что заболевание получено мной в период прохождения военной службы. В связи с тем, что Командир ВЧ № 4 , сказал что данный документ никакого основания для того чтобы дождаться пока Свидетельство ВВК по почте нет. На мою просьбу отправить запрос для подтверждения факта указанного заключения мне ответили отказом. Несмотря на то, что рапорт с просьбой направить на ВВК Я написал 3 апреля 2017, а убыл для прохождения ВВК только 12 июня 2017 , по причинам которые Я указывал выше. Считаю отказ мне в праве выбора статьи увольнения по избранному мной объективно существующему основанию неправомерным. В соответствии с п. 11 ст. 38 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 53 — ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части, а информацию о моем заболевании и прохождении ВВК Командир части получил за три месяца до издания приказа о моем увольнении.

на основании ст.218 КАС РФ
ПРОШУ :

1. Обязать командира войсковой части № представить его к досрочному увольнению с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями.
2 Обязать командира отменить приказ об увольнении по окончании контракта
3. Взыскать с ответчика государственную пошлину в размере 300 рублей.

Командиру войсковой части 00000 
Рапорт 

Настоящим докладываю, что я, старшин Иванов Иван Иванович начальник парашютного склада-старший укладчик парашютов войсковой части 0000, прошел медицинское освидетельствование для определения категории годности к военной службе и службе на должностях связанных с выполнением прыжков с парашютом в терапевтическом отделении ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ г. Ростова-на-Дону с 15.09.2017 года по 27.09.2017 года. 
По решению врачебно-летной комиссии был признан не годен к парашютным прыжкам (п.58 ст. 11 графы 4 приказа МО РФ № 455), не годен военной службе — категория «Д»( п.59 графа 3 приказа МО РФ № 455). Заболевание получено в период военной службы. Свидетельство о болезни № 7/327 утверждено филиалом № 2 ФГКУ «ГЦ ВВЭ» 29.11.2017 г.( копию прилагаю) 
В с вязи с ухудшением здоровья я неоднократно лежал в госпитале и лечебных учреждениях, в 2017 году был направлен в ВМА им. С.М. Кирова где было назначено лечение и начат курс ПВТ сроком на 6 месяцев. После прохождения курса ПВТ отметился рецидив по основному заболеванию. В соответствии с письменными рекомендациями лечащих врачей цель терапии не достигнута, лечение окончательно не завершено, в связи неэффективностью ранее проведения лечения мне запланировано проведение повторного курса ПВТ новыми препаратами в Клинике инфекционных болезней и тропических заболеваний в ВМА им. С.М. Кирова, рекомендовано динамическое наблюдение врачом (инфекционистом) по месту службы (приказ МО РФ №800 от 18.06 2011г.). В результате ухудшения самочувствия между проводимыми курсами ПВТ вынужден постоянно применять назначенные мне препараты. В соответствии с письменными рекомендациями лечащих врачей рекомендовано дальнейшее лечение. Необходимость продолжения госпитального лечения и соответствующие рекомендации прилагаю 


Прошу Вас не увольнять меня и не исключать из списков части до получения назначенного мне лечения в Клинике инфекционных болезней и тропических заболеваний в ВМА им. С.М. Кирова, и направить на прохождение полного медицинского обследования после получения назначенного мне лечения, так как срок проведенного ранее освидетельствования истек 29.11.2018г Согласно п. 8 «Положения о военно-врачебной экспертизе», утвержденного Постановлением Правительства РФ от 04.07.2013 № 565 (ред. от 19.05.2015) заключение военно-врачебной комиссии о категории годности к военной службе по специальности в соответствии с занимаемой должностью действительно в течение года с даты освидетельствования. 
Прошу Вас принять меры поскольку в случае их непринятия будут нарушено моё право на охрану здоровья и медицинскую помощь согласно ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Поскольку состояние моего здоровья ухудшается и лечение окончательно не завершено это не позволяет провести полное и объективное обследование. 

Также сообщаю : Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации охраняется труд и здоровье людей, обеспечивается государственная поддержка инвалидов, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты (статья 7, часть 2), гарантируется равенство прав и свобод человека и гражданина (статья 19, часть 2), достоинство личности охраняется государством (статья 21, часть 1), каждому гарантируются социальное обеспечение в случае болезни, инвалидности и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1), а также право на охрану здоровья и медицинскую помощь (статья 41, часть 1).

Военная служба, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 26 декабря 2002 года N 17-П, представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах; лица, несущие военную службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их правовой статус, а также содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним. Соответственно, военнослужащий принимает на себя бремя неукоснительно, в режиме жесткой военной дисциплины исполнять обязанности военной службы, которые предполагают необходимость осуществления поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, а государство гарантирует адекватн