ОТГУЛЫ за прошлый год. Суды от гарнизонных до Верховного, что знать чтобы получить —

Превью статьи:

РешениеИменем Российской Федерации16 апреля 2018 г. г. Симферополь ( ДЕЛО № 2а-80/2018 ~ М-68/2018 ) Крымский гарнизонный военный суд в составе председательствующего Быкова В.С., при секретаре судебного заседания Мухачеве Е.А., с участием административного истца Иайлова Н.Г., административного ответчика Солдатенкова А.Н., представителя административного ответчика Жабровского Р.А., рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело № 2а-80/2018 по административному исковому заявлению военнослужащего войсковой части <данные изъяты> Излова Наля Гновича о признании незаконными действий врид начальника <данные изъяты> связанных с отказом в предоставлении дополнительных суток отдыха за 2017 г., установил: Излов Н.Г. обратился с административным исковым заявлением, в котором просит суд признать незаконным отказ врид начальника <данные изъяты> Солдатенкова А.Н. в предоставлении ему дополнительных суток отдыха за привлечение к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в 2017 г. в количестве               <данные изъяты> и обязать указанное должностное лицо предоставить ему дополнительные сутки отдыха. Кроме того, Излов Н.Г. просит суд возместить ему судебные расходы, связанные с уплатой государственной пошлины, в размере 300 руб. В суде административный истец Излов Н.Г. пояснил, что врид начальника <данные изъяты> необоснованно отказывает ему в предоставлении дополнительных суток отдыха за 2017 г., ссылаясь на необходимость выполнения служебных задач. Кроме того Измлов Н.Г., не оспаривая расчет административного ответчика о количестве положенного ему за 2017 г. дополнительного времени отдыха исходя из его расчета в часах, указал на неправильное, по его мнению, исчисление указанного значения в сутках. Административный ответчик — врид начальника <данные изъяты> Солдатенков А.Н. требования административного истца не признал и просил в удовлетворении административного иска отказать. В обоснование пояснил, что в течение 2017 г. командование не имело возможности в полном объёме компенсировать…

Видео: Отгулы военнослужащим мнения судов разделились.
Видео:  Опять отгулы и опять прошлый год.

РешениеИменем Российской Федерации16 апреля 2018 г. г. Симферополь ( ДЕЛО № 2а-80/2018 ~ М-68/2018 )

Крымский гарнизонный военный суд в составе председательствующего Быкова В.С., при секретаре судебного заседания Мухачеве Е.А., с участием административного истца Иайлова Н.Г., административного ответчика Солдатенкова А.Н., представителя административного ответчика Жабровского Р.А., рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело № 2а-80/2018 по административному исковому заявлению военнослужащего войсковой части <данные изъяты> Излова Наля Гновича о признании незаконными действий врид начальника <данные изъяты> связанных с отказом в предоставлении дополнительных суток отдыха за 2017 г.,

установил:

Излов Н.Г. обратился с административным исковым заявлением, в котором просит суд признать незаконным отказ врид начальника <данные изъяты> Солдатенкова А.Н. в предоставлении ему дополнительных суток отдыха за привлечение к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в 2017 г. в количестве               <данные изъяты> и обязать указанное должностное лицо предоставить ему дополнительные сутки отдыха. Кроме того, Излов Н.Г. просит суд возместить ему судебные расходы, связанные с уплатой государственной пошлины, в размере 300 руб.

В суде административный истец Излов Н.Г. пояснил, что врид начальника <данные изъяты> необоснованно отказывает ему в предоставлении дополнительных суток отдыха за 2017 г., ссылаясь на необходимость выполнения служебных задач. Кроме того Измлов Н.Г., не оспаривая расчет административного ответчика о количестве положенного ему за 2017 г. дополнительного времени отдыха исходя из его расчета в часах, указал на неправильное, по его мнению, исчисление указанного значения в сутках.

Административный ответчик — врид начальника <данные изъяты> Солдатенков А.Н. требования административного истца не признал и просил в удовлетворении административного иска отказать. В обоснование пояснил, что в течение 2017 г. командование не имело возможности в полном объёме компенсировать административному истцу сверхурочное время в другие дни недели в связи со служебной нагрузкой и необходимостью поддержания боевой готовности подразделения. При этом в течение 2018 г. Излову Н.Г. дополнительные сутки отдыха за 2017 г. будут предоставлены в полном объёме исходя из приведенных выше критериев несения службы подразделением и желания военнослужащего.

    Представитель командира войсковой части <данные изъяты> Жабровский Р.А. поддержал доводы, приведенные административным ответчиком                 Солдатенковым А.Н., и просил в удовлетворении требований Излову Н.Г. отказать.

Заслушав мнение лиц, участвующих в деле, исследовав материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

В суде установлено, что Излов Н.Г. в 2017 г. привлекался к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в течение <данные изъяты>), в связи с чем за указанный период, а также в 1 квартале 2018 г. ему предоставлялось дополнительное время отдыха в количестве <данные изъяты>

Вышеизложенные обстоятельства подтверждаются следующими доказательствами.

Согласно журналу учета служебного времени <данные изъяты> рабочей тетради начальника <данные изъяты> и справке-расчету количества дополнительных суток отдыха от 02 апреля 2018 г.                    Излов Н.Г. за привлечение его к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени, а также за привлечение к исполнению обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни имеет право на дополнительные сутки отдыха за 2017 г. в количестве <данные изъяты> При этом в 2017 г. и в 1 квартале 2018 г. административному истцу было предоставлено <данные изъяты>

В соответствии с выпиской из приказа командира войсковой части <данные изъяты> Измлову Н.Г. к основному отпуску за 2017 г., общей продолжительностью <данные изъяты>, дополнительные сутки отдыха не присоединялись.

11 января 2018 г. Измлов Н.Г. обратился по команде с рапортом о предоставлении ему всего количества дополнительных суток отдыха за 2017 г.

При этом врид начальника <данные изъяты> Солдатенковым А.Н. 14 февраля 2018 г. административному истцу дан ответ, что дополнительные сутки отдыха за 2017 г. ему будут представлены в плановом порядке.

В силу требований ч. 1 ст. 11 Федерального закона «О статусе военнослужащих» привлечение военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени компенсируется отдыхом соответствующей продолжительности в другие дни недели. При невозможности предоставления указанной компенсации время исполнения обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени суммируется и предоставляется военнослужащим в виде дополнительных суток отдыха, которые могут быть присоединены по желанию указанных военнослужащих к основному отпуску. Порядок учета служебного времени и предоставления дополнительных суток отдыха определяется Положением о порядке прохождения военной службы.

В соответствии с положениями Порядка учета служебного времени и предоставления дополнительных суток отдыха (Приложение № 2 к Положению о порядке прохождения военной службы) учет времени привлечения военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени и отдельно учет привлечения указанных военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни (в часах), а также учет (в сутках) предоставленных им дополнительных суток отдыха и предоставленного им времени отдыха (в часах) ведется командиром подразделения в журнале. Правильность записей в журнале еженедельно подтверждается подписью военнослужащего. Дополнительные сутки отдыха в количестве не более 30, присоединяемые к отпуску, в продолжительность основного отпуска не входят. При этом дополнительные сутки отдыха предоставляются военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, как правило, с учетом необходимости поддержания боевой готовности подразделения и интересов службы.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», дополнительные сутки (дополнительное время) отдыха военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, предоставляются в соответствии с п. 1 и 3 ст. 11 Федерального закона «О статусе военнослужащих» с учетом положений ст. 219 — 221, 234 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, ст. 29 Положения о порядке прохождения военной службы, а также с учетом требований, изложенных в Порядке учета служебного времени и предоставления дополнительных суток отдыха (приложение № 2 к Положению о порядке прохождения военной службы). В тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год в следующем календарном году, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен.

При таких обстоятельствах следует прийти к выводу, что волеизъявление военнослужащего о желании использовать все учтенные за ним дополнительные сутки отдыха, не является обязательным для командира, поскольку решение о предоставлении данных суток отдыха им принимается с учетом необходимости поддержания боевой готовности подразделения и интересов службы.

В суде достоверно установлено, что Излов Н.Г. имеет право на получение дополнительных суток отдыха за 2017 г. в количестве <данные изъяты> дополнительного отдыха за 2017 г. административному истцу по состоянию на 02 апреля 2018 г. уже предоставлено, в связи с чем требование административного истца о предоставлении ему дополнительных суток отдыха в количестве 87 суток, суд признает необоснованным.

При этом исходя из сменного графика несения службы Изловым Н.Г. суд, вопреки мнению административного истца, считает, что расчет положенных ему дополнительных суток отдыха, произведенный командованием, является верным.

Одновременно суд приходит к убеждению о том, что в настоящий момент требование административного истца о предоставлении ему дополнительных суток отдыха за 2017 г. носит преждевременный характер, поскольку исходя из приведенных выше норм закона командование вправе предоставить административному истцу дополнительные сутки отдыха за привлечение его к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в 2017 г. в течение всего следующего календарного года, то есть до 31 декабря 2018 г.

Таким образом, суд полагает, что оснований для признания незаконными действий врид начальника <данные изъяты> связанных с отказом в предоставлении Излову Н.Г. дополнительных суток отдыха за привлечение его к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной общей продолжительности еженедельного служебного времени, а также в выходные и праздничные дни в 2017 г. в настоящее время не имеется, в связи с чем заявленные Изловым Н.Г. требования удовлетворению не подлежат.

В соответствии с ч. 1 ст. 103 и ч. 1 ст. 111 КАС РФ судебные расходы по делу следует отнести на счет административного истца.

Руководствуясь ст. 175-180, 227 КАС РФ,

решил:

в удовлетворении административного искового заявления Излова о признании незаконными действий врид начальника                              <данные изъяты> связанных с отказом в предоставлении дополнительных суток отдыха за 2017 г., отказать.

Судебные расходы по делу отнести на счет административного истца.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в судебную коллегию по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда через Крымский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Председательствующий                                                                                    В.С. Быков

Видео: Отгулы за прошлый год Новости с Северного флота.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ( определение Северного флотского ниже )

№88а-79/2020 (№ 88а-283/2019)

24 января 2020 г.                                                                       город Новосибирск

Кассационный военный суд в составе:

председательствующего Иванова В.В.,

судей Шпакова С.П. и Яковлева И.А.,

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу административного истца Моисеева Михаила Сергеевича на решение Полярнинского гарнизонного военного суда от 26 июля 2019 г. (дело №2а-87/2019) и апелляционное определение Северного флотского военного суда от 27 сентября 2019 г., принятые по административному иску Моисеева М.С. об оспаривании отказа командира войсковой части № 1 в предоставлении дополнительных суток отдыха.

Заслушав доклад судьи Шпакова С.П., изложившего обстоятельства дела, содержание судебных актов, принятых по делу, доводы кассационной жалобы, Кассационный военный суд

установил:

решением Полярнинского гарнизонного военного суда от 26 июля 2019 г., оставленным без изменения апелляционным определением Северного флотского военного суда от 27 сентября 2019 г., отказано в удовлетворении требований административного искового заявления Моисеева, в котором он с учетом уточнений оспорил отказ командира войсковой части № 1 в предоставлении дополнительных суток отдыха за привлечение к исполнению обязанностей военной службы

сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в 2018 и 2019 годах, соответственно 120 суток и 17 суток,

а также 15 дополнительных суток отдыха за исполнение обязанностей военной службы в 2019 году на воинской должности, исполнение обязанностей по которой связано с повышенной опасностью для жизни и здоровья.

В кассационной жалобе Моисеев выражает несогласие с состоявшимися судебными постановлениями, просит их отменить и принять по делу новый судебный акт.

В обоснование жалобы административный истец указывает на ошибочность выводов судов о том, что им был пропущен срок для обращения в суд по требованию о предоставлении дополнительных суток отдыха за 2018 год. По мнению автора жалобы, суды необоснованно не приняли во внимание разъяснения, изложенные в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2914 г. № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» (далее – Постановление Пленума). Учитывая упомянутые разъяснения, спорные сутки за 2018 год могли быть им реализованы до 31 декабря 2019 г. включительно.

При этом автор жалобы считает несостоятельным вывод судов о том, что он был обязан реализовывать свое право только путем присоединения дополнительных суток отдыха к основному отпуску, и не мог компенсировать их отдыхом соответствующей продолжительности в другие дни недели.

Кроме того, по мнению Моисеева, при учете времени привлечения его к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в качестве переработки подлежало учету время, затраченное им на прием пищи. Данное обстоятельство судами не было учтено.

Проверив материалы дела и обоснованность доводов поданной жалобы, Кассационный военный суд приходит к следующим выводам.

В ходе рассмотрения дела судами установлено, что Моисеев проходил службу в районе Крайнего севера на воинской должности, исполнение обязанностей по которой связано с повышенной опасностью для жизни и здоровья.

Приказом командира войсковой части № 2 от 12 июля 2019 г. № 23 он уволен с военной службы в запас в связи с организационно-штатными мероприятиями. В период военной службы в 2018 году он привлекался к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени.

До своего увольнения военнослужащий 20 мая 2019 г. обратился с рапортом к командиру войсковой части № 1 о предоставлении ему части основного отпуска за 2019 год сроком на 30 суток, а также предоставлении дополнительных суток отдыха за 2018 год сроком 151 сутки и за 2019 г. сроком на 15 суток.

Приказом упомянутого должностного лица от 20 мая 2019 г. № 147 рапорт военнослужащего был реализован в части предоставления основного отпуска за 2019 год.

Также на основании приказов командира войсковой части № 1 Моисееву предоставлялся основной отпуск за 2018 год в периоды: с 22 мая по 17 июня 2018 г.; с 20 августа по 2 сентября 2018 г.; с 21 февраля по 15 марта 2019 г.

Согласно частям 2 и 3 статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее по тексту – КАС РФ) при рассмотрении административного дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими административное дело, в пределах доводов кассационной жалобы, представления. Суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

В соответствии с частью 2 статьи 328 КАС РФ основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов, изложенных в обжалованном судебном акте, обстоятельствам административного дела, неправильное применение норм материального права, нарушение или неправильное применение норм процессуального права, если оно привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта.

Кроме того, в любом случае судебный акт подлежит безусловной отмене Кассационным военным судом, указанных в части 1 статьи 310 КАС РФ.

Суды, отказывая административному истцу в его требованиях в части предоставления отпуска и дополнительных суток отдыха за 2019 год, пришли к выводу об их необоснованности, установив, что военнослужащему в связи с его предстоящим увольнением в июле 2019 г. на основании пропорционального расчета был предоставлен основной отпуск за этот год с учетом его увеличения за службу в районах Крайнего Севера и за исполнение обязанностей военной службы на воинской должности, исполнение обязанностей по которой связано с повышенной опасностью для жизни и здоровья, а также присоединением к нему дополнительных суток отдыха за привлечение к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени за 2019 год, а всего 35 суток.

Такой вывод суда подтверждается материалами дела и не вызывает сомнения у суда кассационной инстанции.

Согласно пункту 3 статьи 29 Положения о порядке прохождения военной службы (далее – Положение), утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года № 1237, продолжительность основного отпуска военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, в год увольнения с военной службы исчисляется путем деления продолжительности основного отпуска, установленной военнослужащему, на 12 и умножения полученного количества суток на количество полных месяцев военной службы, прошедших от начала календарного года до предполагаемого дня исключения его из списков личного состава воинской части.

В силу пунктов 4 и 5 Положения продолжительность основного отпуска увеличивается военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, в районах Крайнего Севера, а также находящимся на воинских должностях (должностях), исполнение обязанностей военной службы на которых связано с повышенной опасностью для жизни и здоровья.

В случае наличия нескольких оснований для увеличения продолжительности основного отпуска время увеличения суммируется и устанавливается с учетом общей продолжительности отпуска — 60 суток.

В то же время, отказ судами Моисееву в удовлетворении его требований о предоставлении дополнительных суток отдыха за 2018 год в связи с пропуском им срока обращения в суд, предусмотренного частью 1 статьи 219 КАС РФ, является ошибочным.

Суды в ходе рассмотрения дела установили, что Моисеев в 2018 году действительно привлекался к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени и имел право на предоставление дополнительных суток отдыха согласно требованиям статьи 11 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

В силу данной статьи привлечение указанных военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени компенсируется отдыхом соответствующей продолжительности в другие дни недели. При невозможности предоставления указанной компенсации время исполнения обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени суммируется и предоставляется военнослужащим в виде дополнительных суток отдыха, которые могут быть присоединены по желанию указанных военнослужащих к основному отпуску. Порядок учета служебного времени и предоставления дополнительных суток отдыха определяется Положением.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 21 Постановления Пленума, в тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год в следующем календарном году, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен.

Поскольку иск Моисеева зарегистрирован в суде первой инстанции 8 июля 2019 г., то есть до истечения 2019 г. и до увольнения его с военной службы, поэтому им не пропущен упомянутый процессуальный срок обращения в суд в части защиты своих прав по предоставлению дополнительных суток отдыха за 2018 год.

Что касается выводов судебных инстанций, изложенных в обжалованных судебных постановлениях, о том, что срок по данному вопросу следует исчислять с момента окончания основного отпуска Моисеева за 2018 год, предоставленного в 2019 году, и выхода на службу, то есть с 16 марта 2019 г., то они являются ошибочными по указанным выше основаниям.

полностью решение ВС РФ разобрано ниже

При этом следует отметить, что военнослужащий, не изъявивший своего желания присоединить дополнительные сутки отдыха к основному отпуску, не теряет право на предоставление ему отдыха в другие дни в период военной службы.

Так, в соответствии с пунктом 3 Приложения № 2 к Положению о порядке прохождения военной службы, когда суммарное сверхурочное время (суммарное время исполнения должностных и специальных обязанностей в выходные или праздничные дни с учетом времени, необходимого военнослужащему для прибытия к месту службы от места жительства и обратно) достигает величины ежедневного времени, установленного регламентом служебного времени для исполнения должностных обязанностей, военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, по его желанию предоставляются в другие дни недели дополнительные сутки отдыха или они присоединяются к основному отпуску.

Упомянутое неправильное применение норм процессуального права, связанное с нерассмотрением по существу судами вопроса о предоставлении Моисееву дополнительных суток отдыха за 2018 г. по причине пропуска срока, предусмотренного частью 1 статьи 219 КАС РФ, допущенное при рассмотрении дела, привело к принятию неправильных судебных актов, что в силу статьи 328 и пункта 2 части 1 статьи 329 КАС РФ является основанием для их отмены в соответствующей части и направления дела на новое рассмотрение по данному вопросу в гарнизонный военный суд.

При новом рассмотрении дела гарнизонному военному суду следует учесть изложенное и разрешить административное исковое заявление в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 327, 328, п. 2 ч. 1 ст. 329 и ст. 330 КАС РФ, Кассационный военный суд

определил:

решение Полярнинского гарнизонного военного суда от 26 июля 2019 г. и апелляционное определение Северного флотского военного суда от 27 сентября 2019 г., принятые по административному иску Моисеева Михаила Сергеевича, отменить в части отказа в удовлетворении требований о предоставлении дополнительных суток отдыха за 2018 год и направить дело на новое рассмотрение в Полярнинский гарнизонный военный суд в ином составе судей.

В остальной части судебные акты суда первой и апелляционной инстанций оставить без изменения.

Председательствующий                                                                         В.В. Иванов

Судьи                                                                                                        С.П. Шпаков

                                                                                                                  И.А. Яковлев

Председательствующий в суде первой инстанции судья КИСЕЛЕВ М.Л.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 33а-540/2019

город Североморск 27 сентября 2019 года

Северный флотский военный суд в составе:

председательствующего – судьи МИНАКОВА А.Л.,

судей БЛИНОВА Ю.Г. и ВОЛЧКА В.Г.,

при секретаре – помощнике судьи ДМИТРИЕНКО А.В., с участием представителя административного истца МОИСЕЕВА М.С. СОЛОВЬЕВА С.С., рассмотрел в открытом судебном заседании административное дело по апелляционной жалобе МОИСЕЕВА М.С. на решение Полярнинского гарнизонного военного суда от 26 июля 2019 года, принятое по административному исковому заявлению военнослужащего войсковой части № старшины 2 статьи МОИСЕЕВА Михаила Сергеевича об оспаривании отказа командира войсковой части № в предоставлении дополнительных суток отдыха.

Заслушав доклад судьи МИНАКОВА А.Л., флотский военный суд

У С Т А Н О В И Л:

МОИСЕЕВ М.С. 20 мая 2019 года обратился к командиру войсковой части № с рапортом о предоставлении ему дополнительных суток отдыха за 2018 и 2019 годы, а также 15 дополнительных суток отпуска за 2019 год за службу на воинской должности, исполнение обязанностей по которой связано с повышенной опасностью для жизни и здоровья. Однако в этом ему было отказано.

Полагая отказ неправомерным, МОИСЕЕВ М.С. подал в суд административное исковое заявление, в котором с учетом последующих уточнений своих требований просил обязать командира войсковой части № предоставить ему дополнительный отдых продолжительностью: за 2018 год 120 суток, за 2019 год 17 суток, а также 15 суток за службу в 2019 году на занимаемой воинской должности.

В ходе подготовки к судебному разбирательству суд определением привлек к участию в деле в качестве административного соответчика командира войсковой части №.

Решением суда в удовлетворении административного искового заявления отказано.

В апелляционной жалобе МОИСЕЕВ М.С., высказывая несогласие с решением, просит его отменить и принять новое – об удовлетворении заявленных им требований.

Аргументируя свою жалобу, он указывает, что суд пришел к неверному выводу о пропуске им срока на обращение в суд с требованием о предоставлении дополнительных суток отдыха за 2018 год. Ссылаясь на разъяснения, содержащиеся в п.21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 года №8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», административный истец полагает, что трехмесячный срок, предусмотренный ст.219 КАС РФ, истечет у него только 1 апреля 2020 года. Не согласен МОИСЕЕВ М.С. и с выводом суда о том, что указанные дополнительные сутки отдыха могут быть предоставлены по желанию военнослужащего в 2019 году только совместно с неиспользованной частью основного отпуска за 2018 год, поскольку данное право он может реализовать в течение текущего года в любое время.

Кроме того, по мнению административного истца, при учете времени привлечения военнослужащего к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени, а также привлечения его к исполнению обязанностей военной службы в выходные и праздничные в качестве переработки подлежит учету и время, затраченное военнослужащим на прием пищи. Несмотря на то, что данное положение закреплено в указаниях первого заместителя Министра обороны РФ от 20 декабря 2018 года №205/2/585, суд не руководствовался им при вынесении решения.

В возражениях представитель командира войсковой части № КОНДРАТСКАЯ Л.В., соглашаясь с выводами суда первой инстанции, просит решение оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

В судебном заседании представитель административного истца СОЛОВЬЕВ С.С., настаивая на удовлетворении административного иска, привел доводы, аналогичные тем, которые содержатся в апелляционной жалобе.

Рассмотрев материалы дела, заслушав объяснения представителя административного истца, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе и в возражениях на неё, флотский военный суд не находит оснований для её удовлетворения.

В соответствии с п.1 ст.11 Федерального закона «О статусе военнослужащих» привлечение военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени компенсируется отдыхом соответствующей продолжительности в другие дни недели. При невозможности предоставления указанной компенсации время исполнения обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени суммируется и предоставляется военнослужащим в виде дополнительных суток отдыха, которые могут быть присоединены по желанию указанных военнослужащих к основному отпуску. Порядок предоставления дополнительных суток отдыха определяется Положением о порядке прохождения военной службы.

Согласно п.3 приложения №2 к Положению о порядке прохождения военной службы при достижении суммарного сверхурочного времени величины ежедневного времени, установленного регламентом служебного времени для исполнения должностных обязанностей, военнослужащему по его желанию предоставляются в другие дни недели дополнительные сутки отдыха или они присоединяются к основному отпуску. Пункт 6 статьи 29 Положения предусматривает, что вместо увеличения продолжительности основного отпуска или его части по желанию военнослужащего ему могут предоставляться дополнительные сутки отдыха до дня начала отпуска.

Исходя из этого реализация военнослужащим права на дополнительные сутки отдыха обусловлена его волеизъявлением. При этом данные сутки могут быть предоставлены в другие дни недели, до основного отпуска либо путем их присоединения к отпуску.

Таким образом, военнослужащий, при наличии у него соответствующего желания должен реализовать указанное право в течение года, в котором образовалось сверхурочное время.

Вместе с тем п.14 ст.29 названного Положения предусмотрено, что в случае, когда основной отпуск не был предоставлен военнослужащему в текущем календарном году в связи с его болезнью или другими исключительными обстоятельствами этот отпуск предоставляется в следующем календарном году и должен быть использован до его окончания.

Анализ содержания приведенных норм позволяет прийти к выводу, что предельный срок реализации военнослужащим своего права на дополнительные сутки отдыха обусловлен временем предоставления ему основного отпуска в следующем календарном году за предшествующий год. По окончании такого отпуска военнослужащий утрачивает названное право, возникшее у него в прошлом году.

Как установлено в ходе судебного разбирательства, МОИСЕЕВУ М.С. оставшаяся часть основного отпуска за 2018 год предоставлена с 21 февраля по 15 марта 2019 года. При этом военнослужащий на протяжении всего 2018 года и вплоть до окончания названного отпуска с просьбой о предоставлении ему дополнительных суток отдыха за 2018 год к командованию не обращался. Доказательств обратного ни МОИСЕЕВЫМ М.С., ни его представителем суду представлено не было. Не содержат таковых и материалы дела. Что же касается исследованного в суде письменного объяснения сослуживца – старшины 2 статьи запаса ФИО16 о том, что приблизительно в октябре 2018 года со слов административного истца ему стало известно об обращении последнего в строевую часть с рапортом о дополнительных сутках отдыха, то данное доказательство получено с нарушением порядка, предусмотренного Кодексом административного судопроизводства РФ, а поэтому на основании статей 59 и 61 КАС РФ является недопустимым и не имеет юридической силы. Ходатайств стороной административного истца о допросе ФИО16 в качестве свидетеля не заявлялось. Впервые МОИСЕЕВ М.С. обратился к командиру войсковой части № с рапортом о предоставлении ему дополнительных суток отдыха за 2018 год только 20 мая 2019 года, то есть когда он уже утратил право на этот отдых.

Кроме того, вопреки утверждению в апелляционной жалобе, является верным вывод суда первой инстанции о том, что МОИСЕЕВЫМ М.С. пропущен срок по требованию о предоставлении дополнительных суток отдыха за 2018 год.

Административный истец, зная, что 15 марта 2019 года у него заканчивается основной отпуск за 2018 год без предоставления ему дополнительных суток отдыха, в течение трехмесячного срока, предусмотренного ч.1 ст.219 КАС РФ, за защитой своих прав в суд не обратился. Исковое заявление МОИСЕЕВ М.С. подал только 8 июля 2019 года, не приведя при этом никаких уважительных причин пропуска названного срока, что в силу ч.8 ст.219 КАС РФ является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.

Ссылка в апелляционной жалобе на методические рекомендации по организации и выполнению мероприятий повседневной деятельности в соединениях и воинских частях Вооруженных Сил РФ, согласно которым при расчете сверхурочного времени не подлежит учету время отдыха (сна), а о времени, необходимом для приема пищи, не упомянуто, в данном конкретном случае является беспредметной.

Как указывалось выше, требование о предоставлении дополнительных суток отдыха за 2018 год удовлетворению не подлежит. Что же касается суток отдыха за 2019 год, то, как видно из материалов дела, МОИСЕЕВ М.С. просил предоставить ему всего 32 суток. Столько командование и дало ему в текущем году.

По делу также установлено, что МОИСЕЕВ М.С. проходил службу в районе Крайнего Севера в экипаже <данные изъяты> (Перечень воинских должностей…, утвержденный приказом Министра обороны РФ от 26 октября 2016 года №). Приказом командира войсковой части № от 12 июля 2019 года №23 административный истец уволен с военной службы.

Согласно п.5 ст.11 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащим, проходящим военную службу в районах Крайнего Севера, продолжительность основного отпуска увеличивается (предоставляются дополнительные сутки отдыха) на 15 суток. Такую же льготу имеют и военнослужащие, находящиеся на воинских должностях, исполнение обязанностей службы на которых связано с повышенной опасностью для жизни и здоровья. При этом общая продолжительность основного отпуска военнослужащего с учетом дополнительных суток отдыха не может превышать 60 суток.

На основании п.3 ст.29 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащему в году увольнения продолжительность основного отпуска исчисляется за период службы с начала календарного года до предполагаемого дня исключения его из списков личного состава воинской части, то есть пропорционально прослуженному времени.

Правильно проанализировав названные нормы, гарнизонный военный суд пришел к обоснованному выводу о том, что продолжительность основного отпуска МОИСЕЕВА М.С. в году увольнения с учетом предполагаемого исключения его из списков личного состава в июле 2019 года должна составлять 35 суток (60: 12•7). Именно такой продолжительности приказом командира войсковой части № от 20 мая 2019 года № административному истцу был предоставлен основной отпуск за 2019 год.

На основании изложенного действия командира войсковой части № по предоставлению административному истцу в 2019 году дополнительных суток отдыха следует признать правомерными.

Предусмотренных ст.310 КАС РФ оснований для отмены решения суда в апелляционном порядке не имеется. Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену решения, не установлено; решение является законным и обоснованным.

Поскольку апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению, то в силу ст.111 КАС РФ отсутствуют основания для возмещения МОИСЕЕВУ М.С. судебных расходов, связанных с уплатой государственной пошлины.

Руководствуясь п.1 ст.309 и ст.311 КАС РФ, флотский военный суд

О П Р Е Д Е Л И Л:

Решение Полярнинского гарнизонного военного суда от 26 июля 2019 года по административному исковому заявлению МОИСЕЕВА Михаила Сергеевича оставить без изменения, а его апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Председательствующий по делу А.Л. МИНАКОВ

26.09.2019 г.

Видео: Отгулы за прошлый год итоги перед Европейским судом.
Видео:  Отгулы что ответил Верховный СУД РФ.

Отпуск и дополнительные сутки отдыха, соответственно предоставляются в следующем календарном году и должны быть использованы до его окончания, в связи с чем, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен, это также указано Верховным Судом Российской Федерации в Постановлении Пленума от 29.05.2014 года № 8, в тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год в следующем календарном году, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен. 

Видео:  Журнал переработки своевременно проверять.
  • 1. В статье «Как производится учет служебного времени военнослужащих и каков порядок предоставления компенсации за привлечение к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени?», опубликованной 29 октября 2018 г. на сайте Главной военной прокуратуры (далее по тексту – ГВП) (https://gvp.gov.ru/gvp/faq/view/297; автор – старший военный прокурор 4 отдела 2 управления полковник юстиции А. Богович), написано, помимо прочего, следующее: «Наиболее распространенной проблемой, с которой сталкиваются правоприменители на практике, является перенос дополнительных суток отдыха на следующий год. В нормативных правовых актах, регламентирующих данные правоотношения, перенос суток отдыха на следующий год не предусмотрен. В то же время в соответствии с п. 14 ст. 29 Положения в тех случаях, когда основной и (или) дополнительный отпуск не был предоставлен военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, в текущем календарном году в связи с болезнью или другими исключительными обстоятельствами, допускается перенос основного и (или) дополнительных отпусков на следующий календарный год. При переносе основного и (или) дополнительных отпусков на следующий календарный год они должны быть использованы до его окончания. Это положение дает право применить процедуру переноса отпусков, в том числе и на дополнительные сутки отдыха.»
    Из данного утверждения автора следует, что перенос накопленного за прошлый год дополнительного времени (суток) отдыха возможен только при переносе отпуска за прошлый год в год нынешний с последующим присоединением накопленных за прошлый год доп. суток отдыха для реализации не предоставленного ранее права на отдых в нынешнем году.
    Однако, в п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 г. № 8 сказано: «В тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год в следующем календарном году, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен. (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2016 № 27)»
    Из данного разъяснения Постановления Пленума следует, что право на положенные дополнительные сутки (время) отдыха, которые не были предоставлены в прошлом году, в нынешнем году не утрачивается и, более того, допускается для реализации, т.к. указано, что нарушение этого права военнослужащего при непредоставлении положенного дополнительного времени отдыха начнёт исчисляться с 1 января года, следующего за нынешним.
    Таким образом, законодатель вполне обоснованно предусмотрел реализацию положенного дополнительного времени отдыха за прошлый год не только в течение всего прошлого года, но и в течение всего последующего (т.е. нынешнего) года, т.к. в течение всего нынешнего года нарушение права при неполном предоставлении доп. суток отдыха ещё не наступает, о чём и говорит данный абзац Постановления Пленума. При этом в Постановлении Пленума нет однозначной и неразделимой привязки данного права на доп. сутки отдыха к праву на перенесённый или не перенесённый отпуск за прошлый год в год нынешний, а лишь указывается аналогия по срокам для реализации данного права на доп. сутки отдыха. Из этого следует, что перенос положенных доп. суток отдыха за прошлый год в год нынешний возможен и допустим вне зависимости от факта наличия и/или переноса отпуска за прошлый год в год нынешний, что явно противоречит той мысли, высказанной автором в статье. А, как известно, Постановления Пленумов ВС обязательны для исполнения всеми гос. органами, в т.ч. и судами, и служат для судов ориентиром при отправлении правосудия.
    Вдобавок к вышесказанному, если следовать изложенной в данной статье мысли и логике автора о недопустимости переноса положенн Портал органов военной прокуратурыgvp.gov.ru
  • ых доп. суток отдыха за прошлый год в год нынешний без переноса соответствующего отпуска, то возникает вполне закономерный и логичный вопрос: а как тогда при таких обстоятельствах реализовывать накопившееся доп. время отдыха за прошлый год, если все виды отпуска были предоставлены и реализованы военнослужащим с 1-го января прошлого года, после чего и произошло накопление доп. суток отдыха??? Ведь получается, что весь отпуск военнослужащему уже предоставлен и им реализован, а доп. сутки (время) в полном объёме за прошедший год командование предоставить так и не смогло, что встречается повсеместно и постоянно, даже при условии своевременного написания военнослужащим соответствующих рапортов! Ведь по логике, изложенной автором в статье, перенос не предоставленных доп. суток отдыха за прошлый год в год нынешний уже не допустим, что явно нарушает право военнослужащего на положенный и заслуженный дополнительный отдых.
    Данное явное противоречие и высказанная в статье позиция автора ГВП приведёт к неправильной правоприменительной практике как должностными лицами воинских частей, так и органами военной прокуратуры, призванными осуществлять соответствующий надзор за исполнением законов органами военного управления воинских частей.
    2. Далее в своей статье автор пишет: «Другая проблема, с которой сталкиваются военнослужащие на практике, — это неправильный учет начальником сверхурочного времени и времени исполнения обязанностей в выходные и праздники при предоставлении отдыха в другие дни недели (например, за суточное дежурство предоставляется один день отдыха). Непринятие командованием своевременных мер для предоставления отдыха подчиненным приводит в итоге к тому, что время переработки суммируется, а при изъявлении военнослужащим желания получить дополнительные сутки отдыха производится зачет 24 часов учтенного времени при пересчете за каждые предоставленные сутки отдыха. Такой подход грубейшим образом нарушает требование Порядка, которым определено, что одни сутки отдыха предоставляются при суммарном достижении сверхурочного времени (времени привлечения к исполнению обязанностей в выходные и праздники) нормальной продолжительности ежедневного служебного времени, то есть восьми часов.»
    2. Хочу отметить негативную практику, сложившуюся во многих подразделениях, при которой в период суточного наряда из учёта служебного времени исключается 4 часа предоставленного времени отдыха и 1 час приёма пищи, т.е. в зачёт служебного времени идёт не 24 часа, а 19 (такая практика распространена, например, но не исключительно, при подсчёте служебного времени за суточный наряд дежурному по части, по отделу и т.п., где дежурному предоставляется 4 часа на сон и примерно 1 час на еду, в период которых его подменяет помощник дежурного). Однако, данная правовая позиция руководства воинских частей явно противоречит факту исполнения военнослужащим обязанностей военной службы, т.к. военнослужащий, даже отдыхая в период суточного наряда, продолжает находиться в наряде согласно приказа на боевое дежурство (или подобного приказа на другие виды нарядов), продолжает в течение всей службы непрерывно нести полную персональную ответственность за весь подчинённый в наряде личный состав и/или имущество, при этом домой не убывает в связи с запретом командира части (или командира подразделения), продолжает находиться в подразделении в служебном помещении и в военной форме одежды, а дежурные, в том числе, имеют при себе личное оружие, которое они на период отдыха не сдают обратно в КХО, а также дежурные продолжают отвечать за принятое по описи и под охрану оружие в КХО. Т.е. помощник, подменяя дежурного на период его отдыха, исполняет только лишь некоторую часть обязанностей дежурного, но далеко не все, и соответственно дежурного в полном смысле и объёме не заменяет. Вдобавок, при возникновении в период положенного отдыха каких-либо нештатных ситуаций автоматически отдых дежурной службы, как и любого другого военнослужащего из состава наряда, прекращается.
    В некоторых федерал
  • ьных органах, в которых предусмотрена военная служба, правовыми отделами соответствующих частей разрабатываются методические рекомендации по такому расчёту служебного времени, которые нижестоящие командиры обязаны использовать при расчёте служебного времени и служебной перенагрузки подчинённому личному составу. Подобные незаконные методические рекомендации, как мне стало известно от самих военнослужащих, используются, например, в пограничных органах.
    Вычитание 4-х часов отдыха и 1 часа на приём пищи из учёта служебного времени противоречит тому факту, что согласно ст. 8 Устава внутренней службы, а также ст. 37 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» военнослужащий в этих и/или подобных случаях считается исполняющим обязанности военной службы, следовательно, всё это время исполнения обязанностей военной службы должно быть учтено как служебное время в полном объёме, равном 24 часа, а не 19.
  • составил Военный ПравовеДЪ ссылка на канал -— https://www.youtube.com/channel/UC1Pm2mmY5dHhH-vM0lua9-g

дали 160 суток СФ — перед увольнением — разбираемся :

В Гаджиевский гарнизонный военный Суд 

Административный истец: 
Азнабаев Руслан Ульфатович 
Родился 10 ноября 1988 года: 
в г. Веймар республика Германия. 
Адрес места жительства: 
Мурманска область г. Гаджиево 
ул. Ленина д. кв.0 
тел. +7-07 
эл. почта: @mail.ru 

Административный ответчик: 
командир войсковой части Годев Антон Васильевич, 
Мурманская обл. г. Гаджиево 
войсковая часть 4 
тел._________________ 


АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ 
об оспаривании неправомерных действий командира воинской части 24 
в виде отказа предоставить дополнительные сутки отдыха 

Я, мичман Азнабаев Руслан Ульфатович, прохожу военную службу по контракту в войсковой части 24 
В течение 2017 года и прошедшего периода 2018 года я выполнял обязанности военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени и привлекался к исполнению обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни. В результате этого мне положено 218 дополнительных суток отдыха. 
Копии подтверждающих документов прилагаю. 
Согласно Федеральному закону № 53-ФЗ от 28 марта 1998 г. 
«О воинской обязанности и военной службе» Статье 37. Исполнение обязанностей военной службы: 
п.1. Военнослужащий, гражданин, проходящий военные сборы, и гражданин, пребывающий в мобилизационном людском резерве, считаются исполняющими обязанности военной службы в случаях: 
а) участия в боевых действиях, выполнения задач в условиях чрезвычайного положения и военного положения, а также в условиях вооруженных конфликтов. 
б) исполнения должностных обязанностей; 
в) несения боевого дежурства, боевой службы, службы в гарнизонном наряде, исполнения обязанностей в составе суточного наряда; 
г) участия в учениях или походах кораблей; 
д) выполнения приказа или распоряжения, отданных командиром (начальником); 
е) нахождения на территории воинской части в течение установленного распорядком дня служебного времени или в другое время, если это вызвано служебной необходимостью; 
ж) нахождения в служебной командировке; 
з) нахождения на лечении, следования к месту лечения и обратно; 
и) следования к месту военной службы и обратно. 
На основании Федерального закона № 76-ФЗ от 27.05.1998 года «О статусе военнослужащих» статьи 11 пункта 1 «Служебное время и право на отдых». Общая продолжительность еженедельного служебного времени военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, за исключением случаев, указанных в пункте 3 настоящей статьи, не должна превышать нормальную продолжительность еженедельного рабочего времени, установленную федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (40 часов в неделю). Привлечение указанных военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в иных случаях компенсируется отдыхом соответствующей продолжительности в другие дни недели. При невозможности предоставления указанной компенсации время исполнения обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени суммируется и предоставляется военнослужащим в виде дополнительных суток отдыха, которые могут быть присоединены по желанию указанных военнослужащих к основному отпуску. Порядок учета служебного времени и предоставления дополнительных суток отдыха определяется Положением о порядке прохождения военной службы. 
Ведение журнала является обязанностью командира подразделения в соответствии с Приказом Министра обороны РФ № 660 от 30 октября 2015 года пункта 25 и Приложения № 7 — а его неведение или неправильное ведение — является невыполнением или нарушением Приказа Министра обороны РФ. 
На основании Указа Президента Российской Федерации № 1237 от 16.09.1999 года «Вопросы прохождения военной службы» Приложения № 2 пункта 3, когда суммарное сверхурочное время (суммарное время исполнения должностных и специальных обязанностей в выходные или праздничные дни с учётом времени, необходимого военнослужащему для прибытия к месту службы от места жительства и обратно) достигает величины ежедневного времени (обычно 8 часов), установленного регламентом служебного времени для исполнения должностных обязанностей, военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, по его желанию предоставляются в другие дни недели дополнительные сутки отдыха или они присоединяются к основному отпуску. Дополнительные сутки отдыха в количестве не более 30, присоединяемые к отпуску, в продолжительность основного отпуска не входят. 
Отпуск и дополнительные сутки отдыха, соответственно предоставляются в следующем календарном году и должны быть использованы до его окончания, в связи с чем, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен, это также указано Верховным Судом Российской Федерации в Постановлении Пленума от 29.05.2014 года № 8, в тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год в следующем календарном году, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен. 
Установленным порядком я подавал рапорта командиру в/ч 24 о предоставлении дополнительных суток отдыха в количестве 93 суток за 2017 год, с расчёт-обоснованием и подтверждающими документами, о предоставлении основного отпуска за 2018 год в количестве 60 суток и дополнительных суток отдыха в количестве 125 суток с расчёт-обоснованием и подтверждающими сутками отдыха выписками из приказа командира войсковой части. 
Копии документов прилагаю. 
07 февраля 2019 года мне поступил письменный ответ командира войсковой части 24 на ранее поданные рапорта 
. Копии документов прилагаю. 
Однако в соответствии с поданным установленным порядком командир в/ч 24 предоставил мне только основной отпуск за 2018 год сроком на 60 суток, 30 суток суток отдыха за 2018 год, 15 дополнительных суток отдыха за 2019 , без предоставления положенных дополнительных суток отдыха за 2017-2018 года. 
. Копии документов прилагаю. 
01 февраля 2019 года установленным порядком я подал командиру в/ч 24 о предоставлении письменного аргументированного ответа на поданные мной рапорта о предоставлении дополнительных суток отдыха. 
07 февраля 2019 года мне поступил по почте письменный ответ командира в/ч 24 об отказе в предоставлении дополнительных суток отдыха. . 
Копии документов прилагаю. 
Согласно Указа Президента Российской Федерации № 1237 от 16.09.1999 года «Вопросы прохождения военной службы» статьи 29 пункта 6, вместо увеличения продолжительности основного отпуска или его части по желанию военнослужащего ему может предоставляться до дня начала отпуска дополнительное время отдыха из расчета одни сутки отдыха за каждые сутки установленного настоящим Положением увеличения отпуска. 
В силу статьи 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Согласно пункту 5 статьи 37 Конституции Российской Федерации, каждый гражданин имеет право на отдых. Для граждан Российской Федерации, обладающих статусом военнослужащих, законодательством о прохождении военной службы установлена система материального и иных видов обеспечения. Обязанность обеспечить реализацию права военнослужащего на отдых возлагается пунктом 4 статьи 3 Закона РФ на командиров (воинских начальников). Согласно пункту 5 статьи 3 этого же Закона РФ, никто не вправе ограничивать военнослужащих в правах и свободах, гарантированных Конституцией РФ и настоящим Федеральным законом. Командиры (начальники), виновные в неисполнении обязанностей по реализации прав военнослужащих, несут ответственность в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ. 

ПРИМЕЧАНИЕ : 

1. ОСВС Статья 4. Правовые основы статуса военнослужащих

1. Правовыми основами статуса военнослужащих являются Конституция Российской Федерации, федеральные конституционные законы, настоящий Федеральный закон, федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, а также нормы международного права и международные договоры Российской Федерации.

2. Правовые и социальные гарантии военнослужащим, включая меры их правовой защиты, а также материального и иных видов обеспечения, предусмотренные настоящим Федеральным законом, не могут быть отменены или снижены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации иначе как путем внесения изменений и дополнений в настоящий Федеральный закон.

Статья 3. Гарантии правовой и социальной защиты военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей

1. Для военнослужащих настоящим Федеральным законом устанавливается единая система правовой и социальной защиты, а также материального и иных видов обеспечения с учетом занимаемых воинских должностей, присвоенных воинских званий, общей продолжительности военной службы, в том числе и в льготном исчислении, выполняемых задач, условий и порядка прохождения ими военной службы.

2. Правовая защита военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей является функцией государства и предусматривает закрепление в законах и иных нормативных правовых актах прав, социальных гарантий и компенсаций указанных лиц и иных мер их социальной защиты, а также правовой механизм их реализации.

3. Социальная защита военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей является функцией государства и предусматривает:

реализацию их прав, социальных гарантий и компенсаций органами государственной власти, федеральными государственными органами, органами военного управления и органами местного самоуправления;

совершенствование механизмов и институтов социальной защиты указанных лиц;

охрану их жизни и здоровья, а также иные меры, направленные на создание условий жизни и деятельности, соответствующих характеру военной службы и ее роли в обществе.

4. Реализация мер правовой и социальной защиты военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей возлагается на органы государственной власти, федеральные государственные органы, органы местного самоуправления, федеральные суды общей юрисдикции, правоохранительные органы в пределах их полномочий, а также является обязанностью командиров (начальников) (далее — командиры). Реализации прав военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей в соответствии с федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации могут также содействовать общественные объединения.

5. Никто не вправе ограничивать военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей в правах и свободах, гарантированных КонституциейРоссийской Федерации и настоящим Федеральным законом. Должностные лица органов государственной власти, федеральных государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, а также командиры, виновные в неисполнении обязанностей по реализации прав военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, несут ответственность в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

При осуществлении призыва на военную службу, заключении с военнослужащими контракта о прохождении военной службы, а также при увольнении военнослужащих с военной службы государство гарантирует исполнение обязательств, предусмотренных настоящим Федеральным законом, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

6. Контроль за исполнением настоящего Федерального закона осуществляется органами государственной власти, федеральными государственными органами, правоохранительными органами и органами военного управления.

Надзор за исполнением настоящего Федерального закона осуществляется Генеральным прокурором Российской Федерации и подчиненными ему прокурорами.


Считаю, что действия командира в/ч 24 не соответствуют закону, нарушают моё гарантированное законом право на отдых ввиду того, что право на отдых военнослужащих закреплено Конституцией Российской Федерации и Федеральным законом Российской Федерации № 76-ФЗ от 27 мая 1998 года «О статусе военнослужащих» (далее – Закон). Федеральные законы Российской Федерации не содержат указания на лишение или ограничение военнослужащих права на отдых. Обязанностью воинских начальников является обеспечение прав подчинённых им военнослужащих, в том числе по реализации права на отдых. 
Таким образом, действия командира в/ч 24 по отказу в предоставлении мне 93 за 2017 год, 95 суток за 2018 год дополнительных суток отдыха за выполнение мной обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного времени и привлечения меня к исполнению служебных обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни, нарушает моё право, как военнослужащего Вооруженных Сил Российской Федерации, на отдых, закреплённое Конституцией Российской Федерации и Федеральными законами Российской Федерации. 
Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» п. 21 » В тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год в следующем календарном году, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен.» В своем решении Суд приводит новое требование к началу исчисления сроков исковой давности —- 3 месяца после окончания отпуска. 
Что же касается сроков предоставления , то об этом указано в вышеприведенном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 8, причем изменение сроков предоставления суток отдыха и срока начала исчисления исковой давности внесены в указанный п. 21 Пленума, Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2016 г. N 27, о чем Суду должно быть известно , что : «Дополнительные сутки отдыха в количестве не более 30, присоединяемые к отпуску, в продолжительность основного отпуска не входят.» В своем рапорте я излагал что , только за 2017 год мне положено 97 суток. И по требованию п.5 статьи 11. «Служебное время и право на отдых «: «общая продолжительность основного отпуска с учетом дополнительных суток отдыха не может превышать 60 суток». 

Разъяснением Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», так как в соответствии с Федеральным конституционным законом от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». Часть 5 ст. 19 Закона гласит: «Верховный Суд Российской Федерации дает разъяснения по вопросам судебной практики» Данная норма реализует положения ст. 126 Конституции РФ, которая гласит, что Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Последнее из названных полномочий Верховный Суд РФ реализует в различных формах, основными из которых являются принятие Пленумом Верховного Суда РФ постановлений, Постановление Пленума Верховного Суда РФ представляет собой результат глубокого теоретического обобщения и переработки всего массива судебной практики в отдельно взятом направлении. Необходимо подчеркнуть, что сформулированное в ст. 126 Конституции РФ положение, согласно которому Верховный Суд РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики, влечет обязанность следовать этим разъяснениям, а значит, имеет не рекомендательное, а обязательное значение, обязательный характер таких разъяснений способствует единообразию судебной практики, поскольку за этим стоит ответственность судей за иное, презюмируемое как неправильное, понимание и применение законов. Без единообразия же судебной практики обеспечение в стране единства законности, подлинного равенства всех граждан перед законом и судом вряд ли возможно. 
Определением Конституционного Суда РФ от 9 декабря 2014 г. № 2743-О где указано «Определение форм компенсации военнослужащим повышенных нагрузок при необходимости выполнения ими обязанностей военной службы за пределами установленной продолжительности еженедельного служебного времени — прерогатива законодателя и уполномоченных им органов исполнительной власти, которые могут для воинских подразделений, выполняющих специальные задачи, предусмотреть в качестве компенсации соответствующие денежные выплаты (например, повышение оклада, особую надбавку или доплату в составе денежного довольствия и др.) или иные предоставления взамен дополнительных дней отдыха, однако в силу универсального характера конституционного права на отдых они не вправе, регламентируя служебное время и время отдыха военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, вводить такие правила, которые предусматривали бы выполнение обязанностей военной службы за пределами установленной продолжительности еженедельного служебного времени без какой-либо компенсации. «Также на Определение Конституционного Суда РФ от 24 июня 2014 года № 1366-О сказано : «Однако само по себе такое изменение правового регулирования не означает, что привлечение военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени может осуществляться без соответствующей компенсации.» Также как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, в сфере социального регулирования должен соблюдаться принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающий правовую определенность, сохранение стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм и предсказуемость законодательной и правоприменительной политики, с тем , чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав , действенности их государственной защиты, т.е. в том , что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано. 
На основании статьи 218 КАС Российской Федерации ПРОШУ: 
1. Признать действия командира войсковой части 4 по отказу в предоставлении дополнительных дней отдыха — незаконными. 
2. Обязать командира войсковой части 4 предоставить мне дополнительные сутки отдыха в полном объёме в количестве 188 суток. 
3. Обязать Руководителя ФКУ «УФО МО РФ по Мурманской области» компенсировать мне затраты на уплату государственной пошлины в размере 300 рублей. 
Приложения: 
4. Выписка из приказа командира в/ч 24 (по строевой части) № …. от 24.11.2017 г. об убытии. 
5. Копия ответа командира в/ч 4 от 07.02.20189 г 
6. Копия рапорта командиру в/ч 4 от 01.02.2019 г. 
7. Копия контракта о прохождении военной службы. 
8. Квитанция об уплате государственной пошлины. 
Прошу Вас запросить у командования войсковой части 0 нижеперечисленные документы: 
1. Журнал учёта времени привлечения военнослужащих управления войсковой части 4, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени, привлечения военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни и предоставления им дополнительного времени отдыха. 

Дата:___________________ Подпись:____________________________

Р Е Ш Е Н И ЕИменем Российской Федерации
23 апреля 2019 годагород Гаджиево

Гаджиевский гарнизонный военный суд под председательством судьи Михайлюка А.С., при секретаре судебного заседания Никитенко Ю.Н., с участием представителя административного ответчика командира войсковой части 20404 — Кубековой М.Н., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда административное дело № 2а-43/2019 по административному исковому заявлению военнослужащего войсковой части 20404 мичмана Азнабаева Руслана Ульфатовича об оспаривании действий командира войсковой части 20404, связанных с предоставлением дополнительных суток отдыха не в полном объёме,

установил:

Азнабаев Р.У. обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором с учётом последующих уточнений просит обязать командира войсковой части 20404 предоставить ему 93 и 95 дополнительных суток отдыха за привлечение в 2017-2018 г. к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени (далее – сверхурочное время), 30 суток отпуска как военнослужащему, находящемуся на воинской должности, исполнение обязанностей на которой связано с повышенной опасностью для жизни и здоровья за 2017-2018 г.

В обоснование заявления административный истец ссылается на то, что в 2017-2018 г. он неоднократно привлекался к несению дежурно-вахтенной службы, в связи с чем приобрёл право на дополнительный отдых. В этой связи он обратился к командиру воинской части с рапортом о предоставлении дополнительных суток отдыха, по результатам рассмотрения которого причитающиеся ему сутки отдыха были предоставлены, но не в полном объёме.

Представитель командира войсковой части 20404 Кубекова М.Н., не отрицая право Азнабаева Р.У. на сутки отдыха за 2018 г., но в меньшем, чем он испрашивает, количестве, административный иск не признала и просила в его удовлетворении отказать, сославшись на то, что право Азнабаева Р.У. на предоставление 82 суток отдыха не нарушено, поскольку он до истечения 2018 г. за их предоставлением не обращался.

Помимо этого Кубекова М.Н. просила о применении к заявленным требованиям в части предоставления дополнительных суток отдыха за 2017 г. последствий пропуска административным истцом срока обращения в суд с заявлением.

Также Кубекова М.Н. пояснила, что оснований для предоставления административному истцу 30 суток отпуска за 2017-2018 г. как военнослужащему, находящемуся на воинской должности, исполнение обязанностей на которой связано с повышенной опасностью для жизни и здоровья отдельно от основного отпуска не имеется.

Административный истец Азнабаев Р.У., административный ответчик филиал федерального казённого учреждения «Объединённое стратегическое командование Северного флота» – «1 финансово-экономическая служба», привлечённый к участию в деле для решения вопроса о распределении судебных расходов, будучи надлежащим образом уведомленные о месте и времени судебного заседания, в том числе публично, путём размещения информации на официальном сайте суда, в суд не прибыли, о причинах неявки в суд не сообщили.

Заслушав объяснения представителя административного ответчика Кубековой М.Н., суд находит заявленный административный иск подлежащим частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Административное исковое заявление, в котором ставится вопрос о признании незаконными действий командира войсковой части 20404 предъявлено в суд 25 марта 2019 г.

Проверяя соблюдение административным истцом срока, установленного на обращение в суд, в части оспаривания действий командира войсковой части 20404, связанных с непредоставлением дополнительных суток отдыха за 2017 г., суд исходит из следующего.

Как это следует из журнала учёта времени привлечения военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы в сверхурочное время и соответствующих приказов командира войсковой части 20404, Азнабаев Р.У. в 2017 г. неоднократно привлекался к указанным мероприятиям, в связи с чем приобрёл право на дополнительные сутки отдыха.

Порядок учёта служебного времени военнослужащих и предоставления им дополнительных суток отдыха установлен Положением о порядке прохождения военной службы, утверждённым Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 г. № 1237 (далее – Положение).

В соответствии с п. 3 приложения № 2 к Положению, когда суммарное время привлечения военнослужащего к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени (суммарное время исполнения должностных и специальных обязанностей в выходные или праздничные дни) достигает величины ежедневного времени, установленного регламентом служебного времени для исполнения должностных обязанностей, военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, по его желанию предоставляются в другие дни недели дополнительные сутки отдыха или они присоединяются к основному отпуску.

Таким образом, в законе предусмотрены определённые ограничения относительно времени реализации военнослужащими права на дополнительный отдых.

Применительно к настоящему делу, исходя из названных нормативных положений, Азнабаев Р.У. имел право на дополнительные сутки отдыха в связи с привлечением к несению суточных дежурств в 2017 г. непосредственно по окончании данных служебных мероприятий либо при предоставлении основного отпуска за этот год. ( это что за нововведение????) 

Согласно сообщению командира войсковой части 24 от 4 апреля 2019 г. № 310, рапорта Азнабаева Р.У. и копии приказа командира этой же воинской части от 6 ноября 2017 г. № 194, основной отпуск за 2017 г. предоставлялся административному истцу с 28 ноября 2017 г. по 31 января 2018 г., то есть без учёта дополнительных суток отдыха за 2017 г., поскольку с просьбой об их предоставлении Азнабаев Р.У. к командиру воинской части не обращался.

В силу ч. 1 ст. 219 КАС РФ административное исковое заявление может быть подано в суд в течение трёх месяцев со дня, когда гражданину, организации, иному лицу стало известно о нарушении их прав, свобод и законных интересов.

С административным исковым заявлением, в котором в том числе оспариваются действия командования по указанному вопросу, Азнабаев Р.У. обратился в суд только в марте 2019 г., то есть за пределами отведённого для этих целей срока. ( а как же пленум???) 

Доказательств наличия уважительных причин пропуска данного срока административным истцом не представлено.

Изложенное в силу ч. 8 ст. 219 КАС РФ является основанием для отказа в удовлетворении его административного искового заявления.

Также не имеется оснований для удовлетворения требований Азнабаева Р.У. о предоставлении ему отдельно отпуска в размере 30 суток как военнослужащему, находящемуся на воинской должности, исполнение обязанностей на которой связано с повышенной опасностью для жизни и здоровья за 2017-2018 г.

В соответствии со ст. 29 Положения продолжительность основного отпуска военнослужащих, увеличивается по основаниям, предусмотренным п. 4 этой же статьи. При этом п. 5 ст. 29 Положения закреплено, что в случае наличия нескольких оснований для увеличения продолжительности основного отпуска время увеличения суммируется и устанавливается с учетом общей продолжительности отпуска — 60 суток, аналогичная норма также содержится в ст. 11 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих».

Анализ приведённых положений позволяет прийти к выводу, что дополнительные сутки отдыха, предусмотренные подп. «в» п. 4 ст. 29 Положения входят в состав основного отпуска и отдельно от основного отпуска не предоставляются, а продолжительность ежегодного основного отпуска военнослужащего не может превышать 60 суток независимо от количества оснований для его увеличения.

Как это следует из приказов командира войсковой части 4 от 6 ноября 2017 г. № 194 и от 8 февраля 2019 г. № 26 отпуска, положенные Азнабаеву Р.У. за 2017 и 2018 г., были предоставлены тому в полном объёме, то есть в порядке, предусмотренном п. 2, 4-5 ст. 29 Положения.

Давая оценку оспариваемым действиям административного ответчика в части непредоставления Азнабаеву Р.У. дополнительных суток отдыха за 2018 г. и разрешая вопрос о количестве суток отдыха, на которое вправе претендовать административный истец, суд исходит из следующего.

Как усматривается из копии рапорта от 1 февраля 2019 г. Азнабаев Р.У. обратился к командиру войсковой части 24 с просьбой о предоставлении 93 и 125 дополнительных суток отдыха за привлечение его соответственно в 2017 и 2018 годах к исполнению обязанностей военной службы в сверхурочное время, основных отпусков за 2018 г. и 2019 г., суток отдыха за 2018 и 2019 г. в соответствии с приказом Министра обороны Российской Федерации от 26 октября 2016 г. № 695.

Приказом командира войсковой части 20404 от 8 февраля 2019 г. № 26, о чём свидетельствует копия этого документа, Азнабаеву Р.У. предоставлены 45 дополнительных суток отдыха за привлечение его в 2018-2019 г. к исполнению обязанностей военной службы в сверхурочное время, основной отпуск за 2018 и основной отпуск за 2019 г. пропорционально прослуженному времени.

Согласно п. 1 ст. 11 ФЗ «О статусе военнослужащих» привлечение военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы свыше 40 часов в неделю подлежит компенсации дополнительным отдыхом соответствующей продолжительности.

Порядок учёта служебного времени и предоставления дополнительных суток отдыха (далее – Порядок) установлен приложением № 2 к Положению.

В соответствии с п. 1 и 3 Порядка учёт времени привлечения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни в сверхурочное время и отдельно учёт привлечения указанных военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни (в часах), а также учёт (в сутках) предоставленных им дополнительных суток отдыха в соответствии с п. 1 ст. 11 ФЗ «О статусе военнослужащих» и предоставленного им времени отдыха (в часах) ведётся командиром подразделения в журнале. Когда суммарное сверхурочное время достигает величины ежедневного времени, установленного регламентом служебного времени для исполнения должностных обязанностей, военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, по его желанию предоставляются в другие дни недели дополнительные сутки отдыха или они присоединяются к основному отпуску.

Как усматривается из соответствующего журнала и копий изданных командиром войсковой части 20404 приказов, Азнабаев Р.У. в 2018 году привлекался к несению дежурно-вахтенной службы 82 раза.

Учитывая регламент служебного времени и распорядок дня воинской части, общее сверхурочное время за несение вахт, применительно к Азнабаеву Р.У. составило 958 часов 30 минут, то есть 120 суток отдыха.

Приказами командира войсковой части 20404 от 16 и 30 мая, 2, 8, 25 и 30 октября, 6 и 12 декабря 2018 г. № 100, № 127, № 190, № 194, № 202, № 206, № 257 и № 260, Азнабаеву Р.У. за привлечение к указанным мероприятиям были предоставлено в общей сложности 8 дополнительных суток отдыха.

Принимая во внимание установленные по делу обстоятельства, связанные с исполнением Азнабаевым Р.У. обязанностей военной службы в сверхурочное время, с учётом предоставленных ему дополнительных суток отдыха, следует прийти к выводу о том, что он в пределах заявленных им требований вправе претендовать на 82 дополнительных суток отдыха (120-30-8).

При этом позицию Азнабаева Р.У о его праве на 95 дополнительных суток отдыха, суд считает необоснованной ввиду того, что она не соответствует доказанным обстоятельствам дела.

Таким образом, поскольку в 2018 году право Азнабаева Р.У. на отдых за этот год реализовано не было, оспариваемые действия командования в части предоставления дополнительного отдыха за исполнение обязанностей военной службы в сверхурочное время, без учёта причитающихся ему 82 суток, следует признать незаконными и нарушающими его права.

Поскольку решение суда принимается в пользу административного истца, понесённые им расходы по уплате государственной пошлины, составляющие согласно квитанции 300 рублей, в соответствии со ст. 111 КАС РФ подлежат возмещению ему со стороны административных ответчиков в полном объёме.

Руководствуясь ст. 175 – 180 и 227 КАС РФ, гарнизонный военный суд

решил:

Административное исковое заявление Азнабаева Руслана Ульфатовича – удовлетворить частично.

Признать действия командира войсковой части 24, связанные с предоставлением Азнабаеву Руслану Ульфатовичу дополнительного отдыха без учёта причитающихся 82 дополнительных суток за привлечение его в 2018 г. к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени, не соответствующими нормативным правовым актам и нарушающими права, свободы и законные интересы административного истца.

Обязать командира войсковой части 24 предоставить Азнабаеву Руслану Ульфатовичу 82 дополнительных суток отдыха за привлечение его к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени, в выходные и праздничные дни в 2018 г.

Командиру войсковой части 24 необходимо сообщить о выполнении возложенной на него обязанности в суд и административному истцу в течение одного месяца со дня вступления решения суда в законную силу.

В удовлетворении административного искового заявления Азнабаева Руслана Ульфатовича в части требований о возложении на командира войсковой части 24 обязанности по предоставлению 93 суток отдыха за привлечение его к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в 2017 г., 30 суток отдыха как военнослужащему, находящемуся на воинской должности, исполнение обязанностей на которой связано с повышенной опасностью для жизни и здоровья за 2017-2018 г. и 13 суток отдыха за привлечение его к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в 2018 г. – отказать.

Взыскать с филиала федерального казённого учреждения «Объединённое стратегическое командование Северного флота» – «1 финансово-экономическая служба» в пользу Азнабаева Руслана Ульфатовича судебные расходы, связанные с уплатой государственной пошлины при обращении в суд, в размере 300 (трёхсот) рублей.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Северный флотский военный суд через Гаджиевский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня его принятия.

ПредседательствующийА.С. Михайлюк

Северный флотский военный суд

(через Гаджиевский гарнизонный военный суд)

184606, Мурманская область,

г. Североморск, ул. Падорина, д. 7 А, к. 3

Административный истец:

Азнабаев Руслан Ульфатович Родился 10 ноября 1988 года: в г. Веймар республика Германия. Адрес места жительства: Мурманска область г. Гаджиево ул. Ленина д.3 кв.0 тел. +797 эл. почта: ra@mail.ru

Административный ответчик: командир войсковой части Гев Антон Васильевич, Мурманская обл. г. Гаджиево войсковая часть 4 тел._________________

Апелляционная жалоба

23 апреля 2019 года решением № 2а-43/2019 Гаджиевского гарнизонного военного суда, на исковое заявление мичмана Азнабаева Руслана Ульфатовича, об оспаривании действий командира войсковой части 2, связанных с предоставлением дополнительных суток отдыха не в полном объёме, было удовлетворено частично.

В удовлетворении административного искового заявления Азнабаева Руслана Ульфатовича в части требований о возложении на командира войсковой части 2 обязанности по предоставлению 93 суток отдыха за привлечение его к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в 2017 г., 30 суток отдыха как военнослужащему, находящемуся на воинской должности, исполнение обязанностей на которой связано с повышенной опасностью для жизни и здоровья за 2017-2018 г. и 13 суток отдыха за привлечение его к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в 2018 г., было отказано.

С решением суда я не могу согласиться по следующим основаниям:

Суд указал: » Согласно сообщению командира войсковой части 2 от 4 апреля

2018 г. № 310, рапорта Азнабаева Р.У. и копии приказа командира этой же воинской части от 6 ноября 2017 г. № 194, основной отпуск за 2017 г. предоставлялся административному истцу с 28 ноября 2017 г. по 31 января 2018 г., то есть без учёта дополнительных суток отдыха за 2017 г., поскольку с просьбой об их предоставлении Азнабаев Р.У. к командиру воинской части не обращался.

В силу ч. 1 ст. 219 КАС РФ административное исковое заявление может быть подано в суд в течение трёх месяцев со дня, когда гражданину, организации, иному лицу стало известно о нарушении их прав, свобод и законных интересов.»

Однако в последующем обосновании своего отказа не верно применил разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» п. 21 » В тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год в следующем календарном году, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен.»

Также суд привел требования : Приложения №2 к Положению о порядке прохождения военной службы » 3. Когда суммарное сверхурочное время (суммарное время исполнения должностных и специальных обязанностей в выходные или праздничные дни с учетом времени, необходимого военнослужащему для прибытия к месту службы от места жительства и обратно) достигает величины ежедневного времени, установленного регламентом служебного времени для исполнения должностных обязанностей, военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, по его желанию предоставляются в другие дни недели дополнительные сутки отдыха или они присоединяются к основному отпуску.» т.е. либо присоединяются к отпуску , или даются в другие дни недели, что же касается сроков предоставления , то об этом указано в вышеприведенном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 8, причем изменение сроков предоставления суток отдыха и срока начала исчисления исковой давности внесены в указанный п. 21 Пленума, Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2016 г. N 27, о чем Суду должно быть известно , при этом в решении Суда не учтено , что : «Дополнительные сутки отдыха в количестве не более 30, присоединяемые к отпуску, в продолжительность основного отпуска не входят.» В административном же исковом заявлении я излагал что , только за 2017 год мне положено 93 суток. И при этом Суд не учел требование п.5 статьи 11. «Служебное время и право на отдых «: «общая продолжительность основного отпуска с учетом дополнительных суток отдыха не может превышать 60 суток», что лишний раз подчеркивает что в выводах суда отсутствует логика принятого решения. Так как в приведенной судом «совокупности условий» возможности предоставления суток отдыха присутствует фраза : «обращение военнослужащего с рапортом о предоставлении дополнительных суток отдыха в другие дни недели, а также в году возникновения права на получение дополнительного отдыха либо в следующем году одновременно с основным отпуском (при наличии для этого исключительных обстоятельств)» Отсюда рождаются вопросы : 1. А если суток отдыха 93 , и отпуск будет более 60 суток? 2. А если не одновременно , то не полжены сутки отдыха?

Также Суду предоставлены 3 рапорта с просьбой предоставить отгулы за 2017 год в течении 2018 года , когда эти отгулы могли быть предоставлены, и также в рапорте не указывал свое отношение к возможности использования дополнительных суток в 2017году , а просто попросил Командира ВЧ №00000 предоставить мне отгулы , за привлечение к исполнению служебных обязанностей сверх установленной продолжительности времени , приложив выписку из Журнала учета времени привлечения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени, привлечения этих военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни и предоставления им дополнительного времени отдыха.

Также Суд в своем решении указал:» Анализ приведённых положений позволяет прийти к выводу, что дополнительные сутки отдыха, предусмотренные подп. «в» п. 4 ст. 29 Положения входят в состав основного отпуска и отдельно от основного отпуска не предоставляются, а продолжительность ежегодного основного отпуска военнослужащего не может превышать 60 суток независимо от количества оснований для его увеличения.», считаю данные выводы противоречащими разъяснениям Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», так как в соответствии с Федеральным конституционным законом от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». Часть 5 ст. 19 Закона гласит: «Верховный Суд Российской Федерации дает разъяснения по вопросам судебной практики» Данная норма реализует положения ст. 126 Конституции РФ, которая гласит, что Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Последнее из названных полномочий Верховный Суд РФ реализует в различных формах, основными из которых являются принятие Пленумом Верховного Суда РФ постановлений, Постановление Пленума Верховного Суда РФ представляет собой результат глубокого теоретического обобщения и переработки всего массива судебной практики в отдельно взятом направлении. Необходимо подчеркнуть, что сформулированное в ст. 126 Конституции РФ положение, согласно которому Верховный Суд РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики, влечет обязанность следовать этим разъяснениям, а значит, имеет не рекомендательное, а обязательное значение, обязательный характер таких разъяснений способствует единообразию судебной практики, поскольку за этим стоит ответственность судей за иное, презюмируемое как неправильное, понимание и применение законов. Без единообразия же судебной практики обеспечение в стране единства законности, подлинного равенства всех граждан перед законом и судом вряд ли возможно.

Также Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения РФ положений этих договорных актов , когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении РФ.

Как разъяснено в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от № 5 «О

применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ», применение судами Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции, п.10 : «Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»). Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод.»

Однако Я считаю что Судом при принятии решения нарушена «Конвенция о защите прав человека и основных свобод» Статья 6 » Право на справедливое судебное разбирательство » п. 1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, В соответствии со ст. ст. 295-299 КАС РФ,

ПРОШУ:

1.отменить решение от 23 апреля 2019 года № 2а-43/2019 Гаджиевского гарнизонного военного суда; 2. Принять по делу новое решение .

ПРИЛОЖЕНИЕ: 1. Копии апелляционной жалобы 2. Квитанция об оплате государственной пошлины 150 рублей

« ___ » __________2019 г. __________ / Азнабаев Р. У./

Выигранный суд:

В Гаджиевский гарнизонный военный Суд 

Административный истец: 
Фамилия Имя
Родился 10 ноября 1988 года: 
в г. 
Адрес места жительства: 

тел. +
эл. почта: 

Административный ответчик: 
командир войсковой части Фамилия Антон Васильевич, 
Мурманская обл. г. Гаджиево 
войсковая часть 00000 
тел._________________ 


АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ 
об оспаривании неправомерных действий командира воинской части 00000 
в виде отказа предоставить дополнительные сутки отдыха 

Я, мичман Фамилия Имя Ульфатович, прохожу военную службу по контракту в войсковой части 00000 
В течение 2017 года и прошедшего периода 2018 года я выполнял обязанности военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени и привлекался к исполнению обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни. В результате этого мне положено 218 дополнительных суток отдыха. 
Копии подтверждающих документов прилагаю. 
Согласно Федеральному закону № 53-ФЗ от 28 марта 1998 г. 
«О воинской обязанности и военной службе» Статье 37. Исполнение обязанностей военной службы: 
п.1. Военнослужащий, гражданин, проходящий военные сборы, и гражданин, пребывающий в мобилизационном людском резерве, считаются исполняющими обязанности военной службы в случаях: 
а) участия в боевых действиях, выполнения задач в условиях чрезвычайного положения и военного положения, а также в условиях вооруженных конфликтов. 
б) исполнения должностных обязанностей; 
в) несения боевого дежурства, боевой службы, службы в гарнизонном наряде, исполнения обязанностей в составе суточного наряда; 
г) участия в учениях или походах кораблей; 
д) выполнения приказа или распоряжения, отданных командиром (начальником); 
е) нахождения на территории воинской части в течение установленного распорядком дня служебного времени или в другое время, если это вызвано служебной необходимостью; 
ж) нахождения в служебной командировке; 
з) нахождения на лечении, следования к месту лечения и обратно; 
и) следования к месту военной службы и обратно. 
На основании Федерального закона № 76-ФЗ от 27.05.1998 года «О статусе военнослужащих» статьи 11 пункта 1 «Служебное время и право на отдых». Общая продолжительность еженедельного служебного времени военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, за исключением случаев, указанных в пункте 3 настоящей статьи, не должна превышать нормальную продолжительность еженедельного рабочего времени, установленную федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (40 часов в неделю). Привлечение указанных военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в иных случаях компенсируется отдыхом соответствующей продолжительности в другие дни недели. При невозможности предоставления указанной компенсации время исполнения обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени суммируется и предоставляется военнослужащим в виде дополнительных суток отдыха, которые могут быть присоединены по желанию указанных военнослужащих к основному отпуску. Порядок учета служебного времени и предоставления дополнительных суток отдыха определяется Положением о порядке прохождения военной службы. 
Ведение журнала является обязанностью командира подразделения в соответствии с Приказом Министра обороны РФ № 660 от 30 октября 2015 года пункта 25 и Приложения № 7 — а его неведение или неправильное ведение — является невыполнением или нарушением Приказа Министра обороны РФ. 
На основании Указа Президента Российской Федерации № 1237 от 16.09.1999 года «Вопросы прохождения военной службы» Приложения № 2 пункта 3, когда суммарное сверхурочное время (суммарное время исполнения должностных и специальных обязанностей в выходные или праздничные дни с учётом времени, необходимого военнослужащему для прибытия к месту службы от места жительства и обратно) достигает величины ежедневного времени (обычно 8 часов), установленного регламентом служебного времени для исполнения должностных обязанностей, военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, по его желанию предоставляются в другие дни недели дополнительные сутки отдыха или они присоединяются к основному отпуску. Дополнительные сутки отдыха в количестве не более 30, присоединяемые к отпуску, в продолжительность основного отпуска не входят. 
Отпуск и дополнительные сутки отдыха, соответственно предоставляются в следующем календарном году и должны быть использованы до его окончания, в связи с чем, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен, это также указано Верховным Судом Российской Федерации в Постановлении Пленума от 29.05.2014 года № 8, в тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год в следующем календарном году, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен. 
Установленным порядком я подавал рапорта командиру в/ч 00000 о предоставлении дополнительных суток отдыха в количестве 93 суток за 2017 год, с расчёт-обоснованием и подтверждающими документами, о предоставлении основного отпуска за 2018 год в количестве 60 суток и дополнительных суток отдыха в количестве 125 суток с расчёт-обоснованием и подтверждающими сутками отдыха выписками из приказа командира войсковой части. 
Копии документов прилагаю. 
07 февраля 2019 года мне поступил письменный ответ командира войсковой части 00000 на ранее поданные рапорта. Копии документов прилагаю. 
Однако в соответствии с поданным установленным порядком командир в/ч 00000 предоставил мне только основной отпуск за 2018 год сроком на 60 суток, 30 суток суток отдыха за 2018 год, 15 дополнительных суток отдыха за 2019 , без предоставления положенных дополнительных суток отдыха за 2017-2018 года. 
. Копии документов прилагаю. 
01 февраля 2019 года установленным порядком я подал командиру в/ч 00000 о предоставлении письменного аргументированного ответа на поданные мной рапорта о предоставлении дополнительных суток отдыха. 
07 февраля 2019 года мне поступил по почте письменный ответ командира в/ч 00000 об отказе в предоставлении дополнительных суток отдыха. . 
Копии документов прилагаю. 
Согласно Указа Президента Российской Федерации № 1237 от 16.09.1999 года «Вопросы прохождения военной службы» статьи 29 пункта 6, вместо увеличения продолжительности основного отпуска или его части по желанию военнослужащего ему может предоставляться до дня начала отпуска дополнительное время отдыха из расчета одни сутки отдыха за каждые сутки установленного настоящим Положением увеличения отпуска. 
В силу статьи 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Согласно пункту 5 статьи 37 Конституции Российской Федерации, каждый гражданин имеет право на отдых. Для граждан Российской Федерации, обладающих статусом военнослужащих, законодательством о прохождении военной службы установлена система материального и иных видов обеспечения. Обязанность обеспечить реализацию права военнослужащего на отдых возлагается пунктом 4 статьи 3 Закона РФ на командиров (воинских начальников). Согласно пункту 5 статьи 3 этого же Закона РФ, никто не вправе ограничивать военнослужащих в правах и свободах, гарантированных Конституцией РФ и настоящим Федеральным законом. Командиры (начальники), виновные в неисполнении обязанностей по реализации прав военнослужащих, несут ответственность в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ. 
Считаю, что действия командира в/ч 00000 не соответствуют закону, нарушают моё гарантированное законом право на отдых ввиду того, что право на отдых военнослужащих закреплено Конституцией Российской Федерации и Федеральным законом Российской Федерации № 76-ФЗ от 27 мая 1998 года «О статусе военнослужащих» (далее – Закон). Федеральные законы Российской Федерации не содержат указания на лишение или ограничение военнослужащих права на отдых. Обязанностью воинских начальников является обеспечение прав подчинённых им военнослужащих, в том числе по реализации права на отдых. 
Таким образом, действия командира в/ч 00000 по отказу в предоставлении мне 93 за 2017 год, 95 суток за 2018 год дополнительных суток отдыха за выполнение мной обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного времени и привлечения меня к исполнению служебных обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни, нарушает моё право, как военнослужащего Вооруженных Сил Российской Федерации, на отдых, закреплённое Конституцией Российской Федерации и Федеральными законами Российской Федерации. 
Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» п. 21 » В тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год в следующем календарном году, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен.» В своем решении Суд приводит новое требование к началу исчисления сроков исковой давности —- 3 месяца после окончания отпуска. 
Что же касается сроков предоставления , то об этом указано в вышеприведенном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 8, причем изменение сроков предоставления суток отдыха и срока начала исчисления исковой давности внесены в указанный п. 21 Пленума, Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2016 г. N 27, о чем Суду должно быть известно , что : «Дополнительные сутки отдыха в количестве не более 30, присоединяемые к отпуску, в продолжительность основного отпуска не входят.» В своем рапорте я излагал что , только за 2017 год мне положено 97 суток. И по требованию п.5 статьи 11. «Служебное время и право на отдых «: «общая продолжительность основного отпуска с учетом дополнительных суток отдыха не может превышать 60 суток». 
Разъяснением Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», так как в соответствии с Федеральным конституционным законом от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». Часть 5 ст. 19 Закона гласит: «Верховный Суд Российской Федерации дает разъяснения по вопросам судебной практики» Данная норма реализует положения ст. 126 Конституции РФ, которая гласит, что Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Последнее из названных полномочий Верховный Суд РФ реализует в различных формах, основными из которых являются принятие Пленумом Верховного Суда РФ постановлений, Постановление Пленума Верховного Суда РФ представляет собой результат глубокого теоретического обобщения и переработки всего массива судебной практики в отдельно взятом направлении. Необходимо подчеркнуть, что сформулированное в ст. 126 Конституции РФ положение, согласно которому Верховный Суд РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики, влечет обязанность следовать этим разъяснениям, а значит, имеет не рекомендательное, а обязательное значение, обязательный характер таких разъяснений способствует единообразию судебной практики, поскольку за этим стоит ответственность судей за иное, презюмируемое как неправильное, понимание и применение законов. Без единообразия же судебной практики обеспечение в стране единства законности, подлинного равенства всех граждан перед законом и судом вряд ли возможно. 
Определением Конституционного Суда РФ от 9 декабря 2014 г. № 2743-О где указано «Определение форм компенсации военнослужащим повышенных нагрузок при необходимости выполнения ими обязанностей военной службы за пределами установленной продолжительности еженедельного служебного времени — прерогатива законодателя и уполномоченных им органов исполнительной власти, которые могут для воинских подразделений, выполняющих специальные задачи, предусмотреть в качестве компенсации соответствующие денежные выплаты (например, повышение оклада, особую надбавку или доплату в составе денежного довольствия и др.) или иные предоставления взамен дополнительных дней отдыха, однако в силу универсального характера конституционного права на отдых они не вправе, регламентируя служебное время и время отдыха военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, вводить такие правила, которые предусматривали бы выполнение обязанностей военной службы за пределами установленной продолжительности еженедельного служебного времени без какой-либо компенсации. «Также на Определение Конституционного Суда РФ от 24 июня 2014 года № 1366-О сказано : «Однако само по себе такое изменение правового регулирования не означает, что привлечение военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени может осуществляться без соответствующей компенсации.» Также как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, в сфере социального регулирования должен соблюдаться принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающий правовую определенность, сохранение стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм и предсказуемость законодательной и правоприменительной политики, с тем , чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав , действенности их государственной защиты, т.е. в том , что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано. 
На основании статьи 218 КАС Российской Федерации ПРОШУ: 
1. Признать действия командира войсковой части 00000 по отказу в предоставлении дополнительных дней отдыха — незаконными. 
2. Обязать командира войсковой части 00000 предоставить мне дополнительные сутки отдыха в полном объёме в количестве 188 суток. 
3. Обязать Руководителя ФКУ «УФО МО РФ по Мурманской области» компенсировать мне затраты на уплату государственной пошлины в размере 300 рублей. 
Приложения: 
4. Выписка из приказа командира в/ч 00000 (по строевой части) № …. от 24.11.2017 г. об убытии. 
5. Копия ответа командира в/ч 00000 от 07.02.20189 г 
6. Копия рапорта командиру в/ч 00000 от 01.02.2019 г. 
7. Копия контракта о прохождении военной службы. 
8. Квитанция об уплате государственной пошлины. 
Прошу Вас запросить у командования войсковой части 2040 нижеперечисленные документы: 
1. Журнал учёта времени привлечения военнослужащих управления войсковой части 00000, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени, привлечения военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни и предоставления им дополнительного времени отдыха. 

Дата:___________________ Подпись:____________________________

Первое решение с отказом:

Решение

Именем Российской Федерации

16 апреля 2018 г.                                                                    г. Симферополь

Крымский гарнизонный военный суд в составе председательствующего Быкова В.С., при секретаре судебного заседания Мухачеве Е.А., с участием административного истца Фамилияа В.В., представителя административного ответчика Абрамовой Е.В., представителя заинтересованного лица Саковича А.В., рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело № 2а-56/2018 по административному исковому заявлению военнослужащего войсковой части № <данные изъяты> Фамилияа Виталия Владимировича о признании незаконными действий командира указанной воинской части, связанных с отказом в предоставлении дополнительных суток отдыха за 2017 г.,

установил:

Фамилия В.В. обратился с административным исковым заявлением, в котором просит суд признать незаконными действия командира войсковой части №, связанные с отказом в предоставлении ему дополнительных суток отдыха <данные изъяты> а также с отказом в предоставлении ему дополнительных суток отдыха за привлечение к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в 2017 г. и обязать указанное должностное лицо предоставить ему дополнительные сутки отдыха.

В суде административный истец заявленные требования уточнил и просил суд признать незаконными действия командира войсковой части №, связанные с отказом в предоставлении ему дополнительных суток отдыха за привлечение к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в 2017 г. в количестве                 93 суток и обязать указанное должностное лицо предоставить ему дополнительные сутки отдыха. В обоснование заявленных требований Фамилия В.В. пояснил, что командование воинской части, ссылаясь на необходимость выполнения служебных задач, игнорирует требование закона о предоставлении военнослужащему дополнительных суток отдыха как в течение всего еженедельного служебного времени, так и при предоставлении основного отпуска, что нарушает его права.

Представитель административного ответчика — командира войсковой части № Абрамова Е.В. требования административного истца не признала и просила в удовлетворении административного иска отказать. В обоснование пояснила, что в 2017 г. командование не имело возможности компенсировать административному истцу сверхурочное время в другие дни недели в связи со служебной нагрузкой и необходимостью поддержания боевой готовности подразделения. При этом в течение 2018 г. Фамилияу В.В. дополнительные сутки отдыха за 2017 г. будут предоставлены в полном объёме исходя из приведенных выше критериев несения службы подразделением и желания военнослужащего.

Представитель заинтересованного лица — филиала ФКУ «Управление Черноморского флота» — «6 финансово-экономическая служба» Сакович А.В. поддержал доводы приведенные представителем административного ответчика и просил в удовлетворении заявленных требований отказать.

Заслушав мнение лиц, участвующих в деле, исследовав материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

В суде установлено, что Фамилия В.В. в 2017 г. привлекался к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в течение <данные изъяты> в связи с чем административный истец в декабре 2017 г. и январе 2018 г. обратился к командиру войсковой части № с рапортами о представлении ему указанных дополнительных суток отдыха отдельно и присоединению их к основному отпуску за 2017 г.

Вышеизложенные обстоятельства подтверждаются следующими доказательствами.

Согласно журналу учета служебного времени 2<данные изъяты> № и справке-расчету количества дополнительных суток отдыха от 05 марта 2018 г. Фамилия В.В. за привлечение его к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени, а также за привлечение к исполнению обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни имеет право на дополнительные сутки отдыха за 2017 г. в количестве <данные изъяты>. При этом в течение 2017 г. административному истцу дополнительные сутки отдыха не предоставлялись, что подтверждено соответствующими записями в журнале учета служебного времени, а также пояснениями сторон.

Из рапортов военнослужащего от ДД.ММ.ГГГГ усматривается, что Фамилия В.В. обращался к командиру войсковой части № с просьбой о предоставлении дополнительных суток отдыха за 2017 г. отдельно и присоединению их к основному отпуску за 2017 г.

В соответствии с выписками из приказа командира войсковой части № от <данные изъяты>, от <данные изъяты> и от <данные изъяты> Фамилияу В.В. к основному отпуску за 2017 г. дополнительные сутки отдыха не присоединялись.

В силу требований ч. 1 ст. 11 Федерального закона «О статусе военнослужащих» привлечение военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени компенсируется отдыхом соответствующей продолжительности в другие дни недели. При невозможности предоставления указанной компенсации время исполнения обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени суммируется и предоставляется военнослужащим в виде дополнительных суток отдыха, которые могут быть присоединены по желанию указанных военнослужащих к основному отпуску. Порядок учета служебного времени и предоставления дополнительных суток отдыха определяется Положением о порядке прохождения военной службы.

В соответствии с положениями Порядка учета служебного времени и предоставления дополнительных суток отдыха (Приложение № 2 к Положению о порядке прохождения военной службы) учет времени привлечения военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени и отдельно учет привлечения указанных военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни (в часах), а также учет (в сутках) предоставленных им дополнительных суток отдыха и предоставленного им времени отдыха (в часах) ведется командиром подразделения в журнале. Правильность записей в журнале еженедельно подтверждается подписью военнослужащего. Дополнительные сутки отдыха в количестве не более 30, присоединяемые к отпуску, в продолжительность основного отпуска не входят. При этом дополнительные сутки отдыха предоставляются военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, как правило, с учетом необходимости поддержания боевой готовности подразделения и интересов службы.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», дополнительные сутки (дополнительное время) отдыха военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, предоставляются в соответствии с п. 1 и 3 ст. 11 Федерального закона «О статусе военнослужащих» с учетом положений ст. 219 — 221, 234 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, ст. 29 Положения о порядке прохождения военной службы, а также с учетом требований, изложенных в Порядке учета служебного времени и предоставления дополнительных суток отдыха (приложение № 2 к Положению о порядке прохождения военной службы). В тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год в следующем календарном году, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен.

При таких обстоятельствах следует прийти к выводу, что волеизъявление военнослужащего о желании использовать все учтенные за ним дополнительные сутки отдыха, не является обязательным для командира, поскольку решение о предоставлении данных суток отдыха им принимается с учетом необходимости поддержания боевой готовности подразделения и интересов службы.

Одновременно суд приходит к убеждению о том, что в настоящий момент требование административного истца о предоставлении ему дополнительных суток отдыха за 2017 г. носит преждевременный характер, поскольку исходя из приведенных выше норм закона командование вправе предоставить административному истцу дополнительные сутки отдыха за привлечение его к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в 2017 г. в течение всего следующего календарного года, то есть до 31 декабря 2018 г.

Таким образом, суд считает, что оснований для признания незаконными действий командира войсковой части №, связанных с отказом в предоставлении административному истцу дополнительных суток отдыха за привлечение к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в 2017 г. в настоящее время не имеется, в связи с чем заявленные Фамилияом В.В. требования удовлетворению не подлежат.

В соответствии с ч. 1 ст. 103 и ч. 1 ст. 111 КАС РФ судебные расходы по делу следует отнести на счет административного истца.

Руководствуясь ст. 175-180, 227 КАС РФ,

решил:

в удовлетворении административного искового заявления Фамилияа Виталия Владимировича о признании незаконными действий командира войсковой части №, связанных с отказом в предоставлении дополнительных суток отдыха за 2017 г., отказать.

Судебные расходы по делу отнести на счет административного истца.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в судебную коллегию по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда через Крымский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Председательствующий                                                                                    В.С. Быков

Ссылка на решение суда

Положительное решение:

Решение

Именем Российской Федерации

18 марта 2019 г. г. Симферополь

Крымский гарнизонный военный суд в составе председательствующего 
Котова П.Н., при секретаре судебного заседания Курочка В.А., с участием административного истца Фамилия В.В. и представителя административного ответчика Абрамовой Е.В., рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело № 2а-80/2019 по административному исковому заявлению военнослужащего войсковой части <данные изъяты> <данные изъяты> Фамилия Виталия Владимировича о признании незаконными действий командира указанной воинской части, связанных с отказом 
в предоставлении дополнительных суток отдыха за 2017 г.,

установил:

Фамилия В.В. обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором просит признать незаконными действия командира войсковой части <данные изъяты>, связанные с отказом в предоставлении ему дополнительных суток отдыха в количестве 33 суток за 2017 год, а также 17 дополнительных суток отдыха, в связи с тем, что ранее предоставляемые сутки отдыха совпали с выходными и праздничными днями, обязав данное должностное лицо предоставить ему указанное количество дополнительных суток отдыха.

В суде административный истец заявленные требования поддержал и просил суд удовлетворить их в полном объеме. В обоснование исковых требований Фамилия В.В. пояснил, что в связи с привлечением к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени 
в 2017 году, он имеет право на предоставление ему 93 суток отдыха. В течение 
2018 года командиром воинской части ему было предоставлено 60 дополнительных суток отдыха, а в предоставлении оставшейся части было отказано, в связи с тем, что 
в 2018 году не было возможности предоставить больше дополнительных суток отдыха, а в 2019 году он не имеет права на реализацию оставшейся части дополнительных суток отдыха, что нарушает его права, свободы и законные интересы.

Также административный истец пояснил, что дополнительные сутки отдыха предоставленные ему в период с 29 мая по 2 июня, с 8 по 9 июня и с 21 по 23 июня 2018 г. согласно журналу учета служебного времени были списаны за 2018 год. При этом предоставленные в 2018 году дополнительные сутки отдыха совпадали 
с выходными и праздничными днями, в связи с чем в соответствии со ст. 112 ТК РФ, он имеет право на предоставление 17 дополнительных суток отдыха.

Представитель административного ответчика Абрамова Е.В. требования административного истца не признала и просила в удовлетворении административного иска отказать. В обоснование своей позиции представитель пояснила, что в 2018 году административному истцу было предоставлено 
73 дополнительных суток отдыха, учитывая предоставление административному истцу основного отпуска, а также продолжительность его нахождения в командировке и на лечении, командир воинской части не имел возможности предоставить Фамилия В.В. в 2018 году все 93 дополнительных суток отдыха. Принимая во внимание, что дополнительные сутки отдыха за 2017 год военнослужащий имеет право реализовать только в течение 2018 года, оснований их предоставлять в 2019 года у командира воинской части не имеется, в связи с чем оспариваемые его действия законны.

Также представитель административного ответчика пояснила, что вопреки требованиям административного истца в 2018 году ему было предоставлено не 
60 дополнительных суток отдыха, а 73, поскольку помимо 60 дополнительных суток отдыха, 13 и 16 апреля 2018 г. ему были предоставленные сутки отдыха для убытия 
в суд, а также 10 дополнительных суток отдыха были предоставлены 24 мая 2018 г. 
и с 29 мая по 2 июня, с 8 по 9 июня и с 21 по 23 июня 2018 г.

Заслушав стороны, исследовав материалы дела, суд приходит к выводу, что административные исковые требования подлежат удовлетворению частично по следующим основаниям.

В суде установлено, что Фамилия В.В. в 2017 году привлекался к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в течение 93 суток, в связи с чем административному истцу в 2018 году было предоставлено 70 дополнительных суток, в предоставлении оставшихся дополнительных суток отдыха командиром войсковой части <данные изъяты> было отказано 1 февраля 2019 г., поскольку в течение 2018 года не имелось возможности предоставить все дополнительные сутки отдыха, учитывая необходимость поддержания боевой готовности воинской части.

Вышеизложенные обстоятельства подтверждаются следующими доказательствами.

Согласно копии вступившего в законную силу решения военного суда 
от 16 апреля 2018 г. в удовлетворении административного искового заявления 
Фамилия В.В. о признании незаконными действий командира войсковой части <данные изъяты>, связанных с отказом в предоставлении дополнительных суток отдыха, отказано.

Из существа вышеуказанного решения усматривается, что судом установлены следующие обстоятельства.

Согласно журналу учета служебного времени 2-й авиационной эскадрильи (далее – 2 АЭ) войсковой части <данные изъяты> и справке-расчету количества дополнительных суток отдыха от 5 марта 2018 г. Фамилия В.В. за привлечение его к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени, а также за привлечение к исполнению обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни имеет право на дополнительные сутки отдыха за 2017 год в количестве 93 суток. При этом в течение 2017 года административному истцу дополнительные сутки отдыха не предоставлялись.

При этом Фамилия В.В. 20 декабря 2017 г. и 30 января 2018 г. обращался 
к командиру воинской части о предоставлении дополнительных суток отдыха за 
2017 год, однако они оставлены без удовлетворения.

Также из существа вышеуказанного решения суда следует, что 
в удовлетворении требований отказано в связи с преждевременностью требований, поскольку дополнительные сутки отдыха за 2017 год могут быть предоставлены командиром воинской части в течение 2018 года.

Согласно рапортам административного истца от 30 января, 24 и 26 мая, 5 июня, 
18 июня, 7 августа и 15 ноября 2018 года административный истец обратился 
к командиру войсковой части <данные изъяты> с просьбой о предоставлении дополнительных суток отдыха, которые, на основании выписок из приказов от 28 мая 2018 г. № 199, от 7 июня 2018 г. № 218, от 19 июня 2018 г. № 232, от 8 августа 2018 г. № 301 и от 
19 ноября 2018 г. № 448, были предоставлены в количестве 70 суток.

Также из рапортов административного истца от 12 и 14 апреля 2018 г. следует, что он обратился к командиру воинской части с просьбой об освобождении от исполнения обязанностей военной службы 13 и 16 апреля 2018 г. в связи 
с необходимостью явки в суд, приложив к ним соответствующую повестку. Согласно резолюции на данных рапортах они были удовлетворены.

Согласно рапорту от 25 декабря 2018 г. Фамилия В.В. обратился к командиру воинской части с просьбой предоставлении оставшихся 33 дополнительных суток отдыха за 2017 год и 17 дополнительных суток отдыха, в связи с тем, что при предоставлении дополнительных суток отдыха в 2018 году они совпали с выходными и праздничными днями.

Из сообщения командира войсковой части <данные изъяты> от 1 февраля 2019 г. № 122/153 следует, что рапорт административного истца от 25 декабря 2018 г. оставлен без удовлетворения.

Свидетель ФИО7 – командир 2 АЭ показал, что им была проведена проверка журналов учета времени привлечения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени, в связи с чем был выявлен факт неправильного списания предоставленных административному истцу дополнительных суток отдыха в количестве 10 суток в период с 29 мая по 
2 июня, с 8 по 9 июня и с 21 по 23 июня 2018 г. за 2018 год. Данные сутки отдыха были предоставлены административному истцу за 2017 год, в связи с чем будут внесены изменения в журнал и при предоставлении Фамилия В.В. дополнительных суток отдыха за 2018 год они будут учтены.

Также свидетель показал, что факт освобождения административного истца от исполнения обязанностей военной службы в связи с необходимостью явки в суд не могут учитываться как предоставление дополнительных суток отдыха.

В силу требований ч. 1 ст. 11 Федерального закона «О статусе военнослужащих» привлечение военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени компенсируется отдыхом соответствующей продолжительности в другие дни недели. При невозможности предоставления указанной компенсации время исполнения обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени суммируется и предоставляется военнослужащим в виде дополнительных суток отдыха, которые могут быть присоединены по желанию указанных военнослужащих к основному отпуску. Порядок учета служебного времени и предоставления дополнительных суток отдыха определяется Положением о порядке прохождения военной службы.

В соответствии с положениями Порядка учета служебного времени 
и предоставления дополнительных суток отдыха (Приложение № 2 к Положению 
о порядке прохождения военной службы) учет времени привлечения военнослужащих 
к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени и отдельно учет привлечения указанных военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни (в часах), а также учет (в сутках) предоставленных им дополнительных суток отдыха и предоставленного им времени отдыха (в часах) ведется командиром подразделения в журнале. Правильность записей в журнале еженедельно подтверждается подписью военнослужащего. Дополнительные сутки отдыха в количестве не более 30, присоединяемые к отпуску, в продолжительность основного отпуска не входят. При этом дополнительные сутки отдыха предоставляются военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, как правило, с учетом необходимости поддержания боевой готовности подразделения и интересов службы.

Согласно п. 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», дополнительные сутки (дополнительное время) отдыха военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, предоставляются в соответствии с п. 1 и 3 ст. 11 Федерального закона 
«О статусе военнослужащих» с учетом положений ст. 219 — 221, 234 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, ст. 29 Положения 
о порядке прохождения военной службы, а также с учетом требований, изложенных 
в Порядке учета служебного времени и предоставления дополнительных суток отдыха (приложение № 2 к Положению о порядке прохождения военной службы). В тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год 
в следующем календарном году, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен.

Вышеуказанная правовая позиция относится только к исчислению срока, 
с которого следует считать о нарушении прав военнослужащего и вопреки позиции представителя административного ответчика содержание вышеуказанных норм не лишает военнослужащего права на использование дополнительных суток отдыха 
в случае не предоставления их в следующем календарном году за истекший год.

В судебном заседании на основании совокупности вышеуказанных доказательств, в том числе показаний свидетеля ФИО8 установлено, что административному истцу из имеющихся 93 дополнительных суток отдыха за 2017 года, вопреки позиции сторон, было предоставлено 70 суток, в связи с чем Фамилия В.В. имеет право на предоставление ему 23 дополнительных суток отдыха.

Вопреки позиции представителя административного ответчика, учитывая положения ст. 45 КАС РФ, предусматривающей права и обязанности лиц, участвующих в деле, убытие Фамилия В.В. в суд, с целью реализации своих процессуальных прав, не может приравниваться к предоставлению дополнительных суток отдыха, при этом суд принимает во внимание, что по возвращению в воинскую часть после посещения суда, административный истец привлекался к исполнению обязанностей военной службы.

При этом, принимая во внимание показания свидетеля ФИО9, суд полагает установленным, что 10 дополнительных суток отдыха в период с 29 мая по 
2 июня, с 8 по 9 июня и с 21 по 23 июня 2018 г., были предоставлены истцу за 
2017 год, признавая сведения, содержащиеся в соответствующем журнале о списании данных суток отдыха за 2018 год, как несоответствующие действительности, что, вопреки доводам Фамилия В.В., исключает факт двойного списания суток отдыха.

Что же касается требований административного истца в части предоставления 17 дополнительных суток отдыха, то они не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Особый характер военной службы как отдельного вида федеральной государственной службы обусловлен ее специфическим назначением — защищать государственный суверенитет и территориальную целостность Российской Федерации, обеспечивать безопасность государства, отражать вооруженное нападение 
и выполнять задачи в соответствии с международными обязательствами Российской Федерации, что, согласно ч. 1 ст. 26 Федерального закона «О статусе военнослужащих», составляет существо воинского долга, предопределяющего содержание общих, должностных и специальных обязанностей военнослужащих.

Граждане, добровольно избирая такого рода деятельность, соглашаются 
с ограничениями, которые обусловливаются приобретаемым ими правовым статусом, 
а также необходимостью соблюдения особых правил прохождения военной службы по контракту.

В соответствии со ст. 11 ТК РФ трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права, не распространяются на военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы.

При таких обстоятельствах, учитывая вышеуказанные нормы Федерального закона «О статусе военнослужащих», Положения о порядке прохождения военной службы и Устава внутренней службы ВС РФ, административный истец не имеет права на предоставление ему 17 дополнительных суток отдыха.

На основании изложенного действия командира воинской части связанные 
с отказом в предоставлении Фамилия В.В. 23 дополнительных суток отдыха за 2017 г. следует признать незаконными, а требования административного истца в данной части подлежащими удовлетворению. В вою очередь требования административного истца 
о предоставлении дополнительных суток отдыха продолжительностью превышающей указанную, следует признать необоснованными.

Руководствуясь ст. 175-180, 227 КАС РФ,

решил:

административное исковое заявление Фамилия Виталия Владимировича 
о признании незаконными действий командира войсковой части <данные изъяты>, связанных 
с отказом в предоставлении дополнительных суток отдыха за 2017 год, удовлетворить частично.

Признать незаконными действия командира войсковой части <данные изъяты>, связанные 
с отказом в предоставлении Фамилия В.В. 23 дополнительных суток отдыха за 2017 год.

Обязать командира войсковой части <данные изъяты> в течение месяца со дня получения для исполнения копии вступившего в законную силу решения суда предоставить Фамилия В.В. 23 дополнительных суток отдыха за 2017 год, о чем в тот же срок сообщить в суд и административному истцу.

В удовлетворении требований Фамилия В.В. о признании незаконными действий командира войсковой части <данные изъяты> о предоставлении дополнительных суток отдыха за 2017 год продолжительностью свыше вышеуказанной, отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в судебную коллегию по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда через Крымский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня его принятия 
в окончательной форме.

Председательствующий П.Н. Котов

Ссылка на решение суда

В Северный флотский суд 
184606, Мурманская область, г. Североморск, 
ул. Падорина, д. 7 А, к. 3 
от Иванова Ивана Ивановича , 
административный истец; проживающий по адресу: 184653, Мурманская обл., г. Полярный, ул. Красный Горн, д. , кв. ; мобильный телефон: 8-00000000; адрес электронной почты: 000@mail.ru ; 

Апелляционная жалоба 

на решение Северодвинского гарнизонного военного суда 
от 12 февраля 2019 года 
по делу № 2а-46/2019 
12 февраля 2019 года Северодвинским гарнизонным военным судом под председательством судьи Раевского А.С., мне Иванову И.И. отказано в удовлетворении административного искового заявления об оспаривании незаконных дествий командира войсковой части 0000 , связанных с непредоставлением административному истцу дополнительных суток отдыха за 2017 год, с данным Решением суда я не согласен. 

Суд указал : «п. 11 и 14 ст. 29 Положения, отпуска предоставляются военнослужащим в любое время года с учетом необходимости чередования периодов их использования, а также обеспечения боевой готовности воинской части и в соответствии с планом отпусков. В случаях, когда основной отпуск и (или) дополнительные отпуска не были предоставлены военнослужащему в текущем календарном году в связи с его болезнью или другими исключительными обстоятельствами, допускается перенос основного и (или) дополнительных отпусков на следующий календарный год. При переносе основного и (или) дополнительных отпусков на следующий календарный год они должны быть использованы до его окончания». Однако в последующем обосовании своего отказа не верно применил разьяснения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» п. 21 » В тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год в следующем календарном году, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен.» В своем решении Суд приводит новое требование к началу исчисления сроков исковой давности —- 3 месяца после окончания отпуска. 

Также суд привел требования : Приложения №2 к Положению о порядке прохождения военной службы » 3. Когда суммарное сверхурочное время (суммарное время исполнения должностных и специальных обязанностей в выходные или праздничные дни с учетом времени, необходимого военнослужащему для прибытия к месту службы от места жительства и обратно) достигает величины ежедневного времени, установленного регламентомслужебного времени для исполнения должностных обязанностей, военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, по его желанию предоставляются в другие дни недели дополнительные сутки отдыха или они присоединяются к основному отпуску.» т.е. либо присоединяются к отпуску , или даются в другие дни недели, что же касается сроков предоставления , то об этом указано в вышеприведенном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 8, причем изменение сроков предоставления суток отдыха и срока начала исчисления исковой давности внесены в указанный п. 21 Пленума, Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2016 г. N 27, о чем Суду должно быть известно , при этом в решении Суда не учтено , что : «Дополнительные сутки отдыха в количестве не более 30, присоединяемые к отпуску, в продолжительность основного отпуска не входят.» в административном же исковом заявлении я излагал что , только за 2017 год мне положено 97 суток. И при этом Суд не учел требование п.5 статьи 11. «Служебное время и право на отдых «: «общая продолжительность основного отпуска с учетом дополнительных суток отдыха не может превышать 60 суток», что лишний раз подчеркивает что в выводах суда отсутствует логика принятого решения. Так как в приведенной судом «совкупности условий» возможности предоставления суток отдыха присутствует фраза : «обращение военнослужащего с рапортом о предоставлении дополнительных суток отдыха в другие дни недели, а также в году возникновения права на получение дополнительного отдыха либо в следующем году одновременно с основным отпуском (при наличии для этого исключительных обстоятельств)» Отсюда рождаются вопросы : 1. А если суток отдыха 97 , и отпуск будет более 60 суток? 2. А если не одновременно , то не полжены сутки отдыха? При этом Суд указал : » Иванов И.И. обязан был выразить свое отношение к возможности использования дополнительных суток в 2017 году в другие дни недели , либо при предоставлении одной из частей основного отпуска за тот же год путем подачи соответствующего рапорта , такой рапорт при использовании основного отпуска за 2017 год военнослужащим не подавался» Однако не уточнив нормативно правовой акт где указано такого требования , а мне о существовании такого требования в нормах неизвестно. Также Суду предоставлены 3 рапорта с просьбой предоставить отгулы за 2017 год в течении 2018 года , когда эти отгулы могли быть предоставлены, и также в рапорте не указывал свое отношение к возможности использования дополнительных суток в 2017 году , а просто попросил Командира ВЧ №00000 предоставить мне отгулы , за привлечение к исполнению служебных обязанностей сверх установленной продолжительности времени , приложив выписку из Журнала учета времени привлечения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени, привлечения этих военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни и предоставления им дополнительного времени отдыха. 

Также Суд в своем решении указал , что положенный отпуск за 2017 год мне был предоставлен , но в рапорте на предоствлении отпуска Я не просил добавить сутки отдыха к данному отпуску , тем самым Суд утверждает , что отгулы за прошлый год возможно получить только одновременно с отпуском , а отдельно не возможно и не законно —- считаю данные выводы противоречащими . разьяснениям Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», так как в соотвтетствии с Федеральным конституционным законом от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». Часть 5 ст. 19 Закона гласит: «Верховный Суд Российской Федерации дает разъяснения по вопросам судебной практики» Данная норма реализует положения ст. 126 Конституции РФ, которая гласит, что Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Последнее из названных полномочий Верховный Суд РФ реализует в различных формах, основными из которых являются принятие Пленумом Верховного Суда РФ постановлений, Постановление Пленума Верховного Суда РФ представляет собой результат глубокого теоретического обобщения и переработки всего массива судебной практики в отдельно взятом направлении. Необходимо подчеркнуть, что сформулированное в ст. 126 Конституции РФ положение, согласно которому Верховный Суд РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики, влечет обязанность следовать этим разъяснениям, а значит, имеет не рекомендательное, а обязательное значение, обязательный характер таких разъяснений способствует единообразию судебной практики, поскольку за этим стоит ответственность судей за иное, презюмируемое как неправильное, понимание и применение законов. Без единообразия же судебной практики обеспечение в стране единства законности, подлинного равенства всех граждан перед законом и судом вряд ли возможно. 

Также при обращении в Суд я ссылался на Определение Конституционного Суда РФ от 9 декабря 2014 г. № 2743-О где указано «Определение форм компенсации военнослужащим повышенных нагрузок при необходимости выполнения ими обязанностей военной службы за пределами установленной продолжительности еженедельного служебного времени — прерогатива законодателя и уполномоченных им органов исполнительной власти, которые могут для воинских подразделений, выполняющих специальные задачи, предусмотреть в качестве компенсации соответствующие денежные выплаты (например, повышение оклада, особую надбавку или доплату в составе денежного довольствия и др.) или иные предоставления взамен дополнительных дней отдыха, однако в силу универсального характера конституционного права на отдых они не вправе, регламентируя служебное время и время отдыха военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, вводить такие правила, которые предусматривали бы выполнение обязанностей военной службы за пределами установленной продолжительности еженедельного служебного времени без какой-либо компенсации. «» Также на Определение Конституционного Суда РФ от 24 июня 2014 года № 1366-О сказано : «»Однако само по себе такое изменение правового регулирования не означает, что привлечение военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени может осуществляться без соответствующей компенсации.» Также как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, в сфере социального регулирования должен соблюдаться принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающий правовую определенность, сохранение стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм и предсказуемость законодательной и правоприменительной политики, с тем , чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав , действенности их государственной защиты, т.е. в том , что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано. 

Также Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения РФ положений этих договорных актов , когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении РФ. 

Как разъяснено в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ», применение судами Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции, п.10 : «Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»). Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод.» 

Однако Я считаю что Судом при принятии решения нарушена «Конвенция о защите прав человека и основных свобод» Статья 6 » Право на справедливое судебное разбирательство » п. 1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, 

В соответствии со ст. ст. 295-299 КАС РФ, 
ПРОШУ: 
1.отменить решение судьи Северодвинского гарнизонного военного суда Раевского А.С., от 12 февраля 2019 года по делу № 2а-46/2019 
2. Принять по делу новое решение 
ПРИЛОЖЕНИЕ: 
1. Копии апелляционной жалобы 
2. Квитанция об оплате государственной пошлины 150 рублей 
« 19 » ноября 2018 г. 

__________ Иванов И.И.

В суд

Административный истец:


КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА


Решением Северодвинского гарнизонного военного суда от 12 февраля 2019 года было вынесено определение по заявлению военнослужащего мичмана Фамилияа Алексея Владимировича об оспаривании действий командира войсковой части 00000 и филиала федерального казенного учреждения «Объединенное стратегическое ко­мандование Северного флота» — «3 финансово-экономическая служба», связан­ных с непредоставлением истцу дополнительных суток отдыха, было отказано.

Апелляционным определением № ЗЗа-274/2019 от 08» апреля 2019  года Северный флотский военный суд по апелляционной жалобе мичмана Фамилияа Алексея Владимировича на определение Барнаульского гарнизонного военного суда от 00 февраля 2000 года, было Решение Северодвинского гарнизонного военного суда от 12 февраля 2019 года по административному исковому заявлению Фамилияа Алексея Владимиро­вича оставить без изменения, а его апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Считаю, что определение суда незаконно по следующим основаниям:

Согласно Федеральному закону № 53-ФЗ от 28 марта 1998 г.
«О воинской обязанности и военной службе» Статье 37. Исполнение обязанностей военной службы:
п.1. Военнослужащий, гражданин, проходящий военные сборы, и гражданин, пребывающий в мобилизационном людском резерве, считаются исполняющими обязанности военной службы в случаях:
а) участия в боевых действиях, выполнения задач в условиях чрезвычайного положения и военного положения, а также в условиях вооруженных конфликтов.
б) исполнения должностных обязанностей;
в) несения боевого дежурства, боевой службы, службы в гарнизонном наряде, исполнения обязанностей в составе суточного наряда;
г) участия в учениях или походах кораблей;
д) выполнения приказа или распоряжения, отданных командиром (начальником);
е) нахождения на территории воинской части в течение установленного распорядком дня служебного времени или в другое время, если это вызвано служебной необходимостью;
ж) нахождения в служебной командировке;
з) нахождения на лечении, следования к месту лечения и обратно;
и) следования к месту военной службы и обратно.
На основании Федерального закона № 76-ФЗ от 27.05.1998 года «О статусе военнослужащих» статьи 11 пункта 1 «Служебное время и право на отдых». Общая продолжительность еженедельного служебного времени военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, за исключением случаев, указанных в пункте 3 настоящей статьи, не должна превышать нормальную продолжительность еженедельного рабочего времени, установленную федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (40 часов в неделю). Привлечение указанных военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в иных случаях компенсируется отдыхом соответствующей продолжительности в другие дни недели. При невозможности предоставления указанной компенсации время исполнения обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени суммируется и предоставляется военнослужащим в виде дополнительных суток отдыха, которые могут быть присоединены по желанию указанных военнослужащих к основному отпуску. Порядок учета служебного времени и предоставления дополнительных суток отдыха определяется Положением о порядке прохождения военной службы.
Ведение журнала является обязанностью командира подразделения в соответствии с Приказом Министра обороны РФ № 660 от 30 октября 2015 года пункта 25 и Приложения № 7 — а его неведение или неправильное ведение — является невыполнением или нарушением Приказа Министра обороны РФ.
На основании Указа Президента Российской Федерации № 1237 от 16.09.1999 года «Вопросы прохождения военной службы» Приложения № 2 пункта 3, когда суммарное сверхурочное время (суммарное время исполнения должностных и специальных обязанностей в выходные или праздничные дни с учётом времени, необходимого военнослужащему для прибытия к месту службы от места жительства и обратно) достигает величины ежедневного времени (обычно 8 часов), установленного регламентом служебного времени для исполнения должностных обязанностей, военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, по его желанию предоставляются в другие дни недели дополнительные сутки отдыха или они присоединяются к основному отпуску. Дополнительные сутки отдыха в количестве не более 30, присоединяемые к отпуску, в продолжительность основного отпуска не входят.
Отпуск и дополнительные сутки отдыха, соответственно предоставляются в следующем календарном году и должны быть использованы до его окончания, в связи с чем, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен, это также указано Верховным Судом Российской Федерации в Постановлении Пленума от 29.05.2014 года № 8, в тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год в следующем календарном году, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен.
Установленным порядком я подавал рапорта командиру в/ч 00000 о предоставлении дополнительных суток отдыха в количестве 54 (Пятьдесят четыре) за привлечение меня к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени за 2018 год. Копию рапорта прилагаю.
00 февраля 2019 года мне поступил письменный ответ командира войсковой части 00000 на ранее поданные рапорта. Копию ответа на рапорт прилагаю.
Однако в соответствии с поданным установленным порядком командир в/ч  00000  предоставил мне только основной отпуск за 2018 год сроком на 00 суток, 00 суток суток отдыха за 2018 год, 00дополнительных суток отдыха за 2019 , без предоставления положенных дополнительных суток отдыха за 2017-2018 года. Копии документов прилагаю.
29 апреля 2019 года установленным порядком я подал командиру в/ч 00000 о предоставлении письменного аргументированного ответа на поданные мной рапорта о предоставлении дополнительных суток отдыха.
00 февраля 2019 года мне поступил по почте письменный ответ командира в/ч 00000 об отказе в предоставлении дополнительных суток отдыха. Копии документов прилагаю.
Согласно Указа Президента Российской Федерации № 1237 от 16.09.1999 года «Вопросы прохождения военной службы» статьи 29 пункта 6, вместо увеличения продолжительности основного отпуска или его части по желанию военнослужащего ему может предоставляться до дня начала отпуска дополнительное время отдыха из расчета одни сутки отдыха за каждые сутки установленного настоящим Положением увеличения отпуска.
В силу статьи 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Согласно пункту 5 статьи 37 Конституции Российской Федерации, каждый гражданин имеет право на отдых. Для граждан Российской Федерации, обладающих статусом военнослужащих, законодательством о прохождении военной службы установлена система материального и иных видов обеспечения. Обязанность обеспечить реализацию права военнослужащего на отдых возлагается пунктом 4 статьи 3 Закона РФ на командиров (воинских начальников). Согласно пункту 5 статьи 3 этого же Закона РФ, никто не вправе ограничивать военнослужащих в правах и свободах, гарантированных Конституцией РФ и настоящим Федеральным законом. Командиры (начальники), виновные в неисполнении обязанностей по реализации прав военнослужащих, несут ответственность в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.
Считаю, что действия командира в/ч 00000 не соответствуют закону, нарушают моё гарантированное законом право на отдых ввиду того, что право на отдых военнослужащих закреплено Конституцией Российской Федерации и Федеральным законом Российской Федерации № 76-ФЗ от 27 мая 1998 года «О статусе военнослужащих» (далее – Закон). Федеральные законы Российской Федерации не содержат указания на лишение или ограничение военнослужащих права на отдых. Обязанностью воинских начальников является обеспечение прав подчинённых им военнослужащих, в том числе по реализации права на отдых.
Таким образом, действия командира в/ч 00000 по отказу в предоставлении мне 54 за 2018 год дополнительных суток отдыха за выполнение мной обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного времени и привлечения меня к исполнению служебных обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни, нарушает моё право, как военнослужащего Вооруженных Сил Российской Федерации, на отдых, закреплённое Конституцией Российской Федерации и Федеральными законами Российской Федерации.
Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» п. 21 » В тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год в следующем календарном году, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен.» В своем решении Суд приводит новое требование к началу исчисления сроков исковой давности — 3 месяца после окончания отпуска.
Что же касается сроков предоставления , то об этом указано в вышеприведенном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 8, причем изменение сроков предоставления суток отдыха и срока начала исчисления исковой давности внесены в указанный п. 21 Пленума, Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2016 г. N 27, о чем Суду должно быть известно , что : «Дополнительные сутки отдыха в количестве не более 30, присоединяемые к отпуску, в продолжительность основного отпуска не входят.» В своем рапорте я излагал что , только за 2017 год мне положено 97 суток. И по требованию п.5 статьи 11. «Служебное время и право на отдых «: «общая продолжительность основного отпуска с учетом дополнительных суток отдыха не может превышать 60 суток».
Разъяснением Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», так как в соответствии с Федеральным конституционным законом от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». Часть 5 ст. 19 Закона гласит: «Верховный Суд Российской Федерации дает разъяснения по вопросам судебной практики» Данная норма реализует положения ст. 126 Конституции РФ, которая гласит, что Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Последнее из названных полномочий Верховный Суд РФ реализует в различных формах, основными из которых являются принятие Пленумом Верховного Суда РФ постановлений, Постановление Пленума Верховного Суда РФ представляет собой результат глубокого теоретического обобщения и переработки всего массива судебной практики в отдельно взятом направлении. Необходимо подчеркнуть, что сформулированное в ст. 126 Конституции РФ положение, согласно которому Верховный Суд РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики, влечет обязанность следовать этим разъяснениям, а значит, имеет не рекомендательное, а обязательное значение, обязательный характер таких разъяснений способствует единообразию судебной практики, поскольку за этим стоит ответственность судей за иное, презюмируемое как неправильное, понимание и применение законов. Без единообразия же судебной практики обеспечение в стране единства законности, подлинного равенства всех граждан перед законом и судом вряд ли возможно.
Определением Конституционного Суда РФ от 9 декабря 2014 г. № 2743-О где указано «Определение форм компенсации военнослужащим повышенных нагрузок при необходимости выполнения ими обязанностей военной службы за пределами установленной продолжительности еженедельного служебного времени — прерогатива законодателя и уполномоченных им органов исполнительной власти, которые могут для воинских подразделений, выполняющих специальные задачи, предусмотреть в качестве компенсации соответствующие денежные выплаты (например, повышение оклада, особую надбавку или доплату в составе денежного довольствия и др.) или иные предоставления взамен дополнительных дней отдыха, однако в силу универсального характера конституционного права на отдых они не вправе, регламентируя служебное время и время отдыха военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, вводить такие правила, которые предусматривали бы выполнение обязанностей военной службы за пределами установленной продолжительности еженедельного служебного времени без какой-либо компенсации. «Также на Определение Конституционного Суда РФ от 24 июня 2014 года № 1366-О сказано : «Однако само по себе такое изменение правового регулирования не означает, что привлечение военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени может осуществляться без соответствующей компенсации.» Также как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, в сфере социального регулирования должен соблюдаться принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающий правовую определенность, сохранение стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм и предсказуемость законодательной и правоприменительной политики, с тем , чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав , действенности их государственной защиты, т.е. в том , что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано.

СПЧ в свою очередь напомнил, что Европейский суд по правам человека неоднократно указывал на то, что недостаточность мотивировки судебных актов свидетельствует об отсутствии справедливого судебного разбирательства (постановление ЕСПЧ от 16 декабря 1992 г. «Хаджианастасиу против Греции» (Hadjianastassiou v. Greeсе), постановление ЕСПЧ от 11 января 2007 г. по делу «Кузнецов и другие против Российской Федерации» (Kuznetsov and Others v. Russia) и др.).
Применение данного принципа к официально установленным между гражданином и государством (и не подвергшихся к этому моменту каким-либо изменениям) отношениям по поводу оказания социальной поддержки означает недопустимость произвольного отказа государства от ранее принятых на себя социальных обязательств.
Указанная позиция согласуется и с прецедентной практикой Европейского Суда по правам человека , чье толкование понятия «имущество» (содержащегося в ст. 1 Протокола № к Конвенции о защите прав человека и основных свобод) предполагает распространение этого термина на обещанные гражданину со стороны государства меры социальной поддержки и социальные льготы.
Тот же самый тест был применен в деле со сходными фактами: «Хиро Балани против Испании» (Hiro Balani v. Spain) от 9 декабря 1994 г., жалоба N 18064/91.
Также В деле «Хирвисаари против Финляндии» <1> Европейский суд вернулся к вопросу о важном значении мотивировки судебных актов. Он дополнил концепцию следующими положениями: надлежащая мотивированность решения позволяет продемонстрировать то, что аргументы сторон были услышаны, обеспечивает реализацию права на обжалование, а также возможность контроля со стороны общества <2>. В другом финском деле, «Суоминен против Финляндии» <3>, Европейский суд уточнил, что «власть должна обосновывать свои действия» <4>, что является ценной гарантией, защищающей от произвола органов государственной власти.
В связи с тем, что мной был подан рапорт на увольнение, на основании п.16 ст. 29 Положения, предоставление отпусков военнослужащему в год увольнения с военной службы осуществляется с таким расчетом, чтобы последний из них был использован полностью до дня истечения срока его военной службы.

На основании изложенного и в соответствии со ст.ст. 318-320 КАС РФ,

ПРОШУ:

1) Отменить решение Северодвинского гарнизонного военного суда от 12 февраля 2019 года;
2) Отменить апелляционное определение № ЗЗа-274/2019 от 08» апреля 2019  Северного флотского военного суда;

3) Признать действия командира войсковой части …….. по отказу в предоставлении дополнительных дней отдыха — незаконными.

4) Обязать командира войсковой части ………… предоставить мне дополнительные сутки отдыха в полном объёме в количестве 54 суток.

«__»____________2019                                           _____________/ Фамилия А. В./

В Судебную коллегию по делам

военнослужащих Верховного суда РФ
Адрес: 121260, Москва, ул. Поварская, 15


«Административный истец»:

Фамилия Алексей Владимирович, 10.01.1984г.р.

проживающий по адресу:

мобильный телефон:

электронная  почта:


Административный ответчик:

Командир войсковой части 00000;

адрес:


Дело № 2А-133/2019
Дело № ЗЗа-274/2019
Дело №



КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

Решением Северодвинского гарнизонного военного суда от 20 июня 2019 г. Дело № 2а-133/2019  по административному исковому заявлению военнослужащего войсковой часта 00000 мичмана Фамилияа Алексея Владимировича об оспаривании действий командира войсковой части 00000, войсковой части 00000и филиала Федерального казенного учреждения «Объединенное стратегическое командование Северного флота» — 3 финансово-экономическая служба» (далее — «3 ФЭС»), связанных с непредставлением административному истцу дополнительных суток отдыха за 2018 год, было отказано. Копию решения прилагаю.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Северный флотский военный суд  по делу № ЗЗа-274/2019 от 08 апреля 2019 года на решение Северодвинского гарнизонного военного суда от 20 июня 2019 г.,  определил решение Северодвинского гарнизонного военного суда от 20 июня 2019 г. по административному исковому мичмана Фамилияа Алексея Владимировича оставить без изменения, а ее апелляционную жалобу — без удовлетворения. Копию определения прилагаю.

Определением от 14 июня 2019 года  Северного флотского военного суда об оспаривании действий командира войсковой части 00000, войсковой части 00000и филиала Федерального казенного учреждения «Объединенное стратегическое командование Северного флота» — «3 финансово-экономическая служба» (далее — «3 ФЭС»), связанных с непредставлением административному истцу дополнительных суток отдыха за 2018 год, было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции. Копию определения прилагаю.

С решением вышеуказанных судов я не согласен по следующим основаниям.

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» п. 21 » В тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год в следующем календарном году, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен.»

В своих решениях  Суды приводят новое требование к началу исчисления сроков исковой давности — 3 месяца после окончания отпуска:

«Из указанных правовых норм также следует, что для реализации военно­служащим права на дополнительное время отдыха необходимо его соответству­ющее обращение к командованию, поданное не позднее окончания календарного года, в котором наступило право на дополнительный отпуск.

Данный вывод, вопреки мнению административного истца, полностью со­гласуется с разъяснениями, содержащимися в п.21 постановления Пленума Вер­ховного Суда РФ от 29 мая 2014 года № 8 «О практике применения судами зако­нодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужа­щих».

Однако считаю что в обосновании своего отказа суды не верно применили разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» (далее по тексту — Пленум)  п. 21:

 » В тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год в следующем календарном году, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен.»

Постановление Пленума Верховного Суда РФ представляет собой результат глубокого теоретического обобщения и переработки всего массива судебной практики в отдельно взятом направлении. Необходимо подчеркнуть, что сформулированное в ст. 126 Конституции РФ положение, согласно которому Верховный Суд РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики, влечет обязанность следовать этим разъяснениям, а значит, имеет не рекомендательное, а обязательное значение, обязательный характер таких разъяснений способствует единообразию судебной практики, поскольку за этим стоит ответственность судей за иное, презюмируемое как неправильное, понимание и применение законов. Без единообразия же судебной практики обеспечение в стране единства законности, подлинного равенства всех граждан перед законом и судом вряд ли возможно.

Я категорически не согласен с произвольным трактованием постановления Пленума Верховного Суда.

Поэтому прошу Верховный суд РФ внести ясность в  понимание п.21 Пленума.

Именно Верховный Суд должен встать на защиту Пленума и правильному его пониманию нижестоящими судами.

Необходимо внести правовую определенность в трактование нижестоящими судами Пленума.

 Я уверен, что именно коллегия по делам военнослужащих Верховного суда РФ поставит точку в правильном понимании Пленума, дабы в будущем другим военнослужащим вооруженных сил РФ не сталкиваться с этой проблемой.

В соответствии со ст.ст. 318-320 КАС РФ,

ПРОШУ СУД:

1. Отменить решение Северодвинского гарнизонного военного суда от 20 июня 2019 г. Дело № 2а-133/2019 ;

2. Отменить Апелляционным Северный флотский военный суд  по делу № ЗЗа-274/2019 от 08 апреля 2019 года;

3.Отменить определение от  14 июня 2019 года  Северного флотского военного суда;

4. Принять по делу новое решение.

Приложения:

1.

«__» ____________2019г.              _________________/Фамилия А. В./



ИЗМЕНЕНИЯ !!!!

СТАРАЯ РЕДАКЦИЯ

21. Дополнительные сутки (дополнительное время) отдыха военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, предоставляются в соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 11 Федерального закона «О статусе военнослужащих» с учетом положений статей 219–221, 234 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 года №1495, статьи 29 Положения о порядке прохождения военной службы, а также с учетом требований, изложенных в Порядке учета служебного времени и предоставления дополнительных суток отдыха (приложение № 2 к Положению о порядке прохождения военной службы).
Исходя из названных положений предусмотрены следующие сроки (периоды) предоставления дополнительных суток (дополнительного времени) отдыха: в другие дни недели, в период основного отпуска путем его увеличения за счет присоединения дополнительных суток отдыха, в период дополнительного времени отдыха до дня начала основного отпуска. При этом общая продолжительность ежегодного основного отпуска с учетом дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха не может превышать 60 суток, не считая времени, необходимого для проезда к месту использования отпуска и обратно.
В тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год до истечения первого квартала следующего года, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с первого дня второго квартала следующего года.

НОВАЯ РЕДАКЦИЯ

В тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год в следующем календарном году, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен.
(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2016 N 27)


В Североморский гарнизонный военный суд 184604, г. Североморск, ул. Ломоносова, д. 3 Тел.: (81537) 47-3-52, 47-3-52
Административный истец: Козлов Артем Юрьевич
Зарегистрированный по месту пребывания по адресу: Мурманской области г. Североморск войсковом части 36045 Проживающий по адресу: в/ч 40050 Административный ответчик: Командир корабля капитан 2 ранга Алексеев Евгений Викторович войсковом части 40050 «БДК» Адрес: Мурманская область г. Североморск в/ч 0000

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
Об оспаривании неправомерных действий командира войсковой части


Я, Козлов Артем Юрьевич, прохожу военную службу по контракту в войсковой части 40050 Министерства обороны Российской Федерации в должности Электрик штурманский В процессе службы, меня привлекали к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени (далее именуется – сверхурочное время), в выходные и праздничные дни.1, 2, 3, 4, 5, 6 и 8 января — Новогодние каникулы; 7 января — Рождество Христово; «»23 февраля — День защитника Отечества; «»8 марта — Международный женский день; 1 мая — Праздник Весны и Труда; 9 мая — День Победы; 12 июня — , Я обратился с рапортом о предоставлении дополнительных суток отдыха за привлечение к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени, а также в выходные и праздничные дни, за период с 1 января 2017 года по 1 июля 2017 года , на основании : п.1 ст.11 Федерального закона «О статусе военнослужащих» общего правила о том, что привлечение военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени компенсируется отдыхом соответствующей продолжительности в другие дни недели. При невозможности предоставления указанной компенсации время исполнения обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности суммируется и предоставляется военнослужащим в виде дополнительных суток отдыха, которые могут быть присоединены по желанию военнослужащего к основанному отпуску, также — общая продолжительность еженедельного служебного времени военнослужащих, проходящих военную службу по контракту не должна превышать нормальную продолжительность еженедельного рабочего времени, установленную федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (согласно статьи 91 Трудового кодекса РФ нормальная продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов в неделю). Привлечение указанных военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в иных случаях компенсируется отдыхом соответствующей продолжительности в другие дни недели. При невозможности предоставления указанной компенсации, время исполнения обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени суммируется и предоставляется военнослужащим в виде дополнительных суток отдыха, которые могут быть присоединены по желанию указанных военнослужащих к основному отпуску. В том же пункте 1 статьи 11 Закона определено, что порядок и условия предоставления отдыха, компенсирующего привлечение военнослужащего к исполнению обязанностей военной службы в сверхурочное время, а также в выходные и праздничные дни определяется Положением о порядке прохождения военной службы утвержденное Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 года №1237 (далее — Положение о порядке прохождения военной службы). Такой Порядок определён Приложением №2 к Положению о порядке прохождения военной службы. Согласно пункта 3 которого, когда суммарное сверхурочное время (суммарное время исполнения должностных и специальных обязанностей в выходные или праздничные дни с учетом времени, необходимого военнослужащему для прибытия к месту службы от места жительства и обратно) достигает величины ежедневного времени, установленного регламентом служебного времени для исполнения должностных обязанностей, военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, по его желанию предоставляются в другие дни недели дополнительные сутки отдыха. Отпуск и дополнительные сутки отдыха, соответственно предоставляются в следующем календарном году и должны быть использованы до его окончания, в связи с чем срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен, это также указано Верховным Судом Российской Федерации в Постановлении Пленума от 29 мая 2014 года № 8, в тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год в следующем календарном году, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен. В Определении Конституционного Суда РФ от 9 декабря 2014 г. № 2743-О указано : «»Определение форм компенсации военнослужащим повышенных нагрузок при необходимости выполнения ими обязанностей военной службы за пределами установленной продолжительности еженедельного служебного времени — прерогатива законодателя и уполномоченных им органов исполнительной власти, которые могут для воинских подразделений, выполняющих специальные задачи, предусмотреть в качестве компенсации соответствующие денежные выплаты (например, повышение оклада, особую надбавку или доплату в составе денежного довольствия и др.) или иные предоставления взамен дополнительных дней отдыха, однако в силу универсального характера конституционного права на отдых они не вправе, регламентируя служебное время и время отдыха военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, вводить такие правила, которые предусматривали бы выполнение обязанностей военной службы за пределами установленной продолжительности еженедельного служебного времени без какой-либо компенсации. «» Также в Определении Конституционного Суда РФ от 24 июня 2014 года № 1366-О сказано : «»Однако само по себе такое изменение правового регулирования не означает, что привлечение военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени может осуществляться без соответствующей компенсации.»»»

прошу:


1. Признать действия командира войсковой части 40050 по не предоставлению мне дополнительных суток отдыха в количестве 150 (сто пятьдесят) суток неправомерными.
2. Обязать командира войсковой части 40050 предоставить мне дополнительные сутки отдыха в количестве 150 суток. 3. Взыскать с войсковой части 40050 в мою пользу судебные расходы, связанные с уплатой государственной пошлины в сумме 300 рублей.
ПРИЛОЖЕНИЯ К ЗАЯВЛЕНИЮ:
1. Копия заявления на 3 листах; 2. Квитанция об уплате государственной пошлины по делу, рассматриваемому в Суде. 3. Копия ЖУРНАЛА учета времени привлечения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени, привлечения этих военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы в выходные и праздничные дни и предоставления им дополнительного времени отдыха. За 2017 год Вх номер-51. 4. Рапорт от 20.07.2017, ответ на рапорт от 12.03.2018 ДАТА ___15.03.2018____________ ПОДПИСЬ ____________________

  • В Полярнинский гарнизонный военный суд 
    184650, г. Полярный, ул. Фисановича, д. 4 

    Административный истец: Некрасов Дмитрий Алексеевич, 25.11.1979 г. р.; проживающий по адресу: 184653, Мурманская обл., г. Полярный, ул. Красный Горн, д. 23, кв. 69; мобильный телефон: 8-9646827898; адрес электронной почты: sagitta29@mail.ru ;
    Административный ответчик: Командир в/ч 81267 Адрес: 184650, Мурманская обл., г. Полярный, в/ч 22950 

    АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ 
    об оспаривании действий должностных лиц 
    Я, Некрасов Дмитрий Алексеевич, на основании приказа от 01 декабря 2015 г. и в соответствии с контрактом от 26 января 2015 г. прохожу военную службу в в/ч 81267 в должности старшего электрика ЭМБЧ, в звании старший матрос. 
    Мной было принято решение, что по истечении срока контракта я не буду продлевать контракт в данной части, о чем я заблаговременно уведомил командира рапортом ( копию прилагаю) 
    22 ноября 2017 года, я отправил рапорт командиру в/ч 81267, капитану 3 ранга Прохорову Д.И. о предоставление мне дополнительных суток отдыха в рабочие дни в количестве 344 дней, за выполнение обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного времени (приложение №1). Рапорт был отправлен мной заказным письмом, с уведомлением (опись письма и уведомление о вручении — приложения №2, №3). 
    Командир в/ч 81267, капитан 3 ранга Прохоров Д.И., признал мой рапорт на дополнительные сутки отдыха правомерным В ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ и предоставил мне отгулы с 24 ноября 2017 года, но отказался предоставить мне копию приказа (выписку из приказа, либо отпускной билет) о предоставлении мне дополнительных суток отдыха за переработку. 

    10 июля 2018 г., командир в/ч 81267, капитан 3 ранга Евдокимов А.В., ознакомил меня с новым приказом о предоставляемых мне дополнительных сутках отдыха, и об отмене предыдущего приказа (приложение №4). 
    16 августа 2018 года, командир в/ч 81267, капитан-лейтенант Бондаренко А. С. вызвал меня на службу и ознакомил с отменой предыдущих приказов о предоставление мне дополнительных суток отдыха, а также с новым приказом. 
    Я считаю, что мои права нарушаются: так как : 

    1. согласно статье 115 Дисциплинарного устава Вооруженных сил Российской Федерации «Обращение (предложение, заявление или жалоба) считается разрешенным, если рассмотрены все поставленные в нем вопросы, по нему приняты необходимые меры и даны исчерпывающие ответы в соответствии с законодательством Российской Федерации. Отказ в удовлетворении запросов, изложенных в обращении (предложении, заявлении или жалобе), доводится до сведения подавшего его военнослужащего со ссылкой на законы Российской Федерации, другие нормативные правовые акты Российской Федерации и (или) общевоинские уставы, с указанием мотивов отказа и разъяснением порядка обжалования принятого решения»; статье 116 Дисциплинарного устава Вооруженных сил Российской Федерации «Все обращения (предложения, заявления или жалобы) подлежат обязательному рассмотрению в срок до 30 суток со дня регистрации»; Федерального закона от 02.05.2006 N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» Статье 12. «Сроки рассмотрения письменного обращения Письменное обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации письменного обращения»; а так же пункта 5 Приказа Министра обороны Российской Федерации от 18 августа 2014 г. N 555 «О мерах по реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»» «Все обращения подлежат обязательному рассмотрению в течение 30 дней со дня регистрации». Однако , нарушены сроки отказа на мой рапорт ( УКАЗАТЬ КАКОЙ ) Командиры отказываются дать письменный, аргументированный ответ со ссылкой на законы Российской Федерации, другие нормативные правовые акты Российской Федерации и (или) общевоинские уставы, с указанием мотивов отказа. 

    2. По моему рапорту на предоставление мне дополнительных сутках отдыха УЖЕ
  • выписано три приказа и подписаны тремя разными командирами. Последующий командир отменяет приказ предыдущего, что уже противоречит ст. 44, гл. 2, ч. 1 Устава внутренней службы ВС РФ. При этом, при расчетах, у трех командиров (людей с высшим образованием), получаются разные результаты; Вопреки требованиям законодательства : Отпуск и дополнительные сутки отдыха, соответственно предоставляются в следующем календарном году и должны быть использованы до его окончания, в связи с чем срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен, это также указано Верховным Судом Российской Федерации в Постановлении Пленума от 29 мая 2014 года № 8, в тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год в следующем календарном году, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен. 
    В Определении Конституционного Суда РФ от 9 декабря 2014 г. № 2743-О указано 
    «Определение форм компенсации военнослужащим повышенных нагрузок при необходимости выполнения ими обязанностей военной службы за пределами установленной продолжительности еженедельного служебного времени — прерогатива законодателя и уполномоченных им органов исполнительной власти, которые могут для воинских подразделений, выполняющих специальные задачи, предусмотреть в качестве компенсации соответствующие денежные выплаты (например, повышение оклада, особую надбавку или доплату в составе денежного довольствия и др.) или иные предоставления взамен дополнительных дней отдыха, однако в силу универсального характера конституционного права на отдых они не вправе, регламентируя служебное время и время отдыха военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, вводить такие правила, которые предусматривали бы выполнение обязанностей военной службы за пределами установленной продолжительности еженедельного служебного времени без какой-либо компенсации. «» 
    Также в Определении Конституционного Суда РФ от 24 июня 2014 года № 1366-О сказано : «»Однако само по себе такое изменение правового регулирования не означает, что привлечение военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени может осуществляться без соответствующей компенсации.» 
    В связи с тем что мной был подан рапорт на увольнение, на основании п.16 ст. 29 Положения, предоставление отпусков военнослужащему в год увольнения с военной службы осуществляется с таким расчетом, чтобы последний из них был использован полностью до дня истечения срока его военной 
    службы. 

    Также как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, в сфере социального регулирования должен соблюдаться принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающий правовую определенность, сохранение стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм и предсказуемость законодательной и правоприменительной политики, с тем , чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав , действенности их государственной защиты, т.е. в том , что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано. 

    4. Повторно, из общего количества дополнительных суток отдыха, вычитываются ранее предоставленные дни отдыха; 

    5. В последних приказах о предоставление мне дополнительных суток отдыха, командиры считают, что нахождение на дежурно-вахтенной службе,
  • согласно приказа командира, не является исполнением обязанностей военной службы; Что прямо нарушает требования законодателсьтва : 
    Время нахождения в данных нарядах регламентировано распорядком дня на каждые сутки. 
    В соответствии с Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ 
    «О воинской обязанности и военной службе» 
    Статья 37. Исполнение обязанностей военной службы 
    1. Военнослужащий, гражданин, проходящий военные сборы, и гражданин, пребывающий в мобилизационном людском резерве, считаются исполняющими обязанности военной службы в случаях: 
    а) участия в боевых действиях, выполнения задач в условиях чрезвычайного или военного положения, вооруженных конфликтов, а также участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности либо пресечению международной террористической деятельности за пределами территории Российской Федерации; 
    б) исполнения должностных обязанностей; 
    в) несения боевого дежурства, боевой службы, службы в гарнизонном наряде, исполнения обязанностей в составе суточного наряда; 
    г) участия в учениях или походах кораблей; 
    д) выполнения приказа или распоряжения, отданных командиром (начальником); 
    е) нахождения на территории воинской части в течение установленного распорядком дня служебного времени или в другое время, если это вызвано служебной необходимостью; 
    ж) нахождения в служебной командировке; 
    з) нахождения на лечении, следования к месту лечения и обратно; 
    и) следования к месту военной службы и обратно; ……..

    6. Дополнительные сутки отдыха (т.е. сутки, что идут в дополнение к выходным дням, которые определяются календарными государственными днями), мне предоставляют, в том числе, и в праздничные и выходные дни, что также противоречит законодательству РФ; Что противоречит 1. Право на отдых военнослужащих закреплено Конституцией Российской Федерации и Федеральным законом Российской Федерации от 27 мая 1998 года №76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее – Закон). Федеральные законы РФ не содержат указания на лишение или ограничение военнослужащих права на отдых. Обязанностью воинских начальников является обеспечение прав подчинённых им военнослужащих, в том числе по реализации права на отдых. Таким образом, действия командира войсковой части ……. по изданию приказа о предоставлении дополнительных суток отдыха за привлечение меня к исполнению обязанностей военной службы в сверхурочное время, без вычета выходных и праздничных дней, нарушает моё право, как военнослужащего Вооруженных Сил РФ, на отдых, закреплённое Конституцией РФ и Федеральными законами РФ.
    2. В соответствии с пунктом 1 статьи 11 Закона общая продолжительность еженедельного служебного времени военнослужащих, проходящих военную службу по контракту не должна превышать нормальную продолжительность еженедельного рабочего времени, установленную федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (согласно статьи 91 Трудового кодекса РФ нормальная продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов в неделю). Привлечение указанных военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в иных случаях компенсируется отдыхом соответствующей продолжительности в другие дни недели. При невозможности предоставления указанной компенсации, время исполнения обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени суммируется и предоставляется военнослужащим в виде дополнительных суток отдыха, которые могут быть присоединены по желанию указанных военнослужащих к основному отпуску. В том же пункте 1 статьи 11 Закона определено, что порядок и условия предоставления отдыха, компенсирующего привлечение военнослужащего к исполнению обязанностей военной службы в сверхурочное время, а также в выходные и праздничные дни определяется Положением о порядке прохождения военной службы утвержденное Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 года №1237 (далее — Положение о порядке прохождения военной службы). Такой Порядок определён Приложением №2 к Положению о порядке
  • прохождения военной службы. Согласно пункта 3 которого, когда суммарное сверхурочное время
    (суммарное время исполнения должностных и специальных обязанностей в выходные или праздничные дни с учетом времени, необходимого военнослужащему для прибытия к месту службы от места жительства и обратно) достигает величины ежедневного времени, установленного регламентом служебного времени для исполнения должностных обязанностей, военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, по его желанию предоставляются в другие дни недели дополнительные сутки отдыха.
    3. В соответствии со статьёй 226 Устава внутренней службы ВС РФ утвержденного Указом Президента РФ от 10 ноября 2007 года №1495 днями отдыха, т.е. днями, полностью свободными от исполнения каких-либо служебных обязанностей, для военнослужащих, кроме несущих боевое дежурство (боевую службу) и службу в суточном наряде, являются воскресные и праздничные дни.
    Нерабочими, праздничными днями в Российской Федерации, в соответствии со ст. 112 Трудового Кодекса Российской Федерации, являются следующие дни:
    1, 2, 3, 4, 5, 6 и 8 января — Новогодние каникулы;
    7 января — Рождество Христово;
    «»23 февраля — День защитника Отечества;
    «»8 марта — Международный женский день;
    1 мая — Праздник Весны и Труда;
    9 мая — День Победы;
    12 июня — День России;
    4 ноября — День народного единства.
    При совпадении выходного и нерабочего праздничного дней выходной день переносится на следующий после праздничного рабочий день, за исключением выходных дней, совпадающих с нерабочими праздничными днями, указанными в абзацах втором и третьем части первой настоящей статьи. Правительство Российской Федерации переносит два выходных дня из числа выходных дней, совпадающих с нерабочими праздничными днями, указанными в абзацах втором и третьем части первой настоящей статьи, на другие дни в очередном календарном году в порядке, установленном частью пятой настоящей статьи.
    В целях рационального использования работниками выходных и нерабочих праздничных дней выходные дни могут переноситься на другие дни федеральным законом или нормативным правовым актом Правительства Российской Федерации. При этом нормативный правовой акт Правительства Российской Федерации о переносе выходных дней на другие дни в очередном календарном году подлежит официальному опубликованию не позднее чем за месяц до наступления соответствующего календарного года. Принятие нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации о переносе выходных дней на другие дни в течение календарного года допускается при условии официального опубликования указанных актов не позднее чем за два месяца до календарной даты устанавливаемого выходного дня.

    Также отпуск и дополнительные сутки отдыха, соответственно предоставляются в следующем календарном году и должны быть использованы до его окончания, в связи с чем срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен, это также указано Верховным Судом Российской Федерации в Постановлении Пленума от 29 мая 2014 года № 8, в тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год в следующем календарном году, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен. 
    В Определении Конституционного Суда РФ от 9 декабря 2014 г. № 2743-О указано 
    «»Определение форм компенсации военнослужащим повышенных нагрузок при необходимости выполнения ими обязанностей военной службы за пределами установленной продолжительности еженедельного служебного времени — прерогатива законодателя и уполномоченных им органов исполнительной власти, которые могут для воинских подразделений, выполняющих специальные задачи,
  • предусмотреть в качестве компенсации соответствующие денежные выплаты (например, повышение оклада, особую надбавку или доплату в составе денежного довольствия и др.) или иные предоставления взамен дополнительных дней отдыха, однако в силу универсального характера конституционного права на отдых они не вправе, регламентируя служебное время и время отдыха военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, вводить такие правила, которые предусматривали бы выполнение обязанностей военной службы за пределами установленной продолжительности еженедельного служебного времени без какой-либо компенсации. «» 
    Также в Определении Конституционного Суда РФ от 24 июня 2014 года № 1366-О сказано : «»Однако само по себе такое изменение правового регулирования не означает, что привлечение военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени может осуществляться без соответствующей компенсации.»»» 
    В связи с тем что мной был подан рапорт на увольнение, В соответствии с п. 16 ст. 29 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. № 1237 предоставление отпусков военнослужащему осуществляется с таким расчетом, чтобы последний из них был использован полностью до дня истечения срока его военной службы. При невозможности предоставления основного и дополнительных отпусков до дня истечения срока военной службы они могут быть предоставлены военнослужащему при его увольнении последовательно, без разрыва между отпусками. В этом случае исключение военнослужащего из списков личного состава воинской части производится по окончании последнего из отпусков и после сдачи военнослужащим дел и должности.

    На основании вышеизложенного, и ст 218 КАС РФ 

    ПРОШУ: 

    1 Признать действия командира в/ч 81267 по ………. незаконными ; 

    2 Обязать командира в/ч 81267 произвести перерасчет положенных мне 
    дополнительных суток отдыха, в соответствии с законодательством; 

    3 Обязать командира в/ч 81267 произвести перерасчет положенных мне дней основного отпуска; 

    4 Взыскать с ответчика в мою пользу судебные расходы, связанные с уплатой государственной пошлины в сумме 300 рублей; 

    5 Взыскать с ответчика в мою пользу расходы, связанные с составлением 
    документов, претензий, иска, оказании юридической помощи в размере 7000 (семь тысяч) рублей; 
    ПРИЛОЖЕНИЯ : 
    1. Копия рапорта о дополнительных сутках отдыха (на 2 л.); 
    2. Опись письма (на 1 л.); 
    3. Уведомление о вручении письма (на 1 л.); 
    4. Расчет времени привлечения к ДВС за 2016 год (на 4 л.); 
    5. График привлечения к ДВС за 2016 год (на 1 л.); 
    6. Расчет времени привлечения к ДВС за 2017 год (на 3 л.); 
    7. График привлечения к ДВС за 2017 год (на 1 л.); 
    8. Копия уведомления командира в/ч 81267 от 10 июля 2018 г. (на 1 л.); 
    9. Копия распорядка дня в/ч 81267 (на 2 л.); 
    10. Копия инструкции ДВС (на 2л.); 
    11. Копия паспорта жены, 1 и 2 страницы (на 1 л.); 
    12. Копия свидетельства о заключении брака (на 1 л.); 
    13. Копии приказов о заступлении на ДВС – щас не высылаю, ОЧЕНЬ большой обьем. 

    26.09.2018 г. ст. электрик ЭМБЧ в/ч 81267 ст. матрос Д. НЕКРАСОВ



ДНЕКРАСОВ составить АПЕЛЛЯЦИЮ дело № 2а-96/2018 
Мотивированное решение составлено 9 ноября 2018 года 
РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 
8 ноября 2018 года город Полярный 
Полярнинский гарнизонный военный суд под председательством судьи Дудника С.В., при секретаре Нестеренко Е.А., с участием помощника военного прокурора — войсковая часть 56186 старшего лейтенанта юстиции Демидова А.А., административного истца Некрасова Д.А., представителя командира войсковой части 36070 полковника юстиции Левченко Ю.И., командира войсковой части 81267 капитан-лейтенанта Бондаренко А.С. и его представителя Прибавченкова Д.Е., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении военного суда административное дело по административному исковому заявлению бывшего военнослужащего войсковой части 81267 старшего матроса запаса Некрасова Дмитрия Алексеевича об оспаривании действий командиров войсковых частей 36070, 81267, 77360-Д, руководителя федерального казенного учреждения «Единый расчетный центр Министерства обороны Российской Федерации» (далее — ЕРЦ), начальника филиала федерального казенного учреждения «Объединенное стратегическое командование Северного флота» — «2 финансово-экономическая служба» (далее — ФЭС), связанных с непредоставлением дополнительных суток отдыха и исключением из списков личного состава воинской части, 
установил: 
Некрасов обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором, с последующими уточнениями, просит: 
— обязать командира войсковой части 81267 предоставить ему 86 дополнительных суток отдыха за 2016 г. и 202 дополнительных суток отдыха за 
2017 г. (без учета выходных и праздничных дней) за привлечение к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени и в выходные (праздничные) дни (далее — дополнительные сутки отдыха), а также отпуск пропорционально прослуженному времени; 
— признать незаконными действия командира войсковой части 36070, связанные с исключением его из списков личного состава воинской части (далее — списки части) без предоставления дополнительных суток отдыха, обязав перенести дату исключения из списков части после предоставления дополнительных суток отдыха и основного отпуска пропорционально прослуженному времени; 
— возместить судебные расходы, связанные с уплатой государственной пошлины при обращении в суд, в размере 300 рублей. 
В своем заявлении, в том числе в заявлениях об уточнении исковых требований, а также в судебном заседании административный истец указал, что в ноябре 2017 г. обратился к командиру войсковой части 81267 с рапортом о предоставлении ему в будние дни 344 дополнительных суток отдыха за привлечение в 2016, 2017 г.г. к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени и в выходные (праздничные) дни. Данные сутки отдыха возникли в результате несения им дежурно-вахтенной службы. С 24 ноября 2017 г. указанные сутки отдыха ему были предоставлены, но без оформления соответствующих документов, в связи с чем он обратился в военную прокуратуру. На основании представления прокурора, командованием части сутки отдыха неоднократно пересчитывались, но без учета требований действующего законодательства. Приказом командира войсковой части 81267 от 10 июля 2018 г. № 61 (далее — приказ № 61) приказ о предоставлении ему 344 дополнительных суток отдыха отменен и с 11 июля 2018 г. ему предоставили 60 дополнительных суток отдыха. Далее приказ № 61 также был отменен. Ранее, на основании рапортов, ему предоставлялись 25 суток отдыха за 2016 г. в том же году, 30 суток были присоединены к основному отпуску за 2017 г., но, поскольку сутки отдыха были предоставлены, в том числе в выходные дни, считает реализованными из них 15 суток. До 24 ноября 2017 г. им было реализовано 5 дополнительных суток отдыха за 2017 г. С учетом предоставленных, количество нереализованных дополнительных суток отдыха составляет за 2016 г. — 86 суток, за 2017 г. — 202 суток. 
Также указал, что с 15 октября 2018 г. исключен из списков части, при этом неправомерность своего исключения связывает с непредоставлением дополнительных суток отдыха. Претензий по обеспечению положенными видами довольствия при исключении из списков части не имеет. 
Командир войсковой части 81267 Бондаренко заявленные требования не признал, в возражениях на административное исковое заявление, а также в судебном заседании указал, что Некрасов действительно в 2016, 2017 г.г. привлекался к несению суточных дежурств, за которые ему было положено 307 дополнительных суток отдыха. В период с 24 ноября 2017 г. по 9 июля 2018 г. Некрасовым реализовано 228 суток отдыха, и в период с 11 июля по 15 августа 2018 г. — 36 суток отдыха. Ранее Некрасовым было реализовано за 2016 г. — 55 суток отдыха, 25 из которых в 2016 г. на основании его рапортов и 30 суток были присоединены к основному отпуску за 2017 г. За 2017 г. административным истцом было реализовано 5 дополнительных суток отдыха. 
Общее количество предоставленных Некрасову дополнительных суток отдыха составило 319. 
Также указал, что основной отпуск за 2017 г. реализован Некрасовым в полном объеме в 2017 г., в связи с чем перенос дополнительных суток отдыха за 2017 г. на 2018 г. не допускается. Таким образом, по состоянию на 31 декабря 2017 г., положенные дополнительные сутки отдыха за 2016, 2017 г.г. административным истцом реализованы в полном объеме. 
Представитель командира войсковой части 81267 Прибавченков заявленные требования не признал, поддержал сказанное его доверителем Бондаренко, при этом указал, что количество предоставленных Некрасову дополнительных суток отдыха превышает количество положенных. 
Представитель командира войсковой части 36070 Левченко, не соглашаясь с заявленными требованиями, указал, что поскольку Некрасов права на предоставление дополнительных суток отдыха не имеет, то и основания для переноса даты исключения из списков части отсутствуют. 
Начальник ФЭС, надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного заседания, в суд не прибыл, в письменном сообщении просил рассмотреть дело без его участия, оставив решение вопроса по существу заявленных требований на усмотрение суда. 
Командир войсковой части 77360-Д и руководитель ЕРЦ, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, в суд не прибыли, просили рассмотреть дело без их участия. 
Заслушав доводы сторон, исследовав представленные материалы дела, выслушав мнение военного прокурора, полагавшего необходимым в удовлетворении заявленных требований отказать, военный суд приходит к следующим выводам. 
Как установлено в судебном заседании, административный истец проходил военную службу по контракту в войсковой части 81267, с 15 октября 
2018 г. исключен из списков части. 
В 2016, 2017 г.г. Некрасов привлекался к несению дежурно-вахтенной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени и в выходные (праздничные) дни, за что ему были положены дополнительные сутки отдыха. 
В соответствии с приказами командира войсковой части 81267 от 24 ноября 2017 г. № 164, от 10 июля 2018 г. № 61, от 15 августа 2018 г. № 80, Некрасову были предоставлены дополнительные сутки отдыха за 2016, 2017 г.г. в период с 24 ноября 2017 г. по 9 июля 2018 г., и в период с 11 июля по 15 августа 2018 г. 
Ранее, согласно рапортам за 2016, 2017 г.г., а также пояснениям в судебном заседании Некрасова и командира войсковой части 81267 Бондаренко, административному истцу, без издания соответствующих приказов, предоставлено 25 дополнительных суток отдыха за 2016 г. и 5 суток отдыха за 2017 г. 
Также, согласно приказам командира войсковой части 22950 от 1 августа 2017 г. № 341 и командира войсковой части 81267 от 7 августа 2017 г. № 117, а также пояснениям в судебном заседании командира войсковой части 81267 Бондаренко, 30 дополнительных суток отдыха за 2016 г. были присоединены к основному отпуску Некрасова за 2017 г. 
Согласно приказам командира войсковой части 22950 от 30 мая 2016 г. № 252, от 9 февраля 2017 г. № 53 и командира войсковой части 81267 от 10 февраля 2017 г. № 20 Некрасову с 1 июня 2016 г. предоставлена часть основного отпуска за 2016 г. в количестве 24 суток, а с 11 февраля 2017 г. оставшаяся часть в количестве 36 суток. 
При этом ни в одном из этих случаев дополнительные сутки отдыха за 
2016 г. к этим отпускам не присоединялись. 
Как пояснил в судебном заседании Некрасов, при подаче рапортов о предоставлении ему указанных отпусков, он не ставил в них вопрос о предоставлении дополнительных суток отдыха за 2016 г. 
В соответствии с приказами командира войсковой части 22950 от 1 августа 2017 г. № 341 и командира войсковой части 81267 от 7 августа 2017 г. № 117 Некрасову предоставлено 60 суток основного отпуска за 2017 г. При этом, на основании рапорта административного истца, к данному отпуску были присоединены 30 дополнительных суток отдыха. 
На основании п.1 ст. 11 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», общая продолжительность еженедельного служебного времени военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, не должна превышать нормальную продолжительность еженедельного рабочего времени, установленную федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ. Привлечение указанных военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в иных случаях компенсируется отдыхом соответствующей продолжительности в другие дни недели. При невозможности предоставления указанной компенсации время исполнения обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени суммируется и предоставляется военнослужащим в виде дополнительных суток отдыха, которые могут быть присоединены по желанию указанных военнослужащих к основному отпуску. 
Порядок учета служебного времени и предоставления дополнительных суток отдыха определяется Положением о порядке прохождения военной службы, утвержденным Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 г. № 1237 (далее — Положение). 
Положения аналогичного характера содержатся и в ст. 220 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ, утвержденного Указом Президента РФ от 10 ноября 2007 г. № 1495. 
В соответствии с п. 3 приложения № 2 к Положению, когда суммарное сверхурочное время (суммарное время исполнения должностных и специальных обязанностей в выходные или праздничные дни) достигает величины ежедневного времени, установленного регламентом служебного времени для исполнения должностных обязанностей, военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, по его желанию предоставляются в другие дни недели дополнительные сутки отдыха или они присоединяются к основному отпуску. 
По смыслу приложения № 2 к Положению, дополнительные сутки отдыха предоставляются военнослужащим на основании их рапорта. 
Согласно п. 11 и 14 ст. 29 Положения, отпуска предоставляются военнослужащим в любое время года с учетом необходимости чередования периодов их использования, а также обеспечения боевой готовности воинской части и в соответствии с планом отпусков. В случаях, когда основной отпуск и (или) дополнительные отпуска не были предоставлены военнослужащему в текущем календарном году в связи с его болезнью или другими исключительными обстоятельствами, допускается перенос основного и (или) дополнительных отпусков на следующий календарный год. При переносе основного и (или) дополнительных отпусков на следующий календарный год они должны быть использованы до его окончания. 
По смыслу приведенных правовых норм, предоставление военнослужащим дополнительных суток отдыха возможно при наличии совокупности следующих условий: привлечение военнослужащего к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени или в выходные (праздничные) дни; неиспользование дополнительных суток отдыха соответствующей продолжительности в другие дни недели; обращение военнослужащего с рапортом о предоставлении дополнительных суток отдыха в другие дни недели, а также в году возникновения права на получение дополнительного отдыха либо в следующем году одновременно с основным отпуском (при наличии для этого исключительных обстоятельств); решение командира воинской части (подразделения), оформленное в виде приказа о предоставлении дополнительных суток отдыха с учетом необходимости поддержания боевой готовности и интересов службы. 
Как следует из материалов дела, административный истец в 2016, 
2017 г.г. привлекался к несению дежурно-вахтенной службы, за которые ему были положены дополнительные сутки отдыха. При этом, поскольку основной отпуск за 2016 г. был предоставлен Некрасову по частям, вторая часть которого была перенесена на 2017 г., право использовать положенные сутки отдыха за 2016 г, у истца сохранялось до окончания второй части отпуска за 2016 г., а срок использования истцом дополнительных суток отдыха за 2017 г., ввиду использования основного отпуска за 2017 г., ограничивался 31 декабря того же года. 
Этот вывод полностью согласуется с разъяснениями, содержащимися в п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих». 
Таким образом, по смыслу перечисленных норм, военнослужащие вправе реализовать свое право на отдых сразу же после привлечения к обязанностям военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени, либо в иные дни недели, либо присоединить их к основному отпуску. При этом военнослужащие в обращении к командиру вправе выразить свое отношение к способу и времени использования дополнительного отдыха. Инициатива о предоставлении компенсирующего отдыха должна быть заявлена таким образом, чтобы военнослужащий имел возможность реализовать свое право на отдых до истечения срока на его использование. 
Поскольку Некрасов обратился с рапортом о предоставлении дополнительных суток отдыха за 2016, 2017 г.г. 22 ноября 2017 г., учитывая установленные обстоятельства по делу и требования законодательства, он мог использовать, а командир части вправе был предоставить, дополнительные сутки отдыха только за 2017 г., при этом срок их использования ограничивался 31 декабря того же года. 
На основании изложенного, учитывая количество предоставленных административному истцу дополнительных суток отдыха, а также истечение срока на их использование, требования Некрасова о предоставлении ему 86 дополнительных суток отдыха за 2016 г. и 202 дополнительных суток отдыха за 2017 г., а также отпуска пропорционально прослуженному времени удовлетворению не подлежат, ввиду чего не подлежат удовлетворению требования о признании незаконными действий командира войсковой части 36070, связанных с исключением его из списков части без предоставления дополнительных суток отдыха, и переносе даты исключения из списков части после предоставления дополнительных суток отдыха и основного отпуска пропорционально прослуженному времени. 
В соответствии со ст. 111 КАС РФ, понесенные Некрасовым по делу судебные расходы возмещению не подлежат. 
Руководствуясь ст. 174-180 и 227 КАС РФ, 
решил: 
В удовлетворении административного искового заявления Некрасова Дмитрия Алексеевича — отказать. 
На решение может быть подана апелляционная жалоба, а прокурором, участвующим в деле, принесено представление в Северный флотский военный суд через Полярнинский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

  • ПЕРЕВОД — РАСЧЕТ _
    исключение из списков личного состава воинской части, с
    обеспечения. При убытии военнослужащего, проходящего военную службу по
    контракту, из воинской части в связи с перемещением по службе
    (зачислением в распоряжение) в приказе командира (начальника) воинской
    части об исключении из списков личного состава указывается, в каком
    размере и в каком месяце военнослужащему оказана материальная помощь в
    году убытия. Если материальная помощь не оказывалась, в приказе
    указывается: «Материальная помощь в текущем году не оказывалась».
    При исключении из списков личного состава воинской части
    военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, в связи с
    увольнением с военной службы в запас (отставку) в приказе указываются
    полные годы, за которые подлежит выплате единовременное денежное
    пособие, размер его в окладах денежного содержания, каким
    государственным орденом (орденами) награжден в период прохождения
    военной службы, а также размер премии за личный вклад и достигнутые
    результаты в боевой подготовке, освоении учебных программ, выполнении
    специальных заданий командования и добросовестное исполнение служебных
    обязанностей;
    в) изменения в персональных учетных данных личного состава;
    г) нахождение на лечении и возвращение на службу из лечебного
    учреждения. При убытии военнослужащего на стационарное лечение
    указывается об исключении его с продовольственного обеспечения и
    выдаче ему продовольственного аттестата;
    д) назначение на воинские должности, присвоение воинских званий;
    е) прием на работу, перевод на другую работу и увольнение с
    работы лиц гражданского персонала (Приложение N 2);
    ж) убытие в командировки, отпуска, на учебу и прибытие из
    командировок, отпусков и с учебы;
    з) применение поощрений и наложение взысканий;
    В конце приказа командира (начальника) указывается, до каких
    воинских частей разослать или до кого довести приказ.
    Как видно издание приказов о не выходе на службу данным приказом не предусмотрено.

    Доводы, представленные мной в Солнечногорский Гарнизонный Военный Суд, рассматривающий по данному делу, обязан был привести убедительные мотивы, по которым эти доводы им не были приняты, а выражение в решение суда-«правом на получение ВПД имел возможность воспользоваться, как при убытии в дополнительный, так и в основной отпуска»., считаю сознательным размыванием сути заявления, для издания заранее определенного решения суда.
    Согласен, имел, но не воспользовался, благодаря приказу командира об отправке меня в дополнительный отпуск и решению суда, который сознательно занял позицию одной стороны-ответчика.
    Суд, при вынесении решения должен основываться на письменных доказательствах, представленных суду, что я во время отпуска на службе отсутствовал представлено суду не было, а суд не затребовал их у ответчика.

    Таким образом, следует прийти к выводу о том, что судом допущено существенное нарушение гражданского процессуального закона, что в соответствии со ст. 363 и ст.363 ГПК РФ является основанием для отмены или изменения судебных постановлений. При вынесении постановления судом дана односторонняя оценка собранным доказательствам и не учтены все обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его решение ст. 195 и ч. 1 ст. 196 ГПК РФ, решение суда должно быть законным и обоснованным.

    А все тут банально просто. Хотя юридического значения не имеет. В 2008г. был уволен и исключен из списков нашей части майор, не отгуляв дни за переработку, вернувшись с командировки из Судана. Он потребовал у командира, что б справедливость восторжествовала. Командир был не очень рад этой просьбе, и тут я ему попался на глаза. В итоге майор после суда восстановлен на службе, сейчас находится в отгулах, а потом пойдет в дополнительный и основной отпуска за 2009г. А я оказался стрелочником.

    На основании :
    1.ГПК РФ ст. 195 и ч. 1 ст. 196, ст.362, ст.363. 2.Федерального закона «О статусе военнослужащих» ст.28.8

    В доказательство моих требований прошу обязать командира войсковой части представить суду:

    1.Журнал учета рабочего времени» за 2008г. 2009г.
    2.Карточку взысканий и поощрений.
    Прошу, в случае отсутствия
  • документально зафиксированных разбирательств по нарушению мной воинской дисциплины и упущений по службе:

    I.Изменить или отменить решение суда первой инстанции и принять новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение по: 1. Обязать командира войсковой части отменить приказ № 615 от 15.12.2008г. и изданию приказа о выплате мне ЕДВ за 2008г. 2.Обязать командира войсковой части отменить приказ №4 от 14.01.2009г. о моем убытии в дополнительны

В Северодвинский гарнизонный военный суд 164522 Архангельская область г.Северодвинск ул. Ломоносова д. 107а

Административный истец Фамилия Алексей Владимирович, 10.01.1984г.р. проживающий по адресу 164523,Архангельская область,г.Северодвинск пр.Победы д.96,кв.6 мобильный телефон 81,адрес электронной почты L@rambler.ru

Административный ответчик Командир в/ч 00000 Адрес Архангельская область г.Северодвинск, о.Ягры в/ч90.

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ об оспаривании действий должностных лиц Я, Данов Алексей Владимирович, на основании приказа от 01 декабря 2013 г. и в соответствии с контрактом от 02 июня 2014 г. прохожу военную службу в в/ч 68 в должности техника БЧ-1, в звании мичман. Мной было принято решение, что по истечении срока контракта я не буду продлевать контракт в данной части, о чем я заблаговременно уведомил командира рапортом ( копию прилагаю) 14 сентября 2018 года, я подал рапорт командиру в/ч 68, капитану 1 ранга Оичеву В.В. о предоставление мне дополнительных суток отдыха в рабочие дни в количестве 97 суток, за выполнение обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного времени (приложение №1), за 2017 год. Командир в/ч 68, капитан 1 ранга Олечев В.В., признал мой рапорт на дополнительные сутки отдыха правомерным и написав на рапорте В связи с выполнением плана боевой подготовки в единовременном предоставлении всех суток отдыха отказать. Предоставлять дополнительные сутки отдыха дробно ,без ущерба выполнению поставленных задач и боевой подготовки.(копию рапортов прилагаю) Сутки не были мне предоставлены.

30 ноября написал повторно рапорт на предоставление мне дополнительных суток отдыха за 2017 год, вместе с ним был написан рапорт на увольнение по окончанию контракта, Командир мне написал на рапорте В дальнейшем предоставлять сутки отдыха за 2017 год НЕ вижу оснований(копию рапорта прилагаю).

Отпуск и дополнительные сутки отдыха, соответственно предоставляются в следующем календарном году и должны быть использованы до его окончания, в связи с чем срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен, это также указано Верховным Судом Российской Федерации в Постановлении Пленума от 29 мая 2014 года № 8, в тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год в следующем календарном году, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен.

В Определении Конституционного Суда РФ от 9 декабря 2014 г. № 2743-О указано «Определение форм компенсации военнослужащим повышенных нагрузок при необходимости выполнения ими обязанностей военной службы за пределами установленной продолжительности еженедельного служебного времени — прерогатива законодателя и уполномоченных им органов

исполнительной власти, которые могут для воинских подразделений, выполняющих специальные задачи, предусмотреть в качестве компенсации соответствующие денежные выплаты (например, повышение оклада, особую надбавку или доплату в составе денежного довольствия и др.) или иные предоставления взамен дополнительных дней отдыха, однако в силу универсального характера конституционного права на отдых они не вправе, регламентируя служебное время и время отдыха военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, вводить такие правила, которые предусматривали бы выполнение обязанностей военной службы за пределами установленной продолжительности еженедельного служебного времени без какой-либо компенсации. «» Также в Определении Конституционного Суда РФ от 24 июня 2014 года № 1366-О сказано : «»Однако само по себе такое изменение правового регулирования не означает, что привлечение военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени может осуществляться без соответствующей компенсации.» В связи с тем что мной был подан рапорт на увольнение, на основании п.16 ст. 29 Положения, предоставление отпусков военнослужащему в год увольнения с военной службы осуществляется с таким расчетом, чтобы последний из них был использован полностью до дня истечения срока его военной службы.

Также как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, в сфере социального регулирования должен соблюдаться принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающий правовую определенность, сохранение стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм и предсказуемость законодательной и правоприменительной политики, с тем , чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав , действенности их государственной защиты, т.е. в том , что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано.

* 2. В соответствии с пунктом 1 статьи 11 Закона общая продолжительность еженедельного служебного времени военнослужащих, проходящих военную службу по контракту не должна превышать нормальную продолжительность еженедельного рабочего времени, установленную федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (согласно статьи 91 Трудового кодекса РФ нормальная продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов в неделю). Привлечение указанных военнослужащих к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени в иных случаях компенсируется отдыхом соответствующей продолжительности в другие дни недели. При невозможности предоставления указанной компенсации, время исполнения обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени суммируется и предоставляется военнослужащим в виде дополнительных суток отдыха, которые могут быть присоединены по желанию указанных военнослужащих к основному отпуску. В том же пункте 1 статьи 11 Закона определено, что порядок и условия предоставления отдыха, компенсирующего привлечение военнослужащего к исполнению обязанностей военной службы в сверхурочное время, а также в выходные и праздничные дни определяется Положением о порядке прохождения

военной службы утвержденное Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 года №1237 (далее — Положение о порядке прохождения военной службы). Такой Порядок определён Приложением №2 к Положению о

*

порядке прохождения военной службы. Согласно пункта 3 которого, когда суммарное сверхурочное время (суммарное время исполнения должностных и специальных обязанностей в выходные или праздничные дни с учетом времени, необходимого военнослужащему для прибытия к месту службы от места жительства и обратно) достигает величины ежедневного времени, установленного регламентом служебного времени для исполнения должностных обязанностей, военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, по его желанию предоставляются в другие дни недели дополнительные сутки отдыха.

3. В соответствии со статьёй 226 Устава внутренней службы ВС РФ утвержденного Указом Президента РФ от 10 ноября 2007 года №1495 днями отдыха, т.е. днями, полностью свободными от исполнения каких-либо служебных обязанностей, для военнослужащих, кроме несущих боевое дежурство (боевую службу) и службу в суточном наряде, являются воскресные и праздничные дни. Нерабочими, праздничными днями в Российской Федерации, в соответствии со ст. 112 Трудового Кодекса Российской Федерации, являются следующие дни: 1, 2, 3, 4, 5, 6 и 8 января — Новогодние каникулы; 7 января — Рождество Христово; «»23 февраля — День защитника Отечества; «»8 марта — Международный женский день; 1 мая — Праздник Весны и Труда; 9 мая — День Победы; 12 июня — День России; 4 ноября — День народного единства. При совпадении выходного и нерабочего праздничного дней выходной день переносится на следующий после праздничного рабочий день, за исключением выходных дней, совпадающих с нерабочими праздничными днями, указанными в абзацах втором и третьем части первой настоящей статьи. Правительство Российской Федерации переносит два выходных дня из числа выходных дней, совпадающих с нерабочими праздничными днями, указанными в абзацах втором и третьем части первой настоящей статьи, на другие дни в очередном календарном году в порядке, установленном частью пятой настоящей статьи. В целях рационального использования работниками выходных и нерабочих праздничных дней выходные дни могут переноситься на другие дни федеральным законом или нормативным правовым актом Правительства Российской Федерации. При этом нормативный правовой акт Правительства Российской Федерации о переносе выходных дней на другие дни в очередном календарном году подлежит официальному опубликованию не позднее чем за месяц до наступления соответствующего календарного года. Принятие нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации о переносе выходных дней на другие дни в течение календарного года допускается при условии официального опубликования указанных актов не позднее чем за два месяца до календарной даты устанавливаемого выходного дня.

Также отпуск и дополнительные сутки отдыха, соответственно предоставляются в следующем календарном году и должны быть использованы до его окончания, в связи с чем срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен, это также указано Верховным Судом Российской Федерации в Постановлении Пленума от 29 мая 2014 года № 8, в тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год в следующем календарном году, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен. В Определении Конституционного Суда РФ от 9 декабря 2014 г. № 2743-О указано «»Определение форм компенсации военнослужащим повышенных нагрузок при необходимости выполнения ими обязанностей военной службы за пределами установленной продолжительности еженедельного служебного времени — прерогатива законодателя и уполномоченных им органов исполнительной власти, которые могут для воинских подразделений, выполняющих

специальные задачи, предусмотреть в качестве компенсации соответствующие денежные выплаты (например, повышение оклада, особую надбавку или доплату в составе денежного довольствия и др.) или иные предоставления взамен дополнительных дней отдыха, однако в силу универсального характера конституционного права на отдых они не вправе, регламентируя служебное время и время отдыха военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, вводить такие правила, которые предусматривали бы выполнение обязанностей военной службы за пределами установленной продолжительности еженедельного служебного времени без какой-либо компенсации. «» Также в Определении Конституционного Суда РФ от 24 июня 2014 года № 1366-О сказано : «»Однако само по себе такое изменение правового регулирования не означает, что привлечение военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени может осуществляться без соответствующей компенсации.»»» В связи с тем что мной был подан рапорт на увольнение, В соответствии с п. 16 ст. 29 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. № 1237 предоставление отпусков военнослужащему осуществляется с таким расчетом, чтобы последний из них был использован полностью до дня истечения срока его военной службы. При невозможности предоставления основного и дополнительных отпусков до дня истечения срока военной службы они могут быть предоставлены военнослужащему при его увольнении последовательно, без разрыва между отпусками. В этом случае исключение военнослужащего из списков личного состава воинской части производится по окончании последнего из отпусков и после сдачи военнослужащим дел и должности.

На основании вышеизложенного, и ст 218 КАС РФ ПРОШУ: 1 Признать действия командира в/ч 68 по ………. незаконными ;

2 Обязать командира в/ч 68 произвести перерасчет положенных мне дополнительных суток отдыха, в соответствии с законодательством;

3 Взыскать с ответчика в мою пользу судебные расходы, связанные с уплатой государственной пошлины в сумме 300 рублей;

4 Взыскать с ответчика в мою пользу расходы, связанные с составлением документов, претензий, иска, оказании юридической помощи в размере 1500 (тысяча пятьсот) рублей; ПРИЛОЖЕНИЯ : 1. Копия рапорта о дополнительных сутках отдыха (на 2 л.); 2. Расчет времени привлечения к ДВС за 2017 год (на 3 л.); 10.01.2019г. техник БЧ-1 в/ч 60 мичман А. Фамилия

Начальнику Службы в г. Балаклаве 
Пограничного управления ФСБ России по Республике Крым 
капитану 1 ранга Ш000000 А.Б. 
Рапорт 
На основании пп. «а» п. 1 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», п. 1 ст. 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих», прошу Вашего ходатайства о досрочном увольнении меня ……(ФИО, должность, звание) ………………. с военной службы по достижению предельного возраста пребывания на военной службе. 
До исключения из списков воинской части прошу обеспечить меня всеми видами довольствия и вещевого имущества в полном объеме, в соответствии с пунктом 16 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы. 

В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 июня 2006 года № 390 «О вещевом обеспечении в федеральных органах исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, в мирное время», прошу обеспечить меня вещевым обеспечением. 
Прошу Вашего ходатайства перед вышестоящим командованием о предоставлении мне дополнительных суток отдыха за 2017- 2018 год в количестве …. суток в соответствии с п.1 ст.11 ФЗ от 27.05.1998 N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих»; п/п «в» п.1 ст.37 ФЗ от 28.03.1998 N 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе»; ст.220 Устава внутренней службы ВС РФ; п.1 и п.3 Приложения №2 к Положению о порядке прохождения военной службы утвержденного Указом Президента РФ от 16.09.1999 N 1237 «Вопросы прохождения военной службы» (вместе с «Положением о порядке прохождения военной службы»); ст.91 Главы 15 «Трудового кодекса Российской Федерации» от 30.12.2001 N 197-ФЗ. 
К рапорту прилагаю выписку из журнала учета служебного времени и предоставления дополнительного времени отдыха в соответствии с Приложением к приказу ФСБ РФ от 6 июня 2000 г. N 301″О Служебном времени военнослужащих органов безопасности». 

Также прошу произвести подсчет выслуги , согласно п.14 ст.34 Положения о порядке прохождения военный службы, перед представлением военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, к увольнению с военной службы уточняются данные о прохождении им военной службы, при необходимости документально подтверждаются периоды его службы, подлежащие зачету в выслугу лет в календарном исчислении и отдельно на льготных условиях, и в соответствии с законодательством РФ исчисляется выслуга лет. Об исчисленной выслуге лет объявляется военнослужащему. Возражения военнослужащего по исчислению выслуги лет рассматриваются командиром (начальником), и до представления военнослужащего к увольнению с военной службы по ним принимаются решения, в соответствии с Приказом ФСБ России от 14 февраля 2017 г. N 87 
«Об утверждении Инструкции об организации работы в органах федеральной службы безопасности по пенсионному обеспечению лиц, уволенных с военной службы, и их семей». 

Прошу направить меня профессиональную переподготовку в соответствии с п . 4 ст . 19 Федерального закона » О статусе военнослужащих » военнослужащие — граждане, проходящие военную службу по контракту, общая продолжительность военной службы которых составляет пять лет и более (не считая времени обучения в военных образовательных учреждениях высшего и среднего профессионального образования), в год увольнения с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по истечении срока военной службы, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями имеют право пройти профессиональную переподготовку по одной из гражданских специальностей без взимания с них платы за обучение и с сохранением обеспечения всеми видами довольствия в порядке и на условиях, которые определяются Министерством обороны Российской Федерации (иным федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба), продолжительностью до четырех месяцев и Приказа ФСБ РФ от 26 января 2009 г. № 22 «О порядке и условиях реализации военнослужащими органов федеральной службы безопасности, проходящими военную службу по контракту, права на профессиональную переподготовку по одной из

гражданских специальностей». 

Прошу направить меня для прохождения ВВК, 

Прошу предоставить мне положенные отпуски, в соответствии со статьями 29 и 31 Положения о порядке прохождения военной службы при увольнении предоставление отпусков военнослужащему осуществляется полностью до дня истечения срока его военной службы. Основной и дополнительный отпуск за 2018 год пропорционально прослуженному времени. Прошу предоставить отпуска последовательно, без перерыва между ними, в соответствии с п.16 ст.29 Положения о порядке прохождения военной службы. 
Жилым помещением по месту службы не обеспечен.( обеспечен) 
Являюсь участником НИС. ( если постоянное жилье —- ссылка ) или Прошу не увольнять до предоставления Жилищной субсидии 

Прошу рассмотреть данное обращение в соответствии с п.7 и п.26 Приложения к Приказу ФСБ России от 30 августа 2013 г. N 463 «Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности»; ст.116 и ст.119 Главы 6 Дисциплинарного устава ВС РФ; ст.12 ФЗ от 02.05.2006 N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». 
В случае отказа прошу дать письменный аргументированный ответ, в соответствии со ст.115 Дисциплинарного устава ВС РФ; Приложением к Приказу ФСБ России от 30 августа 2013 г. N 463 «Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности». Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»

РАПОРТ 

На основании пп. «б» п. 1 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», прошу Вашего ходатайства о досрочном увольнении меня ……(ФИО, должность, звание) ………………. с военной службы по окончанию срока контракта.
До исключения из списков воинской части прошу обеспечить меня всеми видами довольствия и вещевого имущества в полном объеме, в соответствии с пунктом 16 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы. 
В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 июня 2006 года № 390 «О вещевом обеспечении в федеральных органах исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, в мирное время», прошу обеспечить меня вещевым обеспечением. 
Прошу Вашего ходатайства перед вышестоящим командованием о предоставлении мне дополнительных суток отдыха за 2017- 2018 год в количестве 132 суток в соответствии с п.1 ст.11 ФЗ от 27.05.1998 N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих»; п/п «в» п.1 ст.37 ФЗ от 28.03.1998 N 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе»; ст.220 Устава внутренней службы ВС РФ; п.1 и п.3 Приложения №2 к Положению о порядке прохождения военной службы утвержденного Указом Президента РФ от 16.09.1999 N 1237 «Вопросы прохождения военной службы» (вместе с «Положением о порядке прохождения военной службы»); ст.91 Главы 15 «Трудового кодекса Российской Федерации» от 30.12.2001 N 197-ФЗ. 
К рапорту прилагаю выписку из журнала учета служебного времени и предоставления дополнительного времени отдыха в соответствии с Приложением к приказу ФСБ РФ от 6 июня 2000 г. N 301″О Служебном времени военнослужащих органов безопасности». 
Также прошу произвести подсчет выслуги , согласно п.14 ст.34 Положения о порядке прохождения военный службы, перед представлением военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, к увольнению с военной службы уточняются данные о прохождении им военной службы, при необходимости документально подтверждаются периоды его службы, подлежащие зачету в выслугу лет в календарном исчислении и отдельно на льготных условиях, и в соответствии с законодательством РФ исчисляется выслуга лет. Об исчисленной выслуге лет объявляется военнослужащему. Возражения военнослужащего по исчислению выслуги лет рассматриваются командиром (начальником), и до представления военнослужащего к увольнению с военной службы по ним принимаются решения, в соответствии с Приказом ФСБ России от 14 февраля 2017 г. N 87 
«Об утверждении Инструкции об организации работы в органах федеральной службы безопасности по пенсионному обеспечению лиц, уволенных с военной службы, и их семей».
Прошу направить меня профессиональную переподготовку в соответствии с п . 4 ст . 19 Федерального закона » О статусе военнослужащих » военнослужащие — граждане, проходящие военную службу по контракту, общая продолжительность военной службы которых составляет пять лет и более (не считая времени обучения в военных образовательных учреждениях высшего и среднего профессионального образования), в год увольнения с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по истечении срока военной службы, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями имеют право пройти профессиональную переподготовку по одной из гражданских специальностей без взимания с них платы за обучение и с сохранением обеспечения всеми видами довольствия в порядке и на условиях, которые определяются Министерством обороны Российской Федерации (иным федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба), продолжительностью до четырех месяцев и Приказа ФСБ РФ от 26 января 2009 г. № 22 «О порядке и условиях реализации военнослужащими органов федеральной службы безопасности, проходящими военную службу по контракту, права на профессиональную переподготовку по одной из гражданских специальностей».
Прошу направить меня для прохождения ВВК, 
Прошу предоставить мне основной отпуск за 2018 г, согласно графика отпусков с 25 июля 2018, в соответствии со статьей 29 Положения о порядке прохождения военной службы при увольнении предоставление отпусков военнослужащему осуществляется полностью до дня истечения срока его военной службы. Основной отпуск за 2018 год пропорционально прослуженному времени.
По месту службы обеспечен служебным жилым помещением.Жилых помещений на основании права собственности я и члены моей семьи не имеем. 
Прошу рассмотреть данное обращение в соответствии с п.7 и п.26 Приложения к Приказу ФСБ России от 30 августа 2013 г. N 463 «Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности»; ст.116 и ст.119 Главы 6 Дисциплинарного устава ВС РФ; ст.12 ФЗ от 02.05.2006 N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». 
В случае отказа прошу дать письменный аргументированный ответ, в соответствии со ст.115 Дисциплинарного устава ВС РФ; Приложением к Приказу ФСБ России от 30 августа 2013 г. N 463 «Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности». Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»

Добрый день. Вот возникли первые проблемы, пришло и мне письмо «счастья» с ответом на рапорт, на выходные за 17 год тот же отказ.

 — статья УВС где обозначен принцип накопления 220. Дни отдыха предоставляются военнослужащим в выходные и праздничные дни, а при привлечении их в эти дни к исполнению обязанностей военной службы отдых предоставляется в другие дни недели. 
Военнослужащим, проходящим военную службу по контракту (за исключением военнослужащих, указанных в статье 221 настоящего Устава), привлекаемым к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени, а также к мероприятиям, проводимым без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени, предоставляется в качестве компенсации отдых в другие дни недели решением командира воинской части (подразделения) с учетом необходимости поддержания боевой готовности и интересов службы. 
При невозможности предоставления в качестве компенсации военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, отдыха соответствующей продолжительности в другие дни недели время исполнения обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени, в выходные и праздничные дни с учетом времени, необходимого военнослужащему для прибытия к месту службы от места жительства и обратно, а также время участия в мероприятиях, проводимых без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени, суммируется и предоставляется указанным военнослужащим в виде дополнительных суток отдыха, которые могут быть присоединены к основному отпуску. Учет указанного времени (в часах и сутках) ведется командиром подразделения в журнале, правильность записей в котором еженедельно подтверждается подписью военнослужащего.

В Барнаульский гарнизонный военный суд 656056 г.Барнаул ул.Короленко д.5 Тел.: 8 (3852) 29-85-17 
Административный истец: . Зарегистрированный по месту пребывания по адресу: Проживающий по адресу 
Адрес эл. почты: 
Телефон: 
Административный ответчик: генерал-майор . Адрес: г.Барнаул ул. Винская д………………. 
АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ 
Об оспаривании неправомерных действий командира войсковой части 2131 
Я, , прохожу военную службу по контракту в пограничном Управлении по Алтайскому краю Служба в подразделении пост пограничного контроля «Сод» отдела погк в г.Соде в должности старший техник. В процессе службы, меня привлекали к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени (далее именуется – сверхурочное время), в выходные и праздничные дни. 7 июля 2018года Я установленным порядком подал рапорт на увольнение на имя начальника поста пограничного контроля «Сод» старшего лейтенанта . рег.№14р от 09.07.2018 с просьбой предоставить мне дополнительных 131 суток отдыха за привлечение меня к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени за 2017- 2018 года (за 2017г-81 сутки, за 2018-50 суток) . 6 августа 2018 года мне поступил ответ, в котором мне пояснено руководством, что дополнительные сутки отдыха за 2017 год, за выполнение обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени не будут предоставлены т.к. законодательство Российской Федерации, регулирующее, в том числе вопросы служебного времени и права на отдых военнослужащих, не предусматривает положений, согласно которым дополнительные сутки отдыха могут суммироваться за прошедший период времени в целях их единовременного использования военнослужащим. Реализация права военнослужащего на дополнительные сутки отдыха не может носить «накопительный характер». Таким образом, дополнительные сутки отдыха мне будут предоставлены только за текущий 2018 год.

Согласно ст.220 Устава внутренней службы дни отдыха предоставляются военнослужащим в выходные и праздничные дни, а при привлечении их в эти дни к исполнению обязанностей военной службы отдых предоставляется в другие дни недели. 
Военнослужащим, проходящим военную службу по контракту (за исключением военнослужащих, указанных в статье 221 настоящего Устава), привлекаемым к исполнению обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени, а также к мероприятиям, проводимым без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени, предоставляется в качестве компенсации отдых в другие дни недели решением командира воинской части (подразделения) с учетом необходимости поддержания боевой готовности и интересов службы. 
При невозможности предоставления в качестве компенсации военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, отдыха соответствующей продолжительности в другие дни недели время исполнения обязанностей военной службы в рабочие дни сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени, в выходные и праздничные дни с учетом времени, необходимого военнослужащему для прибытия к месту службы от места жительства и обратно, а также время участия в мероприятиях, проводимых без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени, суммируется и предоставляется указанным военнослужащим в виде дополнительных суток отдыха, которые могут быть присоединены к основному отпуску. Учет указанного времени (в часах и сутках) ведется командиром подразделения в журнале, правильность записей в котором еженедельно подтверждается подписью военнослужащего. В соответствии с пунктом 1 статьи 11 Закона общая продолжительность еженедельного служебного времени военнослужащих, проходящих военную службу по контракту не должна превышать нормальную продолжительность еженедельного рабочего времени, установленную федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (согласно статьи 91 Трудового кодекса РФ нормальная продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов в неделю). В пункте 1 статьи 11 Закона определено, что порядок и условия предоставления отдыха, компенсирующего привлечение военнослужащего к исполнению обязанностей военной службы в сверхурочное время, а также в выходные и праздничные дни определяется Положением о порядке прохождения военной службы утвержденное Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 года №1237 (далее — Положение о порядке прохождения военной службы). Такой Порядок определён Приложением №2 к Положению о порядке прохождения военной службы. В соответствии с приказом ФСБ РФ от 06 июня 2000 года № 301 «О служебном времени военнослужащих органов федеральной службы безопасности» военнослужащим, проходящим военную службу по контракту в органах ФСБ установлена общая продолжительность служебного времени не более 40 часов, при этом продолжительность ежедневного служебного времени в понедельник, вторник, среду и четверг – 8 часов 15 минут, пятницу – 7 часов; перерыв на обед – 45 минут, выходные дни – суббота и воскресенье. Учет времени производиться в журнале учета служебного времени и предоставления дополнительного времени отдыха в соответствии с Приложением к приказу ФСБ РФ от 6 июня 2000 г. N 301″О Служебном времени военнослужащих органов безопасности». 
Отпуск и дополнительные сутки отдыха, соответственно предоставляются в следующем календарном году и должны быть использованы до его окончания, в связи с чем срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен, это также указано Верховным Судом Российской Федерации в Постановлении Пленума от 29 мая 2014 года № 8, в тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год в следующем календарном году, срок, с которого

исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с 1 января года, следующего за годом, в который основной отпуск должен был быть перенесен. 
В Определении Конституционного Суда РФ от 9 декабря 2014 г. № 2743-О указано «»Определение форм компенсации военнослужащим повышенных нагрузок при необходимости выполнения ими обязанностей военной службы за пределами установленной продолжительности еженедельного служебного времени — прерогатива законодателя и уполномоченных им органов исполнительной власти, которые могут для воинских подразделений, выполняющих специальные задачи, предусмотреть в качестве компенсации соответствующие денежные выплаты (например, повышение оклада, особую надбавку или доплату в составе денежного довольствия и др.) или иные предоставления взамен дополнительных дней отдыха, однако в силу универсального характера конституционного права на отдых они не вправе, регламентируя служебное время и время отдыха военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, вводить такие правила, которые предусматривали бы выполнение обязанностей военной службы за пределами установленной продолжительности еженедельного служебного времени без какой-либо компенсации. «» 
Также в Определении Конституционного Суда РФ от 24 июня 2014 года № 1366-О сказано : «»Однако само по себе такое изменение правового регулирования не означает, что привлечение военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени может осуществляться без соответствующей компенсации.»»» 
Также, как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, в сфере социального регулирования должен соблюдаться принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающий правовую определенность, сохранение стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм и предсказуемость законодательной и правоприменительной политики, с тем , чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав , действенности их государственной защиты, т.е. в том , что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано. 
СПЧ в свою очередь напомнил, что Европейский суд по правам человека неоднократно указывал на то, что недостаточность мотивировки судебных актов свидетельствует об отсутствии справедливого судебного разбирательства (постановление ЕСПЧ от 16 декабря 1992 г. «Хаджианастасиу против Греции» (Hadjianastassiou v. Greeсе), постановление ЕСПЧ от 11 января 2007 г. по делу «Кузнецов и другие против Российской Федерации» (Kuznetsov and Others v. Russia) и др.). 
Применение данного принципа к официально установленным между гражданином и государством (и не подвергшихся к этому моменту каким-либо изменениям) отношениям по поводу оказания социальной поддержки означает недопустимость произвольного отказа государства от ранее принятых на себя социальных обязательств. 
Указанная позиция согласуется и с прецедентной практикой Европейского Суда по правам человека , чье толкование понятия «имущество» (содержащегося в ст. 1 Протокола № к Конвенции о защите прав человека и основных свобод) предполагает распространение этого термина на обещанные гражданину со стороны государства меры социальной поддержки и социальные льготы. 
Тот же самый тест был применен в деле со сходными фактами: «Хиро Балани против Испании» (Hiro Balani v. Spain) от 9 декабря 1994 г., жалоба N 18064/91. 
Также В деле «Хирвисаари против Финляндии» <1> Европейский суд вернулся к вопросу о важном значении мотивировки судебных актов. Он дополнил концепцию следующими положениями: надлежащая мотивированность решения позволяет продемонстрировать то, что аргументы сторон были услышаны, обеспечивает реализацию права на обжалование, а

также возможность контроля со стороны общества <2>. В другом финском деле, «Суоминен против Финляндии» <3>, Европейский суд уточнил, что «власть должна обосновывать свои действия» <4>, что является ценной гарантией, защищающей от произвола органов государственной власти. 

В связи с тем, что мной был подан рапорт на увольнение, на основании п.16 ст. 29 Положения, предоставление отпусков военнослужащему в год увольнения с военной службы осуществляется с таким расчетом, чтобы последний из них был использован полностью до дня истечения срока его военной службы. 
На основании вышеуказанного в соответствии со ст. 218 КАС РФ 
Прошу: 
1. Признать действия командира войсковой части 1 по не предоставлению мне дополнительных суток отдыха за 2017 год в количестве 81 (восемьдесят одних) суток неправомерными. 
2. Обязать командира войсковой части 1 предоставить мне дополнительные сутки отдыха за 2017 год в количестве 81 суток. 
3. Взыскать с войсковой части 1 в мою пользу судебные расходы, связанные с уплатой государственной пошлины в сумме 300 рублей. 
4. В случае отказа прошу дать мотивированный ответ 

ПРИЛОЖЕНИЯ К ЗАЯВЛЕНИЮ: 
1. Копия заявления на 4 листах – 1 экз. 
2. Квитанция об уплате государственной пошлины по делу, рассматриваемому в Суде. 
3. Выписка из журнала учета служебной нагрузки и предоставления дополнительного времени отдыха на 1 листе – 1 экз. 
«___ » _____________ 2018 года _____________ ФИО (((( Александр здравствуйте! Отписываюсь по результатам, эпопея моя с увольнением закончилась. До суда дело не дошло, прошло предварительное заседание вызвали на аттестационную комиссию за два дня до основного заседания объяснили что я все не так понял, мое обращение в суд преждевременно и предоставляют мне выходные дни. Не обошлось конечно без нюансов, показали журнал в отделе кадров о предоставляемых начальником данных по переработке, так там у меня в листе к примеру было 736 часов а начальник предоставил данные в 436 часов, выезжала специальная комиссия по пересчету переработанного времени. Кстати председателем аттестационной комиссии был как раз тот человек который подписал мне документ с отказом в выходных днях.
Спасибо Вам за Вашу помощь!
)))))

в раздел ПРОШУ возможно добавить просьбу составить мотивированное решение  

Александр, до суда дело не дошло все отгулы 147 суток дали! Спасибо вам! Спасибо группе ЮПВ и сайту ЮрВоенПраво!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *