Рекомендации врача (фельдшера) о частичном или полном освобождении военнослужащего от исполнения обязанностей подлежат обязательному выполнению должностными лицами.

Превью статьи:

На основании ст. 359 Устава внутренней службы ВС утв. Указом Президента РФ от 11.10.2007 г. № 1495 Рекомендации врача (фельдшера) о частичном или полном освобождении военнослужащего от исполнения обязанностей подлежат обязательному выполнению должностными лицами. В силу статьи 359 Устава внутренней службы утвержденным Указом Президента РФ № 1495 Рекомендации врача (фельдшера) о частичном или полном освобождении военнослужащего от исполнения обязанностей подлежат обязательному выполнению должностными лицами. 359. Справка о частичном или полном освобождении военнослужащего от исполнения должностных и специальных обязанностей, занятий и работ (приложение N 15) или листок освобождения от исполнения служебных обязанностей по временной нетрудоспособности дается врачом на срок до шести суток, а в воинских частях, где должность врача штатом не предусмотрена, — фельдшером на срок до трех суток. В случае необходимости освобождение может быть продлено, но в общей сложности срок освобождения не должен превышать 15 и 10 суток соответственно. Если сроки лечения, частичного или полного освобождения превышают указанные сроки, решение вопроса о дальнейшем лечении, частичном или полном освобождении принимается врачебной комиссией военно-медицинской организации (медицинской части), назначаемой руководителем (командиром) военно-медицинской организации (медицинской части) из числа врачей, прошедших обучение по вопросам проведения экспертизы временной нетрудоспособности. Рекомендации врача (фельдшера) о частичном или полном освобождении военнослужащего от исполнения обязанностей подлежат обязательному выполнению должностными лицами. Об освобождении от исполнения обязанностей военной службы военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, и о выходе их на службу после болезни объявляется в приказе командира полка ПРИ ЭТОМ !!!! : При этом ссылка ФИО в обоснование своих доводов на положения ст. 359 УВС ВС РФ является несостоятельной, поскольку данной правовой…

все хорошо — НО Я говорил — добавить фразу : «В связи с рекомендациями медиков ( копии прилагаю) , на основании ст. 359 УВС РФ

На основании ст. 359 Устава внутренней службы ВС утв. Указом Президента РФ от 11.10.2007 г. № 1495 Рекомендации врача (фельдшера) о частичном или полном освобождении военнослужащего от исполнения обязанностей подлежат обязательному выполнению должностными лицами.

В силу статьи 359 Устава внутренней службы утвержденным Указом Президента РФ № 1495 Рекомендации врача (фельдшера) о частичном или полном освобождении военнослужащего от исполнения обязанностей подлежат обязательному выполнению должностными лицами.

359. Справка о частичном или полном освобождении военнослужащего от исполнения должностных и специальных обязанностей, занятий и работ (приложение N 15) или листок освобождения от исполнения служебных обязанностей по временной нетрудоспособности дается врачом на срок до шести суток, а в воинских частях, где должность врача штатом не предусмотрена, — фельдшером на срок до трех суток. В случае необходимости освобождение может быть продлено, но в общей сложности срок освобождения не должен превышать 15 и 10 суток соответственно. Если сроки лечения, частичного или полного освобождения превышают указанные сроки, решение вопроса о дальнейшем лечении, частичном или полном освобождении принимается врачебной комиссией военно-медицинской организации (медицинской части), назначаемой руководителем (командиром) военно-медицинской организации (медицинской части) из числа врачей, прошедших обучение по вопросам проведения экспертизы временной нетрудоспособности. Рекомендации врача (фельдшера) о частичном или полном освобождении военнослужащего от исполнения обязанностей подлежат обязательному выполнению должностными лицами.



Об освобождении от исполнения обязанностей военной службы военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, и о выходе их на службу после болезни объявляется в приказе командира полка

ПРИ ЭТОМ !!!! : При этом ссылка ФИО в обоснование своих доводов на положения ст. 359 УВС ВС РФ является несостоятельной, поскольку данной правовой нормой предусмотрено обязательное выполнение должностными лицами рекомендаций врача ( фельдшера ) о частичном или полном освобождении военнослужащего от исполнения обязанностей лишь на определенный срок, который может быть продлен, в то время как освобождение от исполнения обязанностей военной службы на срок до дня исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части возможно исключительно на основании заключения военно- врачебной комиссии.

В соответствии со статьёй 335 Устава внутренней службы ВС РФ , утв. Указом Президента РФ № 1495 забота о сохранении и укреплении здоровья военнослужащих — обязанность командиров (начальников)

Глава 8. Охрана здоровья военнослужащих

335. Охрана здоровья и физическое развитие военнослужащих — неотъемлемая часть их подготовки к выполнению своего воинского долга. Охрана здоровья обеспечивается созданием командирами (начальниками) во взаимодействии с органами государственной власти безопасных условий военной службы. Забота о сохранении и укреплении здоровья военнослужащих — обязанность командиров (начальников).

336. Охрана здоровья военнослужащих достигается:
проведением командирами (начальниками) мероприятий по оздоровлению условий службы и быта;
выполнением военнослужащими правил личной и общественной гигиены, их систематическим закаливанием, регулярными занятиями физической подготовкой и спортом;

осуществлением мероприятий по медицинскому обеспечению военнослужащих.

356. Военнослужащий не должен скрывать своего заболевания. При заболевании он обязан немедленно доложить об этом непосредственному начальнику и с его разрешения обратиться за медицинской помощью в медицинский пункт полка.


В силу Статьи 27. Должностные и специальные обязанности 76 ФЗ «О статусе военнослужащих» командиры являются единоначальниками и отвечают в мирное и военное время за медицинское обеспечение

В соответствии со ст. 81 Устава внутренней службы утвержденным Указом Президента РФ № 1495
Командир (начальник) в целях обеспечения безопасности военной службы обязан в своей служебной деятельности отдавать приоритет сохранению жизни и здоровья подчиненных военнослужащих


В силу ч. 1 ст. 16 ФЗ «О статусе военнослужащих» Охрана здоровья военнослужащих обеспечивается созданием благоприятных условий военной службы, быта и системой мер по ограничению опасных факторов военной службы, проводимой командирами во взаимодействии с органами государственной власти.

Забота о сохранении и об укреплении здоровья военнослужащих — обязанность командиров.

39. Согласно ст. 317 УВС ВС РФ «Безопасность военной службы заключается в поддержании в полку (подразделении) условий военной службы и порядка ее несения, обеспечивающих защищенность личного состава и каждого военнослужащего в отдельности, а также местного населения, его имущества и окружающей среды от воздействия опасных факторов военной службы, возникающих в ходе повседневной деятельности полка (подразделения). Общими условиями обеспечения безопасности военной службы в полку (подразделении) являются: -поддержание воинской дисциплины; -обеспечение удовлетворительного морально-психологического состояния и состояния здоровья военнослужащих; -обеспечение пожарной безопасности; -соблюдение определенных Уставом внутренней службы правил внутреннего порядка; -обеспечение социальной защиты военнослужащих в соответствии с требованиями федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации; -обеспечение удовлетворительного санитарно-эпидемиологического состояния полка».

40. Согласно ст. 41 п.3 Конституции Российской Федерации «Сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с Федеральным законом».

28. Помимо прочего, направление на ВВК является обязанностью командования воинской части и не носит заявительный характер!

29. Согласно ст. 3 Федерального закона от 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее по тексту – Закон 76-ФЗ) для военнослужащих устанавливается единая система правовой и социальной защиты. Правовая защита военнослужащих является функцией государства и предусматривает закрепление в законах и иных нормативных правовых актах прав, социальных гарантий и компенсаций указанных лиц и иных мер их социальной защиты, а также правовой механизм их реализации. Социальная защита военнослужащих является функцией государства и предусматривает, помимо прочего, охрану их жизни и здоровья. Реализация мер правовой и социальной защиты военнослужащих является обязанностью командиров (начальников).

30. Согласно ст. 16 Закона 76-ФЗ забота о сохранении и об укреплении здоровья военнослужащих – обязанность командиров (начальников).

31. Статьёй 33 УВС ВС РФ определено, что на командира (начальника) возложена персональная ответственность перед государством за все стороны жизни и деятельности … каждого военнослужащего. Согласно ст. 42 УВС ВС РФ: «Командир (начальник) перед отдачей приказа обязан всесторонне оценить обстановку и предусмотреть меры по обеспечению его выполнения».

32. Согласно ст. 81 УВС ВС РФ: «Командир (начальник) в целях обеспечения безопасности военной службы обязан: в своей служебной деятельности отдавать приоритет сохранению жизни и здоровья подчиненных военнослужащих …».

33. В соответствии со ст. 320 УВС ВС РФ: «… командиры подразделений … отвечают за безопасность военной службы в подчиненных подразделениях (службах) в соответствии с должностными, специальными обязанностями и настоящей главой. Указанные должностные лица … обязаны: … добиваться выполнения требований безопасности военной службы, принимать в ходе контроля за их выполнением меры по предупреждению гибели, увечий (ранений, травм, контузий), заболеваний военнослужащих … ; в случае выявления нарушений требований безопасности … приостанавливать проведение мероприятия повседневной деятельности, а лиц, допустивших нарушения, привлекать в установленном порядке к ответственности».

34. Статьёй 335 УВС ВС РФ определено: «Забота о сохранении и укреплении здоровья военнослужащих – обязанность командиров (начальников)».

35. Согласно ст. 10 УВС ВС РФ «Государство гарантирует правовую и социальную защиту военнослужащих, осуществляет охрану их жизни и здоровья, а также иные меры, направленные на создание условий жизни и деятельности, соответствующих характеру военной службы и ее роли в обществе. Реализация мер правовой и социальной защиты военнослужащих возлагается на органы государственной власти, органы местного самоуправления, федеральные суды общей юрисдикции, правоохранительные органы в пределах их полномочий, а также является обязанностью командиров (начальников). Реализации прав военнослужащих в соответствии с законодательством Российской Федерации могут также содействовать общественные объединения. Командиры (начальники), виновные в неисполнении обязанностей по реализации прав военнослужащих, несут ответственность в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации».

36. Согласно ст. 335 УВС ВС РФ «охрана здоровья и физическое развитие военнослужащих – неотъемлемая часть их подготовки к выполнению своего воинского долга. Охрана здоровья обеспечивается созданием командирами (начальниками) во взаимодействии с органами государственной власти безопасных условий военной службы».

37. Согласно гл.7 ст. 81 УВС ВС РФ «Командир (начальник) в целях обеспечения безопасности военной службы обязан в своей деятельности отдавать приоритет сохранению жизни и здоровья военнослужащих».

38. Руководствуясь положениями главы 7 Устава внутренней службы ВС РФ, командир (начальник) обязан принимать все возможные меры по обеспечению защищенности военнослужащих от воздействия на них опасных факторов военной службы при исполнении ими своих обязанностей, предупреждению их гибели (смерти) и увечий (ранений, травм, контузий).

в картинках тезисно:

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА , ФОРМУЛИРОВКИ :

Решение № 2А-68/2019 2А-68/2019~М-66/2019 М-66/2019 от 21 июня 2019 г. по делу № 2А-68/2019

Благовещенский гарнизонный военный суд (Амурская область) :

Порядок освобождения от исполнения обязанностей военной службы при заболевании установлен положениями пунктов 356, 358, 359 Устава внутренней службы Вооружённых Сил Российской Федерации, утверждённого Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 года № 1495. В соответствии с указанными положениями военнослужащий не должен скрывать своего заболевания, а обязан немедленно доложить об этом непосредственному начальнику и с его разрешения обратиться за медицинской помощью в медицинский пункт полка. После осмотра врачом ( фельдшером ) заболевшие в зависимости от характера заболевания направляются для лечения в лазарет медицинского пункта полка или госпиталь, а при необходимости в другие учреждения государственной или муниципальной системы здравоохранения либо им назначается амбулаторное лечение. Военнослужащие , проходящие военную службу по контракту, по заключению врача могут оставаться для лечения на квартирах (на дому).

Заключение о частичном или полном освобождении военнослужащего от исполнения должностных и специальных обязанностей , занятий и работ дается врачом на срок до шести суток, а в воинских частях, где должность врача штатом не предусмотрена, — фельдшером на срок до трех суток. В случае необходимости освобождение может быть продлено. Рекомендации врача ( фельдшера о частичном или полном освобождении военнослужащего от исполнения обязанностей подлежат обязательному выполнению должностными лицами.

Об освобождении от исполнения обязанностей военной службы военнослужащих , проходящих военную службу по контракту, и о выходе их на службу после болезни объявляется в приказе соответствующего командира.

Как установлено в судебном заседании и не оспаривается лицами, участвующими в деле, Истомина Д.С. как в медико-санитарную часть, так и в иные лечебные учреждения не обращалась, от исполнения обязанностей военной службы в установленном порядке не освобождалась , доказательств, подтверждающих наличие оснований для такого освобождения , не представила. В этой связи, оснований полагать, что несвоевременное прибытие Истоминой Д.С. на службу 20 февраля 2019 года было обусловлено возникновением заболевания, у суда не имеется.

Решение № 2-174/2019 2-174/2019~М-155/2019 М-155/2019 от 11 июня 2019 г. по делу № 2-174/2019

Владивостокский гарнизонный военный суд

Статьей 359 УВС ВС РФ определено, что заключение о частичном или полном освобождении военнослужащего от исполнения должностных и специальных обязанностей , занятий и работ дается врачом на срок до шести суток, а в воинских частях, где должность врача штатом не предусмотрена, — фельдшером на срок до трех суток. В случае необходимости освобождение может быть продлено. Рекомендации врача ( фельдшера о частичном или полном освобождении военнослужащего от исполнения обязанностей подлежат обязательному выполнению должностными лицами.

Выздоровевшие военнослужащие направляются из военного госпиталя или другого учреждения государственной или муниципальной системы здравоохранения в полк с соответствующими документами, которые сдаются по прибытии старшине роты.

Решение № 2А-103/2019 2А-103/2019~М-86/2019 М-86/2019 от 15 мая 2019 г. по делу № 2А-103/2019

Волгоградский гарнизонный военный суд

Согласно ст. 358 и 359 Устава внутренней службы Вооружённых Сил РФ после осмотра врачом ( фельдшером ) заболевшие в зависимости от характера заболевания направляются для лечения в лазарет медицинского пункта полка или госпиталь, а при необходимости в другие учреждения государственной или муниципальной системы здравоохранения либо им назначается амбулаторное лечение. Военнослужащие , проходящие военную службу по контракту, по заключению врача могут оставаться для лечения на квартирах (на дому). Заключение о частичном или полном освобождении военнослужащего от исполнения должностных и специальных обязанностей , занятий и работ дается врачом на срок до шести суток, а в воинских частях, где должность врача штатом не предусмотрена, — фельдшером на срок до трех суток. Рекомендации врача ( фельдшера о частичном или полном освобождении военнослужащего от исполнения обязанностей подлежат обязательному выполнению должностными лицами. Об освобождении от исполнения обязанностей военной службы военнослужащих , проходящих военную службу по контракту, и о выходе их на службу после болезни объявляется в приказе командира полка.

Из записей в представленной истцом медицинской книжке и его пояснений следует, что 28 августа 2018 года он самостоятельно обратился за консультацией к врачу -специалисту военного госпиталя, который после осмотра Витковского заключение о частичном или полном освобождении последнего от исполнения должностных и специальных обязанностей не дал.

 Витковский на службе отсутствовал по неизвестным причинам. Командир войсковой части № не освобождал Витковского от исполнения обязанностей военной службы

Решение № 2А-211/2018 2А-23/2019 2А-23/2019(2А-211/2018;)~М-213/2018 М-213/2018 от 29 января 2019 г. по делу № 2А-211/2018

235-й гарнизонный военный суд (Город Москва) 

Таким образом, судом из пояснений сторон, исследованных материалов дела достоверно установлено, что административный истец в период с 12 по 23 ноября 2018 г. подлежала освобождению от исполнения обязанностей военной службы в связи с болезнью. При этом 12 ноября 2018 г. она обратилась к начальнику Академии с соответствующим рапорт, направив его по почте и приложив направление на прием в 12 ЛДЦ МО РФ. 16 ноября 2018 г. указанный рапорт поступил административному ответчику и им даны указания начальнику юридической службы Академии дать на него ответ. При этом, приказ об освобождении Третьяковой от исполнения служебных обязанностей в связи с болезнью административным ответчиком не был издан в виду отсутствия подтверждающих медицинских документов. 24 января 2019 г. в ходе судебного заседания административным истцом был представлен оригинал листка нетрудоспособности, подтверждающий обоснованность нахождение её на больничном с 12 по 23 ноября 2018 г., а 25 января 2019 г. начальником Академии издан соответствующий приказ.

При таких обстоятельствах, учитывая, что оригинал листка нетрудоспособности был представлен Третьяковой только 24 января 2019 г., то каких-либо бездействий со стороны административного ответчика, связанных с не рассмотрением ее рапорта от 12 ноября 2018 г. и не изданием приказа об освобождении её с 12 по 23 ноября 2018 г. от исполнения обязанностей военной службы в связи с болезнью, судом не усматривается. В связи, с чем требования Третьяковой в указанной части удовлетворению не подлежат .

Решение № 2А-9/2019 2А-9/2019~М-148/2018 М-148/2018 от 22 января 2019 г. по делу № 2А-9/2019

Владимирский гарнизонный военный суд (Владимирская область)

 исходя из положений п.п. 2, 3, 16, 238, 242 и 244 Методических рекомендаций «Об организации военно- врачебной экспертизы в Вооруженных Силах Российской Федерации», утвержденных начальником Главного центра военно- врачебной экспертизы Министерства обороны Российской Федерации – Главным военно- врачебным экспертом Министерства обороны Российской Федерации от 11 апреля 2016 года № 1/1/399, военно- врачебная экспертиза (далее – ВВЭ) в мирное и военное время проводится в Вооруженных Силах Российской Федерации, в том числе, в целях определения категории годности к военной службе.

Для проведения ВВЭ в Вооруженных Силах Российской Федерации создаются следующие постоянно действующие военно- врачебные комиссии: Центральная военно- врачебная комиссия (далее – ЦВВК) Главного центра военно- врачебной экспертизы Министерства обороны Российской Федерации (далее – ГЦ ВВЭ); военно- врачебные комиссии филиалов, отделов филиалов ГЦ ВВЭ; военно- врачебные комиссии военно-медицинских организаций Министерства обороны Российской Федерации, их филиалов и других обособленных структурных подразделений, Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова.

По вопросам организации и проведения ВВЭ устанавливается следующий порядок подчиненности: ЦВВК ГЦ ВВЭ – все военно- врачебные комиссии, созданные в Вооруженных Силах Российской Федерации; военно- врачебные комиссии филиалов, отделов филиалов ГЦ ВВЭ – военно- врачебные комиссии, созданные в Вооруженных Силах Российской Федерации, в установленных зонах ответственности филиалов, отделов филиалов ГЦ ВВЭ.

В случае, если военнослужащий , проходящий военную службу по контракту, признан не годным к военной службе, венно- врачебная комиссия одновременно с заключением о категории годности к военной службе выносит заключение в формулировке:

«На основании п. 66 Положения о военно- врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации 2013 года № 565, необходимо предоставить освобождение от исполнения обязанностей военной службы на срок до дня исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части».

Указанное заключение оформляется в протоколе заседания военно- врачебной комиссии по очному медицинскому освидетельствованию и в заключении военно- врачебной комиссии.

Заключение военно- врачебной комиссии, утвержденное ЦВВК Главного центра, военно- врачебной комиссией филиала (отдела филиала) Главного центра, не позднее 3 рабочих дней после утверждения (получения из Главного центра, филиала (отдела филиала) Главного центра) высылается командиру воинской части, в которой проходит военную службу освидетельствованный, или начальнику кадрового органа, направившему его на освидетельствование.

Заключение военно- врачебной комиссии и свидетельство о болезни подлежат утверждению ЦВВК Главного центра (ВВК филиала (отдела филиала) Главного центра) и составляются на всех военнослужащих , признанных не годными к военной службе.

Решение № 2А-6/2020 2А-6/2020~М-8/2020 М-8/2020 от 7 февраля 2020 г. по делу № 2А-6/2020

Оренбургский гарнизонный военный суд (Оренбургская область) 

наличие заключения врача об освобождении военнослужащего от исполнения служебных обязанностей в связи с болезнью является обязательным для выполнения всеми должностными лицами воинской части и служит уважительной причиной отсутствия в воинской части или на службе.

Судом достоверно установлено, что у Величкова имелось заболевание, которое послужило основанием для освобождения его 14 ноября 2019 года врачом военного госпиталя от исполнения служебных обязанностей на срок шесть суток.

При этом каких-либо оснований должностным лицам воинской части сомневаться в заключении врача от 14 ноября 2019 года, с учетом того, что на осмотр к данному специалисту Величков был направлен медицинской службой воинской части, не имелось.

Также установлено, что административный истец установленным порядком, то есть по инстанции, обратился к своему непосредственному начальнику с рапортом об освобождении его от исполнения служебных обязанностей , предоставив заключение врача, что являлось достаточным основанием для издания командиром воинской части соответствующего приказа, но данный рапорт не был реализован по причинам от Величкова независящим.

Кроме того, военнослужащий Величков в соответствии с указаниями своего начальника попытался получить медицинскую справку об освобождении его от исполнения служебных обязанностей на основании заключения врача военного госпиталя, но в её выдаче ему было отказано начальником медицинской службы части, для которого рекомендации врача, в силу приведенных выше норм общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации, также являются обязательными для выполнения .

При этом указанное должностное лицо воинской части перед направлением административного истца на стационарное лечение, медицинский осмотр Величкова не проводило и надлежащих мер по госпитализации данного военнослужащего , предусмотренных ст . 362 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, не предприняло, а один лишь факт оформления направления не свидетельствует об обратном.

С учетом изложенного, суд приходит к выводу, что отсутствие Величкова на военной службе в период с 15 по 20 ноября 2019 года было вызвано уважительными причинами вызванными болезнью, а оснований для привлечения его к дисциплинарной ответственности за совершение грубого дисциплинарного проступка, предусмотренного абз. 5 п. 2 ст . 28.5 Федерального закона « О статусе военнослужащих », у командования части не имелось.

ОБРАЗЦЫ СУДЕБНЫХ ДОКУМЕНТОВ :

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

Решением Крымского гарнизонного военного суда от 7 октября 2020 года по административному делу № 2а-160/2019 по исковому заявлению Уд Виктории Витальевны об оспаривании действий командиров воинских частей 44 и 41, воинских должностных лиц и аттестационной комиссии воинской части 41 связанных с привлечением к дисциплинарной ответственности и досрочным увольнением с военной службы, было вынесено решение об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объёме.

Апелляционным определением Южного окружного военного суда от 23 декабря 2020 года № 33а-1361/2020 было отказано в удовлетворении заявленных требований об оспаривании Уд Викторией Владимировной действий командиров воинских частей 44 и 41, воинских должностных лиц и аттестационной комиссии воинской части 41 связанных с привлечением к дисциплинарной ответственности и досрочным увольнением с военной службы.

Решения вышеуказанных судов считаю необоснованным и незаконным, нарушающим нормы материального и процессуального права по следующим основаниям:

Часть I

1. Судами нарушены нормы материального права, не применён закон подлежащий применению, выводы суда первой и апелляционной инстанции, изложенные в решении суда №2а-160/2020 и в определении №33а-1361/2020 не соответствуют, обстоятельствам административного дела, а именно:

2. В своём решении судья Крымского гарнизонного суда по административному делу №2а-160/2020 указывает: «Согласно показаниям свидетеля … войсковой части … и как видно из исследованной в суде медицинской книжки Уд, административный истец медицинских противопоказаний и освобождений от исполнения служебных обязанностей, в т.ч. по сдаче нормативов по физической подготовке в период с 06 по 18 апреля 2020 г. не имела.».

3. В апелляционном определении от 23 декабря 2020 года № 33а-1361/2020 Южного окружного суда указанно: «Так, из исследованной в суде медицинской книжки Уд В.В. видно, что противопоказаний и освобождений от исполнения служебных обязанностей в период с 6 по 18 апреля 2020 г. она не имела».

4. В определении Южного окружного суда указанно: «В соответствии со статьей 12 Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденного приказом Министра обороны Российской Федерации от 21 апреля 2009 г. № 200 (далее – Наставление), в случае, если военнослужащий, не выполнивший установленные контрольные нормативы по физической подготовке, по истечении пятимесячного срока повторно не сдаст проверку физической подготовленности, он представляется для рассмотрения на аттестационную комиссию».

5. Вместе с тем, согласно п. 14 Приказа Министра обороны РФ от 21.04.2009 г. № 200 «Об утверждении Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации»: «14. Военнослужащие, имеющие отклонения в состоянии здоровья и отнесенные в результате углубленного медицинского освидетельствования по состоянию здоровья к 3-й или частично ко 2-й группе, перенесшие острые заболевания и травмы, находящиеся по заключению врача под диспансерно-динамическим наблюдением к проверке физической подготовленности не допускаются.Военнослужащие по контракту, находящиеся под диспансерно-динамическим наблюдением, проходят проверку по физической подготовке после окончания диспансерно-динамического наблюдения. При отсутствии положительных результатов лечения в течение года военнослужащие по контракту направляются на военно-врачебную комиссию для медицинского освидетельствования на предмет годности к прохождению военной службы в занимаемой воинской должности. Если по результатам военно-врачебной экспертизы военнослужащему определены категории годности: «Б» — годен к военной службе с незначительными ограничениями и «В» — ограниченно годен к военной службе, то соответствующий начальник медицинской службы разрабатывает рекомендации по укреплению их здоровья, которые направляются соответствующим командирам подразделений, и контролирует их выполнение».

6. Согласно решения суда 1 инстанции и определения суда апелляционной инстанции имеющимся в деле №2а-160/2020 доказательства изучены и им дана юридическая оценка, а именно: медицинской книжке войсковая часть 41, выписного эпикриза № 28 ФГБУ «1472 Военно-морской клинический госпиталь» МО РФ, выписке из истории болезни № 33 филиал №2 ФГБУ «1472 Военно-морской клинический госпиталь» МО РФ, заключению ВВК № 54 от 24 сентября 2019 г., выписного эпикриза № 145 филиал №2 ФГБУ «1472 Военно-морской клинический госпиталь» МО РФ, выписке из приказа командира 7 дивизии по личному составу от 28 августа 2020 г. № 64, г. Севастополь, выписного эпикриза из медицинской карты стационарного больного №3195 филиал №2 ФГБУ «1472 Военно-морской клинический госпиталь» МО РФ, выписного эпикриза № 35 филиал №2 ФГБУ «1472 Военно-морской клинический госпиталь» МО РФ.

7. Вместе с тем, согласно медицинской книжке на имя Уд Виктории Витальевны, в/ч 41: записи в данной медицинской книжке ведутся с 2016 года. Имеется запись Эпикриз за 2019 год от 24.09.2019: «Находится под диспансерным динамическим наблюдением с диагнозом …». Имеется запись: «Вывод по УМО 2019 г. Диагноз: Хронический двусторонний аднексит. Ожирение I ст. алиментарно-конституционального генеза (ИМТ 29,73). ВФР левой нижней конечности после закрытой травмы левого коленного сустава с повреждением связок I ст. от 17.09.2019г. Группа здоровья II, Группа занятий по физ. подготовке ЛФК – 30 суток».

8. Анализируя Заключение ВВК № 4 от 24 сентября 2019 года «а) Диагноз и причинная связь увечья (ранения, травмы, контузии), заболевания: Закрытая травма левого коленного сустава. Повреждение связок первой степени от 17.09.2019г. Заболевание получено в период военной службы. б) категория годности к военной службе (годность к службе по военной специальности, и др.): в соответствии с Перечнем, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 29 июля 1998г. № 855, — не входит», за подписями председателя комиссии, секретаря комиссии, заверенная печатью Филиала №2 ФГБУ «1472 Военно-морской клинический госпиталь» Министерство обороны Российской Федерации, установлено, что Заключение ВВК №54 от 24.09.2019 г. не соответствует требованиям, Постановления Правительства РФ от 04.07.2013 года №565 «Об утверждении положения о военной врачебной экспертизе», не соответствует требованиям Приказа Министра обороны РФ от 14.10.2015 г. №615 «Об определении форм документации (кроме унифицированных форм медицинской документации), необходимых для деятельности военно-врачебных комиссий, созданных в Вооруженных Силах Российской Федерации», не соответствует требованиям Приказа Министра обороны РФ от 24.12.2015г. №833 «Об организации в Министерстве обороны Российской Федерации обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан, призванных на военные сборы» (с изменениями и дополнениями), как по форме, так и по содержанию. После завершения стационарного лечения по поводу травмы левого коленного сустава от 17.09.2019, я подлежала освидетельствованию военно-врачебной комиссией, данное заключение ВВК подлежало оформлению Справкой ВВК в соответствии с Приложением №2 к Приказу Министра обороны РФ от 14.10.2015г. №615 «Об определении форм документации (кроме унифицированных форм медицинской документации)». В целях определения степени тяжести, полученной травмы левого коленного сустава от 17.09.2019г., в соответствии с Перечнем увечий (ранений, травм, контузий), утвержденным Постановлением Правительства РФ от 29 июля 1998 г. N 855. Данное заключение ВВК подлежало оформлению «Справкой ВВК о тяжести увечья (ранения, травмы, контузии), полученного застрахованным лицом» в соответствии с Приложением №2 к Приказу Министра обороны РФ от 24.12.2015г. №833 «Об организации в Министерстве обороны Российской Федерации обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан, призванных на военные сборы» (с изменениями и дополнениями).

9. 24.09.2019 года я освидетельствована военно-врачебной комиссией филиала №2 ФГБУ «1472 Военно-морской клинический госпиталь» МО РФ: «На основании статьи 85 графы III расписания болезней и Требований к состоянию здоровья отдельных категорий граждан — временно не годен к военной службе, необходимо предоставить полное освобождение от исполнения обязанностей военной службы сроком на 15 (пятнадцать) суток».

10. В соответствии с пунктом 60 Положения о военно-врачебной экспертизе, утв. Постановлением Правительства РФ от 04.07.2013г. № 565: заключение о необходимости предоставления военнослужащему отпуска по болезни или освобождения от исполнения обязанностей военной службы (далее — освобождение) выносится в случаях, когда расписанием болезней предусматривается временная негодность к военной службе.

11. В соответствии с пунктом 63 Положения о военно-врачебной экспертизе, утв. Постановлением Правительства РФ от 04.07.2013г. № 565: по истечении срока непрерывного нахождения на лечении и в отпуске по болезни, который не должен превышать 4 месяцев (для пациентов с туберкулезом — 12 месяцев), военнослужащий подлежит освидетельствованию для решения вопроса о его годности к военной службе.

12. Исходя из изложенного, я по истечении срока непрерывного нахождения на лечении и в отпуске по болезни, подлежала направлению на освидетельствование военно-врачебной комиссией для решения вопроса о годности к военной службе. ( ДРУГОЙ ПРЕДМЕТ)

13. Таким образом, я по результатам УМО за 2019 год взята на учет для динамического врачебного наблюдения врачом-травматологом, и в соответствии с п. 14 Приказа Министра обороны РФ от 21.04.2009г. № 200 «Об утверждении Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации» до окончания диспансерно-динамического наблюдения не должна привлекаться к прохождению проверки по физической подготовке. Указанное неопровержимое обстоятельства дела судами оставлены без внимания, должным образом не исследованы, не дана соответствующая юридическая оценка. ( потому что в первом исковом вопрос этот не задавался)

14. В исследуемых в суде первой и апелляционной инстанции медицинских документах на имя Уд В.В. не содержится сведений о снятии с диспансерно-динамического наблюдения, также не содержится сведений о результатах медицинских осмотров, исследований, проводимых в рамках диспансерно-динамического наблюдения, вплоть до 16.09.2020 года — до осмотра врачом-травматологом и госпитализации в травматологическое отделение филиала №2 ФГБУ «1472 ВМКГ» Минобороны России 22.09.2020 года с жалобами на боли при ходьбе, чувство неустойчивости, отек, дискомфорт в левом коленном суставе, ограничение сгибания. По результатам обследования в период стационарного лечения с 22.09.2020 по 13.10.2020 у меня выявлены: дегенеративные изменения передней крестообразной связки, застарелое повреждение медиального мениска 2 ст., умеренный бурсит и синовит левого коленного сустава, болевой синдром. При выписке из стационара рекомендовано освободить от физических нагрузок и строевой подготовки до решения вопроса об оперативном лечении; при сохранении болевого синдрома рассмотреть вопрос об оперативном вмешательстве (согласно рекомендациям ВрИО Главного травматолога ЧФ), при отказе от операции, рассмотреть вопрос о прохождении ВВК.

15. В медицинских документах на имя Уд В.В. не содержится сведений о повторном представлении на военно-врачебную экспертизу после завершения отпуска по болезни с целью определения категории годности к военной службе (п. 63 Положения о военно-врачебной экспертизе, утв. Постановлением Правительства РФ от 04.07.2013г. № 565).

16. Вместе с тем, я подлежала освидетельствованию ВВК после завершения стационарного лечения по поводу травмы левого коленного сустава от 17.09.2019.

17. В связи с наличием хронических заболеваний, имеющих тенденцию к обострениям, и травмы левого коленного сустава с нарушением функции левой нижней конечности, я отнесена ко II группе здоровья.

18. Я после полученной травмы левого коленного сустава в виде повреждения передней крестообразной связки и повреждения медиального мениска 2 ст., при наличии развившихся бурсита и синовита с болевым синдромом, по состоянию здоровья не могла сдавать нормативы по физической подготовке.

19. При этом Южный окружной военный суд указывает: «Доводы жалобы о том, что в ноябре 2019 года при предоставлении времени для подготовки к пересдаче нормативов по физической подготовке аттестационная комиссия не приняла во внимание ее заболевание, а на момент заседания аттестационной комиссии 7 мая 2020 г. нормативы по физической подготовке ею не были сданы по уважительной причине в связи состоянием здоровья, являются необоснованными, поскольку пятимесячный срок для подготовки к повторной сдаче проверки физической подготовленности установлен Наставлением, а из материалов дела не усматривается препятствий для сдачи указанных нормативов». Выводы суда абсурдны, так как по мнению суда, не взирая на состояние здоровья я через 5 месяцев обязана была сдать нормативы по физической подготовке, даже если бы это в дальнейшем привело к полной утерей трудоспособности!

20. Вместе с тем, согласно п. 14 Приказа Министра обороны РФ от 21.04.2009 г. № 200 «Об утверждении Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации» в связи с нахождением под диспансерно-динамическим наблюдением у врача-травматолога по поводу полученной травмы левого коленного сустава от 17.09.2019г. до увольнения с военной службы 04.12.2020, не подлежала допуску к проверке физической подготовленности.

21. Следовательно, проведённая в отношении меня аттестация по основаниям, связанным с неудовлетворительной сдачей нормативов по физической подготовке является не законной и не обоснованной, указанные нарушения являются следствием халатного отношения должностных лиц воинской части и медицинских работников к исполнению своих должностных обязанностей.

22. Указанные обстоятельства свидетельствуют о незаконно и необъективно проведённой аттестационной комиссии в отношении меня, как следствие издание незаконного приказа об увольнении и исключении из списков воинской части. Данные обстоятельства являются вновь открывшимися и в ходе судебного заседания ни Крымским гарнизонным военным судом, ни Южным окружным военным судом рассмотрены не были. Вместе с тем, указанные обстоятельства имеют существенное юридическое значение в доказывании незаконного увольнения и вносят ясность по существу рассматриваемого дела.

23. В соответствии с ч. 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Это означает, что государство обязано обеспечить полное осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной и эффективной. Данная обязанность также вытекает из общепризнанных принципов и норм международного права, в частности, закрепленных в ст. 8 и 29 Всеобщей декларации прав человека и в ст. 2 (п. 2 и подп. «а» п. 3) Международного пакта о гражданских и политических правах.

24. Согласно ст. 14 (п. 1) Международного пакта о гражданских и политических правах каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение не может быть признано справедливым и правосудным, а судебная защита — полной и эффективной, если допущена судебная ошибка. Статья 14 (п. 6) Международного пакта предусматривает, что судебное решение подлежит пересмотру, если «какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной ошибки».

25. Далее в определении Южного военного суда указанно: «Из ведомости результатов контрольной проверки по физической подготовке, проведенной 3 — 5 октября 2019 г., а также приказа командира войсковой № 25 сентября 2019 г. № 178 видно, что Уд В.В. нормативы по физической подготовке не сдавала ввиду наличия у нее освобождения от строевой и физической подготовки».

26. Однако, далее суд делает противоречивое умозаключение: «В связи с наличием неудовлетворительных результатов по сдаче нормативов по физической подготовке 1 ноября 2019 г. истец представлена для рассмотрения на аттестационную комиссию войсковой части №…». Как суд пришёл к выводу о неудовлетворительной сдаче мной нормативов по физической подготовке, перед этим фактически установив, что указанные нормативы я не сдавала вовсе в виду наличия освобождения от такой сдачи в связи с заболеванием!!!

27. Далее, Южный окружной военный суд делает вывод не основанный на требованиях нормативно-правовой базы: «Доводы жалобы о том, что в ноябре 2019 года при предоставлении времени для подготовки к пересдаче нормативов по физической подготовке аттестационная комиссия не приняла во внимание ее заболевание, а на момент заседания аттестационной комиссии 7 мая 2020 г. нормативы по физической подготовке ею не были сданы по уважительной причине в связи состоянием здоровья, являются необоснованными, поскольку пятимесячный срок для подготовки к повторной сдаче проверки физической подготовленности установлен Наставлением, а из материалов дела не усматривается препятствий для сдачи указанных нормативов». Но, если бы суд удосужился и должным образом изучил доказательства, которым в том числе является медицинская книжка на имя Уд В.В. и учёл требования п.14 Приказа Министра обороны РФ от 21.04.2009 г. № 200 «Об утверждении Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации» то усмотрел бы явную истину, а именно, тот факт, что в связи с нахождением под диспансерно-динамическим наблюдением у врача-травматолога по поводу полученной травмы левого коленного сустава от 17.09.2019г. до увольнения с военной службы 04.12.2020, я не подлежала допуску к проверке физической подготовленности!

28. Помимо прочего, направление на ВВК является обязанностью командования воинской части и не носит заявительный характер!

29. Согласно ст. 3 Федерального закона от 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее по тексту – Закон 76-ФЗ) для военнослужащих устанавливается единая система правовой и социальной защиты. Правовая защита военнослужащих является функцией государства и предусматривает закрепление в законах и иных нормативных правовых актах прав, социальных гарантий и компенсаций указанных лиц и иных мер их социальной защиты, а также правовой механизм их реализации. Социальная защита военнослужащих является функцией государства и предусматривает, помимо прочего, охрану их жизни и здоровья. Реализация мер правовой и социальной защиты военнослужащих является обязанностью командиров (начальников).

30. Согласно ст. 16 Закона 76-ФЗ забота о сохранении и об укреплении здоровья военнослужащих – обязанность командиров (начальников).

31. Статьёй 33 УВС ВС РФ определено, что на командира (начальника) возложена персональная ответственность перед государством за все стороны жизни и деятельности … каждого военнослужащего. Согласно ст. 42 УВС ВС РФ: «Командир (начальник) перед отдачей приказа обязан всесторонне оценить обстановку и предусмотреть меры по обеспечению его выполнения».

32. Согласно ст. 81 УВС ВС РФ: «Командир (начальник) в целях обеспечения безопасности военной службы обязан: в своей служебной деятельности отдавать приоритет сохранению жизни и здоровья подчиненных военнослужащих …».

33. В соответствии со ст. 320 УВС ВС РФ: «… командиры подразделений … отвечают за безопасность военной службы в подчиненных подразделениях (службах) в соответствии с должностными, специальными обязанностями и настоящей главой. Указанные должностные лица … обязаны: … добиваться выполнения требований безопасности военной службы, принимать в ходе контроля за их выполнением меры по предупреждению гибели, увечий (ранений, травм, контузий), заболеваний военнослужащих … ; в случае выявления нарушений требований безопасности … приостанавливать проведение мероприятия повседневной деятельности, а лиц, допустивших нарушения, привлекать в установленном порядке к ответственности».

34. Статьёй 335 УВС ВС РФ определено: «Забота о сохранении и укреплении здоровья военнослужащих – обязанность командиров (начальников)».

35. Согласно ст. 10 УВС ВС РФ «Государство гарантирует правовую и социальную защиту военнослужащих, осуществляет охрану их жизни и здоровья, а также иные меры, направленные на создание условий жизни и деятельности, соответствующих характеру военной службы и ее роли в обществе. Реализация мер правовой и социальной защиты военнослужащих возлагается на органы государственной власти, органы местного самоуправления, федеральные суды общей юрисдикции, правоохранительные органы в пределах их полномочий, а также является обязанностью командиров (начальников). Реализации прав военнослужащих в соответствии с законодательством Российской Федерации могут также содействовать общественные объединения. Командиры (начальники), виновные в неисполнении обязанностей по реализации прав военнослужащих, несут ответственность в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации».

36. Согласно ст. 335 УВС ВС РФ «охрана здоровья и физическое развитие военнослужащих – неотъемлемая часть их подготовки к выполнению своего воинского долга. Охрана здоровья обеспечивается созданием командирами (начальниками) во взаимодействии с органами государственной власти безопасных условий военной службы».

37. Согласно гл.7 ст. 81 УВС ВС РФ «Командир (начальник) в целях обеспечения безопасности военной службы обязан в своей деятельности отдавать приоритет сохранению жизни и здоровья военнослужащих».

38. Руководствуясь положениями главы 7 Устава внутренней службы ВС РФ, командир (начальник) обязан принимать все возможные меры по обеспечению защищенности военнослужащих от воздействия на них опасных факторов военной службы при исполнении ими своих обязанностей, предупреждению их гибели (смерти) и увечий (ранений, травм, контузий).

39. Согласно ст. 317 УВС ВС РФ «Безопасность военной службы заключается в поддержании в полку (подразделении) условий военной службы и порядка ее несения, обеспечивающих защищенность личного состава и каждого военнослужащего в отдельности, а также местного населения, его имущества и окружающей среды от воздействия опасных факторов военной службы, возникающих в ходе повседневной деятельности полка (подразделения). Общими условиями обеспечения безопасности военной службы в полку (подразделении) являются: -поддержание воинской дисциплины; -обеспечение удовлетворительного морально-психологического состояния и состояния здоровья военнослужащих; -обеспечение пожарной безопасности; -соблюдение определенных Уставом внутренней службы правил внутреннего порядка; -обеспечение социальной защиты военнослужащих в соответствии с требованиями федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации; -обеспечение удовлетворительного санитарно-эпидемиологического состояния полка».

40. Согласно ст. 41 п.3 Конституции Российской Федерации «Сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с Федеральным законом».

41. Южный окружной военный суд в своём определении указывает: «Так, из исследованной в суде медицинской книжки Уд В.В. видно, что противопоказаний и освобождений от исполнения служебных обязанностей в период с 6 по 18 апреля 2020 г. она не имела». Это утверждение подтверждает халатное, поверхностное отношение суда к исследованию доказательств. Допрошенный в суде временно исполняющий обязанности начальника медицинской службы, не имея соответствующей квалификации и знаний не мог квалифицировать моё заболевание и принимать решение нуждаюсь я в освобождении или нет, при этом заявлял о наличии у меня травмы и подтвердил тот факт что командование воинской части знало о наличии у меня заболеваний. При этом согласно заключения независимой экспертизой ООО «Южный экспертный центр» отвечая на поставленные вопросы (копию прилагаю), комиссия экспертов помимо прочего установила (стр.36 заключения): «Уд В.В. после полученной ей травмы левого коленного сустава в виде повреждения передней крестообразной связки и повреждения медиального мениска 2 ст., при наличии развившихся бурсита и синовита с болевым синдромом, по состоянию здоровья не могла сдавать нормативы по физической подготовке».

42. В материалах административного дела №2а-160/2020 находиться справка (стр. 175) начальника медицинской службы лейтенанта Колёва А., в которой должностное лицо помимо прочего указано: «Включение в группу диспансерно-динамического наблюдения рядового Уд В.В. не требовалось. В 2019-2020 гг. командиром войсковой части 41 в группу диспансерно- динамического наблюдения, ЛФК, ряд. Удд В.В. не включалась. Заключение ВВК от 24.09.2019 г. не освобождало рядового запаса Уд В.В. от сдачи нормативов по физической подготовке». При этом, указанным документом, должностное лицо воинской части ввело суд в заблуждение, выводы в данной справки не является законным, обоснованным и объективным. В соответствии с пунктом 60 Положения о военно-врачебной экспертизе, утв. Постановлением Правительства РФ от 04.07.2013г. № 565: заключение о необходимости предоставления военнослужащему отпуска по болезни или освобождения от исполнения обязанностей военной службы (далее — освобождение) выносится в случаях, когда расписанием болезней предусматривается временная негодность к военной службе. Заключение ВВК №54 от 24.09.2019 г. не соответствует требованиям, Постановления Правительства РФ от 04.07.2013 года №565 «Об утверждении положения о военной врачебной экспертизе», не соответствует требованиям Приказа Министра обороны РФ от 14.10.2015 г. №615 «Об определении форм документации (кроме унифицированных форм медицинской документации), необходимых для деятельности военно-врачебных комиссий, созданных в Вооруженных Силах Российской Федерации», не соответствует требованиям Приказа Министра обороны РФ от 24.12.2015г. №833 «Об организации в Министерстве обороны Российской Федерации обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан, призванных на военные сборы» (с изменениями и дополнениями), как по форме, так и по содержанию. После завершения стационарного лечения по поводу травмы левого коленного сустава от 17.09.2019, я подлежала освидетельствованию военно-врачебной комиссией, данное заключение ВВК подлежало оформлению Справкой ВВК в соответствии с Приложением №2 к Приказу Министра обороны РФ от 14.10.2015г. №615 «Об определении форм документации (кроме унифицированных форм медицинской документации)». В целях определения степени тяжести, полученной травмы левого коленного сустава от 17.09.2019г., в соответствии с Перечнем увечий (ранений, травм, контузий), утвержденным Постановлением Правительства РФ от 29 июля 1998 г. N 855. Данное заключение ВВК подлежало оформлению «Справкой ВВК о тяжести увечья (ранения, травмы, контузии), полученного застрахованным лицом» в соответствии с Приложением №2 к Приказу Министра обороны РФ от 24.12.2015г. №833 «Об организации в Министерстве обороны Российской Федерации обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан, призванных на военные сборы» (с изменениями и дополнениями). Вместе с тем, согласно медицинской книжке на имя Уд Виктории Витальевны, в/ч 41: записи в данной медицинской книжке ведутся с 2016 года. Имеется запись Эпикриз за 2019 год от 24.09.2019: «Находится под диспансерным динамическим наблюдением с диагнозом …». Имеется запись: «Вывод по УМО 2019 г. Диагноз: Хронический двусторонний аднексит. Ожирение I ст. алиментарно-конституционального генеза (ИМТ 29,73). ВФР левой нижней конечности после закрытой травмы левого коленного сустава с повреждением связок I ст. от 17.09.2019г. Группа здоровья II, Группа занятий по физ. подготовке ЛФК – 30 суток». Таким образом, ответчиком в суд представлены документ (справка), который при этом судом принят как доказательство, не отражающий реальное обстоятельство дела и противоречащий иному доказательству, а именно медицинской книжке на имя Уд В.В. Таким образом, суду первой инстанции с целью внесения ясности и выяснению истины необходимо было назначить медицинскую экспертизу. Однако судом указанного процессуального действия выполнено не было. Вместе с тем, мои утверждения по факту нахождения меня на весь период сдачи нормативов по физической подготовке под диспансерно-динамическим наблюдением подтверждается экспертным заключением ООО «Южный экспертный центр», проведённой мной самостоятельно после судебного заседания.

43. При этом, ошибочность мнения медицинского работника воинской части отражённое в справке (стр. 175 административного дела №2а-160/2020) и принятое судом за достоверное подтверждается проведённой прокурорской проверкой. В ходе прокурорской проверки (Исорг-20002203-987-21/-20002203 от 28.05.2021) на действия командира воинской части 41, установлено: «Вместе с тем, в нарушении требований нормативно правовых актов, а также рекомендаций военно-врачебной комиссии, после выписки из стационара, Вы под диспансерно-динамическое наблюдение в медицинской службе воинской части 41 поставлены не были и в установленный срок (1 год после выписке стационара) под таким наблюдением не находились, соответствующий приказ о постановке под диспансерное наблюдение не издавался»!

44. Руководствовалась, Положениями Федерального закона РФ от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» в соответствии с которым, право устанавливать диагноз предоставлено лечащему врачу, в котором также дано определение понятию «диагностика».

45. Согласно статье 2, пункт 7: «Диагностика — комплекс медицинских вмешательств, направленных на распознавание состояний или установление факта наличия либо отсутствия заболеваний, осуществляемых посредством сбора и анализа жалоб пациента, данных его анамнеза и осмотра, проведения лабораторных, инструментальных, патологоанатомических и иных исследований в целях определения диагноза, выбора мероприятий по лечению пациента и (или) контроля за осуществлением этих мероприятий».

46. Согласно статье 70, пункт 5: «Лечащий врач устанавливает диагноз, который является основанным на всестороннем обследовании пациента и составленным с использованием медицинских терминов медицинским заключением о заболевании (состоянии) пациента, в том числе, явившемся причиной смерти пациента».

47. Таким образом, в нарушение ст. 3 и ст. 16 Закона 76-ФЗ, а также ст. 33, ст. 42, ст. 81, ст. 320, ст. 335 УВС ВС РФ, командование воинской части давало указание о привлечении меня к сдаче нормативов по физической подготовке, без учёта моего состояния здоровья. В дальнейшем командование воинской части вообще взяло за основу моего увольнения не сдачу нормативов по физической подготовке. Судья Крымского гарнизонного военного суда, указанные обстоятельства и фактически подтверждённые факты игнорирует, сознательно и в ущерб интересам Закона занимает сторону ответчика, ставя меня при этом в заведомо невыгодную позицию. ДЕЙСТВИЯ СУДЬИ КОПЫЛОВА Д.Э. ПОДРЫВАЮ АВТОРИТЕТ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ, СТАВЯТ ПОД СОМНЕНИЕ ПРИНЦЫМ СПРАВЕДЛИВОСТИ, БЕЗПРЕСТАРСТНОСТИ И НЕЗАВИСИМОСТИ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ!!! Полагаю, что действия судьи Копылова Д.Э. носят коррупционный оттенок и характер!

48. Судом первой и апелляционной инстанции, указанные юридически важные обстоятельства дела оставлены без рассмотрения и должной оценки, исследование доказательств, в том числе медицинской книжки проведено поверхностно. Судами не учтены требования Законодательства, а именно: ст. 3 и ст. 16 Закона 76-ФЗ, а также ст. 33, ст. 42, ст. 81, ст. 320, ст. 335 УВС ВС РФ, не применены нормы, установленные Приказом Министра обороны РФ от 21.04.2009 г. № 200 «Об утверждении Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации». Что в итоге привело к нарушению норм материального права, как следствие судами приняты незаконные и необоснованные решения, которые согласно ст. 310 КАС РФ подлежат безусловной отмене.

49. После полученной травмы, командование воинской части фактически «избавилось» от меня по надуманным необоснованным и незаконным основаниям. Я фактически осталась без средств к существованию с наличием значительных проблем со здоровьем полученных в результате службы. «Меня выкинули как отработанный материал!». О какой справедливости и социальных гарантиях может идти речь, если суды понимая и видя картину происходящего, в ущерб Законам и нормативно – правовым актам Российской Федерации, игнорирую справедливость незаконно отказывают гражданину, в угоду интересам командования!

Часть II

50. Крымский гарнизонный военный суд в своём определении указывает: «Представленные Уд сведения о снятии с нее трёх дисциплинарных взысканий, которые наряду с иными имевшимися, были предметом рассмотрения аттестационной комиссии, не являются имеющими существенного значения для дела обстоятельствами, которые не были и не могли быть известны заявителю, ввиду того, что независимо от тех или иных обстоятельств привлечения ее к дисциплинарной ответственности, в удовлетворении требований Уд об оспаривании законности привлечения ее к названной ответственности отказано без исследования и оценки фактических обстоятельств ввиду пропуска срока на обращение в суд».

51. В результате проведённой проверки 309 военной прокуратурой гарнизона вынесены протесты №Исорг- 20002203-1502-21/59-20002200 от 12.02.2021 года и №Исорг- 20002203-1495-21/-20002200 (копию прилагаю), в своих протестах военная прокуратура указала: «внести изменения в служебную карточку Уд В.В., а именно исключить незаконно наложенное 18.09.2019 устное дисциплинарное взыскание, а также снять дисциплинарные взыскания, наложенные 02.03.2018, 13.03.2018 в соответствии с Дисциплинарным Уставом Вооруженных Сил Российской Федерации», также указанно: «Пункт 4 приказа командира воинской части 41 от 17.09.2019 №1296 «О наказании виновных лиц за нарушение требований безопасности военной службы» — отменить, как противоречащий действующему законодательству» — указанное обстоятельство свидетельствует о незаконности проведённой в отношении меня аттестации послужившей основанием к увольнению, так как указанные взыскания были рассмотрены и приняты как отягчающие обстоятельства, что по моему мнению существенно повлияло на вынесенное членами аттестационной комиссии решения в отношении меня и моей служебной деятельности. Фактически на момент проведения в отношении меня аттестационной комиссии взыскания у меня отсутствовали!

52. В своём заявлении не просила пересмотреть сроки обжалования незаконно наложенных взысканий, а просила учесть обстоятельства доказанности военной прокуратурой незаконно наложенных взысканий, при принятии решения! Так как незаконно наложенные взыскания учтены при рассмотрении аттестационной комиссией в отношении меня. При рассмотрении судом первой и апелляционной инстанции моего заявления о незаконно проведённой аттестации, обстоятельство рассмотрения на аттестационной комиссии послужившее основанием к вынесению решения о моём увольнении принято с учётом незаконно наложенных взысканий, а, следовательно, не законно и не объективно судом не рассмотрено и не учтено! А как следствие, Крымским гарнизонным судом вынесено неправосудное решение без учёта юридически значимых обстоятельств административного дела №2а-160/2020, без учёта и рассмотрения которых невозможно правосудно и законно восстановить мои права!

53. При этом в своём определении Южный окружной военный суд указывает: «Как видно из служебной карточки истца, за период с марта 2018 года по сентябрь 2019 года Уд В.В. шесть раз привлекалась к дисциплинарной ответственности, в результате чего ей объявлены: строгий выговор устно командиром роты 2 марта 2018 г.; строгий выговор устно командиром батальона 13 марта 2018 г.; выговор устно командиром взвода 18 июля 2019 г.; выговор приказом командира войсковой № 17 сентября 2019 г. № 1296; выговор устно командиром роты связи 18 сентября 2019 г.; строгий выговор устно командиром батальона связи 23 апреля 2020 г. В служебной карточке записаны и другие дисциплинарные взыскания, примененные к истцу ранее 2018 года».

54. Согласно п.1 ст. 176 КАС РФ «Решение суда должно быть законным и обоснованным».

55. Таким образом судом при вынесении определения существенно нарушены ст. 1 КАС РФ, п.8 ст. 226 КАС РФ, а также не учтены разъяснения указанные в Пленуме Верховного суда РФ от 27 сентября 2016 г. №36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации», который в п.61 указывает: «Суд не вправе признать обоснованным оспариваемое решение, действие, бездействие со ссылкой на обстоятельства, не являющиеся предметом рассмотрения соответствующего органа, организации, лица, изменяя таким образом основания принятого решения, совершенного действия, имевшего место бездействия. Например, при недоказанности обстоятельств, указанных в оспариваемом решении органа государственной власти и послуживших основанием его принятия, суд не вправе отказать в признании такого решения незаконным, ссылаясь на наличие установленных им иных оснований (обстоятельств) для принятия подобного решения», п. 62 указывает: «Суд не осуществляет проверку целесообразности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, принимаемых, совершаемых ими в пределах своего усмотрения в соответствии с компетенцией, представленной законом или иным нормативным правовым актом. При этом следует иметь ввиду, что превышение указанных полномочий либо использование их вопреки законной цели и правам, законным интересам граждан, организаций, государства и общества является основанием для признания оспариваемых решений, действий (бездействия) незаконными (п.3 ч.9 ст. 226 КАС РФ, ч.3 ст. 55 Конституции Российской Федерации)». Указанные действия суда, в части вынесения определения, прямо противоречат упомянутым нормам Закона и разъяснениям Пленума Верховного Суда.

56. Указанные существенные нарушения норм материального процессуального права привели к вынесению незаконных, необоснованных и несправедливых решений судом первой и апелляционной инстанции.

Часть III

57. Крымский гарнизонный суд в своём решении, указывает: «Как видно из соответствующего уведомления, административный истец 24 апреля 2020 г. под роспись была извещена о проведении в отношении нее заседания аттестационной комиссии 07 мая 2020 г., а также ознакомлена с текстом отзыва на нее, что свидетельствует об имевшейся возможности представить в аттестационную комиссию дополнительные сведения о своей служебной деятельности за предшествующий период, о наличии медицинских противопоказаний к сдаче нормативов по физической подготовке при их наличии, а также заявление о своем несогласии с представленным отзывом».

58. При этом, как в суде первой инстанции, так и в жалобах в суды апелляционной в соответствии со ст. 141 УПК РФ я заявляла и заявляю сейчас, что доказательства, представленные суду ответчиком и положенные в основу вынесенных судебных актов, были ответчиком сфальсифицированы. На всех этапах судебного разбирательства я заявляла об этом служебном подлоге, заявляла о даче свидетелями со стороны ответчика заведомо ложных показаний суду, ходатайствовал о назначении и проведении необходимых экспертиз для подтверждения своих заявлений о преступлениях! Однако, всеми судами мои заявления о преступлении игнорировались, частные определения в соответствии с п. 4 ст. 200 КАС РФ не выносились и, как следствие, судами факты преступлений установлены не были; сфальсифицированные доказательства и заведомо ложные показания в суде свидетелей необратимо повлияли на исход данного административного дела.

59. Закон требует, чтобы судопроизводство осуществлялось в строгом соответствии с нормами процессуального права. Любое существенное отступление от этих норм обусловливает необоснованность решения. Но особенно большой вред правосудию наносят хотя и редко, но все же встречающиеся на практике преступные действия участвующих в деле лиц, их представителей или судей, совершенные при рассмотрении дела. В таких случаях решение полностью дискредитируется как акт правосудия. Его необходимо аннулировать, а дело рассмотреть вновь.

60. Согласно ч. 1 ст. 59 КАС РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

61. согласно заключению эксперта от 31.03.2021 №79 в результате проведённой проверки в рамках сообщения о преступления 535 военно-следственного отдела по заявлению Уд В.В. от 09.03.2021 о совершённом преступлении должностными лицами воинской части предусмотренном ч.1 ст. 292 УК РФ установлено: «подпись от имени Уд В.В. расположенная между обозначениями «рядовой» и «В. Уд» в уведомлении от 24.04.2020, зарегистрированном в воинской части 41 за исх. номером 3/49 от 24.04.2020 г. выполнена не Уд Викторией Витальевной, а иным лицом». Таким образом, факт совершения должностными лицами воинской части преступление предусмотренного ч.1 ст.292 УК РФ, ч.1 ст. 327 УК РФ установлен в ходе проверки сообщения о преступлении. Вместе с тем, суды при принятии судебных актов по делу № 2а-160/2020 учитывали уведомление от 24.04.2020 как доказательство, должностные лица, предъявившие суду указанное уведомление, сознательно ввели суд в заблуждение, в связи с чем суд вынес неправосудное решение.

62. Тем самым, суды всех инстанций своим бездействием способствовали сокрытию преступлений и безнаказанности должностных лиц, совершивших эти преступления. Меня фактически умалили как личность, отнеслись ко мне как к бесправному объекту.

63. Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, в сфере социального регулирования должен соблюдаться принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающий правовую определенность, сохранение стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм и предсказуемость законодательной и правоприменительной политики, с тем, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретённых прав действенности их государственной защиты, т.е. в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано.

64. Таким образом судом при вынесении определения существенно нарушены ст. 1 КАС РФ, п.8 ст. 226 КАС РФ, а также не учтены разъяснения указанные в Пленуме Верховного суда РФ от 27 сентября 2016 г. №36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации», который в п.61 указывает: «Суд не вправе признать обоснованным оспариваемое решение, действие, бездействие со ссылкой на обстоятельства, не являющиеся предметом рассмотрения соответствующего органа, организации, лица, изменяя таким образом основания принятого решения, совершенного действия, имевшего место бездействия. Например, при недоказанности обстоятельств, указанных в оспариваемом решении органа государственной власти и послуживших основанием его принятия, суд не вправе отказать в признании такого решения незаконным, ссылаясь на наличие установленных им иных оснований (обстоятельств) для принятия подобного решения», п. 62 указывает: «Суд не осуществляет проверку целесообразности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, принимаемых, совершаемых ими в пределах своего усмотрения в соответствии с компетенцией, представленной законом или иным нормативным правовым актом. При этом следует иметь ввиду, что превышение указанных полномочий либо использование их вопреки законной цели и правам, законным интересам граждан, организаций, государства и общества является основанием для признания оспариваемых решений, действий (бездействия) незаконными (п.3 ч.9 ст. 226 КАС РФ, ч.3 ст. 55 Конституции Российской Федерации)». Указанные действия суда, в части вынесения определения, прямо противоречат упомянутым нормам Закона и разъяснениям Пленума Верховного Суда.

Часть IV

65. Считаю нарушенной статью 6 «Конвенции» по правам человека:

Право на обращение в суд в случае любого спора о гражданских правах и обязанностях.

66. Статья 6 (1) обеспечивает каждому человеку право на рассмотрение в суде любого спора, относящегося к его гражданским правам и обязанностям (решение по делу Golder v the UK, 21.02.1975, п. 36); «создание препятствий для действенного осуществления права может оказаться равносильным нарушению указанного права, даже если препятствие и носит временный характер» (решение по делу Golder v the UK, п. 26; см также решение по делу Campbell and Fell v the UK, 28.06.1984, п. 105).

67. По Российскому законодательству я имею право подавать административный иск в рамках административного судопроизводства.

68. Тем самым, я была лишена реального доступа к суду и к правосудию, что согласно практике Европейского Суда, образует нарушение статьи 6.

69. Согласно части 1 статьи 6 Конвенции: «Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях … имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела … независимым и беспристрастным судом. Судебное решение объявляется публично».

70. В Постановлении по делу «Голдер против Соединенного Королевства» (см. Серия A, N 18 (1975); 1 EHRR 524) Европейский Суд отметил, что было бы немыслимо, чтобы пункт 1 Статьи 6 Конвенции обеспечивал надлежащее осуществление процессуальных действий при споре о праве или предъявлении уголовного обвинения и в то же время оставлял лицо, обратившееся в суд, или обвиняемого незащищенными относительно результата разрешения дела: «Справедливое, публичное и скорое судебное разбирательство не имеют никакой ценности, если они приводят к явно несправедливым результатам».

71. В Постановлении Европейского Суда от 19 марта 1997 года по делу «Хорнсби против Греции» указано, что право на судебную защиту стало бы иллюзорным, если бы правовая система государства позволяла, чтобы окончательное, обязательное судебное решение оставалось недействующим к ущербу одной из сторон; исполнение решения, вынесенного любым судом, должно рассматриваться как неотъемлемая часть «суда».

72. Конституции Российской Федерации правовое регулирование отношений, связанных с прохождением военной службы, федеральный законодатель обязан обеспечивать баланс между конституционно защищаемыми ценностями, публичными и частными интересами, соблюдая при этом вытекающие из Конституции Российской Федерации принципы справедливости, равенства и соразмерности, а вводимые им нормы должны отвечать критериям определенности, ясности, недвусмысленности и согласованности с системой действующего правового регулирования.

73. На основании вышеизложенного, считаю решение Крымского гарнизонного военного суда №2а-160/2020 от от 28 мая 2019 года, апелляционное определение Южного окружного суда № 33а-1361/2020 от 23 декабря 2020 года незаконными.

74. Я не тешу себя надеждами, что кассационный суд примет справедливый и объективный судебный акт по моей кассационной жалобе и отменит решение Крымского гарнизонного военного суда по административному делу №2а-160/2020 и определение Южного окружного военного суда № 33а-1361/2020 от 23 декабря 2020 года. Но, я как минимум придам огласке происходящее в Российской правовой системе в вопросах связанных с правами военнослужащих!

На основании изложенного и в соответствии со ст. 328, 330, КАС РФ,

ПРОШУ СУД:

1. Апелляционное определение Южного окружного военного суда № 33а-1361/2020 от 23 декабря 2020 года, отменить.

2. Решение Крымского гарнизонного суда по административному делу № 2а-160/2020, отменить.

3. Принять по делу новое решение, либо отправить дело на новое рассмотрение.

Приложение:

1. Копия кассационной жалобы, на 18 листах.

2. Документ об уплате государственной пошлины, на 1 листе.

3. Копия решения Крымского гарнизонного военного суда, на 1 листе.

4. Копия апелляционного определения Южного окружного военного суда, на 1 листе.

В Солнечногорский гарнизонный военный суд141506, Московская обл., г. Солнечногорск, ул. Красноармейская, д. 8Председателю Солнечногорского гарнизонного военного суда

истец: бывший военнослужащий, капитан запаса ФИО , 07.02.1988 г.р., место рождения г. Москва

Адрес:

ответчик: Командир войсковой части 42

Адрес:

Государственная пошлина: 300 (триста) рублей 00 копеек

Исковое заявление

В период с июня 2017 г. по декабрь 2019 г. я проходил военную службу в в/ч 49

В соответствии с заключением хирурга филиала № 1 ФГБУ «ЛРКЦ» МО РФ от 13.08.2019 г. мне было выписано освобождение от исполнения должностных обязанностей в период с 13.08.2019 г. по 15.08.2019 г. (включительно).

Мною была сдана справка об освобождении непосредственному начальнику п/п-ку Алеву . Несмотря на это был издан приказ командира в/ч 42 № 18 от 15.08.2019 г. о моём незаконном отсутствии . Приказом 19 от 16.08.2019 г. был отменен приказ о моем незаконном отсутствии , на основании рапорта начальника испытательного отдела и справки филиала № 1 ФГБУ «ЛРКЦ» № 16.

Таким образом командир в/ч42 в приказе указал о признании права на освобождение от исполнения должностных обязанностей однако приказа об освобождении не издал , тем самым не выполнив требования законодательства и нарушив мои права.

На основании ст. 359 Устава внутренней службы ВС утв. Указом Президента РФ от 11.10.2007 г. № 1495 Рекомендации врача (фельдшера) о частичном или полном освобождении военнослужащего от исполнения обязанностей подлежат обязательному выполнению должностными лицами.

В силу статьи 359 Устава внутренней службы утвержденным Указом Президента РФ № 1495 Рекомендации врача (фельдшера) о частичном или полном освобождении военнослужащего от исполнения обязанностей подлежат обязательному выполнению должностными лицами.

Об освобождении от исполнения обязанностей военной службы военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, и о выходе их на службу после болезни объявляется в приказе командира полка

В силу ч.1 статьи 15 ФЗ «О статусе военнослужащих» забота о сохранении и об укреплении здоровья военнослужащих — обязанность командиров

В соответствии со статьёй 335 Устава внутренней службы ВС РФ , утв. Указом Президента РФ № 1495 забота о сохранении и укреплении здоровья военнослужащих — обязанность командиров (начальников)

В силу статьи 27 ФЗ «О статусе военнослужащих» командиры являются единоначальниками и отвечают в мирное и военное время за медицинское обеспечение

В соответствии со ст. 81 Устава внутренней службы утвержденным Указом Президента РФ № 1495

Командир (начальник) в целях обеспечения безопасности военной службы обязан в своей служебной деятельности отдавать приоритет сохранению жизни и здоровья подчиненных военнослужащих

В силу части 2 ст. 3 ФЗ «О статусе военнослужащих» Правовая защита военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей является функцией государства и предусматривает закрепление в законах и иных нормативных правовых актах прав, социальных гарантий и компенсаций указанных лиц и иных мер их социальной защиты, а также правовой механизм их реализации

В соответствии с частью 3 ст. 3 социальная защита военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей является функцией государства и предусматривает:

-реализацию их прав, социальных гарантий и компенсаций, органами военного управления;

-охрану жизни и здоровья, а также иные меры, направленные на создание условий жизни и деятельности, соответствующих характеру военной службы и ее роли в обществе.

В соответствии с ч. 4 реализация мер правовой и социальной защиты военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей возлагается на органы государственной власти, федеральные государственные органы, федеральные суды общей юрисдикции, а также является обязанностью командиров (начальников) .

В силу ч. 5 Никто не вправе ограничивать военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей в правах и свободах, гарантированных Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным законом. Должностные лица , командиры, виновные в неисполнении обязанностей по реализации прав военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, несут ответственность в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В силу ч. 1 ст. 16 ФЗ «О статусе военнослужащих» Охрана здоровья военнослужащих обеспечивается созданием благоприятных условий военной службы, быта и системой мер по ограничению опасных факторов военной службы, проводимой командирами во взаимодействии с органами государственной власти.

Забота о сохранении и об укреплении здоровья военнослужащих — обязанность командиров.

Статьёй 1 установлено, что Военнослужащие обладают правами и свободами человека и гражданина с некоторыми ограничениями,

установленными настоящим Федеральным законом, федеральными конституционными законами и федеральными законами

Ограничения наложенные на военнослужащих указаны в статье 27.1

На военнослужащего распространяются ограничения, запреты и обязанности, установленные Федеральным законом «О противодействии коррупции» и статьями 17, 18 и 20 Федерального закона от 27 июля 2004 года N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации».

Право гражданина на медицинскую помощь закреплено в ст. 41 Конституции РФ — Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь . Согласно пункту 1 части 1 статьи 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений, рассматриваются и разрешаются в рамках гражданского судопроизводства.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2016 г. №36 «О некоторых вопросах применения судами КАС РФ» разъяснил, что не подлежат рассмотрению по правилам КАС РФ в том числе дела, связанные с реализацией гражданами социальных прав (абзац шестой пункта 1).

Статья 359 Устава внутренней службы неспроста закреплена в главе именуемой «Охрана здоровья военнослужащих» .

В соответствии с ч. 3 статьи 3 ФЗ о статусе военнослужащих охрана здоровья военнослужащих отнесена к социальным гарантиям , в связи с чем данное дело подлежит рассмотрению в рамках ГПК.

В соответствии с ч.1 ст. 196 ГПК РФ Общий срок исковой давности составляет три года. КАК УКАЗАЛ Верховный суд РФ в Кассационном определении Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда РФ от 24.12.2018 N 33-КГ18-12

Между тем правильное определение вида судопроизводства, в котором подлежат защите права и свободы гражданина или организации, зависит от характера правоотношений, из которых вытекает требование лица, обратившегося за судебной защитой, а не от избранной им формы обращения в суд (подача заявления в порядке административного судопроизводства или искового заявления). Согласно пункту 1 части 1 статьи 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных

или оспариваемых прав, свобод и законных интересов по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений, рассматриваются и разрешаются в рамках гражданского судопроизводства.

Характер спорных правоотношений и процессуальный закон, подлежащий применению, определяются на стадии принятия заявления к производству суда.

Следовательно, несмотря на то, что Макаренко А.Н. заявил требования в порядке административного судопроизводства, суд первой инстанции исходя из их содержания — защита нарушенного права как участника накопительно-ипотечной системы, представляющей собой совокупность правовых, экономических и организационных отношений, направленных на реализацию прав военнослужащих на жилищное обеспечение (пункт 1 статьи 3 Федерального закона N 117-ФЗ), должен был самостоятельно определить вид судопроизводства (гражданское) и решить вопрос о принятии заявления для разрешения в порядке гражданского судопроизводства, если не имеется иных препятствий (например, соблюдены правила подсудности и т.д.) для разрешения требований в том же суде в ином судебном порядке.

Такое процессуальное решение согласуется с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 11 ноября 2014 года N 28-П, согласно которой институциональные и процедурные условия осуществления права на доступ к механизмам правосудия должны не только предотвращать неоправданные задержки при рассмотрении дел, но и отвечать требованиям процессуальной эффективности, экономии в использовании средств судебной защиты и тем самым обеспечивать справедливость судебного решения.

При рассмотрении требований Макаренко А.Н. в порядке гражданского судопроизводства срок для подачи искового заявления на получение денежной выплаты должен исчисляться исходя из требований гражданского законодательства.

С учетом изложенного Судебная коллегия считает, что при рассмотрении заявленных требований допущены существенные нарушения норм процессуального права, повлекшие принятие незаконных судебных актов, без отмены которых невозможно восстановление права Макаренко А.Н. на судебную защиту в сфере жилищного обеспечения, следовательно, решение суда первой инстанции и апелляционное определение необходимо отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции в порядке гражданского судопроизводства.

На основании изложенного Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 328, 329, 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,

определила:

решение Гатчинского городского суда Ленинградской области от 24 мая 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Ленинградского областного суда от 10 августа 2017 года отменить, дело направить

на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства в суд первой инстанции в ином составе судей.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 27 сентября 2016 года N 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» разъяснил, что не подлежат рассмотрению по правилам административного судопроизводства РФ в том числе дела, связанные с реализацией гражданами социальных прав (абзац шестой пункта 1). Согласно пункту 1 части 1 статьи 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления

о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов по спорам , возникающим из гражданских , семейных, трудовых, жилищных, земельных , экологических и иных правоотношений , рассматриваются и разрешаются в рамках гражданского судопроизводства .

В связи с вышеизложенным, прошу данный вопрос рассмотреть по правилам ГПК РФ.

Прошу суд :

1) Признать моё право на охрану здоровья, путём издания приказа соответствующего документа командиром части

2) Истребовать у командира в/ч 42

— рапорт Алева И.Д. от 16.08.2019 г. ;

Приложения:

1) Копия выписки из приказа командира в/ч 924 от 15.08.2019 г. № 18 – 1 лист;

2) Копия выписки из приказа командира в/ч 94 от 16.08.2019 г. № 19 – 1 лист;

3) Копия справки об освобождении из филиала № 1 ФГБУ ЛРКЦ МО РФ № 16 – 1лист;

4) Копия справки начальника филиала № 1 ФГБУ ЛРКЦ МО РФ 92/60м от 03.09.2019 г.– 1лист;

5) Копия листа осмотра хирурга филиала № 1 ФГБУ ЛРКЦ МО РФ от 13.0.2019 г. – 1лист.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *