Судебный процес, нет ответа на рапорт

Превью статьи:

В Новознаменский гарнизонный военный суд Административный истец: Попов Анатолий Юрьевич, проживающий по адресу: 347880, г. Буково ул. Донская, д.19 тел. +7 (988) 888-77-77 адрес электронной почты: bykov@yandex.ru Административный ответчик: Начальник кпп «Буково -автодорожный» Сидоров Моисей Петрович адрес места службы: 347880, Россельмашская обл., Красносулинский р-он, 23 км автодороги, МАПП Буково , тел. 8-81161-51555; адрес места проживания (пребывания): 347870, Россельмашская обл., г. Буково , ул. Костюшкина 4, кв. 23; тел. 8-929-817-99-99.тел. +7 (861) 615-99-81 ЗАЯВЛЕНИЕ о признании незаконным бездействие должностного лица – начальника кпп «Буково -автодорожный», выразившееся в отказе мне в письменном ответе на мой поданный в установленном порядке рапорт Я, майор Попов А. Ю., прохожу военную службу по контракту в воинской части 2198 в должности старшего оперуполномоченного контрольно-пропускного пункта «Буково -автодорожный» отдела (пограничной комендатуры) в г. Буково Пограничного Управления ФСБ России по Россельмашской области. 07.12.2018 года я в соответствии со ст. 106 главы 6 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. № 1495 (далее по тексту – ДУ ВС РФ) обратился к начальнику кпп «Буково -автодорожный» майору Сидоров М.П. рапортом (зарегистрирован в секретариате кпп «Буково -автодорожный» под № 1112 от 07.12.2018 г.; далее по тексту – рапорт), в котором, помимо прочего, просил: — предоставить дополнительное время (сутки) отдыха за весь 2017 год в количестве 1034 часа (130 дней) за исполнение обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени согласно журнала № 111дсп/3 учёта служебного времени и предоставления дополнительного времени отдыха сотрудникам кпп «Буково -автодорожный» за 2017 год (рег. № 111дсп/3 от…

Видео: Нет ответа на рапорт докатились до Верховного Суда.

В Новознаменский гарнизонный военный суд

Административный истец:

Попов Анатолий Юрьевич,

проживающий по адресу: 347880, г. Буково

ул. Донская, д.19 тел. +7 (988) 888-77-77

адрес электронной почты: bykov@yandex.ru

Административный ответчик:

Начальник кпп «Буково -автодорожный»

Сидоров Моисей Петрович

адрес места службы: 347880, Россельмашская обл., Красносулинский р-он, 23 км автодороги, МАПП Буково , тел. 8-81161-51555;

адрес места проживания (пребывания): 347870, Россельмашская обл., г. Буково , ул. Костюшкина 4, кв. 23; тел. 8-929-817-99-99.тел. +7 (861) 615-99-81

ЗАЯВЛЕНИЕ

о признании незаконным бездействие должностного лица – начальника кпп «Буково -автодорожный», выразившееся в отказе мне в письменном ответе на мой поданный в установленном порядке рапорт

Я, майор Попов А. Ю., прохожу военную службу по контракту в воинской части 2198 в должности старшего оперуполномоченного контрольно-пропускного пункта «Буково -автодорожный» отдела (пограничной комендатуры) в г. Буково Пограничного Управления ФСБ России по Россельмашской области.

07.12.2018 года я в соответствии со ст. 106 главы 6 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. № 1495 (далее по тексту – ДУ ВС РФ) обратился к начальнику кпп «Буково -автодорожный» майору Сидоров М.П. рапортом (зарегистрирован в секретариате кпп «Буково -автодорожный» под № 1112 от 07.12.2018 г.; далее по тексту – рапорт), в котором, помимо прочего, просил:

— предоставить дополнительное время (сутки) отдыха за весь 2017 год в количестве 1034 часа (130 дней) за исполнение обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени согласно журнала № 111дсп/3 учёта служебного времени и предоставления дополнительного времени отдыха сотрудникам кпп «Буково -автодорожный» за 2017 год (рег. № 111дсп/3 от 30.12.2016; далее по тексту – журнал служебной нагрузки).

24.12.2018 года я в соответствии со ст. 106 главы 6 ДУ ВС РФ повторно обратился к начальнику кпп «Буково -автодорожный» майору Сидоров М.П. рапортом (зарегистрирован в секретариате кпп «Буково -автодорожный» под № 1111 от 24.12.2018 г.), в котором указал аналогичное требования.

В рапорте от 24.12.2018 года в соответствии со ст. 106 главы 6 ДУ ВС РФ обратился к начальнику кпп «Буково -автодорожный» майору Сидоров М.П. рапортом (зарегистрирован в секретариате кпп «Буково -автодорожный» под № 1291 от 24.12.2018 г. в котором, просил:

— предоставить мне заверенные выписки (или копии листов из журналов № рег.№ № 111дсп/3 от 30.12.2016 г. учёта привлечения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени и отдельно учет привлечения указанных военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни (в часах) и предоставления дополнительного времени отдыха сотрудникам кпп «Буково -автодорожный»), в которых указаны (согласно приказа ФСБ РФ от 06 июня 2000 года № 301 «О служебном времени военнослужащих органов федеральной службы безопасности») суммарные остатки моего не использованного времени отдыха (в часах) за 2017 год соответственно.

На данный момент времени, то есть на 11.03.2019 г., письменные ответы на мои рапорта начальником кпп «Буково -автодорожный» майором Сидоров М.П. мне не даны.

Считаю бездействие начальника кпп «Буково -автодорожный» майора Сидоров М.П., выразившееся в отказе мне в письменных ответах на мои поданные в установленном порядке рапорта, незаконным и нарушающим мои права по следующим основаниям:

1. Пунктом 1 Приказа ФСБ России от 30.08.2013 № 463 «Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности» (далее по тексту – Инструкция) утверждена прилагаемая Инструкция об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности.

Согласно п. 1 Инструкции «настоящая Инструкция определяет единый порядок приема, регистрации, рассмотрения обращений (предложений, заявлений, жалоб) граждан Российской Федерации, организации личного приема граждан, контроля за соблюдением порядка рассмотрения обращений, анализа и обобщения содержащейся в них информации, проверки состояния работы с обращениями в подразделениях ФСБ России, территориальных органах безопасности, органах безопасности в войсках, пограничных органах, других органах безопасности, авиационных подразделениях, предприятиях и учреждениях ФСБ России».

Согласно п. 11 Инструкции «началом срока рассмотрения поступивших в органы безопасности обращений считается день их регистрации в секретариатах этих органов безопасности (уполномоченными сотрудниками секретариатов) …», т.е. дата регистрации рапорта (дата2).

Согласно п. 26 Инструкции «письменные обращения (в том числе предложения, заявления или жалобы военнослужащих, изложенные в форме рапорта) рассматриваются в течение 30 дней со дня регистрации».

Согласно абзацам 3 и 4 п. 31 Инструкции «ответ на письменное обращение, устное обращение, обращение в электронном виде готовится на бланке органа безопасности установленной формы (в горрайподразделениях территориальных органов безопасности, подразделениях пограничных органов письменный ответ оформляется в соответствии с требованиями делопроизводства в органах безопасности) и подписывается руководителем, начальником органа безопасности либо другим уполномоченным на то должностным лицом. Ответ должен соответствовать требованиям законодательных и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, содержать исчерпывающую информацию по всем доводам обращения, быть логичным и обоснованным, отвечать правилам подготовки документов в органах безопасности».

Согласно п. 4 Инструкции «обращения военнослужащих регистрируются в порядке, установленном настоящей Инструкцией, и рассматриваются в соответствии с главой 6 ДУ ВС РФ.

Согласно положения статьи 43 Устава внутренней службы Вооружённых Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. № 1495, приказ командира (начальника), в том числе и приказ ФСБ России № 463 от 30.08.2013, должен быть выполнен беспрекословно, точно и в срок.

2. Согласно п. 106 главы 6 ДУ ВС РФ «письменные обращения, направляемые военнослужащим должностным лицам воинской части, излагаются в форме рапорта».

Согласно п. 107 главы 6 ДУ ВС РФ «должностные лица воинской части должны внимательно относиться к поступившим обращениям (предложениям, заявлениям или жалобам). Они несут личную ответственность за своевременное их рассмотрение и принятие мер».

Согласно п. 109 главы 6 ДУ ВС РФ «военнослужащий, подавший обращение (предложение, заявление или жалобу), имеет право: … получать письменный ответ по существу поставленных в обращении (предложении, заявлении или жалобе) вопросов или уведомление о переадресации письменного обращения (предложения, заявления или жалобы) в иные органы или должностному лицу, в компетенцию которых входит решение указанных вопросов».

Согласно п. 115 главы 6 ДУ ВС РФ «обращение (предложение, заявление или жалоба) считается разрешенным, если рассмотрены все

поставленные в нём вопросы, по нему приняты необходимые меры и даны исчерпывающие ответы в соответствии с законодательством Российской Федерации. Отказ в удовлетворении запросов, изложенных в обращении (предложении, заявлении или жалобе), доводится до сведения подавшего его военнослужащего со ссылкой на законы Российской Федерации, другие нормативные правовые акты Российской Федерации и (или) общевоинские уставы, с указанием мотивов отказа и разъяснением порядка обжалования принятого решения».

Согласно п. 116 главы 6 ДУ ВС РФ «все обращения (предложения, заявления или жалобы) подлежат обязательному рассмотрению в срок до 30 суток со дня регистрации …».

3. Согласно п. 1, п. 2 ст. 1 Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (далее по тексту – Закон): «1. Настоящим Федеральным законом регулируются правоотношения, связанные с реализацией гражданином Российской Федерации (далее также — гражданин) закрепленного за ним Конституцией Российской Федерации права на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления, а также устанавливается порядок рассмотрения обращений граждан государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами. 2. Установленный настоящим Федеральным законом порядок рассмотрения обращений граждан распространяется на все обращения граждан, за исключением обращений, которые подлежат рассмотрению в порядке, установленном федеральными конституционными законами и иными федеральными законами».

Согласно п. 3 ст. 5 Закона «при рассмотрении обращения государственным органом, органом местного самоуправления или должностным лицом гражданин имеет право: … 3) получать письменный ответ по существу поставленных в обращении вопросов …».

Согласно п. 1 ст. 9 Закона «обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, подлежит обязательному рассмотрению».

Согласно п. 1 ст. 10 Закона «государственный орган, орган местного самоуправления или должностное лицо: 1) обеспечивает объективное, всестороннее и своевременное рассмотрение обращения, в случае необходимости — с участием гражданина, направившего обращение; … 4) дает письменный ответ по существу поставленных в обращении вопросов, за исключением случаев, указанных в статье 11 настоящего Закона».

Согласно п. 1 ст. 12 Закона «письменное обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации письменного обращения …».

Бездействие начальника кпп «Буково -автодорожный» также нарушает мои права, свободы и законные интересы, в том числе право на отдых, гарантированного п. 5 ст. 37 главы 2 «Права и свободы человека и гражданина» Конституции РФ, который гласит: «Каждый имеет право на отдых. Работающему по трудовому договору гарантируются установленные федеральным законом продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск», так как создаёт препятствия к реализации моего права на отдых. Также данное бездействие может нарушить моё право на обжалование действий (бездействий) ответчика в определенный законом трёхмесячный срок подачи в суд административного искового заявления в соответствии со ст. 219 Кодекса административного судопроизводства РФ в связи с тем, что не представляется возможным определить нарушено ли моё право на отдых или не нарушено и дата этого нарушения (если нарушение имеется), от которого должен отсчитываться указанный трёхмесячный срок.

На основании изложенного, в соответствии со ст. 218 КАС РФ, прошу суд:

1. Признать бездействие административного ответчика – начальника кпп «Буково -автодорожный» майора Сидоров М.П., выразившееся в отказе дать мне письменные ответы на мои рапорта, незаконным.

2. Обязать административного ответчика – начальника кпп «Буково -автодорожный» майора Сидоров М.П., дать мне письменный ответ по существу каждого моего рапорта в соответствии с п. 115 главы 6 ДУ ВС РФ, в котором в обязательном порядке указать дату начала предоставления мне дополнительного времени (суток) отдыха за 2017 в текущем году.

3. Взыскать с административного ответчика – начальника кпп «Буково -автодорожный» майора Сидоров М.П. в мою пользу судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере 300 рублей.

Приложение:

1. Квитанция об уплате госпошлины, на 1-м листе.

2. Копия искового заявления, на 5-и листах.

3. Копия рапорта (рег. № 1291 от 24.12.2018 г.), на 1-м листе;

4. Копия рапорта (рег. № 1111 от 24.12.2018 г.), на 4-х листах;

5. Копия рапорта (рег. № 1112 от 07.12.2018 г.), на 1-м листе;

Анатолий Юрьевич Попов

11.03.2019 года

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

18 апреля 2019 г. г. Новознаменск

Новознаменский гарнизонный военный суд в составе председательствующего Сусорова О.Н., при секретаре судебного заседания Чернобаевой О.И., с участием административного истца Попова А.Ю., представителя административных ответчиков – войсковой части № и (звание) Сидорова М.П. – (звание) Скворцова Н.В., рассмотрел в помещении военного суда административное дело № 2а-0001/2019 по заявлению военнослужащего войсковой части № (звание) Попова А.Ю. об оспаривании бездействия начальника контрольно-пропускного пункта «Буково – автодорожный» (звание) Сидорова М.П., связанного с порядком разрешения его обращений от 7 и 24 декабря 2018 г.,

установил:

Попова А.Ю., полагая свои права нарушенными, обратился в суд с заявлением, в котором просил суд признать незаконным бездействие начальника контрольно-пропускного пункта «Буково – автодорожный» (звание) Сидорова М.П., выразившееся в отказе дать письменные ответы на его рапорта (обращения) от 7 и 24 декабря 2018 г. и обязать указанное должностное лицо такие ответы ему дать, а также возместить судебные расходы, связанные с уплатой государственной пошлины в размере 300 руб.

В обоснование своих требований Попова А.Ю. указал, что в нарушение требований федерального закона «О порядке рассмотрения обращения граждан Российской Федерации», Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности, утвержденной приказом ФСБ России от 30 августа 2013 г. № 463 и Дисциплинарного устава Вооруженных Сил РФ, до настоящего времени письменные ответы на его рапорта (обращения) от 7 и 24 декабря 2018 г. ему не выданы.

В судебном заседании административный истец поддержал свои требования, приведя в их обоснование доводы, изложенные в заявлении. При этом пояснил, что полученные им, при подготовке дела к судебному разбирательству, копии первых экземпляров его рапортов от 7 и 24 декабря 2018 г., имеющие надписи решений (звание) Сидорова М.П. до суда ему не вручались (не доводились) и письменным ответами не являются, поскольку изготовлены не на бланках органа безопасности установленной формы. Неполучение им письменных ответов на его обращения нарушают его права на обращение в суд.

Представитель административных ответчиков – Скворцов Н.В. требования Попова А.Ю. не признал и просил в их удовлетворении отказать. При этом представитель пояснил, что 5 и 9 января 2019 г. Сенчуком М.П. в присутствии офицеров, до Попова А.Ю. доведены его решения, изложенные в письменной форме в рапортах последнего, о чем позже были составлены соответствующие акты.

Также представитель пояснил, что копии первых экземпляров рапортов Попова А.Ю. от 7 и два от 24 декабря 2018 г. с решениями Сидорова М.П., изложенными в письменной форме, а также вышеназванные Акты представлены суду и вручены административному истцу.

Заинтересованное лицо — начальник отдела (погк) в г. Буково войсковой части № — (звание) Новожукин В.С. о месте и времени судебного заседания извещен, в суд не явился, ходатайств о его проведении с его участием не представил. Суд, руководствуясь требованиями ч. 6 ст. 226 КАС РФ, принял решение о проведении судебного разбирательства в его отсутствие.

Заслушав лиц, участвующих в деле, исследовав представленные доказательства, суд приходит к следующим выводам.

Изучением первых экземпляров рапортов Попова А.Ю. от 7 декабря 2018 г. (рег. № 1142) и от 24 декабря 2018 г. (рег. № 1291 и 1292) установлено, что на них изложены решения (звание) Сидорова М.П. на обращения административного истца.

Свидетели П.П.В. и Д.И.А.., каждый в отдельности, показали, что 5 и 9 января 2019 г. (звание) Сенчук М.П. в их присутствии зачитал (звание) Попова А.Ю. решения по его рапортам от 7 и 24 декабря 2018 г., о чем позже были составлены акты доведения. Поскольку машинописные тексты, содержащиеся в актах, соответствовали доведенным Попова А.Ю. решениям Сидорова М.П., они эти акты подписали.

Пунктом 1 ст. 2 Федерального закона от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (далее — Закон) установлено, что граждане имеют право обращаться лично, в государственные органы, органы местного самоуправления и их должностным лицам, в государственные и муниципальные учреждения и иные организации, на которые возложено осуществление публично значимых функций, и их должностным лицам.

В соответствии со ст. 12 вышеназванного Закона, письменное обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации письменного обращения.

Аналогичные требования к сроку рассмотрения обращения содержатся в ст. 116 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил РФ, утвержденного Указом Президента РФ от 10 ноября 2007 г. № 1495, а также п. 26 Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности (далее – Инструкция), утвержденной приказом ФСБ России от 30 августа 2013 г. № 463.

При этом согласно п. 31 вышеназванной Инструкции, ответ на письменное обращение готовится исполнителем на бланке органа безопасности установленной формы и подписывается.

Таким образом, судом установлено, что 5 января 2019 г. на рапорт от 7 декабря 2018 г. (рег. № 1142), а 9 января 2019 г. на рапорта от 24 декабря 2018 г. (рег. № 1291 и1292) Попова А.Ю. даны письменные ответы в форме изложения решений на данных рапортах административного истца, которые доведены в присутствии офицеров.

Вместе с тем, в ходе рассмотрения дела Попова А.Ю. получил копии рапортов с изложенными на них решениями, содержащими ответы на его обращения, поэтому восстановление его прав на получение ответов не требуется.

Что же касается не изготовления ответов на бланках органа безопасности установленной формы, то данное обстоятельство прав Попова А.Ю. не нарушает, поскольку является формальным.

Вопреки доводам административного истца о том, что не вручение ему письменных ответов препятствовало его обращению в суд с заявлением об оспаривании действий должностных лиц, в силу положений ст. 62 КАС РФ, суд признает несостоятельным.

При таких обстоятельствах административный иск Попова А.Ю. суд полагает необоснованным и неподлежащим удовлетворению в полном объеме.

Так как административное исковое заявление удовлетворению не подлежит, в соответствии с ч. 1 ст. 103 и ч. 1 ст. 111 КАС РФ, судебные расходы по делу, состоящие из уплаченной Попова А.Ю. государственной пошлины, следует отнести на счет административного истца.

Руководствуясь ст. 175 — 180 и 227 КАС РФ, военный суд

решил:

В удовлетворении административного искового заявления Попова А.Ю. об оспаривании бездействия начальника контрольно-пропускного пункта «Буково – автодорожный» (звание) Сидорова М.П., связанного с порядком разрешения его обращений от 7 и 24 декабря 2018 г., отказать.

Судебные расходы по делу, состоящие из уплаченной Попова А.Ю. государственной пошлины, отнести на счет административного истца.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Северо-Кавказский окружной военный суд через Новознаменский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Председательствующий О.Н. Сусоров

Северо-Кавказский окружной военный суд

(через Новознаменский гарнизонный военный суд)

344038, г. Ростов-на-Дону, пр-т. Михаила

Нагибина, д. 28/1

Административный истец:

ФИО-1, 01.02.1987 г. р.

проживающий по адресу: 888888, г. Нск

ул. Нская, д.88;

тел. +7 (888) 888-88-88

адрес электронной почты: хххххх@yandex.ru

Административный ответчик:

Начальник кпп «Нск-автодорожный»

ФИО-2

адрес места службы: 8888888, Нская область, Красносулинский район, 23 км автодороги Нск – ХХХ, МАПП Нск;

тел. 8-11111-111111111;

адрес места проживания (пребывания): 88888888, Нской область, г. Нск, ул. Энская 4, кв. 23;

тел. 8-222-222-22-22;

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

На решение Новочеркасского гарнизонного военного суда от 18 апреля 2019 года, по исковому заявлению ФИО-1 об оспаривании бездействий начальника кпп «Нск-автодорожный» отдела (пограничной комендатуры) в г. Нск Пограничного управления ФСБ России по Нской области майора ФИО-2, связанных с порядком разрешения рассмотрения рапортов (обращений) от 7 и 24 декабря.

Я, полагая свои права нарушенными, обратился в суд с заявлением, в котором, помимо прочего, просил суд: 1) признать незаконным бездействие начальника контрольно-пропускного пункта «Нск-автодорожный» майора ФИО-2., выразившееся в отказе дать мне письменный ответ на мои рапорта (обращения) от 7 и 24 декабря 2018 г.; 2) обязать указанное должностное лицо такой ответ мне дать.

Решением Новочеркасского гарнизонного военного суда в удовлетворении заявления отказано. Данное решение считаю необоснованным и незаконным по следующим основаниям:

1. Суд в своём решении указал: «Таким образом, судом установлено, что 5 января 2019 г. на рапорт от 7 декабря 2018 г. (рег.№1142), а 9 января 2019 г. на рапорта от 24 декабря 2018 г. (рег.№1291 и 1292) ФИО-1 даны письменные ответы в форме изложения решения на рапорте административного истца, которые доведны в присутствии офицеров».

С данным выводом суда я не согласен, т.к. суд фактически признал, что ответ ФИО-2., написанный на моём рапорте, мне был зачитан (доведён) с моего рапорта в присутствии офицеров, т.е. мне был дан устный, а не письменный, ответ. При этом сами рапорта с написанными ответами 5 и 9 января 2019 г. мне даны не были.

Согласно пп. 4 п. 1 ст. 10 и п. 1 ст. 12 Федерального закона от 02.05.2006г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (далее по тексту – Закон № 59-ФЗ) должностное лицо даёт письменный ответ по существу поставленных в обращении вопросов, а обращение рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации. Аналогичные требования содержит глава 6 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. № 1495 (далее по тексту – ДУ ВС РФ) и Приказ ФСБ России от 30.08.2013 № 463 «Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности» (далее по тексту – Приказ ФСБ № 463). При этом судом установлено, в своём решении указано и не оспаривалось, что согласно п. 31 Приказа ФСБ № 463 ответ на письменное обращение готовится исполнителем на отдельном бланке органа безопасности установленной формы и подписывается соответствующим должностным лицом.

Слово «даёт» в данном контексте означает «отдаёт» или «передаёт» или «выдаёт» письменный ответ. Т.е. гражданину, письменно обратившемуся к должностному лицу, должностным лицом выдаётся письменный ответ только нарочно и отдельным документом (за исключением, конечно же, ответов в электронном виде), но никак не устно зачитав написанный на самом обращении ответ. У обратившегося гражданина в итоге ответ имеется на руках, и только в этом случае гражданин сможет обжаловать полученный ответ, например, в суде, т.к. суду гражданин сможет в качестве доказательства предъявить оспариваемый ответ. Иначе, если следовать логике суда, любой написанный ответ в любом месте, и доведённый устно в присутствии свидетелей, например, под акт доведения, подобно сделанному ответчиком, можно было бы признать за письменный ответ, законно данный должностным лицом обратившемуся гражданину, что само по себе является абсурдом. Таким образом судом неправильно истолкован закон, что согласно пп. 3 п. 3 ст. 310 КАС является неправильным применением норм материального права.

2. Далее по тексту в своём решении суд указал: «Вместе с тем, в ходе рассмотрения дела ФИО-1 получил копии рапортов с изложенными на них решениями, содержащими ответы на его обращения, поэтому восстановление его прав на получение ответов не требуется». Т.е. суд фактически признал, что копии рапортов с ответами мне была передана только в ходе рассмотрения дела, т.е. 18 апреля 2019 г., что значительно превышает установленный законом срок в 30 суток, но нарушения закона в данном превышении сроков суд необоснованно не учёл. Вдобавок, данные копии моих рапортов не зарегистрированы в делопроизводстве и не заверены установленным порядком, т.е. по своей сути не являются документом. В административном исковом заявлении я не просил восстановить свои права в соответствии со ст.2 ГПК РФ «Задачи гражданского судопроизводства», а обращался по правилам административного судопроизводства в соответствии со ст.1 КАС РФ, просил признать бездействие ответчика имевшее место на момент

подачи искового заявления, незаконным и просил суд обязать ответчика осуществить действие — дать письменный ответ в установленной законом форме. Таким образом, суд не применил закон, подлежащий применению, что согласно пп. 1 п. 3 ст. 310 КАС является неправильным применением норм материального права;

3. Также суд указал: «Что же касается не изготовления ответа на бланке органа безопасности установленной формы, то данное обстоятельство прав ФИО-1 не нарушает, поскольку является формальным». Считаю, что нарушение Приказа ФСБ № 463 должностными лицами органов ФСБ является недопустимым действием, о чём я указывал на суде. Назвав требования Приказа ФСБ № 463 формальными, суд недопустимо умалил сам Приказ ФСБ № 463, тем самым дав понять всем военнослужащим о безнаказанности в случае неисполнения и/или нарушения данного приказа, и, как следствие, о безнаказанности нарушения воинской дисциплины, которая, согласно ДУ ВС РФ «есть строгое и точное соблюдение всеми военнослужащими порядка и правил, установленных федеральными конституционными законами, федеральными законами, общевоинскими уставами Вооруженных Сил Российской Федерации (далее — общевоинские уставы), иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и приказами (приказаниями) командиров (начальников)». Не выполнение любого из пунктов Приказа ФСБ № 463 является конкретным нарушением указанного приказа должностными лицами, а требования приказа не могут носить формальный характер, т.к. иное бы противоречило положению статьи 43 Устава внутренней службы Вооружённых Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. № 1495: приказ командира (начальника), в том числе и приказ ФСБ России № 463, должен быть выполнен беспрекословно, точно и в срок. А согласно ст. 26 ФЗ «О статусе военнослужащих» от 27.05.1998 № 76-ФЗ военнослужащий обязан «строго соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы Российской Федерации, требования общевоинских уставов, беспрекословно выполнять приказы командиров». Тем самым судом допущено неправильное применение норм материального права, выразившееся в неприменении закона, подлежащего применению, а также неправильное истолкование закона (п.3 ст.310 КАС РФ);

4. Также суд указал: «Вопреки доводам административного истца о том, что не вручение ему письменных ответов препятствовало его обращению в суд с заявлением об оспаривании действий должностных лиц, в силу положений ст. 62 КАС РФ, суд признает несостоятельным». С данным выводом суда я не согласен, так как бездействие ответчика, выразившееся в отказе дать мне письменный ответ в установленной Приказом ФСБ № 463 форме, не позволяет в виду отсутствия самого ответа сделать однозначный вывод о том, нарушается ли моё право на отдых или не нарушается или может ли оно быть нарушено в будущем. Т.е. какое действие ответчика, по мнению суда, я мог бы оспаривать путём обращения в суд с исковым заявлением, если никакого действия ответчик не совершил?! Ведь это и есть основная суть моего искового заявления — признать бездействие ответчика незаконным и обязать ответчика дать письменный ответ по существу моего обращения, на основании которого (т.е. ответа) я смог бы сделать обоснованный вывод о необходимости или отсутствии необходимости в дальнейшем обращении в

суд с заявлением об оспаривании возможных незаконных действий (бездействий) ответчика в соответствии с полученным ответом (о чём я указывал в своём исковом заявлении). Таким образом, в соответствии с пп. 2 п.2 ст. 62 КАС данным обстоятельством я обосновал и подтвердил в суде сведения о том, что бездействием ответчика могут быть нарушены мои права либо возникла реальная угроза их нарушения.

Таким образом, судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения административного дела, неправильно применены нормы материального права, неправильно истолкован закон и нормативные правовые акты (п.2, п.3 ст.310 КАС РФ).;

5. Также суд указал: «При таких обстоятельствах административный иск ФИО-1 суд полагает необоснованным и неподлежащим удовлетворению в полном объеме». С чем я не согласен, в связи с тем что суд считает что решение на моем рапорте, данный на самом рапорте в углу первой страницы в виде краткого сообщения, а также составлением актов в присутствии свидетелей на котором мне зачитывается якобы ответ на мой рапорт, является законными действиями в соответствии с должностными инструкциями и не нарушает Федеральный закон от 02.05.2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», гл. 6 ДУ ВС РФ, приказ ФСБ России от 30.08.2013 г. № 463 «Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности». Таким образом судом неправильно определено обстоятельства, имеющих значение для административного дела, неправильно применены нормы материального права, неправильно истолкован закон и нормативно-правовые акты (п.2, 3 ст.310 КАС РФ).

Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, в сфере социального регулирования должен соблюдаться принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающий правовую определенность, сохранение стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм и предсказуемость законодательной и правоприменительной политики, с тем, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав действенности их государственной защиты, т.е. в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 21 г. Москва «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней»

В целях обеспечения единообразного применения судами общей юрисдикции Конвенции и ратифицированных Российской Федерацией Протоколов к ней Пленум

Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 9 и 14 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 года № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. Конвенция и Протоколы к ней являются международными договорами Российской Федерации, и при их применении судам общей юрисдикции (далее — суды) необходимо учитывать разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 года № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», а также в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 года № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации».

2. Как следует из положений статьи 46 Конвенции, статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 года № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» (далее — Федеральный закон о ратификации), правовые позиции Европейского Суда по правам человека (далее — Европейский Суд, Суд), которые содержатся в окончательных постановлениях Суда, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для судов.

С целью эффективной защиты прав и свобод человека судами учитываются правовые позиции Европейского Суда, изложенные в ставших окончательными постановлениях, которые приняты в отношении других государств — участников Конвенции. При этом правовая позиция учитывается судом, если обстоятельства рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшим предметом анализа и выводов Европейского Суда.

Как следует из положений Конвенции и Протоколов к ней в толковании Европейского Суда, под ограничением прав и свобод человека (вмешательством в права и свободы человека) понимаются любые решения, действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, а также иных лиц, вследствие принятия или осуществления (неосуществления) которых в отношении лица, заявляющего о предполагаемом нарушении его прав и свобод, созданы препятствия для реализации его прав и свобод.

При этом в силу части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, положений Конвенции и Протоколов к ней любое ограничение прав и свобод человека должно быть основано на федеральном законе; преследовать социально значимую, законную цель (например, обеспечение общественной безопасности,

защиту морали, нравственности, прав и законных интересов других лиц); являться необходимым в демократическом обществе (пропорциональным преследуемой социально значимой, законной цели).

Несоблюдение одного из этих критериев ограничения представляет собой нарушение прав и свобод человека, которые подлежат судебной защите в установленном законом порядке.

Как разъяснено в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ», применение судами Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции.

Из положений ст. 46 Конвенции, статьи 1 ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» следует, что правовые позиции Европейского Суда по правам человека, которые содержаться в его окончательных постановлениях, являются обязательными для судов.

Постановление ЕСПЧ от 13.01.2009 по делу «Гиорги Николаишвили (Giorgi №ikolaishvili) против Грузии» (жалоба № 37048/04) // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2009. № 5: «Любое заблуждение лица относительно последствий его участия в том или ином правоотношении, как показано в деле Гиорги Николашвили, может служить поводом для признания прямого или косвенного нарушения принципа правовой определенности. Таким образом, принцип правовой определенности рассматривается Европейским судом именно как предсказуемость права и защита от судебного произвола. Несмотря на то, что в основном его действие связывается с недопустимостью пересмотра в порядке надзора вступивших в законную силу решений, в целом правовую определенность по его решениям можно представить, как, во-первых, ясность правовых норм, во-вторых, ясность порядка применения правовых норм и, в-третьих, уверенность в окончательности результата правоприменительной деятельности. Причем принцип правовой определенности имеет не абсолютное значение, а должен быть согласован в правоприменительной практике с другими принципами права».

В принцип правовой определенности ЕСПЧ закладывает несколько базовых компонентов:

Ясность, точность, стабильность правового регулирования.

Недопустимость действий (решений) государственных органов, которые могут ввести в заблуждение относительно правовых последствий.

Предсказуемость права, недопустимость произвола и применения непрозрачных методов, подрывающих доверие к праву, госорганам, судам.

Также Неопределенность права — невозможность однозначно определить волю государства в регулировании конкретных отношений вследствие пробелов, коллизий, недостатков юридической техники и высокой степени абстрактности правовых предписаний в совокупности всех форм права. Правовая неопределенность — отсутствие возможности однозначно определить в существующих формах права объем и условия реализации субъективных прав, обязанностей, запретов и, вследствие этого, а также противоречивой и изменчивой правоприменительной практики, неуверенность в результате применения права. Правовая неопределенность — показатель негативной неопределенности в праве. Определенность права — возможность однозначно определить волю государства в регулировании конкретных отношений. ст. 8 Конвенции, согласно которой каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища, не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц

4. Недопустимость действий, которые могут ввести лицо в заблуждение относительно последствий его участия в правоотношении.

Любое заблуждение лица относительно последствий его участия в том или ином правоотношении, как показано в деле Гиорги Николашвили, может служить поводом для признания прямого или косвенного нарушения принципа правовой определенности.

Таким образом, принцип правовой определенности рассматривается Европейским судом именно как предсказуемость права и защита от судебного произвола. Несмотря на то, что в основном его действие связывается с недопустимостью пересмотра в порядке надзора вступивших в законную силу решений, в целом правовую определенность по его решениям можно представить, как, во-первых, ясность правовых норм, во-вторых, ясность порядка применения правовых норм и, в-третьих, уверенность в окончательности результата правоприменительной деятельности. Причем принцип правовой определенности имеет не абсолютное значение, а должен быть согласован в правоприменительной практике с другими принципами права.

На основании изложенного и ст. 218, 295-299, 310 КАС РФ,

ПРОШУ:

1. Решение № 2а-92/2019 Новочеркасского гарнизонного военного суда от 18 апреля 2019 года отменить полностью и принять по делу новое решение;

2. Признать бездействие административного ответчика – начальника кпп «Нск-автодорожный» отдела (пограничной комендатуры) в г. Нск майора ФИО-2, выразившееся в отказе дать мне письменные ответы на мои рапорта, незаконным.

3. Обязать административного ответчика – начальника кпп «Нск-атодорожный» отдела (пограничной комендатуры) в г. Нск майора ФИО-2, дать мне письменный ответ по существу моих рапортов в соответствии с Федеральным законом от 02.05.2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», гл. 6 ДУ ВС РФ, приказом ФСБ России от 30.08.2013 г. № 463 «Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности».

4. Взыскать с административного ответчика – начальника кпп «Нск-автодорожный» отдела (пограничной комендатуры) в г. Нск майора ФИО-2 в мою пользу судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере 450 рублей.

Приложение:

1. Копия апелляционной жалобы, на 8-и листах;

2. Документ об уплате государственной пошлины, на 1-м листе;

17 мая 2019 г. _____________/ ФИО-1/

Председательствующий Сусоров О.Н.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 33а-001/2019

10 июля 2019 г. г. Ростов-на-Дону

Судебная коллегия по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда в составе:

председательствующего Потапченко И.Н.,

судей Гришина С.В. и Патланя В.А.,

при секретаре судебного заседания Иванец М.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по апелляционной жалобе административного истца на решение Новочеркасского гарнизонного военного суда от 18 апреля 2019 г., которым отказано в удовлетворении требований военнослужащего войсковой части № майора Попова Анатолия Юрьевича об оспаривании бездействия начальника контрольно-пропускного пункта «Буково?автодорожный» отдела (пограничной комендатуры) в г. Буково Пограничного управления ФСБ России по Россельмашской области (далее – КПП пограничного управления), связанного с порядком разрешения обращений административного истца.

Заслушав доклад судьи Гришина С.В., изложившего обстоятельства дела, содержание решения суда, доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, объяснения административного истца в обоснование поданной жалобы, представителя административных ответчиков – майора юстиции Барашкин В.Н., возражавшего против доводов жалобы, судебная коллегия

установила:

Попова А.Ю. обратился в гарнизонный военный суд с административным исковым заявлением, в котором просил признать незаконным бездействие начальника контрольно-пропускного пункта «Буково-автодорожный» майора М.П.., выразившееся в оставлении без ответов трех его рапортов, датированных 7 и 24 декабря 2018 г., и обязать указанное должностное лицо дать ему письменные ответы по существу каждого рапорта в соответствии с установленным порядком рассмотрения обращений.

Решением гарнизонного военного суда в удовлетворении требований административного истца отказано.

В апелляционной жалобе административный истец, ссылаясь положения гл.6 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил РФ и требования приказа ФСБ России от 30 августа 2013 г. № 463, просит решение суда отменить и принять новое об удовлетворении заявленных требований. Он указывает, что порядок рассмотрения письменного обращения предполагает направление военнослужащему письменного ответа, который он получил только в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции, что значительно превышает срок рассмотрения его обращения и создает препятствие для обращения в суд с заявлением об оспаривании действий должностного лица,

связанных с отказом в реализации его права на отдых. Также он отмечает, что ответ должностного лица не был изготовлен на бланке органа безопасности, что является нарушением установленного порядка рассмотрения его обращения. Таким образом, он полагает что, при рассмотрении дела судом первой инстанции нарушен принцип правовой определенности, неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, и нарушены нормы материального права.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель начальников пограничного управления и КПП пограничного управления просит решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу административного истца – без удовлетворения.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы, приведенные в апелляционной жалобе и возражениях на нее, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

Порядок рассмотрения обращений граждан в государственные органы и к должностным лицам регулируется Федеральным законом от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «Опорядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».

В соответствии с ч. 1 ст. 4 этого закона под обращением понимается направленные в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в письменной форме или в форме электронного документа предложение, заявление или жалоба, а также устное обращение гражданина в государственный орган, орган местного самоуправления.

В силу положений ст. 21 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ по служебным вопросам военнослужащий должен обращаться к своему непосредственному начальнику, а при необходимости с разрешения непосредственного начальника — к старшему начальнику.

Согласно статьям 106 и 107 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации письменные обращения, направляемые военнослужащим должностным лицам воинской части, излагаются в форме рапорта. Должностные лица воинской части должны внимательно относиться к поступившим обращениям. Они несут личную ответственность за своевременное их рассмотрение и принятие мер. Должностные лица воинской части обязаны рассмотреть полученное обращение и, в случае если оно будет признано обоснованным, немедленно принять меры для выполнения предложения или удовлетворения просьбы подавшего обращение, выявления и устранения вызвавших его причин, а также использовать содержащуюся в обращении информацию для изучения положения дел в воинской части (подразделении).

Таким образом, по смыслу приведенного законодательства, порядок обращения военнослужащего с рапортом по служебным вопросам к непосредственному начальнику не регулируется положениями Федерального закона «Опорядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», поскольку указанный рапорт является служебным документом.

В связи с этим, правила рассмотрения письменных обращений военнослужащих, касающиеся необходимости направления им официального письменного ответа, к порядку рассмотрения служебных документов не применимы.

Из материалов дела следует, что 7 и 24 декабря 2018 г. Попова А.Ю. обратился начальнику КПП пограничного управления с тремя рапортами, в которых просил предоставить дополнительные сутки отдыха за исполнение обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени за 2017 год и выдать выписку из журнала служебной нагрузки за 2017 год.

Рапорт истца от 7декабря 2018 г. рассмотрен начальником КПП пограничного управления 5 января 2019 г., а рапорты от 24 декабря 2018 г. — 9 января 2019 г. Из копии данных рапортов видно, что административный ответчик дал истцу развернутые письменные ответы по существу поставленных вопросов непосредственно на служебных документах.

Согласно актам от 7 и 24 декабря 2018 г. принятые должностным лицом решения доведены истцу в присутствии старших офицеров. Копии этих рапортов с изложенными в них решениями представлены суду первой инстанции и там же получены административным истцом.

Таким образом, гарнизонный военный суд пришел к правильному выводу о том, что сроки рассмотрения рапортов истца соблюдены, а его право на судебную защиту не нарушено.

При этом судебная коллегия учитывает, что исходя из заявленных требований, Попова А.Ю. не оспаривает ответ должностного лица по существу поставленных в рапортах вопросов, указывая, что нарушение своих прав связывает лишь с ненадлежащим оформлением и ненаправлением ему письменного ответа. Оформление же должностным лицом ответа в иной форме не препятствует истцу обратиться в суд с административным исковым заявлением.

Таким образом, при рассмотрении административного искового заявления, в пределах предмета спора, судом было установлено, что административным ответчиком не допущено действий, направленных на нарушение прав и законных интересов административного истца, не созданы препятствия к осуществлению им его прав, свобод и реализации законных интересов.

С учетом изложенного, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. 309, 311 КАС Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Новочеркасского гарнизонного военного суда от 18 апреля 2019 г. по административному исковому заявлению Попова Анатолия Юрьевича оставить без изменения, а апелляционную жалобу административного истца – без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

В Северо-Кавказский окружной военный суд

344038, г. Ростов-на-Дону, просп. Михаила Нагибина, д. 28/1.

Административный истец:

Попов Анатолий Юрьевич,

проживающий по адресу: 347880, г. Буково

ул. Донская, д.19 тел. +7 (988) 999-77-77

адрес электронной почты:

pravo@yandex.ru

Административный ответчик:

Начальник кпп «Буково-автодорожный»

Сидоров Моисей Петрович

адрес места службы: 347880, Россельмашская обл., Красносулинский р-он, 23 км автодороги, МАПП Буково, тел. 8-86668-51555;

адрес места проживания (пребывания): 347870, Россельмашская обл., г. Буково, ул. Костюшкина 4, кв. 23; тел. 8-999-777-94-99.тел. +7 (861) 999-09-09

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

Решением Новознаменского гарнизонного военного суда от 18 апреля 2019 года по делу 2а-0001/2019 по административному исковому заявлению Попов А.Ю. об оспаривании бездействия начальника кпп «Буково-автодорожный» отдела (пограничной комендатуры) в г. Буково Пограничного управления ФСБ России по Россельмашской области майора Сидорова М.П., связанного с порядком разрешения обращения (рапорта) от 7 и 24 декабря 2018 года, было отказано.

Апелляционным определением Северо-Кавказского окружного суда от 10 июля 2019 года по делу № 33а-001/2019 было отказано в удовлетворении заявленных требований об оспаривании Попов А.Ю. действий начальника кпп «Буково-автодорожный» отдела (пограничной комендатуры) в г. Буково Пограничного управления ФСБ России по Россельмашской области, связанного с порядком ответа на обращение.

Решения вышеуказанных судов считаю необоснованным и незаконным, нарушающим нормы материального и процессуального права по следующим основаниям:

1. Апелляционным судом неверно применён Федеральный Закон от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (далее по тексту – Закон № 59-ФЗ).

Апелляционный суд в своём решении указал: «Порядок рассмотрения обращений граждан в государственные органы и к должностным лицам регулируется Федеральным законом от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».

В соответствии с ч. 1 ст. 4 этого закона под обращением понимается направленные в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в письменной форме или в форме электронного документа предложение, заявление или жалоба, а также устное обращение гражданина в государственный орган, орган местного самоуправления.

В силу положений ст. 21 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ по служебным вопросам военнослужащий должен обращаться к своему непосредственному начальнику, а при необходимости с разрешения непосредственного начальника — к старшему начальнику.

Согласно статьям 106 и 107 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации письменные обращения, направляемые военнослужащим должностным лицам воинской части, излагаются в форме рапорта. Должностные лица воинской части должны внимательно относиться к поступившим обращениям. Они несут личную ответственность за своевременное их рассмотрение и принятие мер. Должностные лица воинской части обязаны рассмотреть полученное обращение и, в случае если оно будет признано обоснованным, немедленно принять меры для выполнения предложения или удовлетворения просьбы подавшего обращение, выявления и устранения вызвавших

его причин, а также использовать содержащуюся в обращении информацию для изучения положения дел в воинской части (подразделении).

Таким образом, по смыслу приведенного законодательства, порядок обращения военнослужащего с рапортом по служебным вопросам к непосредственному начальнику не регулируется положениями Федерального закона «Опорядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», поскольку указанный рапорт является служебным документом.

В связи с этим, правила рассмотрения письменных обращений военнослужащих, касающиеся необходимости направления им официального письменного ответа, к порядку рассмотрения служебных документов не применимы.».

Считаю, что данный вывод суда апелляционной инстанции является необоснованным и противоречащим нормам Закона! На каком основании суд имеет право делать данное умозаключении, полностью противоречащее смыслу, способу и порядку моего обращения рапортом к командованию, сам суд никак не объясняет. А ведь согласно п. 1 ст. 176 КАС РФ «решение суда должно быть законным и обоснованным»! Законодателем ни в одном нормативном правовом акте РФ не допускается право выбора рассматривающими обращения должностными лицами, да и вообще кем-либо, в том числе и судом, трактовки (т.е. классифицирования) и выводов о порядке письменного обращения гражданина к должностным лицам, уполномоченным рассматривать его обращение! В каком виде гражданину обращаться к должностным лицам с проблемными вопросами и обращаться ли вообще – это личное конституционное право каждого гражданина! И если гражданин, как и я, обратился к должностному лицу в порядке Закона № 59-ФЗ, о чём я указывал в своих рапортах, а также (как военнослужащий ФСБ) в порядке главы 6 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. № 1495 (далее по тексту – ДУ ВС РФ) и Приказа ФСБ России от 30.08.2013 № 463 «Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности» (далее по

тексту – Приказ ФСБ № 463), о чём я также указывал в своих рапортах, то значит обращение должно быть рассмотрено с позиций данных нормативных правовых актов и никак иначе. Ни должностные лица, ни судебные органы не имеют права трактовать по-другому данные мои обращения на, т.к. в таком случае нарушается моё конституционное право на правильное рассмотрение моего обращения и получение ответа (как результата обращения) в установленном законом порядке!

Суд апелляционной инстанции необоснованно и безосновательно проводит одинаковую смысловую параллель между обычным рапортом (например, в качестве отчёта о выполненных плановых мероприятиях согласно указаний командования или, например, на запланированный ранее согласно утверждённого графика отпуск военнослужащих) и рапортом (согласно смыслу главы 6 ДУ ВС РФ), направленным на решение неожиданно возникшей проблемы у военнослужащего, влияющей на реализацию его прав и требующей разрешения командованием. Фраза суда : «Таким образом, по смыслу приведенного законодательства, порядок обращения военнослужащего с рапортом по служебным вопросам к непосредственному начальнику не регулируется положениями Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», поскольку указанный рапорт является служебным документом.», является неправильным истолкованием закона, так как суд делает необоснованный вывод, что мои, обращения изложенные в форме рапортов как того требует глава 6 ДУ ВС РФ, относятся к служебным документам и тем самым не подлежат рассмотрению в порядке, определяемом Законом № 59 ФЗ. По сути, любое обращение военнослужащих к командованию так или иначе касается его служебной деятельности, поэтому данный аргумент суда является нелогичным и несостоятельным. Таким образом данный вывод суда не снимает обязанности с должностных лиц Пограничного управления рассматривать обращения военнослужащих в порядке Закона № 59-ФЗ, главы 6 ДУ ВС РФ и Приказа ФСБ № 463 при условии, что сотрудник Пограничного управления обращается к должностным лицам именно с позиций данных нормативных правовых актов, о чём я прямо указывал в своих рапортах.

Вместе с тем, судом в своём решении указано: «Согласно статьям 106 и 107 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации письменные обращения, направляемые военнослужащим должностным лицам воинской части, излагаются в форме рапорта.» И далее по тексту указывает о необходимости рассмотрения поступившего обращения. Таким образом, суд в обоснование своего решения сам же и применяет главу 6 ДУ ВС РФ, но почему-то не в полном объёме, как положено, а только статьи 106 и 107. Но ведь глава 6 ДУ ВС РФ не состоит только из этих статей, а следовательно, вся глава 6 ДУ ВС РФ в данном случае должна применяться в полном объёме, а не в удобной суду и ответчику части. Не применяя ст. 119 главы 6 ДУ ВС РФ (о регистрации письменного ответа), суд таким образом противоречит своим собственным выводам, в связи с чем выводы суда нелогичны и противоречивы!

Неуместный аргумент апелляционного суда «В связи с этим, правила рассмотрения письменных обращений военнослужащих, касающиеся необходимости направления им официального письменного ответа, к порядку рассмотрения служебных документов не применимы.» не снимает обязанности с должностных лиц Пограничного управления рассматривать обращения военнослужащих в порядке Закона № 59-ФЗ, главы 6 ДУ ВС РФ и Приказа ФСБ № 463 при условии, что сотрудник Пограничного управления обращается к должностным лицам именно с позиций данных нормативных правовых актов, о чём я прямо указывал в своих рапортах. По сути, любое обращение военнослужащих к командованию так или иначе касается его служебной деятельности, поэтому данный аргумент суда является нелогичным и несостоятельным.

Форма и способ направления ответа на моё обращение (рапорт) в данном случае определяется Приказом ФСБ № 463, а также п. 88 Инструкции по делопроизводству в органах ФСБ, утверждённой приказом ФСБ от 1 июля 2014 г. № 360 (далее по тексту – Инструкция по делопроизводству). Согласно п. 2 Приказа ФСБ № 463 «В порядке, определённом настоящей Инструкцией, рассматриваются обращения, подлежащие рассмотрению в соответствии с Федеральным законом от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской

Федерации»», т.е. данный Приказ ФСБ № 463 находится в полном согласии и является логическим дополнением Закона № 59-ФЗ, т.е. неразрывен с ним. При этом судом 1-й инстанции установлено, в своём решении указано и не оспаривалось ни судом, ни ответчиком, что согласно п. 31 Приказа ФСБ № 463 ответ на письменное обращение готовится исполнителем на отдельном бланке органа безопасности установленной формы и подписывается соответствующим должностным лицом. А п. 28 Приказа ФСБ № 463 гласит: «Запрещается делать какие-либо надписи о результатах рассмотрения обращений на самих обращениях. Подготовленные по результатам рассмотрения обращений справки, заключения и другие документы подлежат обязательной регистрации в соответствии с требованиями делопроизводства в органах безопасности…». А п. 88 Инструкции по делопроизводству и формой 42 (к п. 88) Приложения 1 Инструкции по делопроизводству предусмотрена «Книга учёта письменных обращений (предложений, заявлений или жалоб)», которая идентична аналогичной Книге, установленной п. 119 главы 6 ДУ ВС РФ; согласно приложению № 4 к статье 119 главы 6 ДУ ВС РФ в столбце 8 данной Книги указывается «Дата и номер ответа на обращение (предложение, заявление или жалобу) либо его переадресации». В связи с чем необоснованная фраза апелляционного суда «В связи с этим, правила рассмотрения письменных обращений военнослужащих, касающиеся необходимости направления им официального письменного ответа, к порядку рассмотрения служебных документов не применимы.» как раз-таки прямо противоречит сложившейся практике военно-служебных отношений и порядка ведения делопроизводства в Пограничном управлении! Должностными лицами Пограничного управления установлена общеизвестная практика дачи ответов в соответствии с главой 6 ДУ ВС РФ на обращения рапортом сотрудников при возникновении проблемный вопросов – ответы командованием адресуются непосредственно сотруднику и направляются по правилам делопроизводства (т.е. служебной почтой) на отдельном бланке в соответствующее подразделение, в котором проходит службу обратившийся сотрудник, для выдачи ему ответа на руки с проставлением его подписи в соответствующем журнале секретариата

подразделения при получении данного документа, содержащем ответ. Таким образом, ответ, который должен был быть мне дан Сидоровом М.П., направлять вообще никуда не требовалось, а достаточно было его зарегистрировать в делопроизводстве кпп «Буково-автодорожный», в котором я и проходил службу, и выдать мне этот ответ под роспись! Или, по мнению апелляционного суда, я не являюсь гражданином???

Таким образом, апелляционный суд необоснованно исключил применение и не применил основополагающий в данном случае закон – Закон № 59-ФЗ, а также главу 6 ДУ ВС РФ, п. 31 Приказа ФСБ № 463, п. 88 Инструкции по делопроизводству, подлежащие применению, что согласно пп. 1 п. 3 ст. 310 (неприменение закона, подлежащего применению) КАС РФ является существенным нарушением норм материального права. Это в итоге привело к вынесению заведомо неправосудных судебных актов.

2. Суд 1-й инстанции в своём решении указал: «Таким образом, судом установлено, что 5 января 2019 г. на рапорт от 7 декабря 2018 г. (рег. № 1142), а 9 января 2019 г. на рапорта от 24 декабря 2018 г. (рег. № 1291 и1292) Попов А.Ю. даны письменные ответы в форме изложения решений на данных рапортах административного истца, которые доведены в присутствии офицеров.». Далее по тексту: «Свидетели Петухин П.В. и Долбенко И.А., каждый в отдельности, показали, что 5 и 9 января 2019 г. майор Сидоров М.П. в их присутствии зачитал майору Попов А.Ю. решения по его рапортам от 7 и 24 декабря 2018 г., о чем позже были составлены акты доведения. Поскольку машинописные тексты, содержащиеся в актах, соответствовали доведенным Попов А.Ю. решениям Сидорова М.П., они эти акты подписали.». При этом какие выводы делает суд на основе этих фактов сам суд не поясняет (по смыслу всего решения могу лишь предположить, что суд тем самым подчёркивает факт дачи устного ответа на мой рапорт). Далее в своём решении суд делает ссылки на Закон 59-ФЗ, тем самым применяя его для разрешения к данным спорным отношениям.

Таким образом, суд фактически признал, что ответы Сидорова М.П., написанные на моих рапортах в виде резолюций, мне были зачитаны (доведены) с моих рапортов в присутствии офицеров, т.е. мне были даны УСТНЫЕ, а НЕ ПИСЬМЕННЫЕ, ответы. При этом сами рапорты с написанными ответами от 5 и 9 января 2019 г. мне даны не были.

Согласно пп. 4 п. 1 ст. 10 и п. 1 ст. 12 Закона № 59-ФЗ должностное лицо ДАЁТ письменный ответ по существу поставленных в обращении вопросов, а обращение рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации. Аналогичные требования содержит глава 6 ДУ ВС РФ и Приказ ФСБ № 463. А п. 28 Приказа ФСБ № 463 гласит: «Запрещается делать какие-либо надписи о результатах рассмотрения обращений на самих обращениях. Подготовленные по результатам рассмотрения обращений справки, заключения и другие документы подлежат обязательной регистрации в соответствии с требованиями делопроизводства в органах безопасности…» Т.е. написание решения (в виде резолюции) на моём рапорте является нарушением п. 28 Приказа ФСБ № 463 и, тем самым, является дисциплинарным проступком.

Слово «ДАЁТ» в данном контексте означает «отдаёт» или «передаёт» или «выдаёт» письменный ответ. Т.е. гражданину, письменно обратившемуся к должностному лицу, должностным лицом выдаётся письменный ответ только нарочно и отдельным документом (за исключением, конечно же, ответов в электронном виде), но никак не устно зачитав написанный на самом обращении ответ. У обратившегося гражданина в итоге ответ имеется на руках, и только в этом случае гражданин сможет обжаловать полученный ответ, например, в суде, т.к. суду гражданин сможет в качестве доказательства предъявить оспариваемый ответ. Иначе, если следовать логике суда, любой написанный ответ в любом месте, даже на заборе частного дома, и доведённый устно в присутствии свидетелей, например, под акт доведения, подобно сделанному ответчиком, можно было бы признать за письменный ответ, якобы законно данный должностным лицом обратившемуся гражданину, что само по себе является абсурдом.

Таким образом, судом 1-й инстанции неправильно истолкован закон, а именно Закон № 59-ФЗ, глава 6 ДУ ВС РФ и Приказ ФСБ № 463, что согласно пп. 3 п. 3 (неправильное истолкование закона) ст. 310 КАС РФ является неправильным применением норм материального права, а судом апелляционной инстанции данное нарушение как нарушение вообще не рассмотрено и не учтено в связи с позицией, изложенной в пункте 1 данной кассационной жалобы. Это в итоге привело к вынесению заведомо неправосудного судебного решения.

3. Суд 1-й инстанции в своём решении указал: «Вместе с тем, в ходе рассмотрения дела Попов А.Ю. получил копии рапортов с изложенными на них решениями, содержащими ответы на его обращения, поэтому восстановление его прав на получение ответов не требуется.».

Данное утверждение суда является нарушением норм материального и процессуального права, так как в административном исковом заявлении я не просил восстановить мои права в соответствии со ст.2 ГПК РФ «Задачи гражданского судопроизводства», а обращался по правилам административного судопроизводства в соответствии с пп.2 п.2 ст.1 КАС РФ, т.е. просил признать бездействие ответчика (Сидорова М.П.), имевшее место на момент подачи искового заявления, незаконным и просил суд обязать ответчика осуществить действие – дать письменный ответ в установленной законом форме.

Таким образом, суд 1-й инстанции не применили требования пп.2 п.2 (о рассмотрении и разрешении судами административных дел об оспаривании решений, действий (бездействия) … органов военного управления…) ст. 1 КАС РФ, подлежащего применению, что согласно пп. 1 п. 3 ст. 310 (неприменение закона, подлежащего применению) КАС РФ является существенным нарушением норм материального и процессуального права, а так же неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для разрешения административного дела. Это в итоге привело к вынесению заведомо неправосудного судебного решения.

4. Ни апелляционным судом, ни судом 1-й инстанции не применен пункт 2 статьи 77 КАС РФ: «Суд может назначить экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или по своей инициативе. Экспертиза может быть назначена по инициативе суда, если экспертиза предусмотрена законом или ее проведение необходимо для проверки заявления о фальсификации представленного доказательства, …». Не применение заключалось в том, что обоими судами проигнорированы мои заявления о фальсификации представленных ответчиком доказательств, о даче заведомо ложных показаний свидетелями в суде 1-й инстанции, а также проигнорированы заявленные ходатайства о проведении экспертизы (направление представленных ответчиком актов и других материалов на исследование), отклонено заявление о приобщении документов подтверждающих факт фальсификации, служебного подлога и лжесвидетельствования, в связи с чем представленные ответчиком сфальсифицированные доказательства судами должным образом не исследовались, необоснованно признаны допустимыми, обстоятельства фальсификации, служебного подлога и лжесвидетельствования вообще не изучались (не исследовались) и тем самым установлены не были. Это в итоге привело к судебной ошибке и, как следствие, к неверному вынесению судебных актов.

С вынесенными судебными постановлениями также нельзя согласиться по следующим основаниям.

В соответствии с положениями статьи 3 КАС РФ задачами административного судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение административных дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, являющихся субъектами административных и иных публичных правоотношений. Административное судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду.

В силу статьи 6 КАС РФ правосудие по административным делам осуществляется на основе непосредственности судебного разбирательства,

состязательности и равноправия сторон при активной роли суда. Суд при рассмотрении административного дела обязан непосредственно исследовать все доказательства по административному делу. Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство судебным процессом, разъясняет каждой из сторон их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения сторонами процессуальных действий, оказывает им содействие в реализации их прав, создает условия и принимает предусмотренные настоящим Кодексом меры для всестороннего и полного установления всех фактических обстоятельств по административному делу, в том числе для выявления и истребования по собственной инициативе доказательств, а также для правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении и разрешении административного дела.

Одним из основных принципов судебного разбирательства является его непосредственность, решение может быть основано только на тех доказательствах, которые были исследованы судом в судебном заседании.

При вынесении судебного решения недопустимо основываться на доказательствах, которые не были исследованы судом в соответствии с нормами КАС РФ (по аналогии с пунктом 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении»).

Принцип непосредственности исследования доказательств судом установлен и п. 1 статьи 84 КАС РФ, согласно которой суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в административном деле доказательств. Согласно п. 4 данной статьи доказательство признается судом достоверным, если в результате его проверки и исследования суд придет к выводу, что содержащиеся в нём сведения соответствуют действительности, а п. 5 данной статьи обязывает суд с учётом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право на подписание документа, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида

доказательств. Непосредственность судебного разбирательства — это принцип административного процесса, определяющий метод исследования доказательств судом и являющийся правовой гарантией их надлежащей оценки, установления действительных обстоятельств дела, формулирования правильных выводов и вынесения правосудного решения. Он заключается в том, что суд, рассматривающий дело, обязан лично воспринимать доказательства по делу, а судебное постановление должно быть основано лишь на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Исходя из этого принципа суд при рассмотрении дела, как того требует п.4 ст. 84 КАС РФ, обязан непосредственно исследовать доказательства по делу.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 77 КАС РФ в случае возникновения в ходе рассмотрения административного дела вопросов, требующих специальных знаний, суд назначает экспертизу, которая может быть поручена экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам. Суд может назначить экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или по своей инициативе. Экспертиза может быть назначена по инициативе суда, если ее проведение необходимо для проверки заявления о фальсификации представленного доказательства либо если проведение экспертизы необходимо в связи с выявленными обстоятельствами административного дела и представленными доказательствами.

Так, для установления действительных обстоятельств дела, формулирования правильных выводов и вынесения правосудного решения судам надлежало поставить на обсуждение вопрос о проведении технической экспертизы в отношении сфальсифицированных документов, представленных ответчиком: мои рапорты от 7 и 24.12.2018 с резолюциями на них, написанными и подписанными якобы ответчиком Сидоровом М.П.; акты от 05 и 09.01.2019 доведения резолюции, подписанные якобы ответчиком Сидоровом М.П. Приобщить и изучить представленные мной доказательства служебного подлога и фальсификации, а также лжесвидетельствования.

Однако в нарушение данных процессуальных норм эти юридически значимые обстоятельства не исследовались и не получили правовой оценки, судами 1-й и

апелляционной инстанции в нарушение положений статьи 77 КАС РФ в назначении экспертизы документов, о которых я неоднократно ходатайствовал, было отказано, в результате чего не проверены и не установлены факты фальсификации доказательств и служебного подлога, представленные ответчиком доказательства ошибочно признаны достоверными и допустимыми.

Согласно п.24, п.25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2016 № 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации»: «Доказывание по административным делам осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон при активной роли суда (пункт 7 статьи 6, статья 14 КАС РФ).

Указанный принцип выражается в том числе в принятии предусмотренных Кодексом мер для всестороннего и полного установления всех фактических обстоятельств по административному делу, для выявления и истребования по собственной инициативе доказательств в целях правильного разрешения дела (часть 1 статьи 63, части 8, 12 статьи 226, часть 1 статьи 306 Кодекса).

Согласно части 2 статьи 61 КАС РФ суд признает доказательства недопустимыми по письменному ходатайству лица, участвующего в деле, или по собственной инициативе.»

Не назначение судом по ходатайству истца экспертиз при заявлении истцом о фальсификации представленных доказательств нарушает принцип состязательности и равноправия сторон, т.к. подобное бездействие суда ставит истца в заведомо проигрышную (т.е. неравную) позицию перед ответчиком. Также согласно практике Европейского суда по правам человека данное обстоятельство является отходом от принципов состязательности процесса и равенства сторон (см. п.п. 93, 94 Постановления Европейского суда по правам человека от 13.01.2009 по делу Георги Николаишвили против Грузии).

Вместе с тем, согласно п. 3 «При подготовке административного дела к судебному разбирательству» статьи 135 «Действия сторон и суда при подготовке административного дела к судебному разбирательству» КАС РФ суд:

5) рассматривает вопрос о получении необходимых доказательств и предлагает представить их в определенный судом срок;

6) при необходимости оказывает лицам, не обладающим властными и иными публичными полномочиями, содействие в представлении доказательств и истребует их; истребует доказательства по своей инициативе, разрешает вопросы о вызове свидетелей, назначении экспертизы, привлечении к участию в судебном процессе специалиста, переводчика; в случаях, не терпящих отлагательства, разрешает вопрос об исследовании и осмотре на месте письменных и вещественных доказательств, а также принимает иные меры, связанные с представлением доказательств.

Таким образом, отказав в назначении необходимых экспертиз и приобщении заявленных документов истцом, доказывающих факт служебного подлога и фальсификации, судами неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для административного дела, что согласно пп. 1 п. 2 ст. 310 (неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для административного дела) КАС РФ, в том числе без учета правовой позиции, содержащейся в постановлениях ЕСПЧ, Конституционного Суда Российской Федерации, Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Президиума Верховного Суда Российской Федерации, является основанием для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке, но апелляционный суд данные обстоятельства даже не рассматривал и не изучал, что является существенным нарушением норм процессуального права. Это в итоге привело к вынесению заведомо неправосудных судебных актов.

5. Мною в соответствии с п. 2 ст. 51, ст. 59, п.п. 4 и 6 ст. 69 КАС РФ целях всестороннего и правильного разрешения административного дела в суде апелляционной инстанции было заявлено ходатайство о вызове Сидорова М.П. в качестве свидетеля для проведения допроса, который в судебном заседании в суде 1-й инстанции по уважительным причинам (нахождение в служебной командировке) не присутствовал, но показания которого могли существенно повлиять на суть и исход дела. Указанный свидетель в соответствии с п. 5 ст. 69 КАС РФ мог бы подтвердить факт служебного подлога должностными лицами кпп «Буково-

автодорожный» при представлении в суд 1-й инстанции сфальсифицированных доказательств, а также иные обстоятельства по делу. Но апелляционным судом данное ходатайство удовлетворено не было, причём о причинах отказа в апелляционном определении ничего не указано.

Таким образом, отказав в вызове свидетеля, судом апелляционной инстанции не определены обстоятельства, имеющие значение для административного дела, что согласно пп. 1 п. 2 ст. 310 (неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для административного дела) КАС РФ является основанием для отмены или изменения решения суда, что является существенным нарушением норм процессуального права. Это в итоге привело к вынесению заведомо неправосудному судебному акту.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, в сфере социального регулирования должен соблюдаться принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающий правовую определенность, сохранение стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм и предсказуемость законодательной и правоприменительной политики, с тем, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретённых прав действенности их государственной защиты, т.е. в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано.

В п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 21 г. Москва «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» в целях обеспечения единообразного применения судами общей юрисдикции Конвенции и ратифицированных Российской Федерацией Протоколов к ней указано, что правовые позиции Европейского Суда по правам человека (далее —

Европейский Суд, Суд), которые содержатся в окончательных постановлениях Суда, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для судов. С целью эффективной защиты прав и свобод человека судами учитываются правовые позиции Европейского Суда, изложенные в ставших окончательными постановлениях, которые приняты в отношении других государств — участников Конвенции. При этом правовая позиция учитывается судом, если обстоятельства рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшим предметом анализа и выводов Европейского Суда.

Постановление ЕСПЧ от 13.01.2009 по делу «Гиорги Николаишвили (Giorgi Nikolaishvili) против Грузии»: «Любое заблуждение лица относительно последствий его участия в том или ином правоотношении, как показано в деле Гиорги Николаишвили, может служить поводом для признания прямого или косвенного нарушения принципа правовой определенности. Таким образом, принцип правовой определенности рассматривается Европейским судом именно как предсказуемость права и защита от судебного произвола. Несмотря на то, что в основном его действие связывается с недопустимостью пересмотра в порядке надзора вступивших в законную силу решений, в целом правовую определенность по его решениям можно представить, как, во-первых, ясность правовых норм, во-вторых, ясность порядка применения правовых норм и, в-третьих, уверенность в окончательности результата правоприменительной деятельности. Причём принцип правовой определенности имеет не абсолютное значение, а должен быть согласован в правоприменительной практике с другими принципами права».

На основании всего вышеизложенного, считаю допущенные и не устранённые судами 1-й и апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права, в том числе без учета правовой позиции, содержащейся в постановлениях ЕСПЧ, Конституционного Суда Российской Федерации, Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Президиума Верховного Суда Российской Федерации, существенными, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита моих нарушенных прав и

законных интересов, в связи с чем решение суда 1-й инстанции и апелляционное определение необходимо отменить, а дело направить на новое рассмотрение, а так же садами неправильно истолкованы законы, что согласно пп.3 п. 3 ст. 310 КАС РФ является нарушением норм материального права.

На основании изложенного и в соответствии со ст. 328, 330, КАС РФ,

ПРОШУ СУД:

1. Апелляционное определение Северо-Кавказского окружного военного суда от 10 июля 2019 года № 33а-859/2019, отменить.

2. Решение по административному делу № 2а-92/2019 Новознаменского гарнизонного военного суда от 18 апреля 2019 года, отменить.

3. Принять по делу новое решение.

Приложение:

1. Копия кассационной жалобы, на 17-и листах.

2. Документ об уплате государственной пошлины, на 1-м листе.

3. Копия решения Новознаменского гарнизонного военного суда, на 3-х листах.

4. Копия апелляционного определения Северо-Кавказского окружного военного суда, на 2-х листах.

___ августа 2019 г. _____________ А.Ю. Попов

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *