иск решение апелляция определение кассация вновь открывшиеся обстоятельства

Превью статьи:

АДМИНИСТРАТИВНОЕ исковое заявление Я, рядовая Уд В.В. прохожу военную службу по контракту в войсковой части 41 в должности 0000000 7 мая 2020 года на заседании аттестационной комиссии войсковой части 41, мне было доведено, что, если я не пересдам физическую подготовку, то буду уволена с военной службы по несоблюдению условий контракта. Ознакомившись в июле 2020 года со служебной карточкой, я увидела записанные одним почерком дисциплинарные взыскания, при этом в листе ознакомления мои подписи отсутствуют. Командиром роты 02.03.2018 года мне объявлен строгий выговор устно. Командиром батальона 13.02.2018 года мне объявлен строгий выговор устно. Командиром взвода 18.07.2019 года мне объявлен выговор устно. Приказом командира войсковой части 41 от 17.09.2019 года №1296 мне объявлен выговор. Командиром роты 18.09.2019 года мне объявлен выговор устно. Командиром батальона 23.04.2020 года мне объявлен строгий выговор устно. Вышеуказанные взыскания до меня установленным порядком не доводились. В начале сентября 2020 года мне стало известно, что на основании аттестационной комиссии от 7 мая 2020 года, я буду представлена к досрочному увольнению с военной службы по несоблюдению условий контракта. С дисциплинарными взысканиями и выводами аттестационной комиссии я не согласна, считаю, что ответчики действовали неправомерно, их приказы о наложении на меня дисциплинарных взысканий и выводы аттестационной комиссии незаконны, поскольку не соответствуют требованиям действующего законодательства Российской Федерации по нижеследующим основаниям. В соответствии с главой 3 ст. 47 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации виновным в совершении дисциплинарного проступка признается военнослужащий, совершивший противоправное действие (бездействие) умышленно или по неосторожности. Вина военнослужащего, привлекаемого к дисциплинарной ответственности, должна быть доказана в порядке, определенном федеральными законами, и установлена…

АДМИНИСТРАТИВНОЕ исковое заявление

Я, рядовая Уд В.В. прохожу военную службу по контракту в войсковой части 41 в должности 0000000

7 мая 2020 года на заседании аттестационной комиссии войсковой части 41, мне было доведено, что, если я не пересдам физическую подготовку, то буду уволена с военной службы по несоблюдению условий контракта.

Ознакомившись в июле 2020 года со служебной карточкой, я увидела записанные одним почерком дисциплинарные взыскания, при этом в листе ознакомления мои подписи отсутствуют.

Командиром роты 02.03.2018 года мне объявлен строгий выговор устно.

Командиром батальона 13.02.2018 года мне объявлен строгий выговор устно.

Командиром взвода 18.07.2019 года мне объявлен выговор устно.

Приказом командира войсковой части 41 от 17.09.2019 года №1296 мне объявлен выговор.

Командиром роты 18.09.2019 года мне объявлен выговор устно.

Командиром батальона 23.04.2020 года мне объявлен строгий выговор устно.

Вышеуказанные взыскания до меня установленным порядком не доводились.

В начале сентября 2020 года мне стало известно, что на основании аттестационной комиссии от 7 мая 2020 года, я буду представлена к досрочному увольнению с военной службы по несоблюдению условий контракта.

С дисциплинарными взысканиями и выводами аттестационной комиссии я не согласна, считаю, что ответчики действовали неправомерно, их приказы о наложении на меня дисциплинарных взысканий и выводы аттестационной комиссии незаконны, поскольку не соответствуют требованиям действующего законодательства Российской Федерации по нижеследующим основаниям.

В соответствии с главой 3 ст. 47 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации виновным в совершении дисциплинарного проступка признается военнослужащий, совершивший противоправное действие (бездействие) умышленно или по неосторожности.

Вина военнослужащего, привлекаемого к дисциплинарной ответственности, должна быть доказана в порядке, определенном федеральными законами, и установлена решением командира (начальника) или вступившим в законную силу постановлением судьи военного суда.

Как закреплено в ст. 20 Федерального Закона «О статусе военнослужащих», военнослужащий может быть привлечен к дисциплинарной ответственности только за дисциплинарный проступок, т.е. за противоправное, виновное деяние, выразившееся в нарушении воинской дисциплины, которое не влечет за собой уголовной или административной ответственности. Военнослужащий привлекается к дисциплинарной ответственности только за тот дисциплинарный проступок, в отношении которого установлена его вина. Вина военнослужащего при привлечении его к дисциплинарной ответственности устанавливается и доказывается в порядке, установленном статьями 28.6 и 28.8 данного Федерального Закона путем проведения разбирательства.

Часть 1 ст. 28.4 Федерального Закона «О статусе военнослужащих» определено, что дисциплинарное взыскание является установленной государством мерой ответственности за дисциплинарный проступок, совершенный военнослужащим и применяется в целях предупреждения дисциплинарных проступков.

Согласно нормам ст. 28.8 Федерального Закона «О статусе военнослужащих» и ст. 81 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, принятию командиром (начальником) решения о применении к подчиненному военнослужащему дисциплинарного взыскания предшествует разбирательство.

При назначении дисциплинарного взыскания, как это предусмотрено ст. 28.5 Федерального Закона «О статусе военнослужащих» и ст. 82 Дисциплинарного устава Вооруженных сил Российской Федерации, учитываются характер дисциплинарного проступка, обстоятельства и последствия его совершения, формы вины, личность военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, совершившего дисциплинарный проступок, обстоятельства, отягчающие дисциплинарную ответственность.

В соответствии с положениями Дисциплинарного устава Вооруженных сил Российской Федерации, виновным в совершении дисциплинарного проступка признается военнослужащий, совершивший противоправное действие (бездействие) умышленно или по неосторожности.

Вина военнослужащего, привлекаемого к дисциплинарной ответственности, должна быть доказана в порядке, определенном федеральными законами, и установлена рением командира (начальника) или вступившим в законную силу постановлением судьи военного суда.

Как закреплено в ст. 20 Федерального Закона «О статусе военнослужащих», военнослужащий может быть привлечен к дисциплинарной ответственности только за дисциплинарный проступок, т.е. за противоправное, виновное деяние, выразившееся в нарушении воинской дисциплины, которое не влечет за собой уголовной или административной ответственности. Военнослужащий привлекается к дисциплинарной ответственности только за тот дисциплинарный проступок, в отношении которого установлена его вина. Вина военнослужащего при привлечении его к дисциплинарной ответственности устанавливается и доказывается в порядке, установленном ст.ст. 28.6, 28.8 Федерального Закона «О статусе военнослужащих» и ст. 81 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации путем проведения разбирательства.

Согласно ст. 50 Дисциплинарного устава Вооруженных сил Российской Федерации при привлечении военнослужащего к дисциплинарной ответственности выясняются обстоятельства совершения им дисциплинарного проступка и осуществляется сбор доказательств. Доказательствами при привлечении военнослужащего к дисциплинарной ответственности являются любые фактические данные, на основании которых командир (начальник), рассматривающий материалы о дисциплинарном проступке, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств совершения военнослужащим дисциплинарного проступка.

В качестве доказательств допускаются:

объяснения военнослужащего, привлекаемого к дисциплинарной ответственности;

объяснения лиц, которым известны обстоятельства, имеющие значение для правильного решения вопроса о привлечении военнослужащего к дисциплинарной ответственности;

заключение и пояснение специалиста;

документы;

показания специальных технических средств;

вещественные доказательства.

Ввиду всего вышеизложенного считаю, что проведение разбирательств было произведено формально. Объяснения лиц, которым известны обстоятельства, имеющие значение для правильного решения вопроса о привлечении меня к дисциплинарной ответственности взяты не в полном объеме. Заключение и пояснение специалиста и показания специальных технических средств или отсутствуют, или не соответствуют действительности.

При назначении дисциплинарного взыскания, как это предусмотрено ст. 28.5 Федерального Закона «О статусе военнослужащих» и ст. 82 Дисциплинарного устава Вооруженных сил Российской Федерации, учитываются характер дисциплинарного проступка, обстоятельства и последствия его совершения, формы вины, личность военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, совершившего

дисциплинарный проступок, обстоятельства, отягчающие дисциплинарную ответственность.

смотреть статью сайта : Дисциплинарные правонарушения и дисциплинарная ответственность — дело Гениального военного РАПОРТ исковое заявление ( рапорт в начале статьи!)

Согласно требований ст.26 Положения о прохождении военной службы утвержденного Указом Президента РФ от 1999 года №1237 установлено, что в целях всесторонней и объективной оценки военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, определения их соответствия занимаемой воинской должности и перспектив дальнейшего служебного использования, а также определения предназначения граждан, пребывающих в запасе, проводится аттестация.

В соответствии с требованиями приказа Министра обороны РФ от 2002 года №444 «О порядке организации и проведения аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в ВС РФ» установлено, что не позднее чем за две недели до проведения аттестации в аттестационную комиссию воинской части на подлежащего аттестации военнослужащего представляется аттестационный лист согласно приложению N 1 к настоящему Порядку.

Отзыв на военнослужащего составляется его непосредственным (прямым) командиром (начальником) из числа офицеров, федеральных государственных служащих либо гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации, замещающих соответствующие воинские должности (должности), в разделе I аттестационного листа и представляется по команде.

Аттестуемый военнослужащий имеет право ознакомиться с аттестационным листом, содержащим отзыв, до представления его прямому начальнику или в аттестационную комиссию и представить в аттестационную комиссию дополнительные сведения о своей служебной деятельности за предшествующий период, а также заявление о своем несогласии с представленным отзывом.

Отзыв установленным порядком до меня не доводился.

Вывод аттестационной комиссии сделан на незаконных приказах командира взвода, роты, батальона и командира войсковой части 41 о наложении на меня дисциплинарных взыскания.

С учетом вышеизложенного считаю, что действия ответчиков в отношении меня неправомерны.

Указанные неправомерные дисциплинарные взыскания и выводы аттестационной комиссии, затрагивает мои права и законные интересы.

В публично-правовых спорах обязанность по доказыванию правомерности принятых решений, действий либо бездействий возлагается законом на противную сторону, если она не согласна с предъявленными мной требованиями.

На основании изложенного, в соответствии со ст.175-180 КАС РФ,

ПРОШУ СУД:

Приказ командира войсковой части 41 от 17 сентября 2019 года №1296 в части привлечения меня к дисциплинарной ответственности, строгие выговоры наложенные устно командиром батальона связи и радиотехнического обеспечения 13 марта 2018 года и 23 апреля 2020 года, строгий выговор и выговор наложенный устно командиром роты 2 марта 2018 года и 18 сентября 2019 года, выговор наложенный устно командиром телеграфно-телефонного взвода 18 июля 2019 года и выводы аттестационной комиссии войсковой части 41 от 7 мая 2020 года в части моего досрочного увольнения с военной службы признать — незаконными.

Обязать командира войсковой части 41 приказ командира войсковой части 41 от 17 сентября 2019 года в части привлечения меня к дисциплинарной ответственности- отменить.

Обязать командира батальона связи и радиотехнического обеспечения войсковой части 41 строгие выговоры, наложенные устно им 13 марта 2018 года и 23 апреля 2020 года – отменить.

Обязать командира роты связи батальона связи и радиотехнического обеспечения войсковой части 41 строгий выговор и выговор, наложенный устно им 2 марта 2018 года и 18 сентября 2019 года – отменить.

Обязать командира телеграфно-телефонного взвода роты связи батальона связи и радиотехнического обеспечения войсковой части 41 выговор, наложенный устно им 18 июля 2019 года – отменить.

Обязать аттестационную комиссию войсковой части 41 выводы в части моего досрочного увольнения с военной службы отменить.

Восстановить трехмесячный срок на подачу административного искового заявления.

Истребовать от командира войсковой части 461 следующие документы:

— приказы о привлечении меня к дисциплинарной ответственности;

— аттестационный лист;

— служебную карточку;

— личное дело.

Приложения:

1. Копии административных исков для ответчиков.

2. Светокопия паспорта.

3. Светокопия удостоверения личности.

4. Светокопия служебной карточки.

5. Копия аттестационного листа.

6. Ходатайство о восстановлении срока.

7. Квитанция об оплате государственной пошлины.

« 09» сентября 2020 г.

Решение Именем Российской Федерации 07 октября 2020 г. г. Симферополь

Крымский гарнизонный военный суд в составе председательствующего Копылова Д.Э., при секретаре судебного заседания Боташеве А.А., с участием прокурора – помощника военного прокурора 309 военной прокуратуры гарнизона старшего лейтенанта юстиции Арцева Э.А., административного истца Удод В.В. и ее представителя Цурпалюка В.Р., административных ответчиков Ярошенко В.И., Новикова Н.Е., Смолихина Н.Н., Остальцова М.И., представителей административных ответчиков Скороходовой Н.Н. и Сорокиной И.Ю., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда административное дело № по административному исковому заявлению военнослужащей войсковой части № <данные изъяты> Уд Виктории Витальевны об оспаривании действий командиров войсковых частей № и №, воинских должностных лиц и аттестационной комиссии войсковой части №, связанных с привлечением к дисциплинарной ответственности и досрочным увольнением с военной службы,

установил:

Уд обратилась в суд с административным исковым заявлением, в котором просила признать незаконными и подлежащими отмене приказ командира войсковой части № от 17 сентября 2019 г. № 1296 о привлечении к дисциплинарной ответственности в виде выговора, дисциплинарные взыскания в виде выговоров и строгих выговоров объявленные ей командирами батальона, роты и взвода 02 марта и 13 марта 2018 г., 18 июля и 18 сентября 2019 г., 23 апреля 2020 г., обязав названных должностных лиц снять данные дисциплинарные взыскания. Также административный истец просила суд признать незаконным решение аттестационной комиссии указанной воинской части от 07 мая 2020 г. о необходимости ее досрочного увольнения с военной службы в связи с несоблюдением условий контракта и отменить его.

В ходе судебного разбирательства административный истец дополнила заявленные требования административного иска и просила суд признать незаконным приказ командира войсковой части № от 28 августа 2020 г. № 64 об ее увольнении с военной службы незаконными и обязать данное должностное лицо отменить его.

В судебном заседании административный истец Уд и ее представитель Цурпалюк поддержали заявленные требование в их обоснование указав, что:

в отзыве, представленном на аттестационную комиссию 15 ноября 2019 г. не содержится сведений о наличии у административного истца дисциплинарных взысканий, которые содержатся в служебной карточке Удд, и оспариваемые дисциплинарные взыскания ей до мая 2020 г. не доводились;

— отзыв, представленный на аттестационную комиссию в мае 2020 г., доведен до Удод с нарушением установленных сроков;

— о дате заседания аттестационной комиссии, проведенной 07 мая 2020 г., Удод извещена менее, чем за 14 дней до ее проведения.

Административные ответчики Новиков, Смолихин и Остальцов (командиры батальона, роты и взвода соответственно) в судебном заседании пояснили, что оспариваемые Уд дисциплинарные взыскания доводились до нее устно, без письменных разбирательств.

Административный ответчик Ярошенко (председатель аттестационной комиссии войсковой части №) в суде пояснил, что принятое на заседании аттестационной комиссии решение о необходимости увольнения Уд с военной службы в связи с невыполнением условий контракта, в первую очередь основано на систематических неудовлетворительных оценках по физической подготовке. При этом к сведению были приняты имеющиеся у Уд дисциплинарные взыскания.

Представитель административных ответчиков (командира войсковой части №, председателя аттестационной комиссии, командиров батальона связи, роты связи и взвода указанной воинской части) Сорокина в суде просила отказать в удовлетворении требований Удод о признании незаконными дисциплинарных взысканий и решения аттестационной комиссии от 07 мая 2020 г. в связи с пропуском установленного ст. 219 КАС РФ трехмесячного срока обращения в суд.

Представитель командира войсковой части № Скороходова в суде просила в удовлетворении требований административного истца отказать, пояснив, что основанием для издания приказа об увольнении Уд с военной службы послужило ее несоответствие требованиям, предъявляемым к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, в части необходимости сдачи нормативов по физической подготовке. При этом, наряду с этим основанием для увольнения, были учтены также результаты служебной деятельности Уд и наличие у нее неснятых дисциплинарных взысканий.

Представитель начальника филиала ФКУ «Управление Черноморского флота»-«№ финансово-экономическая служба», извещенная о времени и месте судебного заседания, в суд не явилась.

Исследовав материалы дела, выслушав доводы сторон, а также заключение прокурора, полагавшего необходимым в удовлетворении требований Уд отказать – в части привлечения к дисциплинарной ответственности в связи с пропуском срока обращения в суд, а в остальной части – по существу, и признать действия и решения административных ответчиков законными, суд считает установленными следующие обстоятельства.

На основании приказов Статс-секретаря-заместителя Министра обороны Российской Федерации от 28 марта 2016 г. № и командира войсковой части № от 05 апреля 2016 г. №, от 01 июля 2016 г. №, Удд, заключившая контракт о прохождении военной службы, назначена на воинскую <данные изъяты> (<данные изъяты>) в войсковой части № и зачислена в списки личного состава воинской части.

В соответствии с заключенным между Минобороны России и Уд контрактом о прохождении военной службы, последняя приняла на себя обязанность исполнять все общие, должностные и специальные обязанности военнослужащих, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации

Как усматривается из служебной карточки административного истца, в нее, помимо примененных ранее, внесены следующие сведения о привлечении к дисциплинарной ответственности:

— строгий выговор, объявленный 02 марта 2018 г. устно командиром роты связи;

— строгий выговор, объявленный 13 марта 2018 г. устно командиром батальона связи;

— выговор, объявленный 18 июля 2019 г. устно командиром взвода;

— выговор, объявленный приказом командира войсковой части № от 17 сентября 2019 г. № 1296;

— выговор, объявленный 18 сентября 2019 г. устно командиром роты связи;

— строгий выговор, объявленный 23 апреля 2020 г. устно командиром батальона связи.

Выговор, объявленный Уд командиром войсковой части №, подтверждается также соответствующей выпиской из приказа от 17 сентября 2019 г. № 196.

При этом административный ответчик Новиков пояснил, что командиром взвода Остальцовым при подготовке отзыва на Уд от 01 ноября 2019 г. допущена описка об отсутствии дисциплинарных взысканий.

Эти пояснения административного ответчика согласуются с показаниями свидетеля ФИО15, которая в суде показала, что в ходе совместной службы с Уд она была очевидцем того, как административного истца по службе неоднократно привлекали к дисциплинарной ответственности.

Сама Уд в суде не отрицала того, что в целом в период службы имелись случаи ее привлечения к дисциплинарной ответственности.

При таких данных суд считает обоснованными пояснения административного ответчика Новикова об имевшей место описке, допущенной в отзыве на Удод от 01 ноября 2019 г. об отсутствии у последней дисциплинарных взысканий вовсе.

Согласно листа ознакомления административный истец ознакамливалась со своей служебной карточкой за период с начала 2018 г. по настоящее время: 02 марта, 11 июня, 23 сентября, 05 декабря 2018 г., 13 марта и 18 июля 2019 г., а также 13 мая 2020 г.

Представитель административных ответчиков Сорокина пояснила, что административному истцу оспариваемые дисциплинарные взыскания доводились устно после их применения, в связи с чем Уд пропущен процессуальный срок на обращение с административным исковым заявлением в суд.

В соответствии с ч. 1 ст. 219 КАС РФ административное исковое заявление об оспаривании решений, действий (бездействия) органов, наделенных государственными и иными публичными полномочиями, и должностных лиц, может быть подано в суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину стало известно о нарушении его прав, свобод и законных интересов. Пропуск данного срока без уважительных причин является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении административного иска.

В суде Уд пояснила, что действительно ранее ознакамливалась со служебной карточкой в соответствии с содержащимися там отметками, однако сведений о наличии у нее вышеприведенных дисциплинарных взысканий там не имелось. Об объявлении ей данных дисциплинарных взысканий ей стало известно лишь в ходе аттестационной комиссии 07 мая 2020 г., а также 13 мая 2020 г. при крайнем ознакомлении со служебной карточкой. Поэтому она 24 мая 2020 г. обратилась к командиру войсковой части с рапортом, в котором указала данные обстоятельства.

Таким образом о наличии оспариваемых дисциплинарных взысканий Уд стало известно не позднее 13 мая 2020 г., следовательно, срок обращения с административным исковым заявлением об обжаловании дисциплинарных взысканий истек 14 августа 2020 г., между тем данное административное исковое заявление было подано ею в суд 09 сентября 2020 г., то есть с пропуском процессуального срока, предусмотренного ч. 1 ст. 219 КАС РФ.

В обоснование уважительности причин пропуска срока обращения в суд Уд и ее представитель Цурпалюк сослались на то, что со дня ознакомления со служебной карточкой до даты обращения в суд следует исключить те дни, когда административный истец исполняла обязанности в суточных дежурствах, а также находилась в учебном отпуске.

Из справки-вызова <данные изъяты> университета от 19 мая 2020 г., выписок из приказов командира войсковой части № от 22 мая 2020 г. № и от 26 июня 2020 г. №, отпускного билета Уд от 21 мая 2020 г. № 518 следует, что административному истцу в период с 25 мая по 25 июня 2020 г. предоставлялся дополнительный (учебный) отпуск для подготовки и защиты выпускной квалификационной работы с местом проведения в <адрес>).

Из приказа командира войсковой части № от 25 августа 2020 г. № и пояснений административного истца в судебном заседании усматривается, что в должностные обязанности Удод входит несение суточных дежурств на узле связи, после которых ей предоставляется выходной день.

Оценивая доводы административного истца об уважительности причин пропуска данного срока, суд считает, что вопреки доводам Уд и ее представителя исполнение штатных служебных обязанностей при несении суточных дежурств и нахождение в учебном отпуске с местом его проведения по месту жительства не могут быть признаны уважительными причинами для пропуска вышеназванного срока, поскольку не лишали административного истца права и возможности обращения в суд за защитой нарушенных прав.

Поэтому суд в связи с пропуском срока обращения в суд с административным исковым заявлением отказывает Уд в удовлетворении ее требований о признании незаконными действий административных ответчиков по привлечению ее к дисциплинарной ответственности в виде выговоров и строгих выговоров объявленных:

— 02 марта 2018 г. устно командиром роты связи;

— 13 марта 2018 г. устно командиром батальона связи;

— 18 июля 2019 г. устно командиром взвода;

— приказом командира войсковой части № от 17 сентября 2019 г. № 1296;

— 18 сентября 2019 г. устно командиром роты связи;

— 23 апреля 2020 г. устно командиром батальона связи.

Что касается законности проведения в отношении Уд аттестационной комиссии 07 мая 2020 г. и издания приказа об ее досрочном увольнении с военной службы, то суд исходит из следующего.

Как следует из телеграммы Врио командующего войсками Южного военного округа от 01 сентября 2019 г. командирам воинских частей необходимо в период с 01 октября по 15 ноября 2019 г. организовать и провести проверки состояния физической подготовленности 100% военнослужащих.

Из карточки учета результатов практических проверок по физической подготовке и уровня спортивной подготовленности Уд, а также соответствующих ведомостей видно, что административный истец в результате проверок физической подготовленности, проведенных в октябре 2018 г., апреле и июле 2019 г., апреле и июле 2020 г. имела неудовлетворительные оценки.

При этом, согласно ведомости результатов контрольной проверки по физической подготовке по итогам 2019 г. с 03 по 05 октября 2019 г., а также приказа командира войсковой части № от 25 сентября 2019 г. № 178, Уд нормативы по физической подготовке не сдавала ввиду наличия у нее освобождения от строевой и физической подготовки.

Согласно аттестационного листа от 01 ноября 2019 г. Уд представлена на аттестационную комиссию войсковой части № в связи с наличием неудовлетворительных результатов по сдаче нормативов по физической подготовке.

Как следует из протокола заседания аттестационной комиссии войсковой части № от 15 ноября 2019 г. № 35, принято решение о предоставлении административному истцу пяти месяцев для повторной сдачи нормативов по физической подготовке и в случае выставления повторного неудовлетворительного результата о рассмотрении ее кандидатуры на предмет досрочного увольнения с военной службы в связи с несоблюдением условий контракта о прохождении военной службы.

Из ведомости результатов контрольной проверки по физической подготовке за зимний период обучения 2020 г. с 6 по 18 апреля 2020 г. следует, что Уд для сдачи нормативов не прибыла без уважительных причин.

По данному поводу административный истец пояснила, что была осведомлена о периоде принятия зачетов по физической подготовке и намеревалась приступить к их сдаче 18 апреля 2020 г. При этом еще 16 апреля того же года она была осведомлена, что с 17 на 18 апреля 2020 г. будет исполнять обязанности в составе дежурной смены, однако в день ознакомления с приказом о несении суточного дежурства, т.е. 16 апреля 2020 г., для сдачи нормативов не прибыла, уважительных причин к тому не привела.

Согласно показаниям свидетеля ФИО17 <данные изъяты> войсковой части №) и как видно из исследованной в суде медицинской книжки Уд, административный истец медицинских противопоказаний и освобождений от исполнения служебных обязанностей, в т.ч. по сдаче нормативов по физической подготовке в период с 06 по 18 апреля 2020 г. не имела.

Из отзыва на Уд, составленного 24 апреля 2020 г. командиром взвода Остальцовым, следует, что административный истец не соответствует занимаемой должности и ее целесообразно уволить с военной службы в связи с невыполнением условий контракта, поскольку она не стремится к повышению уровня своей физической подготовленности, контрольные зачеты по сдаче нормативов по физической подготовке не посещает, имеет не снятые дисциплинарные взыскания.

Как видно из соответствующего уведомления, административный истец 24 апреля 2020 г. под роспись была извещена о проведении в отношении нее заседания аттестационной комиссии 07 мая 2020 г., а также ознакомлена с текстом отзыва на нее, что свидетельствует об имевшейся возможности представить в аттестационную комиссию дополнительные сведения о своей служебной деятельности за предшествующий период, о наличии медицинских противопоказаний к сдаче нормативов по физической подготовке при их наличии, а также заявление о своем несогласии с представленным отзывом.

Из аттестационного листа от 24 апреля 2020 г. следует, что об ознакомлении с текстом отзыва Уд дополнительно проставила соответствующую отметку 30 апреля 2020 г., лишь указав о несогласии с ним, а с выводами, изложенными командиром взвода Остальцовым, согласились командиры роты и батальона, аттестационная комиссия и командир войсковой части №.

Согласно протоколу заседания аттестационной комиссии войсковой части № от 07 мая 2020 г. № 11 принято решение о целесообразности увольнения Уд с военной службы в связи с несоблюдением условий контракта о прохождении военной службы.

Из данного протокола усматривается, что административному истцу была предоставлена возможность лично дать объяснения и изложить аттестационной комиссии свои доводы.

раздел сайта Аттестация — ссылка :

Согласно представлению, составленному 13 мая 2020 г. командиром войсковой части №, Уд представлена к досрочному увольнению в связи с невыполнением условий контракта.

Административным истцом представлена копия рапорта на имя командира войсковой части № от 24 мая 2020 г. с просьбой предоставить дополнительную возможность сдачи нормативов по физической подготовке и не увольнении ее с военной службы.

Из соответствующей ведомости за период с 13 по 25 июля 2020 г. следует, что Уд была допущена к сдаче нормативов по физической подготовке, по результатам которой также получила неудовлетворительную оценку.

Из соответствующего листа видно, что с административным истцом 12 мая 2020 г. командиром воинской части была проведена беседа, предшествующая увольнению Уд с военной службы, о чем имеются подписи названных лиц.

При этом достоверность своей подписи Уд в суде не отрицала, а ее доводы о том, что командир воинской части не проводил с ней данную беседу, чем-либо не подтверждены.

Как следует из аттестационного листа, 14 августа 2020 г. командир войсковой части № утвердил решение аттестационной комиссии войсковой части № о целесообразности досрочного увольнения Уд с военной службы в связи с невыполнением условий контракта, а издав приказ от 28 августа 2020 г. № 64, уволил административного истца с военной службы по основанию, предусмотренному пп. «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе».

Поскольку административный истец пояснила, что с утвержденным аттестационным листом она ознакомлена только при ознакомлении с материалами личного дела после ее обращения в суд с административным иском, а иных сведений о доведении до военнослужащей в 10-дневный срок после поступления аттестационного листа в воинскую часть административными ответчиками не представлено, то суд приходит к выводу, что процессуальный срок обращения в суд Удод при обжаловании решения аттестационной комиссии не пропущен.

Вместе с тем данное решение коллегиального органа, а также действия командира войсковой части №, связанные с увольнением Уд с военной службы, суд признает законными и не подлежащими отмене.

Так, в соответствии с ч. 3 ст. 32 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» условия контракта о прохождении военной службы включают в себя обязанность военнослужащего добросовестно исполнять все общие, должностные и специальные обязанности, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии с подпунктом «в» п. 2 ст. 51 данного Федерального закона, военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть досрочно уволен с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта.

В соответствии с пунктом 13 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы для увольнения с военной службы по основанию, предусмотренному подпунктом «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О статусе военнослужащих» — в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта, может быть дано заключение аттестационной комиссии.

При этом, согласно разъяснениям, данным в п. 41 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. № 8, невыполнением условий контракта как основанием для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы считаются значительные (существенные) отступления от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе, которые могут выражаться, в частности, в совершении виновных действий, свидетельствующих об отсутствии у военнослужащего необходимых качеств для надлежащего выполнения обязанностей военной службы, а также иных юридически значимых обстоятельств, позволяющих в силу специфики служебной деятельности военнослужащего сделать вывод о том, что он перестал удовлетворять требованиям законодательства о воинской обязанности и военной службе, предъявляемым к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту. В этом случае досрочное увольнение военнослужащего с военной службы возможно по результатам аттестации.

Аналогичная правовая позиция изложена и в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. № 6-П.

В соответствии со ст. 12 Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации (приложение к приказу Министра обороны Российской Федерации от 21 апреля 2009 г. № 200), в случае, если военнослужащий, не выполнивший установленные контрольные нормативы по физической подготовке, по истечении пятимесячного срока повторно не сдаст проверку физической подготовленности, он представляется для рассмотрения на аттестационную комиссию.

Согласно п. 7 Порядка организации и проведения аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденному приказом Министра обороны Российской Федерации от 29 февраля 2012 г. № 444 (далее – Порядок), аттестационная комиссия при наличии на то оснований в своем заключении дает рекомендацию об увольнении военнослужащего с военной службы в связи с невыполнением условий контракта, как не выполняющего установленные требования по физической подготовленности.

Поскольку Уд по истечении предоставленного ей пятимесячного срока повторно не сдала проверку физической подготовленности, она была обоснованно представлена для рассмотрения на аттестационную комиссию, которая правомерно, учитывая невыполнение военнослужащим длительное время установленных требований по физической подготовленности, рекомендовала ее к увольнению с военной службы в связи с невыполнением условий контракта.

При этом в суде установлено, что Уд была проинформирована о предоставлении ей пятимесячного срока для пересдачи проверки физической подготовленности.

Аттестация Уд проведена комиссией 07 мая 2020 г. в надлежащем составе, с участием истца.

Установленные в суде обстоятельства, предшествующие проведению аттестации Уд, а также само заседание аттестационной комиссии от 07 мая 2020 г., свидетельствуют о том, что командованием административному истцу была предоставлена возможность заблаговременно ознакомиться с отзывом, заявить о своем несогласии с ним и сообщить дополнительные сведения, лично участвовать в заседании аттестационной комиссии, обжаловать ее заключение и порядок проведения аттестации как вышестоящему командиру, так и в суд.

Выполнение названных условий позволило командиру войсковой части № избежать принятия произвольного, необоснованного решения о досрочном увольнении Уд с военной службы, и он в соответствии со своими полномочиями на основании указанных объективных данных уволил военнослужащую по указанному основанию.

Вопреки утверждению представителя административного истца нарушения при извещении административного истца о дате заседания аттестационной комиссии не усматривается.

Что касается составления отзыва на Уд 24 апреля 2020 г., т.е. на один день позже срока, установленного п. 3 Порядка, то данное обстоятельство, по мнению суда, существенным недостатком, влекущим необходимость отмены решения аттестационной от 07 мая 2020 г., не является.

При таких данных оснований утверждать о несоблюдении порядка проведения аттестации в отношении административного истца, которое бы повлекло нарушение прав и законных интересов Уд и безусловную отмену результатов аттестации, не имеется.

На основании изложенного суд находит административное исковое заявление Удод необоснованным и отказывает в удовлетворении ее требований в полном объёме, в связи с чем судебные расходы относит на счет административного истца.

Руководствуясь ст. 175-180, 219, 227 КАС РФ,

решил:

В удовлетворении административного искового заявления Удод Виктории Витальевны отказать.

Судебные расходы по настоящему административному делу отнести на счет административного истца.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в судебную коллегию по административным делам Южного окружного военного суда через Крымский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Председательствующий Д.Э. Копылов

Мотивированное решение изготовлено 12 октября 2020 г.

Апелляционная жалоба

7 октября 2020 года решением № 2а-160/2019 Крымского гарнизонного военного суда на исковое заявление Уд Виктории Витальевны об оспаривании действий командиров войсковых частей 41 и 44, воинских должностных лиц и аттестационной комиссии войсковой части 41, связанных с привлечением к дисциплинарной ответственности и досрочным увольнением с военной службы, было отказано.

Данное решение считаю незаконным и необоснованным по следующим основаниям:

Часть I

В своем решении суд указал: «… При этом, согласно ведомости результатов контрольной проверки по физической подготовке по итогам 2019 г. с 03 по 05 октября 2019 г., а также приказа командира войсковой части 41 от 25 сентября 2019 г. № 178, Уд нормативы по физической подготовке не сдавала ввиду наличия у нее освобождения от строевой и физической подготовки.».

Таким образом в ходе судебного заседания установлено и сомнению не подлежали фактические обстоятельства дела, а именно: факт наличия у меня заболевания объективно препятствующего сдаче зачёта. Однако судом, данному фактическому обстоятельству должная оценка не дана, как и не учтён тот факт что на аттестационной комиссии 15 ноября 2020 года (протокол № 35) вопрос о наличии у меня противопоказаний к физическим нагрузкам даже не рассматривался. А аттестационной комиссией как «издёвка» дано время на пересдачу без учёта моего заболевания. Что само по себе абсурдно и заведомо поставило меня в крайне несправедливую ситуацию.

Согласно ст. 3 Федерального закона от 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее по тексту – Закон 76-ФЗ) для военнослужащих устанавливается единая система правовой и социальной защиты. Правовая защита военнослужащих является функцией государства и предусматривает закрепление в законах и иных нормативных правовых актах прав, социальных гарантий и компенсаций указанных лиц и иных мер их социальной защиты, а также правовой механизм их реализации. Социальная защита военнослужащих является функцией государства и предусматривает, помимо прочего, охрану их жизни и здоровья. Реализация мер правовой и

социальной защиты военнослужащих является обязанностью командиров (начальников).

Согласно ст. 16 Закона 76-ФЗ забота о сохранении и об укреплении здоровья военнослужащих – обязанность командиров (начальников).

Согласно ст. 81 УВС ВС РФ: «Командир (начальник) в целях обеспечения безопасности военной службы обязан: в своей служебной деятельности отдавать приоритет сохранению жизни и здоровья подчиненных военнослужащих …».

В соответствии со ст. 320 УВС ВС РФ: «… командиры подразделений … отвечают за безопасность военной службы в подчиненных подразделениях (службах) в соответствии с должностными, специальными обязанностями и настоящей главой. Указанные должностные лица … обязаны: … добиваться выполнения требований безопасности военной службы, принимать в ходе контроля за их выполнением меры по предупреждению гибели, увечий (ранений, травм, контузий), заболеваний военнослужащих…; в случае выявления нарушений требований безопасности … приостанавливать проведение мероприятия повседневной деятельности, а лиц, допустивших нарушения, привлекать в установленном порядке к ответственности».

Согласно ст. 335 УВС ВС РФ «охрана здоровья и физическое развитие военнослужащих – неотъемлемая часть их подготовки к выполнению своего воинского долга. Охрана здоровья обеспечивается созданием командирами (начальниками) во взаимодействии с органами государственной власти безопасных условий военной службы».

Согласно гл.7 ст. 81 УВС ВС РФ «Командир (начальник) в целях обеспечения безопасности военной службы обязан в своей деятельности отдавать приоритет сохранению жизни и здоровья военнослужащих».

Руководствуясь положениями главы 7 Устава внутренней службы ВС РФ, командир (начальник) обязан принимать все возможные меры по обеспечению защищенности военнослужащих от воздействия на них опасных факторов военной службы при исполнении ими своих обязанностей, предупреждению их гибели (смерти) и увечий (ранений, травм, контузий).

Согласно ст. 317 УВС ВС РФ «Безопасность военной службы заключается в поддержании в полку (подразделении) условий военной службы и порядка ее несения, обеспечивающих защищенность личного состава и каждого военнослужащего в отдельности, а также местного населения, его имущества и окружающей среды от воздействия опасных факторов военной службы, возникающих в ходе повседневной деятельности полка (подразделения). Общими условиями обеспечения безопасности военной службы в полку (подразделении) являются:

поддержание воинской дисциплины;

обеспечение удовлетворительного морально-психологического состояния и состояния здоровья военнослужащих;

обеспечение пожарной безопасности;

соблюдение определенных Уставом внутренней службы правил внутреннего порядка;

обеспечение социальной защиты военнослужащих в соответствии с требованиями федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации;

обеспечение удовлетворительного санитарно-эпидемиологического состояния полка».

Таким образом, командирами при назначении пересдачи зачётов по физической подготовке при проведении аттестации и сама пересдача зачётов по физической подготовке проведена в нарушении действующего законодательства без учёта моего состояния здоровья, а при проведении аттестации данные обстоятельства не учтены должностными лицами военного управления. Помимо прочего, данные существенные нарушения норм материального права судом также не учтены. Тем самым судом допущено неправильное применение норм материального права, что согласно пп. 1 п. 3 ст. 310 (неприменение закона, подлежащего применению) КАС РФ является существенным нарушением норм материального права. Это в итоге привело к вынесению заведомо неправосудному судебному акту.

Часть II

Далее суд указывает: «Вместе с тем данное решение коллегиального органа, а также действия командира войсковой части 41, связанные с увольнением Уд с военной службы, суд признает законными и не подлежащими отмене», тем самым суд ошибочно посчитал, что аттестация в отношении меня проведена законно. Суд не учитывает ряд значимых обстоятельств. В соответствии с аттестационным листом, выводами прямых командиров (начальников), заключением аттестационной комиссии, протоколом заседания аттестационной комиссии от 07.05.2020 в отношении меня принято следующее решение: занимаемой должности не соответствует.

Целесообразно досрочно уволить с военной службы в запас в связи с невыполнением им (ей) условий контракта (п.п. «в» п.2 ст. 51 ФЗ).

Считаю, что такое решение комиссии с указанными основаниями в аттестационном листе является незаконным, необоснованным, не соответствующим действительности и формальным по следующим основаниям: В указанном аттестационном листе, заключении, выводах содержатся ложные сведения и данные. Так, в нём искажены характеризующие меня сведения и данные, искажены сведения о моей боевой, профессиональной подготовке, знании руководящих и иных документов. Представлены ложные сведения о моих навыках. Кроме того, вообще не рассмотрен вопрос о состоянии моего здоровья на указанный период времени в соответствии с медицинскими документами, уровень работоспособности и прочее.

Также суд указывает: «Установленные в суде обстоятельства, предшествующие проведению аттестации Уд, а также само заседание аттестационной комиссии от 07 мая 2020 г., свидетельствуют о том, что командованием административному истцу была предоставлена возможность заблаговременно ознакомиться с отзывом, заявить о своем несогласии с ним и сообщить дополнительные сведения, лично участвовать в заседании аттестационной комиссии, обжаловать ее заключение и порядок проведения аттестации как вышестоящему командиру, так и в суд.

Выполнение названных условий позволило командиру войсковой части 41 избежать принятия произвольного, необоснованного решения о досрочном увольнении Уд с военной службы, и он в соответствии со своими полномочиями на основании указанных объективных данных уволил военнослужащую по указанному основанию.

Вопреки утверждению представителя административного истца нарушения при извещении административного истца о дате заседания аттестационной комиссии не усматривается.

Что касается составления отзыва на Уд 24 апреля 2020 г., т.е. на один день позже срока, установленного п. 3 Порядка, то данное обстоятельство, по мнению суда, существенным недостатком, влекущим необходимость отмены решения аттестационной от 07 мая 2020 г., не является.

При таких данных оснований утверждать о несоблюдении порядка проведения аттестации в отношении административного истца, которое бы повлекло нарушение прав и законных интересов Уд и безусловную отмену результатов аттестации, не имеется».

Таким образом, суд делая вывод о правомерности действий командования при явном установленном нарушении требований и норм определённых Законодателем, фактически закрепляет опасную практику невыполнения требований Закона и иных нормативно правовых актов должностными лицами военного управления. Суд выявив невыполнение требований законодательства, явно игнорирует указанное нарушение и занимает сторону ответчика, что в свою очередь недопустимо в правовом государстве и ставит под сомнение авторитет судебной системы.

Подпунктом «б» пункта 8 ст. 26 Положения предусмотрена обязанность командира (начальника) в ходе изучения и оценки профессиональных и личностных качеств аттестуемого военнослужащего, его профессиональной служебной деятельности, провести с аттестуемым индивидуальную беседу по вопросам исполнения им общих, должностных и специальных обязанностей, повышения профессионального уровня, стиля и методов его работы. Составление письменного листа беседы с военнослужащим фактически является уведомлением военнослужащего о его аттестации.

В соответствии с требованиями приказа Министра обороны РФ от 2002 года №444 «О порядке организации и проведения аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в ВС РФ» установлено, что не позднее чем за две недели до проведения аттестации в аттестационную комиссию воинской части на подлежащего аттестации военнослужащего представляется аттестационный лист согласно приложению № 1 к настоящему Порядку.

Из анализа вышеприведённых нормативных актов следует, что аттестуемому военнослужащему в обязательном порядке должна быть предоставлена реальная возможность ознакомиться с аттестационным листом и содержащимся в нём отзывом на него до представления его прямому командиру (начальнику) или в аттестационную комиссию, и в случае его несогласия с текстом отзыва он мог бы заблаговременно представить в аттестационную комиссию дополнительные сведения о своей служебной деятельности за предшествующий период. Однако, данные предписания нормативно-правовых актов не были учтены должностными лицами, следовательно,заблаговременное не доведение до военнослужащего под роспись утверждённого аттестационного листа в подлинном экземпляре с указанием даты ознакомления, а также проведение заседания аттестационной комиссией в ненадлежащем составе являются основанием для признания проведения аттестации с грубыми нарушениями действующего законодательства.

Кроме того, аттестация не может признаваться законной в случае, если:

аттестационный лист составлен командиром той же воинской части, аттестационная комиссия которой ее рассматривала (определение ВС РФ от 30 мая 2016 г. № 211-КГ16-15 по делу Паламарчука);

отзыв в аттестационном листе составлен председателем этой комиссии (определение ВС РФ от 14 октября 2016 г. № 208-КГ16-34 по делу Токаря).

Таким образом, судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения административного дела, неправильно применены нормы материального права, неправильно истолкован закон и нормативные правовые акты (п.2, п.3 ст.310 КАС РФ);

Часть III



Суд указывает: «Так, в соответствии с ч. 3 ст. 32 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» условия контракта о прохождении военной службы включают в себя обязанность военнослужащего добросовестно исполнять все общие, должностные и специальные обязанности, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
В соответствии с подпунктом «в» п. 2 ст. 51 данного Федерального закона, военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть досрочно уволен с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта.
В соответствии с пунктом 13 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы для увольнения с военной службы по основанию, предусмотренному подпунктом «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О статусе военнослужащих» — в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта, может быть дано заключение аттестационной комиссии.


При этом, согласно разъяснениям, данным в п. 41 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. № 8, невыполнением условий контракта как основанием для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы считаются значительные (существенные) отступления от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе, которые могут выражаться, в частности, в совершении виновных действий, свидетельствующих об отсутствии у военнослужащего необходимых качеств для надлежащего выполнения обязанностей военной службы, а также иных юридически значимых обстоятельств, позволяющих в силу специфики служебной деятельности военнослужащего сделать вывод о том, что он перестал удовлетворять требованиям законодательства о воинской обязанности и военной службе, предъявляемым к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту. В этом случае досрочное увольнение военнослужащего с военной службы возможно по результатам аттестации.

Аналогичная правовая позиция изложена и в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. № 6-П.

В соответствии со ст. 12 Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации (приложение к приказу Министра обороны Российской Федерации от 21 апреля 2009 г. № 200), в случае, если военнослужащий, не выполнивший установленные контрольные нормативы по физической подготовке, по истечении пятимесячного срока повторно не сдаст проверку физической подготовленности, он представляется для рассмотрения на аттестационную комиссию.

Согласно п. 7 Порядка организации и проведения аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденному приказом Министра обороны Российской Федерации от 29 февраля 2012 г. № 444 (далее – Порядок), аттестационная комиссия при наличии на то оснований в своем заключении дает рекомендацию об увольнении военнослужащего с военной службы в связи с невыполнением условий контракта, как не выполняющего установленные требования по физической подготовленности».

Однако, суд явно лукавит, указывая приведённые нормы права и судебную практику только в том контексте, который выгоден суду для принятия решения об отказе в удовлетворении моих исковых требований в угоду ответчикам.

Согласно позиции Конституционного суда РФ от 21.03.2013 № 6-П п. 4.1 «…обязательным условием досрочного увольнения с военной службы в порядке реализации дисциплинарного взыскания по основанию, предусмотренному подпунктом «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», должно являться совершение военнослужащим дисциплинарного проступка, а под невыполнением условий контракта о прохождении военной службы в данном случае – в силу общеправовых требований справедливости и соразмерности ответственности, отступление от которых означало бы чрезмерное ограничение прав и свобод человека и гражданина, не соответствующее целям защиты конституционно значимых ценностей и интересов, и, по сути, умаление конституционных прав и свобод (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года № 11-П, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июля 2001 года № 130-О), – должны подразумеваться именно существенные нарушения условий контракта, в частности совершение одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих»….

На такое понимание подпункта «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» ориентирует судебную практику и Верховный Суд Российской Федерации, полагающий, что наложение на военнослужащего дисциплинарного взыскания в виде увольнения с военной службы за совершение отдельного проступка при отсутствии у него ранее наложенных дисциплинарных взысканий допустимо лишь при совершении им грубого дисциплинарного проступка, порочащего честь военнослужащего и исключающего его дальнейшее нахождение на военной службе (определение от 27 ноября 2008 года № 5н-126/08 (г)).

Подход, связывающий возможность досрочного увольнения с военной службы лишь с наиболее существенными отступлениями от воинской дисциплины, в целом соответствует характеру данного дисциплинарного взыскания, которое влечёт для военнослужащего серьёзные негативные последствия и, соответственно, требует при решении вопроса о его

применении строгого соблюдения положений Федерального закона «О статусе военнослужащих» и Дисциплинарного устава Вооружённых Сил Российской Федерации, касающихся проведения разбирательства по факту совершения дисциплинарного проступка, обстоятельств, подлежащих установлению в ходе такого разбирательства, порядка и сроков применения и исполнения дисциплинарных взысканий и других элементов дисциплинарной процедуры, что гарантирует военнослужащему защиту от произвольного увольнения и позволяет ему воспользоваться правами, предоставляемыми в силу закона военнослужащим, привлекаемым к дисциплинарной ответственности».

Согласно п. 4.2 «…Соответственно, неоднократное совершение военнослужащим дисциплинарных проступков само по себе не является основанием прекращения военно-служебных отношений в порядке реализации дисциплинарной ответственности, если эти дисциплинарные проступки уже повлекли применение к нему дисциплинарных взысканий. Иное означало бы двойное наказание за один и тот же проступок, чем нарушались бы конституционные принципы равенства и справедливости, необходимость соблюдения которых при применении дисциплинарной ответственности к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, обусловлена, как это вытекает из статей 19 (часть 1), 32 (часть 4), 37 (часть 1), 55 (часть 3) и 59 (часть 2) Конституции Российской Федерации, общими принципами юридической ответственности в демократическом правовом государстве, каковым в силу её статьи 1 (часть 1) является Российская Федерация».

Согласно п. 4.3 «…В системе действующего правового регулирования аттестация является специальным правовым инструментом, использование которого позволяет оценить готовность военнослужащего к исполнению воинского долга и обязанности по защите Отечества, выражающуюся не только в высоком профессионализме, но и в особых личностных качествах, а также в отношении к исполнению обязанностей, предусмотренных контрактом о прохождении военной службы. Процедура аттестации предполагает беспристрастное и всестороннее рассмотрение соответствующих материалов членами аттестационной комиссии и принятие ими решения на основе коллегиальности с учётом в равной мере всех обстоятельств, имеющих значение для всесторонней характеристики военнослужащего, включая причины совершения им дисциплинарных проступков, иных отступлений от требований, предъявляемых к военнослужащим, наличие неснятых дисциплинарных взысканий.

Объективность выводов аттестационной комиссии, равно как и соблюдение прав и законных интересов военнослужащего, подлежащего аттестации, обеспечиваются помимо прочего предоставлением ему возможности ознакомиться с аттестационным листом, заявить в письменной форме о своём несогласии с отзывом о своей служебной деятельности, сообщить дополнительные сведения, лично участвовать в заседании аттестационной комиссии (в установленных случаях), обжаловать ее заключение и порядок проведения аттестации как вышестоящему командиру, так и в суд, что позволяет избежать принятия произвольного, необоснованного решения о досрочном увольнении военнослужащего с военной службы. При этом наличие у военнослужащего дисциплинарных взысканий само по себе не должно предопределять выводов аттестационной комиссии относительно оценки данного военнослужащего как не соответствующего требованиям, предъявляемым к лицам, проходящим военную службу по контракту, в том числе требованиям по занимаемой воинской должности, и рекомендаций о перспективах его дальнейшего служебного использования…

Соответственно, заключение аттестационной комиссии, которое, как следует из пункта 13 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, может быть дано и для увольнения военнослужащего по основанию, предусмотренному подпунктом «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», также преимущественно связано с оценкой конкретных действий (бездействия) военнослужащего, являющихся причиной его увольнения, т.е. имеет ограниченный предмет рассмотрения. Такое заключение может быть признано достаточным для оценки поведения военнослужащего лишь в тех случаях, когда допущенное им нарушение недвусмысленно рассматривается законом в качестве основания к увольнению военнослужащего, а сама процедура увольнения исчерпывающим образом урегулирована в законе…».

По смыслу пунктов 4.2 и 4.3 постановления Конституционного Суда РФ от 21 марта 2013 года № 6-П, решение по вопросу досрочного увольнения военнослужащего в таком случае не предопределено и должно приниматься в рамках процедуры аттестации, в том числе определённой нормативными правовыми актами руководителей федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба (в нашем случае – на основании Приказа). Объективность выводов аттестационной комиссии, равно как и соблюдение прав и законных интересов военнослужащего, подлежащего аттестации, обеспечиваются, помимо прочего, предоставлением ему возможности ознакомиться с аттестационным листом, заявить в письменной форме о своём несогласии с отзывом о своей служебной деятельности, сообщить дополнительные сведения, лично участвовать в заседании аттестационной комиссии, обжаловать её заключение и порядок проведения аттестации как вышестоящему командиру, так и в суд, что позволяет избежать принятия произвольного, необоснованного решения о досрочном увольнении военнослужащего с военной службы. При этом наличие у военнослужащего дисциплинарных взысканий само по себе не должно предопределять выводов аттестационной комиссии относительно оценки данного военнослужащего как не соответствующего требованиям, предъявляемым к лицам, проходящим военную службу по контракту, в том числе требованиям по занимаемой воинской должности, и рекомендаций о перспективах его дальнейшего служебного использования.

Так пунктами Приказа, установлено, что на аттестуемого военнослужащего составляется аттестационный лист с соответствующим отзывом. При этом непосредственный (прямой) начальник доводит до сведения аттестуемого военнослужащего основные положения отзыва об исполнении им служебных обязанностей за аттестационный период. Военнослужащие, аттестационные листы на которых содержат вывод о несоответствии занимаемой воинской должности, приглашаются на заседание аттестационной комиссии в обязательном порядке. По результатам аттестации военнослужащего составляется письменное заключение, в котором делается вывод о соответствии или несоответствии военнослужащего занимаемой воинской должности, определяется перспектива его дальнейшего использования.

Таким образом, приведённые положения не предполагают того, что аттестационная комиссия может не учитывать значение рассматриваемых ею вопросов и принимаемых по ним решений для дальнейшей судьбы военнослужащих.

Данные существенные гарантии объективности аттестации в отношении меня реализованы не были, я не согласна с отрицательным отзывом и имела информацию о своей служебной деятельности, которую намеревался представить на аттестацию, однако данной возможности вследствие перечисленных нарушений была незаконно лишена.

При таких обстоятельствах при проведении аттестации в отношении меня были допущены существенные нарушения установленного порядка аттестации, при наличии которых заключение аттестационной комиссии о необходимости увольнения меня с военной службы в связи с невыполнением условий контракта не может быть признано объективным и обоснованным.

Помимо прочего при проведении аттестации 15 ноября 2019 года, моя служебная деятельность характеризуется с положительной стороны, в аттестационном листе отсутствуют сведения о наличии у меня дисциплинарных взысканий. А уже через 5 месяцев я характеризуюсь исключительно с отрицательной стороны. При проведении аттестации в мае 2020 года учтены 2 выговора за 2018 год, которые согласно требованиям ст. 46 ДУ ВС РФ должны быть сняты.

Помимо прочего, на аттестационной комиссии я неоднократно заявляла о том, что не имела физической возможности сдать зачёт в связи с заболеванием, о чем в том числе свидетельствует медицинские показания (копию прилагаю). Вместе с тем, ответчик явно проявил неуважение к суду, так как проигнорировал требования судьи Копылова Д.Э. направление на получения в качестве доказательств оригинала протокола заседания аттестационной комиссии, вместо этого ответчик предоставил выписку, которая доказательством не является. Однако судья Копылов Д.Э. такое отношение к суду оставил без должного внимания, и учёл в качестве доказательств представленную выписку, в которой мои заявления о причинах не сдачи зачёта в связи с состоянием здоровья не отражены. Таким образом, судья Копылов Д.Э. поставил меня в заведомо проигрышную позицию и лишил средств правовой защиты, а также права на справедливое судебное разбирательство в соответствии со ст. 47 Конституции РФ, Конвенцией о защите прав человека и основных свобод ETS N 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.) Раздел I. Права и свободы (ст.ст. 2 — 18), статья 6. «Право на справедливое судебное разбирательство».

Считаю, что разность мнений и смена оценочных категорий в отношении меня является необъективной и не содержит никаких доказательств невыполнения мною условий контракта о прохождении военной службы, с чем я согласиться не могу.

Считаю, что аттестационный лист, выводы, заключение и протокол комиссии не могут считаться законными, объективными, соответствующими действительности, а значит подлежат отмене, поскольку нарушают мои законные права и интересы как военнослужащего, вследствие чего такой документ необоснованно явился основанием для моего досрочного увольнения по причине невыполнения условий контракта.

Причём существенным является тот факт, что на момент заседания аттестационной комиссии нормативы по физической подготовке мной не сданы по уважительной причине, которая также установлена в ходе судебного заседания, что в свою очередь от административного истца не зависело и не является его упущением.

В соответствии с изложенным в считаю, что судом 1 инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для административного дела, не применён закон, подлежащий применению, неправильно истолкован закон, в том числе без учета правовой позиции, содержащейся в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации, Пленума Верховного Суда Российской Федерации что, является основанием для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке (пп.1 п.2, пп.1 и 3 п.3 ст. 310 КАС РФ).

Вместе с тем, моя правовая позиция согласуется с судебной практикой (апелляционное определение Восточно-Сибирского окружного военного суда №33а-231/2018 от 23 октября 2018 года, решением Читинского гарнизонного суда по административному делу № 2а-426/2018 от 21 ноября 2018 года; Обзорная справка № 12 от 11 апреля 2017 года Утверждённая постановлением президиума Северо-Кавказского окружного военного суда).

Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, в сфере социального регулирования должен соблюдаться принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающий правовую определенность, сохранение стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм и предсказуемость законодательной и правоприменительной политики, с тем, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего

поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав действенности их государственной защиты, т.е. в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано.

ПРОШУ:

1. Решение № 2а-24/2020 Крымского гарнизонного военного суда от 7 октября 2020 года отменить в части обвязывания аттестационную комиссию войсковой части 41 выводы в части моего досрочного увольнения с военной службы отменить и принять по делу новое решение;

2. Признать незаконным решение аттестационной комиссии воинской части 41 от 7 мая 2020 года с ходатайством о досрочном увольнении с военной службы;

3. Обязать командира воинской части 41 отменить решение аттестационной комиссии воинской части 41 от 7 мая 2020 года;

Приложение:

1. Копия апелляционной жалобы и приложенные к ней документы, на 11-и листах;

2. Документ об уплате государственной пошлины, на 1-м листе;

3. Судебное решение по делу№ 2а-160/2020 от 7 октября 2020 года.

4. Копия медицинского заключения о состоянии здоровья Уд В.В., на 2-х листах.

октября 2020 года _____________/ В.В.

Дело № 2а-160/2020

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 33а-1361/2020

23 декабря 2020 г. г. Ростов-на-Дону

Судебная коллегия по административным делам Южного окружного военного суда в составе:

председательствующего Костина В.А.,

судей Зари А.И., Шуайпова М.Г.,

при секретаре судебного заседания Сидоровой В.Э.,

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по апелляционной жалобе административного истца на решение Крымского гарнизонного военного суда от 7 октября 2020 г., которым отказано в удовлетворении требований рядового запаса Уд Виктории Витальевны об оспаривании действий командиров войсковых частей № и №, должностных лиц и аттестационной комиссии войсковой части №, связанных с привлечением истца к дисциплинарной ответственности, проведением в отношении нее аттестации и досрочным увольнением с военной службы.

Заслушав доклад судьи Шуайпова М.Г., изложившего обстоятельства дела, содержание решения суда, доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, объяснения представителя командира войсковой части № – Скороходовой Н.Н., возражавшей против доводов жалобы, заключение военного прокурора отдела военной прокуратуры Южного военного округа майора юстиции Арефьева М.С., полагавшего необходимым решение суда оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

УдВ.В. обратилась в суд с административным исковым заявлением, в котором просила признать незаконными:

приказ командира войсковой части № от 17 сентября 2019 г. № 1296 о применении к ней дисциплинарного взыскания в виде выговора;

выговоры и строгие выговоры, объявленные командирами батальона, роты и взвода этой же воинской части 2 и 13 марта 2018 г., 18июля, 18сентября 2019 г. и 23 апреля 2020 г.;

заключение аттестационной комиссии войсковой части № от 7 мая
2019 г. о целесообразности досрочного увольнения ее с военной службы в связи с невыполнением условий контракта;

приказ командира войсковой части № от 28 августа 2020 г. №64 о досрочном увольнении ее с военной службы в связи с невыполнением условий контракта.

Решением гарнизонного военного суда в удовлетворении требований истца об оспаривании дисциплинарных взысканий отказано в связи с пропуском срока обращения с заявлением в суд, в остальных требованиях – в связи с их необоснованностью.

В апелляционной жалобе истец просит решение суда отменить в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствием изложенных в решении суда выводов обстоятельствам дела, нарушением норм материального права, и принять по делу новое решение об удовлетворении заявленных требований.

В обоснование податель жалобы указывает, что судом не дана надлежащая оценка тому, что 15 ноября 2019 г. аттестационная комиссия войсковой части № предоставила ей время для подготовки к пересдаче нормативов по физической подготовке без учета ее заболевания.

Суд не принял во внимание, что на момент заседания аттестационной комиссии 7 мая 2020 г. нормативы по физической подготовке ею не были сданы по уважительной причине и не было учтено состояние ее здоровья.

В жалобе утверждается, что в аттестационном листе искажены данные о ее боевой и профессиональной подготовке, а также о знаниях руководящих и иных документов, нарушен порядок ее ознакомления с аттестационным листом, в связи с чем она лишена была возможности представить иные сведения о своей служебной деятельности.

Со ссылкой на определения Верховного Суда Российской Федерации от
30 мая 2016 г. № 211-КГ16-15, от 14 октября 2016 г. № 208-КГ16-34 в жалобе указывается, что аттестация не может быть признана законной в случае, если аттестационный лист составлен командиром той же воинской части, а отзыв – председателем аттестационной комиссии.

Кроме того, податель жалобы ставит под сомнение достоверность сведений в выписке из протокола заседания аттестационной комиссии от 7 мая 2020 г. № 11, поскольку в суд не был представлен оригинал данного документа.

В обоснование своих доводов истец ссылается на апелляционное определение Восточно-Сибирского окружного военного суда от 23 октября 2018 г. № 33а-231/2018, решение Читинского гарнизонного военного суда от 21 ноября 2018 г. № 2а-426/2018 и обзорную справку от 11 апреля 2017 г. № 12, утвержденную постановлением президиума Северо-Кавказского окружного военного суда.

В письменных возражениях врио командира войсковой части № и врио командира войсковой части № просят решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы, приведенные в апелляционной жалобе и возражениях на нее, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

В соответствии с пунктом 3 статьи 32 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» в качестве условий контракта о прохождении военной службы предусмотрена обязанность гражданина добросовестно исполнять все общие, должностные и специальные обязанности военнослужащих, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами.

В силу подпункта «в» пункта 2 статьи 51 указанного Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» и подпункта «в» пункта 2 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть досрочно уволен с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 41 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 г. № 8, невыполнение условий контракта как основание для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы может выражаться, в частности, в совершении виновных действий, свидетельствующих об отсутствии у военнослужащего необходимых качеств для надлежащего выполнения обязанностей военной службы, а также иных юридически значимых обстоятельствах, позволяющих в силу специфики служебной деятельности военнослужащего сделать вывод о том, что он перестал удовлетворять требованиям законодательства о воинской обязанности и военной службе, предъявляемым к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту. В этом случае досрочное увольнение военнослужащего с военной службы возможно по результатам аттестации.

Аналогичная правовая позиция изложена и в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. № 6-П.

В соответствии со статьей 12 Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденного приказом Министра обороны Российской Федерации от 21 апреля 2009 г. № 200 (далее – Наставление), в случае, если военнослужащий, не выполнивший установленные контрольные нормативы по физической подготовке, по истечении пятимесячного срока повторно не сдаст проверку физической подготовленности, он представляется для рассмотрения на аттестационную комиссию.

В пункте 7 Порядка организации и проведения аттестации военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденного приказом Министра обороны Российской Федерации от 29 февраля 2012 г. № 444 (далее – Порядок), предусмотрено, что аттестационная комиссия при наличии на то оснований в своем заключении дает рекомендацию об увольнении военнослужащего с военной службы в связи с невыполнением условий контракта, как не выполняющего установленные требования по физической подготовленности.

Согласно материалам дела Уд В.В. с 2016 года проходила военную службу по контракту в войсковой части № на воинской должности механика аппаратной телефонной связи.

В соответствии с заключенным контрактом о прохождении военной службы истец приняла на себя обязанность исполнять все общие, должностные и специальные обязанности военнослужащих, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Как видно из служебной карточки истца, за период с марта 2018 года по сентябрь 2019 года Уд В.В. шесть раз привлекалась к дисциплинарной ответственности, в результате чего ей объявлены: строгий выговор устно командиром роты 2 марта 2018 г.; строгий выговор устно командиром батальона 13 марта 2018 г.; выговор устно командиром взвода 18 июля 2019 г.; выговор приказом командира войсковой № 17 сентября 2019 г. № 1296; выговор устно командиром роты связи 18 сентября 2019 г.; строгий выговор устно командиром батальона связи 23 апреля 2020 г. В служебной карточке записаны и другие дисциплинарные взыскания, примененные к истцу ранее 2018 года.

Со служебной карточкой истец была ознакомлена 5 декабря 2018 г.,
13 марта и 18 июля 2019 г., а также 13 мая 2020 г. Таким образом, не позднее последней из указанных дат Уд В.В. знала о примененных к ней дисциплинарных взысканиях.

Об этом свидетельствуют ее пояснения в суде первой инстанции и содержание ее рапорта от 24 мая 2020 г. на имя командира воинской части.

Поскольку в суд с административным исковым заявлением Уд В.В. обратилась 9 сентября 2020 г., доказательств уважительности пропуска трехмесячного срока обращения в суд, предусмотренного частью 1 статьи 219 КАС РФ, она не представила, гарнизонный военный суд обоснованно без исследования фактических обстоятельств отказал в требованиях о признании незаконными примененных к ней дисциплинарных взысканий по причине пропуска срока обращения в суд.

Согласно карточкам учета результатов практических проверок по физической подготовке и уровня спортивной подготовленности, а также соответствующим ведомостям результатов проверок (контрольных проверок) по физической подготовке истец имела неудовлетворительные оценки в октябре
2018 года, апреле и июле 2019 года.

В телеграмме от 1 сентября 2019 г. врио командующего войсками Южного военного округа предписано командирам воинских частей организовать и провести в период с 1 октября по 15 ноября 2019 г. проверки состояния физической подготовленности 100 процентов военнослужащих с целью определения ее истинного состояния.

Из ведомости результатов контрольной проверки по физической подготовке, проведенной 3 — 5 октября 2019 г., а также приказа командира войсковой № 25 сентября 2019 г. № 178 видно, что Уд В.В. нормативы по физической подготовке не сдавала ввиду наличия у нее освобождения от строевой и физической подготовки.

В связи с наличием неудовлетворительных результатов по сдаче нормативов по физической подготовке 1 ноября 2019 г. истец представлена для рассмотрения на аттестационную комиссию войсковой части №.

Решением аттестационной комиссии войсковой № 15 ноября 2019 г. (протокол № 35) Уд В.В. предоставлено пять месяцев для подготовки к повторной сдаче нормативов по физической подготовке. В случае повторной сдачи на неудовлетворительную оценку рекомендовано рассмотреть аттестационной комиссией воинской части вопрос о досрочном увольнении ее с военной службы в связи с невыполнением условий контракта.

Из ведомости результатов контрольной проверки по физической подготовке за зимний период обучения 2020 года, проведенной с 6 по 18 апреля 2020 г., видно, что Уд В.В. для сдачи нормативов не прибыла без уважительных причин.

В содержащемся в аттестационном листе отзыве, составленном
24 апреля 2020 г. командиром взвода, указано что Уд В.В. занимаемой должности не соответствует, и сделан вывод о целесообразности увольнения ее с военной службы в связи с невыполнением условий контракта, поскольку она имеет неснятые дисциплинарные взыскания и не стремится к повышению уровня своей физической подготовленности, контрольные зачеты по сдаче нормативов по физической подготовке систематически не посещает.

24 апреля 2020 г. Уд В.В. под роспись была извещена о проведении в отношении нее заседания аттестационной комиссии 7 мая 2020 г., а также ознакомлена 30 апреля 2020 г. с аттестационным листом.

Аттестационной комиссией войсковой № 7 мая 2020 г. (протокол № 11), заседание которой проведено с участием истца, рекомендовано досрочно уволить Уд В.В. с военной службы в связи с несоблюдением условий контракта. Из данного протокола усматривается, что комиссия принимала решение с учетом предоставленной истцу возможности изложить свои возражения и доводы по поводу рассматриваемого вопроса и ее несогласия с содержанием отзыва.

12 мая 2020 г. командиром указанной воинской части с истцом проведена индивидуальная беседа, предшествующая увольнению с военной службы.

Из рапорта на имя командира войсковой № 24 мая 2020 г. видно, что истец просила предоставить ей дополнительную возможность сдачи нормативов по физической подготовке.

По результатам проверки выполнения нормативов по физической подготовке в период с 13 по 25 июля 2020 г. Уд В.В. вновь получила неудовлетворительную оценку.

Приказом командира войсковой части № от 28 августа 2020 г. №64 истец досрочно уволена с военной службы в связи с невыполнением условий контракта.

При таких обстоятельствах гарнизонный военный суд обоснованно признал, что оспариваемые действия по увольнению истца с военной службы совершены командованием в пределах предоставленных полномочий и являются законными.

Это соответствует правовой позиции, изложенной в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. № 6-П и разъяснениям, содержащимся в пункте 41 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 г. № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих».

Доводы жалобы о том, что в ноябре 2019 года при предоставлении времени для подготовки к пересдаче нормативов по физической подготовке аттестационная комиссия не приняла во внимание ее заболевание, а на момент заседания аттестационной комиссии 7 мая 2020 г. нормативы по физической подготовке ею не были сданы по уважительной причине в связи состоянием здоровья, являются необоснованными, поскольку пятимесячный срок для подготовки к повторной сдаче проверки физической подготовленности установлен Наставлением, а из материалов дела не усматривается препятствий для сдачи указанных нормативов.

Так, из исследованной в суде медицинской книжки Уд В.В. видно, что противопоказаний и освобождений от исполнения служебных обязанностей в период с 6 по 18 апреля 2020 г. она не имела.

Это же обстоятельство подтвердил и допрошенный судом в качестве свидетеляначальник медицинской службы войсковой №.

Согласно пояснениям истца в суде первой инстанции, она была осведомлена о периоде принятия зачетов по физической подготовке, однако для сдачи нормативов не прибыла, уважительных причин к тому не привела.

Не приведены уважительные причины, послужившие основанием для не прибытия на повторную сдачу нормативов по физической подготовке и в апелляционной в жалобе. С рапортами о невозможности сдачи нормативов по объективным причинам к командованию Уд В.В. не обращалась.

У суда не было необходимости в истребовании оригинала протокола заседания комиссии, поскольку предусмотренных для этого в части 3 статьи 70 КАС РФ условий по делу не имеется.

При этом каких-либо доказательств уважительности причин, объективно препятствовавших ей подготовиться к повторной сдаче нормативов по физической подготовке, истец в судебном заседании не представила и в жалобе не привела.

Ссылка в жалобе на определения Верховного суда Российской Федерации от 30 мая 2016 г. № 211-КГ16-15, от 14 октября 2016 г. № 208-КГ16-34 и иную судебную практику является несостоятельной, поскольку они вынесены по конкретным делам с иными фактическими обстоятельствами, в котором участвовали другие лица, и преюдициального значения для настоящего дела не имеет.

Таким образом, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь статьями 309 и 311 КАС РФ, судебная коллегия

определила:

решение Крымского гарнизонного военного суда от 7 октября 2020 г. по административному исковому заявлению Уд Виктории Витальевны, оставить без изменения, а апелляционную жалобу истца – без удовлетворения.

Кассационная жалоба (представление) может быть подана в Кассационный военный суд через гарнизонный военный суд в течение шести месяцев со дня вынесения апелляционного определения.

Председательствующий

Судьи:

по делу № 2а-160/2020

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

Решением Крымского гарнизонного военного суда от 7 октября 2020 года по административному делу № 2а-160/2019 по исковому заявлению Уд Виктории Витальевны об оспаривании действий командиров воинских частей 44 и 41, воинских должностных лиц и аттестационной комиссии воинской части 41 связанных с привлечением к дисциплинарной ответственности и досрочным увольнением с военной службы, было вынесено решение об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объёме.

Апелляционным определением Южного окружного военного суда от 23 декабря 2020 года № 33а-1361/2020 было отказано в удовлетворении заявленных требований об оспаривании Уд Викторией Владимировной действий командиров воинских частей 44 и 41, воинских должностных лиц и аттестационной комиссии воинской части 41 связанных с привлечением к дисциплинарной ответственности и досрочным увольнением с военной службы.

Решения вышеуказанных судов считаю необоснованным и незаконным, нарушающим нормы материального и процессуального права по следующим основаниям:

Часть I

1. Судами нарушены нормы материального права, не применён закон подлежащий применению, выводы суда первой и апелляционной инстанции, изложенные в решении суда №2а-160/2020 и в определении №33а-1361/2020 не соответствуют, обстоятельствам административного дела, а именно:

2. В своём решении судья Крымского гарнизонного суда по административному делу №2а-160/2020 указывает: «Согласно показаниям свидетеля … войсковой части … и как видно из исследованной в суде медицинской книжки Уд, административный истец медицинских противопоказаний и освобождений от исполнения служебных обязанностей, в т.ч. по сдаче нормативов по физической подготовке в период с 06 по 18 апреля 2020 г. не имела.».

3. В апелляционном определении от 23 декабря 2020 года № 33а-1361/2020 Южного окружного суда указанно: «Так, из исследованной в суде медицинской книжки Уд В.В. видно, что противопоказаний и освобождений от исполнения служебных обязанностей в период с 6 по 18 апреля 2020 г. она не имела».

4. В определении Южного окружного суда указанно: «В соответствии со статьей 12 Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденного приказом Министра обороны Российской Федерации от 21 апреля 2009 г. № 200 (далее – Наставление), в случае, если военнослужащий, не выполнивший установленные контрольные нормативы по физической подготовке, по истечении пятимесячного срока повторно не сдаст проверку физической подготовленности, он представляется для рассмотрения на аттестационную комиссию».

5. Вместе с тем, согласно п. 14 Приказа Министра обороны РФ от 21.04.2009 г. № 200 «Об утверждении Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации»: «14. Военнослужащие, имеющие отклонения в состоянии здоровья и отнесенные в результате углубленного медицинского освидетельствования по состоянию здоровья к 3-й или частично ко 2-й группе, перенесшие острые заболевания и травмы, находящиеся по заключению врача под диспансерно-динамическим наблюдением к проверке физической подготовленности не допускаются.Военнослужащие по контракту, находящиеся под диспансерно-динамическим наблюдением, проходят проверку по физической подготовке после окончания диспансерно-динамического наблюдения. При отсутствии положительных результатов лечения в течение года военнослужащие по контракту направляются на военно-врачебную комиссию для медицинского освидетельствования на предмет годности к прохождению военной службы в занимаемой воинской должности. Если по результатам военно-врачебной экспертизы военнослужащему определены категории годности: «Б» — годен к военной службе с незначительными ограничениями и «В» — ограниченно годен к военной службе, то соответствующий начальник медицинской службы разрабатывает рекомендации по укреплению их здоровья, которые направляются соответствующим командирам подразделений, и контролирует их выполнение».

6. Согласно решения суда 1 инстанции и определения суда апелляционной инстанции имеющимся в деле №2а-160/2020 доказательства изучены и им дана юридическая оценка, а именно: медицинской книжке войсковая часть 41, выписного эпикриза № 28 ФГБУ «1472 Военно-морской клинический госпиталь» МО РФ, выписке из истории болезни № 33 филиал №2 ФГБУ «1472 Военно-морской клинический госпиталь» МО РФ, заключению ВВК № 54 от 24 сентября 2019 г., выписного эпикриза № 145 филиал №2 ФГБУ «1472 Военно-морской клинический госпиталь» МО РФ, выписке из приказа командира 7 дивизии по личному составу от 28 августа 2020 г. № 64, г. Севастополь, выписного эпикриза из медицинской карты стационарного больного №3195 филиал №2 ФГБУ «1472 Военно-морской клинический госпиталь» МО РФ, выписного эпикриза № 35 филиал №2 ФГБУ «1472 Военно-морской клинический госпиталь» МО РФ.

7. Вместе с тем, согласно медицинской книжке на имя Уд Виктории Витальевны, в/ч 41: записи в данной медицинской книжке ведутся с 2016 года. Имеется запись Эпикриз за 2019 год от 24.09.2019: «Находится под диспансерным динамическим наблюдением с диагнозом …». Имеется запись: «Вывод по УМО 2019 г. Диагноз: Хронический двусторонний аднексит. Ожирение I ст. алиментарно-конституционального генеза (ИМТ 29,73). ВФР левой нижней конечности после закрытой травмы левого коленного сустава с повреждением связок I ст. от 17.09.2019г. Группа здоровья II, Группа занятий по физ. подготовке ЛФК – 30 суток».

8. Анализируя Заключение ВВК № 4 от 24 сентября 2019 года «а) Диагноз и причинная связь увечья (ранения, травмы, контузии), заболевания: Закрытая травма левого коленного сустава. Повреждение связок первой степени от 17.09.2019г. Заболевание получено в период военной службы. б) категория годности к военной службе (годность к службе по военной специальности, и др.): в соответствии с Перечнем, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 29 июля 1998г. № 855, — не входит», за подписями председателя комиссии, секретаря комиссии, заверенная печатью Филиала №2 ФГБУ «1472 Военно-морской клинический госпиталь» Министерство обороны Российской Федерации, установлено, что Заключение ВВК №54 от 24.09.2019 г. не соответствует требованиям, Постановления Правительства РФ от 04.07.2013 года №565 «Об утверждении положения о военной врачебной экспертизе», не соответствует требованиям Приказа Министра обороны РФ от 14.10.2015 г. №615 «Об определении форм документации (кроме унифицированных форм медицинской документации), необходимых для деятельности военно-врачебных комиссий, созданных в Вооруженных Силах Российской Федерации», не соответствует требованиям Приказа Министра обороны РФ от 24.12.2015г. №833 «Об организации в Министерстве обороны Российской Федерации обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан, призванных на военные сборы» (с изменениями и дополнениями), как по форме, так и по содержанию. После завершения стационарного лечения по поводу травмы левого коленного сустава от 17.09.2019, я подлежала освидетельствованию военно-врачебной комиссией, данное заключение ВВК подлежало оформлению Справкой ВВК в соответствии с Приложением №2 к Приказу Министра обороны РФ от 14.10.2015г. №615 «Об определении форм документации (кроме унифицированных форм медицинской документации)». В целях определения степени тяжести, полученной травмы левого коленного сустава от 17.09.2019г., в соответствии с Перечнем увечий (ранений, травм, контузий), утвержденным Постановлением Правительства РФ от 29 июля 1998 г. N 855. Данное заключение ВВК подлежало оформлению «Справкой ВВК о тяжести увечья (ранения, травмы, контузии), полученного застрахованным лицом» в соответствии с Приложением №2 к Приказу Министра обороны РФ от 24.12.2015г. №833 «Об организации в Министерстве обороны Российской Федерации обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан, призванных на военные сборы» (с изменениями и дополнениями).

9. 24.09.2019 года я освидетельствована военно-врачебной комиссией филиала №2 ФГБУ «1472 Военно-морской клинический госпиталь» МО РФ: «На основании статьи 85 графы III расписания болезней и Требований к состоянию здоровья отдельных категорий граждан — временно не годен к военной службе, необходимо предоставить полное освобождение от исполнения обязанностей военной службы сроком на 15 (пятнадцать) суток».

10. В соответствии с пунктом 60 Положения о военно-врачебной экспертизе, утв. Постановлением Правительства РФ от 04.07.2013г. № 565: заключение о необходимости предоставления военнослужащему отпуска по болезни или освобождения от исполнения обязанностей военной службы (далее — освобождение) выносится в случаях, когда расписанием болезней предусматривается временная негодность к военной службе.

11. В соответствии с пунктом 63 Положения о военно-врачебной экспертизе, утв. Постановлением Правительства РФ от 04.07.2013г. № 565: по истечении срока непрерывного нахождения на лечении и в отпуске по болезни, который не должен превышать 4 месяцев (для пациентов с туберкулезом — 12 месяцев), военнослужащий подлежит освидетельствованию для решения вопроса о его годности к военной службе.

12. Исходя из изложенного, я по истечении срока непрерывного нахождения на лечении и в отпуске по болезни, подлежала направлению на освидетельствование военно-врачебной комиссией для решения вопроса о годности к военной службе. ( ДРУГОЙ ПРЕДМЕТ)

13. Таким образом, я по результатам УМО за 2019 год взята на учет для динамического врачебного наблюдения врачом-травматологом, и в соответствии с п. 14 Приказа Министра обороны РФ от 21.04.2009г. № 200 «Об утверждении Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации» до окончания диспансерно-динамического наблюдения не должна привлекаться к прохождению проверки по физической подготовке. Указанное неопровержимое обстоятельства дела судами оставлены без внимания, должным образом не исследованы, не дана соответствующая юридическая оценка. ( потому что в первом исковом вопрос этот не задавался)

14. В исследуемых в суде первой и апелляционной инстанции медицинских документах на имя Уд В.В. не содержится сведений о снятии с диспансерно-динамического наблюдения, также не содержится сведений о результатах медицинских осмотров, исследований, проводимых в рамках диспансерно-динамического наблюдения, вплоть до 16.09.2020 года — до осмотра врачом-травматологом и госпитализации в травматологическое отделение филиала №2 ФГБУ «1472 ВМКГ» Минобороны России 22.09.2020 года с жалобами на боли при ходьбе, чувство неустойчивости, отек, дискомфорт в левом коленном суставе, ограничение сгибания. По результатам обследования в период стационарного лечения с 22.09.2020 по 13.10.2020 у меня выявлены: дегенеративные изменения передней крестообразной связки, застарелое повреждение медиального мениска 2 ст., умеренный бурсит и синовит левого коленного сустава, болевой синдром. При выписке из стационара рекомендовано освободить от физических нагрузок и строевой подготовки до решения вопроса об оперативном лечении; при сохранении болевого синдрома рассмотреть вопрос об оперативном вмешательстве (согласно рекомендациям ВрИО Главного травматолога ЧФ), при отказе от операции, рассмотреть вопрос о прохождении ВВК.

15. В медицинских документах на имя Уд В.В. не содержится сведений о повторном представлении на военно-врачебную экспертизу после завершения отпуска по болезни с целью определения категории годности к военной службе (п. 63 Положения о военно-врачебной экспертизе, утв. Постановлением Правительства РФ от 04.07.2013г. № 565).

16. Вместе с тем, я подлежала освидетельствованию ВВК после завершения стационарного лечения по поводу травмы левого коленного сустава от 17.09.2019.

17. В связи с наличием хронических заболеваний, имеющих тенденцию к обострениям, и травмы левого коленного сустава с нарушением функции левой нижней конечности, я отнесена ко II группе здоровья.

18. Я после полученной травмы левого коленного сустава в виде повреждения передней крестообразной связки и повреждения медиального мениска 2 ст., при наличии развившихся бурсита и синовита с болевым синдромом, по состоянию здоровья не могла сдавать нормативы по физической подготовке.

19. При этом Южный окружной военный суд указывает: «Доводы жалобы о том, что в ноябре 2019 года при предоставлении времени для подготовки к пересдаче нормативов по физической подготовке аттестационная комиссия не приняла во внимание ее заболевание, а на момент заседания аттестационной комиссии 7 мая 2020 г. нормативы по физической подготовке ею не были сданы по уважительной причине в связи состоянием здоровья, являются необоснованными, поскольку пятимесячный срок для подготовки к повторной сдаче проверки физической подготовленности установлен Наставлением, а из материалов дела не усматривается препятствий для сдачи указанных нормативов». Выводы суда абсурдны, так как по мнению суда, не взирая на состояние здоровья я через 5 месяцев обязана была сдать нормативы по физической подготовке, даже если бы это в дальнейшем привело к полной утерей трудоспособности!

20. Вместе с тем, согласно п. 14 Приказа Министра обороны РФ от 21.04.2009 г. № 200 «Об утверждении Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации» в связи с нахождением под диспансерно-динамическим наблюдением у врача-травматолога по поводу полученной травмы левого коленного сустава от 17.09.2019г. до увольнения с военной службы 04.12.2020, не подлежала допуску к проверке физической подготовленности.

21. Следовательно, проведённая в отношении меня аттестация по основаниям, связанным с неудовлетворительной сдачей нормативов по физической подготовке является не законной и не обоснованной, указанные нарушения являются следствием халатного отношения должностных лиц воинской части и медицинских работников к исполнению своих должностных обязанностей.

22. Указанные обстоятельства свидетельствуют о незаконно и необъективно проведённой аттестационной комиссии в отношении меня, как следствие издание незаконного приказа об увольнении и исключении из списков воинской части. Данные обстоятельства являются вновь открывшимися и в ходе судебного заседания ни Крымским гарнизонным военным судом, ни Южным окружным военным судом рассмотрены не были. Вместе с тем, указанные обстоятельства имеют существенное юридическое значение в доказывании незаконного увольнения и вносят ясность по существу рассматриваемого дела.

23. В соответствии с ч. 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Это означает, что государство обязано обеспечить полное осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной и эффективной. Данная обязанность также вытекает из общепризнанных принципов и норм международного права, в частности, закрепленных в ст. 8 и 29 Всеобщей декларации прав человека и в ст. 2 (п. 2 и подп. «а» п. 3) Международного пакта о гражданских и политических правах.

24. Согласно ст. 14 (п. 1) Международного пакта о гражданских и политических правах каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение не может быть признано справедливым и правосудным, а судебная защита — полной и эффективной, если допущена судебная ошибка. Статья 14 (п. 6) Международного пакта предусматривает, что судебное решение подлежит пересмотру, если «какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной ошибки».

25. Далее в определении Южного военного суда указанно: «Из ведомости результатов контрольной проверки по физической подготовке, проведенной 3 — 5 октября 2019 г., а также приказа командира войсковой № 25 сентября 2019 г. № 178 видно, что Уд В.В. нормативы по физической подготовке не сдавала ввиду наличия у нее освобождения от строевой и физической подготовки».

26. Однако, далее суд делает противоречивое умозаключение: «В связи с наличием неудовлетворительных результатов по сдаче нормативов по физической подготовке 1 ноября 2019 г. истец представлена для рассмотрения на аттестационную комиссию войсковой части №…». Как суд пришёл к выводу о неудовлетворительной сдаче мной нормативов по физической подготовке, перед этим фактически установив, что указанные нормативы я не сдавала вовсе в виду наличия освобождения от такой сдачи в связи с заболеванием!!!

27. Далее, Южный окружной военный суд делает вывод не основанный на требованиях нормативно-правовой базы: «Доводы жалобы о том, что в ноябре 2019 года при предоставлении времени для подготовки к пересдаче нормативов по физической подготовке аттестационная комиссия не приняла во внимание ее заболевание, а на момент заседания аттестационной комиссии 7 мая 2020 г. нормативы по физической подготовке ею не были сданы по уважительной причине в связи состоянием здоровья, являются необоснованными, поскольку пятимесячный срок для подготовки к повторной сдаче проверки физической подготовленности установлен Наставлением, а из материалов дела не усматривается препятствий для сдачи указанных нормативов». Но, если бы суд удосужился и должным образом изучил доказательства, которым в том числе является медицинская книжка на имя Уд В.В. и учёл требования п.14 Приказа Министра обороны РФ от 21.04.2009 г. № 200 «Об утверждении Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации» то усмотрел бы явную истину, а именно, тот факт, что в связи с нахождением под диспансерно-динамическим наблюдением у врача-травматолога по поводу полученной травмы левого коленного сустава от 17.09.2019г. до увольнения с военной службы 04.12.2020, я не подлежала допуску к проверке физической подготовленности!

28. Помимо прочего, направление на ВВК является обязанностью командования воинской части и не носит заявительный характер!

29. Согласно ст. 3 Федерального закона от 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее по тексту – Закон 76-ФЗ) для военнослужащих устанавливается единая система правовой и социальной защиты. Правовая защита военнослужащих является функцией государства и предусматривает закрепление в законах и иных нормативных правовых актах прав, социальных гарантий и компенсаций указанных лиц и иных мер их социальной защиты, а также правовой механизм их реализации. Социальная защита военнослужащих является функцией государства и предусматривает, помимо прочего, охрану их жизни и здоровья. Реализация мер правовой и социальной защиты военнослужащих является обязанностью командиров (начальников).

30. Согласно ст. 16 Закона 76-ФЗ забота о сохранении и об укреплении здоровья военнослужащих – обязанность командиров (начальников).

31. Статьёй 33 УВС ВС РФ определено, что на командира (начальника) возложена персональная ответственность перед государством за все стороны жизни и деятельности … каждого военнослужащего. Согласно ст. 42 УВС ВС РФ: «Командир (начальник) перед отдачей приказа обязан всесторонне оценить обстановку и предусмотреть меры по обеспечению его выполнения».

32. Согласно ст. 81 УВС ВС РФ: «Командир (начальник) в целях обеспечения безопасности военной службы обязан: в своей служебной деятельности отдавать приоритет сохранению жизни и здоровья подчиненных военнослужащих …».

33. В соответствии со ст. 320 УВС ВС РФ: «… командиры подразделений … отвечают за безопасность военной службы в подчиненных подразделениях (службах) в соответствии с должностными, специальными обязанностями и настоящей главой. Указанные должностные лица … обязаны: … добиваться выполнения требований безопасности военной службы, принимать в ходе контроля за их выполнением меры по предупреждению гибели, увечий (ранений, травм, контузий), заболеваний военнослужащих … ; в случае выявления нарушений требований безопасности … приостанавливать проведение мероприятия повседневной деятельности, а лиц, допустивших нарушения, привлекать в установленном порядке к ответственности».

34. Статьёй 335 УВС ВС РФ определено: «Забота о сохранении и укреплении здоровья военнослужащих – обязанность командиров (начальников)».

35. Согласно ст. 10 УВС ВС РФ «Государство гарантирует правовую и социальную защиту военнослужащих, осуществляет охрану их жизни и здоровья, а также иные меры, направленные на создание условий жизни и деятельности, соответствующих характеру военной службы и ее роли в обществе. Реализация мер правовой и социальной защиты военнослужащих возлагается на органы государственной власти, органы местного самоуправления, федеральные суды общей юрисдикции, правоохранительные органы в пределах их полномочий, а также является обязанностью командиров (начальников). Реализации прав военнослужащих в соответствии с законодательством Российской Федерации могут также содействовать общественные объединения. Командиры (начальники), виновные в неисполнении обязанностей по реализации прав военнослужащих, несут ответственность в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации».

36. Согласно ст. 335 УВС ВС РФ «охрана здоровья и физическое развитие военнослужащих – неотъемлемая часть их подготовки к выполнению своего воинского долга. Охрана здоровья обеспечивается созданием командирами (начальниками) во взаимодействии с органами государственной власти безопасных условий военной службы».

37. Согласно гл.7 ст. 81 УВС ВС РФ «Командир (начальник) в целях обеспечения безопасности военной службы обязан в своей деятельности отдавать приоритет сохранению жизни и здоровья военнослужащих».

38. Руководствуясь положениями главы 7 Устава внутренней службы ВС РФ, командир (начальник) обязан принимать все возможные меры по обеспечению защищенности военнослужащих от воздействия на них опасных факторов военной службы при исполнении ими своих обязанностей, предупреждению их гибели (смерти) и увечий (ранений, травм, контузий).

39. Согласно ст. 317 УВС ВС РФ «Безопасность военной службы заключается в поддержании в полку (подразделении) условий военной службы и порядка ее несения, обеспечивающих защищенность личного состава и каждого военнослужащего в отдельности, а также местного населения, его имущества и окружающей среды от воздействия опасных факторов военной службы, возникающих в ходе повседневной деятельности полка (подразделения). Общими условиями обеспечения безопасности военной службы в полку (подразделении) являются: -поддержание воинской дисциплины; -обеспечение удовлетворительного морально-психологического состояния и состояния здоровья военнослужащих; -обеспечение пожарной безопасности; -соблюдение определенных Уставом внутренней службы правил внутреннего порядка; -обеспечение социальной защиты военнослужащих в соответствии с требованиями федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации; -обеспечение удовлетворительного санитарно-эпидемиологического состояния полка».

40. Согласно ст. 41 п.3 Конституции Российской Федерации «Сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с Федеральным законом».

41. Южный окружной военный суд в своём определении указывает: «Так, из исследованной в суде медицинской книжки Уд В.В. видно, что противопоказаний и освобождений от исполнения служебных обязанностей в период с 6 по 18 апреля 2020 г. она не имела». Это утверждение подтверждает халатное, поверхностное отношение суда к исследованию доказательств. Допрошенный в суде временно исполняющий обязанности начальника медицинской службы, не имея соответствующей квалификации и знаний не мог квалифицировать моё заболевание и принимать решение нуждаюсь я в освобождении или нет, при этом заявлял о наличии у меня травмы и подтвердил тот факт что командование воинской части знало о наличии у меня заболеваний. При этом согласно заключения независимой экспертизой ООО «Южный экспертный центр» отвечая на поставленные вопросы (копию прилагаю), комиссия экспертов помимо прочего установила (стр.36 заключения): «Уд В.В. после полученной ей травмы левого коленного сустава в виде повреждения передней крестообразной связки и повреждения медиального мениска 2 ст., при наличии развившихся бурсита и синовита с болевым синдромом, по состоянию здоровья не могла сдавать нормативы по физической подготовке».

42. В материалах административного дела №2а-160/2020 находиться справка (стр. 175) начальника медицинской службы лейтенанта Колёва А., в которой должностное лицо помимо прочего указано: «Включение в группу диспансерно-динамического наблюдения рядового Уд В.В. не требовалось. В 2019-2020 гг. командиром войсковой части 41 в группу диспансерно- динамического наблюдения, ЛФК, ряд. Удд В.В. не включалась. Заключение ВВК от 24.09.2019 г. не освобождало рядового запаса Уд В.В. от сдачи нормативов по физической подготовке». При этом, указанным документом, должностное лицо воинской части ввело суд в заблуждение, выводы в данной справки не является законным, обоснованным и объективным. В соответствии с пунктом 60 Положения о военно-врачебной экспертизе, утв. Постановлением Правительства РФ от 04.07.2013г. № 565: заключение о необходимости предоставления военнослужащему отпуска по болезни или освобождения от исполнения обязанностей военной службы (далее — освобождение) выносится в случаях, когда расписанием болезней предусматривается временная негодность к военной службе. Заключение ВВК №54 от 24.09.2019 г. не соответствует требованиям, Постановления Правительства РФ от 04.07.2013 года №565 «Об утверждении положения о военной врачебной экспертизе», не соответствует требованиям Приказа Министра обороны РФ от 14.10.2015 г. №615 «Об определении форм документации (кроме унифицированных форм медицинской документации), необходимых для деятельности военно-врачебных комиссий, созданных в Вооруженных Силах Российской Федерации», не соответствует требованиям Приказа Министра обороны РФ от 24.12.2015г. №833 «Об организации в Министерстве обороны Российской Федерации обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан, призванных на военные сборы» (с изменениями и дополнениями), как по форме, так и по содержанию. После завершения стационарного лечения по поводу травмы левого коленного сустава от 17.09.2019, я подлежала освидетельствованию военно-врачебной комиссией, данное заключение ВВК подлежало оформлению Справкой ВВК в соответствии с Приложением №2 к Приказу Министра обороны РФ от 14.10.2015г. №615 «Об определении форм документации (кроме унифицированных форм медицинской документации)». В целях определения степени тяжести, полученной травмы левого коленного сустава от 17.09.2019г., в соответствии с Перечнем увечий (ранений, травм, контузий), утвержденным Постановлением Правительства РФ от 29 июля 1998 г. N 855. Данное заключение ВВК подлежало оформлению «Справкой ВВК о тяжести увечья (ранения, травмы, контузии), полученного застрахованным лицом» в соответствии с Приложением №2 к Приказу Министра обороны РФ от 24.12.2015г. №833 «Об организации в Министерстве обороны Российской Федерации обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан, призванных на военные сборы» (с изменениями и дополнениями). Вместе с тем, согласно медицинской книжке на имя Уд Виктории Витальевны, в/ч 41: записи в данной медицинской книжке ведутся с 2016 года. Имеется запись Эпикриз за 2019 год от 24.09.2019: «Находится под диспансерным динамическим наблюдением с диагнозом …». Имеется запись: «Вывод по УМО 2019 г. Диагноз: Хронический двусторонний аднексит. Ожирение I ст. алиментарно-конституционального генеза (ИМТ 29,73). ВФР левой нижней конечности после закрытой травмы левого коленного сустава с повреждением связок I ст. от 17.09.2019г. Группа здоровья II, Группа занятий по физ. подготовке ЛФК – 30 суток». Таким образом, ответчиком в суд представлены документ (справка), который при этом судом принят как доказательство, не отражающий реальное обстоятельство дела и противоречащий иному доказательству, а именно медицинской книжке на имя Уд В.В. Таким образом, суду первой инстанции с целью внесения ясности и выяснению истины необходимо было назначить медицинскую экспертизу. Однако судом указанного процессуального действия выполнено не было. Вместе с тем, мои утверждения по факту нахождения меня на весь период сдачи нормативов по физической подготовке под диспансерно-динамическим наблюдением подтверждается экспертным заключением ООО «Южный экспертный центр», проведённой мной самостоятельно после судебного заседания.

43. При этом, ошибочность мнения медицинского работника воинской части отражённое в справке (стр. 175 административного дела №2а-160/2020) и принятое судом за достоверное подтверждается проведённой прокурорской проверкой. В ходе прокурорской проверки (Исорг-20002203-987-21/-20002203 от 28.05.2021) на действия командира воинской части 41, установлено: «Вместе с тем, в нарушении требований нормативно правовых актов, а также рекомендаций военно-врачебной комиссии, после выписки из стационара, Вы под диспансерно-динамическое наблюдение в медицинской службе воинской части 41 поставлены не были и в установленный срок (1 год после выписке стационара) под таким наблюдением не находились, соответствующий приказ о постановке под диспансерное наблюдение не издавался»!

44. Руководствовалась, Положениями Федерального закона РФ от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» в соответствии с которым, право устанавливать диагноз предоставлено лечащему врачу, в котором также дано определение понятию «диагностика».

45. Согласно статье 2, пункт 7: «Диагностика — комплекс медицинских вмешательств, направленных на распознавание состояний или установление факта наличия либо отсутствия заболеваний, осуществляемых посредством сбора и анализа жалоб пациента, данных его анамнеза и осмотра, проведения лабораторных, инструментальных, патологоанатомических и иных исследований в целях определения диагноза, выбора мероприятий по лечению пациента и (или) контроля за осуществлением этих мероприятий».

46. Согласно статье 70, пункт 5: «Лечащий врач устанавливает диагноз, который является основанным на всестороннем обследовании пациента и составленным с использованием медицинских терминов медицинским заключением о заболевании (состоянии) пациента, в том числе, явившемся причиной смерти пациента».

47. Таким образом, в нарушение ст. 3 и ст. 16 Закона 76-ФЗ, а также ст. 33, ст. 42, ст. 81, ст. 320, ст. 335 УВС ВС РФ, командование воинской части давало указание о привлечении меня к сдаче нормативов по физической подготовке, без учёта моего состояния здоровья. В дальнейшем командование воинской части вообще взяло за основу моего увольнения не сдачу нормативов по физической подготовке. Судья Крымского гарнизонного военного суда, указанные обстоятельства и фактически подтверждённые факты игнорирует, сознательно и в ущерб интересам Закона занимает сторону ответчика, ставя меня при этом в заведомо невыгодную позицию. ДЕЙСТВИЯ СУДЬИ КОПЫЛОВА Д.Э. ПОДРЫВАЮ АВТОРИТЕТ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ, СТАВЯТ ПОД СОМНЕНИЕ ПРИНЦЫМ СПРАВЕДЛИВОСТИ, БЕЗПРЕСТАРСТНОСТИ И НЕЗАВИСИМОСТИ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ!!! Полагаю, что действия судьи Копылова Д.Э. носят коррупционный оттенок и характер!

48. Судом первой и апелляционной инстанции, указанные юридически важные обстоятельства дела оставлены без рассмотрения и должной оценки, исследование доказательств, в том числе медицинской книжки проведено поверхностно. Судами не учтены требования Законодательства, а именно: ст. 3 и ст. 16 Закона 76-ФЗ, а также ст. 33, ст. 42, ст. 81, ст. 320, ст. 335 УВС ВС РФ, не применены нормы, установленные Приказом Министра обороны РФ от 21.04.2009 г. № 200 «Об утверждении Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации». Что в итоге привело к нарушению норм материального права, как следствие судами приняты незаконные и необоснованные решения, которые согласно ст. 310 КАС РФ подлежат безусловной отмене.

49. После полученной травмы, командование воинской части фактически «избавилось» от меня по надуманным необоснованным и незаконным основаниям. Я фактически осталась без средств к существованию с наличием значительных проблем со здоровьем полученных в результате службы. «Меня выкинули как отработанный материал!». О какой справедливости и социальных гарантиях может идти речь, если суды понимая и видя картину происходящего, в ущерб Законам и нормативно – правовым актам Российской Федерации, игнорирую справедливость незаконно отказывают гражданину, в угоду интересам командования!

Часть II

50. Крымский гарнизонный военный суд в своём определении указывает: «Представленные Уд сведения о снятии с нее трёх дисциплинарных взысканий, которые наряду с иными имевшимися, были предметом рассмотрения аттестационной комиссии, не являются имеющими существенного значения для дела обстоятельствами, которые не были и не могли быть известны заявителю, ввиду того, что независимо от тех или иных обстоятельств привлечения ее к дисциплинарной ответственности, в удовлетворении требований Уд об оспаривании законности привлечения ее к названной ответственности отказано без исследования и оценки фактических обстоятельств ввиду пропуска срока на обращение в суд».

51. В результате проведённой проверки 309 военной прокуратурой гарнизона вынесены протесты №Исорг- 20002203-1502-21/59-20002200 от 12.02.2021 года и №Исорг- 20002203-1495-21/-20002200 (копию прилагаю), в своих протестах военная прокуратура указала: «внести изменения в служебную карточку Уд В.В., а именно исключить незаконно наложенное 18.09.2019 устное дисциплинарное взыскание, а также снять дисциплинарные взыскания, наложенные 02.03.2018, 13.03.2018 в соответствии с Дисциплинарным Уставом Вооруженных Сил Российской Федерации», также указанно: «Пункт 4 приказа командира воинской части 41 от 17.09.2019 №1296 «О наказании виновных лиц за нарушение требований безопасности военной службы» — отменить, как противоречащий действующему законодательству» — указанное обстоятельство свидетельствует о незаконности проведённой в отношении меня аттестации послужившей основанием к увольнению, так как указанные взыскания были рассмотрены и приняты как отягчающие обстоятельства, что по моему мнению существенно повлияло на вынесенное членами аттестационной комиссии решения в отношении меня и моей служебной деятельности. Фактически на момент проведения в отношении меня аттестационной комиссии взыскания у меня отсутствовали!

52. В своём заявлении не просила пересмотреть сроки обжалования незаконно наложенных взысканий, а просила учесть обстоятельства доказанности военной прокуратурой незаконно наложенных взысканий, при принятии решения! Так как незаконно наложенные взыскания учтены при рассмотрении аттестационной комиссией в отношении меня. При рассмотрении судом первой и апелляционной инстанции моего заявления о незаконно проведённой аттестации, обстоятельство рассмотрения на аттестационной комиссии послужившее основанием к вынесению решения о моём увольнении принято с учётом незаконно наложенных взысканий, а, следовательно, не законно и не объективно судом не рассмотрено и не учтено! А как следствие, Крымским гарнизонным судом вынесено неправосудное решение без учёта юридически значимых обстоятельств административного дела №2а-160/2020, без учёта и рассмотрения которых невозможно правосудно и законно восстановить мои права!

53. При этом в своём определении Южный окружной военный суд указывает: «Как видно из служебной карточки истца, за период с марта 2018 года по сентябрь 2019 года Уд В.В. шесть раз привлекалась к дисциплинарной ответственности, в результате чего ей объявлены: строгий выговор устно командиром роты 2 марта 2018 г.; строгий выговор устно командиром батальона 13 марта 2018 г.; выговор устно командиром взвода 18 июля 2019 г.; выговор приказом командира войсковой № 17 сентября 2019 г. № 1296; выговор устно командиром роты связи 18 сентября 2019 г.; строгий выговор устно командиром батальона связи 23 апреля 2020 г. В служебной карточке записаны и другие дисциплинарные взыскания, примененные к истцу ранее 2018 года».

54. Согласно п.1 ст. 176 КАС РФ «Решение суда должно быть законным и обоснованным».

55. Таким образом судом при вынесении определения существенно нарушены ст. 1 КАС РФ, п.8 ст. 226 КАС РФ, а также не учтены разъяснения указанные в Пленуме Верховного суда РФ от 27 сентября 2016 г. №36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации», который в п.61 указывает: «Суд не вправе признать обоснованным оспариваемое решение, действие, бездействие со ссылкой на обстоятельства, не являющиеся предметом рассмотрения соответствующего органа, организации, лица, изменяя таким образом основания принятого решения, совершенного действия, имевшего место бездействия. Например, при недоказанности обстоятельств, указанных в оспариваемом решении органа государственной власти и послуживших основанием его принятия, суд не вправе отказать в признании такого решения незаконным, ссылаясь на наличие установленных им иных оснований (обстоятельств) для принятия подобного решения», п. 62 указывает: «Суд не осуществляет проверку целесообразности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, принимаемых, совершаемых ими в пределах своего усмотрения в соответствии с компетенцией, представленной законом или иным нормативным правовым актом. При этом следует иметь ввиду, что превышение указанных полномочий либо использование их вопреки законной цели и правам, законным интересам граждан, организаций, государства и общества является основанием для признания оспариваемых решений, действий (бездействия) незаконными (п.3 ч.9 ст. 226 КАС РФ, ч.3 ст. 55 Конституции Российской Федерации)». Указанные действия суда, в части вынесения определения, прямо противоречат упомянутым нормам Закона и разъяснениям Пленума Верховного Суда.

56. Указанные существенные нарушения норм материального процессуального права привели к вынесению незаконных, необоснованных и несправедливых решений судом первой и апелляционной инстанции.

Часть III

57. Крымский гарнизонный суд в своём решении, указывает: «Как видно из соответствующего уведомления, административный истец 24 апреля 2020 г. под роспись была извещена о проведении в отношении нее заседания аттестационной комиссии 07 мая 2020 г., а также ознакомлена с текстом отзыва на нее, что свидетельствует об имевшейся возможности представить в аттестационную комиссию дополнительные сведения о своей служебной деятельности за предшествующий период, о наличии медицинских противопоказаний к сдаче нормативов по физической подготовке при их наличии, а также заявление о своем несогласии с представленным отзывом».

58. При этом, как в суде первой инстанции, так и в жалобах в суды апелляционной в соответствии со ст. 141 УПК РФ я заявляла и заявляю сейчас, что доказательства, представленные суду ответчиком и положенные в основу вынесенных судебных актов, были ответчиком сфальсифицированы. На всех этапах судебного разбирательства я заявляла об этом служебном подлоге, заявляла о даче свидетелями со стороны ответчика заведомо ложных показаний суду, ходатайствовал о назначении и проведении необходимых экспертиз для подтверждения своих заявлений о преступлениях! Однако, всеми судами мои заявления о преступлении игнорировались, частные определения в соответствии с п. 4 ст. 200 КАС РФ не выносились и, как следствие, судами факты преступлений установлены не были; сфальсифицированные доказательства и заведомо ложные показания в суде свидетелей необратимо повлияли на исход данного административного дела.

59. Закон требует, чтобы судопроизводство осуществлялось в строгом соответствии с нормами процессуального права. Любое существенное отступление от этих норм обусловливает необоснованность решения. Но особенно большой вред правосудию наносят хотя и редко, но все же встречающиеся на практике преступные действия участвующих в деле лиц, их представителей или судей, совершенные при рассмотрении дела. В таких случаях решение полностью дискредитируется как акт правосудия. Его необходимо аннулировать, а дело рассмотреть вновь.

60. Согласно ч. 1 ст. 59 КАС РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

61. согласно заключению эксперта от 31.03.2021 №79 в результате проведённой проверки в рамках сообщения о преступления 535 военно-следственного отдела по заявлению Уд В.В. от 09.03.2021 о совершённом преступлении должностными лицами воинской части предусмотренном ч.1 ст. 292 УК РФ установлено: «подпись от имени Уд В.В. расположенная между обозначениями «рядовой» и «В. Уд» в уведомлении от 24.04.2020, зарегистрированном в воинской части 41 за исх. номером 3/49 от 24.04.2020 г. выполнена не Уд Викторией Витальевной, а иным лицом». Таким образом, факт совершения должностными лицами воинской части преступление предусмотренного ч.1 ст.292 УК РФ, ч.1 ст. 327 УК РФ установлен в ходе проверки сообщения о преступлении. Вместе с тем, суды при принятии судебных актов по делу № 2а-160/2020 учитывали уведомление от 24.04.2020 как доказательство, должностные лица, предъявившие суду указанное уведомление, сознательно ввели суд в заблуждение, в связи с чем суд вынес неправосудное решение.

62. Тем самым, суды всех инстанций своим бездействием способствовали сокрытию преступлений и безнаказанности должностных лиц, совершивших эти преступления. Меня фактически умалили как личность, отнеслись ко мне как к бесправному объекту.

63. Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, в сфере социального регулирования должен соблюдаться принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающий правовую определенность, сохранение стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм и предсказуемость законодательной и правоприменительной политики, с тем, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретённых прав действенности их государственной защиты, т.е. в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано.

64. Таким образом судом при вынесении определения существенно нарушены ст. 1 КАС РФ, п.8 ст. 226 КАС РФ, а также не учтены разъяснения указанные в Пленуме Верховного суда РФ от 27 сентября 2016 г. №36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации», который в п.61 указывает: «Суд не вправе признать обоснованным оспариваемое решение, действие, бездействие со ссылкой на обстоятельства, не являющиеся предметом рассмотрения соответствующего органа, организации, лица, изменяя таким образом основания принятого решения, совершенного действия, имевшего место бездействия. Например, при недоказанности обстоятельств, указанных в оспариваемом решении органа государственной власти и послуживших основанием его принятия, суд не вправе отказать в признании такого решения незаконным, ссылаясь на наличие установленных им иных оснований (обстоятельств) для принятия подобного решения», п. 62 указывает: «Суд не осуществляет проверку целесообразности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, принимаемых, совершаемых ими в пределах своего усмотрения в соответствии с компетенцией, представленной законом или иным нормативным правовым актом. При этом следует иметь ввиду, что превышение указанных полномочий либо использование их вопреки законной цели и правам, законным интересам граждан, организаций, государства и общества является основанием для признания оспариваемых решений, действий (бездействия) незаконными (п.3 ч.9 ст. 226 КАС РФ, ч.3 ст. 55 Конституции Российской Федерации)». Указанные действия суда, в части вынесения определения, прямо противоречат упомянутым нормам Закона и разъяснениям Пленума Верховного Суда.

Часть IV

65. Считаю нарушенной статью 6 «Конвенции» по правам человека:

Право на обращение в суд в случае любого спора о гражданских правах и обязанностях.

66. Статья 6 (1) обеспечивает каждому человеку право на рассмотрение в суде любого спора, относящегося к его гражданским правам и обязанностям (решение по делу Golder v the UK, 21.02.1975, п. 36); «создание препятствий для действенного осуществления права может оказаться равносильным нарушению указанного права, даже если препятствие и носит временный характер» (решение по делу Golder v the UK, п. 26; см также решение по делу Campbell and Fell v the UK, 28.06.1984, п. 105).

67. По Российскому законодательству я имею право подавать административный иск в рамках административного судопроизводства.

68. Тем самым, я была лишена реального доступа к суду и к правосудию, что согласно практике Европейского Суда, образует нарушение статьи 6.

69. Согласно части 1 статьи 6 Конвенции: «Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях … имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела … независимым и беспристрастным судом. Судебное решение объявляется публично».

70. В Постановлении по делу «Голдер против Соединенного Королевства» (см. Серия A, N 18 (1975); 1 EHRR 524) Европейский Суд отметил, что было бы немыслимо, чтобы пункт 1 Статьи 6 Конвенции обеспечивал надлежащее осуществление процессуальных действий при споре о праве или предъявлении уголовного обвинения и в то же время оставлял лицо, обратившееся в суд, или обвиняемого незащищенными относительно результата разрешения дела: «Справедливое, публичное и скорое судебное разбирательство не имеют никакой ценности, если они приводят к явно несправедливым результатам».

71. В Постановлении Европейского Суда от 19 марта 1997 года по делу «Хорнсби против Греции» указано, что право на судебную защиту стало бы иллюзорным, если бы правовая система государства позволяла, чтобы окончательное, обязательное судебное решение оставалось недействующим к ущербу одной из сторон; исполнение решения, вынесенного любым судом, должно рассматриваться как неотъемлемая часть «суда».

72. Конституции Российской Федерации правовое регулирование отношений, связанных с прохождением военной службы, федеральный законодатель обязан обеспечивать баланс между конституционно защищаемыми ценностями, публичными и частными интересами, соблюдая при этом вытекающие из Конституции Российской Федерации принципы справедливости, равенства и соразмерности, а вводимые им нормы должны отвечать критериям определенности, ясности, недвусмысленности и согласованности с системой действующего правового регулирования.

73. На основании вышеизложенного, считаю решение Крымского гарнизонного военного суда №2а-160/2020 от от 28 мая 2019 года, апелляционное определение Южного окружного суда № 33а-1361/2020 от 23 декабря 2020 года незаконными.

74. Я не тешу себя надеждами, что кассационный суд примет справедливый и объективный судебный акт по моей кассационной жалобе и отменит решение Крымского гарнизонного военного суда по административному делу №2а-160/2020 и определение Южного окружного военного суда № 33а-1361/2020 от 23 декабря 2020 года. Но, я как минимум придам огласке происходящее в Российской правовой системе в вопросах связанных с правами военнослужащих!

На основании изложенного и в соответствии со ст. 328, 330, КАС РФ,

ПРОШУ СУД:

1. Апелляционное определение Южного окружного военного суда № 33а-1361/2020 от 23 декабря 2020 года, отменить.

2. Решение Крымского гарнизонного суда по административному делу № 2а-160/2020, отменить.

3. Принять по делу новое решение, либо отправить дело на новое рассмотрение.

Приложение:

1. Копия кассационной жалобы, на 18 листах.

2. Документ об уплате государственной пошлины, на 1 листе.

3. Копия решения Крымского гарнизонного военного суда, на 1 листе.

4. Копия апелляционного определения Южного окружного военного суда, на 1 листе.

В Крымский гарнизонный военный суд

по делу № 2а-160/2020

ЗАЯВЛЕНИЕ

о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся (новым) обстоятельствам

Я, рядовой в запасе Удод В.В. проходила военную службу по контракту в войсковой части 46451 в должности механика аппаратной телеграфно-телефонного взвода роты связи батальона связи и радиотехнического обеспечения с 05.04.2016 года. Приказом командира войсковой части 46434 № 64 от 28.08.2020 года уволена из рядов ВС РФ по ст. 51 п. 2 «в». Исключена из списков войсковой части 46451 4 декабря 2020 года.

Не согласившись принятым решением об увольнении, я обратилась в Крымский гарнизонный военный суд с административным исковым заявлением, в котором помимо прочего просила признать незаконными и подлежащими отмене приказ командира войсковой части 46434 от 17 сентября 2019 г. № 1296 о привлечении к дисциплинарной ответственности в виде выговора, дисциплинарные взыскания в виде выговоров и строгих выговоров объявленные командирами батальона, роты и взвода 02 марта и 13 марта 2018 г., 18 июля и 18 сентября 2019 г., 23 апреля 2020 г., обязав названных должностных лиц отменить данные дисциплинарные взыскания. Помимо прочего, просила суд признать незаконным решение аттестационной комиссии указанной воинской части от 07 мая 2020 г. о необходимости досрочного увольнения с военной службы в связи с несоблюдением условий контракта и отменить его.

7 октября 2020 года Крымским гарнизонным военным судом вынесено решение по делу №2а-160/2020 от 7 октября 2020 года, которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Не согласившись с решением Крымского гарнизонного военного суда, мной подана Апелляционная жалоба в Южный окружной военный суд. 23 декабря 2020 года Южный окружной военный суд вынес определении № 33а-1361/2020 от 23 декабря 2020 года, в котором решение Крымского гарнизонного военного суда от 7 октября 2020 года по административному исковому заявлению Удод Виктории Витальевны, оставить без изменения, а апелляционную жалобу истца – без удовлетворения.Судебном постановление вступило в законную силу.

Статья 350 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации устанавливает основания пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам.

Пунктом 2 указанной статьи, установлено, основаниями для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам являются

существенные для административного дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю.

Основаниями подачи заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам явилось:

Часть I

1. 309 военной прокуратурой гарнизона проведена проверка исполнения должностными лицами войсковой части 46451 законодательства о воинской обязанности и военной службе.

2. Проверкой выявлены нарушения требований Федерального закона от 27.05.1996 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, в действиях должностных лиц воинской части, выразившиеся в ненадлежащем учете дисциплинарной практики во вверенном им подразделении воинской части (копию прилагаю).

3. Надзорными мероприятиями установлено, что 02.03.2018 года и 13.03.2018 года за низкую исполнительность я привлечена к дисциплинарной ответственность в виде «строгий выговор». Однако в нарушение законодательства должностными лицами воинской части по истечении года со дня применения указанных дисциплинарных взысканий и до настоящего времени решение о их снятии не принято.

4. Кроме того, 18.09.2019 года за несвоевременную сдачу страхового медицинского полиса привлечена к дисциплинарной ответственности в виде «выговор». Однако, надзорным органом установлено, что я находилась на стационарном лечении в филиале № 2 ФГБУ «1472 ВМКГ» Минобороны России, что подтверждается, в том числе, выписным эпикризом № 3773. В связи с изложенным, вопреки пояснениям должностных лиц войсковой части 46451 я не могла присутствовать на узле связи воинской части в указанный период времени, вследствие чего не могла быть привлечена к дисциплинарной ответственности, в связи с чем указанное дисциплинарное взыскание наложено в нарушение действующего законодательства и подлежит отмене.

5. В результате проведённой проверки 309 военной прокуратурой гарнизона вынесен протест №20002203-1502-21/59-20002200 от 12.02.2021 года (копию прилагаю), в своем протесте военная прокуратура указала: «внести изменения в служебную карточку Удод В.В., а именно исключить незаконно наложенное 18.09.2019 устное дисциплинарное взыскание, а также снять дисциплинарные взыскания, наложенные 02.03.2018, 13.03.2018 в соответствии с Дисциплинарным Уставом Вооруженных Сил Российской Федерации».

6. Согласно ответа Врио командира воинской части Военному прокурору Черноморского флота 309 военной прокуратуры гарнизона (копию прилагаю), сняты: устный «строгий выговор» от 02.03.2018 г. «за

низкую исполнительность» от командира роты связи БС и РТО; устный «выговор» от 13.03.2018 г. «за самовольное неполучение оружия при приведении части в высшую степень боевой готовности» от командира БС и РТО; Отменен устный «выговор» от 18.09.2019 года «за не своевременную сдачу страхового медицинского полиса» от Врио командира роты связи. Внесены изменения в служебную карточку рядового Удод В.В., а именно сняты устно наложенные взыскания 18.09.2019 г., 02.03.2018г., 13.03.2018г.

7. Таким образом, на момент проведения аттестации в отношении меня, рассмотренной в ходе судебного заседания я имела лишь одно дисциплинарное взыскание в виде «выговора», применённого устно. Указанные важные и объективно значимые фактические обстоятельства на момент рассмотрения моего искового заявления в Крымском гарнизонном военном суде и Южном окружном военном судом известны не были, а как следствие судами приняты не объективные, заведомо ложные решения.

8. В своём решении по делу № 2а-160/2020 суд указал: «Как видно из соответствующего уведомления, административный истец 24 апреля 2020 г. под роспись была извещена о проведении в отношении нее заседания аттестационной комиссии 07 мая 2020 г., а также ознакомлена с текстом отзыва на нее, что свидетельствует об имевшейся возможности представить в аттестационную комиссию дополнительные сведения о своей служебной деятельности за предшествующий период, о наличии медицинских противопоказаний к сдаче нормативов по физической подготовке при их наличии, а также заявление о своем несогласии с представленным отзывом». Вместе с тем, в ходе судебного заседания я заявляла, что 24.04.2020 меня не уведомляли о предстоящей аттестационной комиссии, а подпись в уведомлении мне не принадлежит, но суд мои заявления оставил без должного внимания.

9. Согласно заключению эксперта от 31.03.2021 №79 в результате проведённой проверки в рамках сообщения о преступления 535 военно-следственного отдела по заявлению Удод В.В. от 09.03.2021 о совершённом преступлении должностными лицами воинской части предусмотренном ч.1 ст. 292 УК РФ установлено: «подпись от имени Удод В.В. расположенная между обозначениями «рядовой» и «В. Удод» в уведомлении от 24.04.2020, зарегистрированном в воинской части 46451 за исх. номером 33/439 от 24.04.2020 г. выполнена не Удод Викторией Витальевной, а иным лицом».

10. Согласно постановления (копию прилагаю) по результатам проведения следственной проверки 535 военно-следственного отдела по заявлению Удод В.В. от 09.03.2021 о совершённом преступлении должностными лицами воинской части предусмотренном ч.1 ст. 292 УК РФ, установлено должностное лицо воинской части 46451, которое поставило подпись от моего имени в уведомлении от 24.04.2020.

11. Таким образом, факт совершения должностными лицами воинской части преступление предусмотренного ч.1 ст.292 УК РФ, ч.1 ст. 327 УК РФ установлен в ходе проверки сообщения о преступлении. Вместе с тем, суд при принятии решения по делу № 2а-160/2020 учитывал уведомление от

24.04.2020 как доказательство, должностные лица, предъявившие суду указанное уведомление, сознательно ввели суд в заблуждение, в связи с чем суд вынес неправосудное решение.

Часть II

12. 30 марта 2021 года я обратилась в ООО «Южный экспертный центр» с целью проведения независимой военно-врачебной экспертизы. На обсуждение экспертам были поставлены следующие вопросы: 1. Какие заболевания имелись у Удод В.В. на момент проведения аттестационной комиссии 15 ноября 2019 года? 2. Подлежала ли Удод В.В. освидетельствованию ВВК после завершения стационарного лечения по поводу травмы левого коленного сустава от 17.09.2019г.? 3. Могла ли Удод В.В. сдавать нормативы по физической подготовке согласно Приказу Министра обороны РФ от 21 апреля 2009 г. № 200 «Об утверждении Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации» с учетом ее состояния здоровья, после по завершении стационарного лечения по поводу травмы левого коленного сустава (17.09.2019г.)? 4. К какой группе здоровья необходимо отнести Удод В.В. исходя из имеющихся у нее заболеваний, после завершения стационарного лечения по поводу травмы левого коленного сустава (от 17.09.2019г.)? 5. Позволяло ли состояние здоровья Удод В.В. после полученной ей травмы левого коленного сустава (17.09.2019г.) и завершению стационарного лечения по поводу острой травмы, сдавать нормативы по физической подготовке согласно Приказу Министра обороны РФ от 21 апреля 2009 г. № 200 «Об утверждении Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации»? 6. Соответствует ли Заключение ВВК №54 от 24.09.2019 г. требованиям нормативно-правовых актов по военно-врачебной экспертизе? 7. Какие заболевания имелись у Удод В.В. на момент проведения аттестации 07 мая 2020 года? 8. Какова причинная связь заболеваний, увечий (ранений, травм, контузий) и их последствий, имевшихся у Удод В.В. на момент увольнения с военной службы 04.12.2020 года? 9. Какова категория годности к военной службе Удод В.В. на момент ее медицинского освидетельствования 24.09.2019 г. в соответствии с Расписанием болезней и ТДТ, утвержденного постановлением правительства РФ от 04.07.2013 г. № 565? 10. Какова категория годности к военной службе Удод В.В. на момент ее увольнения с военной службы 04.12.2020 года?

13. В результате проведённой независимой экспертизы и отвечая на поставленные вопросы (копию прилагаю), комиссия экспертов пришла к следующему выводу:

14. Ответ на 1-ый вопрос: «Какие заболевания имелись уУдод В.В. на момент проведения аттестационной комиссии 15 ноября 2019 года?».

— У Удод В.В. на момент проведения аттестационной комиссии 15 ноября 2019 года имелись следующие заболевания:

Хронический двусторонний аднексит. Ожирение I ст. алиментарно-конституционального генеза (ИМТ 29,73). ВФР левой нижней конечности после закрытой травмы левого коленного сустава от 17.09.2019г. с повреждением передней крестообразной связки 1 степени, с повреждением медиального мениска левого коленного сустава 2 степени, болевой синдром.

15. Ответ на 2-ой вопрос: «Подлежала ли Удод В.В. освидетельствованию ВВК после завершения стационарного лечения по поводу травмы левого коленного сустава от 17.09.2019г.?».

— Удод В.В. подлежала освидетельствованию ВВК после завершения стационарного лечения по поводу травмы левого коленного сустава от 17.09.2019г.

16. Ответ на 3-ий вопрос: «Могла ли Удод В.В. сдавать нормативы по физической подготовке согласно Приказу Министра обороны РФ от 21 апреля 2009 г. № 200 «Об утверждении Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации» с учетом ее состояния здоровья, по завершении стационарного лечения по поводу травмы левого коленного сустава (17.09.2019г.)?».

— Согласно п. 14 Приказа Министра обороны РФ от 21.04.2009 г. № 200 «Об утверждении Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации» Удод В.В. в связи с нахождением под диспансерно-динамическим наблюдением у врача-травматолога по поводу полученной травмы левого коленного сустава от 17.09.2019г. до увольнения с военной службы 04.12.2020 года,не подлежала допуску к проверке физической подготовленности.

17. Ответ на 4-ый вопрос: «К какой группе здоровья необходимо отнести Удод В.В. исходя из имеющихся у нее заболеваний, после завершения стационарного лечения по поводу травмы левого коленного сустава (от 17.09.2019г.)?».

-В связи с наличием у Удод В.В. хронических заболеваний, имеющих тенденцию к обострениям, и травмы левого коленного сустава с нарушением функции левой нижней конечности, Удод В.В. отнесена ко второй группе здоровья.

18. Ответ на 5-ый вопрос: «Позволяло ли состояние здоровья Удод В.В. после полученной ей травмы левого коленного сустава (17.09.2019г.) и завершения стационарного лечения по поводу острой травмы, сдавать нормативы по физической подготовке согласно Приказу Министра обороны РФ от 21 апреля 2009 г. № 200 «Об утверждении Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации»?».

Согласно п. 14 Приказа Министра обороны РФ от 21 апреля 2009 г. № 200 «Об утверждении Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации» Удод В.В. не подлежала к привлечению для сдачи нормативов по физической подготовке в связи с нахождением под диспансерно-динамическим наблюдением у врача-

травматолога по поводу травмы левого коленного сустава от 17.09.2019г. до ее увольнения с военной службы 04.12.2020г.

Удод В.В. после полученной ей травмы левого коленного сустава в виде повреждения передней крестообразной связки и повреждения медиального мениска 2 ст., при наличии развившихся бурсита и синовита с болевым синдромом, по состоянию здоровья не могла сдавать нормативы по физической подготовке.

19. Ответ на 6-ой вопрос: «Соответствует ли Заключение ВВК №54 от 24.09.2019 г. требованиям нормативно-правовых актов по военно-врачебной экспертизе?».

Заключение ВВК №54 от 24.09.2019 г. не соответствует требованиям, Постановления Правительства РФ от 04.07.2013 года №565 «Об утверждении положения о военной врачебной экспертизе», не соответствует требованиямПриказа Министра обороны РФ от 14.10.2015 г. №615 «Об определении форм документации (кроме унифицированных форм медицинской документации), необходимых для деятельности военно-врачебных комиссий, созданных в Вооруженных Силах Российской Федерации», не соответствует требованиямПриказа Министра обороны РФ от 24.12.2015г. №833 «Об организации в Министерстве обороны Российской Федерации обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан, призванных на военные сборы» (с изменениями и дополнениями), как по форме, так и по содержанию.

Удод В.В. после завершения стационарного лечения по поводу травмы левого коленного сустава от 17.09.2019г., подлежала освидетельствованию военно-врачебной комиссией в следующих целях:

1) в целях определения категории годности к военной службе в соответствии с Расписанием болезней и ТДТ (приложение к Положению о военно-врачебной экспертизе, утв. Постановлением Правительства РФ от 04.07.2013г. № 565) (далее — Расписание).Удод В.В. в связи с завершением лечения 24.09.2019 года по поводу полученной травмой левого коленного сустава освидетельствована военно-врачебной комиссией по статье 85 графы III Расписания, предусматривающей категорию годности к военной службе в формулировке – «Г» — временно не годен (а) к военной службе и вынесено заключение о нуждаемости в освобождении от исполнения служебных обязанностей на 15 суток. Данное заключение ВВК подлежало оформлению Справкой ВВК в соответствии с Приложением №2 к Приказу Министра обороны РФ от 14.10.2015г. №615 «Об определении форм документации (кроме унифицированных форм медицинской документации)», в которой должно быть отражено:-наименование военно-медицинской (медицинской) организации, -кем направлен(а), -ФИО освидетельствуемого, -дата рождения, -служба в Вооруженных Силах, -воинское звание, -должность, ВУС, -войсковая часть;-диагноз, статья, пункт статьи расписания болезней, причинная связь увечья, заболевания, -заключение военно-врачебной комиссии;

2) в целях определения степени тяжести, полученной Удод В.В. травмы левого коленного сустава от 17.09.2019 г. в соответствии с Перечнем увечий (ранений, травм, контузий), утвержденным Постановлением Правительства РФ от 29 июля 1998 г. N 855. Данное заключение ВВК подлежало оформлению «Справкой ВВК о тяжести увечья (ранения, травмы, контузии), полученного застрахованным лицом» в соответствии с Приложением №2 к Приказу Министра обороны РФ от 24.12.2015г. №833 «Об организации в Министерстве обороны Российской Федерации обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан, призванных на военные сборы» (с изменениями и дополнениями), в которой должно быть отражено: -воинское звание, ФИО освидетельствуемого, -период службы в воинской части, -дата получения травмы, -степень тяжести травмы, -окончательный диагноз (в соответствии с заключением (справкой) военно-медицинской организации), -наименование медицинской организации и -сроки лечения.

20. Ответ на 7-ой вопрос: «Какие заболевания имелись у Удод В.В. на момент проведения аттестации 07 мая 2020 года?».

— У Удод В.В. на момент проведения аттестации 07 мая 2020 года имелись следующие заболевания:

Последствия закрытой травмы левого коленного сустава (от 17.09.2019г.) в виде дегенеративных изменений передней крестообразной связки 1 степени, застарелого повреждения медиального мениска левого коленного сустава 2 степени. Хронический двусторонний аднексит. Ожирение I ст. алиментарно-конституционального генеза.

21. Ответ на 8-ой вопрос: «Какова причинная связь заболеваний, увечий (ранений, травм, контузий) и их последствий, имевшихся уУдод В.В. на момент увольнения с военной службы 04.12.2020 года?».

У Удод В.В. на момент увольнения с военной службы 04.12.2020 года имелись следующие заболевания: Последствия закрытой травмы левого коленного сустава (от 17.09.2019г.) в виде дегенеративных изменений передней крестообразной связки 1 степени, застарелого повреждения медиального мениска левого коленного сустава 2 степени, синовит, бурсит, с болевым синдромом, с незначительным нарушением функций левого коленного сустава (разгибание 175о, сгибание 105о). Хронический двусторонний аднексит с умеренным нарушением функций (обострения 2 раза в год (в 2020 оду) с лечением в стационарных условиях (март 2020 г., ноябрь 2020 г.)). Ожирение I ст. алиментарно-конституционального генеза (ИМТ=29,4).

Указанные заболевания развились у Удод В.В. в период прохождения военной службы. В соответствии с п. 94 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 04.07.2013 г. № 565, причинная связь имеющихся уУдод В.В. на момент увольнения с военной службы 04.12.2020 года заболеваний – Заболевание получено в период военной службы.

22. Ответ на 9-ый вопрос: «Какова категория годности к военной службе Удод В.В. на момент ее медицинского освидетельствования 24.09.2019 г. в соответствии с Расписанием болезней и ТДТ, утвержденного постановлением правительства РФ от 04.07.2013 г. № 565?».

— Категория годности к военной службе Удод В.В. на момент ее медицинского освидетельствования 24.09.2019 г. по завершению стационарного лечения в связи с травмой левого коленного сустава от 17.09.2019 года в виде: Закрытого повреждения левого коленного сустава, повреждения передней крестообразной связки 1 степени, повреждения медиального мениска левого коленного сустава 2 степени от 17.09.2019г., с болевым синдромом — на основании статьи 85 графы IIIРасписания болезней и ТДТ (приложение к положению о военно-врачебной экспертизе, утв. Постановлением Правительства РФ от 04.07.2013г. № 565) – «Г» — временно не годна к военной службе. Нуждается в отпуске по болезни сроком на 30 суток.

23. Ответ на 10-ый вопрос: «Какова категория годности к военной службе Удод В.В. на момент ее увольнения с военной службы 04.12.2020 года?».

— Категория годности к военной службе Удод В.В. на момент ее увольнения с военной службы 04.12.2020 года в соответствии с Расписанием болезней и ТДТ, утвержденного постановлением правительства РФ от 04.07.2013 г. № 565:

— по заболеванию Последствия закрытой травмы левого коленного сустава (от 17.09.2019г.) в виде дегенеративных изменений передней крестообразной связки, застарелого повреждения медиального мениска левого коленного сустава 2 степени, синовит, бурсит с болевым синдромом, с незначительным нарушением функций левого коленного сустава (разгибание 175о, сгибание 105о) — ст. 65 пункт статьи «в» графы III Расписания болезней и ТДТ (приложение к положению о военно-врачебной экспертизе, утв. Постановлением Правительства РФ от 04.07.2013г. № 565) — «Б» — годен к военной службе с незначительными ограничениями.

— по заболеванию Хронический двусторонний аднексит с умеренным нарушением функций (обострения 2 раза в год (в 2020 оду) с лечением в стационарных условиях (март 2020 г., ноябрь 2020 г.))- ст. 74 пункт статьи «б» графы III Расписания болезней и ТДТ (приложение к положению о военно-врачебной экспертизе, утв. Постановлением Правительства РФ от 04.07.2013г. № 565) — «Б» — годна к военной службе с незначительными ограничениями.

— по заболеванию Ожирение I ст. алиментарно-конституционального генеза (ИМТ=29,4) – ст. 13 пункт статьи «а» графы III Расписания болезней и ТДТ (приложение к положению о военно-врачебной экспертизе, утв. Постановлением Правительства РФ от 04.07.2013г. № 565) — «А» — годна к военной службе.

На основании ст. 65 «в», 74 «б», 13 «е» графы III Расписания болезней и ТДТ (приложение к положению о военно-врачебной экспертизе, утв.

Постановлением Правительства РФ от 04.07.2013г. № 565) — «Б» — годен к военной службе с незначительными ограничениями. На момент увольнения 04.12.2020 года.

24. Таким образом, я на основании п. 14 Приказа Министра обороны РФ от 21.04.2009 г. № 200 «Об утверждении Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации» в связи с нахождением под диспансерно-динамическим наблюдением у врача-травматолога по поводу полученной травмы левого коленного сустава от 17.09.2019г. до увольнения с военной службы 04.12.2020 года, не подлежала допуску к проверке физической подготовленности.

25. Следовательно, проведённая в отношении меня аттестация, связанная с вопросом не сдачи мной зачётов по физической подготовке, является не объективной и незаконной. В результате незаконной аттестации я фактически уволена за травму, полученную в результате службы и по состоянию здоровья не могла сдавать нормативы по физической подготовке.

Изложенные обстоятельства подтверждаются копией представления об устранении нарушений закона №20002203-1495-21/-20002200 от 12.02.2021 года, копией ответа должностных лиц воинской части 46451 №33/439 от 27.03.2021 года, заключением независимой военно-врачебной экспертизы ООО «Южный экспертный центр» №456 от 14.04.2021 года.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 348-350 Кодекса административного судопроизводства РФ,

ПРОШУ:

1. Пересмотреть решение № 2а-160/2020 от 7 октября 2020 года по вновь открывшимся (новым) обстоятельствам.

2. Отменить решение № 2а-160/2020 от 7 октября 2020 года и рассмотреть дело, по существу.

Приложение:

1. Заявление о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся (новым) обстоятельствам для суда, на 10 листах.

2. Копия Заявления для направления ответчикам в 6 экземплярах, на 10 листах.

3. Копия Заявления заинтересованному лицу, на 10 листах.

4. Копия постановления 535 ВСО от 14.04.2021 г. №1595 на 9 листах.

5. Копия представления об устранении закона, на 3 листах.

6. Копия протеста, на 2 листах.

7. Копия ответа на протест, на 2 листах.

8. Заключение независимой ВВК, на 16 листах.

9. Копия лицензии на осуществление медицинской деятельности ООО «Южный экспертный центр», на 2 листах.

10. Решение суда от 07.10.2020 г., на 5 листах.

В.В.

В Южный окружной военный суд

по делу № 2а-160/2020

ЧАСТНАЯ ЖАЛОБА

На определение Крымского гарнизонного военного суда по делу № 2а-160/2021 от 28 мая 2019 года по заявлению Удод Виктории Витальевны о пересмотре по вновь открывшемся обстоятельствам решения Крымского гарнизонного суда от 7 октября 2020 года по административному исковому заявлению об оспаривании действий командиров воинских частей 46434 и 46451, воинских должностных лиц и аттестационной комиссии воинской части 46451 связанных с привлечением к дисциплинарной ответственности и досрочным увольнением с военной службы.

Не согласившись принятым решением об увольнении, я обратилась в Крымский гарнизонный военный суд с административным исковым заявлением, в котором помимо прочего просила признать незаконными и подлежащими отмене приказ командира войсковой части 46434 от 17 сентября 2019 г. № 1296 о привлечении к дисциплинарной ответственности в виде выговора, дисциплинарные взыскания в виде выговоров и строгих выговоров объявленные командирами батальона, роты и взвода 02 марта и 13 марта 2018 г., 18 июля и 18 сентября 2019 г., 23 апреля 2020 г., обязав названных должностных лиц отменить данные дисциплинарные взыскания. Помимо прочего, просила суд признать незаконным решение аттестационной комиссии указанной воинской части от 07 мая 2020 г. о необходимости досрочного увольнения с военной службы в связи с несоблюдением условий контракта и отменить его.

7 октября 2020 года Крымским гарнизонным военным судом вынесено решение по делу № 2а-160/2020 от 7 октября 2020 года, которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Не согласившись с решением Крымского гарнизонного военного суда, мной подана Апелляционная жалоба в Южный окружной военный суд. 23 декабря 2020 года Южный окружной военный суд вынес определении № 33а-1361/2020 от 23 декабря 2020 года, в котором решение Крымского гарнизонного военного суда от 7 октября 2020 года по административному исковому заявлению Удод Виктории Витальевны, оставить без изменения, а апелляционную жалобу истца – без удовлетворения. Судебном постановление вступило в законную силу.

29.04.2021 года мной в Крымский гарнизонный военный суд подано заявление о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся (новым) обстоятельствам.

При этом, основанием для пересмотра явились следующие вновь открывшееся обстоятельства:

— в результате проведённой проверки 309 военной прокуратурой гарнизона вынесены протесты №Исорг- 20002203-1502-21/59-20002200 от

12.02.2021 года и №Исорг- 20002203-1495-21/-20002200 (копии в деле), в своих протестах военная прокуратура указала: «внести изменения в служебную карточку Удод В.В., а именно исключить незаконно наложенное 18.09.2019 устное дисциплинарное взыскание, а также снять дисциплинарные взыскания, наложенные 02.03.2018, 13.03.2018 в соответствии с Дисциплинарным Уставом Вооруженных Сил Российской Федерации», также указанно: «Пункт 4 приказа командира воинской части 46451 от 17.09.2019 №1296 «О наказании виновных лиц за нарушение требований безопасности военной службы» — отменить, как противоречащий действующему законодательству» — указанное обстоятельство свидетельствует о незаконности проведённой в отношении меня аттестации послужившей основанием к увольнению, так как указанные взыскания были рассмотрены и приняты как отягчающие обстоятельства, что по моему мнению существенно повлияло на вынесенное членами аттестационной комиссии решения в отношении меня и моей служебной деятельности. Фактически на момент проведения в отношении меня аттестационной комиссии данные взыскания у меня отсутствовали!

— согласно заключению эксперта от 31.03.2021 №79 в результате проведённой проверки в рамках сообщения о преступления 535 военно-следственного отдела по заявлению Удод В.В. от 09.03.2021 о совершённом преступлении должностными лицами воинской части предусмотренном ч.1 ст. 292 УК РФ установлено: «подпись от имени Удод В.В. расположенная между обозначениями «рядовой» и «В. Удод» в уведомлении от 24.04.2020, зарегистрированном в воинской части 46451 за исх. номером 33/439 от 24.04.2020 г. выполнена не Удод Викторией Витальевной, а иным лицом». Таким образом, факт совершения должностными лицами воинской части преступление предусмотренного ч.1 ст.292 УК РФ, ч.1 ст. 327 УК РФ установлен в ходе проверки сообщения о преступлении. Вместе с тем, суд при принятии решения по делу № 2а-160/2020 учитывал уведомление от 24.04.2020 как доказательство, должностные лица, предъявившие суду указанное уведомление, сознательно ввели суд в заблуждение, в связи с чем суд вынес неправосудное решение;

— в результате проведённой независимой экспертизы ООО «Южный экспертный центр»и отвечая на поставленные вопросы (копия в деле суда), комиссия экспертов помимо прочего установила: — Удод В.В. подлежала освидетельствованию ВВК после завершения стационарного лечения по поводу травмы левого коленного сустава от 17.09.2019; — Согласно п. 14 Приказа Министра обороны РФ от 21.04.2009 г. № 200 «Об утверждении Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации» Удод В.В. в связи с нахождением под диспансерно-динамическим наблюдением у врача-травматолога по поводу полученной

травмы левого коленного сустава от 17.09.2019г. до увольнения с военной службы 04.12.2020 года, не подлежала допуску к проверке физической подготовленности; Согласно п. 14 Приказа Министра обороны РФ от 21 апреля 2009 г. № 200 «Об утверждении Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации» Удод В.В. не подлежала к привлечению для сдачи нормативов по физической подготовке в связи с нахождением под диспансерно-динамическим наблюдением у врача-травматолога по поводу травмы левого коленного сустава от 17.09.2019г. до ее увольнения с военной службы 04.12.2020. Таким образом, я на основании п. 14 Приказа Министра обороны РФ от 21.04.2009 г. № 200 «Об утверждении Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации» в связи с нахождением под диспансерно-динамическим наблюдением у врача-травматолога по поводу полученной травмы левого коленного сустава от 17.09.2019г. до увольнения с военной службы 04.12.2020 года, не подлежала допуску к проверке физической подготовленности. Проведённая в отношении меня аттестация, связанная с вопросом не сдачи мной зачётов по физической подготовке, является не объективной и незаконной. В результате незаконной аттестации я фактически уволена за травму, полученную в результате службы и по состоянию здоровья не могла сдавать нормативы по физической подготовке.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о незаконно и необъективно проведённой аттестационной комиссии в отношении меня, как следствие издание незаконного приказа об увольнении и исключении из списков воинской части. Данные обстоятельства являются вновь открывшимися и в ходе судебного заседания ни Крымским гарнизонным военным судом, ни Южным окружным военным судом рассмотрены не были. Вместе с тем, указанные обстоятельства существенное юридическое значение в доказывании незаконного увольнения и вносят ясность по существу рассматриваемого дела.

Однако, 28.05.2021 года Крымский гарнизонный военный суд вынес определение, которым в удовлетворении заявления о пересмотре судебного акта по делу 2а-160/2020отказано.

Считаю данное определение Крымского гарнизонного военного суда не законным и не обоснованным, по следующим основаниям:

Часть I

1. Вновь открывшиеся обстоятельства – это факты, существования которых на момент рассмотрения дела не были известны сторонам и суду, но имеющую важную роль для спора. Из этого следует, что суд рассматривает дела, если имеется существенное значение юридического факта, которые имеют значение для рассмотрения дела.

2. Гарантированное Конституцией РФ право на судебную защиту предполагает возможность исправления судебных ошибок и после рассмотрения дела в той судебной инстанции, решение которой отраслевым законодательством может признаваться окончательным. Пересмотр такого судебного постановления возможен в дополнительном производстве — по вновь открывшимся обстоятельствам.

3. Основания для пересмотра судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам предусмотрены ст. 350 КАС РФ.

4. Решение суда должно соответствовать фактам, существовавшим на момент его вынесения.

5. В соответствии со ст. 350 КАС РФ основаниями для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений являются: вновь открывшиеся обстоятельства — указанные в ч. 2 настоящей статьи и существовавшие на момент принятия судебного постановления существенные для дела обстоятельства, а также новые обстоятельства — указанные в ч. 1 настоящей статьи, возникшие после принятия судебного постановления и имеющие существенное значение для правильного разрешения дела обстоятельства.

6. К вновь открывшимся обстоятельствам относятся: существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю, заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств, повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления и установленные вступившим в законную силу приговором суда, преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении данного дела и установленные вступившим в законную силу приговором суда.

7. Перечень этих оснований является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

8. Под предусмотренными в п. 1 ч. 2 ст. 350КАС РФ существенными для дела обстоятельствами следует понимать факты, имеющие юридическое значение для взаимоотношений спорящих сторон. Эти факты уже существовали в момент рассмотрения и разрешения дела, но не были и не могли быть известны ни заявителю, ни суду, рассматривающему дело.

9. При этом вновь открывшиеся обстоятельства следует отличать от юридически значимых фактов, возникших после вынесения решения. Решение должно соответствовать фактам, существующим на момент его вынесения.

10. В соответствии с ч. 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Это означает, что государство обязано обеспечить полное осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной и эффективной.

Данная обязанность также вытекает из общепризнанных принципов и норм международного права, в частности, закрепленных в ст. 8 и 29 Всеобщей декларации прав человека и в ст. 2 (п. 2 и подп. «а» п. 3) Международного пакта о гражданских и политических правах.

11. Согласно ст. 14 (п. 1) Международного пакта о гражданских и политических правах каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение не может быть признано справедливым и правосудным, а судебная защита — полной и эффективной, если допущена судебная ошибка. Статья 14 (п. 6) Международного пакта предусматривает, что судебное решение подлежит пересмотру, если «какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной ошибки».

12. Пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам подлежат судебные акты, которые также являются неправосудными. Вместе с тем, их ошибочность вызвана тем, что при рассмотрении дела имелись какие-то существенные обстоятельства, которые не были известны сторонам в споре, а следовательно, не были известны суду; т.е., если «открывшиеся обстоятельства» отсутствовали бы, судебный акт соответствовал бы требованиям законности и обоснованности. Ориентиром для разграничения оснований для отмены судебных решений и для их пересмотра может служить позиция М.С. Шакарян: «Судебное решение, пересматриваемое по вновь открывшимся обстоятельствам, до обнаружения этих обстоятельств считается законным и обоснованным, поскольку соответствует фактам, установленным судом на момент вынесения решения. Незаконность и необоснованность такого решения выявляется в свете вновь открывшихся обстоятельств».

13. При вновь открывшихся обстоятельствах решение является необоснованным, так как фактический состав, установленный судом, является неполным и не соответствует объективной истине.

Часть II

14. Из аттестационного листа Удод В.В., составленного 24 апреля 2019 года, следует что я не соответствую занимаемой воинской должности и меня целесообразно уволить с военной службы в связи с невыполнением условий контракта, поскольку контрольные зачёты по сдаче нормативов по физической подготовке я не посещаю и имею неснятые дисциплинарные взыскания. Исходя из изложенного, основанием моего увольнения послужило то обстоятельство, что я не посещаю контрольные зачёты по сдаче нормативов по физической подготовке, а также наличие неснятых дисциплинарных взысканий.

15. Крымский гарнизонный военный суд в своём определении указывает: «Представленные Удод сведения о снятии с нее трёх

дисциплинарных взысканий, которые наряду с иными имевшимися, были предметом рассмотрения аттестационной комиссии, не являются имеющими существенного значения для дела обстоятельствами, которые не были и не могли быть известны заявителю, ввиду того, что независимо от тех или иных обстоятельств привлечения ее к дисциплинарной ответственности, в удовлетворении требований Удод об оспаривании законности привлечения ее к названной ответственности отказано без исследования и оценки фактических обстоятельств ввиду пропуска срока на обращение в суд».

16. Вместе с тем, я в своём заявлении не просила пересмотреть сроки обжалования незаконно наложенных взысканий, а просила учесть, как вновь открывшиеся! Так как при рассмотрении судом первой инстанции моего заявления о незаконно проведённой аттестации, обстоятельство рассмотрения на аттестационной комиссии послужившее основанием к вынесению решения о моём увольнении принято с учётом незаконно наложенных взысканий, а, следовательно, не законно и не объективно судом не рассмотрено и не учтено! А как следствие, Крымским гарнизонным судом вынесено неправосудное решение без учёта значимых вновь открывшихся обстоятельств административного дела №2а-160/2020, без учёта и рассмотрения которых невозможно правосудно и законно восстановить мои права!

17. Согласно п.1 ст. 176 КАС РФ «Решение суда должно быть законным и обоснованным».

18. Таким образом судом при вынесении определения существенно нарушены ст. 1 КАС РФ, п.8 ст. 226 КАС РФ, а также не учтены разъяснения указанные в Пленуме Верховного суда РФ от 27 сентября 2016 г. №36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации», который в п.61 указывает: «Суд не вправе признать обоснованным оспариваемое решение, действие, бездействие со ссылкой на обстоятельства, не являющиеся предметом рассмотрения соответствующего органа, организации, лица, изменяя таким образом основания принятого решения, совершенного действия, имевшего место бездействия. Например, при недоказанности обстоятельств, указанных в оспариваемом решении органа государственной власти и послуживших основанием его принятия, суд не вправе отказать в признании такого решения незаконным, ссылаясь на наличие установленных им иных оснований (обстоятельств) для принятия подобного решения», п. 62 указывает: «Суд не осуществляет проверку целесообразности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, принимаемых, совершаемых ими в пределах своего усмотрения в соответствии с компетенцией, представленной законом или иным

нормативным правовым актом. При этом следует иметь ввиду, что превышение указанных полномочий либо использование их вопреки законной цели и правам, законным интересам граждан, организаций, государства и общества является основанием для признания оспариваемых решений, действий (бездействия) незаконными (п.3 ч.9 ст. 226 КАС РФ, ч.3 ст. 55 Конституции Российской Федерации)». Указанные действия суда, в части вынесения определения, прямо противоречат упомянутым нормам Закона и разъяснениям Пленума Верховного Суда.

19. Таким образом, судом не учтены основания, по которым заявлено требование о пересмотре с учётом вновь открывшихся обстоятельств, суд неправильно определил юридически значимые обстоятельства, имеющих значение для дела. Данное обстоятельство в соответствии с пп.3 п.3 ст. 310 КАС РФ является неправильным применением судом норм материального права, что влечёт безусловную отмену определения.

Часть III

20. Далее, суд указывает: «Кроме того, само по себе утверждение Удод о допущенной стороной административных ответчиков фальсификации её уведомления о дате проведения аттестационной комиссии, также не свидетельствует о наличии вновь открывшегося обстоятельства, поскольку в силу положений п.2 ч.2 ст.350 КАС РФ к числу вновь открывшихся обстоятельств, которые могут влечь за собой пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений, отнесены только факты фальсификации доказательств, установленные вступившими в силу приговором суда, чего по данному делу не установлено».

21. Фальсификация доказательств и их исследования составляет основание для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам, но для этого необходим вступивший в законную силу приговор, подтверждающий виновность свидетеля, эксперта или переводчика в заведомо ложном показании, или заведомо ложном заключении, или заведомо неправильном переводе. Такое же значение имеет приговор, подтверждающий факт использования кем-либо из участвующих в деле лиц подложных документов. Фальсификация вызывает пересмотр решения при условии, что она повлекла постановление незаконного или необоснованного решения.

22. Закон требует, чтобы судопроизводство осуществлялось в строгом соответствии с нормами процессуального права. Любое существенное отступление от этих норм обусловливает необоснованность решения. Но особенно большой вред правосудию наносят хотя и редко, но все же встречающиеся на практике преступные действия участвующих в деле лиц, их представителей или судей, совершенные при рассмотрении дела. В таких случаях решение полностью дискредитируется как акт правосудия. Его необходимо аннулировать, а дело рассмотреть вновь.

23. По совершенно определенному, однозначному смыслу закона преступная фальсификация материалов дела составляет основание к пересмотру постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам, если она установлена вступившим в силу приговором суда. Любые другие акты, например, постановления прокурорско-следственных органов о прекращении уголовного преследования, не создают повода к пересмотру гражданского дела. Однако, факт фальсификации не должен и не может не учитываться судом при рассмотрении вопроса о пересмотре судебного акта.

24. По смыслу ст. 350 КАС РФ пересмотр решений и определений по вновь открывшимся обстоятельствам это самостоятельная стадия процесса, целью которой является проверка законности и обоснованности судебных постановлений, вступивших в законную силу. Судом в этой стадии устанавливается наличие или отсутствие обстоятельств, которые не были и не могли быть известны при рассмотрении дела и принятии судебного акта.

25. В данной стадии процесса судебное постановление подлежит проверке в связи с появлением вновь открывшихся обстоятельств. Вновь открывшимся обстоятельством считается юридический факт, с которым закон связывает возникновение, изменение либо прекращение правоотношений. Если бы суд знал о таком факте, обстоятельстве при рассмотрении дела и исследовал его, то мог бы вынести совершенно иное решение по делу. Незаконность и необоснованность пересматриваемого судебного постановления в данном случае является следствием вновь открывшихся обстоятельств, которые суд не мог учесть в момент вынесения постановления в силу их неизвестности.

26. Для решения вопроса о пересмотре постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам не требуется проверять правильность применения судом закона, правильность совершения тех или иных процессуальных действий, правильность исследования и оценки доказательств по делу. Задачей суда является выяснение наличия или отсутствия самих вновь открывшихся обстоятельств и способность их повлиять на правильность вынесенного судом постановления.

27. Такое обстоятельство, должно иметь юридическое значение для дела, то есть влиять на возникновение, изменение или прекращение рассматриваемых правоотношений, оно существовало в момент рассмотрения и разрешения дела судом, однако ни лицу, обращающемуся с заявлением о пересмотре дела, решения, ни суду, вынесшему оспариваемое судебное постановление, не было и не могло быть известно на момент рассмотрения и разрешения дела о существовании данного обстоятельства.

28. В п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11.12.2012г. № 31 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений» разъяснено, что вновь открывшимися обстоятельствами, указанными в

пункте 1 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, являются относящиеся к делу фактические обстоятельства, объективно имевшие место на время рассмотрения дела и способные повлиять на существо принятого судебного постановления, о которых не знал и не мог знать заявитель, а также суд при вынесении данного Постановления. При этом необходимо иметь в виду, что представленные заявителем новые доказательства по делу не могут служить основанием для пересмотра судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам.

29. Согласно ч. 1 ст. 59 КАС РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

30. Таким образом, судом не учтены основания, по которым заявлено требование о пересмотре с учётом вновь открывшихся обстоятельств, суд неправильно определил юридически значимые обстоятельства, имеющих значение для дела. Данное обстоятельство в соответствии с пп.3 п.3 ст. 310 КАС РФ является неправильным применением судом норм материального права, что влечёт безусловную отмену определения. Игнорирование судом установленных следственным органом факта фальсификации привело к нарушению моих законных прав, в том числе право на справедливое судебное разбирательство.

Часть IV

31. В своём определении председательствующий судья Крымского гарнизонного военного суда Копылов Д.Э. указывает: «Из заключения независимой военно-врачебной комиссии ООО «Южный экспертный центр» от 14 апреля 2021 г. следует, что Удод в результате травмы левого коленного сустава подлежала диспансерному динамическому наблюдению и не могла в этой связи привлекаться к сдаче нормативов по физической подготовке.

Как видно из медицинской книжки, Удод в связи с получением закрытой травмы левого коленного сустава и повреждения связок первой степени в период с 17 по 24 сентября 2019 г. проходила стационарное лечение в филиале №2 ФГБУ «1472 Военно-морской клинический госпиталь» МО РФ. При выписке ей рекомендовано наблюдение врача воинской части, в связи с чем 24 сентября 2019 г. ей присвоена 2 группа здоровья и она принята на учёт для динамического врачебного наблюдения врачом-травматологом».

32. Вместе с тем, судья Копылов Д.Э. целенаправленно не рассматривает заключение экспертной комиссии в части касающейся обязательного прохождения ВВК после нахождения на динамическом врачебном наблюдении, что в свою очередь является нарушением именно должностных лиц воинской части и о котором до экспертного заключения я не знала и знать не могла, а именно: Ответ на вопрос ООО «Южный экспертный центр»: «Подлежала ли Удод В.В. освидетельствованию ВВК после завершения стационарного лечения по поводу травмы левого коленного сустава от 17.09.2019г.?».

— Удод В.В. подлежала освидетельствованию ВВК после завершения стационарного лечения по поводу травмы левого коленного сустава от 17.09.2019 г.

33. Указанное обстоятельство безусловно является вновь открывшемся и стало известно и мне и суду только после проведения независимой экспертизы, судом первой инстанции при рассмотрении дела по существу и вынесении решения данное обстоятельство не учтено и не изучено, указанным фактам судом не дана должная юридическая оценка.

34. Помимо прочего, направление на ВВК является обязанностью командования воинской части и не носит заявительный характер!

35. Согласно ст. 3 Федерального закона от 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее по тексту – Закон 76-ФЗ) для военнослужащих устанавливается единая система правовой и социальной защиты. Правовая защита военнослужащих является функцией государства и предусматривает закрепление в законах и иных нормативных правовых актах прав, социальных гарантий и компенсаций указанных лиц и иных мер их социальной защиты, а также правовой механизм их реализации. Социальная защита военнослужащих является функцией государства и предусматривает, помимо прочего, охрану их жизни и здоровья. Реализация мер правовой и социальной защиты военнослужащих является обязанностью командиров (начальников).

36. Согласно ст. 16 Закона 76-ФЗ забота о сохранении и об укреплении здоровья военнослужащих – обязанность командиров (начальников).

37. Статьёй 33 УВС ВС РФ определено, что на командира (начальника) возложена персональная ответственность перед государством за все стороны жизни и деятельности … каждого военнослужащего. Согласно ст. 42 УВС ВС РФ: «Командир (начальник) перед отдачей приказа обязан всесторонне оценить обстановку и предусмотреть меры по обеспечению его выполнения».

38. Согласно ст. 81 УВС ВС РФ: «Командир (начальник) в целях обеспечения безопасности военной службы обязан: в своей служебной деятельности отдавать приоритет сохранению жизни и здоровья подчиненных военнослужащих …».

39. В соответствии со ст. 320 УВС ВС РФ: «… командиры подразделений … отвечают за безопасность военной службы в подчиненных подразделениях (службах) в соответствии с должностными, специальными обязанностями и настоящей главой. Указанные должностные лица … обязаны: … добиваться выполнения требований безопасности военной службы, принимать в ходе контроля за их выполнением меры по предупреждению гибели, увечий (ранений, травм, контузий), заболеваний военнослужащих … ; в случае выявления нарушений требований безопасности … приостанавливать проведение мероприятия повседневной деятельности, а лиц, допустивших нарушения, привлекать в установленном порядке к ответственности».

40. Статьёй 335 УВС ВС РФ определено: «Забота о сохранении и укреплении здоровья военнослужащих – обязанность командиров (начальников)».

41. Согласно ст. 44 УВС ВС РФ «Командир (начальник) несёт ответственность за отданный приказ (приказание) и его последствия…».

42. Согласно ст. 10 УВС ВС РФ «Государство гарантирует правовую и социальную защиту военнослужащих, осуществляет охрану их жизни и здоровья, а также иные меры, направленные на создание условий жизни и деятельности, соответствующих характеру военной службы и ее роли в обществе. Реализация мер правовой и социальной защиты военнослужащих возлагается на органы государственной власти, органы местного самоуправления, федеральные суды общей юрисдикции, правоохранительные органы в пределах их полномочий, а также является обязанностью командиров (начальников). Реализации прав военнослужащих в соответствии с законодательством Российской Федерации могут также содействовать общественные объединения. Командиры (начальники), виновные в неисполнении обязанностей по реализации прав военнослужащих, несут ответственность в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации».

43. Согласно ст. 335 УВС ВС РФ «охрана здоровья и физическое развитие военнослужащих – неотъемлемая часть их подготовки к выполнению своего воинского долга. Охрана здоровья обеспечивается созданием командирами (начальниками) во взаимодействии с органами государственной власти безопасных условий военной службы».

44. Согласно гл.7 ст. 81 УВС ВС РФ «Командир (начальник) в целях обеспечения безопасности военной службы обязан в своей деятельности отдавать приоритет сохранению жизни и здоровья военнослужащих».

45. Руководствуясь положениями главы 7 Устава внутренней службы ВС РФ, командир (начальник) обязан принимать все возможные меры по обеспечению защищенности военнослужащих от воздействия на них опасных факторов военной службы при исполнении ими своих обязанностей, предупреждению их гибели (смерти) и увечий (ранений, травм, контузий).

46. Согласно ст. 317 УВС ВС РФ «Безопасность военной службы заключается в поддержании в полку (подразделении) условий военной службы и порядка ее несения, обеспечивающих защищенность личного состава и каждого военнослужащего в отдельности, а также местного населения, его имущества и окружающей среды от воздействия опасных факторов военной службы, возникающих в ходе повседневной деятельности полка (подразделения). Общими условиями обеспечения безопасности военной службы в полку (подразделении) являются: -поддержание воинской дисциплины; -обеспечение удовлетворительного морально-психологического состояния и состояния здоровья военнослужащих; -обеспечение пожарной безопасности; -соблюдение определенных Уставом внутренней службы правил внутреннего порядка; -обеспечение социальной защиты военнослужащих в соответствии с требованиями федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации; -обеспечение удовлетворительного санитарно-эпидемиологического состояния полка».

47. Согласно ст. 41 п.1 Конституции Российской Федерации «каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь …».

48. Согласно ст. 41 п.3 Конституции Российской Федерации «Сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с Федеральным законом».

49. Тем самым, в нарушение ст. 3 и ст. 16 Закона 76-ФЗ, а также ст. 33, ст. 42, ст. 81, ст. 320, ст. 335 УВС ВС РФ, командование воинской части давало указание о привлечении меня к сдаче нормативов по физической подготовке, без учёта моего состояния здоровья. Мало того, в дальнейшем командование воинской части вообще взяло за основу моего увольнения не сдачу нормативов по физической подготовке. Судом, указанные обстоятельства и фактически подтверждённые факты игнорируются, ставя меня при этом в заведомо невыгодную позицию.

50. Далее, председательствующий судья Копылов Д.Э. указывает: «В суде Удод пояснила, что с указанными рекомендациями врача и записями в медицинской книжке, в т.ч. о нахождении под диспансерным динамическим наблюдением, была знакома ещё в 2019 г. однако действия должностных лиц воинской части по привлечению к сдаче ею нормативов по физической подготовке в судебном или ином порядке не оспаривала».

51. Данная формулировка суда не является действительной и достоверной! Так как я фактически не знала о нарушаемых прав командованием воинской части.

52. При этом, в ходе судебного заседания я указанных утверждений не заявляла, что подтверждается протоколом судебного заседания, а именно: (стр. 5 Протокола заседания, копия в деле суда) «Председательствующий задаёт вопрос Удод:

Вопрос: Вы получали медицинские документы, когда выписывались из госпиталя 24 сентября 2019 г.?

Ответ: Мне выдали на руки выписной эпикриз, рекомендации доктора.

Вопрос: В медицинской книжке было указанно, что Вы в группе ЛФК, у Вас имеется освобождение?

Ответ: Там было указанно, что у меня ЛФК 30 суток и полное освобождение от занятий по физической подготовке на 15 суток.

Вопрос: ЛФК Вы занимались?

Ответ: В госпитале я занималась лечебной физкультурой.

Вопрос: После того как Вас выписали, ЛФК Вы занимались?

Ответ: Я занималась ЛФК дома, не в части.

Вопрос: ранее мы допрашивали Вашу бывшую коллегу, которая пояснила, что она не сдаёт нормативы по физической подготовке, поскольку находится в группе ЛФК. Вы об этом знали?

Ответ: Знала.

Вопрос: Получается, что Вы знали о травме коленного сустава, но ходили на сдачу нормативов по физической подготовке и получали неудовлетворительные оценки.

Ответ: Никто не знал, что я нахожусь в группе ЛФК.

Вопрос: В медицинской книжке была запись, что Вы находитесь в группе ЛФ?

Ответ: В медицинской книжке была запись что я нахожусь в группе ЛФК.

Вопрос: Вы знали, что Вы должны находиться под врачебным наблюдением после выписки из госпиталя с травмой колена?

Ответ: Да. Но на аттестационной комиссии мне сообщили, что у меня нет никакой травмы». Указанные формулировки и ответы указывают лишь на тот факт, что я знала, что нахожусь в группе ЛФК согласно резолюции медицинского работника отражённой в медицинской книжке в течении 30 дней!

53. Вместе с тем, лишь только после получения результатов независимой экспертизы ООО «Южный экспертный центр», узнала о том, что согласно п. 14 Приказа Министра обороны РФ от 21.04.2009 г. № 200 «Об утверждении Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации» в связи с нахождением под диспансерно-динамическим наблюдением у врача-травматолога по поводу полученной травмы левого коленного сустава от 17.09.2019г. до увольнения с военной службы 04.12.2020 года, не подлежала допуску к проверке физической подготовленности. Указанные обстоятельства ни мне ни суду на момент рассмотрения дела известны не были.

54. Помимо прочего, я подлежала освидетельствованию ВВК после завершения стационарного лечения по поводу травмы левого коленного сустава от 17.09.2019г. Что также, является вновь открывшимся обстоятельством по данному делу.

55. Далее суд, в своём определении указывает: «Согласно решению Крымского гарнизонного военного суда, от 7 октября 2020 г. по итогам

рассмотрения административного дела №2а-160/2020 судом принято решение об отказе в удовлетворении требований административного искового заявления Удод об оспаривании действий командира воинской части 46451 и 46434, воинских должностных лиц и аттестационной комиссии воинской части 46451, связанных с привлечением к дисциплинарной ответственности и досрочном увольнении с военной службы.

При этом судом дана оценка представленным сторонами доказательствам касающихся состояния здоровья Удод на момент проверки выполнения нормативов по физической подготовке, а также её служебной деятельности. В связи с чем судом установлено, что при проведении данной проверки Удод не присутствовала без уважительных причин».

56. Указанной формулировкой, суд сам себе противоречит, так как указанные в экспертном заключении обстоятельства на Крымским гарнизонным военным судом, ни Южным окружным военным судом не исследовались и в решениях не учтены. Вместе с тем, указанные обстоятельства были суду известны и не учтены о чём указанно в решении по делу №2а-160/2020, на лицо явное нарушение норм материального и процессуального права, что в свою очередь влечёт безусловную отмену вынесенного ранее решения.

57. Вместе с тем, в протокол судебного заседания не внесены важные юридические моменты, а именно (аудио протокольная запись заседания 17.25, копия в деле суда):

Сведения, которые были заявлены в ходе открытого судебного заседания в Крымском гарнизонном военном суде 27.05.2021-28.05.2021 года участниками процесса, но не вошедшие в Протокол судебного заседания. Сведения восстановлены из данных аудио протокола заседания.

Вопросы прокурора.

Прокурор: Поясните пожалуйста суду, после того, как Вы были выписаны из стационара и вплоть до даты увольнения Вы когда-либо обращались в мед. службу части по вопросу связанному с ногой. Нога Вас беспокоила, травма мениска? Амбулаторно или на стационаре лечились, на включая октябрь?

Истец: На аттестации я заявляла, что у меня есть травма, но Нач. мед пояснил, что противопоказаний у меня никаких не имеется. Это также есть в выписке из протокола, в материалах дела, где прапорщик Глик говорит о том, что никаких противопоказаний нет и травмы тоже.

Вопрос прокурора: А мед. книжка где Ваша?

Истец: Мед. книжка находится сейчас у меня, но после стационарного лечения, когда мне выдавали больничный на 15 дней, я книжку сдала в сан. часть и в следующий раз я взяла ее в марте 2020 года, когда ложилась на

стационарное лечение по гинекологии, но я не знаю где находятся сведения, что я нахожусь в группе ДДН. Это я узнала когда обратилась в экспертный центр. Они мне пояснили, что у Вас в мед. книжке указано, что у Вас II группа здоровья, что Вы находились в группе ДДН.

Вопросы судьи.

Судья: Вы знали, что у Вас есть травма левого коленного сустава, ходили на Физо и показывали неудовлетворительные результаты?

Истец: Никто не знал о том, что я нахожусь в группе ЛФК. В части говорили о том, что у меня нет травмы, т.е. это нигде не было учтено.

Судья: Ну как не было учтено? В мед. книжке у Вас было учтено?

Истец: В мед. книжке было учтено, но после этого в апреле сне мне за сдачу поставили «двойку», а в июле 2020 я Физо сдавала.

Судья: 20 мы не берем, 20 уже после аттестации состоялся?

Истец: Да.

Судья: Вы Физо в июле сдавали и тоже «двойку» получили?

Истец: В двух упражнениях уложилась, а на километре нет.

Судья: Вам какие-то мероприятия профилактические, лечебно-оздоровительные в части проводили?

Истец: В части нет.

Судья: Но в мед. книжке Вы видели, что у Вас рекомендовано наблюдение врача? В выписном эпикризе?

Истец: Да.

Судья: То есть знали, что Вас должны были наблюдать?

Истец: Я пришла в санчасть с выписным эпикризом, сказала когда мне прийти? Они сказали 15 суток больничных пройдут можете прийти. Я пришла, мне сказали Вы свободны, можете идти спокойно на дежурство — на службу.

Судья: Вы здоровы у Вас никаких ограничений нет?

Истец: Да.

Судья: Вы понимали, что для Вас это было очевидным, что это противоречит заключению врача, наличию у Вас травмы?

Истец: Я не медик. Мне сказали, что у меня растяжение. На аттестации я задавала вопрос медику: У меня травма, как я могу сдавать Физо? Он мне сказал, противопоказаний никаких нет. А я, как медики сказали, так я и делала.

Судья: Хорошо. Я что изменилось с того момента, как Вы обратились к медику, и он говорил, что травмы нет, и Вы обратились в независимую ВВК в Пятигорск?

Истец: Мне сказал командир части, что в июле ты должна сдавать Физо независимо есть аттестация, нет аттестации. Я готовилась к Физо и просто сидела на обезболивающих, потому что было очень больно. Я не могла ее сгибать, разгибать полноценно. Сдала Физо и понимаю, что тяжело было сдавать. Я компрессы накладывала. В сентябре я обратилась в госпиталь и мне сделали МРТ. Сказали, что травма не такая, как была изначально — Застарелое повреждение мениска. Мы подавали заявление по вновь открывшимся, но мне сказали, что это не юридически значимый документ и поэтому мы обратились в Южный экспертный центр.

Судья: А в период службы почему Вы в военный госпиталь не обращались?

Истец: Потому что сказали, что травмы нет. Я просила направление в госпиталь, так как у меня в книжке стоит заболевание хронический андексит по гинекологии, меня направляли в госпиталь. А по колену сказали, что у тебя нет противопоказаний, у тебя просто растяжение.

Судья: Это кто Вам говорил?

Истец: Это говорили медики в сан. части.

Судья: Кто, какие медики?

Истец: Врач части, прапорщик Глик, не помню фамилии.

Судья: Это когда было?

Истец: Это был 20 год.

Судья: До аттестации?

Истец: До аттестации это было. Меня не направляли на госпиталь, в мае на аттестации заявляла о том что травма, и тоже это не было взято во внимание.

Судья: Почему вы видя такую несправедливость со стороны Глика, не обжаловали его действия?

Истец: Я не медик, я не понимаю.

Судья: Смотрите, Виктория Витальевна, у меня болит колено, я иду к Глику, говорю, товарищ прапорщик дай мне направление в госпиталь у меня болит нога, у меня травма была. Он говорит у тебя нет травмы.

Истец: Он говорит — это растяжение. Поприкладывай компресс, поноси бинт и все станет хорошо.

Судья: Вы с этим согласились?

Истец: Ходила, занималась. Было условие, что я должна была сдать Физо и в июле я пошла его сдавать. Никакие освобождения, никакие ЛФК не работали. Должна была именно явиться на сдачу и сдавать Физо.

Выступление представителя войсковой части 46451.

Сорокина: Ваша честь, с исковым заявлением командование войсковой части 46451 не согласно, потому что в предыдущих заседаниях суда было доказано, что истец не обращалась…

Судья: Подождите, у нас сейчас предмет узкий — вновь открывшиеся обстоятельства.

Сорокина: Мы считаем, что это не вновь открывшиеся обстоятельства.

Судья: Что еще желаете добавить?

Сорокина: На дату проведения аттестационной комиссии никаких противопоказаний медицинских у истца не было. Поэтому была проведена аттестационная комиссия, которая признана законной, поэтому прошу в удовлетворении и пересмотре дела отказать

Изучение медицинской книжки.

Судья: Исследуется копия мед. книжки Удод, где на странице 30-31 указано, что 24 сентября 2019 года проставлена группа здоровья номер II, взят ли на учет динамического наблюдения — Да, врачом травматологом, группа занятий по физической подготовке — ЛФК. Это кто Вам эти записи проставил в книжке?

Истец: Врач части.

Судья: Врач части? Кто? Глик?

Истец: Да, это гражданская Орлова. В мед. книжке на странице 36 она ставит свою подпись, фамилию и печать.

Судья: Это Вы ежегодно прибывали?

Истец: После прохождения УМО.

Судья: Углубленного медицинского обследования? Да?

Истец: Да.

58. Нарушение применения судом процессуальных и материальных норм, привело к иному решению, что является безусловным основанием отмены такого решения суда.

59. Суд в своём определении проявил свое безразличие к заявителю, а также демонстрирует несерьезное отношение к случившемуся, явно принимал сторону административного ответчика.

60. Согласно п.1 ст. 176 КАС РФ «Решение суда должно быть законным и обоснованным».

61. Своим определением судья Крымского гарнизонного военного суда лишил меня права оспаривания незаконно вынесенное решение с учётом вновь открывшихся обстоятельств.

62. Таким образом, судом при вынесении решения существенно нарушены ст. 1 КАС РФ, п.8 ст. 226 КАС РФ, а также не учтены разъяснения, указанные в Пленуме Верховного суда РФ от 27 сентября 2016 г. № 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации», который в п. 61 указывает: «Суд не вправе признать обоснованным оспариваемое решение, действие, бездействие со ссылкой на обстоятельства, не являющиеся предметом рассмотрения соответствующего органа, организации, лица, изменяя таким образом основания принятого решения, совершенного действия, имевшего место бездействия. Например, при недоказанности обстоятельств, указанных в оспариваемом решении органа государственной власти и послуживших основанием его принятия, суд не вправе отказать в признании такого решения незаконным, ссылаясь на наличие установленных им иных оснований (обстоятельств) для принятия подобного решения». Пункт 62 указывает: «Суд не осуществляет проверку целесообразности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, принимаемых, совершаемых ими в пределах своего усмотрения в соответствии с компетенцией, представленной законом или иным нормативным правовым актом. При этом следует иметь ввиду, что превышение указанных полномочий либо использование их вопреки

законной цели и правам, законным интересам граждан, организаций, государства и общества является основанием для признания оспариваемых решений, действий (бездействия) незаконными (п.3 ч.9 ст. 226 КАС РФ, ч.3 ст. 55 Конституции Российской Федерации)». Указанные действия суда, в части вынесения решения, прямо противоречат упомянутым нормам Закона и разъяснениям Пленума Верховного Суда.

Часть V

63. В своём определении судья Крымского гарнизонного суда указывает: «При этом судом дана оценка представленными сторонами доказательствам, касающихся состояния здоровья Удод на момент проверки выполнения нормативов по физической подготовке, а также её служебной деятельности. В связи с чем судом установлено, что при проведении данной проверки Удод не присутствовала без уважительных причин.

Кроме этого окружным военным судом дана оценка доводам жалобы Удод, касающихся состояния её здоровья, как на момент проверки выполнения нормативов по физической подготовке в период с 6 по 18 апреля 2020 г., на проверку которых административный истец не прибыла без уважительных причин, а также в период с 13 по 25 июля 2020 г. по результатам которых она получила неудовлетворительную оценку».

64. Вместе с тем, в решении Крымского гарнизонного суда по административному делу №2а-160/2020 указанно: «Согласно показаниям свидетеля … войсковой части … и как видно из исследованной в суде медицинской книжки Удод, административный истец медицинских противопоказаний и освобождений от исполнения служебных обязанностей, в т.ч. по сдаче нормативов по физической подготовке в период с 06 по 18 апреля 2020 г. не имела.»

65. В апелляционном определении от 23 декабря 2020 года № 33а-1361/2020 Южного окружного суда указанно: «Так, из исследованной в суде медицинской книжки Удод В.В. видно, что противопоказаний и освобождений от исполнения служебных обязанностей в период с 6 по 18 апреля 2020 г. она не имела».

66. Таким образом, судом неправильно определены обстоятельства, имеющих значение для административного дела. Выводы суда не соответствуют, изложенным в решении суда, обстоятельствам административного дела. Указанные обстоятельства влекут безусловную отмену согласно ст. 310 КАС РФ.

Часть VI

67. Считаю нарушенной статью 6 «Конвенции» по правам человека:

Право на обращение в суд в случае любого спора о гражданских правах и обязанностях.

68. Статья 6 (1) обеспечивает каждому человеку право на рассмотрение в суде любого спора, относящегося к его гражданским правам и обязанностям (решение по делу Golder v the UK, 21.02.1975, п. 36); «создание препятствий для действенного осуществления права может оказаться равносильным нарушению указанного права, даже если препятствие и носит временный характер» (решение по делу Golder v the UK, п. 26; см также решение по делу Campbell and Fell v the UK, 28.06.1984, п. 105).

69. По Российскому законодательству я имею право подавать административный иск в рамках административного судопроизводства.

70. Следовательно, отказ в обоснованном требовании в пересмотре административного дела по вновь открывшимся (новым) обстоятельствам равносилен лишению права на обращение в суд за компенсацией причинённого незаконными действиями вреда.

71. Суд в своем определении отказал в признании меня потерпевшей от незаконных действий и злоупотребления властью, что также лишает меня права предъявить иск за причинённый вред.

72. При таких обстоятельствах мне не представляется возможным предъявить иск к лицу, совершившему в отношении меня незаконные действия, и к государственным органам, и тем самым, я лишена реального доступа к суду и к правосудию, что согласно практике Европейского Суда, образует нарушение статьи 6.

73. Эффективное осуществление этого права на практике неоправданно затруднено отсутствием независимости суда, нежеланием причинять ущерб государственной казне и пренебрежением правами граждан России.

74. Тем самым, я была лишена реального доступа к суду и к правосудию, что согласно практике Европейского Суда, образует нарушение статьи 6.

75. Согласно части 1 статьи 6 Конвенции: «Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях … имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела … независимым и беспристрастным судом. Судебное решение объявляется публично».

76. При этом установленный прокуратурой факт незаконных действий по наложению на меня дисциплинарных взысканий остались ПРОИГНОРИРОВАННЫМИ.

77. В Постановлении по делу «Голдер против Соединенного Королевства» (см. Серия A, N 18 (1975); 1 EHRR 524) Европейский Суд отметил, что было бы немыслимо, чтобы пункт 1 Статьи 6 Конвенции обеспечивал надлежащее осуществление процессуальных действий при споре о праве или предъявлении уголовного обвинения и в то же время оставлял лицо, обратившееся в суд, или обвиняемого незащищенными относительно результата разрешения дела: «Справедливое, публичное и скорое судебное разбирательство не имеют никакой ценности, если они приводят к явно несправедливым результатам».

78. В Постановлении Европейского Суда от 19 марта 1997 года по делу «Хорнсби против Греции» указано, что право на судебную защиту стало бы иллюзорным, если бы правовая система государства позволяла, чтобы окончательное, обязательное судебное решение оставалось недействующим к ущербу одной из сторон; исполнение решения, вынесенного любым судом, должно рассматриваться как неотъемлемая часть «суда».

79. Конституции Российской Федерации правовое регулирование отношений, связанных с прохождением военной службы, федеральный законодатель обязан обеспечивать баланс между конституционно защищаемыми ценностями, публичными и частными интересами, соблюдая при этом вытекающие из Конституции Российской Федерации принципы справедливости, равенства и соразмерности, а вводимые им нормы должны отвечать критериям определенности, ясности, недвусмысленности и согласованности с системой действующего правового регулирования.

На основании изложенного, в соответствии со ст. 313 КАС РФ, прошу суд:

1. Отменить определение суда об отказе удовлетворения заявления истца по вновь открывшимся (новым) обстоятельствам по административному делу № 2а-160/2020 от 28 мая 2021 г. Крымского гарнизонного военного суда полностью и разрешить вопрос, по существу.

Перечень прилагаемых к жалобе документов:

1. Копия частной жалобы, на 22 листах;

2. Копия определения об отказе, на 5-и листах.

__________ В. В. Уд

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *