Страховка

Еще статьи в данной категории:

Превью статьи:

именем Российской Федерации 25 июня 2014 г. г. Владикавказ Владикавказский гарнизонный военный суд в составе председательствующего Лачинова С.Э., при секретаре судебного заседания Кемееве Р.С., с участием представителя заявителя Магомедова ФИО8 — ФИО7., представителя начальника филиала № 3 федерального государственного казенного учреждения «1602 ВКГ» МО РФ (далее – Филиал № 3 ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ) ФИО9 рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению военнослужащего войсковой части № рядового Магомедова ФИО10 об оспаривании заключений военно-врачебных комиссий филиала № 3 ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ и филиала № 2 федерального государственного казенного учреждения «Главный центр военно-врачебной экспертизы» МО РФ (далее – Филиал № 2 ФГКУ «ГЦВВЭ» МО РФ) о причинной связи полученных им увечий, у с т а н о в и л: Магомедов обратился в суд с заявлением, в котором просил признать незаконными заключения военно-врачебных комиссий филиала № 3 ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ от 12 марта 2013 года и филиала № 2 ФГКУ «ГЦВВЭ» МО РФ от 28 марта 2013 года, вынесенных в результате проведенного освидетельствования при определении причинной связи полученных им увечий, и обязать указанные комиссии пересмотреть данные заключения. В обоснование заявления Магомедов указал, что 14 апреля 2013 года, возвращаясь по окончании отпуска на службу в воинскую часть на маршрутном такси, он в результате случившегося дорожно-транспортного происшествия получил многочисленные увечья и был доставлен в больницу, а в последующем до 7 сентября 2013 года находился на излечении. После освидетельствования, проведенного для определения причинной связи полученных им увечий, ВВК филиала № 3 ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ 12 марта…

именем Российской Федерации

25 июня 2014 г. г. Владикавказ

Владикавказский гарнизонный военный суд в составе председательствующего Лачинова С.Э., при секретаре судебного заседания Кемееве Р.С., с участием представителя заявителя Магомедова ФИО8 — ФИО7., представителя начальника филиала № 3 федерального государственного казенного учреждения «1602 ВКГ» МО РФ (далее – Филиал № 3 ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ) ФИО9 рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению военнослужащего войсковой части № рядового Магомедова ФИО10 об оспаривании заключений военно-врачебных комиссий филиала № 3 ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ и филиала № 2 федерального государственного казенного учреждения «Главный центр военно-врачебной экспертизы» МО РФ (далее – Филиал № 2 ФГКУ «ГЦВВЭ» МО РФ) о причинной связи полученных им увечий,

у с т а н о в и л:

Магомедов обратился в суд с заявлением, в котором просил признать незаконными заключения военно-врачебных комиссий филиала № 3 ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ от 12 марта 2013 года и филиала № 2 ФГКУ «ГЦВВЭ» МО РФ от 28 марта 2013 года, вынесенных в результате проведенного освидетельствования при определении причинной связи полученных им увечий, и обязать указанные комиссии пересмотреть данные заключения.

В обоснование заявления Магомедов указал, что 14 апреля 2013 года, возвращаясь по окончании отпуска на службу в воинскую часть на маршрутном такси, он в результате случившегося дорожно-транспортного происшествия получил многочисленные увечья и был доставлен в больницу, а в последующем до 7 сентября 2013 года находился на излечении. После освидетельствования, проведенного для определения причинной связи полученных им увечий, ВВК филиала № 3 ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ 12 марта 2014 года вынесла заключение с формулировкой – заболевание получено в период военной службы. Указанное заключение 28 марта 2013 года утверждено вышестоящей ВВК филиала № 2 ФГКУ «ГЦВВЭ» МО РФ. При этом названными комиссиями не принято во внимание, что увечья получены им в результате несчастного случая по пути следования к месту службы, то есть при исполнении обязанностей военной службы, что является военной травмой.

Заявитель Магомедов, надлежаще извещенный о месте и времени проведения судебного заседания, в суд не прибыл.

Представитель заявителя в суде поддержал заявление своего доверителя и пояснил, что Магомедов при возвращении из отпуска на службу в часть, то есть при исполнении обязанностей военной службы, в результате дорожно-транспортного происшествия, случившегося не по вине заявителя, получил многочисленные увечья, что является военной травмой. Однако в результате проведенного освидетельствования ВВК филиала № 3 ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ вынесла заключение с формулировкой – заболевание получено в период военной службы, и данное заключение утверждено вышестоящей ВВК филиала № 2 ФГКУ «ГЦВВЭ» МО РФ.

Председатели ВВК филиала № 3 ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ и ВВК филиала № 2 ФГКУ «ГЦВВЭ» МО РФ, надлежаще извещенные о времени и месте проведения судебного заседания, в суд не прибыли.

В своих письменных возражениях, направленных в суд, начальник филиала № 2 ФГКУ «ГЦВВЭ» МО РФ указал, что увечья Магомедовым получены при возвращении из отпуска в часть, то есть не при исполнении обязанностей военной службы, в связи с чем требования заявителя являются необоснованными, просил в удовлетворении его заявления отказать.

Представитель начальника филиала № 3 ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ Оборина в суде требования заявителя не признала, при этом пояснила, что в декабре 2013 года по направлению командира войсковой части № Магомедов был освидетельствован ВВК филиала № 3 ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ для определения причинной связи полученных им увечий, и вынесено заключение – военная травма. Однако данное заключение не было утверждено вышестоящим ВВК филиала № 2 ФГКУ «ГЦВВЭ» МО РФ, поскольку заявитель получил увечья при возвращении из отпуска, что не является исполнением обязанностей военной службы. В марте 2014 года Магомедов был повторно освидетельствован ВВК филиала № 3 ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ и вынесено заключение с формулировкой — заболевание получено в период военной службы.

Выслушав пояснения представителей сторон и исследовав представленные сторонами доказательства, суд приходит к следующему выводу.

Согласно п. 91 постановления Правительства РФ от 4 июля 2013г. N565 «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе», при освидетельствовании военнослужащих, военно-врачебная комиссия определяет причинную связь полученных ими увечий, заболеваний, за исключением случаев, когда указанные граждане, получившие увечья, заболевания, находятся под следствием или когда уголовное дело в отношении таких граждан передано в суд.

В соответствии с п. 94 данного постановления Правительства, военно-врачебная комиссия выносит заключения о причинной связи увечий, заболеваний со следующими формулировками:

а) «военная травма» — если увечье получено освидетельствуемым при исполнении обязанностей военной службы (служебных обязанностей);

б) «заболевание получено в период военной службы» — если увечье, заболевание получено освидетельствуемым в результате несчастного случая, не связанного с исполнением обязанностей военной службы (служебных обязанностей).

В силу п. 96 названного постановления Правительства, в случае получения увечья военно-врачебная комиссия выносит заключение о причинной связи увечья, заболевания на основании справки о травме, выданной командиром воинской части, в которой гражданин проходил военную службу в момент получения увечья, заболевания.

Согласно подп «и» п. 1 ст. 37 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», военнослужащий считается исполняющим обязанности военной службы в случае следования к месту военной службы и обратно.

Как усматривается из справки о травме от ДД.ММ.ГГГГ № №, выданной командиром войсковой части №, рядовой Магомедов ФИО11. 14 апреля 2013 года в 16 часов, возвращаясь из отпуска к месту службы в маршрутном такси, на участке автодороги «Хасавюрт-Моздок» попал в ДТП, получил многочисленные травмы и был доставлен на автомобиле скорой помощи в Шелковскую районную больницу.

Из справки председателя ВВК филиала № 3 ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ от 4 декабря 2013 года № 2, следует, что Магомедов ФИО12. в период прохождения военной службы 14 апреля 2013 года получил тяжелое увечье, в связи с чем до 4 декабря 2013 года находился на лечении в медицинских учреждениях.

Как усматривается из свидетельства о болезни № 8 от 4 декабря 2013 года, ВВК филиала № 3 ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ по направлению командира войсковой части № был освидетельствован Магомедов ФИО13. и вынесено заключение – военная травма. Данное заключение не утверждено ВВК филиала № 2 ФГКУ «ГЦВВЭ» МО РФ.

Согласно свидетельству о болезни № 460 от 12 марта 2014 года, Магомедов ФИО14. повторно освидетельствован ВВК филиала № 3 ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ и вынесено заключение – заболевание получено в период военной службы. Данное заключение 28 марта 2014 года утверждено ВВК филиала № 2 ФГКУ «ГЦВВЭ» МО РФ.

Оценив исследованные доказательства, суд считает установленным, что заявитель 14 апреля 2013 года при возвращении из отпуска на службу в часть в результате ДТП, случившегося не по его вине, получил увечья.

Поскольку в соответствии с действующим законодательством военнослужащий считается исполняющим обязанности военной службы в случае следования к месту военной службы, выводы ВВК филиала № 3 ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ и филиала № 2 ФГКУ «ГЦВВЭ» МО РФ о том, что заявитель получил увечья не при исполнении обязанностей военной службы, являются незаконными.

Таким образом, требования заявителя о возложении на военно-врачебные комиссии филиала № 3 ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ и филиала № 2 ФГКУ «ГЦВВЭ» МО РФ обязанности по пересмотру заключений, вынесенных соответственно 12 марта 2013 года и 28 марта 2013 года по результатам освидетельствования Магомедова, суд считает обоснованными, а его заявление подлежащим удовлетворению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194 — 198 ГПК РФ, суд

р е ш и л:

заявление Магомедова ФИО15 удовлетворить.

Заключения военно-врачебных комиссий филиала № 3 ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ от 12 марта 2013 года и филиала № 2 ФГКУ «ГЦВВЭ» МО РФ от 28 марта 2013 года, вынесенные в результате проведенного освидетельствования Магомедова ФИО16 при определении причинной связи полученных увечий, признать незаконными.

Обязать военно-врачебные комиссии филиала № 3 ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ от 12 марта 2013 года и филиала № 2 ФГКУ «ГЦВВЭ» МО РФ провести повторное освидетельствование Магомедова ФИО17 для определения причинной связи полученных им увечий.

На данное решение может быть подана апелляционная жалоба в судебную коллегию по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда через Владикавказский гарнизонный военный суд в течение одного месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Председательствующий С.Э. Лачинов

Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 24 сентября 2014 г. по делу N 33-7518/14 (ключевые темы: военнослужащие — единовременное пособие — исполнение обязанностей военной службы — члены семьи — опьянение)

14 октября 2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 24 сентября 2014 г. по делу N 33-7518/14

Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе

председательствующего Науменко Л.А.,

судей Александровой Л.А., Соболевой С.Л.

при секретаре Петровой О.Н.

с участием прокурора Текутьевой Я.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ч.В.П. , Ч.Л.П. , Ч.Н.Н. , действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетних Ч.А.С. , Ч.И.С. , к Закрытому акционерному обществу » М «, Войсковой части N , Министерству обороны Российской Федерации о взыскании единовременного пособия

по апелляционной жалобе ответчика закрытого акционерного общества » М » на решение Алейского городского суда Алтайского края от (дата) .

Заслушав доклад судьи Науменко Л.А., пояснения представителя ЗАО » М » Полякова Е.С., представителя истцов Гиренкова А.Н., заключение прокурора судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Ч.И.П. Ч.Л.В. Ч.Н.Н. действующая в своих интересах и интересах несовершеннолетних Ч.А.С. Ч.И.С. , обратились в суд с иском к ЗАО » М » (далее — ЗАО » М «), войсковой части N о взыскании единовременного пособия в связи со смертью кормильца в сумме *** в равных долях в пользу каждого из истцов.

В обоснование требований указали, что старший лейтенант Ч.С.В. , приходившийся сыном Ч.В.П. , Ч.Л.В. мужем Ч.Н.Н. . и отцом Ч.А.С. ., Ч.И.С. ., проходил военную службу в Войсковой части N на острове «адрес» в качестве *** и умер (дата) от ***

Причина смерти Ч.С.В. обстоятельства его гибели при следовании по окончании очередного отпуска из города Алейска к месту службы и исполнения им обязанностей военной службы установлены решением Алейского городского суда Алтайского края от (дата) года, оставленным без изменения в этой части определением Алтайского краевого суда от 18 сентября 2013 года, а потому не подлежат доказыванию.

Истцы полагали, что после смерти Ч.С.В. в их пользу с ответчиков подлежит взысканию единовременное пособие в сумме *** рублей, так как в силу п.8 ст.3 Федерального закона от 07 ноября 2011 года N306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» в случае гибели военнослужащего выплачивается единовременное пособие в размере *** рублей. Указанное пособие в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 апреля 2013 года N333 «Об индексации в 2013 году размеров отдельных выплат военнослужащим, сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной власти, гражданам, уволенным с военной службы (службы), и гражданам, проходившим военные сборы» проиндексировано в 2013 году с применением коэффициента 1,055. Таким образом, сумма подлежащая выплате, составляет *** рублей.

Истцы не согласны с позицией страховой компании ЗАО » М «, выраженной в письме от (дата) , согласно которой умерший Чащин С.В. не может быть признан погибшим при исполнении обязанностей военной службы, поскольку его гибель явилась следствием добровольного приведения себя в состояние опьянения.

Определением суда от 31 октября 2013 года к участию в деле в качестве соответчика привлечено Министерство обороны Российской Федерации.

Решением Алейского городского суда Алтайского края от (дата) исковые требования к ЗАО » М » удовлетворены.

Взыскано с ЗАО » М » в пользу Ч.В.П. Ч.Л.В. Ч.Н.Н. ., Ч.Н.Н. , действующей в интересах Ч.А.С. и Ч.И.С. единовременное пособие по *** рублей в пользу каждого, всего *** рублей.

В удовлетворении иска к Войсковой части N отказано.

В апелляционной жалобе ответчик ЗАО » М » просило решение суда отменить, принять новое решение об отказе в удовлетворении иска, ссылаясь на то, что смерть Ч.С.В. наступила не при исполнении им обязанностей военной службы, поэтому оснований для выплаты единовременного пособия не имелось.

В возражениях истица Ч.Н.Н. просила решение суда оставить без изменения как законное и обоснованное, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.

В возражениях прокурор также просил оставить апелляционную жалобу без удовлетворения, полагая решение суда постановленным законно.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Алтайского краевого суда от 26 марта 2014 года решение Алейского городского суда Алтайского края от 17 декабря 2013 года отменено. Принято новое решение, которым в удовлетворении иска отказано, апелляционная жалоба ответчика удовлетворена.

Президиум Алтайского краевого суда постановлением от 12 августа 2014 года по кассационной жалобе истцов указанное определение суда апелляционной инстанции отменил, направив дело на новое апелляционное рассмотрение, при этом указал, что принимая решение об удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что наличие причинной связи между смертью Чащина С.В. и исполнением им обязанностей военной службы установлено судебными актами по другому делу по спору между теми же сторонами, в связи с чем не требует доказывания.

Судебная коллегия исходила из обязательности определения такой причинной связи заключением военно-врачебной комиссии и отсутствии преюдициального характера ранее состоявшихся судебных постановлений, признала недоказанным наличие причинной связи между смертью военнослужащего и исполнением им обязанностей военной службы в связи с тем, что истцами не представлено соответствующее заключение, поэтому отказала в удовлетворении иска.

Президиум, согласившись с выводами судебной коллегии относительно необходимости доказывания причинной связи смерти Ч.С.В. с исполнением им обязанностей военной службы путем предоставления заключения военно-врачебной комиссии, указал, что неправильное определение судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела в соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», влечет необходимость обсуждения в суде апелляционной инстанции вопроса о предоставлении дополнительных (новых) доказательств, разъяснения стороне, на которую возложено бремя доказывания, обязанности предоставить такие доказательства, что не было сделано судом апелляционной инстанции.

Представитель ответчика в судебном заседании поддержал доводы апелляционной жалобы, представитель истцов возражал против ее удовлетворения.

Другие лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, были уведомлены о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом, об уважительности причин неявки судебную коллегию не уведомили, что в силу ч. 3 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием рассмотрения гражданского дела в отсутствие этих лиц.

Проверив материалы дела в пределах доводов апелляционной жалобы согласно ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, исследовав дополнительно представленные доказательства и материалы гражданского дела N Алейского городского суда Алтайского края, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

Судом установлено, что Ч.С.В. проходил военную службу в войсковой части N , подведомственной Министерству обороны Российской Федерации, на острове «адрес» в качестве *** с (дата) . Место его службы находилось в «адрес» а проживал он в «адрес» Чащин С.В. был исключен из списков части Приказом Министра обороны Российской Федерации (дата) в связи со смертью (дата)

Согласно заключению N 1 судебно-медицинского исследования трупа от (дата) года Ч.С.В. обнаружен мертвым на снегу в 18 метрах от автомобильной дороги *** , и при судебно-химическом исследовании крови и мочи его трупа обнаружен этиловый спирт в концентрации: в крови — 2,76 промилле, в моче — 2,85 промилле. Он погиб при следовании из города «адрес» к месту службы по окончании очередного отпуска.

По материалам административного расследования, проведенного командиром войсковой части N полковником З (л.д. 15-17 в деле *** ), сделан вывод о том, что старший лейтенант Ч.С.В. сознавая, что он опаздывает из очередного отпуска, при этом проспал дежурный автомобиль идущий в полк, несмотря на советы со стороны старшины роты старшего прапорщика Г. оставаться дома до утра в связи с ухудшающейся погодой, водителя бензовоза *** старшего сержанта Б. вернуться домой с «адрес» , в (дата) не стал садиться на рейсовый автобус, следовавший в (дата) , принял решение дойти пешком в «адрес» . Пройдя пешком 21 км, выбился из сил, не дойдя 200 метров до моста через р. Благодатное, отошел 20 метров в сторону реки, присел отдохнуть, уснул. Во время сна получил общее переохлаждение организма и скончался. В качестве причин происшествия в административном расследовании указаны нарушения должностными лицами положений Устава внутренней службы ВС РФ, отсутствие действенной работы по обеспечению безопасности военной службы личного состава.

ЗАО » М » в письме от (дата) , направленном в адрес истцов, указало, что правовые основания для выплаты единовременного пособия членам семьи Ч.С.В. отсутствуют, поскольку военнослужащий не признается погибшим (умершим) при исполнении обязанностей военной службы, если это явилось следствием добровольного приведения себя в состояние опьянения.

Как следует из частей 8, 11, 16 статьи 3 Федерального закона от 07 ноября 2011 года N306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» в случае гибели (смерти) военнослужащего, наступившей при исполнении им обязанностей военной службы, либо его смерти, наступившей вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных им при исполнении обязанностей военной службы (далее — военная травма), членам семьи погибшего (умершего) военнослужащего выплачивается в равных долях единовременное пособие в размере 3 000 000 рублей. Размер пособия ежегодно увеличивается (индексируются) с учетом уровня инфляции (потребительских цен) в соответствии с федеральным законом о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период. Решение об увеличении (индексации) пособия принимается Правительством Российской Федерации.

При этом членами семьи военнослужащего считаются: супруга (супруг), состоящая (состоящий) на день, гибели (смерти) в зарегистрированном браке с военнослужащим; родители военнослужащего; дети, не достигшие возраста 18 лет, или старше этого возраста, если они стали инвалидами до достижения ими возраста 18 лет, а также дети, обучающиеся в образовательных организациях по очной форме обучения, — до окончания обучения, но не более чем до достижения ими возраста 23 лет.

В соответствии с ч. 18 ст. 3 вышеуказанного Федерального закона от 07 ноября 2011 года N306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» порядок предоставления единовременного пособия определяется федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба.

В настоящее время действует Порядок выплаты в Министерстве обороны Российской Федерации единовременных пособий, предусмотренных частями 8 и 12 статьи 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», утвержденный приказом Министра обороны РФ от 06.05.2012 N 1100, где предусмотрено (пункты 2, 3), что единовременные пособия военнослужащим или членам семей погибших (умерших) военнослужащих выплачиваются в установленных законодательством Российской Федерации случаях за счет средств Министерства обороны Российской Федерации организацией, с которой заключено соглашение об осуществлении выплат единовременных пособий военнослужащим и членам семей погибших (умерших) военнослужащих. Выплата единовременных пособий производится организацией на основании документов, подтверждающих наступление у военнослужащих или членов семей погибших (умерших) военнослужащих права на соответствующие выплаты.

По условиям заключенного между Министерством обороны Российской Федерации и ЗАО » М » соглашения от (дата) об осуществлении в 2013 году выплат единовременных пособий военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации, гражданам, призванным на военные сборы и членам их семей (к государственному контракту от (дата) N ), ЗАО » М » обязано производить проверку документов и выплату единовременных пособий в размерах и на условиях, установленных частями 8 и 12 статьи 3 Федерального закона от 07 ноября 2011 года N306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» в течение 15 рабочих дней со дня получения документов, необходимых для принятия решения об указанной выплате, а в случае принятия решения об отказе в выплате, письменно уведомить об этом заявителя и орган, оформивший документы, необходимые для принятия решения о выплате единовременного пособия, с мотивированным обоснованием отказа (пункты 3.1.1-3.1.3).

Согласно п.п. 13, 16 Порядка выплаты в Министерстве обороны Российской Федерации единовременных пособий, предусмотренных частями 8 и 12 статьи 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», утвержденного приказом Министра обороны РФ от 06.05.2012 N 1100, в случае проживания членов семьи погибшего (умершего) военнослужащего вне места дислокации воинской части справка согласно приложению N 2 к назанному Порядку, копия рапорта по факту гибели (смерти) военнослужащего, а также копии материалов административного расследования, расследования, проводимого органами дознания, следствия, по завершении проводимых расследований или вынесенных судебных решений в течение пяти рабочих дней направляются воинской частью в военный комиссариат (отдел военного комиссариата) по месту жительства военнослужащего для оформления документов, необходимых для принятия решения о выплате единовременного пособия членам семьи погибшего (умершего) военнослужащего. Членам семей погибших (умерших) военнослужащих, проживающих вне места дислокации воинской части, в том числе за пределами Российской Федерации, воинские части (военные комиссариаты, отделы военных комиссариатов) направляют перечень документов, необходимых для принятия решения о выплате единовременного пособия, и рекомендуемый образец заявления о выплате единовременного пособия. Воинские части (военные комиссариаты, отделы военных комиссариатов) оформляют справки согласно приложениям N 2 и 4 к указанному Порядку при предоставлении военнослужащими и членами семей погибших (умерших) военнослужащих документов, подтверждающих право на выплату им единовременного пособия. Справки оформляются в двух экземплярах. Первый экземпляр справки вместе с другими документами, необходимыми для принятия решения о выплате единовременного пособия, подлежит направлению в организацию, с которой заключено соглашение об осуществлении выплат единовременных пособий военнослужащим и членам семей погибших (умерших) военнослужащих. Второй экземпляр справки хранится в воинской части (военном комиссариате, отделе военного комиссариата) в течение пяти лет.

В письме ЗАО » М » от (дата) (л.д. 6) указано, что документы для решения вопроса о выплате единовременного пособия в связи с гибелью старшего лейтенанта Ч.С.В. оформлены без достаточных оснований, из чего следует, что соответствующие документы направлялись в указанную организацию. Кроме того, по запросу суда апелляционной инстанции из отдела военного комиссариата Алтайского края по городу Алейск, Алейскому и «адрес» м поступила копия письма от (дата) N , из которого следует, что в ЗАО » М » направлялись необходимые документы для рассмотрения вопроса о выплате единовременного пособия членам семьи Ч.С.В. , в том числе заявление о выплате этого пособия.

Таким образом, в ходе рассмотрения дела установлено и не оспаривалось, что истцы и ответчик являются надлежащими сторонами спора, не оспаривался размер выплаты и соблюдение установленного порядка обращения за получением выплаты. Ответчик не соглашался лишь с наличием у истцов права на получение выплаты, ссылаясь на обстоятельства смерти Ч.С.В.

Таким образом, обстоятельства, которые подлежали установлению при разрешении настоящего спора, с учетом позиции сторон, сводятся к тому, считается ли Ч.С.В. на момент смерти исполняющим обязанности военной службы, не находится ли его смерть в причинной связи с добровольным приведением себя в состояние опьянения.

Случаи, когда военнослужащий считается исполняющим обязанности военной службы, перечислены в части 1 статьи 37 Федерального закона от 28.03.1998 N 53-ФЗ (ред. от 21.07.2014) «О воинской обязанности и военной службе». К числу таких случаев отнесено следование к месту военной службы и обратно (пункт «и»). Согласно пункту «б» части 2 указанной статьи военнослужащий не признается погибшим (умершим) при исполнении обязанностей военной службы, если это явилось следствием добровольного приведения себя в состояние опьянения.

Как следует из пункта 31 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 N 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» разрешая споры, связанные с предоставлением членам семьи социальных гарантий и компенсаций, судам следует проверять, наступила ли гибель (смерть) военнослужащего при исполнении им обязанностей военной службы, принимая во внимание то, что при обстоятельствах, перечисленных в пункте 2 статьи 37 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», военнослужащие не признаются погибшими (умершими), получившими увечье или заболевание при исполнении обязанностей военной службы.

Удовлетворяя требования истцов в полном объеме, суд, руководствуясь ч. 2 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, признал установленным и не подлежащим доказыванию факт гибели (смерти) Ч.С.В. при исполнении обязанностей военной службы, пришел к выводу о наличии оснований для выплаты истцам единовременного пособия.

Такой вывод суд сделал со ссылкой на решение Алейского городского суда от (дата) , которым с ЗАО » М » в пользу Ч.С.В. была взыскана страховая сумма в связи с гибелью военнослужащего, а также на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Алтайского краевого суда от (дата) , согласившейся с выводами суда в данной части. Ранее состоявшимися судебными постановлениями установлено, что смерть Ч.С.В. от переохлаждения является страховым случаем, влекущим выплату родственникам погибшего страховой суммы.

Между тем, при установлении права на получение страховой выплаты применяются иные нормы материального права, которыми предусмотрена необходимость подтверждать наступление страхового случая. Согласно статье 4 Федерального закона от 28.03.1998 N 52-ФЗ (ред. от 23.07.2013, с изм. от 04.06.2014) «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» к числу страховых случаев отнесена гибель (смерть) застрахованного лица в период прохождения военной службы. Согласно ч. 1 ст. 10 указанного Федерального закона страховщик освобождается от выплаты страховой суммы по обязательному государственному страхованию, если страховой случай находится в установленной судом прямой причинной связи с алкогольным, наркотическим или токсическим опьянением застрахованного лица.

Таким образом, законодательство, регулирующее выплату страхового возмещения в связи с гибелью военнослужащего, содержит иную формулировку события, являющегося основанием возникновения права на выплату: «гибель в период прохождения военной службы» а не «при исполнении обязанностей военной службы», как предусмотрено при выплате единовременного пособия. Поэтому при рассмотрении судом страхового спора не устанавливался факт гибели Чащина С.В. при исполнении обязанностей военной службы, который, следовательно, в рамках настоящего дела подлежал доказыванию. Противоположный вывод суда основан на неправильном применении и толковании закона.

Кроме того, при установлении факта гибели военнослужащего при исполнении обязанностей военной службы необходимы специальные средства доказывания (которые не были представлены сторонами при разрешении ранее рассмотренного спора), поскольку в этом случае действуют специальные правовые нормы, регулирующие порядок установления этого факта.

В силу статьи 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

В соответствии с пунктом 10 действующего с 03.07.2012 Порядка выплаты в Министерстве обороны Российской Федерации единовременных пособий, предусмотренных частями 8 и 12 статьи 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», утвержденного приказом Министра обороны РФ от 06.05.2012 N 1100, причинная связь увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, приведшего к смерти военнослужащего, определяется военно-врачебными комиссиями (далее — ВВК) в соответствии с Положением о военно-врачебной экспертизе, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 25 февраля 2003 г. N 123 (далее — Положение N 123)

Согласно пунктам 1-3 указанного Положения N 123 о военно-врачебной экспертизе, действовавшего до 01.01.2014, военно-врачебная экспертиза проводится, в числе прочего, в целях определения причинной связи полученных гражданами увечий (ранений, травм и контузий) (далее именуются — увечья), заболеваний с прохождением ими военной службы (далее именуется — причинная связь увечий, заболеваний). Для проведения военно-врачебной экспертизы в Вооруженных Силах Российской Федерации создаются военно-врачебные комиссии, на которые возлагается определение причинной связи увечий, заболеваний, приведших к смерти военнослужащих. По смыслу пункта 41 (подпункт «а») Положения N 123 указанная военно-врачебной комиссией в заключении о причинной связи увечий, заболеваний формулировка «военная травма» свидетельствует о том, что увечье получено освидетельствуемым при исполнении обязанностей военной службы (служебных обязанностей).

В том же пункте, подпункте «б» предусмотрено, что в случае, если увечье, заболевание получено освидетельствуемым в результате несчастного случая, не связанного с исполнением обязанностей военной службы (служебных обязанностей), то заключение составляется с формулировкой «заболевание получено в период военной службы».

Аналогичные нормы содержатся в действующем в настоящее время Положении о военно-врачебной экспертизе, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 года N 565.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14.02.2000 N9 (ред. от 06.02.2007) «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» вопрос о наличии или отсутствии причинной связи между гибелью (смертью), увечьем (заболеванием) военнослужащего и исполнением им обязанностей военной службы решается судом с учетом заключения военно-врачебной комиссии, а в необходимых случаях и заключения соответствующих экспертов.

Как следует из заключения военно-врачебной комиссии отдела (г. Новосибирск) филиала «ГЦ ВВЭ» Минобороны России от (дата) N , составленного на основании протокола N от (дата) , увечье старшего лейтенанта Ч.С.В. , (дата) года рождения: *** приведшее к смерти — *** Истцами представлена надлежащим образом заверенная копия этого заключения, которое ответчиком не оспаривалось.

Указанная в заключении формулировка *** с учетом приведенных нормативных положений подтверждает смерть Ч.С.В. при исполнении обязанностей военной службы, следовательно, основание для выплаты единовременного пособия, предусмотренного частью 8 статьи 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» установлено и подтверждено надлежащим доказательством.

При таких обстоятельствах, несмотря на неправильное определение судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда об удовлетворении иска, поскольку по существу оно является правильным.

Довод апелляционной жалобы о том, что смерть Ч.С.В. наступила в результате добровольного приведения им себя в состояние алкогольного опьянения, является бездоказательным, поскольку заключение ВВК с формулировкой «военная травма» было сделано с учетом всех обстоятельств смерти Ч.С.В. , при этом комиссия не нашла оснований для вывода о том, что смерть наступила по причине нахождения его в состоянии алкогольного опьянения. Отсутствие такой причинной связи также было установлено в ходе рассмотрения дела по иску Ч.В.П. , Ч.Л.В. , Ч.Н.Н. , действующей от своего имени и в интересах детей С.А.С. , Ч.И.С. , к ОАО » М » о взыскании страховой суммы, штрафа, компенсации морального вреда, поскольку довод о наличии причинной связи между смертью Ч.С.В. и приведением им себя в состояние алкогольного опьянения был предметом проверки при разрешении указанного спора и не нашел подтверждения, что отражено в решении Алейского городского суда Алтайского края от (дата) и определении судебной коллегии по гражданским делам Алтайского краевого суда от (дата) по указанному делу.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Алейского городского суда Алтайского края от (дата) оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика закрытого акционерного общества » М. » — без удовлетворения.

ЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Судья Матвеева Л.Н.                                                             Дело № 33-5395/2019

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е    О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

город Ульяновск                                                                               17 декабря 2019 года

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Фёдоровой Л.Г.,

судей Фоминой В.А., Чурбановой Е.В.

при секретаре Кузеевой Г.Ш.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело № 2-3375/2019 по апелляционным жалобам акционерного общества «СОГАЗ», Министерства обороны Российской Федерации, Федерального казённого учреждения «Военный комиссариат Ульяновской области» на решение Ленинского районного суда города Ульяновска от 26 августа 2019 года, по которому постановлено:

исковые требования Демашиной Натальи Борисовны к акционерному обществу «СОГАЗ», ФКУ Объединенное стратегическое командование восточного военного округа», ФБУ — Войсковой части 246 о признании смерти наступившей при исполнении обязанностей военной службы, взыскании единовременного пособия удовлетворить.

Признать, что смерть военнослужащего старшего лейтенанта Д*** С*** А*** произошла при исполнении обязанностей военной службы.

Обязать акционерное общество «Страховое общество газовой промышленности» выплатить в пользу Демашиной Натальи Борисовны ее долевую часть единовременного пособия в соответствии с частью 8 статьи 3 Федерального закона от 07 ноября 2011 года № 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат».

Заслушав доклад судьи Фоминой В.А., пояснения представителя АО «СОГАЗ» Курбановой С.К., ФКУ «Военный комиссариат Ульяновской области» Пановой Я.Ю., поддержавших доводы апелляционных жалоб, Демашиной Н.Б., ее представителя Дегтярёва А.В., возражавших против доводов жалобы, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А :

Демашина Н.Б. обратилась в суд с иском к акционерному обществу «СОГАЗ», ФКУ «Объединенное стратегическое командование восточного военного округа», ФБУ – Войсковой части 246 о признании смерти наступившей при исполнении обязанностей военной службы, взыскании единовременного пособия.

В обоснование иска указала, что ее сын старший лейтенант Д*** С.А. проходил военную службу по контракту в войсковой части 246 в качестве командира взвода гаубичной самоходно-артиллерийского дивизиона в г.Уссурийск Приморского края, относящейся по подчиненности к 0 бригаде Министерства Обороны Российской Федерации.

По результатам проведенного административного расследования по факту гибели старшего лейтенанта Д*** С.А., заместителем командира воинской части 246 по тылу полковником ***. К*** было выявлено, что воинская часть с 01.04.2016г. находилась на специально-тактических учениях мыса Клерк Приморского края, и 01.04.2016 старший лейтенант С.Д***, сержант Г.Ч***, находясь в основном отпуске за 2016 год, решили убыть в аэропорт г.Владивосток для покупки авиабилетов, примерно в 6.30 утра *** в районе с. Верхне-Надеждинск водитель такси заснул за рулем, совершив наезд на столб освещения, в результате которого старший лейтенант С.Д*** погиб, сержант Г.Ч*** получил легкие телесные повреждения, при ДТП вина военнослужащих отсутствует.

По заключению отдела военно-врачебной комиссии отдела филиала № 3 федерального государственного казенного учреждения «Главный центр военно-врачебной экспертизы» Министерства обороны Российской Федерации от 21 февраля 2018 года увечье Д*** С.А. «О*** а***-о*** с*** в р*** Д***», приведшее к его смерти — заболевание получено в период военной службы.

Приказом командира 0 бригады № *** от 15.04.2016 старший лейтенант Д*** С.А. был исключен из списков личного состава части с *** в связи со смертью. В этом же документе указано, что смерть Д*** С.А.

наступила в период прохождения военной службы при исполнении обязанностей военной службы.

Приказом командира воинской части 246 от 15.04.2016 старший лейтенант Д*** С.А. был исключен из списков личного состава части с *** в связи со смертью. В этом же документе указано, что смерть Д*** С.А. наступила в период прохождения военной службы при исполнении обязанностей военной службы.

По факту смерти старшего лейтенанта Д*** С.А. командиром войсковой части № 246 выдана справка № *** от 27 декабря 2016г. установленной формы о том, что смерть Д*** С.А. наступила в период прохождения военной службы при исполнении обязанностей военной службы в результате дорожно-транспортного происшествия. О*** а***-о*** с***.

Между АО «СОГАЗ» и Министерством обороны РФ заключено Соглашение об осуществлении в 2015-2019 г. выплат единовременных пособий военнослужащим Вооруженных Сил РФ, гражданам, призванным на военные сборы, и членам их семей (к государственному контракту от 12.01.2017 №***).

В феврале 2017 года Демашина Н.Б. обратилась в военный комиссариат Засвияжского района г. Ульяновска Ульяновской области с заявлением о выплате единовременного пособия в связи со смертью ее сына Д*** С.А., наступившей при исполнении обязанностей военной службы.

АО «СОГАЗ» неоднократно 05.04.2017, 28.04.2017, 04.05.2017, 31.05.2017 направляла командиру войсковой части 246 запросы о предоставлении им копии выписки из приказа о предоставлении старшему лейтенанту Д*** С.А. основного отпуска с указанием даты начала отпуска и его продолжительности.

После неоднократных запросов АО «СОГАЗ» командование войсковой части 246 вынуждено была сфабриковать приказ № *** от 01.04.2016 о предоставлении старшему лейтенанту Д*** С.А. основного отпуска за 2016 год, а выписку из приказа выслать в адрес АО «СОГАЗ».

В связи с чем письмом от 16.06.2017 (исх. № ***) АО «СОГАЗ» в выплате единовременного пособия Демашиной Н.Б. отказало. Свой отказ в выплате единовременного пособия АО «СОГАЗ» мотивировал тем, что в их адрес из войсковой части поступили выписка из приказа командира войсковой части 24776 № *** от 01.04.2016 (по строевой части), где указано, что старший лейтенант Д*** С.А. погиб в дорожно-транспортном происшествии.

Просила признать смерть военнослужащего старшего лейтенанта Д*** С*** А***, произошедшую на территории войсковой части (на специально-тактических учениях), наступившей при исполнении обязанностей военной службы.

Обязать АО «Страховое общество газовой промышленности» выплатить в пользу Демашиной Н.Б. ее долевую часть единовременного пособия в соответствии с частью 8 статьи 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 года № 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат».

Судом к участию в деле в качестве третьих лиц не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора привлечены: Войсковая часть 246  0 Отдельной Гвардейской Мотострелковой бригады, Министерство обороны Российской Федерации, Демашина (Бондарева) Юлия Алексеевна, ФГКУ «Главный центр военно-врачебной экспертизы Министерства обороны Российской Федерации», Федеральное казенное учреждение «Военный комиссариат Ульяновской области»¸ в качестве соответчика Федеральное казенное учреждение «Объединенное стратегическое командование восточного военного округа».

Рассмотрев данный спор, суд принял вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе АО «СОГАЗ» не соглашается с решением суда, считает его незаконным, просит его отменить, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований. В обоснование жалобы указывает на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела. Выражает несогласие с выводом суда о наличии связи гибели с исполнением обязанностей военной службы, считает его следствием неправильного определения судом обстоятельств, имеющих значение для дела. Обращает внимание на то, что при определении права на выплату единовременного пособия обязательно соблюдение условия о наличии связи гибели (смерти) военнослужащего с исполнением обязанностей военной службы. Ссылаясь на п. 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 №8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», согласно которому судам следует проверять, наступила ли гибель (смерть) военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, при исполнении ими обязанностей военной службы. Просит учесть, что гибель Де*** С.А. наступила в дорожно-транспортном происшествии при нахождении в основном отпуске за 2016 год (в такси, в котором он направился для решения личных вопросов, а именно забрать долг в г. Владивостоке), гибель наступила вне исполнения военной службы. Ссылается на подп. «б» п. 2 ст. 37 ФЗ от 28.03.1998 № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», в соответствии с которым военнослужащий или гражданин, проходящий военные сборы, не признается погибшим при исполнении обязанностей военной службы, если это явилось решением личных вопросов. По мнению автора жалобы, судом в ходе судебного разбирательства не изучены и не приняты во внимание фактические обстоятельства наступления смерти Д*** С.А., что повлекло к неправильному определению обстоятельств, имеющих значение для дела и несоответствию выводов суда обстоятельствам дела, что является основанием для отмены решения суда.

В апелляционной жалобе и дополнений к ней ФКУ «Военный комиссариат Ульяновской области» также не соглашается с решением суда, считает его незаконным, просит его отменить, в удовлетворении иска отказать. Ссылаясь на ФЗ от 7.11.2011 № 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», п. 31 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 №8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», ФЗ от 28.03.1998 № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», просит учесть, что согласно действующему законодательству гибель (смерть) военнослужащего признается основанием для выплаты членам его семьи в двух имеющих самостоятельное значение случаях: если она наступила при исполнении им обязанностей военной службы либо вследствие военной травмы. Считает, что судом не в полной мере изучены представленные документы, в которых имеются прямые доказательства того, что смерть Д*** С.А. хоть и наступила в период прохождения военной службы, но никак не при исполнении обязанностей военной службы. Отмечает, что в приказе воинской части 246 от 15.04.2016 № *** указано о наступлении смерти при исполнении обязанностей военной службы, однако обстоятельства, поименованные в п. 2 ст. 37 Федерального закона № 53-ФЗ не установлены, кроме того, не установлена причинно-следственная связь между наступлением смерти Де*** С.А. и исполнение им обязанностей военной службы. Полагает, что судом принято преждевременное решение о том, что смерть Д*** С.А. наступила при исполнении им обязанностей военной службы. Просит учесть, что в материалах дела имеется копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, где в ходе проведения до следственной проверки от Ч*** Г.М. были получены объяснения по факту ДТП, которые свидетельствуют о том, что Д*** С.А. не исполнял приказ или распоряжения командиров военной части, а занимался личными делами. Обращает внимание на то, что в деле имеется материал расследования, которым также подтверждается, что смерть Д*** С.А. наступила не при исполнении им приказа или распоряжения вышестоящего руководства. Кроме того указывает, что в решении суда не было отражено мнение прокурора. Считает, что суд неправильно истолковал закон, а также не были доказаны обстоятельства, имеющие значение для дела.

В апелляционной жалобе Министерство обороны Российской Федерации не соглашается с решением суда, просит его отменить, в удовлетворении исковых требований отказать. Указывает, что согласно материалам административного расследования по факту смерти Д*** С.А., а также выписки из приказа командира войсковой части 24776 от 1 апреля 2016 года № *** Д*** С.А. погиб в дорожно-транспортном происшествии в период нахождения в основном отпуске за 2016 год. Ссылаясь на ФЗ от 7.11.2011 № 306-ФЗ,

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23.03.2015 № 80-КГ14-15, указывает, что единственным юридически значимым обстоятельством при разрешении спора о праве членов семьи погибшего военнослужащего на получение единовременного пособия является факт гибели военнослужащего при исполнении им обязанностей военной службы. Ссылается на п. 1 ст. 37 Федерального закона от 28.03.1998 №53-ФЗ, которым установлен исчерпывающий перечень случаев, при которых военнослужащий считается исполняющим обязанности военной службы, поясняет, что военнослужащий, находящийся на отдыхе, дома, в отпуске либо другом, не связанном с исполнением обязанностей военной службы месте, не признается находящимся при исполнении обязанностей военной службы. Просит учесть, поскольку в заключении военно-врачебной комиссии о причинной связи смерти Д*** С.А. указано, что «заболевание получено в период военной службы», а «не военная травма», поэтому правовых оснований для выплаты единовременного пособия также не имеется. Утверждает, что у суда отсутствовали правовые основания для удовлетворения иска.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель Демашиной Н.Б. — Дегтярев А.В. просит оставить решение суда без изменения, а жалобы – без удовлетворения.

В отзыве на апелляционную жалобу ФКУ «Военный комиссариат Ульяновской области» просит решение суда отменить, а апелляционную жалобу АО «СОГАЗ» удовлетворить в полном объеме.

Дело рассмотрено в отсутствии не явившихся участников, извещенных о месте и времени судебного разбирательства надлежащим образом.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, возражений на жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч.1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Из материалов дела следует, что Демашина Н.Б. является матерью военнослужащего Д*** С.А., проходившего военную службу в войсковой части 246 с 16 июня 2012 года и умершего *** года.

Судом установлено, что воинская часть 246 с 01.04.2016 находилась на специально-тактических учениях мыса Клерк Приморского края.

Приказом командира войсковой части 246 от 15.04.2016 № *** старший лейтенант Д*** С.А. исключен из списков личного состава воинской части с *** в связи со смертью. Смерть Д*** С.А. наступила в период прохождения военной службы при исполнении обязанностей военной службы.

Приказом командира *** отдельной гвардейской мотострелковой бригады от 15.04.2016 № *** старший лейтенант Д*** С.А. был исключен из списков личного состава Вооруженных Сил Российской Федерации с *** в связи со смертью. В приказе указано, что смерть Д*** С.А. наступила в период прохождения военной службы, связана с исполнением обязанностей военной службы.

Приказы командира *** бригады от 15.04.2016 № *** и командира войсковой части 246 от 15.04.2016 не изменялись, не дополнялись, являются действующими.

Командиром войсковой части 246 выдана справка от 27.12.2016 №*** об обстоятельствах наступления страхового случая при гибели(смерти) застрахованного лица в период прохождения военной службы, военных сборов установленной формы согласно приказу Министра обороны РФ от 24.12.2015 № ***. В справке указано, что гв.старший лейтенант Д*** С.А., проходивший военную службу в войсковой части 246 МО РФ, погиб(умер) *** года вследствие увечья, заболевания , полученных им при исполнении обязанностей военной службы: в результате дорожно-транспортного происшествия.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Демашиной Н.Б., суд первой инстанции исходил из того, что выплата единовременного пособия членам семей военнослужащих, в случае их гибели при исполнении обязанностей военной службы, обусловлена только исполнением ими обязанностей, перечисленных в части 1 статьи 37 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», данная формулировка содержится в приказах командира войсковой части и командира бригады.

Учитывая обстоятельства дела, пояснения сторон, показания свидетеля Д*** М.А., суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что 04.04.2016 старший лейтенант Д*** С.А. погиб в период прохождения военной службы при исполнении обязанностей военной службы при ДТП.

Судебная коллегия соглашается с данным выводом, который основан на материалах дела, соответствует нормам законодательства, регулирующего спорные правоотношения.

По смыслу статей 37 (часть 1) и 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 32 (часть 4), 71 (пункт «м»), 72 (пункт «б» части 1) и 114 (пункты «д», «е»), военная служба, служба в органах внутренних дел Российской Федерации, посредством прохождения которой граждане реализуют свое право на труд, представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства, общественного порядка, законности, прав и свобод граждан и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах.

Обязанности, возлагаемые на лиц, несущих военную и аналогичную ей службу, предполагают необходимость выполнения ими поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, что — в силу статей 1 (часть 1), 2, 7, 37 (части 1 и 3), 39 (части 1 и 2), 41 (часть 1), 45 (часть 1), 59 и 71 (пункты «в», «м») Конституции Российской Федерации — влечет обязанность государства гарантировать им материальное обеспечение и компенсации в случае причинения вреда жизни или здоровью при прохождении службы.

Учитывая особый характер обязанностей государства по отношению к военнослужащим как лицам, выполняющим конституционно значимые функции, а также задачи Российской Федерации как социального государства по обеспечению эффективной защиты и поддержки семьи и исходя из того, что правовой статус семьи военнослужащего, погибшего при исполнении воинского долга (умершего вследствие увечья, ранения, травмы, контузии, полученных при исполнении обязанностей военной службы), произволен от правового статуса военнослужащего и обусловлен спецификой его профессиональной деятельности, федеральный законодатель предусмотрел также особый правовой механизм возмещения вреда, причиненного в связи со смертью кормильца, для членов семей погибших (умерших) военнослужащих.

Согласно нормам Федерального закона от 07 ноября 2011 года № 306-Ф3 единственным юридически значимым обстоятельством при разрешении спора о праве членов семьи погибшего военнослужащего на получение единовременного пособия является факт гибели военнослужащего при исполнении им обязанностей военной службы.

В силу части 8 статьи 3 Федерального закона от 07 ноября 2011 года № 306-Ф3 в случае гибели (смерти) военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, наступившей при исполнении им обязанностей военной службы, либо его смерти, наступившей вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных им при исполнении обязанностей военной службы, до истечения одного года со дня увольнения с военной службы (отчисления с военных сборов или окончания военных сборов) членам семьи погибшего (умершего) военнослужащего или гражданина, проходившего военные сборы, выплачивается в равных долях единовременное пособие в размере 3 000 000 рублей.

По своему характеру и публично-правовому предназначению единовременное пособие, выплачиваемое членам семьи военнослужащего в случае его гибели (смерти), относится к мерам социальной поддержки лиц, потерявших кормильца, и связано с утратой возможности для этих лиц получать от военнослужащего, в том числе в будущем, соответствующее содержание при наличии предусмотренных законом условий.

Исчерпывающий перечень случаев, при которых военнослужащий считается исполняющим обязанности военной службы, установлен пунктом 1 статьи 37 Федерального закона от 28 марта 1998 г. №53-Ф3: а) участия в боевых действиях, выполнения задач в условиях чрезвычайного или военного положения, вооруженных конфликтов, а также участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности либо пресечению международной террористической деятельности за пределами территории Российской Федерации; б) исполнения, должностных обязанностей; в) несения боевого дежурства, боевой службы, службы в гарнизонном наряде, исполнения обязанностей в составе суточного наряда; г) участия в учениях или походах кораблей; д) выполнения приказа или распоряжения, отданных командиром (начальником); е) нахождения на территории воинской части в течение установленного распорядком дня служебного времени или в другое время, если это вызвано служебной необходимостью; ж) нахождения в служебной командировке; з) нахождения на лечении, следования к месту лечения и обратно; и) следования к месту военной службы и обратно; к) прохождения военных сборов; л) нахождения в плену (за исключением случаев добровольной сдачи в плен), в положении заложника или интернированного; м) безвестного отсутствия — до признания военнослужащего в установленном законом порядке безвестно отсутствующим или объявления его умершим; н)  защиты жизни, здоровья, чести и достоинства личности; о) оказания помощи органам внутренних дел, другим правоохранительным органам по защите прав и свобод человека и гражданина, охране правопорядка и обеспечению общественной безопасности; п) участия в предотвращении и ликвидации последствий стихийных бедствий, аварий и катастроф; р) совершения иных действий, признанных судом совершенными в интересах личности, общества и государства.

Военнослужащие не признаются погибшими (умершими), получившими увечье или заболевание при исполнении обязанностей военной службы при обстоятельствах, перечисленных в пункте 2 статьи 37 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 53-Ф3. Это является основанием для отказа военнослужащим и членам их семей в предоставлении им социальных гарантий и компенсаций, предусмотренных Федеральным законом от 07 ноября 2011 года №306-Ф3, непосредственно вытекающих из факта исполнения обязанностей военной службы, в том числе и в выплате единовременного пособия.

В пункте 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» разъяснено, что исходя из положений пунктов 8 и 9 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» в случае гибели (смерти) военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, наступившей при исполнении им обязанностей военной службы, либо смерти, наступившей вследствие военной травмы, членам его семьи выплачиваются установленные этим законом пособия и компенсации. Разрешая споры, связанные с предоставлением членам семьи указанных лиц социальных гарантий и компенсаций, судам следует проверять, наступила ли гибель (смерть) военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, при исполнении ими обязанностей военной службы, принимая во внимание то, что при обстоятельствах, перечисленных в пункте 2 статьи 37 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (например, совершение ими деяния, признанного в установленном порядке общественно опасным), военнослужащие или граждане, призванные на военные сборы, не признаются погибшими (умершими), получившими увечье или заболевание при исполнении обязанностей военной службы.

Обстоятельств, указанных п. 2 ст. 37 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», при гибели Д*** С.А. судом не установлено, в связи с чем оснований для отказа в удовлетворении исковых требований Демашиной Н.Б. у суда первой инстанции не имелось.

Приказ командира войсковой части 246 и приказ командира *** бригады, которыми установлено, что смерть Д*** С.А. наступила при исполнении обязанностей военной службы, на сегодняшний день не отменены и ответчиками не оспорены, ставить под сомнение формулировку данных приказов у судебной коллегии оснований не имеется.

АО «СОГАЗ», возражавшим против удовлетворения иска, не принято во внимание, что согласно пункту 2 Правил выплаты ежемесячной денежной компенсации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 февраля 2012 года № 142, доказательством, подтверждающим гибель (смерть) военнослужащего при исполнении им обязанностей военной службы, является копия документа, подтверждающего такую гибель (смерть), а копия заключения военно-врачебной комиссии представляется для подтверждения смерти военнослужащего вследствие военной травмы.

Основанием исковых требований Демашиной Н.Б. о признании незаконным решения ответчика об отказе ей в предоставлении ежемесячной денежной компенсации, предусмотренной Федеральным законом от 07 ноября 2011 года №306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», и возложении обязанности на ответчика предоставить такую выплату была названа смерть ее сына Д*** С.А. при исполнении им обязанностей военной службы, а не вследствие военной травмы.

Доводы апелляционных жалоб о том, что в момент гибели Д*** С.А. находился в отпуске, являются несостоятельными.

Судебная коллегия соглашается с выводом районного суда о том, что даже при наличии неотмененного приказа о предоставлении Д*** С.А. отпуска нельзя сделать вывод о том, что смерть *** С.А. наступила не при исполнении обязанностей военной службы, поскольку в действующих приказах командира *** бригады от 15.04.2016 № *** и командира войсковой части 246 от 15.04.2016г № *** указано, что смерть наступила в период прохождения военной службы, связана с исполнением обязанностей военной службы. При этом судом учтено, что командование войсковой части после проведения административного расследования пришло к выводу, что смерть Д*** С.А. наступила при исполнении обязанностей военной службы.

Отказывая в выплате истице единовременного пособия в соответствии с частью 8 статьи 3 Федерального закона от 07 ноября 2011 года № 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» АО «СОГАЗ» ссылается на то, что смерть военнослужащего Д*** С.А. не связана с исполнением обязанностей военной службы, указывая, что Д*** С.А. погиб в дорожно-транспортном происшествии при нахождении в основном отпуске за 2016 год.

Вместе с тем рапорт Д*** С.А. о предоставлении отпуска, на основании которого издан приказ № 59!% от 01.04.2016, в материалах дела отсутствует, не представлен данный документ ответчиками и в суд апелляционной инстанции.

Кроме того, судебная коллегия считает необходимым отметить, что нумерация приказа командира войсковой части 24776 (по строевой части) о предоставлении Д*** С.А. отпуска (№ *** от 01.04.2016) не соответствует приказу № *** от 15.04.2016, которым Д*** С.А. исключен из списков личного состава воинской части в связи со смертью.

С учетом приведенных выше положений Федерального закона от 07 ноября 2011 года № 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции при постановлении решения, правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, произвел полную и всестороннюю оценку представленных по делу доказательств по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, правильно применил нормы материального права, регулирующего спорные правоотношения, и постановил законное и обоснованное решение при точном соблюдении гражданского процессуального законодательства.

Доводы апелляционных жалоб ответчиков не влияют на существо постановленного решения суда, опровергаются исследованными судом первой инстанции доказательствами, получившими надлежащую правовую оценку в оспариваемом решении, были предметом исследования и оценки суда первой инстанции, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, доводы жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, нарушений норм процессуального законодательства, влекущих отмену решения, по делу не установлено.

Оснований, предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РФ, для отмены решения суда не установлено.

В силу изложенного решение суда является правильным и отмене по доводам апелляционных жалоб не подлежит.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Ленинского районного суда города Ульяновска от 26 августа 2019 года оставить без изменения, а апелляционные жалобы акционерного общества «СОГАЗ», Министерства обороны Российской Федерации, Федерального казённого учреждения «Военный комиссариат Ульяновской области» – без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:

вся информация со старого сайта перенесена сюда и здесь будет обновляться

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

28 октября 2016 г. г. Волгоград

Волгоградский гарнизонный военный суд в составе: председательствующего – судьи Боховко В.А., при секретаре судебного заседания Поповой Е.И., с участием административного истца – Кириченко В.В. и представителя начальника филиала № № Федерального государственного казенного учреждения «№ военный госпиталь МО РФ» (далее – военный госпиталь) – Пилат О.В., рассмотрев административное дело по административному исковому заявлению (далее — иск) военнослужащего войсковой части № рядового Кириченко В.В. (далее – истец) об оспаривании действий начальника военного госпиталя, связанных с непризнанием страховым случаем полученной истцом травмы,

у с т а н о в и л:

В своём иске и судебном заседании Кириченко пояснил, что проходит военную службу по контракту в войсковой части № в должности старшего наводчика миномётной батареи. ДД.ММ.ГГГГ на войсковом полигоне при проведении учебных стрельб из гаубичного орудия он получил баротравму правого уха в виде разрыва барабанной перепонки, сопровождавшуюся резкой болью, кровотечением из слухового прохода и снижением слуха. В связи с данной травмой в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ он находился на стационарном лечении в хирургическом отделении военного госпиталя, где лечащим врачом ему поставлен диагноз «острый правосторонний травматический средний отит». По окончании лечения оформлен выписной эпикриз №, содержащий вывод о том, что полученная им травма правого уха не входит в «Перечень увечий (ранений, травм, контузий), относящихся к тяжелым или легким, при наличии которых принимается решение о наступлении страхового случая у застрахованных по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих , граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» (далее – Перечень увечий (ранений, травм, контузий), утвержденный постановлением Правительства РФ от 29 июля 1998 года N 855. Поскольку после выписки из военного госпиталя улучшение его самочувствия не наступило, ДД.ММ.ГГГГ он обратился с жалобами на болевые ощущения и снижение слуха в правом ухе в ФГКУ «№ военный госпиталь МО РФ», в котором в тот же день с таким же диагнозом был помещён на стационарное лечение в ЛОР-отделение и находился до ДД.ММ.ГГГГ.

По мнению истца, содержащийся в выписном эпикризе № вывод о том, что полученная им травма правого уха не относится к страховым случаям, является необоснованным. Согласно разделу 2 Перечня увечий (ранений, травм, контузий), утвержденного постановлением Правительства РФ от 29 июля 1998 года N 855, травмы органов слуха с понижением слуха до восприятия разговорной речи на оба уха до 2 м и повреждения, обусловленные острым одномоментным воздействием факторов военного труда, в том числе барометрических и акустических, которые привели к умеренным или значительным нарушениям функции, относятся к лёгким увечьям (ранениям, травмам, контузиям). Учитывая, что в результате данной травмы от снижения уровня слуха он потерял способность исполнять обязанности военной службы на срок более 7 суток, полученное им ДД.ММ.ГГГГ повреждение правого уха является лёгкой травмой и относится к страховым случаям, дающим право на получение страховой суммы, предусмотренной Федеральным законом от 28 марта 1998 года N 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих , граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации». Перед выпиской из военного госпиталя лечащим врачом уровень его слуха не проверялся и, несмотря на его, Кириченко, просьбу направить на освидетельствование военно-врачебной комиссией для определения тяжести полученной травмы, на такое освидетельствование он не направлялся .

Обращаясь в суд, истец просит признать необоснованным вывод, содержащийся в выписном эпикризе №, о том, что полученная им ДД.ММ.ГГГГ травма правого уха не является страховым случаем в соответствии с Перечнем, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 29 июля 1998 года № 855; обязать начальника военного госпиталя пересмотреть вышеуказанный вывод, признав, что данная травма является страховым случаем для получения страховой суммы в соответствии с Федеральным законом от 28 марта 1998 года 52-ФЗ.

Начальник госпиталя в своём возражении на иск Кириченко требования последнего не признал. Он пояснил, что истец по окончании стационарного лечения в военном госпитале с диагнозом «острый правосторонний травматический средний отит» на освидетельствование в военно-врачебную комиссию не представлялся в связи с тем, что после проведённого лечения воспалительные явления правого уха у Кириченко были купированы и по исходу лечения категория годности его к военной службе не изменилась. Полученная истцом баротравма с учётом протекания воспалительного процесса и выявленных нарушений функций правого уха не входит в утвержденный постановлением Правительства РФ от 29 июля 1998 года N 855 Перечень увечий (ранений, травм, контузий). В связи с этим оснований для удовлетворения требований истца не имеется.

В судебном заседании представитель начальника госпиталя поддержала доводы своего доверителя, изложенные в возражениях на иск Кириченко.

Военный суд, выслушав истца и представителя начальника военного госпиталя, а также исследовав другие доказательства по делу, приходит к выводу, что требования Кириченко подлежит удовлетворению.

Согласно ст.ст. 1, 4, п. 2 ст. 5, п.1 ст. 11 Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих , граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового начальствующего состава органов внутренних дел, РФ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и сотрудников органов государственной налоговой полиции» жизнь и здоровье военнослужащих подлежат обязательному государственному страхованию со дня начала военной службы. Одним из страховых случаев при осуществлении обязательного государственного страхования является получение застрахованным лицом в период прохождения военной службы легкого увечья (ранения, травмы, контузии). Выплата страховых сумм производится страховщиком на основании документов, подтверждающих наступление страхового случая. Перечень документов, необходимых для принятия решения о выплате страховой суммы, устанавливается

Правительством Российской Федерации. Определение степени тяжести увечий (ранений, травм, контузий) застрахованных лиц осуществляется соответствующими медицинскими органами федеральных органов исполнительной власти, в которых законодательством Российской Федерации предусмотрены военная служба, служба, военные сборы.

В соответствии с п. 5 «Перечня документов, необходимых для принятия решения о выплате страховой суммы застрахованным по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащим », утверждённого постановлением Правительства РФ от 29 июля 1998 года № 855, в случае получения застрахованным лицом в период прохождения военной службы тяжелого или легкого увечья (ранения, травмы, контузии) оформляются заявление застрахованного лица о выплате страховой суммы, справка воинской части (учреждения, организации ) об обстоятельствах наступления страхового случая, справка военно-врачебной комиссии о тяжести увечья (ранения, травмы, контузии), полученного застрахованным лицом.

Правила выдачи военно-врачебной комиссией справки о тяжести увечья (ранения, травмы, контузии), полученного застрахованным лицом, установлены «Порядком организации в Министерстве обороны Российской Федерации обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан, призванных на военные сборы», утвержденным приказом Министра обороны РФ от 24 декабря 2015 года N 833. Согласно п. 7 этого Порядка перед окончанием лечения проводится медицинское освидетельствование ВВК в целях определения тяжести увечья (ранения, травмы, контузии) пострадавших военнослужащих и оформляется справка о тяжести увечья (ранения, травмы, контузии), полученного застрахованным лицом (приложение N 2 к настоящему приказу ). В данной справке указываются окончательный диагноз увечья (ранения, травмы, контузии), а также в установленных случаях состояние функции поврежденных органов или систем.

Приведённая выше правовая норма вытекает из положений подп. «л» п. 2.

«Инструкции об организации направления военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, граждан, проходящих военные сборы по линии Вооруженных Сил Российской Федерации, на медицинское освидетельствование», утверждённой приказом Министра обороны РФ от 15 февраля 2016 года N 55 , согласно которому медицинское освидетельствование военнослужащих проводится, в частности, в целях определения тяжести увечья. Причём, как следует из п. 7 вышеназванного Порядка, в случае получения военнослужащим травмы, проведение его медицинского освидетельствования ВВК перед окончанием нахождения на излечении является обязательным.

Из содержания сносок в разделе 2 Перечня увечий (ранений, травм, контузий), утвержденного постановлением Правительства РФ от 29 июля 1998 года N 855, при описании лёгких увечий (ранений, травм, контузий) органов слуха следует, что установление отклонений в состоянии здоровья военнослужащего в виде понижения слуха до восприятия разговорной речи на оба уха до 2 м и повреждений, обусловленных острым, одномоментным воздействием факторов военного труда (барометрических, акустических), которые привели к незначительному нарушению функции, а также определение степени тяжести лёгких увечий (ранений, травм, контузий),

осуществляется исключительно военно-врачебной комиссией по завершении основного курса лечения военнослужащего .

Из истории болезни Кириченко, оформленной в связи с нахождением его в военном госпитале, и выписного эпикриза № видно, что истец в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ находился на стационарном лечении в хирургическом отделении военного госпиталя с диагнозом «острый правосторонний травматический средний отит», где у него был выявлен разрыв барабанной перепонки справа, полученный, как следует из анамнеза заболевания, во время стрельбы из гаубицы при проведении огневой подготовки на полигоне ДД.ММ.ГГГГ. При этом лечащим врачом в выписном эпикризе Кириченко сделана запись о том, что данная травма не входит в «Перечень увечий (ранений, травм, контузий), утвержденный постановлением Правительства РФ от 29 июля 1998 года N 855, и страховым случаем не является.

Свидетель ФИО1, заместитель начальника военного госпиталя по медицинской части, показал, что по окончании стационарного лечения в военном госпитале по поводу баротравмы правого уха Кириченко решением лечащего врача, являющегося хирургом, не представлялся на освидетельствование военно-врачебной комиссией военного госпиталя в связи с тем, что, по мнению лечащего врача, категория годности Кириченко к военной службе не изменилась, полученная баротравма с учётом её последствий не входит в Перечень увечий (ранений, травм, контузий), утвержденный постановлением Правительства РФ от 29 июля 1998 года N 855, а также ввиду отсутствия оформленной командованием войсковой части № справки о травме.

Поскольку из объяснений представителя начальника военного госпиталя и показаний свидетеля ФИО1 установлено, что Кириченко по окончании стационарного лечения в военном госпитале не представлялся на освидетельствование военно-врачебной комиссией, очевидно, что вывод, содержащийся в выписном эпикризе истца, о том, что данная травма не входит в вышеуказанный Перечень и страховым случаем не является, сделан самим лечащим врачом, то есть неполномочным должностным лицом, поскольку из приведенных выше правовых норм следует, что установление тяжести полученной военнослужащим травмы относится к исключительной компетенции военно-врачебной комиссии. В связи с этим суд признаёт необоснованным вывод, содержащийся в выписном эпикризе №, о том, что полученная Кириченко ДД.ММ.ГГГГ травма правого уха не является страховым случаем.

Для восстановления нарушенных прав истца суд возлагает на начальника военного госпиталя обязанность провести медицинское освидетельствование Кириченко военно-врачебной комиссией военного госпиталя для определения тяжести травмы, полученной им при вышеуказанных обстоятельствах.

Что касается указанных начальником госпиталя и его заместителем по медицинской части причин, по которым Кириченко по окончании стационарного лечения не был представлен на военно-врачебную комиссию, в частности, что после проведённого лечения категория годности его к военной службе не изменилась, то такие объяснения суд также признаёт необоснованными, поскольку в соответствии с п. 3 «Положения о военно-врачебной экспертизе», утвержденного постановлением Правительства РФ от 4 июля 2013 года N 565, определение категории годности граждан к военной службе также относится к исключительной компетенции военно-врачебной комиссии. Таким образом, вывод о том, что категория годности Кириченко к военной службе в связи с полученной им травмой органа слуха не изменилась после проведённого ему лечения, не мог сделать единолично лечащий врач, не являющийся к тому же лор-врачом.

То обстоятельство, что по окончании нахождения Кириченко на стационарном лечении воспалительные явления правого уха были купированы, также не является основанием не представлять его на военно-врачебную комиссию для установления тяжести полученной травмы, поскольку предметом спорных правоотношений по делу является тяжесть травмы, а не состояние здоровья Кириченко до и после проведенного ему лечения.

При этом, вопреки ошибочным доводам начальника военного госпиталя и его заместителя по медицинской части, из положений «Порядка организации в Министерстве обороны Российской Федерации обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан, призванных на военные сборы», утвержденного приказом Министра обороны РФ от 24 декабря 2015 года N 833, следует, что само по себе отсутствие на момент нахождения Кириченко на излечении в военном госпитале оформленной командованием войсковой части № справки об обстоятельствах получения им травмы, не препятствовало представлению его по окончании лечения на освидетельствование военно-врачебной комиссией для определения тяжести данной травмы.

Руководствуясь ст.ст. 175177180 и 227 КАС РФ,

р е ш и л:

Административное исковое заявление военнослужащего войсковой части № рядового Кириченко В.В. об оспаривании действий начальника филиала № Федерального государственного казенного учреждения «№ военный госпиталь МО РФ», связанных с непризнанием страховым случаем полученной истцом травмы, удовлетворить.

Признать необоснованным вывод, содержащийся в выписном эпикризе №, оформленном в отношении Кириченко В.В., о том, что полученная им ДД.ММ.ГГГГ травма правого уха не является страховым случаем в соответствии с Перечнем, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 29 июля 1998 года № 855.

Обязать начальника филиала № Федерального государственного казенного учреждения «№ военный госпиталь МО РФ» провести медицинское освидетельствование Кириченко В.В. военно-врачебной комиссией для определения тяжести травмы, полученной Кириченко В.В. ДД.ММ.ГГГГ.

Решение в апелляционном порядке может быть обжаловано в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме в судебную коллегию по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда через Волгоградский гарнизонный военный суд.

Председательствующий по делу В.А. Боховко

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *