Защита ГОСТАЙНЫ 21.07.1993 № 5485 – 1 «О государственной тайне» запрет выезда за границу

Превью статьи:

сборник решений судов : «Не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию сведения» статья сайта: Закон РФ от 21 июля 1993 г. N 5485-I «О государственной тайне» Постановление правительства от 6 февраля 2010 г. № 63 Об утверждении Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ ( ПРИМЕР 1) об оспаривании неправомерных действий должностного лица Я, Менков Никита Борисович, проходил военную службу по контракту в пограничных органах Федеральной службы безопасности Российской Федерации в Пограничном управлении Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Калининской области в войсковой части 000 на должности заместителя командира подразделения войсковой части 000. 00.05.2020 был вынесен приказ ПС ФСБ России от № 000 – лс об увольнении меня с военной службы по подпункту «б» пункта 1 статьи 51 Федерального Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе». 00.09.2020 был вынесен приказ начальника ПУ ФСБ России по Калининской области от № 0000 — лс об исключении меня из списков части по причине увольнения с военной службы по подпункту «б» пункта 1 статьи 51 Федерального Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе». 0.09.2020 я проходил обходной лист при увольнении с военной службы. В ходе решения кадровых вопросов в процессе прохождения обходного листа, майор Бышев А.В. сообщил мне, что мне ограничили право на выезд за пределы Российской Федерации до 2025 года, при этом представил мне решение об ограничении права на выезд за пределы Российской Федерации, в котором стояла дата последнего ознакомления с совершенно секретными сведениями в апреле 2020 года, и в этом…

сборник решений судов : «Не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию сведения»

статья сайта: Закон РФ от 21 июля 1993 г. N 5485-I «О государственной тайне» Постановление правительства от 6 февраля 2010 г. № 63 Об утверждении Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне

ПРОШУ:

1. Решение командира войсковой части 0000 генерал….. о временном ограничении моего права на выезд из РФ на срок 5 лет с даты увольнения с военной службы по 0 июня 2025 года – признать незаконным и отменить.
Статья 32. Прокурорский надзор
Надзор за соблюдением законодательства при обеспечении защиты государственной тайны и законностью принимаемых при этом решений осуществляют Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры.
Доступы лиц, осуществляющих прокурорский надзор, к сведениям, составляющим государственную тайну, осуществляется в соответствии со статьей 25 настоящего Закона.

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ ( ПРИМЕР 1)

об оспаривании неправомерных действий должностного лица

Я, Менков Никита Борисович, проходил военную службу по контракту в пограничных органах Федеральной службы безопасности Российской Федерации в Пограничном управлении Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Калининской области в войсковой части 000 на должности заместителя командира подразделения войсковой части 000.

00.05.2020 был вынесен приказ ПС ФСБ России от № 000 – лс об увольнении меня с военной службы по подпункту «б» пункта 1 статьи 51 Федерального Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе».

00.09.2020 был вынесен приказ начальника ПУ ФСБ России по Калининской области от № 0000 — лс об исключении меня из списков части по причине увольнения с военной службы по подпункту «б» пункта 1 статьи 51 Федерального Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе».

0.09.2020 я проходил обходной лист при увольнении с военной службы. В ходе решения кадровых вопросов в процессе прохождения обходного листа, майор Бышев А.В. сообщил мне, что мне ограничили право на выезд за пределы Российской Федерации до 2025 года, при этом представил мне решение об ограничении права на выезд за пределы Российской Федерации, в котором стояла дата последнего ознакомления с совершенно секретными сведениями в апреле 2020 года, и в этом решении стояла не моя подпись (кто — то расписался за меня черной ручкой), с данным решением я естественно не согласился и сказал, что подпись в данном решении стоит не моя, и я не мог ознакамливаться с какими – либо сведениями в апреле 2020 года, после чего майор Бышев А.В. предоставил мне решение об ограничении права на выезд за пределы Российской Федерации, в котором стояла моя подпись синей ручкой и последняя дата ознакомления была 00.07.2016, что означает, что выезд за пределы Российской Федерации ограничен до 00.07.2021. С этим решением я был согласен, и попросил в подтверждение данной информации предоставить мне копию решения ограничения на выезд, майор Бышев А.В. сказал, что это ни к чему и написал на красном листе бумаги дату последнего ознакомления и дату ограничения права на выезд и дал этот лист мне (прилагаю, приложение № 2 к настоящему заявлению), со словами, что выезд мне ограничен до 00.07.2021.

Вышеописанная ситуация показалась мне подозрительной, поэтому в целях подтверждения слов майора Бышева А.В. 0.10.2020 ориентировочно в 12.50 я положил заявление на имя командира войсковой части 000 в почтовый ящик «Для письменных обращений» (копию прилагаю, приложение № 3 к настоящему заявлению), находящийся в помещении пропускного пункта в войсковую часть 00.

По причине того, что в течение долгого времени с момента отправки вышеуказанного заявления я не получил на него ответа, я направил данное заявление повторно (копию прилагаю, приложение № 5 к настоящему заявлению).

0.11.2020 я получил ответ на обращение от 0.10.2020 № 000 (копию прилагаю, приложение № 4 к настоящему заявлению).

В данном ответе на обращение командир войсковой части 00 генерал-лейтенант А.А. Кеков сообщил, что в отношении меня было принято решение о временном ограничении моего права на выезд из РФ на срок 5 лет с даты увольнения с военной службы по 0 июня 2025 года. В данном ответе также указано, что с принятым решением мне было предложено ознакомиться 0.09.2020 года. Однако в мой адрес ни письменно, ни устно не поступало предложения ознакомиться с данным решением.

00.09.2020 в 13.51 на мой номер +70000000 поступил звонок с номера +700000, звонивший представился майором Бышевым А.В. и сообщил, что прибыл в г. Сетск со следующими целями:

1. Выдать мне полагающееся денежное довольствие, выходное пособие по увольнению, компенсацию за вещевое имущество, а также денежную компенсацию за поднаем жилого помещения.

2. Получение мною направления на профессиональную переподготовку после увольнения с военной службы.

3. Получение мною предписания для убытия к избранному месту жительства после увольнения с военной службы.

4. Получения ответа на обращение № 0000000.

В начале разговора майор Бышев А.В. уведомил меня, что ведется запись разговора, поэтому, по – моему мнению, не составит труда выяснить, что ни с какими решениями, ограничивающими мое право на выезд из РФ меня никто не хотел ознакамливать, и уж тем более, я не мог дать на это свой отказ, так как вообще не знал о том, что меня хотели с ним ознакомить (запись телефонного разговора прилагаю на CD-диске, и детализация телефонных звонков запрошена в офисе ОАО «ВымпелКом», копию заявления прилагаю, приложение № 11 к настоящему заявлению, после получения детализации обязуюсь направить в Ваш адрес).

Никаких актов о моем якобы отказе в подписании каких – либо документов я не видел, и узнал о них впервые, прочитав ответ на обращение от 00.10.2020 № 000000, равно как никто не пытался меня ознакомить с решением, которое я якобы отказывался подписывать, мне лишь представили решение, которое было подписано не мной (и именно потому что оно было мне представлено, я и написал обращение, с целью выяснить, на какой же срок мне будет ограничено право на выезд из РФ), и решение, которое было подписано мной в апреле 2020 года.

С ответом на обращение от 00.10.2020 № …..я был категорически не согласен, поэтому направил в адрес командира войсковой части 0000 2 обращения (копии прилагаю, приложение № 7 и № 9 к настоящему заявлению).

В первом заявлении помимо прочего я требовал:

1. Предоставить надлежащим образом заверенные копии следующих документов:

— контракт о прохождении военной службы, подписанный мной, от 2015 года (приказ в/ч № 0000 № 0 – лс от 00.06.2015).

— решение о временном ограничении моего права на выезд из РФ;

— акт моего якобы отказа от подписи вышеуказанного решения (№ 00 от 00.09.2020);

— документ, содержащий сведения о последнем ознакомлении с совершенно секретными сведениями.

В декабре 2020 года я получил ответ на данное заявление (ответ от 0.12.2020 № 00 (копию прилагаю, приложение № 8 к настоящему заявлению), в котором изложены сведения, на мой взгляд не соответствующие действительности.

Во втором заявлении помимо прочего я требовал:

1. Пересмотреть сроки ограничения моего права на выезд из РФ.

2. Определить срок ограничения права на выезд из РФ до 00.07.2021.

В декабре 2020 года я получил ответ на данное заявление (ответ от 0.12.2020 № 000 (копию прилагаю, приложение № 10 к настоящему заявлению), с которым я в корне не согласен.

На мои неоднократные письменные обращения о предоставлении мне копии решения о временном ограничении моего права на выезд из РФ, иных документов, содержащих сведения о последнем ознакомлении с совершенно секретными сведениями, надлежащего ответа я не получил.

Считаю, что решение командира войсковой части 000 генерал-лейтенанта А.А. Кекова о временном ограничении моего права на выезд из РФ на срок 5 лет с даты увольнения с военной службы по 0 июня 2025 года не законно, необоснованно и подлежит отмене по следующим основаниям:

1. В соответствии с ст. 24 Закона РФ от 21.07.1993 № 5485 – 1 «О государственной тайне» должностное лицо или гражданин, допущенные или ранее допускавшиеся к государственной тайне, могут быть временно ограничены в своих правах. Ограничения могут касаться права выезда за границу на срок, оговоренный в трудовом договоре (контракте) при оформлении допуска гражданина к государственной тайне. Аналогичная норма закреплена и пунктом 1 статьи 15 Федерального закона от 15.08.1996 № 114 – ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию».

2. Контракт о прохождении военной службы, был подписан мной в июне 2015 года (приказ в/ч № 0000 № 00 – лс от 11.06.2015). В тексте контракта я давал согласие на ограничение своих прав, которые, в частности касались и ограничения права на выезд из РФ на срок до 5 лет со дня последнего ознакомления с особой важности или совершенно секретными сведениями.

3. Приказ ФСБ России от 14.05.2020 № 198 «Об утверждении Порядка принятия решений о временном ограничении права на выезд из Российской Федерации лиц, уволенных с военной службы в органах федеральной службы безопасности» вступил в силу 30.06.2020. Порядок, утвержденный данным приказом, определен в соответствии с подпунктом 7.1. статьи 15 Федерального закона от 15.08.1996 № 114 – ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», на основании данного приказа подписанные решения об ограничении выезда за границу РФ заверяются печатью органа безопасности и доводятся до граждан под подпись до дня исключения их из списков личного состава. В нарушение данного пункта, я не был ознакомлен с данным решением до настоящего момента, а из списков личного состава исключен 25 сентября 2020 года. Акт об отказе от ознакомления с решением в моем присутствии также не составлялся.


4. Подпункт 7.1. статьи 15 Федерального закона от 15.08.1996 № 114 – ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» введен Федеральным законом от 16.12.2019 № 433 – ФЗ «О внесении изменений в статьи 15 и 18 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», и данный ФЗ не содержит в себе информации о распространении, указанных в нем положений на правоотношения, возникшие до его принятия, а следовательно подчиняется общему правилу (указанный ФЗ распространяет свое действие на правоотношения, возникшие после его вступления в силу).



5. Дополнительно сообщаю, что никаких документов, каким – либо образом ограничивающих мое право на выезд из РФ, кроме контракта о прохождении военной службы, я не подписывал, а следовательно считаю необоснованным ограничение моего права на выезд из РФ на срок, не оговоренный в контракте о прохождении военной службы.

6. В соответствии с Постановлением КС РФ от 7 июня 2012 г. № 14-П по делу о проверке конституционности положений подпункта 1 статьи 15 Федерального закона «О порядке выезда из российской федерации и въезда в российскую федерацию» принятие решения о временном ограничении права гражданина на выезд из Российской Федерации ставится в зависимость не только от непосредственно предусмотренных ими формальных оснований; такое решение не может основываться на установлении одного лишь факта допуска к сведениям особой важности или совершенно секретным сведениям, отнесенным к государственной тайне, и во всяком случае требует выяснения характера конкретной информации, к которой гражданин имел доступ в рамках своей профессиональной деятельности.

В связи с чем, считаю, что сведения, с которыми я был ознакомлен в 2016 году, составляющие государственную тайну с грифом «совершенно секретно», на момент моего увольнения в 2020 году не имели актуальности, а само ознакомление носило формальный характер.

Как видно из предоставленных мною доказательств, я пытался решить вопрос об ограничении моего права на выезд за пределы РФ после увольнения с военной службы в досудебном порядке, однако, иного выхода, кроме как обращение в суд, я более не вижу.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 218 КАС Российской Федерации ПРОШУ:

1. Решение командира войсковой части …. о временном ограничении моего права на выезд из РФ на срок 5 лет с даты увольнения с военной службы по 0 июня 2025 года – признать незаконным и отменить.

2. Обязать командира войсковой части 0000 определить срок ограничения права на выезд из РФ до 00.07.2021.

3. В порядке подготовки дела к судебному разбирательству прошу суд запросить у ответчика надлежащим образом заверенные копии следующих документов:

— контракт о прохождении военной службы, подписанный мной, от 2015 года (приказ в/ч № – лс от 00.06.2015).

— решение о временном ограничении моего права на выезд из РФ;

— акт моего якобы отказа от подписи вышеуказанного решения (№ от 00.09.2020);

— документ, содержащий сведения о последнем ознакомлении с совершенно секретными сведениями.

3. Прошу рассмотреть дело в моё отсутствие, копию решения суда направить мне по электронной почте, а также посредством почтовой связи. В случае поступления возражений, прошу незамедлительно направлять мне копию по электронной почте, а также посредством почтовой связи.

Приложения:

1. Копия паспорта серии на 1 листе.
2. Копия листа с датой ограничения права на выезд – на 1 листе.
3. Копия заявления от – на 1 листе.
4. Копия ответа от – на 2 листах.5. Копия заявления от – на 1 листе (без приложения).6. Копия ответа от на 1 листе.7. Копия заявления от – на 2 листе.8. Копия ответа от на 3 листах.9. Копия заявления от на 2 листе.10. Копия ответа от – на 1 листе.11. Копия заявления на предоставление детализации от 24.01.2021 – на 1 листе.
12. Диск CD – R с записью телефонного разговора – 1 диск.
13. Квитанция об уплате государственной пошлины по операции № 17 от 28.09.2020 – на 1 листе.
14. Копия иска для ответчика на 9 листах, с приложением на 16 листах (с приложением копии квитанция об уплате государственной пошлины по операции № 17 от 28.09.2020 – на 1 листе, диска CD – R с записью телефонного разговора – 1 диск).

АПЕЛЛЯЦИЯ —

В Балтийский флотский военный суд(через Калининградский гарнизонный военный суд г. Калининград, улица Дмитрия Донского, дом 45, 236017) г. Калининград, улица Артиллерийская, дом 21Б, 236035

Административный истец: Менков Никита Борисович, 0.05.1988 года рождения место рождения: г. Веймар, Германская демократическая республика, проживающий по адресу: Московская область, город Луховицы, улица Тимирязева, дом 10, квартира 1, 140501

тел. +794, +798 электронная почта: mik@bk.ru

дело № 2а – 139/2021

АППЕЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

На определение Калининградского гарнизонного военного суда, принятое по делу № 2а – 139/2021.

Определением Калининградского гарнизонного военного суда (председательствующий Салов А.Н.) от 17.03.2021 по административному делу № 2а – 139/2021 по административному иску Менкова Н.Б. об оспаривании действий Начальника пограничного управления ФСБ России по Калининградской области по ограничению права на выезд из Российской Федерации мне было отказано в удовлетворении исковых требований.

С определением суда я не могу согласиться по следующим основаниям:

Суд в своем определении ( решении) указал:

ФОРМУЛИРОВКУ ОСНОВНУЮ ОТКАЗА …….. 1. ….2……

«Согласно аудиозаписи состоявшегося 25 сентября 2020 года между Менковым и Башевым телефонного разговора последний предлагал административному истцу прибыть в воинскую часть для оформления документов по увольнению с военной службы»

В представленной аудиозаписи после слов: «Послушайте с какими целями мы прибыли» – были перечислены цели (указанные в иске), формулировки «оформление документов по увольнению с военной службы» или «ознакомление с решением об ограничении права на выезд из РФ», или иные производные от них в данном разговоре отсутствуют.

Суд явно встает на сторону ответчика переворачивая факты.

Не знаю как это правильно указать и на что сослаться, поэтому

если следовать логике суда, то я должен был сам догадаться о том, что меня хотят ознакомить с решением об ограничении права на выезд из РФ и отказаться от этой догадки, что само по себе является абсурдом.

Таким образом судом неправильно истолкован закон, что согласно пп. 3 п. 3 ст. 310 КАС является неправильным применением норм материального права.

Далее по тексту в своем определении суд указал: «Как усматривается из заявления административного истца по вопросу ознакомления с решением об ограничении права на выезд за пределы РФ 30 сентября того же года Башев сообщил ему о принятии соответствующего решения со сроком ограничения до 2025 года» и «Совокупность представленных суду доказательств подтверждает, что Михеенкову не позднее 30 сентября 2020 года было достоверно известно содержание оспариваемого решения об ограничении его права на выезд из РФ».

1. Приказом ФСБ России от 14.05.2020 № 198 определен порядок доведения решений об ограничении выезда за границу РФ. В нарушение пункта данного приказ, я не был ознакомлен с данным решением под подпись до настоящего момента (хотя в представленных к иску

доказательствах указано, что данное решение якобы было принято 06.09.2020).

2. Приказом ФСБ России от 14.05.2020 № 198 определен порядок действий в случае отказа гражданина от ознакомления с решением, а именно должен быть составлен акт об отказе от ознакомления, однако до настоящего момента данный акт не представлен. В мой адрес ни письменно, ни устно не поступало предложения ознакомиться с данным решением (подтверждается доказательствами, приложенными к делу).

3. 30.09.2020 мне было представлено решение об ограничении права на выезд за пределы Российской Федерации, в котором стояла дата последнего ознакомления с совершенно секретными сведениями в апреле 2020 года, стояла не моя подпись и именно на этом основании мое право должно было быть ограничено до 2025 года (если бы по состоянию на 30.09.2020 существовал акт о моем якобы отказе от ознакомления с решением, я думаю мне показали бы его, однако этого не произошло). Иной информации, об ограничении права на выезд за пределы РФ на 0.09.2020 я не обладал и именно поэтому мною было написано заявление с требованием предоставить необходимые документы. Ответ на данное обращение был получен 0.11.2020, до получения данного ответа я не знал и не мог знать что мои права могут быть нарушены, соответственно не мог обратиться с иском (ст. 62 КАС РФ).

если следовать логике суда, то я должен был согласиться с предоставленным мне документом, в котором содержалась недостоверная информация, и стояла не моя подпись, что само по себе является абсурдом.

Таким образом, суд не применил закон, подлежащий применению, что согласно пп. 1 п. 3 ст. 310 КАС является неправильным применением норм материального права.

Дополнительно сообщаю, что мне до сих пор не были представлены возражения ответчика, а также прочие документы, которые были запрошены мной в тексте иска и заявления.

На основании изложенного, ПРОШУ:

1. Отменить определение Солнечногорского гарнизонного военного суда (председательствующий Клец В.В.) от 31.10.2019 г. по административному иску по делу №2а-106/2019 по административному иску военнослужащей войсковой части 200 лейтенанта Сичевой В.В. об оспаривании действия командира указанной воинской части, связанного с нерассмотрением рапорта об увольнении с военной службы.

2. Принять новое определение. ( по делу новое решение )

3. Прошу восстановить срок обращения в суд в связи с тем что о нарушении моих прав стало известно ……

Приложения:

1. Заявление в формате PDF (Заявление 15.03.2021) – размер 2,44 Mb.

2. Документы об отправке заявления 15.03.2021 в формате PDF (Документы об отправке заявления 15.03.2021) – размер 320 Kb.

Заявитель

УСЛОВИЯ ОГРАНИЧЕНИЯ :

В соответствии с требованиями  ст . 15 114 — ФЗ право гражданина Российской Федерации на выезд из Российской Федерации может быть временно ограничено в случаях, если он: 1) при допуске к сведениям особой важности или совершенно секретным сведениям, отнесенным к государственной тайне в соответствии с законом Российской Федерации о государственной тайне, заключил трудовой договор (контракт), предполагающий временное ограничение права на выезд из Российской Федерации, при условии, что срок ограничения не может превышать пять лет со дня последнего ознакомления лица со сведениями особой важности или совершенно секретными сведениями, — до истечения срока ограничения, установленного трудовым договором (контрактом) или в соответствии с настоящим Федеральным законом . В случае, если имеется заключение Межведомственной комиссии по защите государственной тайны о том, что сведения особой важности или совершенно секретные сведения, в которых гражданин был осведомлен на день подачи заявления о выезде из Российской Федерации, сохраняют соответствующую степень секретности, то указанный в трудовом договоре (контракте) срок ограничения права на выезд из Российской Федерации может быть продлен Межведомственной комиссией, образуемой в порядке, установленном для создания межведомственных координационных и совещательных органов, образуемых федеральными органами исполнительной власти. При этом срок ограничения права на выезд не должен превышать в общей сложности десять лет, включая срок ограничения, установленный трудовым договором (контрактом), со дня последнего ознакомления лица со сведениями особой важности или совершенно секретными сведениями; 

Статья 15 — Право гражданина Российской Федерации на выезд из Российской Федерации может быть временно ограничено в случаях, если он:……. 7.1) уволен с военной службы в органах федеральной службы безопасности, — на срок до пяти лет со дня увольнения с военной службы. Порядок принятия решений об ограничении права на выезд из Российской Федерации по основанию, предусмотренному настоящим подпунктом, устанавливается федеральным органом исполнительной власти в области обеспечения безопасности;

 Федерального закона от 15.08.1996 № 114 – ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» введен Федеральным законом от 16.12.2019 № 433 – ФЗ «О внесении изменений в статьи 15 и 18 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» подпункт 7.1 ) уволен с военной службы в органах федеральной службы безопасности, — на срок до пяти лет со дня увольнения с военной службы. Порядок принятия решений об ограничении права на выезд из Российской Федерации по основанию, предусмотренному настоящим подпунктом , устанавливается федеральным органом исполнительной власти в области обеспечения безопасности;

КАК ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ДОПУСК :

Закон РФ от 21.07.1993 N 5485-1 (ред. от 09.03.2021) О государственной тайне

допуск к государственной тайне — процедура оформления права граждан на доступ к сведениям, составляющим государственную тайну, а предприятий, учреждений и организаций — на проведение работ с использованием таких сведений;
доступ к сведениям, составляющим государственную тайну, — санкционированное полномочным должностным лицом ознакомление конкретного лица со сведениями, составляющими государственную тайну;
гриф секретности — реквизиты, свидетельствующие о степени секретности сведений, содержащихся в их носителе, проставляемые на самом носителе и (или) в сопроводительной документации на него;

Приказ ФСБ России от 14.05.2020 № 198 «Об утверждении Порядка принятия решений о временном ограничении права на выезд из Российской Федерации лиц, уволенных с военной службы в органах федеральной службы безопасности» вступил в силу 30.06.2020. Порядок, утвержденный данным приказом, определен в соответствии с подпунктом 7.1. статьи 15 Федерального закона от 15.08.1996 № 114 – ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», на основании данного приказа подписанные решения об ограничении выезда за границу РФ заверяются печатью органа безопасности и доводятся до граждан под подпись до дня исключения их из списков личного состава. В нарушение данного пункта, я не был ознакомлен с данным решением до настоящего момента, а из списков личного состава исключен 25 сентября 2020 года. Акт об отказе от ознакомления с решением в моем присутствии также не составлялся.

4. При принятии решения уполномоченными должностными лицами:
а) учитывается характер сведений, с которыми граждане были ознакомлены в период военной службы в органах безопасности, их актуальность на дату увольнения, а также степень секретности этих сведений в соответствии с Законом Российской Федерации от 21 июля 1993 г. N 5485-1 «О государственной тайне» (особой важности, совершенно секретные или секретные сведения);

Должностные лица, принявшие решения о засекречивании перечисленных сведений либо о включении их в этих целях в носители сведений, составляющих государственную тайну, несут уголовную, административную или дисциплинарную ответственность в зависимости от причиненного обществу, государству и гражданам материального и морального ущерба. Граждане вправе обжаловать такие решения в суд.

Статья 9. ФЗ 5485 – 1 «О государственной тайне». Порядок отнесения сведений к государственной тайне:

Отнесение сведений к государственной тайне осуществляется в соответствии с Перечнем сведений, составляющих государственную тайну, определяемым настоящим Законом, руководителями органов государственной власти в соответствии с Перечнем должностных лиц, наделенных полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, утверждаемым Президентом Российской Федерации. Указанные лица несут персональную ответственность за принятые ими решения о целесообразности отнесения конкретных сведений к государственной тайне.

Постановление Правительства РФ от 6 февраля 2010 г. N 63 «Об утверждении Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне» 

Постановление Конституционного Суда РФ от 07.06.2012 N 14-П «По делу о проверке конституционности положений подпункта 1 статьи 15 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» и статьи 24 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» в связи с жалобой гражданина А.Н. Ильченко»

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, закрепленные статьей 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации право каждого на судебную защиту его прав и свобод и связанное с ним право на обжалование в суд решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц выступают гарантией в отношении всех других конституционных прав и свобод и не подлежат ограничению; государство обязано обеспечить полное осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной и эффективной.

1. В соответствии с подпунктом 1 статьи 15 Федерального закона от 15 августа 1996 года N 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» право гражданина Российской Федерации на выезд из Российской Федерации может быть временно ограничено в случае, если он при допуске к сведениям особой важности или совершенно секретным сведениям, отнесенным к государственной тайне в соответствии с законом Российской Федерации о государственной тайне, заключил трудовой договор (контракт), предполагающий временное ограничение права на выезд из Российской Федерации при условии, что срок ограничения не может превышать пять лет со дня последнего ознакомления лица со сведениями особой важности или совершенно секретными сведениями, — до истечения срока ограничения, установленного трудовым договором (контрактом) или в соответствии с данным Федеральным законом.

Согласно статье 24 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года N 5485-1 «О государственной тайне» должностное лицо или гражданин, допущенные или ранее допускавшиеся к государственной тайне, могут быть временно ограничены в праве выезда за границу на срок, оговоренный в трудовом договоре (контракте) при оформлении допуска гражданина к государственной тайне.

в силу статей 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу являются взаимосвязанные положения подпункта 1 статьи 15 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» и статьи 24 Закона Российской Федерации «О государственной тайне», как служащие правовым основанием для временного ограничения права на выезд из Российской Федерации гражданина Российской Федерации, который при допуске к сведениям особой важности или совершенно секретным сведениям, отнесенным к государственной тайне в соответствии с законом Российской Федерации о государственной тайне, заключил трудовой договор (контракт), предполагающий временное ограничение права на выезд из Российской Федерации, до истечения срока ограничения, установленного трудовым договором (контрактом) или в соответствии с Федеральным законом «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» и исчисляющегося со дня последнего ознакомления лица со сведениями особой важности или совершенно секретными сведениями.

2. Согласно Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью; признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства (статья 2). В числе прав и свобод человека, приоритет которых утвержден Конституцией Российской Федерации в качестве одной из основ конституционного строя Российской Федерации, каждому гарантируется возможность свободно выезжать за пределы Российской Федерации (статья 27, часть 2), а также право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (статья 29, часть 4).

К основам конституционного строя Конституция Российской Федерации относит также положения о суверенитете России, целостности и неприкосновенности ее территории (статья 4, части 1 и 3). Защита Отечества, согласно ее статье 59 (часть 1), является долгом и обязанностью граждан Российской Федерации, на органы же государственной власти Российской Федерации возлагаются обязанности по охране суверенитета Российской Федерации, ее независимости и государственной целостности, обеспечению обороны страны и безопасности государства (статьи 71808387102106 и 114), в том числе путем определения в федеральном законе перечня сведений, составляющих государственную тайну (статья 29, часть 4).

В Российской Федерации как правовом и демократическом государстве защита указанных конституционных ценностей предполагает, как следует из статей 17 (часть 3)19, 55 (части 2 и 3) и 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации, возможность — в соответствии с конституционно одобряемыми целями на основе принципов разумности и соразмерности при соблюдении баланса публичных и частных интересов — ограничений прав и свобод человека и гражданина, включая права, закрепленные статьями 27 (часть 2) и 29 (часть 4) Конституции Российской Федерации, с тем чтобы не допустить умаления этих прав, т.е. искажения самого их существа. Соответственно, федеральный законодатель, определяя средства и способы защиты государственных интересов, должен использовать лишь те из них, которые для конкретной правоприменительной ситуации исключают возможность несоразмерного ограничения прав и свобод человека и гражданина, и исходить из того, что публичные интересы, перечисленные в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, оправдывают правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения адекватны социально необходимому результату и, не будучи чрезмерными, необходимы и строго обусловлены этими публичными интересами; цели же одной только рациональной организации деятельности органов власти не могут служить основанием для ограничения прав и свобод (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1995 года N 17-П, от 14 ноября 2005 года N 10-П, от 26 декабря 2005 года N 14-П, от 16 июля 2008 года N 9-П и др.).

Применительно к отнесению тех или иных сведений к государственной тайне, необходимость защиты которой предопределена непосредственно Конституцией Российской Федерации, это означает, что при установлении правового режима секретности соответствующих сведений федеральный законодатель в силу имеющейся у него дискреции управомочен на введение ограничений прав и свобод (включая право каждого свободно выезжать за пределы Российской Федерации, которое, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 8 декабря 2009 года N 19-П, не является абсолютным), только если они обусловлены целями защиты основ конституционного строя и других конституционно значимых ценностей.

Приведенные положения Конституции Российской Федерации соотносятся с предписаниями основополагающих международно-правовых актов в сфере прав человека, провозглашающих право каждого покидать любую страну, включая свою собственную (пункт 2 статьи 13 Всеобщей декларации прав человека, пункт 2 статьи 12 Международного пакта о гражданских и политических правах). Согласно Замечанию общего порядка N 27, направленному Комитетом по правам человека, учрежденным на основании Международного пакта о гражданских и политических правах, государствам-участникам, свобода передвижения, которая в силу пункта 3 его статьи 12 не может быть объектом никаких ограничений, кроме предусмотренных законом, необходимых для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения или прав и свобод других и совместимых с другими правами и свободами человека, является одним из неотъемлемых условий свободного развития личности; разрешенные же ограничения не могут подрывать принцип свободы передвижения, они должны определяться требованием необходимости и быть совместимыми с другими признаваемыми Пактом правами; требования необходимости и соразмерности окажутся нарушенными, если тому или иному лицу будет отказано в выезде из страны лишь на том основании, что он имел доступ к государственной тайне.

Протокол N 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод также предусматривает, что каждый свободен покидать любую страну, включая свою собственную, и что пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности или общественного спокойствия, для поддержания общественного порядка, предотвращения преступлений, охраны здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц (статья 2).

Приняв на себя вытекающие из членства в Совете Европы как организации, состоящей из государств — приверженцев принципов личной свободы, политической независимости и верховенства права, обязательства, связанные с отменой ограничений на зарубежные поездки лиц, имеющих доступ к государственной тайне, за исключением общепринятых в государствах — членах Совета Европы, Российская Федерация, должна осуществлять их реализацию исходя из требований Конституции Российской Федерации и соблюдая в конкретных исторических условиях баланс интересов, обусловленных необходимостью обеспечения собственного суверенитета и безопасности, с одной стороны, и процессом интеграции в мировое сообщество — с другой.

3. Отношения, возникающие в связи с отнесением сведений к государственной тайне, их засекречиванием или рассекречиванием и защитой в интересах обеспечения безопасности Российской Федерации, регулируются Законом Российской Федерации «О государственной тайне», положения которого обязательны для исполнения на территории Российской Федерации и за ее пределами органами законодательной, исполнительной и судебной власти, а также организациями, наделенными в соответствии с федеральным законом полномочиями осуществлять от имени Российской Федерации государственное управление в установленной сфере деятельности, органами местного самоуправления, предприятиями, учреждениями и организациями независимо от их организационно-правовой формы и формы собственности, должностными лицами и гражданами Российской Федерации, взявшими на себя обязательства либо обязанными по своему статусу исполнять требования законодательства Российской Федерации о государственной тайне (преамбуластатья 1).

Названный Закон Российской Федерации определяет государственную тайну как защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации (абзац второй статьи 2), и устанавливает перечень таких сведений применительно к каждой из указанных областей государственной деятельности (статья 5), а также перечень сведений, не подлежащих отнесению к государственной тайне и засекречиванию (статья 7); при этом предусматриваются три степени секретности сведений, составляющих государственную тайну, — соответственно степени тяжести ущерба, который может быть нанесен безопасности Российской Федерации вследствие распространения указанных сведений, и соответствующие этим степеням грифы секретности для носителей указанных сведений: «особой важности», «совершенно секретно» и «секретно» (статья 8).

Кроме того, Закон Российской Федерации «О государственной тайне» различает допуск к государственной тайне, которым признается процедура оформления права граждан на доступ к сведениям, составляющим государственную тайну, а предприятий, учреждений и организаций — на проведение работ с использованием таких сведений (абзац пятый статьи 2), и доступ к сведениям, составляющим государственную тайну, — санкционированное полномочным должностным лицом ознакомление конкретного лица со сведениями, составляющими государственную тайну (абзац шестой статьи 2).

Соответственно трем степеням секретности сведений, составляющих государственную тайну, названный Закон Российской Федерации устанавливает три формы допуска к государственной тайне должностных лиц и граждан Российской Федерации: к сведениям особой важности, совершенно секретным или секретным; при этом допуск должностных лиц и граждан к государственной тайне осуществляется в добровольном порядке и предусматривает принятие на себя обязательств перед государством по нераспространению доверенных им сведений, составляющих государственную тайну, и согласие на частичные, временные ограничения их прав в соответствии с данным Законом (части перваятретья и девятая статьи 21). Эти ограничения, согласно его статье 24, налагаются на должностных лиц и граждан, как допущенных, так и ранее допускавшихся к государственной тайне, и могут касаться права выезда за границу на срок, оговоренный в трудовом договоре (контракте) при оформлении допуска гражданина к государственной тайне, права на распространение сведений, составляющих государственную тайну, и на использование открытий и изобретений, содержащих такие сведения, а также права на неприкосновенность частной жизни при проведении проверочных мероприятий в период оформления допуска к государственной тайне.

Приведенное правовое регулирование направлено на защиту таких конституционно значимых ценностей, как обеспечение обороны страны и безопасности государства, и, следовательно, не может рассматриваться как неоправданное с точки зрения допускаемых Конституцией Российской Федерации ограничений прав и свобод человека и гражданина. Европейский Суд по правам человека в своей практике также исходит из того, что интересы национальной безопасности могут являться законной целью вмешательства в осуществление прав, установленных статьей 2 Протокола N 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (постановления от 21 декабря 2006 года по делу «Бартик против России» и от 10 февраля 2011 года по делу «Солтысяк против России»).

В отношении проходящих военную службу по контракту военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, а также федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, имеет место и специальное регулирование, обусловливающее возможность их выезда из Российской Федерации наличием разрешения командования, оформленного в порядке, установленном Правительством Российской Федерации (статья 19 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию»). Такое разрешение, согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 19 декабря 1997 года N 1598 «О порядке оформления разрешений на выезд из Российской Федерации военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, а также федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба», дается Министром обороны Российской Федерации и руководителями соответствующих федеральных органов исполнительной власти или уполномоченными ими лицами (пункты 1 и 3); документы, удостоверяющие личность гражданина Российской Федерации, по которым военнослужащие осуществляют выезд из Российской Федерации (паспорт, дипломатический паспорт, служебный паспорт, паспорт моряка), оформляются на основании справки по установленной форме, выдаваемой воинскими частями, организациями и учреждениями Вооруженных Сил Российской Федерации, а также федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба (пункт 3).

Таким образом, ограничение права гражданина Российской Федерации на выезд из Российской Федерации в связи с его осведомленностью о сведениях, составляющих государственную тайну, установленное названным Федеральным законом, — в силу диспозитивности содержащегося в нем регулирования — не является абсолютным и обязательным (право на выезд «может быть ограничено»), носит временный характер (по общему правилу, «не может превышать пять лет» со дня последнего ознакомления лица со сведениями особой важности или совершенно секретными сведениями, и только в определенных случаях — десять лет, включая срок ограничения, указанный в трудовом договоре (контракте) и, следовательно, не обусловливается наличием одного лишь основания — осведомленности лица о соответствующих сведениях.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, закрепленные статьей 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации право каждого на судебную защиту его прав и свобод и связанное с ним право на обжалование в суд решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц выступают гарантией в отношении всех других конституционных прав и свобод и не подлежат ограничению; государство обязано обеспечить полное осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной и эффективной.

 исходя из содержания взаимосвязанных положений подпункта 1 статьи 15 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» и статьи 24 Закона Российской Федерации «О государственной тайне», рассматриваемых в системе действующего правового регулирования, — не может сводиться к выяснению одного лишь факта допуска гражданина к сведениям особой важности или совершенно секретным сведениям, отнесенным к государственной тайне.

Требование соразмерности (пропорциональности) ограничения права на выезд из Российской Федерации предполагает оценку всех имеющих значение для принятия соответствующего решения обстоятельств. В каждом конкретном случае — и в отношении военнослужащих, и в отношении граждан, не проходящих военную службу, — такому решению должны предшествовать установление наличия у лица не только формального допуска к сведениям особой важности или совершенно секретным сведениям, отнесенным к государственной тайне, но и фактического доступа к ним, а также оценка всех других связанных с этим обстоятельств, обусловливающих в совокупности необходимость временного ограничения его прав в конституционно защищаемых целях, определенных статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Подчеркивая недопустимость формального подхода при принятии соответствующих решений, Конституционный Суд Российской Федерации отмечал, что реальное ограничение права гражданина Российской Федерации на выезд из страны ставится законодателем в зависимость не только от наличия формальных оснований, но и от связанных с ними конкретных фактических обстоятельств; при проверке этих обстоятельств суды общей юрисдикции не могут ограничиваться лишь установлением факта допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, пренебрегая оценкой обоснованности решения организации, принявшей на себя ответственность за ограничение права гражданина на выезд из Российской Федерации (определения от 8 октября 1998 года N 146-О и от 8 июля 1999 года N 115-О).

На это же обращал внимание в постановлении от 21 декабря 2006 года по делу «Бартик против России» Европейский Суд по правам человека, по мнению которого Межведомственная комиссия по защите государственной тайны и суды отказали заявителю в разрешении на выезд из Российской Федерации на том формальном основании, что информация, к которой он имел доступ, работая в государственном машиностроительном конструкторском бюро «Радуга», по-прежнему является секретной; вопрос о том, было ли ограничение его права на выезд за границу в частных целях все еще необходимым для достижения законной цели, которой оно было призвано служить, и могла ли быть применена менее строгая мера ограничения, ими не рассматривался.

3.3. Таким образом, взаимосвязанные положения подпункта 1 статьи 15 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» и статьи 24 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования — в силу предписаний Конституции Российской Федерации и основанных на них правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, изложенных в настоящем Постановлении, а также с учетом положений статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и сформулированных на ее основе правовых позиций Европейского Суда по правам человека — означают, что уполномоченные органы и должностные лица, принимая решение о временном ограничении гражданина в праве выезда из Российской Федерации, и суды при оценке правомерности такого решения не могут руководствоваться одним лишь формальным критерием наличия у данного гражданина допуска к сведениям особой важности или совершенно секретным сведениям, отнесенным к государственной тайне, — такое решение во всяком случае требует выяснения характера конкретной информации, к которой гражданин имел доступ в рамках своей профессиональной деятельности, и степени ее секретности, в том числе на момент обращения в уполномоченные органы в связи с предполагаемым выездом за пределы страны, а также целей выезда и других обстоятельств, наличие которых позволяет сделать вывод о необходимости применения указанного ограничения.

Приказ ФСБ России от 14.05.2020 N 198 Об утверждении Порядка принятия решений о временном ограничении права на выезд из Российской Федерации лиц, уволенных с военной службы в органах федеральной службы безопасности :

Иное означало бы несоразмерное конституционно значимым целям, обусловливающим необходимость защиты государственной тайны, которые закреплены в статьях 29 (часть 4) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, и в нарушение ее статей 15 (часть 4) и 17 (часть 1) не основанное на критериях, которые определены общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации, ограничение права свободно выезжать за пределы Российской Федерации, закрепленное статьей 27 (часть 2) Конституции Российской Федерации, и не обеспечивало бы его надлежащую судебную защиту, которая гарантируется каждому статьей 46 Конституции Российской Федерации.

4. Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, юридической силой решения Конституционного Суда Российской Федерации, в котором выявляется конституционно-правовой смысл нормы и тем самым устраняется неопределенность в ее интерпретации с точки зрения соответствия Конституции Российской Федерации, обусловливается невозможность применения данной нормы (а значит, прекращение действия) в любом другом истолковании, расходящемся с ее конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации. Иное — в нарушение статьи 125 (части 4 и 6) Конституции Российской Федерации и части третьей статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» — означало бы возможность применения нормы в прежнем ее понимании, не соответствующем Конституции Российской Федерации и влекущем нарушение конституционных прав граждан, в том числе заявителя. В силу этого решение Конституционного Суда Российской Федерации, которым выявляется конституционно-правовой смысл нормы и которым исключается любое иное ее истолкование и применение, как не соответствующее Конституции Российской Федерации и, следовательно, нарушающее конституционные права граждан, имеет юридические последствия, предусмотренные пунктами 2 и 3 части первой статьи 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», гарантирующей пересмотр дела заявителя компетентным органом в обычном порядке (постановления от 21 января 2010 года N 1-П, от 26 февраля 2010 года N 4-П и от 21 декабря 2011 года N 30-П, Определение от 11 ноября 2008 года N 556-О-Р); вместе с тем право каждого на судебную защиту его прав и свобод, как оно сформулировано в статье 46 Конституции Российской Федерации, не предполагает возможность выбора гражданином по своему усмотрению той или иной процедуры судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным видам судопроизводства и категориям дел определяются, исходя из Конституции Российской Федерации, федеральным законом (определения от 24 ноября 2005 года N 508-О, от 19 июня 2007 года N 389-О-О, от 15 апреля 2008 года N 314-О-О и др.).

Как следует из судебных постановлений, вынесенных в отношении заявителя по настоящему делу — гражданина А.Н. Ильченко, он оспаривал в судах действия должностного лица, отказавшего ему в оформлении паспорта, которым удостоверяется личность гражданина Российской Федерации за пределами ее территории, и этот спор по первой инстанции был разрешен Пресненским районным судом города Москвы. Отказ же в разрешении на выезд из Российской Федерации в связи с осведомленностью о сведениях, составляющих государственную тайну, им не оспаривался.

Следовательно, заявитель вправе обратиться в суд с соответствующим заявлением с учетом правил подсудности, установленных частью второй статьи 254 ГПК Российской Федерации, согласно которой отказ в разрешении на выезд из Российской Федерации оспаривается в соответствующем верховном суде республики, краевом, областном суде, суде города федерального значения, суде автономной области, суде автономного округа по месту принятия решения об оставлении просьбы о выезде без удовлетворения. Он также не лишен возможности обжаловать принятое в отношении него решение об ограничении права на выезд из Российской Федерации на основании статьи 17 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» в соответствующую межведомственную комиссию.

Закон РФ от 21.07.1993 N 5485-1 (ред. от 09.03.2021) О государственной тайне

Статья 2. Основные понятия, используемые в настоящем Законе

В настоящем Законе используются следующие основные понятия:

государственная тайна — защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации;

носители сведений, составляющих государственную тайну, — материальные объекты, в том числе физические поля, в которых сведения, составляющие государственную тайну, находят свое отображение в виде символов, образов, сигналов, технических решений и процессов;

система защиты государственной тайны — совокупность органов защиты государственной тайны, используемых ими средств и методов защиты сведений, составляющих государственную тайну, и их носителей, а также мероприятий, проводимых в этих целях;

допуск к государственной тайне — процедура оформления права граждан на доступ к сведениям, составляющим государственную тайну, а предприятий, учреждений и организаций — на проведение работ с использованием таких сведений;

доступ к сведениям, составляющим государственную тайну, — санкционированное полномочным должностным лицом ознакомление конкретного лица со сведениями, составляющими государственную тайну;

гриф секретности — реквизиты, свидетельствующие о степени секретности сведений, содержащихся в их носителе, проставляемые на самом носителе и (или) в сопроводительной документации на него;

средства защиты информации — технические, криптографические, программные и другие средства, предназначенные для защиты сведений, составляющих государственную тайну, средства, в которых они реализованы, а также средства контроля эффективности защиты информации.

Перечень сведений, составляющих государственную тайну, — совокупность категорий сведений, в соответствии с которыми сведения относятся к государственной тайне и засекречиваются на основаниях и в порядке, установленных федеральным законодательством.

ВАЖНО!!! Постановление Правительства РФ от 6 февраля 2010 г. N 63 «Об утверждении Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне» 

1. Настоящая Инструкция, разработанная в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственной тайне, определяет порядок допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации (далее — граждане) к государственной тайне и формы учетной документации, необходимой для оформления такого допуска, согласно приложению.

Положения настоящей Инструкции обязательны для выполнения государственными органами, органами местного самоуправления и организациями, которые выполняют работы, связанные с использованием сведений, составляющих государственную тайну, либо намерены получить в установленном порядке лицензию на право проведения таких работ (далее — организации), гражданами, взявшими на себя обязательства либо обязанными по своему статусу исполнять законодательство Российской Федерации о государственной тайне.

 В соответствии со степенями секретности сведений, составляющих государственную тайну, устанавливаются следующие формы допуска граждан к государственной тайне:

первая форма — для граждан, допускаемых к сведениям особой важности;

вторая форма — для граждан, допускаемых к совершенно секретным сведениям;

третья форма — для граждан, допускаемых к секретным сведениям.

Доступ граждан к сведениям, составляющим государственную тайну, разрешается только при наличии у них допуска к государственной тайне по соответствующей форме. Наличие у граждан допуска к сведениям более высокой степени секретности является основанием для их доступа к сведениям более низкой степени секретности.

Закон РФ от 21.07.1993 N 5485-1 (ред. от 09.03.2021) О государственной тайне :

Раздел III. ОТНЕСЕНИЕ СВЕДЕНИЙ К ГОСУДАРСТВЕННОЙ ТАЙНЕ И ИХ ЗАСЕКРЕЧИВАНИЕ

Статья 6. Принципы отнесения сведений к государственной тайне и засекречивания этих сведений

Отнесение сведений к государственной тайне и их засекречивание осуществляется в соответствии с принципами законности, обоснованности и своевременности.

Законность отнесения сведений к государственной тайне и их засекречивание заключается в соответствии засекречиваемых сведений положениям статей 5 и 7 настоящего Закона и законодательству Российской Федерации о государственной тайне.

( Статья 5. Перечень сведений, составляющих государственную тайну Государственную тайну составляют: 1) сведения в военной области:

о содержании стратегических и оперативных планов, документов боевого управления по подготовке и проведению операций, стратегическому, оперативному и мобилизационному развертыванию Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, предусмотренных Федеральным законом «Об обороне», об их боевой и мобилизационной готовности, о создании и об использовании мобилизационных ресурсов;

о планах строительства Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск Российской Федерации, о направлениях развития вооружения и военной техники, о содержании и результатах выполнения целевых программ, научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию и модернизации образцов вооружения и военной техники;

о разработке, технологии, производстве, об объемах производства, о хранении, об утилизации ядерных боеприпасов, их составных частей, делящихся ядерных материалов, используемых в ядерных боеприпасах, о технических средствах и (или) методах защиты ядерных боеприпасов от несанкционированного применения, а также о ядерных энергетических и специальных физических установках оборонного значения;

о тактико-технических характеристиках и возможностях боевого применения образцов вооружения и военной техники, о свойствах, рецептурах или технологиях производства новых видов ракетного топлива или взрывчатых веществ военного назначения;

о дислокации, назначении, степени готовности, защищенности режимных и особо важных объектов, об их проектировании, строительстве и эксплуатации, а также об отводе земель, недр и акваторий для этих объектов;

о дислокации, действительных наименованиях, об организационной структуре, о вооружении, численности войск и состоянии их боевого обеспечения, а также о военно-политической и (или) оперативной обстановке;)

Статья 7. Сведения, не подлежащие отнесению к государственной тайне и засекречиванию

Не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию сведения:

о чрезвычайных происшествиях и катастрофах, угрожающих безопасности и здоровью граждан, и их последствиях, а также о стихийных бедствиях, их официальных прогнозах и последствиях;

о состоянии здравоохранения, санитарии, демографии, образования, культуры, сельского хозяйства, а также о состоянии преступности;

о привилегиях, компенсациях и социальных гарантиях, предоставляемых государством гражданам, должностным лицам, предприятиям, учреждениям и организациям;

о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина;

о размерах золотого запаса и государственных валютных резервах Российской Федерации;

о состоянии здоровья высших должностных лиц Российской Федерации;

о фактах нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами;

составляющие информацию о состоянии окружающей среды (экологическую информацию).

Должностные лица, принявшие решения о засекречивании перечисленных сведений либо о включении их в этих целях в носители сведений, составляющих государственную тайну, несут уголовную, административную или дисциплинарную ответственность в зависимости от причиненного обществу, государству и гражданам материального и морального ущерба. Граждане вправе обжаловать такие решения в суд.

Статья 9. Порядок отнесения сведений к государственной тайне

Отнесение сведений к государственной тайне осуществляется в соответствии с Перечнем сведений, составляющих государственную тайну, определяемым настоящим Законом, руководителями органов государственной власти в соответствии с Перечнем должностных лиц, наделенных полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, утверждаемым Президентом Российской Федерации. Указанные лица несут персональную ответственность за принятые ими решения о целесообразности отнесения конкретных сведений к государственной тайне.

В тексте контракта я давал согласие на ограничение своих прав, которые, в частности касались и ограничения права на выезд из РФ на срок до 5 лет со дня последнего ознакомления с особой важности или совершенно секретными сведениями.

1. В соответствии с ст. 24 Закона РФ от 21.07.1993 № 5485 – 1 «О государственной тайне» должностное лицо или гражданин, допущенные или ранее допускавшиеся к государственной тайне, могут быть временно ограничены в своих правах. Ограничения могут касаться права выезда за границу на срок, оговоренный в трудовом договоре (контракте) при оформлении допуска гражданина к государственной тайне. Аналогичная норма закреплена и пунктом 1 статьи 15 Федерального закона от 15.08.1996 № 114 – ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию».

Статья 24. Ограничения прав должностного лица или гражданина, допущенных или ранее допускавшихся к государственной тайне

Должностное лицо или гражданин, допущенные или ранее допускавшиеся к государственной тайне, могут быть временно ограничены в своих правах. Ограничения могут касаться:

права выезда за границу на срок, оговоренный в трудовом договоре (контракте) при оформлении допуска гражданина к государственной тайне;

2 Приказ ФСБ России от 14.05.2020 № 198 «Об утверждении Порядка принятия решений о временном ограничении права на выезд из Российской Федерации лиц, уволенных с военной службы в органах федеральной службы безопасности» вступил в силу 30.06.2020. Порядок, утвержденный данным приказом, определен в соответствии с подпунктом 7.1. статьи 15 Федерального закона от 15.08.1996 № 114 – ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», на основании данного приказа подписанные решения об ограничении выезда за границу РФ заверяются печатью органа безопасности и доводятся до граждан под подпись до дня исключения их из списков личного состава. В нарушение данного пункта, я не был ознакомлен с данным решением до настоящего момента, а из списков личного состава исключен 25 сентября 2020 года. Акт об отказе от ознакомления с решением в моем присутствии также не составлялся.

Приложение. Решение о временном ограничении права на выезд из Российской Федерации лица, уволенного с военной службы в органах федеральной службы безопасности…. к Порядку (п.5)


4. Подпункт 7.1. статьи 15 Федерального закона от 15.08.1996 № 114 – ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» введен Федеральным законом от 16.12.2019 № 433 – ФЗ «О внесении изменений в статьи 15 и 18 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», и данный ФЗ не содержит в себе информации о распространении, указанных в нем положений на правоотношения, возникшие до его принятия, а следовательно подчиняется общему правилу (указанный ФЗ распространяет свое действие на правоотношения, возникшие после его вступления в силу).

5. Дополнительно сообщаю, что никаких документов, каким – либо образом ограничивающих мое право на выезд из РФ, кроме контракта о прохождении военной службы, я не подписывал, а следовательно считаю необоснованным ограничение моего права на выезд из РФ на срок, не оговоренный в контракте о прохождении военной службы.

6. В соответствии с Постановлением КС РФ от 7 июня 2012 г. № 14-П по делу о проверке конституционности положений подпункта 1 статьи 15 Федерального закона «О порядке выезда из российской федерации и въезда в российскую федерацию» принятие решения о временном ограничении права гражданина на выезд из Российской Федерации ставится в зависимость не только от непосредственно предусмотренных ими формальных оснований; такое решение не может основываться на установлении одного лишь факта допуска к сведениям особой важности или совершенно секретным сведениям, отнесенным к государственной тайне, и во всяком случае требует выяснения характера конкретной информации, к которой гражданин имел доступ в рамках своей профессиональной деятельности.

В связи с чем, считаю, что сведения, с которыми я был ознакомлен в 2016 году, составляющие государственную тайну с грифом «совершенно секретно», на момент моего увольнения в 2020 году не имели актуальности, а само ознакомление носило формальный характер.

Приложение. Порядок принятия решений о временном ограничении права на выезд из Российской Федерации лиц, уволенных с военной службы в органах федеральной службы безопасности к приказу ФСБ России от 14 мая 2020 года N 198

1. Настоящий Порядок регламентирует вопросы принятия решений о временном ограничении права на выезд из Российской Федерации

2. Решения принимаются в соответствии с подпунктом 7.1 статьи 15 Федерального закона от 15 августа 1996 г. N 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» на срок до пяти лет со дня увольнения граждан с военной службы в органах безопасности.

3.5. Руководителями, начальниками подразделений ФСБ России, подразделений служб ФСБ России, имеющими право издавать приказы по личному составу, — в отношении граждан, замещающих (замещавших) воинские должности в возглавляемых ими подразделениях ФСБ России и подразделениях служб ФСБ России, а также воинские должности руководителей, начальников подчиненных органов безопасности.

3.6. Начальниками органов безопасности, имеющими право издавать приказы по личному составу, — в отношении граждан, замещающих (замещавших) воинские должности в возглавляемых ими органах безопасности

4. При принятии решения уполномоченными должностными лицами:

а) учитывается характер сведений, с которыми граждане были ознакомлены в период военной службы в органах безопасности, их актуальность на дату увольнения, а также степень секретности этих сведений в соответствии с Законом Российской Федерации от 21 июля 1993 г. N 5485-1 «О государственной тайне» (особой важности, совершенно секретные или секретные сведения);

б) оцениваются угрозы безопасности Российской Федерации, собственной безопасности органов безопасности и граждан, которые могут возникнуть вследствие их выезда из Российской Федерации, с учетом требований Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. N 5485-1 «О государственной тайне»Федерального закона от 28 декабря 2010 г. N 390-ФЗ «О безопасности»

5. Решения оформляются подразделениями кадров органов безопасности в письменной форме (рекомендуемый образец решения приведен в приложении к настоящему Порядку) и представляются на подпись уполномоченным должностным лицам с учетом срока, указанного в пункте 6 настоящего Порядка.

6. Подписанные решения заверяются печатью органа безопасности и доводятся до граждан под подпись до дня исключения их из списков личного состава.

При отказе гражданина от ознакомления с решением составляется акт об отказе от ознакомления.

7. О принятом уполномоченными должностными лицами решении информируется уполномоченное подразделение Пограничной службы ФСБ России с указанием срока, на который гражданин временно ограничен в праве на выезд из Российской Федерации.

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ ( пример 2)

В ….. районный суд адрес……

Истец : ……..

Ответчик : ………..

Исковое заявление на нарушенное право выезда за границу Российской Федерации, сроком на 5 лет

На основании Закона РФ от 21.07.1993 N 5485-1 (ред. от 09.03.2021)» О государственной тайне». Статьи 4.» Полномочия органов государственной власти и должностных лиц в области отнесения сведений к государственной тайне и их защиты» п.5. Органы судебной власти:

рассматривают уголовные, гражданские и административные дела о нарушениях законодательства Российской Федерации о государственной тайне;

обеспечивают судебную защиту граждан, органов государственной власти, предприятий, учреждений и организаций в связи с их деятельностью по защите государственной тайны;обеспечивают в ходе рассмотрения указанных дел защиту государственной тайны;определяют полномочия должностных лиц по обеспечению защиты государственной тайны в органах судебной власти.

Я обращаюсь в Суд с просьбой восстановить мое не законно нарушенное право на выезды за границу Российской Федерации.

Я ФИО проходила службу в ………. ,

На основании Приказа ФСБ России от 14.05.2020 № 198 «Об утверждении Порядка принятия решений о временном ограничении права на выезд из Российской Федерации лиц, уволенных с военной службы в органах федеральной службы безопасности» вступил в силу 30.06.2020. Порядок, утвержденный данным приказом, определен в соответствии с подпунктом 7.1. статьи 15 Федерального закона от 15.08.1996 № 114 – ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», на основании данного приказа подписанные решения об ограничении выезда за границу РФ заверяются печатью органа безопасности и доводятся до граждан под подпись до дня исключения их из списков личного состава, Я была ознакомлена с решением « о временном ограничении права на выезд из Российской Федерации лица, уволенного с военной службы в органах федеральной службы безопасности«….. в которым ограничено мое право на выезд за рубеж на 5 лет. Я обратилась с заявлением (копию прилагаю) к ……. где попросила пояснить мне с какими сведениями содержащими информацию отнесенную к Государственной тайне Я была ознакомлена за последние 5 лет , а также пояснить кто где и когда , каким образом знакомил меня с данными сведениями

Однако из полученного ответа ( копию прилагаю) очевидно что представить доказательства моего ознакомления с сведениями отнесенными к государственной тайне должностные лица предьявить не могут , и поэтому ораничиваюся формальным подходом выраженном в Приказе ФСБ России от 14.05.2020 N 198 «Об утверждении Порядка принятия решений о временном ограничении права на выезд из Российской Федерации лиц, уволенных с военной службы в органах федеральной службы безопасности» в виде оформления «Решения о временном ограничении права на выезд из Российской Федерации лица, уволенного с военной службы в органах федеральной службы безопасности» в соответствии с приложением к Порядку (п. 5).

Считаю эти действия нарушением моих прав так как :

  1. Решение о запрете мне выезда за рубеж , а также ответ на мое заявление ( копии прилагаю) противоречат Постановлению Конституционного Суда РФ от 07.06.2012 N 14-П «По делу о проверке конституционности положений подпункта 1 статьи 15 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» и статьи 24 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» в связи с жалобой гражданина А.Н. Ильченко» в котором указано о не допустимости формального подхода : » В Российской Федерации как правовом и демократическом государстве защита указанных конституционных ценностей предполагает, как следует из статей 17 (часть 3)19, 55 (части 2 и 3) и 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации, возможность — в соответствии с конституционно одобряемыми целями на основе принципов разумности и соразмерности при соблюдении баланса публичных и частных интересов — ограничений прав и свобод человека и гражданина, включая права, закрепленные статьями 27 (часть 2) и 29 (часть 4) Конституции Российской Федерации, с тем чтобы не допустить умаления этих прав, т.е. искажения самого их существа. Соответственно, федеральный законодатель, определяя средства и способы защиты государственных интересов, должен использовать лишь те из них, которые для конкретной правоприменительной ситуации исключают возможность несоразмерного ограничения прав и свобод человека и гражданина, и исходить из того, что публичные интересы, перечисленные в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, оправдывают правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения адекватны социально необходимому результату и, не будучи чрезмерными, необходимы и строго обусловлены этими публичными интересами; цели же одной только рациональной организации деятельности органов власти не могут служить основанием для ограничения прав и свобод (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1995 года N 17-П, от 14 ноября 2005 года N 10-П, от 26 декабря 2005 года N 14-П, от 16 июля 2008 года N 9-П и др.).» Также : «

Протокол N 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод также предусматривает, что каждый свободен покидать любую страну, включая свою собственную, и что пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности или общественного спокойствия, для поддержания общественного порядка, предотвращения преступлений, охраны здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц (статья 2).

Приняв на себя вытекающие из членства в Совете Европы как организации, состоящей из государств — приверженцев принципов личной свободы, политической независимости и верховенства права, обязательства, связанные с отменой ограничений на зарубежные поездки лиц, имеющих доступ к государственной тайне, за исключением общепринятых в государствах — членах Совета Европы, Российская Федерация, должна осуществлять их реализацию исходя из требований Конституции Российской Федерации и соблюдая в конкретных исторических условиях баланс интересов, обусловленных необходимостью обеспечения собственного суверенитета и безопасности, с одной стороны, и процессом интеграции в мировое сообщество — с другой.«, «

Кроме того, Закон Российской Федерации «О государственной тайне» различает допуск к государственной тайне, которым признается процедура оформления права граждан на доступ к сведениям, составляющим государственную тайну, а предприятий, учреждений и организаций — на проведение работ с использованием таких сведений (абзац пятый статьи 2), и доступ к сведениям, составляющим государственную тайну, — санкционированное полномочным должностным лицом ознакомление конкретного лица со сведениями, составляющими государственную тайну (абзац шестой статьи 2).

Соответственно трем степеням секретности сведений, составляющих государственную тайну, названный Закон Российской Федерации устанавливает три формы допуска к государственной тайне должностных лиц и граждан Российской Федерации: к сведениям особой важности, совершенно секретным или секретным; при этом допуск должностных лиц и граждан к государственной тайне осуществляется в добровольном порядке и предусматривает принятие на себя обязательств перед государством по нераспространению доверенных им сведений, составляющих государственную тайну, и согласие на частичные, временные ограничения их прав в соответствии с данным Законом (части перваятретья и девятая статьи 21). Эти ограничения, согласно его статье 24, налагаются на должностных лиц и граждан, как допущенных, так и ранее допускавшихся к государственной тайне, и могут касаться права выезда за границу на срок, оговоренный в трудовом договоре (контракте) при оформлении допуска гражданина к государственной тайне, права на распространение сведений, составляющих государственную тайну, и на использование открытий и изобретений, содержащих такие сведения, а также права на неприкосновенность частной жизни при проведении проверочных мероприятий в период оформления допуска к государственной тайне.

Приведенное правовое регулирование направлено на защиту таких конституционно значимых ценностей, как обеспечение обороны страны и безопасности государства, и, следовательно, не может рассматриваться как неоправданное с точки зрения допускаемых Конституцией Российской Федерации ограничений прав и свобод человека и гражданина. Европейский Суд по правам человека в своей практике также исходит из того, что интересы национальной безопасности могут являться законной целью вмешательства в осуществление прав, установленных статьей 2 Протокола N 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (постановления от 21 декабря 2006 года по делу «Бартик против России» и от 10 февраля 2011 года по делу «Солтысяк против России»).» , » исходя из содержания взаимосвязанных положений подпункта 1 статьи 15 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» и статьи 24 Закона Российской Федерации «О государственной тайне», рассматриваемых в системе действующего правового регулирования, — не может сводиться к выяснению одного лишь факта допуска гражданина к сведениям особой важности или совершенно секретным сведениям, отнесенным к государственной тайне.

Требование соразмерности (пропорциональности) ограничения права на выезд из Российской Федерации предполагает оценку всех имеющих значение для принятия соответствующего решения обстоятельств. В каждом конкретном случае — и в отношении военнослужащих, и в отношении граждан, не проходящих военную службу, — такому решению должны предшествовать установление наличия у лица не только формального допуска к сведениям особой важности или совершенно секретным сведениям, отнесенным к государственной тайне, но и фактического доступа к ним, а также оценка всех других связанных с этим обстоятельств, обусловливающих в совокупности необходимость временного ограничения его прав в конституционно защищаемых целях, определенных статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Подчеркивая недопустимость формального подхода при принятии соответствующих решений, Конституционный Суд Российской Федерации отмечал, что реальное ограничение права гражданина Российской Федерации на выезд из страны ставится законодателем в зависимость не только от наличия формальных оснований, но и от связанных с ними конкретных фактических обстоятельств; при проверке этих обстоятельств суды общей юрисдикции не могут ограничиваться лишь установлением факта допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, пренебрегая оценкой обоснованности решения организации, принявшей на себя ответственность за ограничение права гражданина на выезд из Российской Федерации (определения от 8 октября 1998 года N 146-О и от 8 июля 1999 года N 115-О).«

 Таким образом, взаимосвязанные положения подпункта 1 статьи 15 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» и статьи 24 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования — в силу предписаний Конституции Российской Федерации и основанных на них правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, изложенных в настоящем Постановлении, а также с учетом положений статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и сформулированных на ее основе правовых позиций Европейского Суда по правам человека — означают, что уполномоченные органы и должностные лица, принимая решение о временном ограничении гражданина в праве выезда из Российской Федерации, и суды при оценке правомерности такого решения не могут руководствоваться одним лишь формальным критерием наличия у данного гражданина допуска к сведениям особой важности или совершенно секретным сведениям, отнесенным к государственной тайне, — такое решение во всяком случае требует выяснения характера конкретной информации, к которой гражданин имел доступ в рамках своей профессиональной деятельности, и степени ее секретности, в том числе на момент обращения в уполномоченные органы в связи с предполагаемым выездом за пределы страны, а также целей выезда и других обстоятельств, наличие которых позволяет сделать вывод о необходимости применения указанного ограничения.

2 На основании Закона РФ от 21.07.1993 N 5485-1 (ред. от 09.03.2021)» О государственной тайне». Статьи 6. «Принципы отнесения сведений к государственной тайне и засекречивания этих сведений«:

Отнесение сведений к государственной тайне и их засекречивание осуществляется в соответствии с принципами законности, обоснованности и своевременности.

Законность отнесения сведений к государственной тайне и их засекречивание заключается в соответствии засекречиваемых сведений положениям статей 5 и 7 настоящего Закона и законодательству Российской Федерации о государственной тайне.

Обоснованность отнесения сведений к государственной тайне и их засекречивание заключается в установлении путем экспертной оценки целесообразности засекречивания конкретных сведений, вероятных экономических и иных последствий этого акта исходя из баланса жизненно важных интересов государства, общества и граждан.

Также Статья 7. «Сведения, не подлежащие отнесению к государственной тайне и засекречиванию» — указывает , что : «Должностные лица, принявшие решения о засекречивании перечисленных сведений либо о включении их в этих целях в носители сведений, составляющих государственную тайну, несут уголовную, административную или дисциплинарную ответственность в зависимости от причиненного обществу, государству и гражданам материального и морального ущерба. Граждане вправе обжаловать такие решения в суд.»

Статья 9. «Порядок отнесения сведений к государственной тайне» указывает, что : «Отнесение сведений к государственной тайне осуществляется в соответствии с их отраслевой, ведомственной или программно-целевой принадлежностью, а также в соответствии с настоящим Законом.

Обоснование необходимости отнесения сведений к государственной тайне в соответствии с принципами засекречивания сведений возлагается на органы государственной власти, предприятия, учреждения и организации, которыми эти сведения получены (разработаны).

Отнесение сведений к государственной тайне осуществляется в соответствии с Перечнем сведений, составляющих государственную тайну, определяемым настоящим Законом, руководителями органов государственной власти в соответствии с Перечнем должностных лиц, наделенных полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, утверждаемым Президентом Российской Федерации. Указанные лица несут персональную ответственность за принятые ими решения о целесообразности отнесения конкретных сведений к государственной тайне.

3 Подпункт 7.1. статьи 15 Федерального закона от 15.08.1996 № 114 – ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» введен Федеральным законом от 16.12.2019 № 433 – ФЗ «О внесении изменений в статьи 15 и 18 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», и данный ФЗ не содержит в себе информации о распространении, указанных в нем положений на правоотношения, возникшие до его принятия, а следовательно подчиняется общему правилу (указанный ФЗ распространяет свое действие на правоотношения, возникшие после его вступления в силу).

4 Законодательство о тайне запрещает засекречивать информацию о нарушении законности. Такие положения закреплены, среди прочего:- в статье 7 Закона Российской Федерации Закон от 21.07.1993 N5485-1 «О государственной тайне », согласно которой не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию сведения о фактах нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами ,  Отказ в ознакомлении с информацией должен быть письменно мотивирован.

На основании вышесказанного ПРОШУ :

  1. Восстановить мое право на выезд за пределы Российской Федерации в связи с тем , что ни с какими сведениями содержащими Государственную тайну Я не была ознакомлена.
  2. Обязать ответчика предоставить в Суд информацию где , кем и когда Я была ознакомлена со сведениями содержащими Государственную тайну, а также в чем они выражались.
  3. Обязать ответчика отменить принятое в отношении меня «Решение о временном ограничении права на выезд из Российской Федерации лица, уволенного с военной службы в органах федеральной службы безопасности»

Приложения :

 Законодательство о тайне запрещает засекречивать информацию о нарушении законности. Такие положения закреплены, среди прочего:- в статье 7 Закона Российской Федерации Закон от 21.07.1993 N5485-1 «О государственной тайне », согласно которой не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию сведения о фактах нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами 

По смыслу ст. 7 Закона РФ от 21.07.1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне » не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию сведения , в том числе о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина и нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами. При этом должностные лица, принявшие решения о засекречивании перечисленных сведений либо о включении их в этих целях в носители сведений , составляющих государственную тайну , несут уголовную, административную или дисциплинарную ответственность в зависимости от причиненного обществу, государству и гражданам материального и морального ущерба. № 2а-105/2017
25 июля 2017 годаг. Фокино
Фокинский гарнизонный военный суд 

Комментарий к постановлению Правительства РФ от 6 февраля 2010 г. № 63 «Об утверждении Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне»

Источник: https://www.kdelo.ru/art/68422-qqk-kommentariy-k-postanovleniyu-pravitelstva-rf-ot-6-fevralya-2010-g-63-ob-utverjdenii

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки.

Документ разработан в соответствии с законом «О государственной тайне» и определяет порядок допуска должностных лиц и граждан (далее – граждане) Российской Федерации к государственной тайне (далее – гостайна) как по основной работе, так и по совместительству и при командировании в другие организации. Документ обязателен для применения государственными органами и органами местного самоуправления,

Общие положения В Инструкции определено, что доступ граждан к сведениям, составляющим гостайну, разрешается только при наличии у них допуска по соответствующей форме. Если у гражданина есть допуск к сведениям более высокой степени секретности, то он допускается к сведениям более низкой степени секретности. Допуск граждан к государственной тайне оформляется по месту работы (службы). Обязательства гражданина перед государством по соблюдению гостайны отражаются в трудовом договоре (контракте) (если он заключен) или оформляются в виде расписки (форма 2 к Инструкции). Проверочные мероприятия, связанные с оформлением упомянутого допуска, осуществляются (п. 8 Инструкции): органами безопасности по месту расположения организаций, их территориально обособленных подразделений; федеральным органом исполнительной власти во взаимодействии с федеральным органом исполнительной власти, в случае если граждане принимаются в федеральный орган исполнительной власти. Военные комиссариаты по месту воинского учета граждан оформляют допуск к гостайне лиц, которые (п. 5 Инструкции): пребывают в запасе и поступают на военную службу по контракту; подлежат призыву на военную службу (в том числе по мобилизации); подлежат призыву на военные сборы; не пребывают в запасе и подлежат призыву для прохождения военной службы. Работа граждан со сведениями, составляющими гостайну, накладывает на них определенные обязательства (п. 7 Инструкции): по нераспространению доверенных им сведений; дачу письменного согласия на частичное, временное ограничение их прав (ст. 24 Закона Российской Федерации «О государственной тайне»); дачу письменного согласия на проведение проверочных мероприятий в их отношении; определение видов, размеров и порядка предоставления социальных гарантий, предусмотренных законодательством Российской Федерации; ознакомление с нормами законодательства Российской Федерации о государственной тайне, предусматривающими ответственность за его нарушение; принятие руководителем организации решения (в письменном виде) о допуске оформляемого гражданина к сведениям, составляющим государственную тайну.

Гражданину может быть отказано в допуске к сведениям, составляющим гостайну в случаях (п. 12 Инструкции): признания по решению суда недееспособным, ограниченно дееспособным, рецидивистом; нахождения под судом или следствием за государственные или иные тяжкие преступления; наличия неснятой судимости за государственные или иные тяжкие преступления; наличия у гражданина медицинских противопоказаний для работы с использованием сведений, составляющих государственную тайну; постоянного проживания его самого и (или) его близких родственников за границей и (или) оформления указанными гражданами документов для выезда на постоянное место жительства в другие государства; выявления в результате проверочных мероприятий действий гражданина, создающих угрозу безопасности Российской Федерации; уклонения гражданина от проверочных мероприятий и (или) сообщение заведомо ложных сведений о себе.

Должностное лицо, принявшее решение о допуске гражданина к гостайне, может принять решение о прекращении такого допуска в случаях (п. 15 Инструкции): расторжения с ним трудового договора (контракта) в связи с проведением организационных и (или) штатных мероприятий; однократного нарушения им обязательств, связанных с защитой гостайны; возникновения обстоятельств, являющихся основанием для отказа в допуске к гостайне. Гражданин может обжаловать решение о прекращении допуска к гостайне в вышестоящую организацию или в суд. Но при этом гражданин не освобождается от ранее взятых им обязательств по неразглашению сведений. Персональную ответственность за подбор граждан, допускаемых к государственной тайне несут руководители организаций. Формы допуска граждан к гостайне Форма допуска Категория граждан первая форма граждане, допускаемые к сведениям особой важности вторая форма граждане, допускаемые к совершенно секретным сведениям третья форма граждане, допускаемые к секретным сведениям Кто принимает решение о допуске граждан к гостайне (п. 13 Инструкции) Лицо Категория граждан военный комиссар граждане, пребывающие в запасе и подлежащие призыву на военную службу по мобилизации или на военные сборы должностные лица, обладающие полномочиями по назначению на должность руководители госорганов и государственных организаций руководитель организации – заказчика работ руководители негосударственных организаций Порядок оформления допуска к государственной тайне Перечень должностей, при назначении на которые гражданам оформляется допуск к гостайне, определяется номенклатурой должностей работников, подлежащих оформлению на допуск к государственной тайне (форма 3 к Инструкции). Эта номенклатура разрабатывается режимно-секретным подразделением организации и подписывается его руководителем.

Кадровые подразделения (работники, ведущие кадровую работу) организации готовят материалы для оформления допуска граждан к гостайне. Запрещается направлять граждан в режимно-секретные подразделения и органы безопасности по вопросам, связанным с оформлением допуска к гостайне.

Граждане, которым оформляется допуск к гостайне, должны представить документы (п. 28 Инструкции): собственноручно заполненную анкету (форма 4); документы, удостоверяющие личность; документы, подтверждающие сведения, указанные в анкете (паспорт, военный билет, трудовую книжку, свидетельство о рождении, свидетельство о заключении (расторжении) брака, диплом об образовании и т. п.); справку об отсутствии медицинских противопоказаний для работы со сведениями, составляющими государственную тайну. Работники кадрового подразделения должны (п. 29 Инструкции): ознакомить гражданина, оформляемого на допуск к гостайне, с нормами законодательства Российской Федерации о гостайне, предусматривающими ответственность за его нарушение; сверить сведения, указанные гражданином в анкете, со сведениями, содержащимися в представленных документах; уточнить при необходимости отдельные сведения, указанные в анкете; довести до гражданина, оформляемого на допуск к гостайне, обязательства перед государством о соблюдении требований законодательства Российской Федерации о гостайне.

Анкету гражданина должен подписать работник кадрового подразделения, затем заверить печатью организации или кадрового подразделения. Режимно-секретное подразделение организации (п. 31 Инструкции): разрабатывает рекомендации для кадрового подразделения по порядку оформления на работу (службу) граждан; запрашивает карточки (форма 1 к Инструкции) в режимно-секретных подразделениях тех организаций, в которых оформляемые на работу (службу) граждане работали (служили) в течение последних 5 лет; анализирует материалы, представляемые кадровым подразделением и полученные от режимно-секретных подразделений с прежних мест работы (службы) граждан, оформляемых на работу (службу), на предмет выявления оснований для отказа гражданину в оформлении допуска к гостайне; оформляет, учитывает и хранит карточки (форма 1 к Инструкции), копии трудового договора (контракта) и расписки, содержащие обязательства граждан по соблюдению требований законодательства Российской Федерации о государственной тайне (форма 2 к Инструкции); осуществляет контроль за исполнением установленных требований по допуску граждан к гостайне; осуществляет учет предписаний на выполнение задания (форма 5 к Инструкции) и справок о соответствующей форме допуска (формы 6–8 к Инструкции); проводит инструктаж граждан, допускаемых к гостайне; направляет в орган безопасности документы, перечисленные в пункте 33 Инструкции: а) письмо с обоснованием необходимости оформления допуска. При этом в письме указывается: должность, на которую оформляется гражданин, ее порядковый номер в номенклатуре должностей, дату и номер согласования номенклатуры должностей, количество работников, подлежащих оформлению на допуск к гостайне и допущенных к гостайне по указанной должности. Также в письме надо указать форму и номер ранее имевшегося у гражданина допуска, дату окончания проведения проверочных мероприятий и наименование органа безопасности, который их проводил, причину переоформления допуска (если допуск переоформляется), отсутствие медицинских противопоказаний; б) анкета, заполненная гражданином не ранее чем за месяц до направления материалов в орган безопасности; в) карточка, зарегистрированная в журнале учета карточек на допуск граждан к гостайне(форма 9, форма 10); г) учетная карточка на допуск к гостайне; д) списки на оформляемого гражданина и его родственников.

Органы безопасности могут запрашивать в организациях и дополнительные документы, необходимые для проведения проверочных мероприятий.

После прекращения допуска к гостайне копия трудового договора (контракта) или расписка, содержащая обязательства гражданина по соблюдению требований законодательства Российской Федерации о гостайне (форма 2 к Инструкции), и карточка (форма 1 к Инструкции) хранятся в режимно-секретном подразделении до истечения срока наложения ограничений на права гражданина, но не менее 5 лет, после чего уничтожаются в установленном порядке. Оформление допуска к гостайне при работе по совместительству При необходимости оформления гражданину, имеющему допуск к гостайне, такого же допуска для работы по совместительству в другой организации по соответствующему запросу изготавливается дубликат карточки (форма 1 к Инструкции), который направляется в запрашивающую организацию (п. 49 Инструкции). Режимно-секретное подразделение в месячный срок направляет в орган безопасности по месту расположения своей организации уведомление, в котором указывает адрес и наименование организации, в которую направлен дубликат карточки (форма 1). После того как организация, в которой гражданин работает по совместительству, получит дубликат карточки, она оформляет гражданину допуск к гостайне и в месячный срок направляет в орган безопасности по месту своего расположения уведомление с приложением учетной карточки на допуск к гостайне (форма 10 к Инструкции). На обороте учетной карточки указывают: форму и номер допуска к гостайне, дату окончания проверочных мероприятий, наименование органа безопасности, проводившего проверочные мероприятия, дату решения о допуске гражданина. Документы[3], которые необходимо предъявить для доступа к гостайне в принимающей организации Документ Порядок оформления предписание на выполнение задания (форма 5 к Инструкции) подписывается руководителем организации, а в органах госвласти – должностным лицом, уполномоченным руководителем соответствующего органа, заверяется печатью организации (органа) и регистрируется в журнале учета выдачи предписаний на выполнение заданий (форма 14 к Инструкции) справка о допуске по соответ­ствующей форме (формы 6–8 к Инструкции) подписывается руководителем режимно-секретного подразделения и заверяется печатью организации и регистрируется в журнале учета выдачи справок о допуске (форма 13). Выдается командируемому на время разовой командировки или на период выполнения задания, но не более чем на год, под расписку. По окончании срока действия справка возвращается по месту ее выдачи, подшивается в отдельное дело и хранится не менее 5 лет Переоформление допуска к гостайне В случае перехода граждан на другое место работы (службы) происходит переоформление допуска к гостайне. Переоформление допуска производится: по первой форме через 10 лет, а по второй и третьей через 15 лет с даты окончания проведения проверочных мероприятий органами безопасности. Случаи переоформления допуска к гостайне по всем формам (с проведением органами безопасности проверочных мероприятий), независимо от срока действия, перечислены в пункте 61 Инструкции. Например, при возвращении из длительной, свыше 6 месяцев, заграничной командировки. В каких случаях допуск к гостайне не переоформляется – определено в пункте 63 Инструкции: при вступлении гражданина в брак с лицом, имеющим допуск к гостайне, оформленный с проведением органами безопасности проверочных мероприятий; при смене гражданином фамилии, имени или отчества в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Если переоформлять допуск к гостайне не надо, гражданин допускается к гостайне и назначается на должность. А режимно-секретное подразделение не позднее чем через месяц направляет в орган безопасности уведомление с приложением учетной карточки на допуск к гостайне (форма 10), на обороте которой указываются форма и номер допуска, дата окончания проведения проверочных мероприятий, наименование органа безопасности, а также дата решения о допуске. Кадровое подразделение обязано в 10-дневный срок информировать режимно-секретное подразделение обо всех изменениях в биографических данных гражданина, допущенного к гостайне, для решения вопроса о целесообразности переоформления ему такого допуска и внесения соответствующих изменений в карточку (форма 1 к Инструкции). Доступ к гостайне граждан при их командировании в другие организации Доступ командированных граждан к сведениям, составляющим гостайну, осуществляется по письменному разрешению руководителя принимающей организации, а в органах госвласти – должностного лица, уполномоченного руководителем соответствующего органа.

В Балтийский флотский военный суд

(через Калининградский гарнизонный военный суд

г. Калининград, улица Дмитрия Донского, дом 45, 236017)

г. Калининград, улица Артиллерийская, дом 21Б, 236035

Административный истец: Nв Никита Борисович,

тел. + электронная почта: m

дело № 2а

АППЕЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА ( пример 3)

На решение Калининградского гарнизонного военного суда, принятое по делу № 2а.

Определением Калининградского гарнизонного военного суда (председательствующий Салов А.Н.) от 17.03.2021 по административному делу № Nпо административному иску Nва Н.Б. об оспаривании действий Начальника пограничного управления ФСБ России по Калининградской области по ограничению права на выезд из Российской Федерации мне было отказано в удовлетворении исковых требований.

С решением суда я не могу согласиться по следующим основаниям:

1. Суд в своем решении указал: «Как усматривается из заявления административного истца по вопросу ознакомления с решением об ограничении права на выезд за пределы РФ 30 сентября того же года Баршев сообщил ему о принятии соответствующего решения со сроком ограничения до 2025 года» и «Совокупность представленных суду доказательств подтверждает, что Nву не позднее 30 сентября 2020 года было достоверно известно содержание оспариваемого решения об ограничении его права на выезд из РФ».

С данным выводом суда я не согласен, т.к. суд фактически признает, что предоставление мне решения об ограничении права на выезд с датой ознакомления с совершенно секретными сведениями, не соответствующими действительности, подписанное не мной (об этом было прямо заявлено майору Баршеву А.В.) – можно считать «сообщением мне соответствующего решения со сроком ограничения до 2025 года».

Приказом ФСБ России от 14.05.2020 № 198 определен порядок доведения решений об ограничении выезда за границу РФ. В нарушение пункта данного приказа, я не был ознакомлен с данным решением под подпись до настоящего момента (хотя в представленных к иску доказательствах указано, что данное решение якобы было принято 06.09.2020).

Приказом ФСБ России от 14.05.2020 № 198 определен порядок действий в случае отказа гражданина от ознакомления с решением, а именно должен быть составлен акт об отказе от ознакомления, однако до настоящего момента данный акт не представлен. В мой адрес ни письменно, ни устно не поступало предложения ознакомиться с данным решением (подтверждается доказательствами, приложенными к делу).

30.09.2020 мне было представлено решение об ограничении права на выезд за пределы Российской Федерации, в котором стояла дата последнего ознакомления с совершенно секретными сведениями в апреле 2020 года, стояла не моя подпись (в кабинете, в котором произошло данное событие в тот момент находился сотрудник женского пола, работающий в данном помещении вместе с майором Баршевым А.В. (неоднократно выдавала мне отпускные билеты, работала за компьютером в данном помещении, а следовательно является сотрудником отдела кадров), который может подтвердить данную информацию) и именно на этом основании мое право должно было быть ограничено до 2025 года (если бы по состоянию на 30.09.2020 существовал акт о моем якобы отказе от ознакомления с решением, я думаю мне показали бы его, однако этого не произошло). Иной

информации, об ограничении права на выезд за пределы РФ на 30.09.2020 я не обладал и именно поэтому мною было написано заявление с требованием предоставить необходимые документы. Ответ на данное обращение был получен 09.11.2020, до получения данного ответа я не знал и не мог знать, что мои права могут быть нарушены, соответственно не мог обратиться в суд с иском (ст. 62 КАС РФ).

Если следовать логике суда, то я должен был согласиться с предоставленным мне документом, в котором содержалась недостоверная информация, и стояла не моя подпись, само по себе является абсурдом. Однако, суд сослался именно на дату 30.09.2020 для исчисления сроков исковой давности, хотя 25.09.2020 я был исключен из списков части

Таким образом, судом были неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для административного дела.

2. Суд в своем решении указал: «Согласно аудиозаписи состоявшегося 25 сентября 2020 года между Nвым и Баршевым телефонного разговора последний предлагал административному истцу прибыть в воинскую часть для оформления документов по увольнению с военной службы».

С данным выводом суда я не согласен, т.к. в представленной аудиозаписи после слов: «Послушайте с какими целями мы прибыли» – были перечислены цели (указанные в иске), формулировки «оформление документов по увольнению с военной службы» или «ознакомление с решением об ограничении права на выезд из РФ», или иные производные от них в данном разговоре отсутствуют.

Судом была прослушана данная аудио запись, принята в качестве доказательства по делу.

Если следовать логике суда, то я должен был сам догадаться о том, что меня хотят ознакомить с решением об ограничении права на выезд из РФ и отказаться от этой догадки, что само по себе является абсурдом.

Таким образом судом не были доказаны установленные им обстоятельства, имеющие значение для административного дела.

3. Суд в своем решении указал: «В связи с изложенным, суд полагает установленным, что административный истец пропустил предусмотренный частью 1 статьи 219 КАС РФ срок обращения с административным исковым заявлением в суд».

С данным выводом суда я не согласен, т.к. в представленных мною сведениях, подтвержденных представленными доказательствами четко указан срок, когда мне достоверно стало известно о том, что мои права были нарушены, однако же ответчиком доказательств, кроме показаний допрошенного свидетеля Барышева А.В. имеющего прямую заинтересованность в данном деле иных доказательств, как я понимаю не было представлено.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, в сфере социального регулирования должен соблюдаться принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающий правовую определенность, сохранение стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм и предсказуемость законодательной и правоприменительной политики, с тем, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав действенности их государственной защиты, т.е. в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 21 г. Москва «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней»

В целях обеспечения единообразного применения судами общей юрисдикции Конвенции и ратифицированных Российской Федерацией Протоколов к ней Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции

Российской Федерации, статьями 9 и 14 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 года № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», постановляет дать судам следующие разъяснения:

а) Конвенция и Протоколы к ней являются международными договорами Российской Федерации, и при их применении судам общей юрисдикции (далее — суды) необходимо учитывать разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 года № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», а также в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 года № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации».

б) как следует из положений статьи 46 Конвенции, статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 года № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» (далее — Федеральный закон о ратификации), правовые позиции Европейского Суда по правам человека (далее — Европейский Суд, Суд), которые содержатся в окончательных постановлениях Суда, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для судов.

С целью эффективной защиты прав и свобод человека судами учитываются правовые позиции Европейского Суда, изложенные в ставших окончательными постановлениях, которые приняты в отношении других государств — участников Конвенции. При этом правовая позиция учитывается судом, если обстоятельства рассматриваемого им дела являются

аналогичными обстоятельствам, ставшим предметом анализа и выводов Европейского Суда.

Как следует из положений Конвенции и Протоколов к ней в толковании Европейского Суда, под ограничением прав и свобод человека (вмешательством в права и свободы человека) понимаются любые решения, действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, а также иных лиц, вследствие принятия или осуществления (неосуществления) которых в отношении лица, заявляющего о предполагаемом нарушении его прав и свобод, созданы препятствия для реализации его прав и свобод.

При этом в силу части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, положений Конвенции и Протоколов к ней любое ограничение прав и свобод человека должно быть основано на федеральном законе; преследовать социально значимую, законную цель (например, обеспечение общественной безопасности, защиту морали, нравственности, прав и законных интересов других лиц); являться

необходимым в демократическом обществе (пропорциональным преследуемой социально значимой, законной цели).

Несоблюдение одного из этих критериев ограничения представляет собой нарушение прав и свобод человека, которые подлежат судебной защите в установленном законом порядке.

Как разъяснено в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ», применение судами Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции.

Из положений ст. 46 Конвенции, статьи 1 ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»

следует, что правовые позиции Европейского Суда по правам человека, которые содержаться в его окончательных постановлениях, являются обязательными для судов.

Постановление ЕСПЧ от 13.01.2009 по делу «Гиорги Николаишвили (Giorgi №ikolaishvili) против Грузии» (жалоба № 37048/04) // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2009. № 5: «Любое заблуждение лица относительно последствий его участия в том или ином правоотношении, как показано в деле Гиорги Николашвили, может служить поводом для признания прямого или косвенного нарушения принципа правовой определенности. Таким образом, принцип правовой определенности рассматривается Европейским судом именно как предсказуемость права и защита от судебного произвола. Несмотря на то, что в основном его действие связывается с недопустимостью пересмотра в порядке надзора вступивших в законную силу решений, в целом правовую определенность по его решениям можно представить, как, во-первых, ясность правовых норм, во-вторых, ясность порядка применения правовых норм и, в-третьих, уверенность в окончательности результата правоприменительной деятельности. Причем принцип правовой определенности имеет не абсолютное значение, а должен быть согласован в правоприменительной практике с другими принципами права».

В принцип правовой определенности ЕСПЧ закладывает несколько базовых компонентов:

Ясность, точность, стабильность правового регулирования.

Недопустимость действий (решений) государственных органов, которые могут ввести в заблуждение относительно правовых последствий.

Предсказуемость права, недопустимость произвола и применения непрозрачных методов, подрывающих доверие к праву, госорганам, судам.

Также Неопределенность права — невозможность однозначно определить волю государства в регулировании конкретных отношений вследствие пробелов, коллизий, недостатков юридической техники и высокой степени

абстрактности правовых предписаний в совокупности всех форм права. Правовая неопределенность — отсутствие возможности однозначно определить в существующих формах права объем и условия реализации субъективных прав, обязанностей, запретов и, вследствие этого, а также противоречивой и изменчивой правоприменительной практики, неуверенность в результате применения права. Правовая неопределенность — показатель негативной неопределенности в праве. Определенность права — возможность однозначно определить волю государства в регулировании конкретных отношений. ст. 8 Конвенции, согласно которой каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища, не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц

4. Недопустимость действий, которые могут ввести лицо в заблуждение относительно последствий его участия в правоотношении.

Любое заблуждение лица относительно последствий его участия в том или ином правоотношении, как показано в деле Гиорги Николашвили, может служить поводом для признания прямого или косвенного нарушения принципа правовой определенности.

Таким образом, принцип правовой определенности рассматривается Европейским судом именно как предсказуемость права и защита от судебного произвола. Несмотря на то, что в основном его действие связывается с недопустимостью пересмотра в порядке надзора вступивших в законную силу решений, в целом правовую определенность по его решениям можно представить, как, во-первых, ясность правовых норм, во-вторых, ясность порядка применения правовых норм и, в-третьих, уверенность в

окончательности результата правоприменительной деятельности. Причем принцип правовой определенности имеет не абсолютное значение, а должен быть согласован в правоприменительной практике с другими принципами права.

4. Суть моего иска – признать действия командира войсковой части 2 генерал-лейтенанта И.А. Краскова о временном ограничении моего права на выезд из РФ на срок 5 лет с даты увольнения с военной службы по 20 июня 2025 года (на основании приказа ФСБ России от 14.05.2020 № 198).

Решение об ограничении выезда за границу РФ, а также ответы на мои обращения, помимо прочего, указанного по тексту выше, противоречат Постановлению Конституционного Суда РФ от 07.06.2012 N 14-П «По делу о проверке конституционности положений подпункта 1 статьи 15 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» и статьи 24 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» в связи с жалобой гражданина А.Н. Ильченко» в котором прямо указано о не допустимости формального подхода.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, закрепленные статьей 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации право каждого на судебную защиту его прав и свобод и связанное с ним право на обжалование в суд решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц выступают гарантией в отношении всех других конституционных прав и свобод и не подлежат ограничению; государство обязано обеспечить полное осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной и эффективной.

В соответствии с подпунктом 1 статьи 15 Федерального закона от 15 августа 1996 года N 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и

въезда в Российскую Федерацию» право гражданина Российской Федерации на выезд из Российской Федерации может быть временно ограничено в случае, если он при допуске к сведениям особой важности или совершенно секретным сведениям, отнесенным к государственной тайне в соответствии с законом Российской Федерации о государственной тайне, заключил трудовой договор (контракт), предполагающий временное ограничение права на выезд из Российской Федерации при условии, что срок ограничения не может превышать пять лет со дня последнего ознакомления лица со сведениями особой важности или совершенно секретными сведениями, — до истечения срока ограничения, установленного трудовым договором (контрактом) или в соответствии с данным Федеральным законом.

Согласно статье 24 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года N 5485-1 «О государственной тайне» должностное лицо или гражданин, допущенные или ранее допускавшиеся к государственной тайне, могут быть временно ограничены в праве выезда за границу на срок, оговоренный в трудовом договоре (контракте) при оформлении допуска гражданина к государственной тайне.

В силу статей 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу являются взаимосвязанные положения подпункта 1 статьи 15 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» и статьи 24 Закона Российской Федерации «О государственной тайне», как служащие правовым основанием для временного ограничения права на выезд из Российской Федерации гражданина Российской Федерации, который при допуске к сведениям особой важности или совершенно секретным сведениям, отнесенным к государственной тайне в соответствии с законом Российской Федерации о государственной тайне, заключил трудовой договор (контракт), предполагающий временное ограничение права на выезд из Российской

Федерации, до истечения срока ограничения, установленного трудовым договором (контрактом) или в соответствии с Федеральным законом «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» и исчисляющегося со дня последнего ознакомления лица со сведениями особой важности или совершенно секретными сведениями. Согласно Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью; признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства (статья 2). В числе прав и свобод человека, приоритет которых утвержден Конституцией Российской Федерации в качестве одной из основ конституционного строя Российской Федерации, каждому гарантируется возможность свободно выезжать за пределы Российской Федерации (статья 27, часть 2), а также право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (статья 29, часть 4). К основам конституционного строя Конституция Российской Федерации относит также положения о суверенитете России, целостности и неприкосновенности ее территории (статья 4, части 1 и 3). Защита Отечества, согласно ее статье 59 (часть 1), является долгом и обязанностью граждан Российской Федерации, на органы же государственной власти Российской Федерации возлагаются обязанности по охране суверенитета Российской Федерации, ее независимости и государственной целостности, обеспечению обороны страны и безопасности государства (статьи 71, 80, 83, 87, 102, 106 и 114), в том числе путем определения в федеральном законе перечня сведений, составляющих государственную тайну (статья 29, часть 4).

В Российской Федерации как правовом и демократическом государстве защита указанных конституционных ценностей предполагает, как следует из статей 17 (часть 3), 19, 55 (части 2 и 3) и 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации, возможность — в соответствии с конституционно

одобряемыми целями на основе принципов разумности и соразмерности при соблюдении баланса публичных и частных интересов — ограничений прав и свобод человека и гражданина, включая права, закрепленные статьями 27 (часть 2) и 29 (часть 4) Конституции Российской Федерации, с тем чтобы не допустить умаления этих прав, т.е. искажения самого их существа. Соответственно, федеральный законодатель, определяя средства и способы защиты государственных интересов, должен использовать лишь те из них, которые для конкретной правоприменительной ситуации исключают возможность несоразмерного ограничения прав и свобод человека и гражданина, и исходить из того, что публичные интересы, перечисленные в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, оправдывают правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения адекватны социально необходимому результату и, не будучи чрезмерными, необходимы и строго обусловлены этими публичными интересами; цели же одной только рациональной организации деятельности органов власти не могут служить основанием для ограничения прав и свобод (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1995 года N 17-П, от 14 ноября 2005 года N 10-П, от 26 декабря 2005 года N 14-П, от 16 июля 2008 года N 9-П и др.).

Применительно к отнесению тех или иных сведений к государственной тайне, необходимость защиты которой предопределена непосредственно Конституцией Российской Федерации, это означает, что при установлении правового режима секретности соответствующих сведений федеральный законодатель в силу имеющейся у него дискреции управомочен на введение ограничений прав и свобод (включая право каждого свободно выезжать за пределы Российской Федерации, которое, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 8 декабря 2009 года N 19-П, не является абсолютным), только если они обусловлены целями защиты основ конституционного строя и других конституционно значимых ценностей. Приведенные положения Конституции Российской Федерации соотносятся с предписаниями основополагающих международно-правовых актов в сфере прав человека, провозглашающих право каждого покидать любую страну, включая свою собственную (пункт 2 статьи 13 Всеобщей декларации прав человека, пункт 2 статьи 12 Международного пакта о гражданских и политических правах). Согласно Замечанию общего порядка N 27, направленному Комитетом по правам человека, учрежденным на основании Международного пакта о гражданских и политических правах, государствам-участникам, свобода передвижения, которая в силу пункта 3 его статьи 12 не может быть объектом никаких ограничений, кроме предусмотренных законом, необходимых для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения или прав и свобод других и совместимых с другими правами и свободами человека, является одним из неотъемлемых условий свободного развития личности; разрешенные же ограничения не могут подрывать принцип свободы передвижения, они должны определяться требованием необходимости и быть совместимыми с другими признаваемыми Пактом правами; требования необходимости и соразмерности окажутся нарушенными, если тому или иному лицу будет отказано в выезде из страны лишь на том основании, что он имел доступ к государственной тайне. Протокол N 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод также предусматривает, что каждый свободен покидать любую страну, включая свою собственную, и что пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности или общественного спокойствия, для поддержания общественного порядка, предотвращения преступлений, охраны здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц (статья 2).

Приняв на себя вытекающие из членства в Совете Европы как организации, состоящей из государств — приверженцев принципов личной свободы, политической независимости и верховенства права, обязательства, связанные с отменой ограничений на зарубежные поездки лиц, имеющих доступ к государственной тайне, за исключением общепринятых в государствах — членах Совета Европы, Российская Федерация, должна осуществлять их реализацию исходя из требований Конституции Российской Федерации и соблюдая в конкретных исторических условиях баланс интересов, обусловленных необходимостью обеспечения собственного суверенитета и безопасности, с одной стороны, и процессом интеграции в мировое сообщество — с другой.

Отношения, возникающие в связи с отнесением сведений к государственной тайне, их засекречиванием или рассекречиванием и защитой в интересах обеспечения безопасности Российской Федерации, регулируются Законом Российской Федерации «О государственной тайне», положения которого обязательны для исполнения на территории Российской Федерации и за ее пределами органами законодательной, исполнительной и судебной власти, а также организациями, наделенными в соответствии с федеральным законом полномочиями осуществлять от имени Российской Федерации государственное управление в установленной сфере деятельности, органами местного самоуправления, предприятиями, учреждениями и организациями независимо от их организационно-правовой формы и формы собственности, должностными лицами и гражданами Российской Федерации, взявшими на себя обязательства либо обязанными по своему статусу исполнять требования законодательства Российской Федерации о государственной тайне (преамбула, статья 1). Названный Закон Российской Федерации определяет государственную тайну как защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной,

контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации (абзац второй статьи 2), и устанавливает перечень таких сведений применительно к каждой из указанных областей государственной деятельности (статья 5), а также перечень сведений, не подлежащих отнесению к государственной тайне и засекречиванию (статья 7); при этом предусматриваются три степени секретности сведений, составляющих государственную тайну, — соответственно степени тяжести ущерба, который может быть нанесен безопасности Российской Федерации вследствие распространения указанных сведений, и соответствующие этим степеням грифы секретности для носителей указанных сведений: «особой важности», «совершенно секретно» и «секретно» (статья 8). Кроме того, Закон Российской Федерации «О государственной тайне» различает допуск к государственной тайне, которым признается процедура оформления права граждан на доступ к сведениям, составляющим государственную тайну, а предприятий, учреждений и организаций — на проведение работ с использованием таких сведений (абзац пятый статьи 2), и доступ к сведениям, составляющим государственную тайну, — санкционированное полномочным должностным лицом ознакомление конкретного лица со сведениями, составляющими государственную тайну (абзац шестой статьи 2).

Соответственно трем степеням секретности сведений, составляющих государственную тайну, названный Закон Российской Федерации устанавливает три формы допуска к государственной тайне должностных лиц и граждан Российской Федерации: к сведениям особой важности, совершенно секретным или секретным; при этом допуск должностных лиц и граждан к государственной тайне осуществляется в добровольном порядке и предусматривает принятие на себя обязательств перед государством по нераспространению доверенных им сведений, составляющих

государственную тайну, и согласие на частичные, временные ограничения их прав в соответствии с данным Законом (части первая, третья и девятая статьи 21). Эти ограничения, согласно его статье 24, налагаются на должностных лиц и граждан, как допущенных, так и ранее допускавшихся к государственной тайне, и могут касаться права выезда за границу на срок, оговоренный в трудовом договоре (контракте) при оформлении допуска гражданина к государственной тайне, права на распространение сведений, составляющих государственную тайну, и на использование открытий и изобретений, содержащих такие сведения, а также права на неприкосновенность частной жизни при проведении проверочных мероприятий в период оформления допуска к государственной тайне.

Приведенное правовое регулирование направлено на защиту таких конституционно значимых ценностей, как обеспечение обороны страны и безопасности государства, и, следовательно, не может рассматриваться как неоправданное с точки зрения допускаемых Конституцией Российской Федерации ограничений прав и свобод человека и гражданина. Европейский Суд по правам человека в своей практике также исходит из того, что интересы национальной безопасности могут являться законной целью вмешательства в осуществление прав, установленных статьей 2 Протокола N 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (постановления от 21 декабря 2006 года по делу «Бартик против России» и от 10 февраля 2011 года по делу «Солтысяк против России»).

В отношении проходящих военную службу по контракту военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, а также федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, имеет место и специальное регулирование, обусловливающее возможность их выезда из Российской Федерации наличием разрешения командования, оформленного в порядке, установленном Правительством Российской Федерации (статья 19 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и

въезда в Российскую Федерацию»). Такое разрешение, согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 19 декабря 1997 года N 1598 «О порядке оформления разрешений на выезд из Российской Федерации военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, а также федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба», дается Министром обороны Российской Федерации и руководителями соответствующих федеральных органов исполнительной власти или уполномоченными ими лицами (пункты 1 и 3); документы, удостоверяющие личность гражданина Российской Федерации, по которым военнослужащие осуществляют выезд из Российской Федерации (паспорт, дипломатический паспорт, служебный паспорт, паспорт моряка), оформляются на основании справки по установленной форме, выдаваемой воинскими частями, организациями и учреждениями Вооруженных Сил Российской Федерации, а также федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба (пункт 3).

Таким образом, ограничение права гражданина Российской Федерации на выезд из Российской Федерации в связи с его осведомленностью о сведениях, составляющих государственную тайну, установленное названным Федеральным законом, — в силу диспозитивности содержащегося в нем регулирования — не является абсолютным и обязательным (право на выезд «может быть ограничено»), носит временный характер (по общему правилу, «не может превышать пять лет» со дня последнего ознакомления лица со сведениями особой важности или совершенно секретными сведениями, и только в определенных случаях — десять лет, включая срок ограничения, указанный в трудовом договоре (контракте) и, следовательно, не обусловливается наличием одного лишь основания — осведомленности лица о соответствующих сведениях.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, закрепленные статьей 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации право каждого на судебную защиту его прав и

свобод и связанное с ним право на обжалование в суд решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц выступают гарантией в отношении всех других конституционных прав и свобод и не подлежат ограничению; государство обязано обеспечить полное осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной и эффективной.

исходя из содержания взаимосвязанных положений подпункта 1 статьи 15 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» и статьи 24 Закона Российской Федерации «О государственной тайне», рассматриваемых в системе действующего правового регулирования, — не может сводиться к выяснению одного лишь факта допуска гражданина к сведениям особой важности или совершенно секретным сведениям, отнесенным к государственной тайне.

Требование соразмерности (пропорциональности) ограничения права на выезд из Российской Федерации предполагает оценку всех имеющих значение для принятия соответствующего решения обстоятельств. В каждом конкретном случае — и в отношении военнослужащих, и в отношении граждан, не проходящих военную службу, — такому решению должны предшествовать установление наличия у лица не только формального допуска к сведениям особой важности или совершенно секретным сведениям, отнесенным к государственной тайне, но и фактического доступа к ним, а также оценка всех других связанных с этим обстоятельств, обусловливающих в совокупности необходимость временного ограничения его прав в конституционно защищаемых целях, определенных статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Подчеркивая недопустимость формального подхода при принятии соответствующих решений, Конституционный Суд Российской Федерации отмечал, что реальное ограничение права гражданина

Российской Федерации на выезд из страны ставится законодателем в зависимость не только от наличия формальных оснований, но и от связанных с ними конкретных фактических обстоятельств; при проверке этих обстоятельств суды общей юрисдикции не могут ограничиваться лишь установлением факта допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, пренебрегая оценкой обоснованности решения организации, принявшей на себя ответственность за ограничение права гражданина на выезд из Российской Федерации (определения от 8 октября 1998 года N 146-О и от 8 июля 1999 года N 115-О).

На это же обращал внимание в постановлении от 21 декабря 2006 года по делу «Бартик против России» Европейский Суд по правам человека, по мнению которого Межведомственная комиссия по защите государственной тайны и суды отказали заявителю в разрешении на выезд из Российской Федерации на том формальном основании, что информация, к которой он имел доступ, работая в государственном машиностроительном конструкторском бюро «Радуга», по-прежнему является секретной; вопрос о том, было ли ограничение его права на выезд за границу в частных целях все еще необходимым для достижения законной цели, которой оно было призвано служить, и могла ли быть применена менее строгая мера ограничения, ими не рассматривался.

Таким образом, взаимосвязанные положения подпункта 1 статьи 15 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» и статьи 24 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования — в силу предписаний Конституции Российской Федерации и основанных на них правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, изложенных в настоящем Постановлении, а также с учетом положений статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции о защите прав человека

и основных свобод и сформулированных на ее основе правовых позиций Европейского Суда по правам человека — означают, что уполномоченные органы и должностные лица, принимая решение о временном ограничении гражданина в праве выезда из Российской Федерации, и суды при оценке правомерности такого решения не могут руководствоваться одним лишь формальным критерием наличия у данного гражданина допуска к сведениям особой важности или совершенно секретным сведениям, отнесенным к государственной тайне, — такое решение во всяком случае требует выяснения характера конкретной информации, к которой гражданин имел доступ в рамках своей профессиональной деятельности, и степени ее секретности, в том числе на момент обращения в уполномоченные органы в связи с предполагаемым выездом за пределы страны, а также целей выезда и других обстоятельств, наличие которых позволяет сделать вывод о необходимости применения указанного ограничения.

Иное означало бы несоразмерное конституционно значимым целям, обусловливающим необходимость защиты государственной тайны, которые закреплены в статьях 29 (часть 4) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, и в нарушение ее статей 15 (часть 4) и 17 (часть 1) не основанное на критериях, которые определены общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации, ограничение права свободно выезжать за пределы Российской Федерации, закрепленное статьей 27 (часть 2) Конституции Российской Федерации, и не обеспечивало бы его надлежащую судебную защиту, которая гарантируется каждому статьей 46 Конституции Российской Федерации.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, юридической силой решения Конституционного Суда Российской Федерации, в котором выявляется конституционно-правовой смысл нормы и тем самым устраняется неопределенность в ее интерпретации

с точки зрения соответствия Конституции Российской Федерации, обусловливается невозможность применения данной нормы (а значит, прекращение действия) в любом другом истолковании, расходящемся с ее конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации. Иное — в нарушение статьи 125 (части 4 и 6) Конституции Российской Федерации и части третьей статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» — означало бы возможность применения нормы в прежнем ее понимании, не соответствующем Конституции Российской Федерации и влекущем нарушение конституционных прав граждан, в том числе заявителя. В силу этого решение Конституционного Суда Российской Федерации, которым выявляется конституционно-правовой смысл нормы и которым исключается любое иное ее истолкование и применение, как не соответствующее Конституции Российской Федерации и, следовательно, нарушающее конституционные права граждан, имеет юридические последствия, предусмотренные пунктами 2 и 3 части первой статьи 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», гарантирующей пересмотр дела заявителя компетентным органом в обычном порядке (постановления от 21 января 2010 года N 1-П, от 26 февраля 2010 года N 4-П и от 21 декабря 2011 года N 30-П, Определение от 11 ноября 2008 года N 556-О-Р); вместе с тем право каждого на судебную защиту его прав и свобод, как оно сформулировано в статье 46 Конституции Российской Федерации, не предполагает возможность выбора гражданином по своему усмотрению той или иной процедуры судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным видам судопроизводства и категориям дел определяются, исходя из Конституции Российской Федерации, федеральным законом (определения от 24 ноября 2005 года N 508-О, от 19 июня 2007 года N 389-О-О, от 15 апреля 2008 года N 314-О-О и др.).

5. Дополнительно сообщаю, что мне до сих пор не были представлены возражения ответчика, а также прочие документы, которые были запрошены мной в тексте иска и заявления, приложенного к иску.

На основании изложенного, ПРОШУ:

1. Решение Калининградского гарнизонного военного суда от 17.03.2021 по административному делу № Nотменить полностью.

2. Восстановить срок обращения в суд в связи с тем, что о нарушении моих прав (в соответствии с Приказом ФСБ России от 14.05.2020 № 198, а не на основании предоставленного мне майором Баршевым А.В. документа, содержащего недостоверные сведения, и не с моей подписью) мне стало известно 09.11.2020.

3. Рассмотреть дело № Nи принять новое решение.

4. Опросить сотрудника женского пола, осуществляющую свои должностные обязанности в кабинете с майором Баршевым А.В. на предмет произошедших 30.09.2020 событий, описанных в тексте искового заявления.

5. Обязать ответчика предоставить в Суд информацию где , кем и когда я был ознакомлен со сведениями содержащими государственную тайну, а также в чем они выражались (с учетом того, что в тексте контракта закреплено, что я давал согласие на ограничение своих прав только в случае ознакомления с совершенно секретными, а также особой важности сведениями).

Приложения:

1. Копия апелляционной жалобы – ___ на листах.

2. Документ об уплате государственной пошлины – ___ на листах.

Заявитель

Н. Б. Nв

2 ответа к «Защита ГОСТАЙНЫ 21.07.1993 № 5485 – 1 «О государственной тайне» запрет выезда за границу»

  1. Хочу выразить слова благодарности Александру Васильевич и Анатолию Бойко. Доходчивые пояснения, оперативность в работе, отсутствие тех принципов работы, а имено побольше срубить денег, как у большинства адвокатов, только положительные и прия тные впечатления, о работе с данными людьми. Огромное Вам человеческое спасибо!!!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *